Парад немцев в Москве

Содержание

Марш пленных немцев по Москве

Пленённые немцы незадолго до марша, 17 июля 1944

Марш пле́нных не́мцев по Москве́ (также «Пара́д побеждённых», операция «Большо́й вальс») состоялся в понедельник 17 июля 1944 года. Колоннами по Садовому кольцу и другим улицам столицы прошли около 57 000 немецких солдат и офицеров, в основном захваченных в плен в Белоруссии войсками 1-го, 2-го и 3-го Белорусского фронтов.

Предыстория

В ходе операции «Багратион» летом 1944 года была разгромлена немецкая группа армий «Центр». Были уничтожены или попали в плен около 400 000 солдат и офицеров. Эти потери были намного выше сталинградских. Из 47 генералов Вермахта, воевавших в качестве командиров корпусов и дивизий, 21 был взят в плен. Союзники засомневались в столь грандиозном поражении немцев в Белоруссии. Представилась хорошая возможность продемонстрировать успехи СССР в войне, поднять дух москвичей и жителей других городов. Было решено провести пленных немцев во главе с их генералами по улицам Москвы и Киева. Операцию проводил НКВД, её назвали по имени музыкальной комедии «Большой вальс». О ней было объявлено по радио утром 17 июля, а также напечатано на первой полосе «Правды».

Организация и ход марша

Пленные были собраны на московском ипподроме и стадионе «Динамо». Ещё до этапа каждый немецкий пленный прошёл тщательный осмотр. В Москву взяли только здоровых и способных передвигаться самостоятельно. Пожарные привезли военнопленным воду. Её было достаточно для того, чтобы утолить жажду, но не хватало, чтобы умыться. Идти по столице Советского Союза им пришлось именно в таком виде — немытыми, порой в одних кальсонах и без обуви. Зато пленным был роздан усиленный паёк — каша и хлеб с салом.

К 11 часам утра 17 июля пленных разделили на две группы и построили в соответствии со званием по 600 человек (20 человек по фронту). Руководил прохождением колонн командующий войсками МВО генерал-полковник П. А. Артемьев.

Первая группа (42 000 чел.) прошла за 2 часа 25 минут по Ленинградскому шоссе и улице Горького (ныне Тверской) к площади Маяковского, затем по часовой стрелке по Садовому кольцу до Курского вокзала. Среди этой группы были 1227 пленных с офицерскими и генеральскими званиями, в том числе 19 генералов, шедших в оставленных им орденах и форме, 6 полковников и подполковников.

Вторая группа (15 000 чел.) прошла по Садовому кольцу против часовой стрелки, начиная от площади Маяковского, за 4 часа 20 минут дойдя до станции Канатчиково Окружной железной дороги (тогда окраина Москвы, ныне район метро «Ленинский проспект»).

Колонны сопровождали всадники с обнаженными шашками и конвоиры с винтовками наперевес. За пленными следовали поливальные машины, символически отмывая землю от «гитлеровской нечисти». «Парад» закончился к семи часам вечера, когда все пленные разместились по вагонам и были отправлены в места заключения. Четырём пленным, отставшим от колонны, была оказана медицинская помощь.

В числе пленных была и колонна французов-коллаборационистов. «Все они прикрепили к курткам какое-то подобие трёхцветных кокард, а когда поравнялись с нами и увидели генерала Пети, стоявшего в кузове грузовика с откинутыми бортами, принялись кричать: „Вив ля Франс, мой генерал! Мы не были добровольцами! Нас призвали насильно. Да здравствует Франция!“ Эрнест Пети не проявил к ним ни малейшего сочувствия. Наоборот, зло сплюнул и сказал сквозь зубы: „Мерзавцы! Кто не хотел, тот с нами“».

В рапорте в Государственный комитет обороны на бланке НКВД СССР Л. П. Берия докладывал, что во время шествия «со стороны населения было большое количество антифашистских выкриков: „Смерть Гитлеру!“ и „Смерть фашизму!“». Однако в целом, по словам свидетелей, агрессивных или антинемецких выпадов было очень мало.

Интересные факты

  • Марш пленных немцев по Москве прошёл на следующий день после Партизанского парада, состоявшегося в освобождённом Минске в воскресенье 16 июля 1944 года.
  • В Киеве марш пленных немцев состоялся через месяц — в среду 16 августа 1944 года. Колонна военнопленных в составе 36 918 человек, в том числе 549 офицеров, шла по городу с 10:00 в течение 5 часов.

> См. также

  • Операция «Багратион»
  • Парад Победы
  • Плен
  • Военнопленные в СССР во время Второй мировой войны

> Примечания

  1. Лавриненко В. Л., Беловол Н. Н. „ШПАГА ЧЕСТИ“

Ссылки

  • Специальный выпуск Центральной Ордена Красного Знамени студии документальных фильмов, 1944 год
  • Pobediteli.ru Разгром группы армий «Центр», «Парад побеждённых» (Flash). Дата обращения 17 июля 2006. Архивировано 15 февраля 2012 года.
  • Пахомов, Владимир Парад побеждённых. Советская Россия, N94 (12565) (17 июля 2004). Дата обращения 28 августа 2012. Архивировано 17 октября 2012 года.

Время узнать правду!

Они устраивали грандиозные шоу-парады, они возомнили себя сверхчеловеками и объявили, что завоюют весь мир!

Для того, чтобы завоевать весь мир им нужно было уничтожить СССР и Советский народ. Они мечтали пройти по Москве парадом победителей, но прошли «Парадом побежденных»!

Марш пленных немцев по Москве (также «Парад побеждённых», «Большой вальс») состоялся 17 июля 1944 года. Колоннами по Садовому кольцу и другим улицам столицы прошли около 57 000 немецких солдат и офицеров, в основном захваченных в плен в Белоруссии войсками 1-го, 2-го и 3-го Белорусского фронтов.

В ходе операции «Багратион» летом 1944 года была разгромлена немецкая группа армий «Центр». Были уничтожены или попали в плен около 400 000 солдат и офицеров. Эти потери были намного выше сталинградских. Из 47 генералов вермахта, воевавших в качестве командиров корпусов и дивизий, 21 были взяты в плен. Союзники засомневались в столь грандиозном поражении немцев в Белоруссии. Представилась хорошая возможность продемонстрировать успехи СССР в войне, поднять дух москвичей и жителей других городов. Было решено провести пленных немцев во главе с их генералами по улицам Москвы и Киева. Операцию проводил НКВД, её назвали по имени музыкальной комедии «Большой вальс». О ней было объявлено по радио утром 17 июля, а также напечатано на первой полосе «Правды».

Пленные были собраны на московском ипподроме и стадионе «Динамо». К 11 часам утра 17 июля их разделили на две группы и построили в соответствии со званием по 600 человек (20 человек по фронту). Руководил прохождением колонн командующий войсками МВО генерал-полковник П. А. Артемьев.

Первая группа (42 000 чел.) прошла за 2 часа 25 минут по Ленинградскому шоссе и улице Горького (ныне Тверской) к площади Маяковского, затем по часовой стрелке по Садовому кольцу до Курского вокзала. Среди этой группы были 1 227 пленных с офицерскими и генеральскими званиями, в том числе 19 генералов, шедших в оставленных им орденах и форме, 6 полковников и подполковников.

Вторая группа (15 000 чел.) прошла по Садовому кольцу против часовой стрелки, начиная от площади Маяковского, за 4 часа 20 минут дойдя до станции Канатчиково Окружной железной дороги.

Колонны сопровождали всадники с обнаженными шашками и конвоиры с винтовками наперевес. За пленными следовали поливальные машины, символически смывая грязь с асфальта. Парад закончился к семи часам вечера, когда все пленные разместились по вагонам и были отправлены в места заключения. Четырём пленным была оказана медицинская помощь.

В рапорте в Государственный комитет обороны на бланке НКВД СССР Л. П. Берия докладывал, что во время шествия «со стороны населения было большое количество антифашистских выкриков:

„Смерть Гитлеру!“ и „Смерть фашизму!“».

Однако в целом, по словам свидетелей, агрессивных или антинемецких выпадов было очень мало.

Относительно провода военнопленных… Унижения человеческого достоинства, как и солдатского достоинства в этом конкретном мероприятии — не было. Видно, что офицеры шли со своими боевыми орденами и знаками различия, как и солдаты…

Вот выдержки из документов:

Совершенно секретно
экз. № 1
15 июля 1944 г.
№ 756/Б
Товарищу СТАЛИНУ И.В.

Конвоирование военнопленных через Москву будет начато в 11 часов утра 17 июля с Ипподрома по Ленинградскому шоссе, улице Горького через площадь Маяковского, по Садово-Каретной, Садово-Самотечной, Садово-Сухаревской, Садово-Черногрязской до площади Курского вокзала. По этому маршруту пройдет всего 18 эшелонов.

От площади Маяковского по Большой Садовой, Садово-Кудринской через Крымскую и Калужскую площади и по Большой Калужской пройдет 8 эшелонов.

Руководство движением колонн осуществляет командующий войсками МВО генерал-полковник АРТЕМЬЕВ.

Поддержанием порядка на улицах и организацией движения транспорта и пешеходов руководят комендант города Москвы генерал-майор СИНИЛОВ и начальник милиции города Москвы комиссар милиции 2-го ранга РОМАНЧЕНКО.

Представляю при этом проект извещения от начальника милиции города Москвы, которое предполагается напечатать в «Правде» от 17 июля на 1-й странице и передать по Московской закрытой городской радиосети в 7-8 часов утра 17 июля.

Прилагается схема движения колонн.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

ИЗВЕЩЕНИЕ

От начальника милиции гор. Москвы

Управление милиции гор. Москвы доводит до сведения граждан, что 17 июля через Москву будет проконвоирована направляемая в лагери для военнопленных часть немецких военнопленных рядового и офицерского состава в количества 57.600 человек из числа захваченных за последнее время войсками Красной Армии 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов.

В связи с этим, 17 июля с 11 часов утра движение транспорта и пешеходов по маршрутам следования колонн военнопленных: Ленинградское шоссе, ул. Горького, площадь Маяковского, Садовое кольцо, по улицам: 1-й Мещанской, Каланчевской, Б. Калужской, Смоленской, Каляевской, Ново-Слободской и в районе площадей: Колхозной, Красных Ворот, Курского вокзала, Крымской, Смоленской и Кудринской будет ограничено.

Граждане обязаны соблюдать установленный милицией порядок и не допускать каких-либо выходок по отношению к военнопленным.

НАЧАЛЬНИК МИЛИЦИИ ГОР. МОСКВЫ
Комиссар милиции 2 ранга РОМАНЧЕНКО
АП РФ. Ф.3. Оп.58. Д.500. Л.54-55. Подлинник.

17 июля 1944 г.
№ 763-Б
Совершенно секретно
экз. № 1
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
товарищу СТАЛИНУ И. В.

НКВД СССР докладывает о результатах конвоирования через город Москву немецких военнопленных, захваченных войсками Красной Армии 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов.

Движение колонн военнопленных с Московского ипподрома началось ровно в 11 часов утра сегодня, 17 июля, по маршруту: Ленинградское шоссе, улица Горького, площадь Маяковского, Садово-Каретная, Садово-Самотечная, Садово-Черногрязская, улица Чкалова, Курский вокзал и по улицам: Каляевской, Ново-Слободской, 1-й Мещанской. По этому маршруту прошло 42.000 военнопленных, в том числе колонна военнопленных генералов и офицеров численностью 1.227 человек, из них 19 генералов и 6 старших офицеров (полковники и подполковники).

Движение колонн военнопленных на этом маршруте продолжалось 2 часа 25 мин.

Вторая часть колонн военнопленных прошла от площади Маяковского по улицам: Большая Садовая, Садово-Кудринская, Новинский бульвар. Смоленский бульвар, Зубовская площадь, Крымская площадь, Большая Калужская улица, станция Канатчиково, Окружной железной дороги. По этому маршруту прошло 15.600 военнопленных и движение колонн продолжалось 4 часа 20 минут.

Колонны шли по фронту 20 человек.

Движением колонн руководил командующий Московским военным округом генерал-полковник АРТЕМЬЕВ.

По прибытии к пунктам погрузки военнопленные немедленно погружались в железнодорожные эшелоны для отправки в лагери военнопленных.

К 19 часам все 25 эшелонов военнопленных были погружены в вагоны и отправлены к местам назначения.

Из общего количества проконвоированных через город 57.600 военнопленных 4 человека были направлены в санлетучку ввиду ослабления.

Военнопленные генералы по прибытии на Курский вокзал были погружены на автомашины и доставлены по назначению.

При прохождении колонн военнопленных население вело себя организованно.

При прохождении колонн военнопленных со стороны населения были многочисленные восторженные возгласы и приветствия в честь Красной Армии, нашего Верховного Главнокомандования и в честь генералов и офицеров Красной Армии. Было большое количество антифашистских выкриков:

«Смерть Гитлеру», «Смерть фашизму», «Сволочи, чтобы они подохли», «Почему вас не перебили на фронте» и т.д.

Никаких происшествий в городе во время прохождения колонн военнопленных не было. Улицы города по прохождении колонн военнопленных были соответствующим образом очищены и промыты.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
Союза ССР Л. БЕРИЯ
АП РФ. Ф.3. Оп.58

Идею провести парад военнопленных подсказала немецкая пропаганда. Среди трофейной кинохроники были обнаружены фильмы, где под марш фашистских частей диктор говорил, что солдаты рейха прошли по улицам многих столиц, а скоро пройдут и по Москве. Большой парад обещали и немецкие листовки, которые сбрасывали на Москву летом 1941 года. Проведение вместо парада победителей парада побежденных, казалось, могло стать эффектнейшим пропагандистским ходом.

Шествие назначили на 17 июля 1944 года, но чтобы собрать к этой дате в одном месте десятки тысяч пленных, требовалось время. Первые 11 эшелонов прибыли в Москву еще 1 июля, а последний — лишь вечером накануне парада. Пленных выгружали на станции Москва-Товарная Западной железной дороги. Большинство из них ожидали парада на Московском ипподроме, где был организован специальный концентрационный лагерь. В подписанной Берией записке о проведении этого мероприятия говорилось, что

«в период 12-15 июля военнопленным выдавать горячую пищу один раз в день, 16 июля горячая пища выдается 2 раза, 17 июля перед выступлением колонн выдается горячий завтрак».

17 июля в 11 часов утра 57 600 человек, в число которых входили более тысячи офицеров и 18 генералов, должны были тронуться в путь. С ипподрома колонны двигались по Ленинградскому шоссе и улице Горького.

На площади Маяковского шествие разделялось: одни шли по Садово-Каретной, Садово-Самотечной, Садово-Сухаревской, Садово-Черногрязской до площади Курского вокзала, а другие — по Большой Садовой, Садово-Кудринской, через Крымскую и Калужскую площади и далее по Большой Калужской.

В составленном для Сталина отчете о параде побежденных говорится, что «при прохождении колонн военнопленных со стороны населения были многочисленные восторженные возгласы и приветствия в честь Красной Армии, нашего Верховного главнокомандующего и в честь генералов и офицеров Красной Армии. Было большое количество антифашистских выкриков:

‘Смерть Гитлеру!’, ‘Смерть фашизму!’, ‘Сволочи, чтоб они подохли!’, ‘Почему вас не перебили на фронте?’ и т. д.».

Улицы города, сказано в отчете, после прохождения колонн военнопленных были соответствующим образом очищены и помыты.

Поливальные машины, которые шли непосредственно вслед за колоннами.

«Сейчас же за последними шеренгами пленных,— писал Борис Полевой,— шли колонны поливочных и моечных машин, которые сейчас же, по горячим следам, мыли и чистили московский асфальт, уничтожая, кажется, и самый дух недавнего немецкого шествия».

Парады побежденных были не единственным видом патриотического воспитания широких слоев населения. В Москве действовала своеобразная выставка под открытым небом, где каждый желающий мог взглянуть на трофейное немецкое оружие. Кстати сказать, мимо этой выставки проходил маршрут одной из колонн. Газетчики в связи с этим писали, что «пленный враг встретился со своей, тоже пленной, техникой».

Агитационный эффект этих мероприятий был настолько велик, что месяц спустя аналогичное мероприятие провели в Киеве. Вот как описан киевский парад побежденных в докладной записке, адресованной Сталину, Молотову, Маленкову и Щербакову:

«Для конвоирования военнопленных через г. Киев было сосредоточено 36 918 человек, в том числе 540 чел. офицеров… Движение колонн военнопленных по городу проводилось по плану и маршруту, подготовленным нами и одобренным тов. Хрущевым. Общая длина маршрута по городу от места сосредоточения до места погрузки в эшелоны составила 21 километр. Колонны военнопленных проходили по наиболее оживленным центральным улицам Киева… Общая длина колонны военнопленных при движении по городу составила 5 километров…

Колонны военнопленных проходили по улицам города в течение 5 часов, т. е. с 10 часов утра до 15 часов дня. При движении колонн военнопленных по улицам города окна и балконы домов были заполнены местными жителями. По самым скромным подсчетам, число жителей составило 170 тыс. человек. Движение колонн по городу прошло организованно и никакими эксцессами не сопровождалось. Однако при прохождении военнопленных мимо госпиталей со стороны бойцов, находящихся на излечении, а также инвалидов Отечественной войны имели место многочисленные попытки проникнуть через цепь конвоя и нанести удары военнопленным. Охраной и конвоем такие попытки настойчиво пресекались. Только четыре человека военнослужащих, инвалидов Отечественной войны, в разных местах маршрута нанесли удары костылями и палкой четырем военнопленным, однако особого вреда им не причинили»

Список немецких генералов участников марша по Москве:

Операция «Большой вальс» Сталина: Как проходил парад побеждённых, и зачем немцев в 1944 году по Москве водили



Победа в Великой Отечественной войне ковалась не только на фронте. Огромную роль в борьбе с врагом сыграли операции идеологического плана. Одной из таковых стала операция, известная как «Большой вальс», организованная по приказу Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина в июле 1944 года. Проведённая почти за год до исторического Парада Победы, операция «Большой вальс» уже тогда символизировала неизбежность поражения Гитлера и торжества советского оружия.

Какие цели преследовала операция «Большой вальс»


Гитлеровские генералы на улице Горького под конвоем бойцов НКВД./Фото: magspace.ru

1944 год во Второй мировой войне был ознаменован блестяще осуществлённой советским командованием операцией «Багратион». Летом в результате широкомасштабного наступления Красной армии на территории Белоруссии, Прибалтики и восточной Польши войска вермахта потерпели сокрушительное поражение, понеся тяжелейшие потери боевой техники и живой силы – около 400 тысяч убитых и взятых в плен солдат и офицеров, 21 пленённый генерал. Союзникам СССР было нелегко поверить в реальность этих цифр. К тому же фюрер, стремясь опровергнуть данные сводки, отдал приказ присвоить номера и названия некоторых из двадцати шести разгромленных дивизий другим воинским подразделениям.
Для того, чтобы наглядно продемонстрировать военные успехи Советского Союза, была разработана и осуществлена уникальная показательная операция, известная как «Большой вальс», – массовое шествие пленных гитлеровских вояк по московским улицам. Такое наименование акции предложил Лаврентий Берия – по названию популярной в то время голливудской кинокартины. Сталин с юмором отнёсся к названию, заявив, что заокеанским союзникам не помешает посмотреть этот «фильм» в советском исполнении.
Кроме информативной нагрузки, операция «Большой вальс» проводилась с целью поднять боевой дух советских воинов на фронте и укрепить веру в победу у гражданского населения.

Как проходила организация марша и кто «принимал участие» в параде побеждённых


Ещё до этапа каждый немецкий пленный прошёл тщательный осмотр. В Москву взяли только здоровых и способных передвигаться самостоятельно./Фото: pics2.pokazuha.ru

Отбор гитлеровцев для участия в «Большом вальсе» начался в июле 1944 года в обстановке строгой секретности. 57 600 человек были доставлены из лагерей для военнопленных на железнодорожные станции белорусских городов Бобруйск и Витебск. Под охраной личного состава специальных конвойных дивизий войск НКВД 40 эшелонов с немецкими солдатами и офицерами, среди которых – 19 генералов, прибыли в Москву.
Пленных разместили на территории городского ипподрома и стадиона «Динамо». Для прохождения марша их разделили на две группы. Как бы повторяя вращение в вальсе и этим подчёркивая название операции, движение колонн пленных немцев должно было проходить по кругу – Садовому кольцу.
Первой группе (около 42 тысяч человек) предстоял путь по улице Горького, а затем по Садовому кольцу до Курского вокзала по часовой стрелке. Возглавляли шествие военачальники вермахта, за ними следовали офицерские чины и рядовые. Шествие колонны длилось два с половиной часа. Вторая группа (около 15 тысяч) также проследовала по улице Горького до Садового кольца и направилась по нему против часовой стрелки до станции Канатчиково Окружной железной дороги. Участники этой группы находились на марше более четырёх часов.
Замыкали процессию поливальные машины. Это было продиктовано санитарно-гигиеническим соображениями, так как улицы столицы были в буквальном смысле слова загажены. Дело в том, что для поддержания сил изголодавшихся пленных сытно накормили перед «парадом», и у многих желудки не выдерживали жирной пищи. Кроме того, полив мостовых был ещё и символическим актом смывания нацистской грязи с земли.

Как вело себя население при прохождении колонн гитлеровских вояк


«Вот вы и попали в Москву!» – неслось из толпы граждан, заполнивших тротуары, чтобы своими глазами увидеть гитлеровских вояк, мечтавших войти в советскую столицу победителями./Фото: mtdata.ru

Согласно рапорту Лаврентия Берии, марш нацистских военнопленных, названный в народе «парадом побеждённых», прошёл без эксцессов. Собравшиеся на улицах Москвы люди не предпринимали попыток физической расправы над конвоируемыми, ограничиваясь выкриками «Смерть Гитлеру!», «Смерть фашизму!».
Однако, воспоминания очевидцев несколько расходятся с этим заявлением. По словам свидетелей события, население созерцало прохождение колонн без особых восклицаний. На пленных глядели с презрением, но вместе с тем и с долей жалости, вызванной их убогим внешним видом. Высшие военные чины шли в мундирах и с наградами, оставленными им согласно условиям капитуляции. А вот рядовой состав представлял собой плачевное зрелище.

Кто дирижировал «Большим вальсом» в Москве и как сложилась дальнейшая судьба организаторов «парада побеждённых»


«Парад» закончился к семи часам вечера, когда все пленные разместились по вагонам и были отправлены в места заключения./Фото: img-fotki.yandex.ru

К организации прохождения пленных нацистов по столичным улицам были привлечены надёжные и ответственные служащие разных родов войск. Так, охрану ипподрома и стадиона «Динамо», где разместили немецких военнопленных перед маршем, обеспечивали караулы 36-й дивизии конвойных войск НКВД под командованием полковника Ивана Ивановича Шевлякова. Ему же было поручено конвоирование колонн и предотвращение актов насилия по отношению к пленным на всем пути следования. Разработка мероприятий по проведению «Большого вальса» легла на Наркомат внутренних дел, в частности – на генерал-полковника Аркадия Николаевича Аполлонова. Ответственность за прохождение гитлеровских вояк по улицам столицы была возложена на генерал-полковника Павла Артемьевича Артемьева, командующего войсками Московского военного округа.
Впоследствии судьбы этих людей сложились по-разному. Иван Шевляков был удостоен звания генерал-майора. В открытом доступе об этом человеке очень мало информации, так как в послевоенные годы он имел отношение к секретным проектам, связанным с ракетно-ядерными разработками. Аркадий Аполлонов в 46-летнем возрасте был уволен в запас с поста замминистра госбезопасности по управлению войсками. В 1978 году скончался, похоронен на Кунцевском кладбище в Москве. Павел Артемьев после смерти Сталина был отправлен для дальнейшего прохождения службы в Уральский военный округ с понижением в должности. Вышел в отставку в 1960-м, после смерти в 1979-м был похоронен на Новодевичьем кладбище.
Вообще вторая мировая война была сущим адом как для её участников, так и для мирных жителей. Но самым большим кошмаром было то, что творилось в плену с советскими женщинами-военнослужащими.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Парад побежденных: первый и последний немецкий марш по Москве

17 июля 1944 года по советской столице «парадом побежденных» прошли почти 58 тысяч немецких военнопленных

Осенью 1941 года руководство нацистской Германии во всеуслышание заявило, что готовит парад по случаю взятия Москвы, который пройдет на Красной площади. Неизвестно, какое количество войск планировалось к участию в этом «торжественном марше» и какими были остальные детали события, но известно, что принимать парад намеревался сам фюрер.

Немецкие военнопленные, собранные на Ходынском поле перед «парадом побежденных», в очереди за усиленным пайком

Два с половиной года спустя немецкие войска все-таки прошли маршем по Москве. Правда, это был совсем не парад победителей: его тут же окрестили «парадом побежденных». 17 июля 1944 года более 120 тысяч москвичей и гостей столицы могли наблюдать за тем, как под конвоем военных и бойцов войск НКВД по московским улицам и Садовому кольцу идут запыленные колонны в германской полевой форме. Почти 58 тысяч немецких солдат и офицеров, от генералов до рядовых, выполнили обещание своего главнокомандующего — но совсем не так, как это планировалось.

Парад, да не тот

Точно неизвестно, когда именно возникла и оформилась идея операции «Большой вальс», как официально называлось прохождение по Москве пятидесятитысячной группировки пленных немцев. Но судя по тому, что первые составы с германскими военнопленными начали прибывать на московские товарные станции еще 14 июля, а приказы об их отправке поступили на места несколькими днями ранее — никак не позднее конца июня, в разгар операции «Багратион».

Колонна немецких военнопленных проходит через площадь Белорусского вокзала в самом начале «парада побежденных»

Считается, что инициатором марша был сам Иосиф Сталин. На это косвенно указывает и название операции — «Большой вальс». Эта довоенная американская комедия была одной из его любимых кинолент. Но возможно, название для операции выбрал хорошо знавший Сталина и его вкусы глава НКВД Лаврентий Берия. Он вполне мог постараться сделать приятное руководителю Советского Союза, а саму идею мог подсказать план проведения пленных по городу: по Садовому кольцу, вращаясь, словно в вальсе.

Что же до причин, которые побудили руководство СССР решиться на столь неординарную акцию, то одной из них принято считать стремление доказать союзникам, выражавшим открытые сомнения в грандиозном успехе летнего наступления Красной Армии в Белоруссии, что их недоверие не обосновано. Основные силы вермахта были сосредоточены на Восточном фронте, и демонстрация колоссального числа пленных немецких солдат должна была доказать, насколько успешно развивается советское наступление.

Начало «парада побежденных». Голова колонны, в которой идут старшие и высшие офицеры, проходит по улице Горького

Впрочем, наверняка операция «Большой вальс» преследовала не единственную цель. Конвоирование пленных по Москве имело огромное идеологическое значение: эта акция демонстрировала всему Советскому Союзу абсолютную уверенность в окончательном перехвате стратегической инициативы и превращении войны за освобождение страны в войну за полное уничтожение противника.

В Москву со страхом

В качестве участников «парада побежденных» были выбраны исключительно немецкие военнопленные, захваченные в ходе операции «Багратион». Это позволяло не задействовать лишние транспортные ресурсы: все крупные лагеря военнопленных находились к востоку от Москвы, и отправляющиеся туда команды можно было на несколько дней задержать в столице. К тому же до сих пор представление о пленных солдатах и офицерах вермахта у советских людей формировалось в основном за счет фотографий и кадров кинохроники, прежде всего сделанных после Сталинградской битвы. Но к лету 1944-го прошло уже больше года с момента той победы, и требовалось еще раз продемонстрировать, насколько ослабела германская армия и насколько усилилась советская.

Во главе немецкой колонны пленных шли 19 генералов вермахта, плененных в ходе операции «Багратион»

По воспоминаниям бывших участников «парада побежденных», в эшелонах, куда их грузили для отправки на восток, циркулировали слухи о том, что эта дорога может закончиться массовым показательным расстрелом. Подобные опасения в среде немецких военнопленных возникали регулярно: солдаты вермахта хорошо представляли себе, насколько бесчеловечно обращались германские оккупационные власти с советскими военнопленными, и потому допускали нечто подобное в отношении себя. Но на этот раз указывалось точное место возможной акции — Москва: видимо, несмотря на режим строжайшей секретности операции «Большой вальс», произошла утечка. А из того факта, что их везут не просто в лагеря, а в Москву, пленные сделали соответствующий вывод. Подтверждением мог служить и тот факт, что перед отправкой пленных рассортировали, отобрав в «московские» эшелоны самых здоровых и крепких. Интересно, что даже фильтровавшим пленных советским военврачам не сообщили, с какой целью проводится сортировка: им просто поставили задачу выбрать тех, кто может выдержать дневной марш и не представляет опасности с точки зрения инфекций.

Лагерь на ипподроме

С 14 июля эшелоны с отобранными пленными начали прибывать в столицу. Немцев размещали на московском ипподроме, стадионе «Динамо» и Ходынском поле: поблизости от станций «Белорусская-товарная» и «Беговая» Белорусской железной дороги, по которой перемещали военнопленных — не было других мест, пригодных для размещения почти 60 тысяч человек. К концу дня 16 июля все участники марша военнопленных — а это было целых 25 эшелонов! — были собраны.

Среди москвичей, наблюдавших за «парадом побежденных», нашлось немало тех, кто весьма эмоционально реагировал на проходящую колонну

Пленных кормили усиленным пайком — кашей и хлебом с салом — и обеспечили достаточным для питья количеством воды, которую привезли в двадцати пожарных цистернах. Пленные должны были предстать перед глазами москвичей в том виде, в котором их захватили советские солдаты, поэтому никому из них не выдали трофейную форму, сделав исключение только для высших офицеров, которые должны были возглавить колонну. По условиям сдачи им сохранили полный мундир и даже награды. Надо заметить, что в результате операции «Багратион» в плен был взят 21 немецкий генерал — почти столько же, сколько их сдалось до того момента (22 человека).

Слухи о том, что в Москве собрали небывалое число немецких пленных, начали циркулировать с 14 июля, но никто не мог уверенно сказать, для чего это сделано. И только в семь часов утра 17 июля по московскому радио было передано официальное сообщение начальника столичной милиции, предупреждавшего москвичей о предстоящей акции. В нем, в частности, говорилось, что «17 июля через Москву будет проконвоирована направляемая в лагеря для военнопленных часть немецких военнопленных рядового и офицерского состава в количестве 57 600 человек из числа захваченных за последнее время войсками Красной Армии 1-го, 2-го и 3-го Белорусского фронтов» и что в связи с этим с 11 часов утра движение транспорта и пешеходов по маршрутам следования военнопленных будет ограничено.

Колонна немецких военнопленных сворачивает с площади Маяковского на Садовое кольцо

Кроме того, москвичей предупредили, что все обязаны «соблюдать установленный милицией порядок и не допускать каких-либо выходок по отношению к военнопленным». Это требование было строжайшим условием, которое выдвинул организаторам «Большого вальса» сам Сталин. Демонстрация успехов Красной Армии не должна была вылиться в массовый самосуд. Опасения были оправданы: возможных оснований у советских людей к тому времени накопилось более чем достаточно. Именно поэтому к конвоированию пленных привлекли свыше 16 тысяч военнослужащих НКВД и Красной Армии, в том числе кавалеристов. Их главной задачей было не пресечь возможные попытки бегства (хорошо знавшие судьбу советских военнопленных, немцы и не помышляли о побеге), а не допустить нападений на бывших военнослужащих вермахта.

Отмыть улицы от фрицев

В общей сложности, в «параде побежденных» участвовали 57 600 немцев, в том числе 1227 офицеров всех рангов, из них 19 генералов. В 11 часов утра немецкие военнопленные, выстроенные по званиям шпалерами по 600 человек — 20 по фронту и 30 в глубину, возглавляемые 19 генералами и шестью полковниками и подполковниками, двинулись в сторону центра Москвы.

Немецкие военнопленные на площади Курского вокзала. Здесь заканчивался маршрут первой, большей части колонны пленных

Первые минуты шествие шло в оглушительном молчании: раздавалось только шлепанье подошв и шарканье ног по асфальту и тяжелое дыхание явно взволнованных людей. Москвичи наблюдали за пленными, не издавая ни звука. И лишь некоторое время спустя из толпы начали выкрикивать то «Смерть фашизму!», то «Смерть Гитлеру!», то более личное и эмоциональное «Сволочи, чтоб вы подохли!» и «Почему вас не перебили на фронте!» (все эти фразы были зафиксированы и отражены в докладе руководителя НКВД Берии Сталину, представленном вечером того же дня). Кто-то попытался метать в пленных камнями, но таких быстро призвали к порядку конвойные; им же пришлось отражать и несколько попыток нападения на немцев.

Дойдя до площади Маяковского, колонна военнопленных разделилась. Основная часть во главе с генералами повернула налево, в сторону Курского вокзала, и дошла до ожидавших их там эшелонов. Этим маршрутом прошли 42 тысячи военнопленных. Остальные 15 600 человек повернули направо на Садовое кольцо и дошли до Калужской площади, откуда им пришлось маршировать до станции Канатчиково окружной железной дороги и грузиться в эшелоны там. Из всех участников «парада побежденных» медицинская помощь потребовалась только четверым: они, как говорилось в докладе, «были отправлены в санлетучку ввиду ослабления».

За проходившей по московским улицам колонной пленных следовали несколько десятков поливальных машин

А следом за колонной пленных ехали поливальные машины, которых в Москве не видели с начала войны, и смывали с асфальта следы «парада побежденных». В этом был не только чисто гигиенический смысл (некоторые пленные после получения усиленного пайка страдали диареей), но и символический: с московских мостовых смывали следы «гнилой фашистской нечисти»…

Обложка: Вторая часть колонны пленных проходит через Крымский мост. Источник: http://waralbum.ru

Дошли до Москвы: позорный «парад» пленных немцев по центру столицы

ДУШАНБЕ, 17 июл — Sputnik. Марш побежденных гитлеровцев имел колоссальное символическое значение и еще раз показал, что в Великой Отечественной произошел перелом и стратегическая инициатива окончательно перешла к Советскому Союзу. О том, как дирижировали «Большим вальсом», — в материале РИА Новости.

Белорусский триумф

Наступательная операция «Багратион», стартовавшая 23 июня 1944-го, — одна из крупнейших за всю историю человечества. Войска 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов полностью разгромили сильнейшую группу армий «Центр» и очистили от фашистов Белоруссию, а также часть Польши.

Путин: Россия никогда не забудет мужество и самоотверженность солдат ВОВ

В многочисленных котлах, устроенных вермахту Красной армией, погибли почти 400 тысяч немецких военнослужащих, а 158 тысяч попали в плен. В том числе 21 генерал из 47, возглавлявших корпуса и дивизии группировки. Летнее поражение вермахта на Восточном фронте считается самым тяжелым за всю войну, потери немецких армий значительно превысили сталинградские.

© Sputnik / Колонна пленных немцев перед Белорусским вокзалом в Москве

Некоторые политики из стран — союзниц по антигитлеровской коалиции ставили под сомнение масштабы победы Красной армии. На фоне более чем скромных достижений английских и американских войск в Нормандии, которым противостояла значительно более слабая группировка немецких сил, все это выглядело немыслимым.

Воевать до последнего дня и найти мир в Таджикистане: рассказ ветерана ВОВ

Тогда в Ставке и возникла идея провести пленных маршем по советской столице, чтобы убедить даже самых отъявленных скептиков. Но важнее было другое: показать гражданам СССР, что победа в затянувшейся войне уже не за горами.

Операцию, порученную НКВД, назвали «Большой вальс» — в честь популярного в СССР американского довоенного фильма. Немецких военнопленных — 57600 человек — накапливали на пересыльных пунктах в районе Бобруйска и Витебска.

© Sputnik / Михаил Трахман Пленных немцев ведут по Москве 17 июля 1944 года

В Москву отправляли только здоровых и физически крепких. В каждом вагоне-теплушке размещали по 60-80, иногда и по 100 человек. Первые эшелоны прибыли в столицу 14 июля, всего было более 40 железнодорожных составов. Двадцать одного пленного генерала доставили вечером 16 июля.

Пленных собрали на московском ипподроме и стадионе «Динамо». Каждый прошел тщательный медицинский осмотр. Пожарные привезли воду, которой хватало для утоления жажды, но было слишком мало, чтобы умыться и привести себя в порядок. Выдали еду — сытную кашу и хлеб с салом.

© Sputnik / Израиль Озерский

В семь часов утра 17 июля начальник московской милиции зачитал по радио короткое сообщение о том, что в 11 утра через центр столицы будут проконвоированы 57600 пленных солдат и офицеров вермахта. Предусмотрели два маршрута. От ипподрома по Ленинградскому шоссе, улице Горького через площадь Маяковского, по Садово-Каретной, Садово-Самотечной, Садово-Сухаревской, Садово-Черногрязской до площади Курского вокзала предстояло пройти 42 тысячам пленных.

Дорога памяти в Беларусь: таджикистанец посетил могилу деда-героя ВОВ

Вторую группу в 15 тысяч человек направили от площади Маяковского по Большой Садовой, Садово-Кудринской через Крымскую и Калужскую площади и по Большой Калужской улице до станции «Канатчиково» Окружной железной дороги.

Утром немцев еще раз осмотрели и построили в колонны соответственно воинскому званию. Возглавляли марш пленные генералы, за ними шли полковники, подполковники и более младшие чины. Последними — рядовые, самая многочисленная группа военнопленных. Генералы и высокопоставленные офицеры были с наградами и в чистой форме.

Рядовые — кто в чем, трофейных комплектов одежды им не выдали. Многие топали босиком, в кальсонах и лохмотьях. Колонны сопровождали конвоиры с винтовками наперевес и конники с обнаженными шашками. Бойцам НКВД перед маршем выдали новое обмундирование.

© Фото : Пресс-служба Россотрудничества

По воспоминаниям очевидцев, все происходило практически в полной тишине, нарушаемой лишь шарканьем ног немцев и позвякиванием консервных банок, которые были у них вместо котелков.

Среди наблюдавших за шествием был Валентин Бережков, переводчик на Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференциях. Вот что он написал спустя десятилетия: «Впоследствии, в Западной Германии, мне довелось встречать некоторых участников навсегда мне запомнившегося «парада» пленных немцев на улицах Москвы.

Их рассказы не лишены интереса. Зная о зверствах гестаповцев, о бесчеловечном обращении нацистов с советскими военнопленными, они крайне встревожились, когда большую массу пленных собрали на окраине Москвы. Они опасались, что станут жертвой мести, что их «пешком погонят в Сибирь», где все они замерзнут.

А перед тем, думали они, их проведут сквозь разъяренную толпу, чтобы она могла дать волю своей злобе и ненависти. Вспоминая об этой страшной картине, рисовавшейся тогда их воображению, мои собеседники неизменно говорили, что были поражены выдержкой и спокойствием москвичей, наблюдавших за ними».

© Sputnik / Амир Исаев

Милость победителей

Москва молча взирала на побежденных врагов, которые, спотыкаясь и потупив взгляд, тащились по улицам города, распространяя тяжелый запах немытых тел. Именно солдатам группы армий «Центр» осенью 1941-го предстояло брать советскую столицу, но судьба распорядилась иначе.

За пленными следовали поливальные машины, символически отмывая землю от «гитлеровской нечисти». В рапорте в Государственный комитет обороны Лаврентий Берия докладывал, что во время шествия «со стороны населения было большое количество антифашистских выкриков «Смерть Гитлеру!» и «Смерть фашизму!», но в целом агрессивных выпадов было мало.

«Когда пошли солдаты, какое-то движение началось в толпе, — вспоминала москвичка Елена Остроумова. — И мне казалось, что кто-то пытался им что-то передать — хлеб, какую-то еду. Но было оцепление, и это было сделать практически невозможно. Криков враждебных было мало. У меня сложилось впечатление, что было даже какое-то сострадание. Мы победили, они повержены, и теперь мы могли им сочувствовать».

К семи часам вечера все пленные разместились по вагонам, и их отправили в места заключения. Все 19 генералов остались в московских тюрьмах «Лефортово» и «Бутырке». Двоих из них — военного коменданта Могилева Готфрида Эрмансдорфа и военного коменданта Бобруйска Адольфа Гамана — спустя полгода повесили за военные преступления.

© Sputnik

«Большой вальс» вызвал неоднозначную реакцию мирового сообщества. С одной стороны, лидеры ряда стран выразили недовольство и посчитали такой парад унизительным и недопустимым. С другой, мир увидел, что гитлеровскую армию можно победить.

«Марш пленных немцев по Москве уникален, — рассказал военный историк Борис Юлин. — Шла тяжелая оборонительная война, необходимо было показать народу, что мы побеждаем. А огромное количество пленных немцев — самое убедительное тому свидетельство. НКВД в кратчайшие сроки организовал сложнейшее мероприятие.

Надо помнить, что эти 57 тысяч пленных приехали в Москву недобровольно. Нужно было их охранять, пресекать различного рода эксцессы, обеспечивать продовольствием, медицинской помощью. Задача была непростая, но справились на отлично».

Операция «Большой Вальс». История парада побежденных гитлеровцев

14 июня 1940 года стало черным днем в истории Парижа. По его улицам в парадных колоннах маршировали солдаты немецкого вермахта. Фотографии, сделанные в тот день, запечатлели улыбающихся немецких солдат и растерянных плачущих парижан. Проигравшая Франция переживала свой страшный позор.

Начало Второй мировой войны было временем, когда победные парады гитлеровцев в столицах европейских государств стали привычным делом. Утверждая план «Барбаросса», Адольф Гитлер не сомневался, что вскоре его солдаты пройдут по Красной площади.

Осенью 1941 года, когда немцы стояли у стен Москвы, казалось, что до их победного шествия рукой подать.

Но немецкий марш в советской столице был отложен на три года, до июня 1944 года. Среди тех, кто шел в колоннах по Садовому кольцу, были и покорители Парижа. Но они явно не так себе представляли свою встречу с Москвой.

Разгром в Белоруссии

23 июня 1944 года началась операция «Багратион»: крупное наступление советских войск на территории Белоруссии против немецкой группы армий «Центр».

Результат превзошел все ожидания: к 3 июля был освобожден Минск, к 13 июля — Вильнюс, а советские части рвались все дальше.

Потери группы армий «Центр» составили около 300 000 убитыми и более 150 000 пленными.

Такая грандиозная победа многим на Западе показалась нереальной. Некоторые издания в странах союзников даже высказывали предположения, что русские специально преувеличивают свои достижения, чтобы оттенить впечатления от высадки англичан и американцев в Нормандии.

Советское руководство решило доказать реальность победы в Белоруссии наглядно.

В начале Первой мировой войны 2-я русская армия генерала Самсонова потерпела поражение в Восточной Пруссии. Сам командующий военной катастрофы не пережил, а многих его солдат, взятых в плен, немцы провели по улицам Кенигсберга.

Особо важная задача

Среди генералитета Красной армии и членов правительства СССР были люди, которые помнили о той истории. Кроме того, свежи были в памяти и хвастливые речи гитлеровских пропагандистов, обещавших немецкий парад в Москве.

«Парад так парад», — вероятно, подумал Иосиф Сталин и отдал приказ главе НКВД Лаврентию Берии начать подготовку операции, которая получила название «Большой Вальс».

О сути того, что готовится, был проинформирован лишь узкий круг лиц. Исполнители на местах порой даже не понимали, для чего осуществляются те или иные мероприятия.

Командующие 1-м, 2-м и 3-м Белорусскими фронтами получили из Москвы приказ провести отбор наиболее выносливых и здоровых лиц из числа немецких военнослужащих, захваченных во время боев в Белоруссии.

Для чего именно в Москву срочно отправляются десятки тысяч военнопленных, фронтовым офицерам неизвестно. Сами немцы предполагают худшее, ожидая показательных казней.

14 июля 1944 года эшелоны с военнопленными начинают прибывать на московские станции Беговая и Белорусская-Товарная. Здесь пленных ждал еще один медицинский осмотр, после чего их под конвоем переводили во временные пункты размещения, созданные на Московском ипподроме и стадионе «Динамо».

«Конвоирование будет начато в 11 часов утра 17 июля»

Пленные ждали худшего, но неожиданно для себя они обнаруживают, что русские разворачивают полевые кухни: немцам выдают усиленное горячее питание.

К обеспечению операции по линии НКВД были привлечены 12 000 человек. Солдат НКВД срочно переодевают в новую, с иголочки, форму и выдают укороченные кавалерийские карабины. Однако до последнего момента им не сообщают, к чему идет подготовка.

Из сообщения главы НКВД Лаврентия Берии товарищу Сталину от 15 июля 1944 года:

«Конвоирование военнопленных через Москву будет начато в 11 часов утра 17 июля с Ипподрома по Ленинградскому шоссе, улице Горького через площадь Маяковского, по Садово-Каретной, Садово-Самотечной, Садово-Сухаревской, Садово-Черногрязской до площади Курского вокзала. По этому маршруту пройдет всего 18 эшелонов.

От площади Маяковского по Большой Садовой, Садово-Кудринской через Крымскую и Калужскую площади и по Большой Калужской пройдет 8 эшелонов.

Руководство движением колонн осуществляет командующий войсками МВО генерал-полковник Артемьев.

Поддержанием порядка на улицах и организацией движения транспорта и пешеходов руководят комендант города Москвы генерал-майор Синилов и начальник милиции города Москвы комиссар милиции 2-го ранга Романченко».

Колонны пленных немецких солдат на Садовом кольце. Фото: РИА Новости/ Георгий Петрусов

«Управление милиции гор. Москвы доводит до сведения граждан…»

О том, что по Москве пройдут пленные немцы, заранее не сообщалось. Информация об этом появилась в «Правде» утром 17 июля. Также 17 июля в 7 часов утра по Московской радиосети было передано сообщение: «Управление милиции гор. Москвы доводит до сведения граждан, что 17 июля через Москву будет проконвоирована направляемая в лагери для военнопленных часть немецких военнопленных рядового и офицерского состава в количества 57 600 человек из числа захваченных за последнее время войсками Красной армии 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов.

В связи с этим 17 июля с 11 часов утра движение транспорта и пешеходов по маршрутам следования колонн военнопленных — Ленинградское шоссе, ул. Горького, площадь Маяковского, Садовое кольцо, по улицам 1-й Мещанской, Каланчевской, Б. Калужской, Смоленской, Каляевской, Ново-Слободской и в районе площадей Колхозной, Красных Ворот, Курского вокзала, Крымской, Смоленской и Кудринской — будет ограничено.

Граждане обязаны соблюдать установленный милицией порядок и не допускать каких-либо выходок по отношению к военнопленным».

Несмотря на позднее оповещение, вдоль улиц, по которым вели пленных, собрались десятки тысяч москвичей.

Колоннами по Садовому кольцу и другим улицам столицы прошли около 57 000 немецких солдат и офицеров. Фото: РИА Новости

Два маршрута

Перед маршем немцам выдали усиленный паек: горячую кашу и хлеб с салом. Правда, возможности привести себя в порядок у пленных не было. Так что идти по улицам столицы им предстояло в рваной одежде и немытыми.

К 11 часам утра 17 июля пленных разделили на две группы и построили в соответствии со званием по 600 человек (20 человек по фронту).

Генерал-полковник Павел Артемьев отдал приказ о начале движения колонн.

Более многочисленная группа, в которую вошли 42 000 человек, двигалась по Ленинградскому шоссе и улице Горького к площади Маяковского, затем — по часовой стрелке по Садовому кольцу до Курского вокзала. В эту группу вошли 1227 офицеров, в том числе 19 генералов, шедших в оставленных им орденах и форме, 6 полковников и подполковников.

Вторая группа численностью около 15 тысяч человек прошла по Садовому кольцу против часовой стрелки от площади Маяковского. Конечной точкой маршрута стала станция Канатчиково Окружной железной дороги (район современной станции метро «Ленинский проспект» — прим. АиФ.ru).

«Шли с ночлежными рогожками под мышкой, имея на головах фуражки без дна»

Из очерка писателя Леонида Леонова, присутствовавшего на марше пленных 17 июля: «Несостоявшиеся хозяева планеты, они плелись мимо нас — долговязые и зобатые, с волосами, вздыбленными, как у чертей в летописных сказаниях, в кителях нараспашку, брюхом наружу, но пока еще не на четвереньках, — в трусиках и босиком, а иные в прочных, на медном гвозде, ботинках, которых до Индии хватило бы, если бы не Россия на пути…

Шли с ночлежными рогожками под мышкой, имея на головах фуражки без дна или котелки с дырками, пробитыми для проветривания этой части тела, грязные даже изнутри, словно нарочно подбирал их Гитлер, чтоб ужаснуть мир этим стыдным исподним лицом нынешней Германии. Они шли очень разные, но было и что-то общее в них, будто всех их отштамповала пьяная машина из какого-то протухлого животного утиля».

Из воспоминаний москвича Александра Волкова: «Мне было почти 15 лет… Среди наших пацанов было немало тех, кто потерял отцов, старших братьев или дядей на войне. Мы наблюдали за конвоированием с затаенной ненавистью и глубоким презрением к убийцам, грабителям, факельщикам и насильникам. И тем не менее никто из нас не дал выхода обуревавшим чувствам гнева и возмущения. Хотя было много антифашистских выкриков…»

Агония в мае. Как умирал Третий рейх Подробнее

Под звон консервных банок

Из воспоминаний москвича Вячеслава Романченко, сына начальника московской милиции: «Мне было 8 лет. 17 июля вместе с мамой я приехал на площадь Маяковского смотреть на пленных фашистов… Мы с матушкой прорвались в первый ряд и видели немцев достаточно близко, до них было не больше 10 метров. Шли они вольным строем, не в ногу, но самым поразительным было то, что стояла глубокая тишина. И народ по обеим сторонам тротуара, и немцы молчали…»

Очень многие свидетели отмечают, что шли немцы в гробовой тишине, прерываемой позвякиванием консервных банок, привязанных к одежде пленных. Потом некоторые будут утверждать, что банки стали способом унижения гитлеровцев. На самом деле немцы несли банки с собой, чтобы потом было из чего есть: другой посуды у них не было.

«Тысячи людей обильно плевали в колонны»

Из воспоминаний немецкого военнопленного Ханса Зимера: «Я шел в рейтузах, в разбитых сапогах, на которых оставалась еще одна шпора, в окровавленной рваной рубахе. Люди с удивлением смотрели на жалкие остатки того легендарного, непобедимого, всегда победоносного германского вермахта, которые теперь проходили мимо побежденные… Некоторые пленные маршировали в подштанниках, почти у всех на лицах были трехнедельные бороды… Тысячи людей за оцеплением на тротуарах отрепетированно и по команде кричали „Гитлер капут!“ и обильно плевали в колонны. Без усиленной охраны дело могло дойти до уличного побоища. Нередко солдаты оцепления применяли силу или угрозу силой при попытке некоторых горячих женщин наброситься с кулаками на участников марша. Позже стало известно, что у солдат Красной армии был строгий приказ не допускать актов насилия по отношению к немцам. Сталин не хотел завершать триумфальное шествие хотя бы одним актом насилия с фатальным исходом».

Зимер, как и некоторые другие участники шествия, оставившие воспоминания, несколько сгущают краски. Никаких крупных инцидентов и отрепетированного плевания не было.

«Улицы города были соответствующим образом очищены и промыты»

Из донесения главы НКВД Лаврентия Берии Иосифу Сталину от 17 июля 1944 года: «К 19 часам все 25 эшелонов военнопленных были погружены в вагоны и отправлены к местам назначения.

Из общего количества проконвоированных через город 57 600 военнопленных 4 человека были направлены в санлетучку ввиду ослабления.

Военнопленные генералы по прибытии на Курский вокзал были погружены на автомашины и доставлены по назначению.

При прохождении колонн военнопленных население вело себя организованно.

При прохождении колонн военнопленных со стороны населения были многочисленные восторженные возгласы и приветствия в честь Красной армии, нашего Верховного Главнокомандования и в честь генералов и офицеров Красной армии. Было большое количество антифашистских выкриков:

„Смерть Гитлеру“, „Смерть фашизму“, „Сволочи, чтобы они подохли“, „Почему вас не перебили на фронте“ и т. д.

Никаких происшествий в городе во время прохождения колонн военнопленных не было. Улицы города по прохождении колонн военнопленных были соответствующим образом очищены и промыты».

«Поносный марш» и гнев французского генерала

Главный инцидент случился внезапно и для немцев, и для зрителей, и для советского командования. Дело в том, что усиленное питание сыграло злую шутку с пленными, ранее страдавшими от нехватки продовольствия: у многих случилось расстройство желудка. Поскольку колонны не останавливались, покорителям Франции и Польши пришлось дела свои дела на ходу.

В результате у шествия появилось народное наименование: «Поносный марш». Вследствие этого промывка улиц Москвы стала не только символическим делом, но и обязательным актом гигиены.

Среди немцев оказались и французы из числа коллаборационистов. Увидев во время шествия генерала Эрнеста Пети, представлявшего комитет «Свободная Франция» при советском командовании, пленные французы стали кричать: «Вив ля Франс, мой генерал! Мы не были добровольцами! Нас призвали насильно. Да здравствует Франция!»

Генерал Пети зло сплюнул и сказал сквозь зубы: «Мерзавцы! Кто не хотел, тот с нами»

Жестокость или гуманность?

После шествия с московских станций пленные будут отправлены в лагеря в различных уголках Советского Союза. Одни из них проведут на восстановлении народного хозяйства по четыре года, другие — по семь лет. Последних осужденных за военные преступления правительство СССР передаст ФРГ в 1955 году.

Марш 17 июля 1944 года убедил сомневающихся: в Белоруссии действительно состоялось грандиозное крушение гитлеровской армии. Сегодня, правда, некоторые историки (да и просто излишне впечатлительные граждане) утверждают: шествие пленных немцев было актом жестоким и негуманным.

Хорошо так рассуждать, забывая о том, что творили на оккупированной территории Советского Союза солдаты и офицеры вермахта. Хорошо так рассуждать, забывая о советских военнопленных, уничтоженных гитлеровцами.

Вот только сами немецкие солдаты, оказавшиеся в плену, опасались куда худшей судьбы. Они знали, чего на самом деле заслуживают, и поражались русским, которые не только не мстили, но еще и делились с ними последним куском хлеба.