Петр 1 и флот

Петровская реформа русской армии


Необходимость проведения военных реформ Петром I была вызвана тем, что к моменту вступления нового царя на престол (1689 г.) Россия отставала от наиболее передовых стран Западной Европы не только в экономическом, но и в военном отношении.
В основе отечественной армии в то время стояли дворянское ополчение и стрелецкое войско. Первое возникло в конце XV века и состояло из дворян, а также боярских детей, обязанных по первому требованию прибыть для несения воинской службы на своем коне, с оружием и в сопровождении холопов. Стрелецкое войско, созданное в 40-50-е годы XVI века, набиралось из посадских и сельских жителей. Поскольку для стрельцов воинская служба считалась пожизненной и наследственной, их обычно селили на казенных землях, разрешали заводить семью и заниматься промыслами. Принятые тогда условия комплектования привели в итоге к тому, что боевая готовность старых воинских формирований и уровень дисциплины в них держались на низком уровне. Осложнял задачу и тот факт, что войска были подчинены разным Приказам: дворяне — Разрядному, стрельцы — Стрелецкому. Существовал еще и Рейтарский приказ, который занимался полками нового строя, формируемыми в основном по западному образцу. Естественно, подобное разделение в управлении также оказывало отрицательное влияние на боеспособность армии.
Отсутствовал в России и регулярный военно-морской флот. Существовавшие малочисленные флотилии из некрупных парусно-гребных судов были предназначены главным образом для защиты торговых путей по Волге, Днепру, Дону, Каспию, сибирским рекам и на Белом море. Между тем многие страны Западной Европы и Ближнего Востока к тому времени уже обладали большими военно-морскими силами. Справедливости стоит сказать, что на сто лет Россия оказалась отрезанной от основных морских путей, которые ранее связывали ее с Европой. Черное море находилось в руках Турции, а Балтийское закрывала Швеция. Открытым оставалось лишь Белое море. Но оно было удалено от главных центров страны и передовых западноевропейских государств.
Для вывода державы из отсталого состояния требовалось также ликвидировать ее изоляцию от развитых западноевропейских государств. Необходимы были новые вооруженные силы, ибо старые воинские формирования оказались не в состоянии решать сложные военно-политические задачи. Да и флот державы был еще беспомощным. Петр I остро почувствовал это в ходе Азовских походов, убедивших его в необходимости немедленного проведения военных реформ, а восстание стрельцов в 1698 году окончательно разуверило в их преданности.

8 ноября 1699 года молодым царем был издан указ «О приеме в службу в солдаты из всяких вольных людей». Тем самым вводилась рекрутская повинность, которая охватывала все податные сословия. Рекруты поставлялись с 10-15 дворов каждый. Солдаты отрывались от дома и промысла. Военная служба становилась для них основной и пожизненной. Срок службы рекрутов потом менялся: с 1793 года уменьшен до 25 лет, с 1834-го — до 20 лет. В 1855-1872 гг. устанавливаются последовательно 12, 10 и 7-летние сроки службы. В 1874 г. рекрутская повинность была заменена всеобщей воинской повинностью.
Поражение под Нарвой ускорило реорганизацию армии. К 1705 году на основе рекрутской системы были выработаны принципы комплектования полевых и гарнизонных войск. К первым относились полки нового строя, а в гарнизонных несли службу стрельцы и молодые солдаты, которые, закончив курс обучения, отправлялись в полевые войска. К 1707 году полевая армия насчитывала около 100 тыс. человек. Этого требовала сложная военная обстановка. Шведская армия превосходила русскую и в качестве вооружения, и в квалификации офицерских кадров, которые имели большой боевой опыт. Поэтому в начальный период Северной войны Петр I стремился к численному перевесу на полях сражений, но, одержав победу под Полтавой (1709 г.), счел возможным сократить вооруженные силы и стабилизировать армейские штаты.
На организацию армии оказывали влияние характер и цели боевых сражений. В первую очередь были созданы основные рода войск — пехота, кавалерия и артиллерия, позже возникла необходимость и в инженерных войсках, без которых немыслимы осада крепостей, оборудование оборонительных рубежей и укрепленных лагерей. Официально созданы они были в феврале 1712 года, согласно утвержденным Петром I штатов минерной роты и команды понтонеров. Вскоре образуется и «Полк военных инженеров». После всех этих преобразований отечественная армия вышла на уровень армий наиболее передовых стран Европы.
В ходе создания российских вооруженных сил Петру I пришлось столкнуться с проблемами обеспечения армии оружием, боеприпасами, снаряжением, продовольствием. Поскольку имевшаяся в стране в тот период промышленность оказалась не в силах удовлетворить потребность армии, по указанию царя в Туле и Сестрорецке были выстроены крупные оружейные заводы, также заводы для производства пушек и боеприпасов создавались в центральных и южных регионах страны, на Урале и в Олонецком крае.

В конце 1708 года практически завершилось перевооружение русской армии. Пехоту укомплектовали лучшими в мире гладкоствольными ружьями, имевшими единый калибр, удобный изогнутый приклад и цельнометаллический штык. Русские ружья уступали европейским мушкетам в дальности, но при этом двукратное превосходство в скорострельности. Для гренадерских рот производились гранаты, а у каждого пехотного полка была пара трехфунтовых орудия и четыре легкие мортиры. Как видим, русская пехота могла успешно вести дальний и ближний бой, биться в штыковых атаках.
Драгуны (конница) были вооружены карабинами, длинноствольными пистолетами и палашами. Кроме того, одна из рот драгунского полка вооружалась и гранатами. В 1723 году были созданы гусарские полки, бывшие иррегулярными отрядами. Их формировали из сербов, молдаван и валахов.
В ходе петровской военной реформы была введена и единая военная форма одежды. Следует отметить, что хотя в русской армии еще в 17 веке, то есть почти на полвека раньше, чем в наиболее передовых странах Европе, каждый полк имел свою форму, она не была типовой. Это создавало трудности в управлении войсками в процессе боя, и потребовалась унификация формы. В результате для пехотинцев вводятся зеленые кафтаны и черные шляпы, для кавалеристов — синие кафтаны и черные шляпы.

Успех реорганизации армии в значительной мере зависел от качества и скорости подготовки офицерского состава. Вначале все молодые дворяне были обязаны пройти службу рядовыми солдатами в Преображенском и Семеновском гвардейских полках. После получения начального офицерского звания их направляли в войсковые части, служба в которых становилась для юных дворян пожизненной обязанностью. Однако подобная система подготовки офицерских кадров была не способна полностью удовлетворять растущие потребности в новых офицерах, и Петр I основывает ряд специализированных военных школ. В 1701 году в Москве была открыта артиллерийская школа для одновременного обучения до трехсот человек, а годом позже в Санкт-Петербурге — еще одна, аналогичного назначения. Для подготовки армейских инженерных кадров в 1708 и 1719 годах учредили две инженерные школы. В 1721 году открылись гарнизонные школы, в которых готовили унтер-офицеров. В годы царствования Петра I в России было открыто порядка 50 таких школ.
Другой формой подготовки офицеров являлись командировки молодых дворян в Европу для обучения военному делу. В новой регулярной армии была введена и единая система воинских званий, которую окончательно оформили в объявленной 24 января 1722 года Табели о рангах. Большинство воинских званий петровской эпохи просуществовало без изменений до 1917 года.
Распространенные среди западноевропейских и современных, либеральных, отечественных историков утверждения о решающей роли иноземных офицеров в петровской армии, несостоятельны. Они верны лишь для первых лет ее существования, когда русское правительство из-за недостатка собственных кадров вынуждено было активно использовать иностранцев. Но многие из них слабо знали военное дело, плохо говорили по-русски, скверно относились к солдатам. Предательство же большой группы иностранных офицеров и генералов под Нарвой вынудило Петра I принять решительные меры, чтобы начать подготовку командного состава из русских дворян. В результате армия России стала получать собственные квалифицированные офицерские кадры — пехотные, артиллерийские, инженерные. И уже в 1711 году численность иностранцев в полках удалось ограничить до трети, а к 1720 году в отечественной армии их оставались уже единицы.
Не соответствуют действительности и утверждения об устройстве русской армии по западноевропейским образцам. Петр I тщательно изучил военные организации множества стран Европы и не стал принимать ни шведскую, ни австрийскую, ни прусскую системы. Он создал свою армию, соответствующую социально-политическим условиям нашей страны того времени. Это была подлинно русская армия и по своему национальному составу, и морально-боевым качествам. Ее воины приняли все лучшее, что было свойственно предыдущим русским войскам и в целом, самому народу: стойкость, терпеливость в лишениях и беде, выносливость, способность к самопожертвованию, отвагу и смелость. Эти замечательные качества в полном объеме раскрылись в Северной войне, к концу которой русская армия стала действительно регулярной во всех аспектах: имела единый порядок комплектования и подготовки офицеров; стройную организацию и типовое вооружение; находилась полностью на содержании у государства. Позже принципы ее организации заимствовали многие западноевропейские страны.

Начало формирования регулярного отечественного военно-морского флота было положено известным историческим документом — постановлением Боярской думы от 20 октября 1696 года, в котором есть знаменательная фраза — «морским судам быть».
Вскоре после Азовских походов Петр I царским указом вводит особую корабельную повинность, распространявшуюся на всех землевладельцев (светских и духовных), купцов и прочих торговых людей. К началу 1700 года было построено большинство запланированных, для Азовского флота, боевых судов. Активное строительство судов для флота велось и во время Северной войны, для которой потребовалось создания нового Балтийского флота.
Первоначально строились гребные суда, но вскоре появился и корабельный парусный флот. Парусники обладали большой мореходностью, сильной артиллерией и использовались главным образом для боя в акватории открытого моря. Флот комплектовался аналогично армии путем рекрутской повинности. Две трети судовых экипажей составляли матросы-парусники и пушкари-артиллеристы, одна треть была из морских солдат-абордажников.
Офицерские кадры формировались из молодых дворян, которых обучали в специально созданных школах. Первая мореходная школа в России была открыта в 1698 году в Азове. Она готовила моряков для Азовского флота. В 1701 года в Москве учредили Школу математических и навигационных наук, в которой через три года уже обучалось 500 дворянских детей. В 1715 году ее старшие классы переводятся в Петербург, и их выпускники стали слушателями первой Морской академии России. Одновременно с подготовкой офицеров внутри страны широко практиковалась отправка молодых дворян для изучения морского дела в Испанию, Италию, Францию, Англию и Голландию.

Некоторые историки связывают успехи русского флота в Северной войне, прежде всего с именами иноземных специалистов и морских офицеров, находившихся на службе у Петра I. Но факты и документы опровергают эти утверждения. После Азовских походов молодой царь вынужден был разрешить вербовать за рубежом корабельных мастеров, техников, инженеров. Однако под видом специалистов в Россию прибывало много иностранцев, совершенно не знакомых с кораблестроением. Когда обнаруживалась явная непригодность зарубежных «мастеров», их немедленно отправляли обратно, и лишь некоторые из них оказывали реальную помощь в создании флота. В большинстве же, особенно во второй половине царствования Петра I, корабельными работами руководили русские мастера. То же происходило и с офицерскими кадрами. Накануне Северной войны Петр I действительно вербовал морских офицеров за границей. Однако многие из них, не завоевав потом у царя доверия, постепенно заменялись русскими моряками, подготовленными в специальных учебных заведениях России.
Реорганизация русской армии и создание отечественного военно-морского флота сопровождались реформой военного управления. До Петра I в России насчитывалось до 20 одних только военных Приказов. Помимо трех уже названных (Разрядного, Стрелецкого, Рейтарского), разными военными делами занимались Иноземский, Пушкарский, Оружейный, Бромный, Ствольный и пр. Все они не зависели один от другого, имели самостоятельные штаты, делились на столы (отделы) по названиям городов или функциональным обязанностям. Такое узковедомственное разделение не только затрудняло управление войсками, но и распыляло силы и средства. В 1711 году Петр I основал Правительствующий сенат, а при нем создали Разрядный стол и Комиссариат. Первый из них занимался комплектованием русского войска, второй заведовал финансированием и обеспечением армий продовольствием, обмундированием, амуницией и вооружением. Вопросами артиллерии заведовал, как и прежде, Приказ артиллерии, который получил особый штат в 1712 году.

Учреждение этих органов положило начало процессу централизации военных дел. В 1719 году, на завершающем этапе Северной войны, была основана Военная коллегия, в ее ведении находились полевая армия, гарнизонные войска «и все прочие воинские дела, которые прилучаются во всем государстве». Первым президентом этого органа стал талантливый сподвижник Петра — А.Д. Меншиков. Новая, коллегиальная система, отличалась от прежней, приказной, в первую очередь тем, что один орган отвечал за решение всех вопросов военного характера. Кроме того, полномочия Военной коллегии, как и других 11 коллегий, распространялись на территорию всего государства, что исключало ведомственный и местнический подход к решению военно-политических вопросов.

Изменение претерпело и управление в самих войсках. В военный период оно осуществлялось через полевой штаб, который впоследствии трансформировался в Генеральный штаб. Основные обязанности начальника полевого штаба исполнял генерал-квартирмейстер. Эту должность, введенную в 1701 году, первым занимал князь А. Ф. Шаховской. При нем постоянно находилась военно-походная канцелярия. Придавая большое значение четкому управлению войсками, Петр I в 1711 году установил обязанности генерал-квартирмейстера и численность квартирмейстерской части. Генерал-квартирмейстеры отвечали за осмотр и описание местности и дорог, передвижение войск, организацию разведки. В их ведении были и другие штабные дела. Должности квартирмейстеров были введены также в полках, бригадах, дивизиях. Основной расчетной единицей являлся батальон, а высшей — полк. Командир полка имел штаб, куда входили три старших и восемь младших офицеров.
Строгой централизации подверглась и система управления российским военно-морским флотом. До 18 века управление им осуществлялось либо Владимирским приказом, либо по поручению отдельными лицами. В 1700 году Владимирский приказ преобразовывается в Приказ адмиралтейских дел. С началом строительства Балтийского флота руководство им Петр I возложил на губернатора Санкт-Петербурга А.Д. Меншикова. В 1718 году образуется Адмиралтейская коллегия, во главе которой Петр I ставит своего талантливого сподвижника генерал-адмирала Ф.М. Апраксина. С образованием этого центрального учреждения ликвидируется путаница и дублирование в руководстве морскими и корабельными делами. Русский флот получил единое управление, которое продержалось до середины 19 века.
Создание новых вооруженных сил России потребовало и изменения существующей системы об учения и воспитания войск и морских экипажей. Обучение воинов при Петре I отличалось простотой и практичностью. От солдат и моряков требовали не механических действий, а осмысленного понимания того, что делать, как делать и для чего делать. На аналогичных принципах строилось и воспитание, предусматривавшее не слепое повиновение, а исполнение воинского долга по защите Отечества. Первостепенное значение Петр I придавал установлению строгой воинской дисциплины, воспитанию мужества, стойкости и храбрости. В своих инструкциях он не раз отмечал, что победе сопутствуют «добрые порядки, храбрые сердца, справное оружие». Целям патриотического воспитания служили и новые воинские ритуалы, ордена и медали, введенные им в армии и флоте.
Как видим, военные реформы Петра I затронули все аспекты формирования и деятельности русской армии и флота того времени. Этот непростой процесс, проходил в период тяжелой Северной войны. Вооруженные силы России одновременно создавались, обучались и сражались. Важнейшими в регламентах петровской эпохи стали «Устав воинский» (1716 год) и «Морской устав» (1720 год). Оба документа отразили взгляды Петра I на роль вооруженных сил страны. «Всякий патентант, — записано в дополнении к «Морскому уставу», — который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет». Многие специалисты считают, что по своему теоретическому и практическому значению эти петровские регламенты стоят несравненно выше иностранных уставов того времени. Воинским и морским уставами законодательно были закреплены военные реформы Петра I, имевшие огромное значение для Российского государства.

Военно-морской флот Петра I

Военно-морской флот


Морской штандарт Петра I, 1703 года.

Страна

Российская империя

Подчинение

Адмиралтейский приказ, Адмиралтейств-коллегия.

Тип

армейский флот

Командиры

Известные командиры

Ф. М. Апраксин

«Новое в России дело», художник Ю. Кушевский.Взятие Азова. В центре, на конях, Царь Пётр I и воевода Алексей Шеин (гравюра А. Шхонебека).

Военно-морской флот Петра I — военно-морские силы (армейский флот), созданные в Русском Царстве в эпоху правления Петра I, и заложившие основу Российского императорского флота.

Деятельность Петра I по созданию и развитию русского флота сыграла большую роль в получении Россией выхода к Балтийскому и Русскому (Чёрному) морям.

История формирования

Ознакомившись с плаванием при помощи иностранцев, проживавших в Москве, причем он воспользовался старым английским ботом своего деда (1688 год), Пётр заложил несколько судов, сначала в Переяславле, на Плещеевом озере, потом в Архангельске.

В 1694 году, познакомившись с неудобствами Белого моря, Пётр стал думать о перенесении своих морских занятий на какое-нибудь другое море. Он колебался между Балтийским и Черным; ход русской дипломатии побудил его предпочесть войну с Османами (Турцией) и Крымом, и тайной целью похода назначен был Азов — первый шаг к выходу в Чёрное море. Шутливый тон скоро исчезает; письма Петра становятся лаконичнее по мере того, как обнаруживается неподготовленность войска и генералов к серьезным действиям. Неудача первого похода заставляет Петра сделать новые усилия. Флотилия, построенная на Воронеже, оказывается, однако, мало пригодной для военных действий; выписанные Петром иностранные инженеры опаздывают; Азов сдается в 1696 году «на договор, а не военным промыслом». Пётр шумно празднует победу, но хорошо чувствует незначительность успеха и недостаточность сил для продолжения борьбы. Он предлагает боярам схватить «фортуну за власы» и изыскать средства для постройки флота, чтобы продолжать войну с «неверными» на море. Бояре возложили постройку кораблей на «кумпанства» светских и духовных землевладельцев, имевших не меньше 100 дворов; остальное население должно было помогать деньгами. Построенные «кумпанствами» корабли оказались позднее никуда не годными, и весь этот первый флот, стоивший населению около 900 тыс. тогдашних рублей, не мог быть употреблен ни для каких практических целей.

Азовская флотилия

Основная статья: Азовский флот

Намереваясь утвердить российскую власть на берегах Азовского моря, Пётр решился овладеть турецкой крепостью Азов, запиравшей выход из Дона. Покорение этого пункта и дальнейшее распространение завоеваний по морскому прибрежью требовали постоянного пребывания в тех местах флота; а потому царь велел строить суда на реке Воронеж, близ впадения её в Дон. Неудача 1-й азовской осады (1695 год), начатой без флота, ещё более показала необходимость его, и поэтому работы не прекращались даже в начале зимы, отличавшейся в тот год необычайною суровостью. Благодаря энергической деятельности, возбуждаемой присутствием самого царя, к весне 1696 года построено два корабля, или прама, два галеаса, 23 галеры и 4 брандера. Главным начальником этого флота, в звании адмирала, назначен Лефорт, а после него генуэзский уроженец де Лима и француз де Лозьер. На них преимущественно был возложен надзор за кораблестроением. Галеры, сколько известно, построены по модели, выписанной из Голландии, а корабли, или прамы, были не что иное, как плоскодонные ящики о 2-х мачтах, вооруженные каждый 44 орудиями. Эти неповоротливые массы назначались не для плавания в открытом море, а для действия по береговым укреплениям, и так как провод их по мелководному и извилистому верховью Дона был сопряжен с большими затруднениями, то их разобрали и сухим путем везли до Черкасска, где вторично собрали и спустили на воду. Флотилия эта, находясь при вторичной осаде Азова, немало содействовала покорению крепости. Убежденный опытом в пользе флота, Пётр назначил в течение 1697, 1698 и 1699 годов. построить ещё 55 кораблей и фрегатов и 11 бомбардирных судов и брандеров; но так как средств государственной казны на это не хватало, то издержки по сооружению большей части этих судов он разложил на духовенство (начиная с патриарха), бояр и городских обывателей. Вместе с тем приступлено к устройству Таганрогской гавани.

В 1708 году учреждены были на берегах Дона ещё новые верфи в Таврове, Ново-Павловске и при реке Икорц. Во всех этих местах с 1695 по 1710 год построено 67 кораблей, фрегатов и прамов, почти столько же галер, бомбардных судов и брандеров и до тысячи бригантин, шняв и др. мелких судов. Но поспешность постройки, сырой лес, употреблявшийся для неё, и повреждения, которым суда подвергались при проводе через мелководное устье Дона, — все это приводило их в преждевременную негодность, поэтому весною 1710 года при объявлении войны Турции в Таганроге годных к службе оказалось только 5 кораблей, 1 фрегат, 2 шнявы и 1 тялка.

Прутский мир нанёс удар Флотилии: Азов возвращен туркам, Таганрог срыт, и находившиеся там суда частью проданы, частью уничтожены, а мастера и рабочие переведены в Петербург и Олонец.

В 1722 году Пётр приказал возобновить судостроение в Воронеже и Таврове.

Балтийский флот

Основные статьи: Морские операции Русского флота в Северной войне и Список кораблей Балтийского флота (1702—1725)

Изучив за границей морское дело, Пётр по возвращении в Россию из Великого посольства основал Балтийский флот, частью купив корабли за границей, частью построив их в России, в Петербурге и Архангельске, в основанных здесь адмиралтействах.

В 1702 году 22 января последовал указ государя о постройке 6-ти 18-пушечных кораблей на реке Сяси «в оборону и на отпор против неприятельских свейских войск». В 1703 году, 24 марта, были заложены в Лодейном поле на реке Свири в Олонце: первый парусный фрегат балтийского флота «Штандарт», 2 галиота, 5 буеров и 2 шмака. Постройка велась преимущественно русскими мастеровыми, под руководством корабельных мастеров-иностранцев.

В 1703 году в мае месяце капитан бомбардирской роты Пётр в устьях Невы с 30 лодками взял на абордаж 2 шведских судна с 17 пушками. Это было первое дело зарождавшегося Петровского флота. Пётр и поручик Меньшиков были награждены за него орденом св. Андрея, все остальные получили медали с надписью «Небываемое бывает». Вскоре после этой победы был заложен Петербург. Сюда и были приведены из Олонца фрегат «Штандарт» и несколько мелких судов. Зимой того же года на острове Котлине была заложена крепость Кроншлот. Для командования вновь построенными судами Петр пригласил голландца Корнелиуса Крюйса, который вступил в службу в звании вице-адмирала. Командиры судов, а также большинство офицеров были иностранцы, главным образом голландцы.

В 1704 году в Петербурге начато сооружение обширного адмиралтейства. С 1704 года Флот принимает энергичное участие в обороне Петербурга, где шла деятельная работа по постройке судов на только что заложенной верфи, на месте нынешнего главного адмиралтейства. На первых порах роль флота была исключительно оборонительная.

В 1705 году наша эскадра под начальством вице-адмирала Крюйса, стоя на якоре за бонами у Кроншлота, в составе 8 фрегатов 24-пушечных, 6 шняв 12-пушечных, 7 галер и 2 брандеров (всего 226 орудий), отразила нападение шведского флота из 7 кораблей, 6 фрегатов и 9 прочих судов (под начальством адмирала Анкерстерна), имевшего около 660 орудий; при этом шведы высадились на Котлинскую косу, но были отбиты с большим уроном полковником Толбухиным. В 1705 году эскадры русских кораблей доходили до острова Готланда и города Борго.

В 1706 году около Выборга сержант Щепотев, посланный для разведок на 5 лодках с 45 гренадерами, взял шведский адмиральский бот с 4 пушками и 100 человек и в то же самое время отразил нападение другого такого же бота. Из русских в живых осталось с ранеными только 13 человек гренадер, которые и привели приз и 26 человек пленных.

В 1708 году деятельность Флота впервые приобретает наступательный характер: 10 и 11 мая отряд русской гребной флотилии из 9 скампавей и 7 бригантин под начальством шаубенахта графа Боциса дошел до города Борго, высадил десант и под выстрелами батарей выжег город и окрестности и истребил 16 мелких судов.

Гораздо важнее была поддержка, оказанная флотом сухопутной нашей армии в 1710 году при взятии крепости Выборг. К 8-му маю Петр доставил на нём осадную артиллерию и припасы для армии; 13 июня крепость, осажденная русскими войсками и галерным флотом из 65 судов под начальством графа Боциса, сдалась на капитуляцию. Осенью этого года в состав Флота вошли первые 50-пушечные корабли: «Выборг», «Пернов» и «Рига», построенные в Олонце и Новой Ладоге.

К 1710 году были взяты города Рига, Аренсбург, Пернов и Ревель.

В 1712 году, 15 июля, в Петербурге был спущен первый выстроенный здесь русским мастером Скляевым 50-пушечн. корабль «Полтава». Около этого же времени заложены были суда в Архангельске. Постройка судов, их вооружение и снаряжение в плаванье велись быстро под непосредственным надзором царя, несмотря на разные неблагоприятные условия.

К 1713 году Флот состоял из 13 кораблей и в этом году совершил первое плавание до Ревеля под командой Крюйса; в эту же кампанию галерный флот (93 галеры и проч. суда) под начальством Боциса содействовал взятию городов Борго, Гельсингфорса и Або.

В 1713 году были взяты города Гельсингфорс, Борго и Або.

В 1713 году Пётр поручает князю Куракину и Салтыкову купить несколько кораблей в Великобритании и Голландии, что и было исполнено. Особенное же внимание Пётр обратил на создание шхерной флотилии и на так называемый галерный флот; царь верно понял тактическое значение финляндских шхер; шхерная флотилия во всех последующих войнах со Швецией обеспечивала нашу армию относительно продовольствия, защищая фланги и тыл от нападения со стороны моря; затем шхерная флотилия давала возможность в течение Северной войны производить десанты на берега Швеции, что существенно повлияло на исход борьбы со шведами.

В 1716 году русская эскадра из 17 кораблей, 3 фрегатов, 3 шняв и 45 галер собралась в Копенгагене, чтобы оттуда вместе с датским флотом начать действия против шведов. Туда же пришли эскадры: английская из 16 кораблей, 3 фрегатов, 3 шняв под командой адмирала Нориса, голландская из 25 судов, посланная для защиты торговли в Балтийском море и конвоирования громадного транспорта купеческих судов (600). На общем совете адмиралов эскадр решено было выйти в море, чтобы не задерживать купеческих судов; главное начальство над флотом, ввиду нежелания адмиралов подчиниться друг другу, было предложено царю.

5 августа 1716 года на русском флагманском корабле «Ингерманланд» был поднят царский штандарт, которому салютовали все суда эскадры (92 кроме галер) и крепость. Шведский флот заперся в Карлскроне; соединенная эскадра дошла до Борнгольма, откуда купеческие суда были отпущены с конвоем к своим портам. Петр 14 августа оставил флот и поспешил в Копенгаген, чтобы ускорить десант в Швецию; но последний не состоялся в этом году, и наш флот вернулся в Ревель; галеры же пошли в Росток, а на следующую весну в Петербург. Это было самое дальнее плавание нашего гребного флота.

В 1719 году, 24 мая, было выиграно первое эскадренное сражение в открытом море одной только артиллерией и маневрированием под парусами. Русская эскадра из 4 кораблей и 1 шнявы под командой первого капитана из русских Наума Акимовича Сенявина, учившегося мореплаванию в России, настигла между островами Эзель и Готска-Сандэ шведскую эскадру из 3 судов (50-пушечный корабль, 36-пушечный фрегат и 12-пушечная бригантина) под начальством командора Врангеля и атаковала её. После 8-часового боя шведские суда сдались. Пётр «за столь добрый почин флота российского» пожаловал Сенявина в капитан-командоры и выдал 11 тысяч рублей призовых денег на его эскадру.

В 1721 году в ожидании британского флота Пётр организовал цепь наблюдательных пунктов от острова Даго до Петербурга и ограничился оборонительным положением корабельного флота. Галерный флот все же был послан с десантом в Швецию.

В 1721 году с заключением Ништадского мира закончилась боевая служба Флота, который с колыбели вступил в борьбу с флотом первоклассной морской державы, каковой считалась Швеция в начале Северной войны, и с честью её выдержал в течение более 19-ти лет. Пётр и адмирал Крюйс были произведены в адмиралы, а граф Апраксин был удостоен кейзер-флаг.

В 1723 году Пётр устроил торжественное празднество в честь Флота, оказавшего громадные услуги государству во время Северной войны.

Подготовка кадров

Для управления судами Петром выписывались иностранцы, преимущественно голландцы, затем англичане, датчане, венецианцы, греки; они и были капитанами первых военных судов; даже часть боцманов и матросов были голландцы. Для образования капитанов и офицеров из русских, Пётр посылал за границу молодых дворян на несколько лет на практику на суда в Англию, Голландию, а также Венецию для изучения галерного дела.

Для образования морских офицеров в 1701 году в Москве была основана «Школа математических и навигационных наук», впоследствии переведенная в Петербург и образовавшая нынешний Морской кадетский корпус.

В 1715 году в Петербурге была учреждена Морская академия на 300 человек, которая размещалась в палатах Кикина, на месте Зимнего дворца.

Управление

В 1696 году был образован первый орган морского управления — Корабельный (впоследствии Адмиралтейский) приказ.

Управление флотом в 1717 году было передано Адмиралтейской коллегии.

Состав и вооружение

На день смерти Петра ВМФ ВС России состояли:

  • органов военного управления;
  • Балтийский флот: 36 кораблей (48—98 пушек), 16 фрегатов (24—44 пушек), 70 галер и 280 разных судов (большая часть из них была выстроена в России, часть взята у шведов и часть куплена в разное время за границей, главным образом, в Англии, Голландии и Дании);
  • Каспийская флотилия: около 100 судов;
  • Воронежская флотилия: несколько судов.

Важнейшим типом судов были в то время корабли 2- или 3-дечные (40—100 пушек). Кроме этого, строились фрегаты (до 30 пушек), пинки, гекботы, гукары (в роде корвета) и шнявы (бриги с 18 пушками). Галерный (вёсельный) флот состоял из галер (до 130 дюймов длины) и скампавей (меньшего размера галера, с 1 пушкой большого калибра на носу и несколькими мелкими) и других мелких судов.

Примечания

  • Список кораблей, купленных в 1694—1725 гг.
  • Список галер русского флота
  • Список парусных линейных кораблей Российского Императорского флота
  • Армейский флот
  • Морской устав Петра I

Литература

  • Дыгало В. А. Откуда и что на флоте пошло. — 2-е изд. — М., 2000.
  • Михайлов А. А. Первый бросок на юг. — М., 2003.
  • Лебедев А. А. К походу и бою готовы? Боевые возможности корабельных эскадр русского парусного флота XVIII — середины XIX вв. с точки зрения состояния их личного состава. — СПб., 2015.
  • Лебедев А. А. Корабельные штаты Балтийского парусного флота, или Цена погони за миражом // Пространство и Время. — 2017. — № 1(27). — С. 126—135.

Ссылки

  • Флот Петра I
  • Флот Петра
  • Регулярный военный флот Петра Великого
  • История российского флота. Флот Петра Великого
  • Петр I Алексеевич Великий // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

«Морским судам быть…». Как царь Пётр начал создавать флот

320 лет назад, 30 октября 1696 года, по представлению царя Петра I Боярская Дума приняла постановление «Морским судам быть …». Это стало первым законом о флоте и официальной датой его основания.
Первым регулярным формированием русского Военно-Морского Флота стала Азовская флотилия. Он был создан Петром I для борьбы с Османской империей за выход в Азовское и Черное моря. В короткий срок, с ноября 1665 по май 1699 года в Воронеже, Козлове и других городах, расположенных по берегам рек, впадающих в Азовское море, было построено несколько кораблей, галеры, брандеры, струги, морские лодки, которые и составили Азовскую флотилию.
Дата это условная, так как русские задолго до этого умели строить суда класса река-море. Так, славянорусы издавна освоили Балтийское (Варяжское, Венедское море). Варяги-русь контролировали его задолго до расцвета германской Ганзы (да и Ганза была создана на основе славянских городов и их торговых связей). Их наследниками были новгородцы, ушкуйники, которые совершали походы вплоть до Урала и далее. Русские князья снаряжали огромные флотилии, которые ходили по Чёрному морю, которые не зря тогда называли Русским морем. Русский флот показывал свою силу Царьграду. Русы ходили и по Каспийскому морю. Позднее казаки продолжали эту традицию, ходили и по морям, и рекам, атаковали персов, османов, крымских татар и т. д
Предыстория
На рубеже XVII-XVIII столетий всё большую роль стали играть морские флоты. Все великие державы имели мощные флоты. Морские и океанские просторы рассекали уже сотни и тысячи кораблей, осваивались новые морские пути, увеличивался товаропоток, появлялись новые порты, морские крепости и верфи. Международная торговля выходила за пределы морских бассейнов — Средиземного, Балтийского и Северного морей. С помощью флотов создавались огромные колониальные империи.
В этот период первые места по силе флотов занимали Англия и Голландия. В этих странах революции расчистили дорогу для капиталистического развития. Сильными флотами обладали Испания, Португалия, Франция, Венеция, Османская империя, Дания и Швеция. Все эти государства обладали обширным морским побережьем, давними традициями мореходства. Одни государства уже создали свои колониальные империи – Испания, Португалия, другие полным ходом их строили – Англия, Голландия и Франция. Ресурсы разграбленных территорий давали возможность сверхпотребления для элиты, а также для накопления капитала.
Россия, которая имела древние традиции мореходства, в этот период была отрезана от морей, которые в древности в значительной мере освоила и контролировала – Русского (Черного) и Варяжского (Балтийского) морей. После развала империи Рюриковичей наша страна была значительно ослаблена, утратила многие земли. Русских в ходе ряда войн и территориальных захватов оттеснили вглубь континента. На северо-западе основным врагом России была Швеция, которая захватила русские земли в Прибалтике. Шведское королевство в тот период было первоклассной великой державой, имеющей профессиональную армию и сильный флот. Шведы захватили русские земли по берегам Финского залива, контролировали значительную часть южной Прибалтики, превратив Балтийское море в «шведское озеро». Лишь на побережье Белого моря (в сотнях километров от основных экономических центров России) у нас был порт Архангельск. Он давал ограниченные возможности по морской торговле – был отдалён, а зимой судоходство прерывалось по причине суровости климата.
Выход к Чёрному морю закрывало Крымское ханство (вассал Порты) и Османская империя. Турки и крымские татары держали в своих руках всё Северное Причерноморье, с устьями Дуная, Днестра, Южного Буга, Днепра, Дона и Кубани. Причём, на многие из этих территорий Россия имела исторические права – они входили в Древнерусское государство. Отсутствие выхода к морям сковывало экономическое развитие России.
Ситуацию усугублял тот факт, что Османская империя, Крымское ханство, Швеция были враждебными России государствами. Морское побережье на юге и северо-западе было удобным плацдармом для дальнейшего наступления на русские земли. Швеция и Порта создали на севере и юге мощные стратегические крепости, которые не только блокировали выход России к морям, но и были базами для дальнейшего наступления на Русское государство. Опираясь на военную мощь Турции, крымские татары продолжали свои хищнические набеги. На южных рубежах шла практически беспрерывная схватка с ордами Крымского ханства и иными хищниками, если не было крупных походов, то мелкие набеги, рейды вражеских отрядов были обыденностью. Турецкий флот господствовал на Чёрном море, а шведский – на Балтике.
Таким образом, выход к Балтийскому и Чёрному морю был важен для Русского государства с точки зрения военно-стратегической необходимости – обеспечения безопасности с южного и северо-западного направлений. Россия должны была выйти на естественные рубежи обороны. Необходимо было восстановить историческую справедливость, вернуть свои земли. Нельзя забывать и экономический фактор. Изоляция от основных морских торговых путей Европы (Балтика – Северное море – Атлантика, Чёрное море – Средиземноморье – Атлантика) пагубно сказывалась хозяйственном развитии государства. Поэтому, борьба за выходы к морям приобретала первостепенное значение для будущего России.
Взятие Азова
К моменту свержения царевны Софьи (1689 год) Россия была в состоянии войны с Османской империей. Россия в 1686 году присоединилась к антитурецкой Священной лиге, созданной в 1684 году. В этот союз входили Священная Римская империя, Венецианская республика и Речь Посполитая. В 1687 и 1689 годах под руководством князя Василия Голицына были предприняты походы против Крымского ханства, но они не принесли успеха. Военные действия были прекращены, но мир Россия и Османская империя не заключили.
Продолжение войны с Портой стало приоритетом внешнеполитической деятельности Петра. Союзники по антитурецкому союзу потребовали от русского царя продолжить военные действия. Кроме того, война с Турцией представлялась более лёгкой задачей, чем конфликт со Швецией, закрывающей выход на Балтику. У России были союзники, Турция воевала на других фронтах и не могла бросить на войну с Россией значительные силы. Русское командование решило нанести удар не по Крыму, а атаковать Азов – стратегическую турецкую крепость, расположенную при впадении реки Дон в Азовское море. Это должно было обезопасить южные рубежи России от набегов крымских татар и стать первым шагом на пути к выходу в Чёрное море.

Поход 1695 года не привёл к успеху. Сказались ошибки командования, отсутствие единоначалия, плохая организация, недооценка значения турецкого флота, который во время осады снабжал крепость всем необходимым и подвозил подкрепления. Поход 1696 года был подготовлен намного лучше. Пётр понял, что необходимо блокировать крепость с моря, то есть необходимо создать флотилию. Началось строительство «морского каравана» (военных и транспортных кораблей и судов).
В январе 1696 года на верфях Воронежа и в Преображенском (подмосковное село на берегу Яузы, там располагалась резиденция отца Петра, царя Алексея Михайловича) развернули масштабное строительство кораблей, судов. Галеры, построенные в Преображенском, разбирали, везли в Воронеж, там снова собирали и спускали на воду на Дону. Пётр приказал к весне сделать 1300 стругов, 30 морских лодок, 100 плотов. Для этого мобилизовали плотников, кузнецов, работных людей. Район Воронежа выбрали не случайно, для местного населения строительство речных судов было обычным промыслом уже не одно поколение. Всего мобилизовали свыше 25 тыс. человек. Со всех концов страны ехали не только мастера, рабочие, но и везли материалы – лес, пеньку, смолу, железо и пр. Работы шли быстро, к началу похода стругов построили даже больше, чем планировали.
Задачу строительства военных кораблей решали в Преображенском (на реке Яузе). Основным типом строившихся кораблей были галеры – гребные суда, имевшие 30-38 весел, на их вооружении было 4-6 орудий, 2 мачты, 130-200 человек экипажа (плюс они могли перевозить значительный десант). Этот тип корабля отвечал условиям театра военных действий, галеры с их небольшой осадкой, маневренностью, могли успешно действовать на реке, мелководье низовьев Дона, прибрежных водах Азовского моря. В строительстве кораблей был использован опыт судостроения: так, в Нижнем Новгороде в 1636 году построили корабль «Фридерик», в 1668 году в селе Дединове на Оке – корабль «Орёл». Кроме того, в 1688-1692 годах на Переяславском озере и в 1693 году в Архангельске при участии Петра было построено несколько кораблей. К строительству кораблей в Преображенском широко привлекали солдат Семёновского и Преображенского полков, крестьян, мастеровых, которых вызвали из поселений, где было развито судостроение (Архангельск, Вологда, Нижний Новгород и т. д.). Среди мастеров всеобщим уважением пользовались вологодский плотник Осип Щека и нижегородский плотник Яким Иванов.
Всю зиму в Преображенском делали основные детали кораблей: кили (основание корпуса), шпангоуты («рёбра» корабля), стрингера (продольные балки, идущие от носа к корме), бимсы (поперечные балки между шпангоутами), пиллерсы (вертикальные стойки, поддерживающие палубу), доски для обшивки, настила палуб, мачты, вёсла и т. д. В феврале 1696 года заготовили деталей на 22 галеры и 4 брандера (судно, начинённое горючими веществами для поджога вражеских кораблей). В марте шла перевозка кораблей в Воронеж. Каждая галера доставлялась на 15-20 повозках. 2 апреля были спущены на воду первые галеры, их экипажи были сформированы из состава Семёновского и Преображенского полков.
В Воронеже также заложили первые большие трёхмачтовые корабли (2 единицы), с довольно сильным артиллерийским вооружением. Они требовали большого комплекса кораблестроительных работ. На каждом из них решили установить по 36 орудий. К началу мая построили первый корабль — 36-пушечный парусно-гребной фрегат «Апостол Петр». Корабль строили при помощи датского мастера Августа (Густава) Мейера (он стал командиром второго корабля — 36-пушечного «Апостола Павла»). Длина парусно-гребного фрегата была 34,4 м, ширина 7,6 м, корабль был плоскодонным, что иметь возможность выйти из реки в море. Корабли предназначались для моря, а сооружали их вдали от него. Фарватер притоков Дона даже в половодье исключал продвижение кораблей с глубокой осадкой. Кроме того, фрегат имел 15 пар весел на случай штиля и для маневра.
Таким образом, в России, вдали от морей, за предельно короткий срок создали «морской воинский караван» — военно-транспортную флотилию. Одновременно шёл процесс укрепления армии.
Флотилия приобрела первый боевой опыт. В мае 1796 года русская флотилия вышла в Азовское море и отрезала крепость от источников снабжения через море. Русские корабли заняли позиции поперёк Азовского залива. Когда примерно через месяц подошла турецкая эскадра, османы не решились на прорыв и отступили. Вражеский флот отказался от попыток помочь осаждённому гарнизону. Это сыграло важную роль — крепость отсекли от подвоза продовольствия, боеприпасов, подкреплений, кроме того турецкий гарнизон понял, что помощи не будет, что подорвало его боевой дух. 19 июля Азовская крепость капитулировала.
«Морским судам быть…»
В результате Азовские походы на практике показали важность флота для ведения войны. Взятие Азова стало только первым шагом на трудном и долгом пути. Война с Османской империей продолжалась. Флот и армия Турции, Крымское ханство по-прежнему представляли значительную угрозу южным рубежам России. Чтобы противостоять мощному врагу, сохранить выход в море и добиться заключения выгодного мира, необходим был сильный постоянный флот. Царь Пётр сделал из этого правильные выводы, ему нельзя было отказать в организаторских способностях и стратегическом мышлении. 20 октября 1696 года Боярская Дума провозглашает «Морским судам быть…». Утверждается обширная программа военного судостроения 52 (позднее 77) кораблей.
Строительство флота было задачей большой сложности, которую могла решить только сильная и развитая держава, при огромном внимании правительства. Необходимо было создавать фактически целую огромную отрасль и инфраструктуру, строить новые верфи, базы и порты, предприятия, мастерские, корабли, производить оружие, различное оборудование и материалы. Необходимо было огромное количество рабочих. Требовалось создать целую систему подготовки морских кадров – матросов, штурманов, навигаторов, офицеров, артиллеристов и пр. Кроме создания производственной базы, морской инфраструктуры, специализированной системы образования, нужны были колоссальные финансовые вложения. И тем не менее военно-морской флот был создан.
Царь Пётр I ввёл специальную корабельную повинность, которая была распространена на землевладельцев, купцов и торговцев. В повинность входила поставка кораблей, полностью готовых и вооружённых. В постройке флота должны были принять участие все землевладельцы, имевшие свыше 100 крестьянских дворов. Светские землевладельцы (сословия бояр и дворян) были обязаны построить по одному кораблю с каждых 10 тыс. дворов (т. е. сообща). Духовные землевладельцы (монастыри, высшая церковная иерархия) должны были построить по кораблю с 8 тыс. дворов. Купцы и торговые люди России должны были сообща заложить и построить 12 кораблей. Землевладельцы, имевшие менее 100 крестьянских дворов, были освобождены от строительства, но были обязаны платить денежные взносы – 50 копеек с каждого двора. Эти средства получили название «полтинных денег».
Понятно, что корабельная повинность и введение «полтинных денег» были встречены многими землевладельцами и купцами враждебно. Некоторые богатые купцы и крупные землевладельцы были готовы даже откупиться от корабельной повинности, чтобы не обременять себя такой проблемой. Но царь требовал выполнение повинности. Когда часть купечества подала челобитную с просьбой «уволить их от корабельного дела», их наказали тем, что велели построить ещё два корабля. Для строительства кораблей землевладельцы были поделены на «кумпанства» (компании). Каждая компания должна построить один корабль и вооружить его. К примеру, Троице-Сергиев монастырь, обладавший 24 тыс. дворов, должен был построить 3 корабля. Менее крупные монастыри для образования одного кумпанства складывались сообща. В состав светских кумпанств обычно входило 2-3 крупных землевладельца и 10-30 среднепоместных дворян. Посадское и черносошное население не разделялось на кумпанства. Посадские люди городов и черносошные крестьяне Поморья, а также гости и торговые люди гостинной и суконной сотен составили единое кумпанство.
По первоначальной программе планировали построить 52 корабля: 19 кораблей – светские землевладельцы, 19 кораблей — духовенство и 14 кораблей – купечество. Кумпанства должны были самостоятельно организовать весь комплекс подготовительных и строительных работ, включая содержание рабочих и мастеров, покупку всех материалов, оружия. Для устройства верфей были выделены места в Воронеже, Струпинской пристани, в ряде поселений по реке Воронеж и Дон.
Четвертым строителем флота выступила казна. Адмиралтейство сооружало корабли на деньги, собранные со светских и духовных феодалов с вотчинами менее сотни крестьян. Сначала Адмиралтейство должно было построить 6 кораблей и 40 бригантин, но затем эту норму дважды повышали, так что в итоге ему пришлось супить на воду 16 кораблей и 60 бригантин. Впрочем, правительство повышало нормы и частным кумпанствам, в 1698 году их обязали построить ещё 6 кораблей. Гостям (купцам) всё же удалось уклониться от обязанности строить корабли: вместо кораблей казна согласилась принять деньги (12 тыс. рублей за корабль).
С весны 1697 года кораблестроительные работы шли полным ходом. В Воронеж и другие населённые пункты, где были созданы верфи, стекались тысячи людей. Как только на воду спускали один корабль, сразу же закладывали другой. Строились двух- и трехмачтовые боевые корабли с 25-40 орудиями на борту. Воронеж стал настоящей «колыбелью» петровского флота. С каждым годов темпы росли, и к 1699 году постройка большинства кораблей была завершена.
С завоеванием Азова и строительством флота было связано введение новой трудовой повинности: со всей страны сгоняли плотников на верфи и на сооружение Троицкой крепости и гавани в Таганроге. Стоит отметить, что это строительство велось в крайне сложных условиях: без жилья в осенних и зимних условиях, со скудными запасами пищи, крестьяне месяцами валили лес, пилили доски, строили дороги, углубляли фарватер реки, сооружали корабли. От трети до половины людей, не выдерживая тяжелейших условий работы, бежали. Случалось, что бежали целые команды, до единого человека. Когда вести о тяжелой доле работников на верфях проникали в уезды, где шёл набор рабочих, население пряталось в лесах. Особенно в тяжелом положении было население в прилегавших к Воронежу областях.
Тяжёлое бремя легло и на крепостное крестьянство, на которое землевладельцы возложили тяготы корабельной повинности. Они были должны обеспечить поставку всего необходимого для строительства кораблей, работая в ущерб земледелию и другим занятиям, которые обеспечивали их жизнь. Значительные потери были в лошадях – их изымали для перевозок. В результате значительно усилилось бегство людей на Дон, Хопёр, в иные земли.
Таким образом, воронежское кораблестроение и сооружение гавани, крепости в Таганроге положили начало чрезвычайным налогам и трудовым повинностям в эпоху Петра.
Фрегат «Апостол Петр»
Развитие кораблестроительной программы
Первый опыт кораблестроения выявил серьёзные недостатки. Некоторые кумпанства не спешили с работой, собираясь увильнуть от повинности или затянуть сроки сдачи кораблей. Царю пришлось применить репрессии: за отказ участвовать в программе приказал отписывать поместья и вотчины в пользу казны.
Многие землевладельцы с целью экономии или из-за отсутствия кораблестроительного опыта относились к программе формально (лишь бы сделать). Часто не обращали внимания на выбор леса, других материалов, качество работы. На качестве строительства сказывались и злоупотребления подрядчиков, неопытность ряда мастеров. Одним из самых пагубных результатов спешки был тот факт, что корабли строили из сырого, непросушенного леса. Кроме того, на верфях отсутствовали крытые эллинги и корабли сразу подвергались воздействию непогоды, из-за нехватки железа вместо железных креплений использовали деревянные.
Не оправдались надежды Петра и на иностранных специалистов, которых приглашали в Россию с 1696 года. Значительная часть иностранцев приехала в Россию за барышами, не имея опыта в корабельном деле или слабо разбираясь в этом вопросе. Кроме того, мастера разных национальностей (англичане, голландцы, итальянцы и т.д.) имели разные приёмы судостроения, что вело к различным конфликтам и проблемам. В результате многие построенные корабли были непрочными или недостаточно устойчивыми на воде, быстро ветшали, требовали множества доработок, часто сразу капитальной перестройки и ремонта.
Правительство учло эти ошибки. Отказались от строительства кораблей кумпанствами. В сентябре 1698 года некоторым кумпанствам разрешили вместо строительства своими силами внести денежный выкуп в казну – 10 тыс. рублей за корабль. Вскоре такую практику распространили на все кумпанства. На полученные средства, как и на «полтинные деньги» развернули более широкое строительство на казённых верфях. Ещё в 1696 году в Воронеже учредили «Адмиралтейский двор». Уже в 1697 году там заложили 7 больших кораблей и 60 бригантин (небольшое одно- или двухмачтовое парусно-гребное судно для перевозки грузов и войск в прибрежных районах). 27 апреля 1700 года на верфи Воронежского адмиралтейства лично Петром был спущен на воду 58-пушечный корабль («Гото Предестинации», по-латыни означает «Божье Предвидение»).
Одновременно шёл процесс создания основ военной организации флота, его боевого управления. В 1700 году учредили «Приказ адмиралтейских дел», который позже был преобразован в Адмиралтейскую коллегию. Это был центральный государственный орган по управлению строительством, снабжением и обеспечением флота. На все важные должности царскими указами назначались адмиралы и офицеры. Первым главой «Адмиралтейства», который ведал строительными делами, был стольник А. П. Протасьев, затем его сменили архангельский воевода, один из ближайших соратников царя – Фёдор Матвеевич Апраксин.
Появление русского флота стало одним из факторов, который заставил Турция заключить мир с Россией. Летом 1699 года из Азова в Таганрог пришли русские корабли «Скорпион», «Растворенные ворота», «Сила», «Крепость», «Благое соединение» и несколько галер. На борт «Крепости» взошёл глава Посольского приказа Е. Украинцев. 4 августа «морской караван» генерал-адмирала Ф. А. Головина снялся с якоря. Начался первый поход Азовского флота. Всего было отправлено 10 больших кораблей: 62-пушечный «Скорпион» под флагом генерал-адмирала Фёдора Головина, «Благое начало» (на нём держал флаг вице-адмирал К. Крюйс), «Цвет войны» (на нём держал флаг контр-адмирал фон Рез), «Растворенные врата», «Апостол Петр», «Сила», «Безбоязнь», «Соединение», «Меркурий», «Крепость». Большинство кораблей эскадры имели 26-44 пушек на вооружении.
18 августа близ Керчи совершенно неожиданно для турецкого губернатора города и командующего турецкой эскадрой адмирала Гасан-паши (у Керчи стояла турецкая эскадра) появились корабли русской эскадры. Заместитель командующего русской эскадрой вице-адмирал Корнелий Крюйс описал впечатление, которое произвело на турецких командиров прибытие кораблей Азовского флота: «Ужас турецкий можно было из лица их видеть о сей нечаянной визите с такою изрядно вооруженною эскадрою; и много труда имели, чтоб турки верили, что сии корабли в России строены и что на них российские люди. И как турки услышали, что его величество указал своего посла на собственных своих кораблях в Стамбул отвезть, то туркам еще больше ужасу придало». Это был неприятный сюрприз для Порты.
7 сентября «Крепость» с русским посланником прибыла к султанскому дворцу в Стамбуле. В турецкой столице были ошарашены появлением русского корабля, а ещё большее удивление вызвало известие о посещении Керчи русской эскадрой. 8 сентября «Крепость» осмотрел снаружи визирь, а на следующий день такой же осмотр совершил сам османский султан.
Переговоры шли трудно. Послы Англии и Голландии старались сорвать их, но в итоге мирное соглашение подписали. Мирный договор был подписан в июле 1700 года, срок его действия был определён на 30 лет. Азов с областью отходил Российскому государству. За Россией оставались вновь построенные городки — Таганрог, Павловский город, Миюс. Кроме того, Москва была освобождена от давнего обычая – уплаты ежегодной дани («подарков») крымскому хану. Но договориться по поводу свободного плавания русских судов в Чёрном море не удалось. Россия также отказывалась от притязаний на Керчь. Османской империи возвращали занятую русскими войсками часть Поднепровья. Константинопольский мир позволил Петру начать войну со Швецией, не беспокоясь за южное направление.

Морским судам быть!

Подошедши к гробнице Петра I в Петропавловском соборе, митрополит Платон прикоснулся к её покрову и обратился к почившему императору с вдохновенным воззванием: «Мы тебе, как живому, вещаем, слыши: флот твой в Архипелаге, близ берегов азийских, оттоманский флот до конца истребил…» Эту речь митрополит Платон произнёс в честь победы русского флота над турецким в знаменитом Чесменском сражении (бухта Чесма, 7 июля 1770 н.ст.).
«Орёл» попал в силки Кутума
Но это будет потом — и великие баталии, и слава. А первым русским боевым кораблём был «Орёл», названный так в честь русского государственного герба. Представьте себе: солнечный день 19 мая 1668 года, на берегу Оки у верфи на спусковых салазках стапеля высится двухпалубный красавец корабль, созданный, кстати, по проекту русских, а не заморских, корабельных мастеров — Якова Полуектова и Степана Петрова. По тем временам «Орёл» был совершенным судном: длина 24,5 метра, ширина — 6,5, а осадка составляла 1,5 метра. Вооружение — 22 пищали (небольшие пушки), экипаж — 22 матроса и 35 стрельцов, т.е. «солдат корабельных». Увы, судьба сурово обошлась с первенцем русского флота. Летом 1669 года «Орёл», яхта, вооружённый струг и ещё две сопровождающие шлюпки пришли в Астрахань, где и были захвачены буйным воинством Степана Разина. Опасаясь, что царь Алексей Михайлович использует военный корабль против восставших, Разин отдаёт приказ загнать «Орёл» в протоку Кутум, где корабль безславно ветшал в течение многих лет. И пусть «Орлу» не удалось выполнить задачу по охране судоходства на Каспийском море, роль его велика — ибо с него началась славная история русского военного кораблестроения.
Мастера «добрых пропорций»
20 октября 1696 года родился регулярный Российский флот. Именно в этот день Боярская дума, конечно, по настоянию Петра I, издала «приговор» (т.е. указ), в котором постановила: «Морским судам быть». «Приговор» этот превратил российское континентальное государство в великую морскую державу. Впрочем, это скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается: нужны были люди умелые и средства немалые. Пётр дело решил просто: строителями кораблей были назначены солдаты Преображенского и Семёновского полков, согнанные со всех концов матушки-России плотники да с полсотни заморских умельцев. Пётр понимал, однако, что на иноземцев надёжа худая и надобны добрые мастера из своих. А потому для изучения корабельного и морского дела царь сам под видом урядника Преображенского полка Петра Михайлова поехал в 1697 году в составе Великого посольства в Голландию и Англию да отправил туда же на учёбу сотню молодых людей из дворян потолковее. Пётр, вопреки расхожему мнению, старался окружать себя способными русскими людьми. Все важные распоряжения, касающиеся кораблестроения и создания флота, исходили от самого царя, а в помощники он выбрал себе Ф.Головина и Ф.Апраксина. Из корабельных мастеров, а этот чин приравнивался к чину капитана III ранга, особенно славились «мастера добрых пропорций» Ф.Скляев, В.Шилов, Ф.Салтыков, Г.Меншиков. История сохранила даже имена лучших подмастерьев — Ивана Немцова, Мокея Черкасова, Константина Юрьева, Юрия Колуенова, Фёдора Пальчикова — вот как высоко ценил Пётр I мастерового человека!
К 1718 году большинство командных должностей на флоте занимали русские люди, имевшие необходимые знания, опыт и отличившиеся в боях. А в январе 1721 года указом Сената и вовсе было запрещено принимать иностранцев на службу во флот.
Историческая поправка
Исторической правды ради следует поправиться, что строительство флота Петром I, собственно, было начато ещё в конце 1695 года, почти за год до принятия думского «приговора», — после возвращения из неудачного первого Азовского похода. Пётр согнал в «кумпанства» духовенство (17 кумпанств) и дворянство (18 кумпанств), в обязанности которых входили строительство, вооружение, содержание и ремонт кораблей. Так, духовенство должно было построить один корабль от 8000 дворов, а дворянство — от 10 000 дворов. Дворяне же, имевшие менее 100 дворов, от строительства освобождались, но должны были ежегодно вносить по полтине с каждого двора. А в декабре 1696 года был издан указ о постройке 12 кораблей купечеством, посадскими людьми и… иностранными купцами, чтобы не зря русский хлеб ели.
Строительство Азовского флота велось на верфях в Воронеже, Таврове, Ступине, Брянске, Чижовке, Павловске. Осенью 1698 года часть судов была спущена на воду, а весной года 1699-го в Азовское море вышла уже эскадра из 10 кораблей и нескольких судов. В августе на одном из них — 46-пушечном корабле «Крепость» — Пётр I отправил для переговоров в Константинополь думного дьяка Е.Украинцева. Но «Крепость» шла не одна — русский царь лично сопровождал её с эскадрой из десяти кораблей, двух галер и двух судов до самой Керчи. Эта демонстрация мощи русского флота, выросшего вдруг как грибы, немало способствовала подписанию в 1700 году мирного договора с Турцией.
От Азовского флота к Балтийскому
Строительство Азовского флота продолжалось до 1711 года. За это время было построено 215 судов, в том числе сорок четыре 58-пушечных корабля. Увы, после Прутского договора (1711), по которому Азов и Таганрог были переданы Турции, Азовский флот прекратил своё существование. Но опыт, накопленный при его строительстве, пригодился при строительстве Балтийского флота, который сыграл важную роль в Северной войне. Корабли для Балтийского флота строились на верфях Санкт-Петербурга, Новгорода, Олонца (Лодейное Поле), Углича, Архангельска и Твери. К 1725 году во флоте служили более семи тысяч человек. Офицеров и кораблестроителей готовили в русских специальных школах — Навигацкой и адмиралтейских и Морской академии.
…»Государевы игрушки» — чуть насмешливо называли возню юного царя с потешными войсками и первыми «судами», плававшими в озере. К чему привели эти забавы? В 1696—1725 годах — всего за 30 лет! — были созданы Азовский и Балтийский флоты, Каспийская флотилия. Новейшая история показывает, что за чуть меньший период демократическая Россия развалила доставшийся ей в наследство мощный советский флот — пустив на дно субмарины, порезав на куски боевые корабли. Создадим ли новый, способный поддержать былую славу великой морской державы? В 1696—1725 годах флот России одержал первые крупные победы в морских сражениях при о.Котлин, полуострове Гангут, островах Эзель и Гренгам, завоевал господство на Балтийском и Каспийском морях.
Подготовила Ирина НИКОЛАЕВА

Павловская верфь

Новопавловское адмиралтейство (также именовалась как Осередская, Осерединская и Павловская верфь) — основано в 1709 году по указу Петра I, как корабельная верфь в ста шестидесяти километрах к югу от Воронежа на левом берегу Дона, при впадении в него реки Осередь, для строительства парусных кораблей Азовского флота. Создание крепости и верфи послужило основанием города Осеред, в 1715 году переименованного в Павловск. В 1729 году верфь была преобразована в адмиралтейство, строительство кораблей на котором продолжалось до 1776 года.

История

В 1708 году Пётр I решил перенести корабельные верфи из Воронежа и Таврова ближе к Азовскому морю. Необходимость создания новой верфи было обусловлено тем, что корабли, строящиеся на тех верфях в Воронеже и Таврове, с большим трудом проходили к Азову из-за обмеления реки Воронеж. Он повелел адмиралтейцу Фёдору Матвеевичу Апраксину заложить крепость и верфь на левом берегу реки Осередь при впадении её в Дон, в маленьком Черкаском селении на месте сторожевого поста, образованном в 1685 году. Однако в связи с подготовкой к Полтавскому сражению и из-за восстания Кондратия Булавина работы по закладке крепости пришлось отложить.

Начало строительства верфи

В апреле 1709 года, Пётр I вместе с корабельным мастером Ричардом Козенцом, проплывая по Дону из Воронежа в Азов, осмотрел земли при впадении реки Осередь в Дон и выбрал место для сооружения верфи. Р. Козенец составил первый чертёж будущей верфи. 21 мая 1709 года Пётр I отмечал в своём путевом дневнике, что флот будет строиться в Таганроге и «на Середе, где надлежит вместо Воронежа завесть верфь (и почать оное сего же лета»). Пётр утвердил чертежи доков и крепости на Осереди, которые после Полтавской битвы доставил корабельный мастер Ф. М. Скляев. Для работ на строительстве крепости и верфи было прислано более трёх тысяч шведов, взятых в плен под Полтавой. В том же году началось строительство корабельной верфи и нового города, первоначально получившего название «Осеред». С 1710 по 1713 год обер-комендантом крепости Осеред являлся ближний стольник С. А. Колычёв.

Осенью 1711 года корабельные мастера Р. Козенц и О. Hай заложили на верфи 36-пушечный фрегат, а корабельный подмастерье Герий Борт начал постройку трёх 48-пушечных кораблей, в том же году на верфи было построено десять провиантских судов.

В конце 1711 года, в связи с подписанием Прутского мирного договора, строительство кораблей на верфи прекратилось. В Осеред были переселены жители из Азова и Таганрога, которые были отданы Турции. В Осереди началось строительство двухэтажного деревянного царского дворца, инженерного и артиллерийского дворов, пушечного и литейного заводов, канатной фабрики. В городе квартировали пять полков и артиллерийская команда. В 1713 году сюда из Таврово перевели Адмиралтейство.

В память о уступленной туркам крепости Святого Павла на Азовском море Пётр повелел переименовать Осередскую крепость в Ново-Павловскую. В июле 1715 года Колычев, сдавший обязанности обер-коменданта Павловский крепости П. В. Измайлову, и заведовавший корабельными и крепостными делами, писал Ф. М. Апраксину: «Крепость, Государь, Середскую по указу Е.И.В. во имя св. апостола Павла называть и писать Павловской прикажу… и полки будем писать и называть по городам, а не полковничьим званием». В том же году поселение получила статус города и стала официально называться Павловском.

В декабре 1722 года Пётр I вместе с императрицей Екатериной I, возвращаясь из Персидского похода, сделал остановку в Павловске. После победы в Северной войне, Пётр I вновь поставил задачу выхода к Чёрному морю и создания для этого Донской флотилии. В 1723 году в Воронежский край из Санкт-Петербурга был послан вице-адмирал М. Х. Змаевич, которому было поручено Пётром восстановить корабельные работы. Пётр писал губернатору П.В. Измайлову: «Послан от нас на Воронеж и в Павловской вицеадмирал Змаевич для тамошних препорацей. И когда оной к вам приедет, и о чем будет предлагать, тогда по ево требованию все исполняйте, неописываясь к нам». Летом того же года М. Х. Змаевич прибыл в Воронеж, но удобного места для кораблестроения там не обнаружил. Павловск также отпал «за многими резоны». Капитан Ф.М. Скляев, которому было поручено выбрать место для постройки прамов решил строить их в Таврове .

После смерти Петра город Павловск потерял своё стратегическое значение. Весной 1728 года в результате наводнения бо́льшая часть города была полностью залита талой водой. Из города были выведены войска, военные заводы прекратили работу..

Павловская верфь в эпоху Анны Ивановны

В 1733 году правительство императрицы Анны Ивановны, готовясь к войне с Турцией, распорядилось о восстановлении строительства кораблей на Дону и Воронеже. Летом 1735 года Донская флотилия спустилась двумя отрядами вниз по рекам Воронеж и Дон в Павловск, где остановилась на зимовку. В 1736 году корабли и прамы Донской флотилии подошли к Азову и штурмом взяли его.

В 1736 году корабельные работы на верфи были вновь продолжены. Под руководством контр-адмирала П. П. Бредаля на верфи строились малые суда: галеры и морские казачьи лодки, достраивались прамы, построенные на других верфях.

В 1737 году в Павловске свирепствовала эпидемия, умерло около половины жителей города. В 1738 году в Новопавловское адмиралтейство был направлен корабельный мастер Алатчанинов для постройки 20 галер, предназначенных для Азовской флотилии. В 1744 году в городе случился сильный пожар, который практически сжег все деревянные строения. Строительство кораблей вновь остановилось.

Строительство «новоизобретённых судов»

18 (29) ноября 1768 года, после начала русско-турецкой войны, правительством было решено построить на старых верфях на Дону и его притоках флотилию. Контр-адмирал Алексей Наумович Сенявин приступил к восстановлению верфей в Таврове, Павловске, на Икорце и на Хопре и портов в Азове и Таганроге. Адмиралтейств-коллегия решила строить парусно-гребные суда нового типа, получившие название «новоизобретённых кораблей», которые должны были иметь от 12 до 16 пушек до 12-фунтового калибра, а также две пудовые гаубицы.

К сентябрю 1769 года Новопавловская верфь была подготовлена к строительству «новоизобретенных» кораблей. И. М. Селиванов доносил в Петербург в Адмиралтейств-коллегию: «1-е, из производимого… в Павловске берегового строения кузница и при оной слесарная в двух мастерских, состоящая в трех покоях с двумя сеньми, караульная с сеньми ж и смольная совсем отделаны и в кузнице горны делать начаты; из старых же магазинов один на 17 саженях корпуса, состоящий в трех магазинах, совсем отделан ж в котором и материалы положены, а другой корпус в 20 саженях тоже в трех магазинах состоящий, по тому ж исправлением приходит в окончание; 2-е, к строению назначенных тамо судов три эллинга сделаны, а прочия три делаются; леса ж сколько их превезено, те все по лекалам к закладке приготовлены».

1 сентября 1769 года на верфи был заложен трёхмачтовый корабль «Хотин». Строителем корабля был Иван Афанасьев (в некоторых источниках строительство кораблей приписывается его сыну Семёну Афанасьеву, однако в то время он был только корабельный подмастерье). Корабль имел длину 31,8 м, ширину 8,25 м и осадку при полной нагрузке 2,75 м. Его вооружение составляло 16 12-фунтовых пушек, экипаж — 157 человек. Спущен на воду 17 марта 1770 года. Вошёл в состав Азовского флота.

3 сентября 1769 года были заложены ещё 5 «новоизобретённых» двухмачтовых корабля: «Азов», «Новопавловск», «Корон», «Журжа» и «Таганрог», которые также строил И. И. Афанасьев. Корабли были построены и спущены на воду 19 марта 1770 года и 22 апреля ушли к Азову.

В 1773 году корабельный мастер Иван Афанасьев построил на верфи два больших палубных вооружённых бота, в 1774 году еще два 6-пушечных галиота типа «Буйвол». В 1779 году на верфи были построены еще два галиота типа «Дрофа».

В 1788 году кораблестроитель С. И. Афанасьев заложил 15-пушечный бомбардирский корабль «Новопавловск», который был спущен на воду в 1789 году. В том же годку на верфи бот «Битюг» был переоборудован в 6-пушечный бомбардирский корабль «Спиридон Тримифийский». Это были последние суда, которые были построены на павловской верфи.

Память

  • В июле 2005 года на берегу Дона недалеко от Бабкинского затона археологическая экспедиция Воронежского государственного университета под руководством Ю. П. Матвеева обнаружила фундаменты строений, предположительно Павловской верфи.
  1. Елагин, 1864, с. 222, 223.
  2. Веселовский, 1876, с. 69.
  3. 1 2 Веселовский, 1876, с. 70.
  4. Елагин, 1864, с. 226.
  5. 1 2 3 Павловская верфь
  6. Воронежская энциклопедия : в 2 т. / Гл. ред. М. Д. Карпачёв. — Воронеж : Центр духовного возрождения Чернозёмного края, 2008. — Т. 1 : А — М. — С. 385.
  7. Расторгуев, 2002, с. 114.
  8. Расторгуев, 2002, с. 109, 161.
  9. 1 2 Павловск (Воронежская область)
  10. Елагин, 1864, с. 239.
  11. 1 2 Веселовский, 1876, с. 71.
  12. Н.А. Комолов. Азовская губерния. (1709–1725 гг.) Территория и высшие администраторы
  13. Павловск на Дону (Воронежская обл.) — город-верфь
  14. Сражения парусного флота ч. II
  15. МИРФ. Ч. 6. С. 280—281
  16. Лебедев А. А. Корабельные мастера Афанасьевы в судостроении юга России второй половины XVIII века // «Гангут» : Журнал. — СПб.: Издательско-полиграфический комплекс «Гангут», 2010. — № 58. — С. 111—121.
  17. 1 2 Чернышёв, 2002, с. 333.
  18. Чернышёв, 2002, с. 25.
  19. Чернышёв, 2002, с. 27, 169.
  • Веселовский Г. М., Воскресенский Н. В. Города Воронежской губернии, их история и современное состояние, с кратким очерком всей Воронежской губернии. — Воронеж: изд. Веселовского, 1876. — С. 69-. — 122 с.
  • Чернышёв А. А. Российский парусный флот. Справочник. — М.: Воениздат, 2002. — Т. 2. — С. 226. — 480 с. — (Корабли и суда Российского флота). — 5000 экз. — ISBN 5-203-01789-1.
  • Болховитинов Е. А. Историческое, географическое и экономическое описание Воронежской губернии. Воронеж, 1800. С. 96-98.
  • Елагин С. И. История русского флота. Период Азовский. — СПб.: Тип. Комиссионера Императорской Академии художеств, Гогенфельдена и Ко, 1864. — С. 222, 223. — 412 с.
  • Быховский И. А.. Петровские корабелы. — Л.: Судостроение, 1982. — 100 с.
  • Веселаго Ф. Глава VII. Русско-турецкая война (1768–1774 гг.) // Краткая история Русского Флота. — Издание 2-е. — М.—Л.: Военно-морское издательство НКВМФ СССР, 1939. — 304 с.
  • Загоровский В. П. Пётр Великий на воронежской земле. Воронеж, 1996. С. 108—118.
  • Кригер Л. В., Чесноков Г. А. Архитектура исторических городов Воронежской области. Воронеж, 2002. С. 221—246.
  • Кригер Л. В. Путеводитель по памятникам истории и культуры Воронежской области. Воронеж, 2006. С. 166—172.
  • Ампилов И. Г. Павловск. Страницы истории. Воронеж, 2008. С. 15-25.
  • Лебедев А. А. У истоков создания Черноморского флота России. Азовская флотилия в борьбе за Крым и в создании Черноморского флота (1768—1783 гг.). СПб., 2011.
  • Комолов Н. А. Павловская верфь // Воронежская энциклопедия. Воронеж, 2008. Т. 2. С. 69.
  • Расторгуев В. И. Воронеж — Родина русского Военно-морского флота. — Воронеж: Воронежский государственный университет, 2002. — С. 109, 114, 161. — 235 с. — ISBN 5-9273-0335-8.
  • Важнейшие русские верфи в конце XVII — начале XVIII века
  • Петрухинцев Н. Н. Два флота Петра I

Как Петр Первый строил военно-морской флот: правда и вымысел

Обозреватель Владимир Бугров продолжает борьбу со стереотипами мышления. Сегодня он поделится своим взглядом на создание Военно-морского флота и назначении Петропавловской крепости.

Принято считать, что создателем российского военно-морского флота является Петр Первый. У меня нет на этот счёт категорических возрождений, но скептическое отношение есть.

«… у России появляется нарвский флот. Во главе его стоял датчанин Карстен Роде, капитанами и штурманами были русские и иноземные моряки, команды набирались смешанные… Русские торговые суда, пройдя через Зундский пролив, появлялись в Любека, Копенгагене, Лондоне, в то время как Роде с эскадрой из нескольких кораблей вёл на Балтике каперную войну с Данией и Швецией».

Можно подумать, что речь идёт о временах Пётра Первого, однако текст взят мною из книги Цветкого С. Э. «Иван Грозный», события относятся к 1569 году.

Россия, конечно, не была морской державой, но она всегда была очень даже судоходной. Дороги в России стали появляться только в самом конце средневековья, поэтому весь товарооборот и переброска войск осуществлялись по рекам на лодках, зимой на лодки ставили на полозья. Можно с уверенностью сказать, что ко времени Петра Первого количество сделанных в России лодок, ладей, яликов, челнов, галер и т.д. было значительно больше количества сделанных телег. Поэтому флот, построенный по приказу царя в Воронеже за одну зиму, не является событием сверхъестественным. Технологии производства маломерных судов в России знали в совершенстве. Более того, у России не было необходимости в морском флоте. Для захвата или освоения новых территорий, России, в отличии от стран Европы, не требовались морские суда. Ермак Тимофеевич, Семён Дежнёв или кто-то ещё могли сесть в наспех сколоченные плавсредства, которые зимой можно было разобрать для строительства жилища, а весной собрать снова, и, таким образом, освоить пространства соизмеримые с мировым океаном. Этот способ оказался не менее эффективным, чем морские плавания. Расстояния по прямой от Лиссабона до Гоа и от Санкт-Петербурга до Хабаровска примерно одинаковы. Но португальцам приходилось плыть вокруг Африки, а наши шли и плыли прямо. В начале XIX века русские первопроходцы достигают конечной точки своей экспансии – реки, которую они назвали Славянка, сейчас это Рашен-Ривер в 30 км от Сан-Франциско. Основанный ими Форт Росс, если использовать тогдашние пути сообщения, находился не менее чем в 12000 км от Санкт-Петербурга. Колонизация северной части Тихого океана от Амура до реки Славянки к началу XIX века была завершена без участия военно-морского флота.

Не нужен был морской флот и для первых морских побед. 6 мая 1703 года неутомимые Петр Первый и Александр Меньшиков, введя в заблуждение капитанов двух шведских фрегатов, облепили их со всех сторон галерами и взяли на абордаж. Позже Петр посвятит эту победу своей жене Екатерине. Речку, на которой она была одержана, он назовёт Екатерингофка. Напротив места сражения он разобьёт Екатерингофский парк и построит Екатерингофский дворец. От места сражения до дворца прокапывает канал в виде фаллоса. Чтобы в аллегории не было сомнения справа и слева от канала сделаны два водоёма округлой формы. Сегодня от дворца ничего не осталось, но канал и водоёмы в полном порядке. Кстати, на день сражения Екатерина была ещё Мартой Скавронской и числилась на содержании у Меньшикова.

Следующей победой была победа при Гангуте. Собственно, никакого морского сражения не планировалось. Русский гребной флот (около ста галер) перебрасывал 15000 солдат для усиления гарнизона крепости Або. Им преградила путь эскадра из 15-ти шведских кораблей, самым большим из которых был 18-ти пушечный прам «Элефант». В этот момент ветер стих, и гребные суда получили неожиданное преимущество над парусными. Артиллерийским огнём шведы не смогли сдержать приближающиеся галеры. А в абордажном бою у наших оказалось многократное преимущество в живой силе.

Никакой необходимости в морском флоте у Петра Первого не было. Отмели, намываемые Невой, надежно прикрывали подходы к его новой столице, а для захвата побережья Балтийского моря вполне хватало галерного флота. Своим появлением морской флот России обязан детской мечте Пётра Первого стать капитаном. С этим долгое время была проблема. Капитаном считался морской офицер, командующий кораблем, имеющим на вооружении 28 пушек и более. Такой класс корабля назывался фрегатом. Галера имела менее 20, шнява (нидерл. snauw ) 20-24, шлюп (англ. sloop) 24-28. В 1703 году на Олонецкой верфи (на Ладоге), корабль класса фрегат был построен. Корабль назвали «Штандарт». Понятно, что первым капитаном в истории России, стал Петр. Он был вписан в судовой журнал под именем Петр Михайлов. Для того чтобы вывести такой корабль из устья Невы, весь балласт и вооружение с него были сняты и маломерными судами перевезены в Кронштадт, где вновь установлены.

В 1704 году Петр интерес к игрушке потерял и передал командование профессионалу- капитану Грею. Дальше района Красной Горки на южном берегу Финского залива и Березовых островов у Выборга фрегат не ходил. К осени 1709 года оказался непригоден к службе по причине ветхости и был тимберован (разобран и снова собран). В 1711 году вновь спущен на воду, но в 1714-м встал окончательно. Предполагалось сохранить его как первое линейное судно Балтийского флота. Однако корпус его настолько обветшал, что при попытке поднять его тросами он был буквально перерезан на части.

После Полтавской битвы капитанства Пётру стало мало, он захотел стать адмиралом. Для этого нужен был 100 пушечный корабль – адмиральский. Чтобы приблизить мечту, царь строит дворец, размерами и в плане, соответствующий адмиральскому кораблю и поселяется в «адмиральской каюте». В ней же 8 февраля 1725 года он умер. Сейчас дворец находится под Эрмитажным театром, его стены послужили фундаментом для театра. Комнаты (каюты) Петра Первого сохранились, сейчас там открыт музей.

Настоящим адмиралом Петру стать не удалось. Сто пушечный корабль был спущен на воду только через два года после смерти императора. Корпус корабля был сделан из дуба, который везли из центральных районов России. Местная древесина была низкого качества. Доставка древесины стоила примерно половину всей сметы на корабль – 40 000 рублей. Общая стоимость- 92 000 рублей, что по некоторым оценкам равна 50 млрд. рублей в сегодняшних ценах (стоимость стадиона «Зенит-Арена 43 млрд.). Несмотря на странное название – «Петр Первый и Второй» корабль оказался удачливее «Штандарта». Доходил до Данцига, где производил впечатление во время осады города русскими войсками. Для кораблей, построенных при Петре I, прослужил долго – до 1736 года. Его тоже собирались сохранить как память, но в 1752 году он совершенно прогнил и его разобрали.

Флот, построенный Петром Первым пережил создателя лет на 10-15. Он строился из некачественной древесины с технологическими ошибками и уровнем воровства соизмеримым с сегодняшнем.

Но, «Бог любит Россию, иначе не объяснить, как она существует». Так сказал фельдмаршал Миних и принял единственно правильное решение, перенеся в 1734 году строительство морских кораблей из Петербурга в Соломбалу (Архангельск). Главные преимущества которой – наличие корабельного леса, который можно было сплавлять по Двине и поморы, которые не слыхали о коррупции. До конца XVIII века на Соломбальской верфи строится не менее 400 судов, 166 из них 55-,66-,74-пушечные. 70 процентов наших кораблей, участвовавших в Чесменском сражении в 1770 году, первом, когда русский, именно морской флот, победил морской флот противника, были построено в Соломбале. Собственно, с 1734 года (к этому времени у России уже нет боеспособных морских кораблей) и начинается непрерывная история военно-морского флота России.

В завершение хочу поделиться своими сомнениями по поводу назначения Петропавловской крепости. Принято считать, что она была построена для защиты от шведов. Петр I планировал строительство города на Васильевском острове, который был со стороны Швеции прикрыт отмелями, а на случай подхода шведской армии по льду, на мелководье были построены форты. С противоположной стороны острова по всем самым передовым правилам фортификационного искусства, с бастионами расположенными в форме звезды, для закрытия перекрестным огнём пространства в 800 метров, строится сооружение многократно превосходящее оборонительные способности фортов. Бастионы Петропавловской крепости направлены в сторону Невы, откуда пришёл сам Петр. Похоже свою страну он боялся больше, чем «брата Карла».