Пароход Александр сибиряков

Александр Сибиряков (корабль)

У этого термина существуют и другие значения, см. Сибиряков.

«Александр Сибиряков»

«Беллавенчур» (англ. «Bellaventure»)

Флаг

Класс и тип судна

ледокол-пароход

класса пароход-ледокол

Порт приписки

Сент-Джонс, Архангельск

Организация

Совторгфлот

Изготовитель

D & W Henderson Ltd,
Yard No 464
Глазго, Великобритания

Спущен на воду

Введён в эксплуатацию

Выведен из состава флота

Статус

Погиб в бою в 1942 году

Основные характеристики

Водоизмещение

1383 т (при спуске, позже – 1498 т, 1384 т)

Длина

76,5 м

Ширина

10,8 м

Осадка

6 м

Двигатели

Одна паровая машина,
2 котла

Мощность

2360 л. с.

Движитель

1 винт (диаметр около 2,9 м; 4 лопасти)

Скорость хода

13 узлов (23 км/ч)

Медиафайлы на Викискладе

«Александр Сибиряков» (с 1909 по 1916 год — «Беллавенчур») — ледокольный пароход. Впервые преодолел Северный морской путь за одну навигацию (1932). Следуя с Диксона, 25 августа 1942 года у острова Белуха погиб в неравном бою с немецким крейсером «Адмирал Шеер».

История корабля

Заложен 23 ноября 1908 года на верфи «Гендерсон и К°» по заказу британской компании «Беллавенчур Стимшип» (англ. Bellaventure Steamship Co Ltd). Спущен на воду в 1909 году под названием «Беллавенчур» (англ. Bellaventure).

Базировался в порту Сент-Джонс, Ньюфаундленд. Использовался для промысла тюленей. Рекордным в охотничьей биографии судна стал 1910 год, когда было добыто 35 816 тюленей. Общее количество добытых на пароходе «Беллавенчур» тюленей составляет 112 135 туш.

С 1913 по 1915 год работал по подрядам правительства Доминиона Ньюфаундленд при строительстве портовых терминалов.

В 1914 году «Беллавенчур» участвовал в эвакуации тел погибших от холода моряков судна «Newfoundland». 4 апреля 1914 года прибыл в Сент-Джонс, неся на палубе 69 тел.

В 1915 году «Беллавенчур» вместе с однотипным зверобойным ледокольным пароходом «Бонавенчур» («Владимир Русанов») куплен у компании «Эй Джей Харви» (англ. A. J. Harvey and Co.) Министерством торговли и промышленности Российской империи для зимних рейсов в Белом море.

В 1916 году переименован в «Александр Сибиряков», в честь исследователя Сибири А. М. Сибирякова.

В Первую мировую войну работал в Белом море на перевозке прибывавших из стран-союзников военных грузов. После войны использовался ежегодно для весеннего зверобойного промысла в горле Белого моря и в навигацию, как грузовое и снабженческое судно.

Знаменитый рейс

28 июля 1932 года «Александр Сибиряков» под командованием капитана В. И. Воронина, начальника экспедиции академика О. Ю. Шмидта и его заместителя В. Ю. Визе вышел из Архангельска и, обогнув с Севера архипелаг Северная Земля, в августе достиг Чукотского моря, где в сложной ледовой обстановке потерял часть гребного вала с винтом. Оставшись без хода, начал дрейфовать, но с помощью самодельных парусов к 1 октября команде удалось вывести судно на чистую воду в северной части Берингова пролива, откуда его отбуксировали в Петропавловск-Камчатский.

Это было первое в истории сквозное плавание по Северному морскому пути из Белого моря в Берингово за одну навигацию. В том же году «Александр Сибиряков» был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Летом 1933 года В. И. Воронин и О. Ю. Шмидт повторили попытку, возглавив новую экспедицию на более крупном судне — пароходе «Челюскин».

1932—1942 годы

В одном из рейсов под командованием капитана М. Маркова поздней осенью 1936 года из-за тяжёлой ледовой обстановки и близкого следования к берегу судно потерпело аварию у восточного берега Новой Земли в Карском море и было выброшено на подводную скалу. В результате аварии образовалась огромная пробоина в машинном отделении, была разрушена паровая машина. Снять судно со скалы удалось только в навигацию 1937 года с помощью специальных плавучих понтонов большой подъёмной силы. Спасательная операция была проведена ЭПРОНом. Ледокольный пароход был отбуксирован в Архангельск, на завод «Красная кузница». При этом средняя надстройка судна, дымоходы и дымовые трубы, штурманская рубка мостика, навигационные приборы, грузоподъёмные и палубные механизмы были демонтированы и доставлены на других судах на базовые склады Главсевморпути в Архангельске и его окрестностях. Как вспоминал руководитель бригады конструкторов, работавших над проектом восстановления «Александра Сибирякова», Н. Г. Быков, судно, доставленное на «Красную кузницу», представляло собой «переломанный корпус с двумя торчащими мачтами и пустым, сильно повреждённым машинным отделением». Тем не менее, к 1939 году пароход был отремонтирован.

До начала Великой Отечественной войны «Александр Сибиряков» работал в Арктике как снабженец.

В августе 1941 года вошёл в состав ледокольного отряда Беломорской военной флотилии под названием ЛД-6 («Лёд-6»). На корабле было установлено вооружение: два 76-мм орудия (корма), два 45-мм орудия (бак), два 20-мм зенитных автомата «Эрликон». Капитану ледокола Анатолию Алексеевичу Качараве было присвоено воинское звание лейтенант.

Гибель судна

Бой ледокола «Александр Сибиряков» с крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 года.
П. П. Павлинов, 1945 год.

В понедельник 24 августа 1942 года ледокол вышел из порта Диксон, выполняя рейс на Северную Землю. На борту находилось 104 человека (47 членов экипажа, 32 военнослужащих под командованием Никифоренко, 11 полярников, 12 рабочих, 2 офицера — старший механик Бочурко и помполит Элимелах), 349 тонн грузов (собаки, коровы, оснащение станции, провиант, топливо, стройматериалы). Целью рейса была замена персонала, пополнение запаса полярных станций на Северной Земле и организация новой станции на мысе Молотова.

На следующий день после выхода, 25 августа, направляясь по курсу к мысу Оловянный, между островами Белуха, Центральный и Продолговатый в заливе Миддендорфа Карского моря, ледокол встретил немецкий тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер», который вёл поиск союзнических караванов в рамках операции «Вундерланд». Крейсером командовал капитан Вильгельм Меендсен-Болькен. Предупреждения о возможном нахождении немецкого корабля в Карском море поступили 24 августа от британского военного представителя в Архангельске и от персонала советской метеостанции на островах Гейберга, который видел 21 августа разведывательный самолёт Arado. Однако эти данные не были переданы экипажу ледокола, и встреча с крейсером для него стала неожиданностью.

Сигнальщик Алексеев в 13 ч. 17 мин. заметил дым неизвестного корабля. Корабль приблизился. На немецком крейсере, с целью введения советских моряков в заблуждение, подняли флаг США и передали сигналами ложное название корабля (переданное «Тускалуза», было трактовано как японское «Сисияма»). После двадцатиминутного диалога, в котором немцами на русском языке запрашивались сведения о ледовой обстановке в проливе Вилькицкого, капитан Качарава принял решение следовать на полном ходу к острову Белуха (10 морских миль), для того, чтобы укрыть людей и груз. Была объявлена тревога: все бойцы заняли места у орудий, подготовлены средства пожаротушения и медицинской помощи, отправлена радиограмма: «Встретили иностранный крейсер. Наблюдайте за нами». Радиостанция штаба ГУСМП передала информацию о том, что ни американских, ни японских военных кораблей в акватории Карского моря находиться не может.

На «Адмирале Шеере» была включена аппаратура радиопомех, поднят немецкий военно-морской флаг. Крейсер потребовал прекратить радиопередачи и лечь в дрейф, затем был дан предупредительный выстрел. В 13 ч. 45 мин. были даны радиограммы: «Началась канонада, ждите», затем «Нас обстреливают». «Александр Сибиряков» имел на борту два 76-мм зенитных орудия, которые можно использовать против подлодок, но их нельзя было даже сравнивать с мощной артиллерией немецкого крейсера (6 орудий калибра 283 мм, 8 орудий — 150 мм, 6 орудий — 105 мм, плюс малокалиберная зенитная артиллерия и два 533-мм четырёхтрубных торпедных аппарата). Тем не менее, «Сибиряков» открыл огонь по противнику с дистанции 64 кабельтовых. Ответный огонь крейсера был метким: из 27 снарядов главного калибра в 6 залпах 4 попали в цель. Первым попаданием снаряда снесло фор-стеньгу и повредило радиостанцию (перешли на аварийный передатчик), систему телефонной связи. Вторым снарядом накрыло корму, мощный взрыв выбросил высоко в воздух тела бойцов, коробки груза, элементы кормы, кормовых орудий, шлюпок, — около 30 человек погибло. Третий снаряд попал на носовую палубу, где взорвались бочки с бензином (около 300 штук), из-за чего обгорели многие находившиеся на борту. К дымовой завесе, выставленной ледоколом, прибавился дым мощного пожара. Четвертый снаряд угодил в ботдек и взорвался в котельном отделении (левый паровой котёл вышел из строя). Ледокол полностью потерял ход и дал дифферент на нос.

В результате третьего попадания тяжело ранило капитана в руку, он терял много крови. Командование принял комиссар З. А. Элимелах, и далее руководил боем, несмотря на ранение в голову. По его приказу радист А. Г. Шаршавин передал в эфир радиограмму: «Помполит приказал покинуть судно. Горим, прощайте. 14 ч. 05 мин.» По приказу комиссара старший механик Бочурко открыл кингстон. Комиссар и старший механик погибли вместе с кораблём.

Последнее уцелевшее орудие продолжало обстрел вражеского крейсера с дистанции в 2,2 мили. В 14 ч. 30 мин. крейсер, подавив огневую точку, прекратил шрапнельный огонь и подошёл к месту, где находился тонущий ледокол. Бой крейсера с ледоколом продолжался 43 минуты. Из двух шлюпок со спасшимися одну немцам удалось потопить. К оставшейся шлюпке был выслан катер для поиска возможных данных о караванах, ледовой обстановке, кодов и шифров. В шлюпке немецкими моряками были обнаружены 28 человек, из которых 18 (по другим данным 19 или 22), включая капитана Качарава, радиста Шаршавина, руководителя планируемой полярной станции Золотова, были захвачены в плен. Оказавший сопротивление матрос Матвеев был расстрелян, несколько человек отказалось от эвакуации на немецкий крейсер, выпрыгнули за борт и остались в воде. Около 15 часов ледокол начал быстро погружаться под воду, образуя воронку. Моряки «Адмирала Шеера» фотографировали эвакуацию и погружение «Александра Сибирякова».

Кочегару Вавилову удалось добраться до острова Белуха. В сентябре он был замечен с борта парохода «Сакко» и 29 сентября, через 32 дня, эвакуирован с острова самолётом (летчик Черевичный).

13 человек из пленённых выжили в немецких лагерях и были освобождены после окончания войны.

Современное состояние

Поиски останков судна, организованные в 1982 году, не увенчались успехом. В сентябре 2014 года местонахождение останков «Александра Сибирякова» было обнаружено исследовательской экспедицией, организованной компанией «Фертоинг». В августе 2015 года они были исследованы телеуправляемым подводным аппаратом и водолазами, собравшими некоторые детали судна в качестве музейных экспонатов. На корпусе судна была закреплена мемориальная табличка в память о погибших. «Александр Сибиряков» покоится на глубине 49 метров, его местоположение заметно отличается от ранее предполагавшегося. Уточнённые координаты переданы в распоряжение Управления по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества Минобороны России.

Память

Модель судна в музее Мурманского морского пароходства

29 апреля 1961 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена часть членов экипажа «За мужество и стойкость, проявленные членами экипажа Краснознаменного ледокольного парохода „А. Сибиряков“ в бою с фашистским крейсером „Адмирал Шеер“ в период Великой Отечественной войны»:

  • Бочурко Николай Григорьевич,
  • Никифоренко Семён Фёдорович,
  • Элимелах Зелик Абрамович,
  • Алексеев Иван Алексеевич,
  • Герега Серафим Изосимович,
  • Копылов Иван Фёдорович,
  • Павловский Андрей Тихонович,
  • Седунов Фёдор Васильевич.

Капитан «Александра Сибирякова», А. А. Качарава был награждён орденом Красного Знамени после реабилитации.

В 1965 году координаты места боя и гибели ледокольного парохода «Александр Сибиряков» (76°12′00″ с. ш. 91°30′00″ в. д.HGЯOL) объявлены местом боевой славы. Задолго до этого, ещё в годы войны сложилась традиция при прохождении кораблей в этом месте приспускать флаги и салютовать гудками.

В 1945 году название «Сибиряков» было дано полученному из Финляндии по репарациям ледоколу «Яакарху» (1926 года постройки).

В честь команды ледокола пролив в Карском море к северу от острова Диксон назван проливом Сибиряковцев. Имя судна носит банка в Баренцевом море у Новой Земли и гора в Антарктиде на Земле Эндерби. Ряд островов в районе Диксона назван в честь членов экипажа ледокола — острова:

  • Бочурко,
  • Элимелаха,
  • Дунаева,
  • Никифоренко,
  • Иванова,
  • Матвеева,
  • Прошина,
  • Вавилова.

На острове Белуха (остров Элимелаха) в память о подвиге корабля установлен маяк.

> См. также

  • Операция «Вундерланд»

Примечания

  1. «Сибиряков» («Александр Сибиряков») // Военная энциклопедия / Грачёв П. С.. — Москва: Военное издательство, 2003. — Т. 7. — С. 470. — ISBN 5-203-01874-X.
  2. ss BELLAVENTURE built by D & W Henderson Ltd Glasgow (недоступная ссылка), Clydebuilt Ships Database
  3. S.S. Bellaventure (англ.). Bonavista North Museum & Gallery. Дата обращения 17 января 2010. Архивировано 29 февраля 2012 года.
  4. Jenny Higgins. Impact of the 1914 Sealing Disaster (англ.). Newfoundland and Labrador Heritage Web Site (2007). Дата обращения 17 января 2010. Архивировано 29 февраля 2012 года.
  5. Впервые маршрут был пройден с одной зимовкой в 1878-1879 годах экспедицией шведа Нильса Норденшельда на паровой шхуне «Вега».
  6. Быков Н.Г. Прожитое и пережитое. — М.: Андреевский флаг, 1996. — С. 12-19. — 352 с. — 5000 экз. — ISBN 5-85608-034-3.
  7. Качарава Анатолий Алексеевич — ОБД Мемориал. www.obd-memorial.ru. Дата обращения 13 декабря 2016.
  8. Рейд «Адмирала Шеера» — Побратимы Арктики (недоступная ссылка)
  9. 1 2 3 4 5 Головко А. Г. Вместе с флотом. — 3-е изд. — М.: Финансы и статистика, 1984. — 287 с, ил. — с. 129—135.
  10. Тяжёлый крейсер американского флота «Тускалуза» мог находиться в это время в Карском море, следуя в Великобританию Северным морским путём.
  11. 1 2 3 Бадигин К. С. На морских дорогах. — 2-е изд. — М.: Политиздат, 1980.— 336 с, ил. — с. 160—164.
  12. Информация была остро необходима немецкому крейсеру ввиду утраты разведывательного самолёта в аварии утром 25 августа.
  13. Вне теоретической дальности.
  14. Пойзнер М. Б. В честь норвежского исследователя?… Заметки по еврейской истории. Дата обращения 17 января 2010.
  15. Стратегическая оборона. 1941—1942 гг. Подвиг в Арктике, Красноярск-Берлин
  16. Операция «Вундерланд»
  17. Operation Wonderland — August 1942, All World Wars.
  18. «Александр Сибиряков» — полярный «Варяг», Полярная правда — Выпуск № 158 от 25 Октября 2007 г.
  19. Ярославцев В. Где погиб «Сибиряков»? : «Красноярский рабочий», 1982 г. : статья // Побратимы Арктики. Документально-публицистическое, эпистолярно-библиографическое, поисковое повествование или Композиция на заданную тему / Елагин Никандр Анатольевич. — Бендеры, 2008. — С. 73—76. — 536 с.
  20. Найдены арктические конвои времён Великой Отечественной войны. ООО «Фертоинг» (17 ноября 2014). Дата обращения 1 апреля 2019.
  21. «Карская экспедиция 2015» завершила свою работу. ООО «Фертоинг» (4 сентября 2015). Дата обращения 1 апреля 2019.
  22. Экспедиция исследовала в Карском море затопленный нацистами пароход. Interfax (31 августа 2015). Дата обращения 1 апреля 2019.
  23. Последний бой «Александра Сибирякова». ООО «Фертоинг» (24 августа 2018). Дата обращения 1 апреля 2019.
  24. Маяк в память о бое 1942 г. экипажа ледокольного парохода «А.Сибиряков» с фашистским линкором «Адмирал Шеер», 1967 г. (недоступная ссылка)

Литература

  • «Сибиряков» // Сафлор — Соан. — М. : Советская энциклопедия, 1976. — С. 342. — (Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 23).
  • Шнейдеров В. А. Великим Северным (Поход «Сибирякова») / Предисл. О. Ю. Шмидта; Послесл. Е. И. Толстикова; Худож. А. Скородумов. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Географгиз, 1963. — 200, с. — (Путешествия. Приключения. Фантастика). — 50 000 экз.
  • Сузюмов Е. М. Подвиг «А. Сибирякова». — М.: Воениздат, 1964. — 28 с. — (Героическое прошлое нашей Родины).
  • Новиков Л. А., Тараданкин А. К. Сказание о «Сибирякове». — М.: Молодая гвардия, 1961. — 192 с.
  • Новиков Л. А., Тараданкин А. К. Полярный «Варяг»: Ледокольный пароход «Сибиряков». — М.: Изд-во ДОСААФ, 1968. — 192 с. (обл.)
  • Морской энциклопедический словарь. В трёх томах. — Л.: Судостроение, 1991. — Т. 1 (А—И). — 504 с. — ISBN 5-7355-0280-8.
  • Шнейдер И. Г. Дежневцы: Экипаж ледокольного парохода «Дежнёв». — М.: Воениздат, 1978. — 168 с. — (Рассказывают фронтовики 1941—1945). — 65 000 экз. (обл.)
  • Shannon Ryan. The ice hunters: a history of Newfoundland sealing to 1914. — St.John’s, NF: Breakwater Books, 1994. — 525 p. — (Newfoundland history series). — ISBN 9781550810974. (англ.)

Заложен 23 ноября 1908 года на верфи «Гендерсон и К°» по заказу компании «Беллавенчур Стимшип» (англ. Bellaventure Steamship Co Ltd). Спущен на воду в 1909 году под названием «Беллавенчур» (англ. Bellaventure).

Базировался в порту Сент-Джонс, Ньюфаундленд. Использовался для промысла тюленей. Рекордным в охотничьей биографии судна стал 1910 год, когда было добыто 35816 тюленей. Общее количество добытых на «Беллавенчур» тюленей составляет 112135 туш.

С 1913 по 1915 год работал по подрядам правительства Доминиона Ньюфаундленд при строительстве портовых терминалов.

В 1914 году «Беллавенчур» участвовал в эвакуации тел погибших от холода моряков судна «Newfoundland». 4 апреля 1914 года «Беллавенчур» прибыл в Сент-Джонс, неся на палубе 69 тел.

В 1915 году «Беллавенчур» вместе с однотипным зверобойным ледокольным пароходом «Бонавенчур» («Владимир Русанов») куплен у компании «Эй Джей Харви» (англ. A. J. Harvey and Co.) министерством торговли и промышленности России для зимних рейсов в Белом море.

В 1916 году переименован из «Беллавенчур» в «Александр Сибиряков». Назван в честь русского финансиста А. М. Сибирякова.

В 1-ю мировую войну работал в Белом море на перевозке прибывавших из стран-союзников военных грузов. После войны использовался ежегодно для весеннего зверобойного промысла в горле Белого моря и в навигацию как грузовое и снабженческое судно.

В июле 1932 года «Сибиряков» под командованием капитана В. И. Воронина, начальника экспедиции академика О. Ю. Шмидта и его заместителя В. Ю. Визе вышел из Архангельска и, обогнув с Севера архипелаг Северная Земля, в августе достиг Чукотского моря, где в сложной ледовой обстановке потерял часть гребного вала с винтом. Оставшись без хода, начал дрейфовать, но с помощью самодельных парусов команде удалось вывести судно на чистую воду к 1 октября в северной части Берингова пролива, откуда его отбуксировали в Петропавловск-Камчатский.

Это было первое в истории сквозное плавание по Северному морскому пути из Белого моря в Берингово за одну навигацию. В том же году «Александр Сибиряков» был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Летом 1933 года В. И. Воронин и О. Ю. Шмидт повторили попытку, возглавив новую экспедицию на более крупном судне — пароходе «Челюскин»

1932—1942

В 1936 году судно наскочило на каменную гряду у берегов Новой Земли в Карском море, в следующем году было спасено ЭПРОНом и отремонтировано в Архангельске. До начала Великой Отечественной войны «Александр Сибиряков» работал в Арктике как снабженец.

В августе 1941 года вошёл в состав ледокольного отряда Беломорской военной флотилии под названием ЛД-6 («Лёд-6»). На корабле было установлено вооружение: два 76-мм (корма), два 45-мм орудия (бак), два 20-мм зенитных автомата «Эрликон». Капитану ледокола Анатолию Алексеевичу Качараве было присвоено воинское звание старший лейтенант.

Бой ледокола «Александр Сибиряков» с крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 года.
П. П. Павлинов, 1945 год.

24 августа (понедельник) 1942 года вышел с Диксона, выполняя рейс на Северную Землю. На борту находилось 104 человека (включая 47 человек экипажа, 32 военнослужащих под командованием Никифоренко, 11 полярников, 12 рабочих, 2 офицера — Бочурко и Элимелах), 349 тонн грузов (собаки, коровы, оснащение станции, провиант, топливо, стройматериалы). Целью рейса была замена персонала, пополнение запаса полярных станций на Северной Земле и организация новой станции на мысе Молотова.

25 августа 1942 года, направляясь по курсу к мысу Оловянный, между островами Белуха, Центральный и Продолговатый в заливе Миддендорфа Карского моря, встретил немецкий тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер», который вел поиск союзнических караванов в рамках операции «Вундерланд». Крейсером командовал капитан Вильгельм Меендсен-Болькен. Предупреждения о возможном нахождении крейсера в Карском море поступили 24 августа от британского военного представителя в Архангельске и от персонала советской метеостанции на островах Гейберга, который видел 21 августа разведывательный самолёт Arado, но не были переданы экипажу ледокола; встреча с крейсером была неожиданностью.

Сигнальщик Алексеев в 13 ч. 17 мин. заметил дым неизвестного корабля. Корабль приблизился. На немецком крейсере, с целью введения советских моряков в заблуждение, подняли американский флаг и передали сигналами ложное название корабля (переданное «Тускалуза», было трактовано как японское «Сисияма»). После двадцатиминутного диалога, в котором немцами на русском языке запрашивались сведения о ледовой обстановке в проливе Вилькицкого, капитаном Качаравой принято решение следовать на полном ходу к острову Белуха (10 морских миль), для того, чтобы укрыть людей и груз. Была объявлена тревога: все бойцы заняли места у орудий, подготовлены средства пожаротушения и медицинской помощи, отправлена радиограмма: «Встретили иностранный крейсер. Наблюдайте за нами». Радиостанция штаба ГУСМП передала информацию о том, что ни американских, ни японских военных кораблей в акватории моря находиться не может.

На «Адмирале Шеере» была включена аппаратура радиопомех, поднят немецкий военно-морской флаг. Крейсер потребовал прекратить радиопередачи и лечь в дрейф, затем был дан предупредительный выстрел. В 13 часов 45 минут была даны радиограммы: «Началась канонада, ждите», затем «Нас обстреливают». «Сибиряков» (3 -75 мм орудия) несмотря на огромное превосходство в вооружении (полный залп крейсера главным калибром, один снаряд которого мог отправить «Сибиряков» на дно) начал обстрел крейсера с дистанции 64 кабельтовых. Снаряды «Сибирякова» повредили неукрытые зенитные орудия, покосили орудийную прислугу. Ответный огонь крейсера: из 27 снарядов главного калибра в 6 залпах 4 попали в цель. Первым попаданием снаряда снесло фор-стеньгу и повредило радиостанцию (перешли на аварийный передатчик), систему телефонной связи, вторым снарядом накрыло корму, мощный взрыв выбросил высоко в воздух тела бойцов, коробки груза, элементы кормы, кормовых орудий, шлюпок, — около тридцати человек погибло. Третий снаряд попал на носовую палубу, взорвались бочки с бензином (около 300 штук), из-за чего обгорели многие находившиеся на борту. К дымовой завесе, выставленной ледоколом, прибавился дым мощного пожара. Четвертый снаряд угодил в ботдек и взорвался в котельном отделении (левый котел вышел из строя). Ледокол полностью потерял ход и дал дифферент на нос.

В результате третьего попадания тяжело ранило капитана в руку, он терял много крови. Командование принял комиссар З. А. Элимелах, и далее руководил боем, несмотря на ранение в голову. По его приказу радист А. Г. Шаршавин в передал в эфир радиограмму: «Помполит приказал покинуть судно. Горим, прощайте. 14 ч. 05 мин.» По приказу комиссара старший механик Бочурко открыл кингстон. Комиссар и старший механик погибли вместе с кораблем. Последнее уцелевшее орудие продолжало обстрел вражеского крейсера с дистанции в 2,2 мили. В 14 ч. 30 мин. крейсер, подавив огневую точку, прекратил шрапнельный огонь и подошёл к месту, где находился тонущий ледокол. Бой крейсера с ледоколом продолжался 43 минуты. Из двух шлюпок со спасшимися одну немцам удалось потопить. К оставшейся шлюпке был выслан катер для поиска возможных данных о караванах, ледовой обстановке, кодов, шифров. В шлюпке немецкими моряками были обнаружены 28 человек, из которых 18 человек (по другим данным 19 или 22), включая капитана Качараву, радиста Шаршавина, руководителя планируемой станции Золотова, были захвачены в плен. Оказавший сопротивление матрос Матвеев был расстрелян, несколько человек отказалось от эвакуации на немецкий крейсер, выпрыгнули за борт и остались в воде. Около 15 часов ледокол начал быстро погружаться под воду, образуя воронку. Моряки крейсера фотографировали эвакуацию и погружение «Сибирякова».

Кочегару Вавилову удалось добраться до острова Белуха. В сентябре он был замечен с борта парохода «Сакко» и 29 сентября, через 32 дня, эвакуирован с острова самолетом (летчик Черевичный).

13 человек из плененных выжили в немецких лагерях и были освобождены после окончания войны. Поиски останков судна, организованные в 2007 г. не увенчались успехом.

29 апреля 1961 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена часть членов экипажа «За мужество и стойкость, проявленные членами экипажа Краснознаменного ледокольного парохода „А. Сибиряков“ в бою с фашистским крейсером „Адмирал Шеер“ в период Великой Отечественной войны»: Бочурко Николай Григорьевич, Никифоренко Семён Фёдорович, Элимелах Зелик Абрамович, Алексеев Иван Алексеевич, Герега Серафим Изосимович, Копылов Иван Федорович, Павловский Андрей Тихонович, Седунов Федор Васильевич.

Капитан «Александра Сибирякова», Анатолий Алексеевич Качарава был награжден орденом Красного Знамени после реабилитации.

В 1965 году координаты места боя и гибели ледокольного парохода «Александра Сибирякова» (76°00′00″ с. ш. 91°31′00″ в. д. / 76° с. ш. 91.516667° в. д. (G) (O)) объявлены местом боевой славы.

В 1945 году название «Сибиряков» получил полученный из Финляндии по репарациям ледокол «Яакарху» (1926 года постройки).

В честь команды ледокола пролив в Карском море к Северу от острова Диксон назван проливом Сибиряковцев, имя судна носит банка в Баренцевом море у Новой Земли и гора в Антарктиде на Земле Эндерби.

На острове Белуха (остров Элимелаха) в память о подвиге корабля установлен маяк.

  • Сузюмов Е. М. Подвиг «А. Сибирякова». — М., 1964.
  • Новиков Л. А., Тараданин А. К. Сказание о «Сибирякове». — М.: Молодая гвардия, 1961. — 192 с.
  • Морской энциклопедический словарь. В трех томах. Том 1. А — И. — Л.: Судостроение, 1991. — 504 с. — ISBN 5-7355-0280-8
  • Шнейдер И. Г. Дежневцы. — М.: Воениздат, 1978.
  • Shannon Ryan The ice hunters: a history of Newfoundland sealing to 1914. — St.John’s, NF: Breakwater Books, 1994. — 525 p. — (Newfoundland history series). — ISBN 9781550810974 (англ.)

> Ссылки

  • Александр Сибиряков (корабль) — статья из Большой советской энциклопедии
  • «Дежнёв и Сибиряков» — Побратимы Арктики
  1. ss BELLAVENTURE built by D & W Henderson Ltd Glasgow, Clydebuilt Ships Database
  2. S.S. Bellaventure (англ.). Bonavista North Museum & Gallery. Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012. Проверено 17 января 2010.
  3. Jenny Higgins Impact of the 1914 Sealing Disaster (англ.). Newfoundland and Labrador Heritage Web Site (2007). Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012. Проверено 17 января 2010.
  4. Впервые маршрут был пройден с одной зимовкой в 1878-79 годах экспедицией шведа Нильса Норденшельда на паровой шхуне «Вега».
  5. Рейд «Адмирала Шеера» — Побратимы Арктики
  6. 1 2 3 4 5 Головко А. Г. Вместе с флотом. — 3-е изд. — М.: Финансы и статистика, 1984. — 287 с, ил. — с. 129—135.
  7. Линкор американского флота «Тускалуза» мог находиться в это время в Карском море, следуя в Великобританию Северным морским путём.
  8. Информация была остро необходима немецкому крейсеру ввиду утраты разведывательного самолёта в аварии утром 25 августа.
  9. Вне теоретической дальности.
  10. Пойзнер М. Б. В честь норвежского исследователя?… Заметки по еврейской истории. Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012. Проверено 17 января 2010.
  11. Стратегическая оборона. 1941—1942 гг. Подвиг в Арктике, Красноярск-Берлин
  12. Операция «Вундерланд»
  13. Operation Wonderland — August 1942, All World Wars.
  14. «Александр Сибиряков» — полярный «Варяг», Полярная правда — Выпуск № 158 от 25 Октября 2007 г.
  15. Маяк в память о бое 1942 г. экипажа ледокольного парохода «А.Сибиряков» с фашистским линкором «Адмирал Шеер», 1967 г.

Admiral Scheer (1933)

Admiral Scheer

Служба


Германия
Исторические данные

1 апреля 1933 Спущен на воду

Общие данные

11550 / 15180 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)

186,0 / 21,34 / 7,4 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)

ЭУ top 0

дизельная / 56 800 л.с. Главная ЭУ
(тип/мощность)

дизельная / 5 800 Вспомогательная ЭУ
(тип/мощность)

2 ед. Количество валов

28 / 18 узл. Скорость хода
(полная/экономичная)

/ 16 300 миль Дальность плавания
(полным/экономичным ходом)

1

28 / 18 узл. Скорость хода
(полная/экономичная)

/ 16300 миль Дальность плавания
(полным/экономичным ходом)

0 реал 1 док Экипаж

1150 чел. Общая численность

47 чел. Офицеры

Бронирование

50…80 / мм. Пояс/борт

18+20…40 мм. Палуба

50 / мм. Траверз
(носовой/кормовой)

125 мм. Барбеты

140 / 85 / 170 / 105 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)

50…150 мм. Боевая рубка

Вооружение

  • Артиллерия

2 × 3 — 283-мм/52 8 × 1 — 150-мм/55

  • Зенитная артиллерия

3 × 2 — 88-мм/78 4 × 2 — 37-мм/83 10 × 1 — 20-мм/65

  • Минно-торпедное вооружение

2 четырёхтрубных 533-мм торпедных аппарата

  • Авиационная группа

1 катапульта 2 гидросамолёта Arado Ar 196

Admiral Scheer (рус. «Адмирал Шеер») — немецкий тяжёлый крейсер серии из трёх кораблей. Первоначально числился броненосцем, с февраля 1940 года — тяжёлый крейсер. В ходе Второй мировой войны под командованием Теодора Кранке (нем. «Theodor Krancke») стал самым успешным рейдером Кригсмарине, предпринимая походы от Центральной и Южной Атлантики до Индийского океана до Индийского океана. Участвовал в операции «Вундерланд». Потоплен 10 апреля 1945 года в ходе налета британской авиации на верфи в Киле.

Конструкция

Основной задачей, стоящей перед конструкторами, было создать мощный боевой корабль, не противоречащий условиям Версальского договора. В частности, водоизмещение корабля не должно было превышать 10 тыс. тонн. Немецкие инженеры подошли к её решению со свойственной им склонностью к инновациям. При строительстве широко применялась дуговая сварка деталей корпуса (вместо более традиционных заклепок). Дизельные двигатели MAN оказались значительно легче паровых котлов и турбин, обычно применяющихся на тяжелых кораблях. Трехорудийные башни главного калибра позволили разместить шесть 283-мм орудий, ненамного увеличив вес башни по сравнению с двухорудийной. Эти решения позволили значительно снизить общий вес судна. Но, даже несмотря на это, тоннаж судна превысил дозволенные 10 тыс. тонн. В официальных же источниках вес был указан, как не нарушаюший Версальского договора.

Недостатки

Среди недостатков «Адмирала Шеера» следует в первую очередь отметить его невысокую скорость. По этому показателю он значительно (на 4-5 узлов) уступал британским крейсерам. Невысокая скорость очень ограничивала рейдерские качества крейсера, поскольку при атаке конвоя приходилось преследовать расходящиеся во все стороны торговые суда противника, а после успешной атаки стремительно уходить от вызванных конвоем патрульных сил. Кроме того, конструкторы явно недооценивали угрозу крупным военным кораблям со стороны авиации. На головном корабле класса было установлено всего три крупнокалиберных (88-мм) зенитных орудия. На «Адмирале Шеере» их количество было удвоено с самого начала, однако первый же авианалет показал слабость противовоздушной обороны корабля. Отсутствие отдельного поста управления средней артиллерией, а также слабая броневая защита 150-мм орудий значительно ограничивали их боевое применение.

Технические детали

Силовая установка

Традиционная силовая установка тяжелых крейсеров представляла собой несколько паровых турбин (обычно по одной на винт), пар в которые подавался из паровых котлов (по 2-4 на каждую турбину). Схема была достаточно громоздкой и тяжелой. В связи с упомянутыми выше ограничениями она не подходила для «карманного линкора». На тяжелых крейсерах типа «Дойчланд» немецкие судостроители впервые применили дизельную силовую установку, состоящую из четырёх групп двигателей. В каждой группе находилось по два 9-цилиндровых двухтактных дизеля MAN M-9Zu42/58 двойного действия, каждый из которых развивал мощность до 7100 л.с. при 450 об/мин (максимальная продолжительная мощность 6655 л.с.). Суммарная мощность всех восьми главных двигателей на гребных валах (с учетом потерь) — 54000 л.с., что обеспечивало скорость хода около 27 узлов. При скорости хода 25 узлов необходимая мощность составляла 33000 л.с., при скорости 19 узлов — 11 000 л.с. В силовую установку корабля также входили четыре вспомогательных 5-цилиндровых дизеля MAN M-5Z42/58 каждый максимальной мощностью 1450 л.с. при 425 об/мин. Электрическая сеть корабля питалась от 8 дизель-генераторов суммарной мощностью 2800 кВт.

Основное вооружение

Главный калибр

Артиллерию главного калибра составляли шесть 283-мм орудий SK L/52 C28, размещенные в двух бронированных башнях — одна в носу, одна в корме. Каждая башня главного калибра весила около 590 тонн и обеспечивала надежную защиту расчетам орудий. Толщина передней бронеплиты составляла 160 мм, задней — 170 мм, верхней — до 105 мм, боковых — до 85 мм. Ствол каждого орудия весил 48,2 тонн и был 14,8 м длину. Углы наведения орудий: от −10° до +40° по вертикали и по 145° на борт. Максимальная дальность стрельбы при угле возвышения 40° составляла 36 475 м. Живучесть ствола — 340 выстрелов полным зарядом — около трех полных боезапасов. Механизмы позволяли делать 3 выстрела в минуту, однако на практике скорострельность не превышала двух. В боекомплект входили три типа снарядов, весящие по 300 кг. Бронебойный — длина 1047 мм, (2,6 % взрывчатого вещества). Бронебойно-фугасный (с замедлением) — длина 1188 мм (5,65 % ВВ). Фугасный — длина 1188 мм (7,8 % ВВ).

Вспомогательный калибр

Артиллерия вспомогательного калибра состояла из восьми 150-мм орудий SK L/55 C28, расположенных в восьми башнях вдоль бортов. По сравнению с главным калибром, эти орудия были обеспечены значительно хуже. Броневая защита расчетов составляла всего 10 мм, что не идет ни в какое сравнение с бронированием главного калибра. Установки вспомогательного калибра были тесными и неудобными внутри. Длина ствола — 8,2 м. Угол возвышения орудий — от −10° до +35°. Максимальная дальность стрельбы при угле возвышения 35° составляла 22 000 м. Живучесть ствола — около 1000 выстрелов. Техническая скорострельность составляла 10 выстрелов в минуту, практическая же зависела от условий питания боеприпасами и не превышала 5-7 выстрелов в минуту. В боекомплект входили два типа снарядов — бронебойные и фугасные, весящие по 42 кг. Боезапас первоначально составлял 100 снарядов на ствол, впоследствии был увеличен до 150. Боезапас составлял 105—120 снарядов на ствол, всех трех типов поровну.

Зенитное вооружение

Вследствие все возрастающей угрозы с воздуха зенитное вооружение корабля постоянно увеличивалось и модернизировалось. С момента постройки до 1945 года количество зенитных автоматов возросло с 16 до 39 единиц. Первоначальное вооружение состояло из: Шести 88-мм орудий L/78 C/31. Восьми 37-мм автоматических орудий L/83 C/30 в спаренных установках. Восьми малокалиберных 20-мм автоматов L/65 в счетверенных установках. В 1939 году орудия L/78 C/31 были заменены более мощными 105-мм орудиями L/65 C/33. Число же и расположение 20-мм зенитных автоматов постоянно менялось и к концу войны составило 33 в одиночных, спаренных и счетверенных установках.

Бронирование

Ещё одной инновацией стала система бронирования корабля. Она полностью отходит от общепринятых правил как немецкого, так и мирового судостроения. Вследствие этой инновационности бронирование кораблей класса значительно различалось. На «Адмирале Шеере» широкое применение нашла более прочная броня «Вотан», разработанная на заводах Круппа. Основными элементами системы бронирования являются поясная броня, броневая палуба и броневые переборки. Поясная броня располагалась под углом 13° и состояла из двух поясов бронеплит — нижнего, толщиной 80 мм и верхнего, толщиной 50 мм. Верхний пояс брони располагался выше, чем на головном корабле серии и достигал средней палубы. К носу толщина брони уменьшалась, а сам нос и вовсе не был забронирован. Бронирование же кормовой части было усилено для обеспечения большей живучести винторулевой установки и достигло 45 мм. Толщина противоторпедной переборки и бронепалубы несколько уменьшена и составила 40 мм, а между верхними броневыми переборками — и вовсе 20 мм. Однако это в некоторой мере компенсировалось применением брони «Вотан». Интересным и неоднозначным решением является установка продольной броневой 40-мм переборки. С одной точки зрения, она неоправданно утяжеляла и дисбалансировала корабль. С другой же, являлась важным несущим элементом бронепалубы и предохраняла от продольных попаданий в нос, особо опасных из-за его слабой защиты. Особое внимание было уделено защите пунктов управления кораблем. По сравнению с «Дойчландом» толщина брони боевой рубки возросла на 10 мм, до 150 мм, а пунктов управления огнем — удвоилась и составила 100 мм. В целом же броневая защита «Адмирала Шеера» выглядит более мощной и продуманной, чем «Дойчланда».

История

Гражданская война в Испании

Свое первое задание крейсер получил в июле 1936 года, когда был отправлен в Испанию для эвакуации немецких граждан, застигнутых гражданской войной. Он также следил за советскими кораблями, доставлявшими военные грузы республиканцам и охранял немецкие транспорты, перевозившие оружие для франкистов. 31 мая 1937 года линкор и четыре торпедных катера германских ВМС открыли огонь по испанскому портовому городу Альмерия, в ответ на налет республиканской авиации на тяжелый крейсер «Дойчланд». От этого обстрела, предпринятого в нарушение международного права, погиб 21 житель города и 55 жителей получили ранения. К концу июня 1938 года на счету крейсера было уже восемь походов к испанским берегам.

Захват Клайпеды

В марте 1939 года вместе с остальными кораблями своего класса участвовал в захвате немцами Клайпеды.

Вторая мировая война

В ходе Второй мировой войны «Адмирал Шеер» под командованием Теодора Кранке стал самым успешным рейдером Кригсмарине, предпринимая походы вплоть до Индийского океана. Для крейсера Вторая мировая война началась 4 сентября 1939 года, когда он был атакован в Вильгельмсхафене бомбардировщиками Королевских ВВС «Бристоль Бленхейм». В корабль попали 3 бомбы, однако серьёзных повреждений не причинили, при этом один бомбардировщик был сбит. После налета противовоздушная оборона корабля была улучшена — 88-мм зенитные орудия были заменены на 105-мм. С 1 февраля и до конца июля 1940 года крейсер подвергается ремонту и модернизации. В частности, на него устанавливают новый радиолокатор «FuMO-26», оборудование для размагничивания, усиливают противовоздушную оборону.

Рейд капитана Кранке

В октябре 1940 года морская служба радиоперехвата (B-Dienst) получила информацию о выходе в море конвоя HX-84 из Галифакса. 23 октября «Адмирал Шеер» вышел из Готенхафена (Гдыня) и направился в Ставангер. 28 октября он прорвался в Атлантику через Датский пролив, а 5 ноября потопил свою первую жертву — британское судно «Мопан». В тот же день разведывательный самолет «Арадо-196» заметил конвой. В начале войны трансатлантические конвои охранялись эсминцами лишь в последние три дня пути. Считая, что конвой идет без охранения, Кранке решил атаковать его. Однако в охранении конвоя шел «Джервис-Бэй» — вспомогательный крейсер, переоборудованный из пассажирского судна. Несмотря на то, что вооружение британского крейсера состояло лишь из 6 устаревших орудий, он вступил в неравный бой и был потоплен. «Адмиралу Шееру» потребовалось около часа, чтобы потопить «Джервис-Бэй», что дало время остальным судам рассредоточиться. В результате «Адмиралу Шееру» удалось потопить лишь 5 судов из 37. Эта атака вызвала изменения в действиях Адмиралтейства. В США были закуплены эсминцы с достаточным запасом хода для пересечения Атлантики, кроме того, в охранение конвоев стали включаться авианосцы. Адмиралтейство отправило несколько кораблей для поимки рейдера, но «Адмиралу Шееру» удалось ускользнуть и уйти на юг для встречи со своим заправщиком — танкером «Нордмарк». В последующие два месяца он потопил или захватил несколько кораблей. Новый 1941 год корабль встретил в южной Атлантике, в нескольких сотнях миль от архипелага Тристан-да-Кунья. В феврале 1941 года капитан Кранке предпринял рейд в Индийский океан. Ему удалось потопить ещё два судна, однако последнее из них успело подать сигнал бедствия, привлекший британские крейсера. «Адмирал Шеер» потопил ещё один сухогруз, ушёл от преследования и вернулся в Атлантику. Он направился на север, прошёл через Датский пролив и в конце концов достиг Киля 1 апреля 1941 года, пройдя 46 тыс. морских миль и потопив 16 судов противника. За этот рейд капитану корабля Теодору Кранке было присвоено звание контр-адмирала.

Действия в Арктике

В следующий раз «Адмирал Шеер» вышел в море 2 июля 1942 г., имея приказ перехватить печально известный конвой PQ-17. Перехватить конвой крейсеру не удалось и он был направлен в Северный Ледовитый океан для перехвата последующих арктических конвоев и обеспечения военного присутствия кригсмарине в регионе. 25 августа 1942 года им была обстреляна советская метеорологическая станция на мысе Желания. В тот же день «Адмирал Шеер» потопил в бою советский ледокол «Александр Сибиряков», но не смог обнаружить проходивший в этом районе конвой. «Александр Сибиряков» успел связаться со станцией в Диксоне и предупредить их об опасности. Бой крейсера с ледоколом продолжался 43 минуты. Когда «Адмирал Шеер» выдвинулся для обстрела Диксона, стоявшие на рейде Диксона суда, сторожевой корабль СКР-19 («Дежнёв») и пароход «Революционер», а так же береговая 152-мм батарея, открыли ответный огонь и причинили крейсеру значительные повреждения (три подтверждённых прямых попадания 152-мм снарядов). «Адмирал Шеер» семь раз возобновлял бомбардировку, временами отходя в море и ставя дымовую завесу от огня береговых батарей, выпустив по острову всего 77 снарядов главного калибра. «Дежнёв» и «Революционер» получив повреждения, смогли самостоятельно дойти до Дудинки для ремонта. Крейсер вернулся в Вильгельмсхафен, не обнаружив ни одного советского конвоя.

Бой в Арктике: «Александр Сибиряков» и «Адмирал Шеер»

65 лет назад совершил свой бессмертный подвиг ледокольный пароход «А. Сибиряков» — Александр Матросов нашего флота. На фашистском рейдере палуба была полна народа. Немцы вышли посмотреть, как будет сдаваться советский пароход. — Мы поставили дымовую завесу; когда наша артиллерия открыла огонь по фашисту, я сквозь клочья дыма увидел, что палуба крейсера опустела, — вспоминал капитан «Сибирякова» Анатолий Качарава. По мнению немецкого адмирала Ф. Руге, крейсер «Адмирал Шеер» («карманный линкор») потопил «мужественно и искусно сопротивлявшийся большой ледокол». Немецкий морской волк отдал должное нашим морякам. Но что значит «большой ледокол» в сравнении с крейсером? У «Сибирякова», 1909 года постройки, четыре пушчонки — 76 и 45 миллиметров; восемь узлов хода. У «Шеера», современного фашистского корабля, специально построенного для дальнего рейдерства, — шесть 105-миллиметровых орудий, восемь 150-миллиметровых, шесть 280-миллиметровых и так далее; 20 узлов хода. «Шеер» был направлен в Карское море для уничтожения караванов судов — транспортов, ледоколов, кораблей эскорта — и порта Диксон. Рейдер свою задачу не выполнил. Наших судов, кроме «Сибирякова», он не нашел, а подойти неожиданно к Диксону ему не дали сибиряковцы, которые шли к Северной Земле, чтобы открыть там новую зимовку (для этого на борту парохода находились персонал новой полярной станции, плотники, ящики с оборудованием и аппаратурой и так далее). С крейсера сигналили: спустить флаг и сообщить ледовую обстановку в проливе Вилькицкого. Пароход отказался это сделать. В ответ на требование прекратить работу радиостанции, остановить машину, опустить флаг, то есть сдаться без боя, капитан Качарава дал приказ: «Огонь!» И немецкий сигнальщик перестал махать своими флажками, убравшись с опасного места. Впрочем, снаряды «Сибирякова» до «Шеера» не долетели. Крейсер развернулся правым бортом. Залп, второй. «Сибиряков» вздрагивает от страшного удара. Корма резко осаживается вниз. Пароход стремительно теряет и так-то небольшой ход. В кормовой части — пожар. Артиллерии на корме больше не существовало. Пароход потерял связь с Диксоном. Но главстаршина М. Ф. Сараев вскарабкался по уцелевшей мачте и натянул антенну. Радист снова застучал ключом. Первым «радио» «Сибиряков» оповестил Советскую Арктику о появлении «Шеера». Последнее сообщение — такое: «Продолжаем бой, судно горит». Пламя отрезало от товарищей артиллеристов, которые непрерывно вели огонь из носовых орудий… Но пришел момент, когда пароход стал неподвижной мишенью. Качарава отдавал последние приказы: «Открыть кингстоны!… Всем выходить наверх!..» До боя на борту «Сибирякова» находилось около 104 человек. В шлюпке их было 19. Одного немцы застрелили, 18 попали в плен. Боцман Андрей Тихонович Павловский (помор, живший после войны в Архангельске) рассказывал мне: — Пока мы рассаживались в шлюпке, смотрим — перед нами катер немецкий. Мы условились не говорить, что с нами есть капитан. А как же иначе, так и должно было быть. Когда катер стал нас забирать, «Сибиряков» начал тонуть… Плен есть плен. Раненому М. Ф. Сараеву операцию делали на берегу без наркоза. … Говоря «большой ледокол», не принижал ли адмирал Руге значение подвига наших моряков?.. А он настолько высок, что восхищенные слова в адрес команды были даже излишними, при том, что, как справедливо замечал мой коллега Евгений Салтыков, «подвигу «Сибирякова» трудно найти аналогию в морской истории». «Сибирякова» называли «полярным «Варягом». Но крейсер первого ранга «Варяг» был вооружен двенадцатью 152- и двенадцатью 75-миллиметровыми орудиями, шестью торпедными аппаратами. А у «Сибирякова», в отличие от «Шеера», какие торпедные аппараты!.. Однако же как долго сражался старый трудяга — пароход!.. В 12 часов 56 минут 25 августа 1942 года радиоцентр Диксона принял первое сообщение капитана Качаравы о встрече с крейсером. Через час 9 минут связь с «Сибиряковым» оборвалась. Но связь его с историей в общем-то крепкая. Хотя почти всеми в Архангельске забыто предложение Евгения Салтыкова о создании у нас диорамы, посвященной бою «Сибирякова» с «Шеером». Не забывают ли и суда, которые проходят мимо острова Белуха, где сражался пароход, медленно приспустить флаги и салютовать собрату-герою протяжными гудками?.. Кочегар первого класса Павел Вавилов (а по боевому расписанию — старшина артиллерийского погреба носовых орудий) и еще несколько человек во время пожара парохода оказались отрезанными от других сибиряковцев стеной огня. «Вдобавок начали рваться свои же снаряды. Поставленные вертикально, они летели вверх, прочерчивая в небе разноцветные трассы. Это погибающий корабль отдавал последний салют своему героическому экипажу», — так писал С. Задубровский в своей брошюре «Один на скале» (Архангельское книжное издательство, 1958). В рассказе о том, что происходило с Вавиловым далее, я воспользуюсь этим источником.

Вавилову повезло: он недолго пробыл бы в ледяной воде, но рядом оказалась шлюпка «Сибирякова». Вавилов вскарабкался на нее; нашел там три банки с галетами, в двух банках продукт был сильно подмочен, в третьей — сухой. Нашлись также три десятка коробков спичек и два топора, анкерк с пресной водой; наган с патронами и запасной обоймой. К борту шлюпки прибило тяжелый мешок. Вавилов решил, что там — мука. Обожженными чуть не до костей руками втащить его в посудину было невозможно. Тогда моряк багром проткнул мешок, продел в дырку шкертик и привязал мешок к кольцу на корме. Выловил из воды спальный мешок с теплой одеждой. Подобрал будущий Робинзон и страшно обгоревшую, ослепшую собаку. Как потом оказалось, у нее были обожжены горло и язык, она не могла есть, и затем умерла на скалистом острове Белуха. На острове были газовый маячок-мигалка — деревянная башня. (На одной из стоек этой башни Павел Иванович прочитает крупную надпись: «Белуха»). Из досок этой башни Вавилов сделает себе глухой шалаш, но оставит его, заметив на острове медведицу с двумя медвежатами, — заберется по трехпролетной лестнице на самый верх острова, к мигалке, будет ночевать в спальнике. Под маяком Вавилов нашел оставленную строителями банку с черной краской. Этой краской он отмечал на бревне маяка дни, проведенные на острове. В Арктике с ее злыми ветрами, в одиночестве провел моряк 34 дня. Делал на костре варево из почерневших от воды галет и отрубей (в прибившемся к шлюпке мешке оказались они, а не мука). Пытался охотиться на оленей, но бросил это занятие, увидев медведей. Зажигал маяк. Бегал по острову, размахивая фуфайкой, когда вдали проходили пароходы. Но его не видели… И галеты, и отруби заканчивались. Вавилов решился даже пойти с наганом на медведей, но не нашел их — возможно, они уплыли на соседний остров. Штормы все чаще, снежные заряды, первые морозы… Петр Иванович взялся делать плот, чтобы идти на нем навстречу судам. (Его шлюпку разбило уже на острове, штормом о камни). И наконец его заметили с одного из пароходов. Тот прошел мимо, но прилетел самолет, сбросил мешок, а в нем шоколад, сгущенка, записка: «Мы тебя видим, но сесть не можем, очень большая волна. Завтра прилетим еще. Остерегайся медведей, на соседнем острове их много». На другой день тот же самолет прилетел снова — и опять не смог сесть. Сбросил посылку с шоколадом, сгущенным молоком, жареной рыбой, папиросами. На третий погода была нелетной. На четвертый спасение пришло. Экипаж во главе с летчиком Иваном Черевичным, несмотря на большую волну, сел в море. Два человека в резиновой лодке подплыли к острову и сняли с него Вавилова. После войны Павел Иванович, как и другие оставшиеся в живых сибиряковцы (А. А. Качарава, А. Т. Павловский), продолжал ходить в море. Гидрографы Диксона назвали в честь Вавилова остров в группе Северо-Восточных островов. Ему присвоили звание Героя социалистического труда. Добавим, что с Александром Матросовым сравнил «Сибирякова» командующий Северным флотом 1940-1946 годов Арсений Григорьевич Головко.

Последние годы войны и гибель

Неудачные действия надводного флота вызвали гнев Гитлера и смещение с поста командующего кригсмарине Э. Редера. Вместо него командующим был назначен К. Дёниц, убежденный сторонник подводной войны. Однако новый командующий попытался активизировать действия флота. Но 26 декабря 1943 года при попытке атаковать британский конвой был потоплен линейный крейсер «Шарнхорст». Вследствие этого, а также растущей нехватки ресурсов, операции надводного флота были свёрнуты. Осенью 1944 года корабль оказывал артиллерийскую поддержку отступающим немецким войскам. В начале 1945 года крейсер неоднократно обстреливал прибрежные позиции Красной Армии, однако из-за износа орудийных стволов в марте был вынужден стать на ремонт в Киле. В ночь с 9 на 10 апреля 1945 года в ходе налета более 300 самолетов британской авиации на верфи в Киле «Адмирал Шеер» был атакован авиацией, перевернулся и затонул в доке. Бо́льшая часть экипажа находилась на берегу, но 32 человека на борту погибли. После войны часть затопленного корпуса корабля была утилизирована, часть засыпана при строительстве автостоянки на месте дока.

Потопленные и захваченные суда

Дата Судно Страна Тоннаж Судьба
5 ноября 1940 г. «Мопан» (SS Mopan) Великобритания 5 389 потоплен
5 ноября 1940 г. «Джервис Бей» (HMS Jervis Bay) Великобритания 14 164 потоплен в бою
5 ноября 1940 г. «Майдан» (SS Maidan) Великобритания 7 908 потоплен
5 ноября 1940 г. «Тревеллард» (SS Trewellard) Великобритания 5 201 потоплен
5 ноября 1940 г. «Кенбейн Хед» (SS Kenbane Head) Великобритания 5 225 потоплен
5 ноября 1940 г. «Биверфорд» (SS Beaverford) Великобритания 10 142 потоплен
5 ноября 1940 г. «Фресно Сити» (SS Fresno City) Великобритания 4 995 потоплен
24 ноября 1940 г. «Порт Хобарт» (SS Port Hobart) Великобритания 7 448 потоплен
1 декабря 1940 г. «Трайбсмен» (SS Tribesman) Великобритания 6 242 потоплен
17 декабря 1940 г. «Дюкеса» (SS Duquesa) Великобритания 8 652 захвачен
17 января 1941 г. «Сандефьорд» (SS Sandefjord) Норвегия 8 083 захвачен
20 января 1941 г. «Барневельд» (SS Barneveld) Нидерланды 5 597 потоплен
20 января 1941 г. «Стенпарк» (SS Stanpark) Великобритания 5 103 потоплен
20 февраля 1941 г. «Бритиш Адвокейт» (SS British Advocate) Великобритания 6 994 захвачен
20 февраля 1941 г. «Григориос С.» (SS Grigorios C.) Греция 2 546 потоплен
21 февраля 1941 г. «Кенедиан Крузер» (SS Canadian Cruiser) Великобритания 6 992 потоплен
22 февраля 1941 г. «Рантау Паджанг» (SS Rantau Pandjang) Нидерланды 2 542 потоплен
25 августа 1942 г. Александр Сибиряков» СССР 1 384 потоплен в бою
  1. Назван в честь адмирала Ре́йнхарда Ше́ера (нем. «Reinhard Scheer») — командующего германским флотом открытого моря в Ютландском морском сражении.
  2. немецкий адмирал, участник Первой и Второй мировых войн.

Галерея изображений

  • Схема

  • Тяжелый крейсер Admiral Scheer

  • Орудие

Эту статью требуется викифицировать!

Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей.

  • Наполнить статью внутренними ссылками
  • Иллюстрировать

Кригсмарине

Командующие Эрих Редер • Карл Дёниц • Ханс Георг фон Фридебург • Вальтер Варцеха
Основные силы флота
Линейные корабли Тип Deutschland: Schlesien • Schleswig-Holstein
Тип Scharnhorst: Scharnhorst • Gneisenau
Тип Bismarck: Bismarck • Tirpitz
Тип H: —
Тип O: —
Авианосцы Тип Graf Zeppelin: Graf Zeppelin • Flugzeugträger B
Эскортные авианосцы Тип Jade: Jade • Elbe
Hilfsflugzeugträger I • Hilfsflugzeugträger II • Weser
Тяжёлые крейсера Тип Deutschland: Deutschland • Admiral Graf Spee • Admiral Scheer
Тип Admiral Hipper: Admiral Hipper • Blücher • Prinz Eugen • Seydlitz • Lützow
Тип D: —
Тип P: —
Лёгкие крейсера Emden
Тип Königsberg: Königsberg • Karlsruhe • Köln
Тип Leipzig: Leipzig • Nürnberg
Тип M: —
Тип SP: —
Дополнительные силы флота
Вспомогательные крейсера Orion • Atlantis • Widder • Thor • Pinguin • Stier • Komet • Kormoran • Michel • Coronel • Hansa
Эсминцы Тип 1934: Z-1 Leberecht Maass • Z-2 Georg Thiele • Z-3 Max Schulz • Z-4 Richard Beitzen
Тип 1934A: Z-5 Paul Jakobi • Z-6 Theodor Riedel • Z-7 Hermann Schoemann • Z-8 Bruno Heinemann • Z-9 Wolfgang Zenker • Z-10 Hans Lody • Z-11 Bernd von Arnim • Z-12 Erich Giese • Z-13 Erich Koellner • Z-14 Friedrich Ihn • Z-15 Erich Steinbrinck • Z-16 Friedrich Eckoldt
Тип 1936: Z-17 Diether von Roeder • Z-18 Hans Lüdemann • Z-19 Hermann Künne • Z-20 Karl Galster • Z-21 Wilhelm Heidkamp • Z-22 Anton Schmitt
Тип 1936А: Z-23 • Z-24 • Z-25 • Z-26 • Z-27 • Z-28 • Z-29 • Z-30
Тип 1936A (Mob): Z-31 • Z-32 • Z-33 • Z-34 • Z-37 • Z-38 • Z-39
Тип 1936B: Z-35 • Z-36 • Z-43 • Z-44 • Z-45
Тип 1936C: —
Тип 1941: —
Тип 1942: Z-51
Тип 1944: —
Миноносцы Тип 1923: Möwe, Seeadler,Greif, Albatros, Kondor, Falke
Тип 1924: Wolf, Iltis, Luchs, Tiger, Jaguar, Leopard
Тип 1935: T-1, T-2, T-3, T-4, T-5, T-6, T-7, T-8, T-9, T-10, T-11, T-12
Тип 1937: T-13, T-14, T-15, T-16, T-17, T-18, T-19, T-20, T-21
Тип 1939: T-22, T-23, T-24, T-25, T-26, T-27, T-28 , T-29, T-30, T-31, T-32, T-33, T-34, T-35, T-36
Тип 1940: T-61 • T-63 • T-65
Тип 1941: —
Тип 1944: —
Эскорт. корабли тип F: F-1, F-2, F-3, F-4, F-5, F-6, F-7, F-8, F-9, F-10
Минные тральщики Минные тральщики типа M • Подсерия 1935 • Подсерия 1938 • Подсерия 1939(Mob) • Подсерия 1940 • Подсерия 1943
Торпедные катера Тип LM
Тип Schnellboot: S-1 • тип S-2 • S-6 • тип S-7 • тип S-10 • тип S-14 • тип S-18 • тип S-26 • тип S-30 • тип S-100 • тип S-151 • тип S-170 • тип S-701
Подводные силы флота
Подводные лодки Тип I • Тип II • Тип VII • Тип IX • Тип X • Тип XIV • Тип XVII • Тип XXI • Тип XXII

Один на острове, остальные в плену

А.В. Святославский в книге «На память городу и миру» рассказывает, что спастись посчастливилось только кочегару Павлу Вавилову. Он с трудом доплыл до спасательной шлюпки, в которой обнаружил немного пресной воды, пистолет, топорик, банку с галетами и спички. Заметив остров, Вавилов направился к нему. По пути он подобрал живую собаку и выловил из воды некоторые вещи. Больше месяца кочегар провел на острове, пока его не обнаружил с гидросамолета летчик, будущий Герой Советского Союза Иван Черевичный. Он доставил Вавилова на пароход «Сакко».

Несмотря на все тяготы, которые пришлось перенести Вавилову на острове Белуха, по сравнению с остальными членами экипажа «Александра Сибирякова» участь его не кажется столь суровой. 18 израненных и обгоревших, но выживших моряков попали в немецкий плен и до конца войны находились в концентрационных лагерях. Только тринадцати из них удалось встретить победу. Все они, включая капитана Анатолия Качараву, по словам Ивана Булавы, автора издания «Рожденные Енисеем», после освобождения из вражеского плена были помещены в специальный лагерь в Уфе. Только в 1961 году моряков реабилитировали, а капитана наградили орденом Красного Знамени.

«Его имя – достояние потомства». Александр Сибиряков: пароходы и человек

Ледокол «Александр Сибиряков» во время перехода из Архангельска во Владивосток, 1932-й год.

Имя Александра Сибирякова хорошо знакомо россиянам, однако чаще всего оно ассоциируется с пароходом – легендарным ледоколом «Александр Сибиряков», совершившим героический переход по арктическим морям из Архангельска во Владивосток за одну навигацию. Было это в 1932 году, и в это же время в Ницце в маленьком частном пансионе доживал свой век забытый соотечественниками сам Александр Михайлович Сибиряков! Когда через год его не стало, за гробом шли три шведа, одна француженка… и ни одного русского!

Увы, подобная участь — «кануть в Лету» — постигла почти всех членов семьи Сибиряковых, а ведь когда-то это были одни из самых известных людей в Сибири и даже в России. Род Сибиряковых происходит от северных крестьян, переселившихся в XVIII веке в Сибирь. По одной из версий, родоначальником Сибиряковых был крестьянин Устюжской провинции Архангелогородской губернии Афанасий (1676-1754 гг.), занявшийся торгами. Он приобрёл несколько парусных судов, занимался перевозкой людей и грузов, перебрался со временем в Иркутск. Его дело продолжили шесть поколений купцов Сибиряковых, к середине XIX века ставших, к тому же, промышленниками-золотодобытчиками.

Одному из Сибиряковых, Михаилу (около 1726-1799 гг.), за открытие серебряных приисков в Нерчинском округе было пожаловано дворянство. Внук Афанасия Сибирякова, Михаил Васильевич (1744-1814 гг.), стал первым иркутским городским головой. А отец нашего героя – Михаил Александрович (1815-1874 гг.), купец I гильдии, потомственный почётный гражданин – избирался городским головой четыре раза, был одним из виднейших деятелей городского самоуправления Иркутска в 1860-1870-х годах: заседатель в магистрате, в суде, директор губернского попечительства о тюрьмах, староста Вознесенской церкви. Михаил Александрович владел уже не только золотыми приисками и заводами, но и состоял в Ленско-Витимском товариществе, владевшем пароходством, был пайщиком Вознесенского и Александро-Невского винокуренных заводов и совладельцем Бодайбинской железной дорогой. Состояние Михаила Сибирякова оценивалось в четыре миллиона рублей. Не менее именитым был и род его жены Варвары Константиновны Трапезниковой (1826-1867 гг.). В семье Трапезниковых были городские головы, купцы первых гильдий, промышленники.

Александр Михайлович и его братья принадлежали уже к седьмому колену этого влиятельного и одного из самых богатых на тот момент клана Сибири. Нельзя сказать, что седьмое поколение сибирских олигархов продолжило дело родителей. В популярной литературе их называют золотопромышленниками, но сами они предпринимательской деятельностью не занимались, а лишь получали проценты от золотых приисков и тратили свои капиталы, по большей части, на филантропические проекты. Возможно, «виной» тому – образование и приобщение к новым культурным ценностям. После смерти отца в 1874 году братьям Сибиряковым достались доли отцовского капитала (по 875 тысяч рублей). Александр, Константин и Иннокентий каждый по-своему распорядились ими. Иннокентий ушёл со временем в религию и очень тяготился своим финансовым «бременем»: «Не есть ли это средства, случайно попавшие ко мне, достояние других людей? …я нашел, что мои миллионы – это результат труда других лиц, и чувствую себя неправым, завладев их трудами». Богоискательство привело его к принятию монашеской схимы. Интересно, что он стал схимонахом на Афоне, где было сделано предсказание, что «Бог пришлёт сюда из Сибири благодетеля», причём с его именем – Иннокентий. Афонские старцы по сей день чтят память святогорского подвижника иркутянина Иннокентия Сибирякова, о его жизни сняты фильмы и телепередачи.

Иннокентий Сибиряков

Константин Сибиряков всю жизнь «болел» либеральными идеями, пытался воплотить в жизнь народнические проекты о создании рациональных земледельческих хозяйств: строил образцовые посёлки с каменными домами (одно только здание школы стоило миллион!), выписывал из-за границы дорогущую сельхозтехнику. Увы, технику сломали, хозяйство оказалось убыточным – всё пришлось продать. И кстати, одно из владений Константина Сибирякова купили Ульяновы, и сейчас в бывшем хозяйском доме музей В.И. Ленина. Да и сам Константин Михайлович и его жена были под негласным надзором полиции за то, что покровительствовали «политически неблагонадёжным лицам». Не увенчался успехом и ещё ряд затей Константина Михайловича: на Черноморском побережье Кавказа близ Туапсе он пытался выращивать чай, хлопок, наладил производство вин. Но после смерти дочери уехал в Грузию, где и жил, видимо, до конца своих дней. Более всего известен Константин как последователь теорий Л.Н. Толстого. Он поддерживал колонии толстовцев в Самаре и на Кавказе, финансировал издание той самой Библии, из-за которой Льва Толстого отлучили от церкви. Лев Николаевич писал о нём: «Он очень хороший человек, мягкий, добрый… и только одного желающий — послужить своими богатствами для добра людям». Сибиряковы учредили десять именных стипендий для слушательниц высших женских (Бестужевских) курсов, помогали Обществу для вспомоществования нуждающимся переселенцам. Кроме того, Константин Михайлович был талантливым скульптором (он окончил Академию художеств), меценатом культуры и искусства. Однако его деятельность почти не касалась Сибири.

Рано уехали из родного города и сёстры Сибиряковы. Старшая – Ольга, прекрасная пианистка, вышла замуж за князя Вяземского, жила в Петербурге на Большой Морской близ императорских дворцов. Это были те самые Вяземские, предки которых дружили с Пушкиным, однако во второй половине XIX века брак купчихи и князя уже не был ни казусным, ни столь престижным, как это могло бы быть десятилетиями ранее. Младшая сестра Анна разделяла либеральные взгляды брата Константина, была увлечена идеями Лесгафта и Л.Н. Толстого. Анна Михайловна пожертвовала более миллиона рублей на борьбу с голодом и эпидемией тифа в Томской губернии. И это был её значительный вклад в жизнь Сибири.

В самой Сибири остался жить надолго лишь Александр Михайлович, посвятив свою жизнь улучшению экономики родного края. Его проекты, возможно, не приносили доход, многие из них оказались просто разорительными, но все они были направлены на процветание Сибири.

Родился Александр Михайлович Сибиряков 26 сентября (8 октября) 1849 года в Иркутске, здесь же учился в гимназии, а затем продолжил своё образование в Европе, окончив Федеральную высшую политехническую школу в Цюрихе. После смерти отца к Александру перешло управление семейным бизнесом, к тому же со временем брат Иннокентий и сестра Ольга уступили Александру большую часть фамильных паёв. В 1870-х он покупает Александро-Невский стекольный завод и писчебумажную фабрику, вкладывает деньги в развитие транспортной инфраструктуры Сибири. Золотые прииски почти до конца ХIХ века приносили стабильные доходы. Однако трудно назвать его золотопромышленником или финансовым воротилой, а вот предпринимателем – можно вполне. Следует согласиться с философом Иваном Ильиным, что «предпринимательство – это акт творчества, ибо «человек связывается с вещами не только материальным интересом, но и волею к совершенству, и творчеством, и любовью». Именно такими кровными узами прикипел Александр Михайлович Сибиряков к своей огромной по территории «малой родине». Истинный патриот Сибири, он был возмущён тем, что Сибирь воспринималась правительством как громадная тюрьма для исправления преступников, а не как полноценная в экономическом плане часть государства.

Александр Сибиряков

Главное дело жизни Александра Михайловича – его попытки наладить коммуникации Сибири с Европой и другими частями мира. Это проблема назрела в пору модернизации экономики России, которая не могла развиваться без путей сообщения. В своих работах Сибиряков писал о намерении «возбудить вопрос … в Государственной Думе об улучшении сообщений в Сибири, устройстве в ней дорог, каналов, морских сношений её с соседними странами…, чтобы как можно скорее двинуть её культуру вперёд». В своё время отец Александра М.А. Сибиряков и его компаньоны положили начало судоходству по сибирским рекам Лене и Витиму. Проекты строительства сухопутных и освоения водных транспортных артерий разрабатывали сибирские предприниматели В.Н. Латкин и М.К. Сидоров.

Однако чтобы развивать транспортные коммуникации и освоить выходы к морям, нужно было, прежде всего, их исследовать. В 1875 году Александр Михайлович, которому было в ту пору двадцать пять лет, отправил письма золотопромышленнику, радетелю освоения Арктики Михаилу Сидорову и полярнику из Швеции (но родина его – Финляндия) Адольфу Эрику Норденшёльду о готовности дать 25 тыс. рублей для организации исследований Обского и Енисейского заливов. Норденшёльд в то время собирался плыть к Берингову проливу. К тому же учёный-полярник «с личными взглядами» Сибирякова был «совершенно не знаком» и подозревал, что сибирский купец ищет коммерческую выгоду, между тем как «торговая часть экспедиции не может дать никакого барыша». Михаил Константинович Сидоров, опасаясь, чтобы «время и обстоятельства не охладили высокого порыва» Сибирякова, старался уговорить знаменитого полярника согласиться на экспедицию. Переписка затянулась… Сибиряков начал действовать сам, точнее, совместно с иркутским купцом А.К. Трапезниковым. Трапезников зафрахтовал в Англии пароход «Луиза», который в 1877 году совершил переход из английского города Гулль в Тобольск. Сам Сибиряков купил пароход «Фрезер» и 9 августа 1877 года из Хаммерфеста (Норвегия) отправился в плавание, а уже 21 августа вошёл в устье Енисея. Но это были отдельные рейсы между Европой и Сибирью. Для того чтобы сделать эти коммуникации регулярными, необходимо было провести исследование этого региона Арктики и севера страны. Поскольку правительство России не было готово поддержать столь дорогостоящие и рискованные проекты, Сибиряков обратился к европейским учёным. «Немецкое общество полярников» помогло обследовать север Западной Сибири, однако экспедиция получилась скорее этнографической и «натуралистической»: были сделаны описания животного мира, природы, но не была выполнена главная для судоходства задача – не проведён гидрографический анализ региона.

Тогда Сибиряков вновь обратился к шведам. В 1878-79 гг. А.М. Сибиряков совместно с королём Швеции Оскаром II и шведским предпринимателем Оскаром Диксоном финансировали экспедицию полярного исследователя Норденшёльда, который в 1878-79 годах прошёл по Северному Ледовитому океану вдоль берегов Сибири (с одной зимовкой) и вышел через Берингов пролив в Тихий океан. Экспедиция эта подробно описана в литературе, напомним лишь некоторые детали: парусно-паровой барк «Вега» был построен в Германии в 1872 году как китобойное судно, а в 1878 году переоснащён специально для шведской экспедиции. В экипаж Веги входили учёные из России, Дании, Италии, в том числе гидрографы, метеорологи и пр.

«Дело шло о разрешении географической задачи, чтобы северо-восточным путём проникнуть в Китай и Японию, что в течение трёх столетий составляло предмет соревнования между первейшими на свете торговыми государствами и отважнейшими мореплавателями», – так объяснял задачу экспедиции сам Норденшёльд.

Маршрут экспедиции на «Веге»

В походе «Вегу» сопровождало зафрахтованное Александром Михайловичем Сибиряковым судно «Лена» (оно подвозило уголь и продовольствие), но участок пути от устья Лены барк проделал самостоятельно. Не дойдя около ста миль до Берингова пролива, экспедиция попала в ледовый плен.

Норденшёльд на льдине

Вынужденная зимовка затянулась на 230 дней, но прошла без осложнений: никто из команды не заболел цингой, на корабль ежедневно приезжали местные жители – чукчи. Они же доставляли сообщения «на большую землю», однако, поскольку почта шла почти год, об обстановке на «Веге» не знали в России. Потому Александр Михайлович в 1879 году снарядил на поиски «Веги» построенный в срочном порядке в Швеции пароход «Норденшёльд» и отправил его к берегам Чукотки «южным» путём вокруг Евразии. Около Японии пароход потерпел крушение, экипаж был спасён, но судно потеряно. Между тем, успешно перезимовав, «Вега» продолжила плавание. Пройдя через Берингов пролив, судно обогнуло оконечность материка, тем самым завершив прохождение Северного морского пути. Далее экспедиция посетила Японию, ещё ряд стран и через Суэцкий канал вернулась в Европу. После триумфального шествия по европейским столицам, «Вега» возвратилась в Швецию 24 апреля 1880 года. Её встречали праздничными салютами, более того, имя каждого участника экспедиции, от её начальника до младших матросов, высвечивалось «огнём» на фасаде королевского дворца.

Празднование возвращения «Веги» в Стокгольм

Всем членам команды «Веги» король лично вручил золотые и серебряные медали, Норденшёльд был возведён в титул барон, капитан Паландер получил рыцарское звание. Позднее в Стокгольме была возведена стела с венчающим её кораблём, а 24 апреля ежегодно шведы отмечают праздник – День «Веги», во время которого вспоминают и Александра Сибирякова. Ему тоже полагалась награда – крест командора 1 класса ордена Полярной звезды, к тому же он был избран почётным членом Шведского общества антропологии и географии, членом-корреспондентом Общества военных моряков и пр. Однако для вручения наград на многочисленные торжества в Швеции Александр Михайлович прибыть не мог, ибо находился в это время то в ледовом плену Карского моря, то в переходах на оленьих упряжках по сибирским просторам.

В 1880 году Александр Сибиряков организовал свою экспедицию по Арктике. На пароходах «Оскар Диксон» и «Нордланд» его команда пыталась добраться из Норвегии до Тобольска. Увы, преодолеть «ледовый мешок» Карского моря путешественники смогли с большим трудом, а в конце сентября оказались затёртыми льдами на пути в Енисейский залив. Далее часть членов экспедиции, среди которых был и сам Сибиряков, двинулась на оленьих упряжках за помощью. Два месяца продолжалась эта поездка при тридцатиградусном морозе, с минимумом еды и тёплой одежды – и всё же завершилась успехом. 1 января 1881 года путники достигли самого северного города Сибири — Обдорска, затем, уже в сентябре, А.М. Сибиряков со спутниками оказались в Берёзове, а потом и в Тобольске. Оттуда Александр Михайлович выехал в Санкт-Петербург.

Не слишком удачный поход 1880 года на пароходе «Оскар Диксон» не охладил пыл исследователя Арктики, и в 1882-85 гг. на корабле «Норденшёльд» он снова и снова отправляет экспедиции с целью пройти через Карское море к Енисею. Попытки вновь оказались неудачными. Всего в 1877-96 гг. этим путём пытались пройти тридцать четыре суда. Увы, успешно достигли цели лишь четырнадцать из них, а почти половина судов погибла из-за тяжёлой ледовой обстановки.

Следовательно, необходимо было искать более удобные пути в Европу, минуя Карское море. Выход был один: соединить каналами или волоками северные реки и идти в Ледовитый океан, например, по реке Печоре. Для этого Александр Михайлович строит дорогу от Печоры к Оби по Щугорскому волоку, которую будут называть «Сибиряковский тракт». Сам Александр Михайлович описывает путешествие по будущему тракту в письме к Норденшёльду в 1884 году и обосновывает преимущества использования этого пути для контактов с Европой в ряде своих работ: «О морском сообщении Сибири с Европой через Карское море», «О морских сношениях через Карское море и устье Печоры», «О сообщениях Тобольска с Печорой» и др. Благодаря Сибиряковскому тракту, сибирские грузы, прежде всего зерно вывозились в Печорский край, на Мезень, оттуда – на Мурманский берег, в Северную Норвегию, Данию. Для Печорского края, часто страдающего от голода, эта дорога стала спасением, благодаря ей цены на хлеб в крае снижались в 1880-е годы вдвое и даже втрое. Неслучайно Александра Михайловича Сибирякова в те годы почитали на Печоре как благодетеля края.

А сам Сибиряков мечтал связать все части страны посредством рек, каналов и волоков в единую систему: соединить Европейский Север (Северную Двину) и бассейны рек Обь – Иртыш, Западную и Восточную Сибирь, Якутский край, Дальний Восток, Камчатку; для оживления экономической и культурной жизни края он планировал открыть новые морские порты. На эти темы Александр Михайлович пишет многочисленные статьи в «Известия Русского географического общества», «Сибирскую торговую газету», издаёт отдельные книги и брошюры. Особенную важность он придаёт «речному фактору». «Там, где реки имеют громадные протяжения, как у нас в… России, они … должны играть в организме страны подобающую им роль», — писал А. М. Сибиряков. «Реки Сибири считаются первыми в мире, наша задача состоит в том, чтобы ими пользоваться как должно и … создать систему сообщений, имеющую своим выходом море».

Александр Михайлович Сибиряков не просто выступает как пламенный трибун, но и делом пытается доказать свою правоту. Для этого он сам предпринял множество поездок по северу Сибири и Арктике: на пароходах, катерах, лодках, исследовал реки, на оленьих упряжках и санным путём – волоки, подробнейшим образом описал свои поездки в статьях. Наконец, одним из проектов Александра Михайловича, связанных с северными реками, стала попытка «укрощения» Ангары. Судоходство на этой порожистой сибирской реке было возможно только в нижней её части. Примерно там, где сейчас находится Братское водохранилище, был опасный Падунский порог, который смогли нейтрализовать только в период строительства Братской ГЭС. Сибиряков бросил вызов природе за несколько десятков лет до того. В августе 1885 года император Александр III утвердил «Положение о буксирном пароходстве по реке Ангаре, учреждаемом потомственным Почётным гражданином А.М. Сибиряковым». Александр Михайлович намеревался поставить шлюзы, проложить цепи по дну Ангары для проводки туэрных (цепных) судов. В 1888 году на Ангаре стали взрывать пороги, однако преодолеть самый порожистый участок реки не удалось. Два миллиона рублей, вложенные в этот проект, в прямом смысле слова «утекли»… Предприятие за бесценок было продано казне, но результат всё же был: гидрографическая карта Ангары сослужила впоследствии добрую службу при строительстве ГЭС.

Следующая идея унесла неугомонного радетеля Сибири ещё дальше на Восток. В августе 1894 года Александр Михайлович Сибиряков вместе с А.И. Петровым учреждает «Амурское общество пароходства и торговли». Он пишет статьи о «Русской торговле с Китаем через порты Приморской области» и прозорливо предостерегает, что если Россия не освоит территории Дальнего Востока, то это сделают её соседи. В период Русско–японской войны Сибиряков шлёт публикации в редакции «Биржевых Ведомостей» и «Сибирской Мысли» о необходимости вести мирные переговоры с Японией и удержать за собой Амур и «северный фарватер», ведущий от устья Амура в Охотское море, путь на Камчатку и в Тихий океан.

В своих работах А.М. Сибиряков выступает как знаток Сибири и всех северных и восточных окраин Российской империи, как этнограф и этнолог и как дальновидный политик, исколесивший к тому же всю страну. Неслучайно труды Александра Михайловича Сибирякова были отмечены серебряной медалью Императорского Русского географического общества.

Пусть Александр Михайлович Сибиряков не приумножил капиталов отца, но старший из братьев Сибиряковых больше всех своих родных сделал для родного города и заслужил звание потомственного почётного гражданина Иркутска, был гласным Иркутской городской думы (в 1885-1895 гг.), много сделал для процветания родного города. Более всего известны его вклады в развитие науки и просвещения. В 1878 году Сибиряков пожертвовал 200 000 рублей Томскому университету, за что был награждён орденом Святого Владимира III степени. В 1904 году Александр Михайлович был избран в почётные члены Томского университета (вместе с Д.И. Менделеевым).

В 1883 году Сибиряков жертвует Академии наук 10 000 рублей для того, чтобы на проценты с этой суммы присуждалась премия за лучшее историческое сочинение о Сибири. Родному городу Сибиряков передаёт средства для строительства храма во имя иконы Казанской Божьей матери, вместе с братом Иннокентием вносит суммы на городской театр. Братья Сибиряковы восстановили после пожара в Иркутске богадельню, основанную ещё их отцом, строят народные училища и многое другое.

В 1890 году главным начальником Уральских горных заводов ему было выдано свидетельство на поиски и разработку золотых россыпей и рудных месторождений в дозволенных местах Берёзовской округи Тобольской губернии. Однако в конце XIX – начале ХХ вв. золотые прииски, основной источник доходов Сибиряковых, перестали приносить прибыль, запасы золота в них иссякли. В 1899 году А.М. Сибиряков продал свою шхуну «Енисей» тобольскому купцу А.А. Сыромятникову В начале ХХ века Александр Михайлович отходит от предпринимательской деятельности и уезжает из Иркутска, переезжает жить в Батум, в своё имение Ангара. Возможно, потому, что в тех же местах были южные владения его брата Константина. К.М. Сибиряков умер около 1908 года. Потеряв брата, единственного к тому времени родного человека, в 1910-х годах Александр Михайлович покидает Россию. Он живёт в Париже, Цюрихе, Ницце, где у Сибиряковых была недвижимость. По слухам, он всё же возвращался в Россию и последний его приезд в Иркутск пришёлся на 1919 год. Один из знакомых видел его на железнодорожном вокзале, но, заметив, что Александр Михайлович не желал, чтобы его узнали, не стал подходить к нему.

В 1920 году в Швеции отмечали очередной юбилей возвращения легендарной «Веги» из плавания. Географическое общество готовило награды, и для их вручения стали разыскивать Александра Сибирякова. Шведский консул нашёл его в Ницце. Александр Михайлович Сибиряков, представитель знатного рода, крупнейший сибирский меценат и филантроп, жил в глубокой бедности уже не в одном из своих домов, а в маленьком частном пансионе. Благодаря усилиям консула и председателя Географического общества в Стокгольме, шведское правительство в 1921 году назначило Сибирякову пожизненную пенсию в размере 3000 крон ежегодно. Чтобы снова не потерять старика, было условлено, что Александр Михайлович будет путешествовать по Европе и посылать открытки в Швецию. Эти путешествия, несомненно, скрасили последние годы жизни сибирского миллионера. Умер А.М. Сибиряков в ноябре 1933 года в больнице Пастера в Ницце в возрасте 84 лет. Его захоронение на русском кладбище Кокад сохранилось. Команды российских судов приезжают на его могилу, чтобы возложить цветы. Кроме того, в России именем Сибирякова названы: остров Сибирякова в Карском море в Енисейском заливе (название дал Норденшёльд, как и заливу Диксон) и три парохода. Наиболее известен пароход-ледокол «Александр Сибиряков», повторивший маршрут «Веги» спустя полвека и принявший героическую смерть в годы Великой Отечественной войны.

Ледокол «А. Сибиряков»

25 августа 1942 года мирный ледокол принял неравный бой с немецким крейсером «Адмирал Шеер». Моряки открыли кингстоны и затопили судно, но не спустили флаг. Об этом подвиге моряков снят фильм и написаны книги. Все корабли, проходящие мимо острова Белуха, близ которого был бой, салютуют в память об «Александре Сибирякове». Ещё одно судно с этим именем – ледокол «Сибиряков» — бороздило воды Советской Арктики с 1945 по 1975 гг. А ныне работу в северных морях продолжает гидрографическое судно «Сибиряков».

Современное гидрографическое судно «Сибиряков».

В Москве в Северо-Восточном административном округе между Беринговым проездом и проездом Нансена есть улица Сибиряковская. Она пересекает улицу Амундсена – славная компания полярников, что и говорить! Улицы Сибирякова есть практически в каждом северном городе, а в Архангельске есть даже два урбонима, связанные с Александром Сибиряковым – человеком и пароходом. Это улица Сибирякова и проезд Сибиряковцев, названный в честь экипажа легендарного ледокола.

К сожалению, по сию пору нет достойной книги и фильма об этом замечательном и уникальном человеке, незаурядной личности, несмотря на то, что в диссертациях учёных изучен и оценён феномен этого представителя «просвещённой буржуазии», которому была присуща, говоря сегодняшним языком, «деловая активность, государственный взгляд, поддержка общественных инициатив». В Иркутске есть музей династии Сибиряковых, проводятся Сибиряковские чтения, а земляки Александра Михайловича не без основания полагают, что «его имя – достояние потомства». Возможно, юбилей Александра Михайловича Сибирякова изменит это положение вещей и вернёт имя этого достойного сына Отечества её истории?

Чуракова Ольга Владимировна, к.и.н., доцент САФУ.