Образование в российской империи

Содержание

Грамотность в России к 1917 году и ликбез в СССР 1920-30-х гг

Эта статья была подготовлена мной лет пять назад для Википедии, но до сих пор не была опубликована там из-за возникших дискуссий со сторонниками «официальной» советской версии. Теперь публикую её здесь.

Частично материалы данной статьи имеются в действующей статье Википедии «Ликбез», но есть и существенные отличия (которые и вызвали дискуссии в Википедии).

ГРАМОТНОСТЬ В ЦАРСКОЙ РОССИИ к 1917 году.

Подробно я писал об этом в отдельной статье «Грамотность и образование в царской России» (здесь в ЖЖ и на Проза.ру) — здесь коротко суммирую основные данные.

Оценки среднего уровня грамотности населения в России в целом к 1914−1915 гг году достаточно сильно разнятся: от 35−38% к 1915 году до 43% в 1917, но применительно только к европейской части собственно России, исключая детей, не достигших 10 лет. Бывший министр просвещения П. Н. Игнатьев в своей статье приводил оценку в 56% грамотных от всего населения России (на 1916 год). По данным исследования Института этнологии и антропологии РАН под руководством д. и.н., профессора М. М. Громыко реальная грамотность крестьян была заметно выше данных официальной статистики, поскольку многие (особенно старообрядцы) не считали нужным записывать при обследованиях свою грамотность, и по ряду других причин(c.59−60). Отмечается также, что тяга крестьян к грамоте, интерес к книгам и периодическим изданиям постоянно росли, особенно быстро после 1906 года.

Развитие начального школьного образования значительно ускорилось с конца 1907 года. В течение 1908−1915 гг. кредит на постоянные нужды начального образования увеличивался следующим образом: в 1908 — на 6 900 000 р., в 1909 — на 6 000 000 р., в 1910 — на 10 000 000 р., в 1911 — на 7 000 000р., в 1912 — на 9 000 000 р., в 1913 — на 10 000 000 р., в 1914 — на 3 000 000 р., в 1915 — на 3 000 000 р.(с.144) — как видно, кредит на нужды начального образования увеличивался даже во время ПМВ. Не только финансирование, но все мероприятия по развитию начального образования (в том числе увеличение числа школ и их доступности в радиусе не более 3 верст) проводились неуклонно вплоть до 1917 года. Тем не менее, уровень грамотности взрослого населения и развитие школьного образования в регионах с преимущественно инородческим населением (особенно в Средней Азии) к 1917 году был еще очень низок.

По состоянию на 1914 г. в разных уездах и городах РИ (всего в РИ было 441 у.е.здных земств): «осуществлено всеобщее обучение в 15 земствах; совсем близки к осуществлению 31 земство»(с.146) (то есть более чем в 10% земств). Там же указано также, что в 1914 году 88% земств осуществляли (переход) к всеобщему образованию по согласованию с МНП, причем «62% земств предстояло менее 5 лет до всеобщего обучения, 30% — от 5 до 10 лет, и лишь в 8% — свыше 10 лет». Ожидалось, что всеобщее начальное образование на территории европейской России будет достигнуто между 1919 и 1925 годами (более чем в 90% земств всеобщее обучение могло быть введено к 1924 году).

Имевшие место в России в 1896—1917 гг. неуклонный рост грамотности населения, быстрый рост числа начальных и средних школ и учащихся (см. Грамотность), средних и высших учебных заведений и числа студентов, а также техников, инженеров, специалистов во всех областях хозяйства и учёных (см. Образование в Российской империи), — эти процессы, лишь замедлившиеся в годы Первой мировой войны(с.59) прервались и обрушились в годы Гражданской войны и массового голода начала 1920-х годов.(с. 71)(с.803).

НАЧАЛО и ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ОСНОВА ЛИКБЕЗА

Одну из главных проблем, вследствие Гражданской войны и массового голода начала 1920-х годов, представляли беспризорники. По разным данным, в 1921—1923 гг. их было от 4.5 до 9 миллионов.. Число неграмотных постоянно пополнялось за счёт беспризорных подростков.
Практические шаги к решению проблемы возраставшей при большевиках безграмотности (как среди взрослых, так и, особенно, среди детей и подростков) начались в 1920 году. В 1920 Совет народных комиссаров принимает декрет об учреждении Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧК ликбез), постановления которой имеют обязательный характер. Она образуется для выполнения принятого в 1919 году декрета о ликвидации безграмотности и будет в 1920—1930 руководить обучением неграмотных и малограмотных. Ведал делами этой комиссии нарком просвещения Анатолий Луначарский.

1-й Всероссийский съезд по ликвидации неграмотности (1922) признал необходимым первоочередное обучение грамоте рабочих промышленных предприятий и совхозов, членов профсоюзов и других трудящихся в возрасте 18—30 лет. Срок обучения на ликпункте устанавливался в 7 месяцев (6−8 часов еженедельно).

14 августа 1923 вышел декрет Совнаркома РСФСР «О ликвидации безграмотности», дополняющий декрет от 26 декабря и устанавливающий количество инструктивных школ 1072 (574 ликвидационных пункта и 498 школ для малограмотных). Осенью 1923 года было создано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность».

27 января 1921 года была создана «Деткомиссия ВЦИК» (Комиссия по улучшению жизни детей) во главе с Феликсом Дзержинским. Главным, после обеспечения жилья, мероприятием, осуществляемым в ходе борьбы с беспризорностью, стало обучение беспризорников грамоте. Помимо Наркомата просвещения этими проблемами занимались и общественные организации, в т. ч. «Фонд имени В. И. Ленина для оказания помощи беспризорным детям». В 1925 году в СССР была создана общественная организация «Друзья детей». К началу 1928 года по всему СССР насчитывалось около 300 тысяч беспризорных, но в начале 1930-х гг их число вновь возросло, и говорилось о 2−2.5 миллионах беспризорниках.(с.928), появившихся вследствие нового массового голода («голодомора») начала 1930-х годов. Только 31 мая 1935 года в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» было заявлено, что массовая беспризорность в стране ликвидирована. В ходе борьбы с беспризорностью, сочетающейся с одновременным обучением детей грамоте, а затем и другим дисциплинам, проявился талант крупнейшего советского педагога А. С. Макаренко, автора «Педагогической поэмы».

Большой проблемой в 1920-х гг. как для развития школьного образования, так и для организации ликвидации безграмотности была катастрофическая нехватка средств. Д. Сапрыкин пишет: «По самым оптимистичным оценкам при Советской власти в середине 20-х годов «образовательные» статьи расходов в советских бюджетах составляли около 3% и в абсолютных цифрах упали более чем в 10 раз по сравнению с дореволюционным».

ЛИКПУНКТЫ И ШКОЛЫ ГРАМОТНОСТИ

Каждый населённый пункт с числом неграмотных свыше 15-ти должен был иметь школу грамоты (ликпункт). Срок обучения в такой школе составлял 3−4 месяца. Программа обучения включала чтение, письмо, счёт. В начале 1920-х годов было уточнено, что занятия на ликпункте имеют своей целью научить читать ясный печатный и письменный шрифты; делать краткие записи, необходимые в жизни и служебных делах; читать и записывать целые и дробные числа, проценты, разбираться в диаграммах и схемах; учащимся объяснялись основные вопросы строительства советского государства. Для взрослых учащихся сокращался рабочий день с сохранением заработной платы, предусматривалось первоочередное снабжение ликпунктов учебными пособиями, письменными принадлежностями.

Учебная программа потребовала широкой организованной подготовки учителей и других педагогических работников. К осени 1920 года только органами ВЧК ликбез в 26 губерниях были созданы курсы учителей — ликвидаторов неграмотности.

Качество общеобразовательной подготовки в 1920-е и в начале 1930-х гг, в условиях ликбеза, было гораздо ниже, чем в дореволюционной России — обучение часто проводили культармейцы, не имевшие специального педагогического образования. . Задачу ликвидации неграмотности формально упрощало то, что для ее решения не требовались кадры, обладающие специальными познаниями в сфере образования (квалифицированные учителя); считалось, что грамоте могли обучать и те, кто сам был просто грамотен. Фактически об этом говорилось в п. 3 Декрета Совнаркома РСФСР «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» (от 26 декабря 1919): «Народному Комиссариату Просвещения и его местным органам предоставляется право привлекать к обучению неграмотных в порядке трудовой повинности все грамотное население страны…» В 1921 г. во всех школьных и воспитательных учреждениях насчитывалось 351 тыс. преподавателей — в основном в начальной школе (высшее и неоконченное высшее образование из них имели 7,5%, среднее — 62%, специальную педагогическую подготовку имели лишь 12% против 51,5% в 1915 г.)(Глава3, ч.1.).

Численность учащихся, достигнутая в Российской империи к 1917 году, была восстановлена в СССР только к 1930 году . 25 июля 1930 г. ЦК ВКП (б) принял постановление «О всеобщем обязательном начальном обучении». Как считалось в СССР, полностью оно было закончено в 1934 году. Но профессиональных учителей при этом по прежнему сильно не хватало. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1930 г. «О льготах квалифицированным работникам в сельских местностях и рабочих поселках», наряду с некоторыми льготами, были предусмотрены ограничения в их перемещении и свободе выбора места работы — эти вопросы решали местные исполкомы, а не сами учителя. Еще и в 1932 году на педагогическую работу были мобилизованы 20 тыс. комсомольцев.

УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ БАЗА ЛИКБЕЗА

В 1920—1924 годах вышли два издания первого советского массового букваря для взрослых Д. Элькиной, Н. Бугославской, А. Курской (2-е издание — под названием «Долой неграмотность» — включало ставшую широко известной фразу для обучения чтению — «Мы — не рабы, рабы — не мы», а также стихотворения В. Я. Брюсова и Н. А. Некрасова). В те же годы появились «Рабоче-крестьянский букварь для взрослых» В. В. Смушкова, «Букварь для рабочих» Е. Я. Голанта. Часть пособий была напечатана за рубежом с оплатой из валютных фондов республики. Было налажено издание массовых букварей и других начальных пособий для взрослых на украинском, белорусском, киргизском, татарском, чувашском, узбекском и других языках (всего около 40).
В 1925/26 уч. г. в программы ликбеза в качестве обязательного был введён курс политграмоты: идеологическая борьба, в том числе, внутри партии, была в самом разгаре.

ИТОГИ ЛИКБЕЗА

Всего в 1917—27 годах было обучено грамоте до 10 млн взрослых, в том числе в РСФСР 5,5 млн. Стартовый уровень (от начала введения Ликбеза в 1920 г.) был достаточно низок. Так, по данным переписи 1 ноября 1920 г (Народное образование по основному обследованию 1920г) в школах учились всего около 7.3 миллионов учеников (в школах первой ступени — 6 860 328 детей, и в школах второй ступени — 399 825), причем школы в европейской части советской России посещали менее 59% детей в возрасте 8−12 лет (старше 12 лет — еще и много меньше).

В годы нэпа темпы снижения неграмотности также были далеки от желаемых. Взрослое население, занятое в частном секторе, не имело социальных гарантий, позволявших сочетать учёбу с трудом. В целом СССР к 1926 г. занимал по уровню грамотности лишь 19-е место среди стран Европы, уступая таким странам, как Турция и Португалия. Сохранились значительные различия в уровне грамотности городского и сельского населения (в 1926 г. — соответственно 80,9 и 50,6%), мужчин и женщин (в городе — 88,6 и 73,9%, в селе — 67,3 и 35,4%).

В 1928 году по инициативе ВЛКСМ был начат так называемый культпоход. Его опорными центрами стали Москва, Саратов, Самара и Воронеж, где основная часть неграмотных были обучены силами общественности. К середине 1930 года число культ-армейцев достигло 1 млн, а число учащихся только в учтенных школах грамоты — 10 млн.
Введение всеобщего начального обучения в 1930 г. создавало известные гарантии распространения грамотности. Ликвидация неграмотности возлагалась теперь на соответствующие секции при местных Советах. Одновременно пересматривались программы школ ликбеза, рассчитанные на 330 учебных занятий (10 месяцев в городе и 7 месяцев на селе). Актуальной задачей считалась теперь борьба с малограмотностью.
К 1936 году было обучено около 40 млн неграмотных. В 1933—1937 годах только в учтенных школах ликбеза занимались свыше 20 млн неграмотных и около 20 млн малограмотных.

ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 1937 года

Тем не менее, по переписи населения 1937 года в целом по СССР четвертая часть населения в возрасте 10 лет и старше не умела читать, хотя говорилось о всеобщей грамотности. 30% женщин не умели читать по слогам и подписывать свою фамилию (таков был по переписи критерий грамотности). Данные переписи были немедленно изъяты и уничтожены. Ее организаторов репрессировали. . «Усилия советской власти по борьбе с безграмотностью позволили только отчасти преодолеть последствия гражданской войны, в частности, массовой детской беспризорности, бывшей в России невиданным до того явлением»(с.60).

Полностью преодолеть все негативные последствия Гражданской войны и беспризорничества 1920-х и начала 1930-х гг., а также огромные потери высоко образованных людей царской России, выключенных из общественной и социальной жизни через ограничения их прав («лишенцы»), «чистки» и репрессии 1920-х и начала 1930-х гг. в сфере образования удалось в СССР лишь после восстановления народного хозяйства после Великой Отечественной войны. Тогда же, с начала 1950-х гг., была окончательно выстроена действительно эффективная и одна из лучших в мире система образования, как школьная, так и высшая. Тем не менее, по данным Российской педагогической энциклопедии(статья «Грамотность»):

«В конце 30-х годов достигнут уровень грамотности населения свыше 80%. Ликвидация массовой неграмотности в СССР завершена после Великой Отечественной войны. Процесс становления полной грамотности завершался в конце 60-х и в 70-е годы: удельный вес лиц с образованием ниже законченного начального (в том числе и лиц без образования) составлял среди населения СССР в возрасте 10 лет и старше в 1959—32,9%, в 1970 — 22,4%, в 1979 — 11,3%».

ЛИТЕРАТУРА и ПРИМЕЧАНИЯ

108.; В. А. Мельянцев «Россия за три века: экономический рост в контексте мирового развития»
109.; Примечание: в некоторых источниках приводятся и более низкие оценки, но они сомнительны. Так А. И.Уткин в своей книге «Первая мировая война». М.:Алгоритм, 2001 в разделе «Экономический подъем России»(Уткин. ПМВ Глава 1) приводит цифру 30%, но в той же главе в разделе «Позиция противостояния с Германией» он пишет: «В России лишь 20% населения были грамотными». А в главе 2 читаем: «Слабые стороны русской армии обнаружились довольно быстро. Прежде всего они отражали факт бедности основной массы населения России, неграмотность половины ее населения» (Уткин ПМВ, Глава 2) — так 20%, или 30%, или 50% были грамотными? Соответственно, 80%, или 70%, или 50% были неграмотными? В шестой главе А. И.Уткин пишет о «трех четвертях неграмотного населения» (к 1917 году). — Вероятно, заслуженно уважаемый автор просто не изучал вопрос грамотности в РИ, поскольку для его книги этот вопрос был на периферии его внимания
110. ;Malevsky—Malevitch P. Russia. USSR. Complete handbook. Publisher: William Farquhar Payson, 1933.
111. ;ГромыкоМ.М. Миррусскойдеревни. М. «Молодая гвардия», 1991
112.; Громыко М. М. Мир русской деревни. М. «Молодая гвардия», 1991
113.; Громыко М. М. Мир русской деревни. М. «Молодая гвардия», 1991
114.; «Вестник Псковского губернского земства» № 12 от 27 марта 1916 г.
115.; Начальное народное образование // Новый энциклопедический словарь: Пг., 1916 — Издание АО «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон» — Т.28 — стр. 123−149
116.; Начальное народное образование // Новый энциклопедический словарь: Пг., 1916 — Издание АО «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон» — Т.28 — стр. 123−149
117.; НЭС. Петроград: изд-во бывшее Брокгауз-Эфрон, 1916. Т.28, Начальное образование. с. 123−149
118.; Сапрыкин Д. Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009
119.; Культурное строительство СССР. Статистический сборник. / М.-Л.: Госпланиздат. 1940. С. 39, таблица 1
120.; Труды ЦСУ, т.12, выпуск 1, Народное образование по основному обследованию 1920 года (на 1 ноября 1920 года). М.: 1922. С. 10−14
121.; Сапрыкин Д. Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009
122.; История России. Век XX. 1894−1939\\ под ред. А. Б.Зубова. М.: АСТ-Астрель, 2010
123.; Рожков А. Ю. Борьба с беспризорностью в первое советское десятилетие // Вопросы истории, 2000. № 11. С. 134.
124.; Что такое ЛикБез? — LikBez. by — ликвидация безграмотности — Белорусский книжный интернет магазин
125.; Общество «Друзья Детей» // Бурят-Монгольская правда. № 261 (653) 13 ноября 1925 года. стр.6
126.; История России. Век XX. 1894−1939\\ под ред. А. Б.Зубова. М.: АСТ-Астрель, 2010
127.; Конечно, в дальнейшем в абсолютных цифрах расходы на образование в СССР быстро росли, но, как отмечает тот же Д. Сапрыкин, «доли в 8−9% от имперского бюджета и в 15−17% от консолидированного бюджета, имевшие место накануне Первой мировой войны никогда не достигались ни в СССР, ни в Российской Федерации» .
128.; Павлова Л. В. Ликвидация неграмотности взрослого населения. 1897−1939 гг.: На материалах Оренбуржья (автореферат канд. ист. Наук). Оренбург, 2006 215 с. РГБ ОД, 61:06−7/628.
129.; Ковалевский М. А. Льготы сельских учителей в жилищно-коммунальной сфере: историко-правовой и конституционно-правовой аспекты // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 2. 2007. С. 128−165.
130.; Волков С. В. Интеллектуальный слой в советском обществе
131.; Ковалевский М. А. Льготы сельских учителей в жилищно-коммунальной сфере: историко-правовой и конституционно-правовой аспекты // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 2. 2007. С. 128−165.
132.; Труды ЦСУ, т.12, вып.1, М., 1922, (стр.11−12)
133.; Перепись населения 1937 года: вымыслы и правда. А. Г. Волков. — Перепись населения СССР 1937 года. История и материалы. /Экспресс-информация. Серия «История статистики». Выпуск 3−5 (часть II). М., 1990
134.; Всесоюзная перепись населения 1937 г. М.: изд-во ИРИ РАН, 1991
135.; Поляков Ю. А., Жиромская В. Б., Киселев И. Н., Полвека под грифом «секретно. — М.: Наука, 1996
136.; Сапрыкин Д. Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009
137.; Российская педагогическая энциклопедия. М.: Большая Российская энциклопедия, 1993

1 13486 Переслать другу

Исторический дискуссионный клуб

Действительность
На самом же деле закон от 3 мая 1908 г. носит название «Об отпуске 6.900.000 рублей на нужды начального образования», и в нём нет ни единого слова о введении на территории России всеобщего обязательного начального образования. Текст этого закона можно посмотреть в базе «Полное собрание законов Российской империи» (страница 228, № 30328) http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php
Список же мероприятий, обозначенный в статье О. А. Голиковой («все дети обоего пола по достижению школьного возраста должны получить бесплатное начальное образование» и т.д.) на самом деле представляет собой пересказ положений законопроекта «О введении всеобщего начального обучения в Российской Империи», внесённого 20 февраля 1907 г. министром народного просвещения П. М. фон Кауфманом в Государственную думу.
Но этому проекту так и не суждено было стать законом. Законопроект был внесен в III Государственную думу 1 ноября 1907 г., и 8 января 1908 г. передан на предварительное рассмотрение в комиссию по народному образованию. Свой доклад комиссия внесла в общее собрание 10 декабря 1910 г.
Основные положения правительственного проекта сводились к следующему: 1) формирование школьной сети и плана ее создания возлагалось на учреждения местного самоуправления, которые должны были выполнить эту работу в двухгодичный со дня введения закона срок; 2) нормальным пределом, который должна обслуживать одна школа, признавалась местность с трехверстным радиусом; 3) населению обеспечивалась бесплатность обучения в училищах, входящих в школьную сеть; 4) проект школьной сети должен был утверждаться министром народного просвещения; 5) церковно-приходские школы, вошедшие в школьную сеть, получали казенное пособие на равных основаниях со школами Министерства народного просвещения; 6) отпускаемые из казны кредиты предназначались на вознаграждение учителей.
Дума внесла свои изменения: 1) установила минимум суммы (10 млн. руб.), на которую должно было ежегодно, в течение 10 лет, увеличиваться по смете Министерства народного просвещения, казенное ассигнование на нужды начальных училищ; 2) признала предельным сроком для введения всеобщего начального обучения десять лет; 3) в местностях, где не имелось губернских и уездных земских учреждений, формирование школьной сети возлагалось на местные органы Министерства народного просвещения, совместно с учреждениями, ведающими делами по земскому и городскому хозяйству; 4) к делу составления всех школьных сетей привлекался также и инспектор народных училищ и др.
Первое обсуждение законопроекта проходило 24 января, второе – 26 января, третье – 12 февраля 1911 г. Дума приняла решение об одобрении проекта 19 марта 1911 г. и передала его в Государственный совет. В ходе рассмотрения Государственный совет повысил минимальный размер кредита (до 10,5 млн. руб.), на который должны были увеличиваться в течение 10 лет ассигнования на нужды начальных училищ, исключил указание на предельный срок для введения всеобщего обучения и др.
28 января 1912 г. Государственный совет постановил образовать согласительную комиссию, которая, однако, не пришла к единому мнению. Доклад комиссии был внесен в Государственную думу 9 апреля 1911 г., обсуждение доклада состоялось 21 мая 1912 г. Однако Дума осталась по всем принципиальным вопросам при своем первоначальном решении. 6 июня 1912 г. Государственный совет отклонил законопроект!>Образование и грамотность в царской России начала ХХ века

Особое внимание Николай II уделял накоплению и развитию человеческого капитала

Человеческий капитал – основа устойчивости любой компании или государства. Об этом написано почти в каждой современной книге по экономике. При правильной мотивации и свободе действий люди готовы самостоятельно творчески трудиться. Такие творческие коллективы способны рекордными темпами увеличивать для всей страны технологический капитал (инновации) и символический капитал (деньги).

Чтобы страна развивалась равномерно во всех регионах, требовались квалифицированные кадры. При поддержке Николая II был разработан и введён ряд законопроектов, проведено несколько реформ и вложено свыше 500 млн. золотых рублей в развитие образования народа.

Что было сделано:

  • Свыше 130 000 школ было открыто к 1913 году.
  • В армии проводилось дополнительное обучение малограмотных солдат. За 17 лет доля грамотных призывников Российской Империи выросла с 40% до 73%.
  • К 1914 году было подготовлено 280 тыс. учителей.
  • Высшее образование в Российской Империи стоило в 20 раз дешевле, чем в США и Англии при том же уровне качества.

Одним из лживых мифов о царской России начала ХХ века остаётся миф о «тёмной крестьянской массе» и «почти поголовной неграмотности». Это не так. Уровень грамотности очень быстро рос во всё время правления Николая II, и особенно быстро в 1906-1917 гг. Об уровне грамотности молодых крестьян можно судить по данным призывников в армию, более 80% которых составляли крестьяне – уже к 1913 году более 70% призывников были грамотны. Но обо всём по порядку.

Грамотность по переписи населения 1897 года

Отправной точкой уровня грамотности по всей Российской империи на начало века принимаются данные Переписи населения Российской империи на 1897 год , признанные отечественными и зарубежными учёными. Всего грамотных (без учёта Финляндии) — 21,1%, в т.ч. 29,3% мужчин и 13,1% женщин.

При этом грамотность была сильно дифференцирована по регионам Российской империи. К началу XX века Россия сильно отставала от развитых стран Европы (кроме Италии) по уровню грамотности.

По экстраполяционым оценкам, сделанным применительно к наиболее развитым губерниям Российской империи, на протяжении XIX и начала XX века грамотность сельского населения росла на 1,8% в год .

Грамотность в Российской империи в начале XX века

Аналогичная по масштабам и глубине Всеобщей переписи 1897 года, в Российской империи планировалась на 1915 год, и вся документация для ее проведения была подготовлена , , однако из-за начавшейся Первой мировой войны она была отменена. Тем не менее, для оценки развития школьного образования, охвата детей школьного возраста и уровня грамотности до 1917 года использовались данные полной школьной переписи января 1911 года и данные, предоставленные губернским и уездным учебным начальством в Министерство народного просвещения к 1 января 1915 года (по стандартам полной школьной переписи 1911 года) , (с.146).

Кроме того, в 1913 г. прошел общеземский съезд по школьной статистике, после чего земская школьная статистика получила новое развитие . Некоторые из этих данных (в том числе данные школьной статистики на 1 января 1915 г.), наряду с другой статистикой Министерства народного просвещения тех лет используются и некоторыми современными исследователями .

БСЭ (2-е издание) дает следующие данные по динамике уменьшения неграмотности новобранцев в РИ (процент неграмотных среди новобранцев) , :

Процент неграмотных призывников в России

Годы 1896 1900 1905 1913
% неграмотных 60 % 51 % 42 % 27 %

Как видно, уже в 1913 году грамотность среди призывников составляла 73% (к 1917 году – более 80%).

Призывные комиссии русской армии чётко разделяли грамотных (умеющих читать и писать), малограмотных (умеющих только читать) и неграмотных (не умеющих ни читать, ни писать). При этом малограмотных и неграмотных в армии обучали.

Факт:

«В 1914 году было 50 000 земских школ с 80 000 учителями и 3 000 000 учеников в них. В 1914 году в земствах было создано 12 627 публичных библиотек».

Из статьи С. Миронина

Оценки среднего уровня грамотности населения в России в целом к 1914-1915 гг. достаточно сильно разнятся: от 35-38 % к 1915 году , до 43% в 1917. Бывший министр просвещения П.Н. Игнатьев в своей статье приводил оценку в 56% грамотных от всего населения России (на 1916 год).

По данным исследования Института этнологии и антропологии РАН под руководством д.и.н., профессора М. М. Громыко , написанной по результатам социологических исследований (конца XIX — начала XX вв.) нескольких групп учёных Императорских научных обществ царской России, реальная грамотность крестьян была заметно выше данных официальной статистики, поскольку многие (особенно старообрядцы) не считали нужным записывать при обследованиях свою грамотность, и по ряду других причин (c.59-60). Отмечается также, что тяга крестьян к грамоте, интерес к книгам и периодическим изданиям постоянно росли , особенно быстро после 1906 года. Средства на формирование фондов сельских библиотек, включая покупку книг и подписку на периодику, собирались со всех крестьян, включая неграмотных.

Меры по развитию начального образования в России в начале XX века

Реформы школьного образования начались при Николае II еще до Русско-японской войны и революции 1905-1907 гг. В 1896 году начался переход от трёхлетнего к четырёхлетнему начальному образованию, причём все новые школы строились уже как четырёхлетние, и при этом отлично организованные. На четырёхлетку переходили и все прежние виды школ, в том числе и трёхлетние земские.

Этот процесс в целом по России был в значительной степени завершен уже к 1903 году , и окончательно к 1910-1912. После 1906 года на четырёхлетку стали переходить и церковно-приходские школы (доля которых в общем быстро растущем числе школ неуклонно уменьшалась).

Реформы были направлены также на снижение «бюрократической зависимости» средней школы; с этой же целью Николай II в 1904 году своим указом отменил прямую связь между получением сертификатов об окончании гимназий и университетов и присвоением чинов согласно Табели о рангах. Эти реформы были направлены также на усиление роли родителей в школьной жизни, децентрализацию управления образованием и ориентацию на «местные нужды».

В 1896-1904 гг. издается целый ряд указов, связанных с начальным образованием, в том числе, например, о финансировании различных видов начальных школ, а также о материальном обеспечении учащихся начальных училищ. (с.128)

Вообще, в более широком плане, именно на рубеже XIX-XX веков (за несколько лет до Русско-японской войны и революции) закрепившееся, начиная с царствования Николая Первого, представление о гимназии как об инструменте формирования слоя чиновников, вступило в серьезные противоречия с более широкой концепцией средней школы как основного органа формирующего культурные силы нации в целом и «потребностями жизни» (прежде всего экономики страны). (с.38) При этом начальная школа должна была обеспечить возможность «социальных лифтов» наиболее способных учащихся в средние школы, в гимназии и затем в вузы. (с.119-120)

К 1914 году все это было реализовано. Согласно данным д.и.н. С. Волкова , доля студентов из «низших классов» в вузах (прежде всего в технических) доходила до 50-80%.

Интенсивный рост школьного образования до 1917 года. Проект всеобщего начального образования

Развитие начального школьного образования значительно ускорилось с конца 1907 года. 1 ноября 1907 года в Думу был внесён проект закона «О введении всеобщего начального обучения в Российской империи». Комиссия по народному образованию, в которую поступил этот проект, рассматривала его более трёх лет лет . Однако обсуждение законопроекта о всеобщем начальном образовании откладывалось несколько раз.

«Первоначальное обучение было бесплатное по закону, а с 1908 г. оно сделалось обязательным. С этого года ежегодно открывалось около 10 000 школ. В 1913 г. число их превысило 130 000».

Из статьи С. Миронина

Для решения возникших споров 28 января 1912 года Государственный совет образовал согласительную комиссию. При этом Госсовет предложил повысить до 10,5 млн руб. минимальный размер кредита, на который в течение 10 лет должны были быть увеличены ассигнования на нужды начальных училищ. В ходе обсуждения доклада согласительной комиссии (21 мая 1912 года) Дума отказалась с предложенными компромиссами, в связи с чем 6 июня 1912 г. Государственный совет законопроект отклонил , и, вопреки некоторым не опирающимся на факты предположениям , закон о всеобщем, обязательном и бесплатном начальном образовании в царской России принят не был.

Тем не менее, те же современные критики этого закона пишут :

«Со времени издания закона от 3 мая 1908 г. в стране начинают проводиться первые мероприятия, связанные с реализацией проекта введения всеобщего образования в стране, который предполагал создание школьных сетей начальных учебных заведений».

Подписанный Николаем II Закон от 3 мая 1908 г. предусматривал также дополнительное финансирование (кредит) в 6,9 млн. рублей на нужды начального образования, и способствовал его ускоренному развитию. При этом, согласно указу от 3 мая 1908 г. образование во всех школах, на которое распространялось дополнительное государственное финансирование (в том числе и в земских школах) было бесплатным.

«За 20 лет кредиты, ассигнованные Министерству Народного Просвещения, с 25,2 млн. рублей возросли до 161,2 млн. Сюда не входили бюджеты школ, черпавших свои кредиты из других источников (школы военные, технические), или содержавшиеся местными органами самоуправления (земствами, городами), кредиты которых на народное образование возросли с 70 млн р. в 1894 г. до 300 млн р. в 1913 г.

В начале 1913 г. общий бюджет народного просвещения в России достиг по тому времени колоссальной цифры, а именно 1/2 миллиарда рублей золотом».

Из статьи С. Миронина

Новый энциклопедический словарь 1916 года (с.127) отмечает также:

«С 1908 года начинается законодательная работа Думы в области всеобщего обучения и вообще начального образования. Издается ряд законов по начальному образованию, тесно связанных с введением всеобщего обучения».

Далее, в той же статье Нового энциклопедического словаря (стр.144):

«В течение 1908-1915 гг. кредит на постоянные нужды начального образования увеличивался следующим образом: в 1908 — на 6 900 000 р., в 1909 — на 6 000 000 р., в 1910 — на 10 000 000 р., в 1911 — на 7 000 000р., в 1912 — на 9 000 000 р., в 1913 — на 10 000 000 р., в 1914 — на 3 000 000 р., в 1915 — на 3 000 000 р.»

— как видно, кредит на нужды начального образования увеличивался даже во время Первой Мировой войны. Не только финансирование, но все мероприятия по развитию начального образования (в том числе увеличение числа школ и их доступности в радиусе не более 3 верст) проводились неуклонно вплоть до 1917 года.

В Российской империи… хотя инициированный в 1908 и внесенный в Думу в 1912 закон к 1917 г. еще и не был принят, но по факту развитие школьных сетей и финансирование шло настолько быстро, что, например, уже в 1912 г. в Московской губернии 95% мальчиков 12-15 лет были грамотны (и 75% девочек) (с.708-709).

Некоторые земства ещё в 1897 году начали составлять планы перехода своих уездов к всеобщему обучению — к 1915 году они оказались в числе тех 46-ти уездов, которые практически завершили этот переход.

На 1 января 1915 года процент отношения числа учащихся к числу детей от 8 до 11 лет по губерниям, согласно статье Нового энциклопедического словаря 1916 года , был следующий:

губернии Московская и Петроградская 81-90%,

7 губерний 71-80%,

20 губерний 61-70%…

Для мальчиков почти полный охват начальным образованием был обеспечен в центральных губерниях европейской части РИ (и в некоторых малороссийских губерниях) уже в 1914-1915 гг., а при таких темпах к 1924-1926 гг. полный охват всех детей школой был бы обеспечен и по всей России .

Подготовка учителей

В 1914 году в России было 53 учительских института, 208 учительских семинарий, работало 280 тыс. учителей . В педагогических вузах и семинариях Министерства народного просвещения (МНП) обучалось более 14 тыс. учащихся; кроме того, дополнительные педагогические классы женских гимназий выпустили только в 1913 г. 15.3 тыс. учащихся . Неуклонно увеличивалось число профессионально подготовленных учителей и в начальных школах, в том числе и в оставшихся церковно-приходских (несмотря на более низкую оплату в них): если к 1906 году в них работало 82,8% (в одноклассных) и 92,4 % (в двухклассных) профессионально подготовленных учителей, то к 1914 — уже соответственно 96 и 98,7%. ,

Перспективы всеобщего школьного образования после 1917 года

Каковы были перспективы окончания процесса полного охвата начальным образованием всех детей школьного возраста в России?

По состоянию на 1914 г. в разных уездах и городах Российской империи (всего в РИ было 441 уездных земств): «…осуществлено всеобщее обучение в 15 земствах; совсем близки к осуществлению 31 земство» (с.146) (то есть более чем в 10% земств). Там же указано также, что в 1914 году 88% земств осуществляли (переход) к всеобщему образованию по согласованию с МНП, причем, по состоянию на 1914 год «62% земств предстояло менее 5 лет до всеобщего обучения, 30% — от 5 до 10 лет, и лишь в 8% — свыше 10 лет». Ожидалось, что всеобщее начальное образование на территории европейской России будет достигнуто между 1919 и 1925 годами (более чем в 90% земств всеобщее обучение могло быть введено к 1924 году).

Итог

Подводя итог реформам национального образования к 1917 году (как общего начального и среднего, так и профессионального и высшего), руководитель Центра исследований научно-образовательной политики при ИИЕТ РАН Д. Л. Сапрыкин пишет:

«Накануне войны в России было более ста вузов со 150 000 студентов (во Франции тогда же – около 40 000 студентов). Многие вузы в России создавались соответствующими министерствами или ведомствами (военным, промышленно-торговым, духовным и т. п.). Обучение было недорогим: например, на престижных юридических факультетах в России оно стоило в 20 раз меньше, чем в США или Англии, а неимущие студенты освобождались от платы и получали стипендии».

Из статьи С. Миронина

«Единая система образования, предполагающая полную «координацию» общего и профессионального образования, в частности, возможность переходов между общеобразовательными и профессиональными учебными заведениями одного уровня была сформирована в процессе реформ 1915-1916 годов, проведенных П. Н. Игнатьевым при полной поддержке Николая II. Эти реформы создали стройную единую систему национального образования, включавшую:

1) 3-4 летний цикл начального образования,

2) 4-летний цикл посленачального образования (первые четыре класса гимназий, курс высших начальных училищ или соответствующих профессиональных учебных заведений,

3) 4-летний цикл полного среднего образования (последние классы гимназий или профессиональных средних учебных заведений),

4) высшие учебные заведения университетского или специального типа,

5) систему образования для взрослых, которая стала ускоренными темпами создаваться особенно после принятия «сухого закона» в 1914 году.

В последние десять лет царствования Николая II был осуществлен своего рода «национальный проект»: программа строительства «школьных сетей», в частности, сетей школьных зданий по всей стране, обеспечивших доступность школ для всех детей Империи с радиусом 3 версты. …Во время царствования Николая II Россия прочно вошла в пятерку наиболее развитых стран в отношении уровня развития науки, научно-технического образования и «высокотехнологичных отраслей промышленности».

Борис Романов, писатель

Источники: https­://echo­.msk.­ru/blog­/fedor/­951266-echo, http://­www.­contrtv­.ru/­common/­2189

Новые факты на смену старой лжи:

Ссылки:

1897 год. Распределение населения по полу, возрасту и грамотности

Kahan, Arcadius Russian economic history: the nineteenth century // University of Chicago Press. — 1989. — С. 244.

Миронов Б.Н. История в цифрах. – Л., Наука, 1991. С. 84

Советская историческая энциклопедия. Переписи населения.

Из истории проведения переписей населения (из книги «Всероссийская перепись населения 2002 года: опыт организации и проведения», авторы Кисельников А.А., Бессонова Г.А., Симонова О.В.).

Начальное народное образование в России, приложение «Статистика» // Новый энциклопедический словарь: Пг., 1916 – Издание АО «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон». – Т.28.

Начальное народное образование // Новый энциклопедический словарь: Пг., 1916 – Издание АО «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон». – Т.28. – С. 123-149.

Исторические источники XVIII – начала XX века /автор М.Ф. Румянцева/ гл. 8 Статистика.

Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009.

Военно-статистический ежегодник за 1912 год. СПб., 1914. С.372-375. Приводится по изданию: Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник. — СПб. БЛИЦ, 1995. С. 288.

Грамотность // Большая Советская Энциклопедия. изд. 2. Т. 12 1952 г. с 434.

Следует отметить ошибку, допущенную авторами БСЭ в комментариях к этой таблице: они пишут (прямо под указанной таблицей), что по этой статистике принимали «за грамотного умеющего написать лишь свою фамилию». Однако, в переписном листе переписи 1897 года вопрос сформулирован «Умеет ли читать»? (смотрите формуляры переписи). В энциклопедических словарях того времени грамотность определялась как умение читать без затруднений, а с трудом читающих относили к малограмотным; умеющих только расписаться относили к неграмотным. И, как отмечено в Военно-статистических ежегодниках (см., например, Военно статистических ежегодник за 1912 год. СПб., 1914. С.372-375), в армии грамотными считали умеющих и писать, и читать, а малограмотными – только читать.

В. А. Мельянцев. Россия за три века: экономический рост в контексте мирового развития.

Примечание: в некоторых источниках приводятся и более низкие оценки, но они сомнительны. Так, А.И. Уткин в своей книге «Первая мировая война». М.: Алгоритм, 2001 в разделе «Экономический подъем России» (Уткин. ПМВ. Глава 1) приводит цифру 30%, но в той же главе в разделе «Позиция противостояния с Германией» он пишет: «В России лишь 20% населения были грамотными». А в главе 2 читаем: «Слабые стороны русской армии обнаружились довольно быстро. Прежде всего они отражали факт бедности основной массы населения России, неграмотность половины ее населения» (Уткин ПМВ, Глава 2) — так 20%, или 30%, или 50% были грамотными? Соответственно, 80%, или 70%, или 50% были неграмотными? В шестой главе А.И. Уткин пишет о «трех четвертях неграмотного населения» (к 1917 году). – Вероятно, заслуженно уважаемый автор просто не изучал вопрос грамотности в РИ, поскольку для его книги этот вопрос был на периферии его внимания.

Malevsky—Malevitch P. Russia. USSR. Complete handbook. Publisher: William Farquhar Payson, 1933.

Громыко М.М. Мир русской деревни. М. «Молодая гвардия», 1991.

«Вестник Псковского губернского земства» № 12 от 27 марта 1916 г.

Начальное народное образование // Новый энциклопедический словарь: Пг., 1916 — Издание АО «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон» – Т.28. – С. 123-149.

Волков С. В., Интеллектуальный слой в советском обществе. М.: ИНИОН РАН, 1999. Глава 1.

Программа реформ П. А. Столыпина. Документы и материалы. О введении всеобщего начального обучения в Российской империи Т. 1 М.: «Российская политическая энциклопедия», 2002.

Мифы СССР. Миф: В царской России было введено обязательное всеобщее начальное образование.

Полное собрание законов Российской Империи (стр. 228-229, № 30328).

Начальное народное образование // Новый энциклопедический словарь: Пг., 1916 — Издание АО «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон» – Т.28. – С. 123-149 .

Новый энциклопедический словарь. Петроград: изд-во бывшее Брокгауз-Ефрон, 1916г, т.14, статья «Грамотность».

БСЭ, статья «Педагогическое образование».

Всеподданнейший отчет Министра народного просвещения за 1913 г. Пг., 1916. Приложение. С. 148, 156.

В 1905 г. церковно-приходские школы в РИ составляли 46.5% от общего числа начальных кол всех видов, к 1915 году — 32.8% (БСЭ, статья «Церковно-приходские школы»), к 1917 г. – не более четверти.

Церковные школы Российской империи. Статистические сведения. – СПб., 1903-1916.

Священник во главе церковно-приходской школы обучал детей только Закону Божьему (и занимался общей организацией учебного процесса), преподавание всех остальных предметов полностью возлагалось на профессионального учителя. При отборе профессиональных учителей в церковно-приходские школы особое внимание уделялось их нравственности, и, конечно, искренности христианской веры.

Начальное народное образование // Новый энциклопедический словарь: Пг., 1916 — Издание АО «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон» – Т.28. – С. 123-146.

Страницы истории

Тогдашней средние общеобразовательные школы в России назывались, в сельских местностях — начальными училищами, в городах — Высшими начальными училищами (обучение там было более лучшим). Большая часть из них подчинялась государству (его министерствам), меньшая часть — церкви. Государство уклонялось от финансирования школ, их финансирование шло из самых разных источников, серьёзное финансирование Государством произошло с 3 мая 1908. Количество классов в школе было чаще всего 4, но было и 6. Длительность обучения была 4 года, в городской школе больше. Возраст обучения в школах начинался с 7 лет. Обучаться могли все, не зависимо от их званий и вероисповеданий. Число учеников в классе было по 50. Изначально, основной целью обучения было религиозное просвещение. Предметами были: религия, чтение и письмо, русский язык, арифметика, геометрия, география, история России, физика, черчение, рисование, церковное пение, гимнастика.



Виды начальных школ/училищ.
Начальные училища делились на следующие типы: в основном: сельские, городские и церковно-приходские; затем на менее распространённые: министерские, фабричные, железнодорожные.
Начальные училища / земские школы / сельские школы / начальные школы — открывались земствами (и находившиеся в их ведении) в сельских местностях. Земства строили специальные школьные здания, в которых имелась квартира для учителя; в двухкомплектной школе соответственно две квартиры для учителей.
Высшие начальные училища — открывались в городах. Они занимали промежуточное положение между начальной и средней школой. Сначала они назывались уездными училищами, с 1872 года — городскими училищами, с 1912 года были переименованы в высшие начальные училища. Городские училища заняли важное место в системе народного просвещения и образования Российской Империи в 70—90е гг. XIX — начале XX вв. Значимость этих учебных заведений в том, они давали более углубленные теоретические знания, были менее религиозными в сравнении с церковно-приходскими и уездными училищами, и к тому же обучали практическим навыкам.
Школы были раздроблены в своём подчинении.
Начальные школы подчинялись Государству, а церковно-приходские подчинялись синоду, церкви. Кроме того, государственные школы подчинялись разным министерствам: Министерству народного просвещения, Министерству внутренних дел, Министерству государственных имуществ. Были и такие школы которые подчинялись частным лицам. К 1914 году в Российской империи насчитывалось 123 745 начальных учебных заведений, из них: — 80 801 ведомства МНП, — 40 530 ведомства православного исповедания — 2 414 других ведомств.
От какого социального статуса были обучающиеся
Школа была предназначена для детей всех сословий. В Положении не указывались ни возраст учащихся, ни продолжительность обучения, но фактически в средней и высшей школе преобладали дети дворян и чиновников. Так, проанализировав социальный состав учащихся Орловского четырехклассного городского училища, то очевидно, что в нем обучались преимущественно дети городских слоев населения. Так, в 1898 году обучалось детей дворян и чиновников — 24, купцов и мещан — 210, крестьян — 105. Обучались в училище ученики в возрасте от 10 до 18 лет. Число учащихся было около 300—350 человек . Допускалось совместное обучение мальчиков и девочек. Кроме того, имелись еще и особые сословные учебные заведения: институты благородных девиц, кадетские корпуса, несколько «дворянских институтов», Пажеский корпус, Училище правоведения, куда принимали только детей дворян; имелась особая система школ для детей духовенства (духовные училища, епархиальные училища, духовные семинарии).
Среди всех школ начальной ступени образования особо выделялись министерские училища, как по своему статусу — их часто называли «образцовые», так и по положению в системе обучения — они давали законченные знания начального уровня. К ним относились уездные и приходские училища.
Например, Орловская губерния включала в себя 12 у.е.здов: Болховский, Брянский, Дмитровский, Елецкий, Карачевский, Кромской, Ливенский, Малоархангельский, Мценский, Орловский, Севский, Трубчевский . До реализации образовательной реформы 1864 года в каждом уездном городе губернии было по одному уездному и приходскому училищу, за исключением Орловского, где действовало три приходских училища, и Ливенского, в котором образовательную деятельность осуществляли два приходских училища .
Количество классов
Городские училища разделялись на одноклассные, двухклассные, трехклассные и четырехклассные. По ходатайству земства, городских обществ, сословий или частных лиц, содержащиеся на их средства городские училища могли быть учреждаемы также в составе пяти или шести классов .
Продолжительность обучения (число лет)
Начальные сельские школы имели обычно 3−4-летний курс обучения (4-летний курс имели около ¼ всего числа школ) и назывались одноклассными, начальными училищами. Уездные школы, Сроки в них осуществления всеобщей доступности начального обучения, то есть открытия всех предусмотренных школьной сетью данного района училищ, устанавливаются различные, в зависимости от положения школьного дела в каждом уезде и финансовой его состоятельности. В среднем по 34 губерниям этот срок 9,4 года. В 33 у.е.здах (11%) он не превышает 5 лет. В 40 у.е.здах (13%) на открытие полного числа школ потребуется от 12 до 17 лет
Со-скольки лет идут в школу
В городские училища могли поступать дети не моложе семилетнего возраста, всех званий, состояний и вероисповеданий, без всякого приемного испытания.
Обязанность религиозных знаний
Дети же старшего возраста, от 10 до 14 лет включительно, должны были знать молитву Господню, важнейшие события из священной истории Ветхого и Нового завета, уметь читать и писать по-русски и считать.
Классный руководитель
Положение 31 мая 1872 года устанавливало классную систему преподавания, то есть каждому штатному учителю поручалось преподавание во вверенном ему классе всех предметов (кроме закона Божия, пения и гимнастики).
Предметы обучения
Учебный курс городских училищ состоял из следующих предметов: 1) закон Божий; 2) чтение и письмо; 3) русский язык и церков-но-славянское чтение с переводом на русский язык; 4) арифметика, 5) практическая геометрия; 6) география и история отечества с необходимыми сведениями из всеобщей истории и географии; 7) сведения из естественной истории и физики; 8) черчение и рисование; 9) пение; 10) гимнастика . Обучение пению велось в церковном хоре. Из дополнительных предметов в городском училище преподавались бухгалтерия в объеме учебника Прокофьева, ручной труд и популярная медицина.
Социальный состав учеников «школы» Орловской губернии.
До 1890-х гг. объем курса, методика преподавания, расписание учебных занятий были предоставлены на личное усмотрение учителей.
Учебный год. На выбор этого влияло потребность в занятии сельским хозяйством.
В большинстве уездов Орловской губернии занятия в училищах начинались со второй половины октября. Однако встречались и отклонения на август — сентябрь в одну и ноябрь — в другую стороны. Завершались учебные занятия в первой половине мая или не позднее июня в некоторых уездах. Подвижные сроки учебного года объясняются прежде всего экономическими причинами. В силу того, что сельское хозяйство являлось основой жизни губернии, с началом полевых работ образовательный процесс прерывался.
Упорядочивание Центральной властью учебного года по всей стране.
В 1890-е гг. время начала и окончания работы училищ, примерное расписание стали определяться Министерством народного просвещения. Учебный год удлинился: занятия в училищах начинались раньше, в сентябре, а завершались так же в мае — июне. В городских начальных школах продолжительность учебных занятий была больше, чем в сельских. При этом в церковно-приходских школах сохранялся самый короткий учебный год.
Кто оплачивал занятия
Отличительной чертой финансирования начальной школы дореволюционной России было привлечение средств из самых разнообразных источников, причем в совокупности их объем превышал государственные. Источники средств на содержание начальных учебных заведений Орловской губернии, согласно отчетам губернской управы, можно разделить на семь групп: средства из государственного казначейства, пожертвования благотворительных обществ и частных лиц, от земств, от городских обществ, от сельских обществ, проценты с капиталов или «экономические деньги», плата за учение.
Сколько и какие материальные средства вкладывали в школы
Из статьи «Нового энциклопедического словаря» 1916 г. (стр.144): «В течение 1908−1915гг кредит на постоянные нужды начального образования увеличивался следующим образом: в 1908 — на 6 900 000 р., в 1909 — на 6 000 000 р., в 1910 — на 10 000 000 р., в 1911 — на 7 000 000р., в 1912 — на 9 000 000 р., в 1913 — на 10 000 000 р., в 1914 — на 3 000 000 р., в 1915 — на 3 000 000 р.» Следует отметить, что в статистических отчетах фиксировались только денежные средства. Все, что поступало в натуральном виде, в основном от сельских обществ, лишь упоминалось; например, дрова для отопления, свечи для освещения школ и т. д. в 1903 г. размер средств содержания начальных школ составлял около 59 млн руб., из которых: 30,1 млн руб. приходилось на счет земств, сельских и городских обществ; 15,8 млн руб. казенное ассигнование; 13 млн пожертвования, средства от платы за обучение и из других источников. Всего в 1903 г. имелось 87 973 начальных школ всех типов и ведомств. Число учащихся в них составило 5 088 029. Кредиты на народное образование все время неуклонно росли; с 1894 г. по 1904 г. они более чем удвоились: бюджет министерства народного просвещения увеличили с 22 до 42 миллионов рублей, тогда как кредиты на церковные школы выросли с 2,5 до 13 млн; а одни казенные ассигнования на коммерческие училища (которые получили в дальнейшем широкое распространение) достигли 2—3 млн в год. Примерно в такой же пропорции увеличились за десять лет земские и городские ассигнования на нужды просвещения: к 1904 г., если соединить учебные расходы всех ведомств* и местного самоуправления, сумма ежегодных расходов на народное образование уже превышала 100 млн рублей. С 3 мая 1908 Государством резко увеличивается финансирование всеобщего начального обучения. В 1914 году, по оценке Питирима Сорокина, общие расходы всех государственных ведомств на образование составляли почти 300 миллионов золотых рублей (в том числе 161 миллион по ведомству Министерства народного просвещения), расходы земств и городов по «образовательным» статьям в том же году составляли около 360 миллионов рублей. То есть «консолидированный бюджет» казначейства, земств и городов составлял до 660 миллионов золотых рублей. Один золотой рубль 1914 года по покупательной способности можно оценить примерно в 1000 рублей при уровне цен 2008 года. По оценке Андрея Илларионова, доля всех расходов на образование была в 8−9% от бюджета Российской Империи и в 15−17% от консолидированного бюджета, имевшие место накануне Первой мировой войны.
Сравнение финансирования с странами Европы. По данным Николая Ерофеева расходы на образование на душу населения по сравнению с развитыми странами по прежнему были мизерными. В Англии они составляли 2 р. 84 к. на человека, во Франции — 2 р. 11 к., в Германии — 1 р. 89 к., а в России — 21 копейку. Однако данная оценка (21 копейка на душу населения в 1914 году) представляется явно заниженной. Согласно данным приведенным Питиримом Сорокиным (Сорокин П.А. Социология революции. М., 2008. с.285−286) бюджет Министерства народного просвещения в 1914 году составлял 142 736 000 рублей, общий расход всех министерств на образование составлял 280−300 миллионов рублей, а расход городов и земств приближался к 360 миллионам рублей. Таким образом общий расход на образование составлял около 640 миллионов рублей. Таким образом расходы на образование на душу населения в Российской Империи в 1914 году были не меньше, чем 3 рубля 70 копеек.
На, что шли вкладываемые деньги
Главными статьями расходов училищ являлись затраты на жалование учителям и покупка учебных принадлежностей.
Учебники
Со второй половины 1890-х гг. школы — в первую очередь министерские и земские — начинают снабжаться наглядными пособиями. Стоимость минимального набора в Орловской губернии колебалась от 15 до 20 рублей . Наглядные пособия представляли собой картины из священной истории, разрезную азбуку, картины по русской и естественной истории, зоологический атлас, глобус, географические карты, арифметические счеты, весы и пр.
Кого брали в учителя
Начальные народные училища становились прибежищем для самых разных людей, зачастую не имеющих специальной подготовки, но обладающие элементарными знаниями. Свое применение в школе пытались найти недоучившиеся гимназисты или выпускники уездных, городских училищ из числа разночинцев. Для обучения грамоте крестьян привлекали любого мало-мальски грамотного человека. Широко было распространено мнение, что в деле обучения нет ничего особенного и с ним может справиться любой грамотный человек, особой подготовки для этого не нужно. Учительство начальных народных училищ ведомства Министерства народного просвещения состояло из учителей и учительниц, их помощников и помощниц, а также законоучителей (священников). Порядок назначения, перемещения и увольнения народных учителей был представлен в нормативном документе «Положение о начальных народных училищах» от 25 мая 1874 г. До первой половины 1870-х гг. не существовало экзамена на звание учителя. После 1874 года от учителей стали требовать получения «права на преподавание». Это право могло быть получено после экзамена (в объеме курса городского приходского училища) при средних учебных заведениях . И хотя требования на экзамене были невысокими, эта мера повышала общий уровень учительского труда по сравнению с дореформенным периодом. Кандидаты на учительские должности избирались прежде всего учреждениями и лицами, содержащими училище.
Как учили?
Методы обучения в начальных школах были те же, что и сейчас: беседа, работа с учебником, рассказ учителя, письменные и графические работы. Демонстрации и иллюстрации (наглядное обучение) занимали меньшее место. В некоторых школах устраивались экскурсии учащихся в интересные в историческом отношении города, в музеи ближайших городов и т. п. Во многих земских, железнодорожных и фабричных училищах вводился ручной труд. Обучение грамоте велось по звуковому методу (чаще аналитико-синтетическому). Широко практиковалось рассказывание по картинкам. Большая часть времени, отведенного на русский язык, уделялась усвоению грамматики и орфографии. На выпускных экзаменах (особенно при 4-летнем курсе) дети писали довольно грамотно небольшой диктант и могли сделать этимологический разбор простого предложения. В программы по русскому языку и словесности (литературе) были внесены существенные изменения: по прежним программам по русской литературе изучались только произведения писателей первой половины XIX века (Грибоедов, Пушкин, Гоголь, Крылов, Кольцов и Лермонтов), а теперь в программы были включены и писатели второй половины XIX века (Тургенев, Гончаров, Салтыков-Щедрин, Некрасов, Л. Н. Толстой, Достоевский и другие).
Результаты обучения.
Программа была построена слишком формально, и перегрузка занятий по русскому языку грамматикой отрицательно сказывалась на чтении, изложении, на умении учащихся письменно излагать свои мысли. Неплохие грамматические знания и орфографические навыки оказывались, однако, непрочными. Проверка знаний у окончивших начальную школу, произведенная в некоторых уездах, обнаружила понижение их через 2−3 года (по окончании школы) почти на 50%.
Зарплата учителей.
Согласно закону 1912 года оклад учителя высших начальных училищ (то есть типа учебного заведения наиболее точно соответствующего семиклассным советским школам) составлял 960 золотых рублей (то есть около 1 миллиона рублей в ценах 2008 года) в год. Согласно штатам Томского технологического института Императора Николая II, утвержденным 23 февраля 1901 года ординарный профессор получал годовой оклад 2400 рублей, плюс столовых 1050 рублей и квартирных 1050 рублей. Во время царствования Николая II оклады университетских профессоров и штатных сотрудников Императорской Академии Наук выросли почти в два раза до 6000 рублей в год. Для сравнения средняя зарплата рабочего в 1913 году составляла 250 рублей в год, строительство крытого железом деревянного дома, соответствующего всем стандартам, площадью 70 кв. м по расчетам строительных смет 1913 года обходилось примерно в 600−700 рублей, кирпичного дома с полной отделкой площадью 150 кв. м — около 3000−4000 рублей. Мясо стоило (в зависимости от региона и сорта) 15−60 копеек за килограмм, картошка 1−2 копейки за килограмм, лошадь — 70−80 рублей, корова дойная 50−60 рублей. То есть даже оклады скромных преподавателей школ и простых научных работников, не говоря уж об окладах профессоров и академиков, были весьма высоки и позволяли обеспечить достойный стандарт жизни.
Число учеников на одного учителя (Орловская губерния)
В докладе комиссии по народному образованию за 1910 год указывалось, что в 433 начальных училищах на одного учителя приходится свыше 50 учащихся, а в 120 из данных школ на одного преподавателя приходилось свыше 70 человек учеников.
Дополнительный заработок учителей
К дополнительным заботам учительского персонала следует отнести обязанности по заведованию ночлежными приютами и общежитиями при начальных школах, которые редко оплачивались . Помимо этого, на- родным учителям приходилось преподавать дополнительные предметы (рукоделие, пение, гимнастику и др.) без вознаграждения. Еще чаще имела место необходимость вести занятия по Закону Божию вместо законоучителя, так как у священнослужителей просто не хватало времени заниматься преподавательской деятельностью.
Гендерный учительский процентный сдвиг
Одной из тенденций развития начального образования в Российской империи на рубеже XIX—XX вв.еков была его постепенная феминизация. Это объяснялось не веяниями общественного прогресса, а сугубо прагматическими соображениями: труд женщин был дешевле. На примере начальных школ ведомства Министерства народного просвещения можно проследить, как менялось соотношение учителей и учительниц в Орловской губернии. Если в 1880 году учителя составляли 77% преподавательского состава начальных народных школ, то в 1899 — уже 50%, а в 1910 — 29,4%. В свою очередь, учительницы составляли в том же 1880 году 23%, в 1899 году — 50% и в 1910 году — 70,6% соответственно . В целом же Орловская губерния отражала процессы, характерные для всей России.
Изменение качества преподавания
Количественный рост начальных училищ сопровождался, с одной стороны, увеличением численности преподавателей, с другой — снижением образовательного уровня народных учителей. Специалисты с высоким образовательным цензом надолго не задерживались в народной школе.
Число грамотных по стране.
В 1912 г в Московской губернии 95% мальчиков 12−15 лет были грамотны и 75% девочек -Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009 (с.708−709). В 1914 году начальных школ было 101 917 (около 1/3 являлись церковноприходскими), а учащихся в них — 7 030 257. После 1864 года наблюдается количественный рост числа городских приходских училищ. Так, в 1869 году их стало 14 мужских и 9 женских. Женские и мужские приходские училища открылись в губернии в промежутке с 1862 по 1865 гг. в таких уездных городах, как Севск, Трубчевск, Мценск, Елец, Дмитровск, Болхов, Брянск. В 1869 году во всех женских приходских училищах губернии обучалось 665 девочек (преимущественно городских сословий), в то время как в мужских приходских обучалось 1509 человек . Из данных, опубликованных Центральным Статистическим Комитетом, видно, что в 1911 г. население 34 земских губерний (76 млн.) составляло 46% всего населения Империи (без Финляндии — 164 млн.). Число начальных школ в этих губерниях (без школ грамоты) — 59 907, составляло 61% всего установленного переписью количества таких же школ (98 204). По данным обследования проведенного в 1894 г. Комитетом Грамотности, начальных училищ и школ грамотности в то время было — 60 592 с 2 970 066 учащимися. Охват населения системой образования был очень низкий. Перепись 1897 года выявила 21% грамотного населения в Российской империи (под грамотностью считалось, как умение читать и писать, так и умение только читать см. формуляры переписи). В Европейской России без Привислянских губерний и Кавказа грамотность населения составила 22,9%. Самый высокий процент грамотных, 70−80%, дали три Прибалтийские губернии. Более скромные результаты дали столичные губернии: Санкт-Петербургская — 55%, Московская — 40%. 42% грамотных обнаружилось в Ковенской губернии и 36% в Ярославской. В остальных губерниях Европейской России оказалось менее 30% умеющих читать. Историк Б. Н. Миронов отмечал, что по состоянию на 1889 и 1913 годы доля грамотного населения составляла: Грамотность мужчин/женщин в возрасте старше 9—20 лет на 1889 и 1913 годы Для Российской империи грамотность — умение читать, для других стран — читать и писать. Российская империя Великобритания Германия США Австрия Япония Франция 31/13 91/89 97/95 88/85 74/60 97/— 89/81 54/26 99/99 99/99 93/93 81/75 98/— 95/94 Учащихся в этих заведениях министерства народного просвещения было в 1913 году: в мужских — 219 906 (из них 2/3 в гимназиях и прогимназиях и 1/3 в реальных училищах); в женских — 303 690.. Большее число женских учебных заведений и учащихся в них по сравнению с мужскими объясняется тем, что значительное число мальчиков училось в коммерческих училищах, средних технических училищах и других учебных заведениях, не подведомственных министерству народного просвещения. «Картину современного положения школьного дела и результатов, достигнутых за 3 года, протекших со времени приступа к введению всеобщего обучения детей, дает однодневная школьная перепись, произведенная 18 января 1911 г. Этой переписью зарегистрировано 100 295 начальных училищ для детей возраста от 8 до 12 лет, причем Министерство Народного Просвещения считает, что это число составляет около 98% действительного количества таких школ. В день переписи в школах присутствовало 6 180 510 человек учащихся, что по сравнению с общим числом населения составляет 3,85%. А так как количество детей школьного возраста (от 8 до 12 лет) определяют около 9% всего населения, то оказывается, что лишь около 43% всех детей посещало в 1911 г. начальную школу»… Охват начальной школой детей в возрасте от 8 до 11 лет к 1914 г составлял в целом по Российской империи 30,1% (в городах — 46,6%, в сельской местности—28,3%).
По данным Военно-статистического ежегодника за 1912 год среди рядового состава армии из 906 тысяч человек числилось 302 тысячи «малограмотных» («неграмотные» не числились). БСЭ (2-е издание) дает следующие данные по динамике уменьшения неграмотности новобранцев в РИ (процент неграмотных среди новобранцев):
Процент неграмотных призывников в России:
Годы 1896 1900 1905 1913
% неграмотных 60% 51% 42% 27%


Обязанность всеобщего образования в странах Европы
Так законы о всеобщем обучении приняты: в Пруссии в 1717 и 1763, в Австрии в 1774, в Дании в 1814, в Швеции в 1842, в Норвегии в 1848, в США в 1852—1900 гг., в Японии в 1872, в Италии в 1877, в Великобритании в 1880, во Франции в 1882. Наша страна отставала от них. Из «Объяснительной записки к отчету государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1911 год» С. 187−188 СПб., 1912 К 1914 г. на 1000 человек от общего числа населения учащихся приходилось: в России 59, в Австрии — 143, в Великобритании — 152, в Германии — 175, в США — 213, во Франции — 148, в Японии — 146 человек. Однако, хотя формально Законы о всеобщем образовании были введены в этих странах раньше России, но их принятие сопровождалось длительной полемикой и борьбой. Например, в Англии полный пакет соответствующих законодательных актов был введен в действие между 1870 и 1907 годами. — то есть в течение 37 лет. В России после обсуждений в Гос. думе в 1908\1912 гг реформу планировали завершить примерно в половине губерний России (в европейской части) до 1918 г, а в полном объёме, по всей империи — к концу 1920-х годов. Фактически к 1917 году практически полный охват начальным образованием был обеспечен в европейской части РИ среди мальчиков, но среди девочек — только на 50%. После революции 1905—1906 гг., Русско-Японской войны и реформ 1906—1907 гг. в думе поднимается вопрос о принятии закона о ведении всеобщего начального образования. В 1906 г на рассмотрение выносится законопроект министра народного просвещения П. фон Кауфмана. Некоторые положения этого закона были приняты 3 мая 1908 г., согласно которым было резко увеличено государственное финансирование МНП, а п. 6 закона устанавливал бесплатное (но не всеобщее) начальное образование.
Развитие женского образования
С самого начала царствования Николая II ускоренными темпами начало развиваться и женское образование. «На докладе тульского губернатора о желательности более широкого привлечения девочек в народные школы, Он поставил пометку: „Совершенно согласен с этим. Вопрос этот чрезвычайной важности“. Было утверждено положение о Женском Медицинском Институте (в начале царствования Императора Александра III женские медицинские курсы были закрыты за царивший на них революционный дух). Кредиты на церковно-приходские школы были значительно увеличены (почти вдвое)».На 1915 в Европейской России в школах обучалось не более 50% девочек в начальных школах.
Физическое здоровье учеников. Школьные парты.

В 1870 швейцарский врач-офтальмолог живший в России Фёдор Эрисман создал первую в мире школьную парту, слитную парту под наклоном с стулом. Сидя за такой партой сутулиться стало невозможным. Император Александр II уздал указ об оснащении такими партами всех школ России. Пётр Коротков усовершенствовал эту парту, сделав её двухместной.

mikhaelkatz

Первые сводные данные о числе школ и учащихся Российской империи (в пореформенный период, т.е. после отмены крепостного права) были опубликованы за 1863г. Согласно им, численность учащихся в 1863 г. составляла 1155,8 тыс. чел. Однако эти данные были резко преувеличены. Даже в официальном отчете Министерства народного просвещения за 1862-1864гг. было сказано:
«… более половины названых училищ принадлежат к категории школ, содержимых при церквях православным духовенством, а известно, что многие из таких школ существуют только по имени и что они вообще не обеспечены в материальном отношении, не имеют ни собственных помещений, ни учебных пособий».
Динамика численности начальных школ Министерства народного просвещения и учащихся в них за 1871-1885 гг., такова:
1871г.:

— число школ – 16375; число учащихся – 675,3 тыс. чел.;
1875г.:

— число школ – 23936; число учащихся – 955,5 тыс. чел.;
1880г.:

— число школ – 21240; число учащихся – 1119,1 тыс. чел.;
1885г.:

— число школ – 25194; число учащихся – 1557,9 тыс. чел.
1890г.:

— число школ – 26986; число учащихся – 1752,1 тыс. чел.;
1895г.:

— число школ – 29910; число учащихся – 1978,4 тыс. чел.;
1900г.:

— число школ – 36829; число учащихся – 2592,6 тыс. чел.;
1905г.:

— число школ – 43551; число учащихся – 3350,4 тыс. чел.;
1910г.:

— число школ – 59000; число учащихся – 4541,7 тыс. чел.;
1914:
— число школ – 80801; число учащихся – 5942,1 тыс. чел.
Итак, за 43 года (с 1871г. по 1914г.) :
— число школ начального образования выросло в 4,9 раза;
— число учащихся выросло в 8,8 раза.

(Источник — Рашин А.Г. «Население России за 100 лет (1813 — 1913)», Москва, 1956 г.)
Народное училище в Вятской губернии, 1980-е годы
Как видим, количество учеников начальных школ Российской империи росло гораздо быстрее, чем возникали новые школы, и это создавало на будущее очень серьезную проблему.
Теперь, несколько слов о том, в каких же школах приходилось учиться подавляющему большинству простого народа.

(Источник — Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности : 1-58. — Санкт-Петербург : тип. «Нар. польза», 1903-1904. — 58 т.; 26.
Полтавская губерния. — 1903, стр. 550)
НАЧАЛЬНЫЕ УЧИЛИЩА — в России до революции 1917 элементарные школы со сроком обучения от 1 до 4 лет. Различались по ведомствам, местностям, уставам, национальностям, религиям, источникам финансирования и т. п. (напр., приходские училища, церковно-приходские школы, школы грамоты, удельные, казачьи, инородческие). Наибольшее распространение во 2-й пол. 19 в. имели земские и городские начальные училища, а также одноклассные начальные училища Министерства народного просвещения. Имелось незначительное число начальных училищ повышенного типа: главные народные (основаны в 1786), уездные (1804), двухклассные начальные 1869); городские (по положению 1872), высшие начальные (1912) училища.
Даже в официальных отчетах министерства народного просвещения признавалось, что «огромное число наших народных училищ должно довольствоваться пока … полуграмотными учителями; полное обеспечение в материальном отношении, кроме школ министерства народного просвещения, имеют только сравнительно немногие училища, содержимые земствами, обществами и частными лицами; в значительном же большинстве, земские, общественные и другие школы получают весьма ограниченное содержание, а церковно-приходские школы нередко остаются и без всякого содержания. Поэтому школы этого рода, составляющие большинство, не могут иметь ни хороших учителей, ни необходимых учебных пособий, ни даже сколько-нибудь сносного помещения» (Извлечение из отчета министерства народного просвещения за 1872г., стр. 61).
Значительное место в начальном образовании занимали церковно-приходские школы, получившие развитие в 80-е годы.
В них в 1905-1914гг. обучалось около 2 млн. детей. На увеличении церковно-приходских школ настаивал обер-прокурор К. П. Победоносцев. Он говорил:
«Церковно-приходские школы, по условиям существующего в них обучения и надзора, представляют собой гораздо больше гарантий для правильного и благонадежного в церковном и народном духе образования, нежели другие виды народных школ, и поэтому заслуживают со стороны правительства поддержки и поощрения» (Рождественский «Исторический обзор деятельности министерства народного образования», 1802-1902гг, СПБ, 1902, стр. 649).
Вследствие недостатка государственных и общественных школ, сельское население было вынуждено прибегнуть к устройству так называемых домашних школ. В первой половине 90-х годов примерно 300-400 тыс. человек обучалось в них. (Пругавин «Запросы народа и обязанности интеллигенции в области просвещения и воспитания, СПБ, 1905, стр. 48»)

(Источник — Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности : 1-58. — Санкт-Петербург : тип. «Нар. польза», 1903-1904. — 58 т.; 26.
Полтавская губерния. — 1903, стр. 820)
Ну а теперь о самом печальном. Если обратиться к материалам о продолжительности обучения в начальных школах Российской империи, то получится очень неприглядная картина. К примеру, берем 1911 г.
Процент учившихся в школе 1-й год:
в городе: мальчики – 41%, девочки – 43,2%.
в деревнях: мальчики – 38,2%, девочки – 48,6%.
Процент учившихся в школе 1 года до 3 лет:
в городе: мальчики – 48,1%, девочки – 47,0%.
в деревнях: мальчики – 39,3%, девочки – 44,7%.
Процент учившихся в школе более 3 лет:
в городе: мальчики – 10,9%, девочки – 9,8%.
в деревнях: мальчики – 12,5%, девочки – 6,7%.
(Источник – «Однодневная перепись начальных школ Российской империи, произведенная 18 января 1911г. вып. 16, 1916, стр. 115»)

(Из книги Каптерева П. Ф «История Русской педагогии» 1915г.)

(Источник — Ростовское на Дону уезд. земское собрание.
Постановления… Ростовского на Дону уездного земского собрания… : С прил. — Ростов-на-Дону, -1886. — 26.
IX очередного… сессии 10-14 сентября 1874 года с отчетами Ростовской на Дону уездной земской управы за 1873 г. — 1875. — 518 с. разд. паг., 5 л. табл)

(Источник — Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности : 1-58. — Санкт-Петербург : тип. «Нар. польза», 1903-1904. — 58 т.; 26.
Саратовская губерния. — 1903. — VIII, стр. 600)

(Источник — Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности : 1-58. — Санкт-Петербург : тип. «Нар. польза», 1903-1904. — 58 т.; 26.
Курская губерния. — 1903, стр. 775 — 776)

(Источник — Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности : 1-58. — Санкт-Петербург : тип. «Нар. польза», 1903-1904. — 58 т.; 26.
Полтавская губерния. — 1903, стр. 228 — 229)

Народное образование при государе Николае II

Русское имперское гимназическое и университетское образование стояло на мировом уровне начиная, по крайней мере, с эпохи Александра I, однако при Николае II оно этот уровень, в каком-то смысле перешагнуло, оставив «за кормой» Европу и Америку, как по качеству образования, так и по его социальной доступности. К 1914 г. Российская империя, имевшая в наличии при восшествии Николая Александровича Романова на престол лишь несколько, хотя и первоклассных технических вузов, превзошла по уровню технического образования безусловного лидера тех лет – Германскую империю.

Масштабность здания науки, техники, наукоемкой промышленности и, в конечном счете, обороноспособности любого государства, и главное – прочность этого здания, зависит в первую очередь от качества фундамента здания. Фундаментом же этим является система народного образования государства. Чем совершеннее эта система, тем грандиознее и прочнее будут возведенные над ней корпуса отечественной науки, техники и всего с ними связанного.

Образовательное будущее страны всегда лежит в основе и предшествует ее научному, техническому, экономическому и военному потенциалу.

Образование в широком смысле создает, формирует образ нации, народа, его сознание. Сознание в свою очередь формирует ту материальную действительность, которая народ окружает в конкретный исторический момент.

Борис Глебович Галенин

Стандарты, нормы и эталоны образования должны естественным образом вытекать из истории данного народа, а также из целевой функции религии, которая является исторической, народной и государствообразующей.

Целевая же функция христианства и прежде всего нашего родного православия, заключается в том, чтобы посильно вернуть греховного человека, находящегося в вырождающемся, деградационном состоянии, в первозданное качество, присущее ему до его грехопадения, и во всяком случае, сделать его доброжелательным к ближним, и верным сыном своего земного Отечества.

В скобках заметим, что, если Церковь, или, вернее, церковная иерархия, не выполняет этой целевой функции, все православие сводится в лучшем случае к «бытовому» уровню.

Едва ли не главная заслуга императора Николая II заключается в том, что он сделал все, что было в его силах, чтобы развернуть корабль отечественного народного образования к национальным истокам. Вот подлинные слова царя из высочайшего рескрипта 10 июня 1902 г.: «Прежде всего, подтверждаю мое требование, чтобы в школе с образованием соединялись воспитание в духе веры, верности престолу и Отечеству и уважения к семье, а также забота о том, чтобы с умственным и физическим развитием молодежи приучать ее с ранних лет к порядку и дисциплине. Школа, из которой выходит юноша лишь с курсовыми познаниями, не сродненный религиозно-нравственным воспитанием с чувством долга, не только не полезна, но часто вредна, развивая столь пагубные для каждого дела своеволие и самомнение».

Государь впервые постарался вывести наше образования из-под тенет бюрократической машины Министерства просвещения, за счет повышения роли родительских комитетов, которые к 1917 г. стали играть весьма значительную роль в системе имперского образования. Сотрудничество царя и народа, развитие общественного самоуправления – такие общие приоритеты политики государя особенно ярко выразились в образовательной сфере. Как сказал один из исследователей, столкнувшийся с этим необычным для нас явлением в царской образовательной политике: «Похоже, что последний раз демократия была в России при царе. И, похоже, что без царя она оказывается невозможной…»

И в самом деле, первое, что сделало Временное, «благоверное» по мнению нашего Синода, правительство, это уничтожило роль родительских комитетов, «поскольку в них преобладают люди одной определенной конфессии.

Бюджет Министерства народного просвещения

Несколько фактов и цифр. Первоначальное обучение было у нас бесплатным по закону еще с начала правления государя Николая II, а с 1908 г. оно становилось обязательным. На 1918 г. планировалось ввести обязательное бесплатное среднее образование. Это и был тот «всеобуч», который должен был охватить страну уже к началу 1920-х гг. До сих пор существует устойчивая легенда, что одной из «заслуг» большевиков-ленинцев стала ликвидация безграмотности.

1894–1914

Начальные школы
Увеличение числа школ – в 2 раза
Увеличение числа учеников – в 2,9 раза
Средние школы и гимназии
Увеличение числа школ – в 15 раз
Увеличение числа учащихся – в 13 раз

1917–1928

Начальные школы
Сокращение числа школ – в 1,1 раза
Сокращение числа учеников – на 2%
Средние школы и гимназии
Сокращение числа школ – в 1,5 раза
Увеличение числа учащихся – в 1,1 раза

Как видим, при Ленине и его партии проходила не ликвидация безграмотности, а ликвидация образования. Частичным восстановлением образования занялся уже в 1930 гг. И.В. Сталин, по мере разборки с ленинскими «ликвидаторами».

Николай Богданов-Бельский Устный счет в школе Рачинского

С самого начала царствования Николая II имел место опережающий рост бюджетных расходов на образование, причем в 1906–1916 гг. рост совершенно беспрецедентный. Ни до, ни после этого периода государство Российское не расходовало на образование столь большую часть своего бюджета. И это было так. В начале царствования Николая II из средств государственного казначейства на образование выделялось немногим более 40 млн руб., а земства, города и учреждения расходовали еще 30–40 млн руб., то есть по совокупности – 70–80 млн руб.

А в 1914 г. консолидированный бюджет составил уже 660 млн руб. – это порядка 20% госбюджета. Так что если брать на 1894 г. цифру 70 млн руб., то рост будет почти 10-кратный, на порядок. Но и по минимальной оценке – более чем в восемь раз.

Чтобы было понятно, о каких цифрах идет речь, отметим, что 660 млн золотых руб. – это, по разным оценкам, порядка 200–300 млрд нынешних долл.
Наиболее впечатляющее представление о росте бюджетного финансирования образования в Российской империи при Николае II, дает график этого финансирования, причем только по линии Министерства народного просвещения (см. рис.).

Дореволюционная начальная школа

Обратите внимание на форму графика начиная с 1906 по 1917 г. Он идет едва ли круче графика экспоненты. График же консолидированного бюджета шел еще круче.

Он, независимо от нашего желания, показывает, что в образовании, а вслед за ним в науке и технике мы шли с опережением, которого нам хватило до тех самых 1960–1962 гг., когда мы смогли первыми выйти в космос.

Поскольку образовательный потенциал страны с абсолютной необходимостью и неизбежностью предшествует потенциалу научному и техническому, график финансирования образования в Российской империи в царствование императора Николая II есть математическое обоснование того неотвратимого факта, что именно император Николай II – творец не только образовательного, но и нашего научного и технического потенциала за последний век. И остатки этого имперского потенциала пока позволяют России, даже в ее малопонятной структурной форме Российской Федерации, оставаться относительно независимым государством.

Разумеется, развитие образования сопровождалось открытием библиотек и музеев.

В 1914 г. в стране действовало 76 тыс. библиотек, посещаемость музеев достигла 5 млн человек в год. Ежегодно печаталось около 99 млн книг и 11 млн журналов. Почтенные цифры, не так ли?

Но откуда же, спросите вы, столь любимый необольшевиками и либералами миф о дремучей российской безграмотности при дремучем царизме? Приведу единственный, однако многозначительный пример, стоящий диссертации по контрразведке.

В Русском календаре Суворина за 1917 г. опубликованы данные о том, что грамотность в стране составляет только порядка 20%. Правда мелким шрифтом в примечании указано, что в качестве источника использованы данные за 1915 г. Казалось бы, приемлемая точность. Но нигде не указано, что в статистическом ежегоднике за 1915 г., опубликованы данные за 1897 г.! Данные 20-летней давности, в упор игнорирующие всю образовательную реформу императора Николая II! Автор, приводящий этот возмутительный факт, с некоторым недоумением говорит о «неточностях в дореволюционных документах» (Борисюк А.А. «История России, которую приказали забыть»).

На самом деле, речь должна идти не о неточностях, а об идеологических диверсиях, равных государственной измене, которые и подготовили катастрофу 1917 г.

И в заключение, о том, чему учили в царских школах. Начнем с церковноприходских, столь нелюбимых демократами и прогрессистами. Вопреки очередной легенде в них учили не только молиться, хотя и за то следовало бы сказать этим школам и их создателям, таким как Сергей Александрович Рачинский, большое сердечное спасибо. В этих школах преподавались такие базовые предметы, как чтение, математика или арифметика (причем, уверяю вас, задачи для устного счета которые щелкали деревенские ребятишки, мало кто из нынешних студентов технических вузов в отведенное время решит (см. Галенин Б.Г. «Царская школа») и, конечно, родная речь и история Отечества.

Непосредственно богословские предметы в церковноприходских школах были представлены такими, например, как нравственное богословие – предмет о нравственности, свободе и нормах морали. На уроках разбирались такие темы, как «К чему ведут семейные раздоры», «Сила – не право» и другие. Как это вполне актуально сегодня!

Неудивительно, что один из крупнейших математиков современности академик Владимир Арнольд ответственно заявил, что царская церковноприходская школа давала значительно большее развитие мозговых извилин, чем нынешняя постсоветская десятилетка.

Гимназии же, число которых, как мы помним, росло наиболее быстро (в 15 раз за 20 лет!), предполагали значительно более широкий список дисциплин, чем современные школы. В них изучались немецкий, французский, латинский, греческий языки, родная речь, история, география, физика, педагогика и, конечно, Закон Божий.

А посмотрите на темы сочинений, предлагавшиеся русским детям до эпох «исторического материализма» и нынешнего постмодерна: «Слово как источник счастья», «Почему жизнь сравнивают с путешествием?», «Родина и чужая сторона», «О скоротечности жизни», «Какие предметы составляют богатство России и почему?», «О высоком достоинстве человеческого слова и письма», «О непрочности счастья, основанного исключительно на материальном богатстве», «О проявлении нравственного начала в истории», «На чем основывается духовная связь между предками и потомством?». Все-таки поразительно, как люди, писавшие такие сочинения, ходившие иногда в храм, и хотя бы в Великий Четверг причащавшиеся Святых Христовых Таин, могли соблазниться на дешевку революционной пропаганды в ее либеральном или марксистском обличье!

Многих постигло массовое душевное заболевание. Да еще с тяжелыми многолетними, неизлеченными до сих пор последствиями.

Образование в России при Николае II-цифры, факты

НА ФОТО: МГУ им .М.В. ЛОМОНОСОВА. Главное здание МГУ — центральное здание университетского комплекса Московского государственного университета на ЛЕНИНСКИХ горах. Самая высокая из семи построенных сталинских высоток. Высота-183,2 м,со шпилем-240 м, этажность центрального корпуса-32. Высота основания над уровнем моря-194 м.
Построено в 1949-1953 годах по проекту архитекторов Бориса Иофана, Льва Руднева, Сергея Чернышёва, Павла Абросимова, Александра Хрякова и инженера Всеволода Насонова. Над скульптурным оформлением фасадов работала мастерская Веры Мухиной. До 1990-х годов здание было самым высоким в Европе.
В последние годы среди множества политических партий и движений набирает силу и монархическое движение. Цель этого движения состоит в том, чтобы «доказать» народу: выход из тупика, в который завели страну коммунисты, состоит не в развитии демократии, т.е. народовластия, а в форме власти, якобы спасшей русский народ от бедствий в течение веков,— в форме самодержавия.
При всех разногласиях среди сторонников возрождения монархии их объединяет одно — стремление как можно шире распространить среди русского народа идею самодержавного правления, сделать ее притягательной. В этих целях всячески превозносятся успехи дореволюционной России во всех сферах жизни, особенно экономической.
Прилагаются большие усилия, чтобы сделать привлекательным образ последнего царя Николая Второго. Средства разнообразны: пропаганда на разного рода сборищах, манифестации с плакатами и портретами царя, публицистические статьи на страницах газет и журналов, в том числе и демократических, в различного рода листках, НА КАНАЛЕ РОССИЙСКОГО ТВ «СПАС»,ДРУГИХ КАНАЛАХ и т.д.
Новым моментом в монархической пропаганде ЯВЛЯЕТСЯ попытка «научного» обоснования преимуществ монархического строя России в экономическом и социальном отношениях.
Важным показателем жизни населения является образование народа любой страны. Для этого мной взята информация их двух источников.
ПЕРВЫМ источником информации явилось издание: «Житие Святых Царственных мучеников»: Народное образование при Николае 2-м: «В 1908 году было введено обязательное начальное образование. К 1916 году, грамотных в Российской Империи было не менее 85 %. Накануне войны уже более ста вузов со 150 000 студентов. По общему их количеству Российская Империя занимала 3-е место в мире, разделяя его с Великобританией. Финансирование образования выросло за 20 лет с 25 млн. рублей до 161 млн. рублей. И это без учета земских школ, расходы на которых выросли с 70 млн. в 1894 году до 300 млн. в 1913 году.
Всего бюджет народного просвещения вырос на 628%. Число учащихся в средних учебных заведениях выросло с 224 тысяч человек до 700 тысяч человек. Количество студентов за 20 лет удвоилось, количество школьников выросло с 3-х миллионов до 6-ти миллионов человек. К 1913 году в стране было 130 тысяч школ. Перед революцией проведен закон о полной бесплатности образования, причем, не только обучения, но и жизни во время обучения. Семинарию оканчивали за казенный счет — в этот казенный счет входило все содержание и питание учащихся».
ВТОРЫМ источником, раскрывающим уровень образования российского населения является Научно-просветительский журнал «Скепсис».
В основу этой статьи В ЖУРНАЛЕ «СКЕПСИС» взяты данные перепечатки брошюры Исполнительного бюро Общероссийского монархического фронта, изданной в Нью-Йорке в 1958 г. Как сообщается на обороте обложки, издание осуществлено при содействии МПК «Вече».
Вот полное название произведения: «Б.Л. Бразоль. Белая книга России. Царствование императора Николая II. 1884—1917. В цифрах и фактах. Ответ клеветникам, расчленителям и русофобам» (Товарищество русских художников. Москва, 1990). В заключение к 16-страничной брошюре автор утверждает, что он привел «беспристрастные цифры», а также «неоспоримые факты».
Предлагаемая «СКЕПСИСОМ» работа является попыткой проверить, насколько приведенные В.Л. Бразолем факты неоспоримы, а цифры беспристрастны.
Бюджет Министерства народного просвещения, пишет Бразоль, за 1894—1914 гг. вырос с 25,2 млн до 161,2 млн руб. при значительном росте числа учащихся.
Но соответствовал ли этот рост потребностям народа в условиях мирового прогресса? Ответить на этот вопрос можно только путем сравнения с другими странами, чего автор тщательно избегает. Что касается основы основ всякой цивилизации — грамотности народной массы,—ПРОВЕДЕНО сравнение (см. табл. 13).
Как показывают цифры, начальных школ в России относительно числа жителей было ВТРОЕ МЕНЬШЕ, чем в странах Запада.
Число школьников было в 3,2 РАЗА МЕНЬШЕ, чем в «просвещенных»(Норвегия, Швеция, Греция, Швейцария, Дания, Голландия и Бельгия.), и в 2,3 РАЗА МЕНЬШЕ, чем в «обездоленных» странах Европы(«Обездоленные» — Италия, Испания, Болгария, Венгрия, Румыния и Сербия).
Столь же значительно, в 4 и 1,8 раза отставала Россия и по количеству учителей. Только по числу учащихся на одного учителя Россия была впереди «обездоленных» стран.
НАЧАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ в ЦАРСКОЙ России понималось властями чрезвычайно узко, как умение читать, писать, считать и знать наизусть несколько молитв, начиная с «Отче наш».
Поэтому ПОДАВЛЯЮЩЕЕ ЧИСЛО НАЧАЛЬНЫХ ШКОЛ БЫЛО ОДНОГОДИЧНЫМИ («одноклассными»).
ДВУХКЛАССНЫХ ШКОЛ БЫЛО МАЛО, (например, в 1903 г. двухклассную школу окончили лишь 9% школьников). Грамота для женщины-крестьянки считалась излишней роскошью.
Таблица 13. Начальное образование в России и странах Европы в 1910—1914 гг.*
А).Просвещенные: Норвегия, Швеция, Греция, Швейцария, Дания, Голландия, Бельгия.
Годы: 1910-1914;
Население : тыс.чел.-30870,3
Начальных школ: 51407;
Школ на 1000 жителей: 1.7
Жителей на 1 школу: 601
Школьников, тыс.: 4114,3
В % к населению: 13,3
Учителей: 66102
Учителей на 1000 жителей: 3.6 (по учителям расчет сделан без Норвегии и Швейцарии за отсутствием данных об учителях).
Учеников на 1 учителя:41
Б).Обездоленные: Италия, Испания,
Болгария, Венгрия, Румыния, Сербия.
Годы: 1910-1914г.г.
Население, тыс.чел.: 89837,0
Начальных школ: 146207
Школ на 1000 жителей: 1.6
Жителей на 1 школу: 614
Школьников, тыс. 8641.3
В % к населению: 9,6
Учителей: 145327
Учителей на 1000 жителей: 1.6
Учеников на 1 учителя 59
В)Россия.
Население, тыс.чел. 169120,
Начальных школ: 100295
Школ на 1000 жителей: 0,6
Жителей на 1 школу: 2586
Школьников, тыс. 6980,5
В % к населению: 4.1
Учителей: 154183
Учителей на 1000 жителей: 0.9
Учеников на 1 учителя: 45
* Рассчитано по: Энциклопедический словарь «Гранат». Т. 50. С. 75, 76, 155, 156. В число «просвещенных» вошли Норвегия, Швеция, Греция, Швейцария, Дания, Голландия и Бельгия. По учителям расчет сделан без Норвегии и Швейцарии за отсутствием данных об учителях.
«Обездоленные» — Италия, Испания, Болгария, Венгрия, Румыния и Сербия.
* ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА К ОТЧЁТУ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ ПО ИСПОЛНЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РОСПИСИ И ФИНАНСОВЫХ СМЕТ ЗА 1912 ГОД.СПБ.1913.С. 275.*
составляли лишь 28,4% всех школьников. Учащихся заставляли зубрить азы, но не учили думать, чтобы легче было управлять этими «грамотными».
Что касается постановки высшего и среднего образования в России, не имея под рукой статистических данных,МОЖНО СОСЛАТЬСЯ на авторитетное мнение предпоследнего российского министра народного просвещения графа П.Н. Игнатьева. Во «всеподданнейшем докладе» от 13 июня 1916 г. он писал царю:
«Изучая далее вопрос… я встретился с явлением, которое грозит затормозить не только общий рост народного образования, но и может послужить препятствием к широкому развитию профессиональных знаний. Явление, это заключается в быстро растущем некомплекте преподавателей общеобразовательных предметов в средних учебных заведениях… По статистическим данным, некомплект этот в некоторых местностях Империи превышает 40% общего числа преподавателей…».
Министр ходатайствовал об увеличении физико-математических и историко-филологических факультетов, т.е. новых университетов, чему противился последний самодержец. Известна резолюция НИКОЛАЯ ВТОРОГО на одном из докладов министра народного просвещения:
«Я СЧИТАЮ, ЧТО РОССИЯ НУЖДАЕТСЯ В ОТКРЫТИИ ВЫСШИХ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ, А ЕЩЕ БОЛЬШЕ В СРЕДНИХ ТЕХНИЧЕСКИХ И СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ШКОЛАХ, НО ЧТО С НЕЁ ВПОЛНЕ ДОСТАТОЧНО СУЩЕСТВУЮЩИХ УНИВЕРСИТЕТОВ.
ПРИНЯТЬ ЭТУ РЕЗОЛЮЦИЮ ЗА РУКОВОДЯЩЕЕ мое указание»- ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ ВТОРОЙ.
ПО ДАННЫМ ВИКИПЕДИИ ЧИСЛО УНИВЕРСИТЕТОВ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ СОСТАВЛЯЛО 12.
Университетская идея впервые реализовалась в России в 1725 году в виде учреждённого в Петербурге Академического университета. Но первым образцом классической для России университетской формы явился основанный в 1755 году Московский университет.
Всего в истории Российской империи существовало двенадцать императорских университетов:
1.1 Императорский Московский университет
1.2 Императорский Дерптский (Юрьевский) университет
1.3 Императорский Виленский университет
1.4 Императорский Харьковский университет
1.5 Императорский Казанский университет
1.6 Императорский Санкт-Петербургский университет
1.7 Императорский Александровский университет
1.8 Императорский университет Святого Владимира
1.9 Императорский Новороссийский университет
1.10 Императорский Варшавский университет
1.11 Императорский Томский университет
1.12 Императорский Николаевский университет
В 1917 в российской высшей школе училось 135065 студентов (Иванов А. Е. Высшая школа России в конце XIX — начале XX века. М., 1991. Таблица № 28, с. 254)
LIVEGOURNAL: Университеты СССР: Тбилисский, Днепропетровский, Воронежский, Крымский (Таврический), Самарский, Иркутский (Восточно-Сибирский), Ташкентский (Туркестанский) университеты были основаны в 1918 г.
Ереванский, Бакинский, Латвийский университеты были основаны в 1919 г.
Уральский (Свердловск) университет был основан в 1920 г. Потом расформирован, в 1931 г. восстановлен.
Белорусский университет был основан в 1921 г.
Литовский (Каунас) университет открыт в 1922 г.
1923-1933, 1935-1939 – университеты не открывались, зато во множестве открывались педагогические институты, ставшие основой третьей (1960-70-е) и четвертой (1990-е) волны университетов.
Узбекский университет (Самарканд) был основан в 1933 г.
Казахский (Алма-Ата) университет был основан в 1934 г.
Петрозаводский (Карело-Финский) государственный университет был основан в 1940 г.
В 1941-1944 гг. была война.
Ужгородский университет был основан в 1945 г.
Кишиневский университет был основан в 1946 г.
1947-56 – В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ не было основано университетов.
Таджикский университет был основан в 1947 г.
Туркменский университет (Ашхабад) был основан в 1950 г.
Киргизский университет был основан в 1951 г.
Якутский государственный университет был образован в 1956 г.
Дальневосточный (Владивосток, восст. 1920) — 1956 г.
Башкирский, Мордовский, Кабардино-Балкарский и Дагестанский университеты были основаны в 1957 г.
Новосибирский университет был основан в 1959 г.
В 1960-64 гг. университетов не открывали.
Донецкий университет был основан в 1965 г.
В 1966 г. университетов не открывали.
Калининградский, Cеверо-Осетинский (Владикавказ) и Чувашский (Чебоксары) университеты основаны в 1967 г.
Полоцкий университет был основан в 1968 г.
Cамарский, Гомельский и Красноярский университеты были основаны в 1969 г.
Калмыцкий (Элиста) университет, Ярославский и Краснодарский (Кубанский) университет основаны в 1970 г.
Тверской (Калининский) и Удмуртский (Ижевский) университеты были основаны в 1971 г.
Симферопольский, Сыктывкарский, Марийский, Чечено-Ингушский и Карагандинский университеты основаны в 1972 г.
Ивановский, Тюменский, Кемеровский и Алтайский университеты основаны в 1973 г.
Омский университет основан в 1974 г.
Челябинский и Нукусский (Каракалпакский) университеты основаны в 1976 г.
Гродненский государственный университет был основан в 1978 г.
Абхазский государственный университет (Сухуми) был основан в 1979 г.
Волгоградский университет был основан в 1980 г.
В 1990 г. в СССР был 71 государственный университет. В них обучалось 658 000 студентов («Народное хозяйство СССР за 1990 г.» стр. 221).
ПО СТАТИСТИЧЕСКИМ ДАННЫМ ЦАРСКОЙ РОССИИ И СССР КАЖДЫЙ ЧИТАЮЩИЙ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ВЫВОД О «преимуществах» монархического строя РОССИИ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОЯ ПРИ СССР.

Школьное образование и грамотность в России к 1917 году

Одним из лживых мифов о царской России начала ХХ века остаётся миф о «тёмной крестьянской массе» и «почти поголовной неграмотности». Это не так. Уровень грамотности очень быстро рос во всё время правления Николая II, и особенно быстро в 1906-1917гг. Об уровне грамотности иолодых крестьян можно судить по данным призывников в армию, более 80% которых составляли крестьяне – уже к 1913 году более 70% призывников были грамотны. Но обо всём по порядку.

Грамотность по переписи населения 1897 года

Отправной точкой уровня грамотности по всей Российской империи на начало века, принимаются данные Переписи населения Российской империи на 1897 год , признанные отечественными и зарубежными учёными. Всего грамотных (без учёта Финляндии) — 21,1%, в т.ч. 29,3% мужчин и 13,1% женщин.

При этом грамотность была сильно дифференцирована по регионам Российской империи. . К началу XX века Россия сильно отставала от развитых стран Европы (кроме Италии) по уровню грамотности.

По экстраполяционым оценкам, сделанным применительно к наиболее развитым губерниям Российской империи, на протяжении XIX и начала XX века грамотность сельского населения росла на 1,8% в год.

Грамотность в Российской империи в начале XX века

Аналогичная по масштабам и глубине Всеобщей переписи 1897 года, в Российской империи планировалась на 1915 год, и вся документация для ее проведения была подготовлена, однако, из-за начавшейся Первой мировой войны она была отменена. Тем не менее, для оценки развития школьного образования, охвата детей школьного возраста и уровня грамотности до 1917 года использовались данные полной школьной переписи января 1911 года и данные, предоставленные губернским и уездным учебным начальством в Министерство народного просвещения к 1 января 1915 года (по стандартам полной школьной переписи 1911 года)(с.146).

Кроме того, в 1913 г. прошел общеземский съезд по школьной статистике, после чего земская школьная статистика получила новое развитие. Некоторые из этих данных (в том числе данные школьной статистики на 1 января 1915 г.), наряду с другой статистикой Министерства народного просвещения тех лет используются и некоторыми современными исследователями.

БСЭ (2-е издание) дает следующие данные по динамике уменьшения неграмотности новобранцев в РИ (процент неграмотных среди новобранцев):

Процент неграмотных призывников в России:

Процент неграмотных призывников в России

Годы 1896 1900 1905 1913

% неграмотных 60 % 51 % 42 % 27 %

Как видно, уже в 1913 году грамотность среди призывников составляла 73% (к 1917 году – более 80%).

Призывные комиссии русской армии чётко разделяли грамотных (умеющих читать и писать), малограмотных (умеющих только читать) и неграмотных (не умеющих ни читать, ни писать) При этом малограмотных и неграмотных в армии обучали.

Оценки среднего уровня грамотности населения в России в целом к 1914-1915 гг году достаточно сильно разнятся: от 35-38 % к 1915 году до 43% в 1917. Бывший министр просвещения П.Н. Игнатьев в своей статье приводил оценку в 56% грамотных от всего населения России (на 1916 год).

По данным исследования Института этнологии и антропологии РАН под руководством д.и.н., профессора М. М. Громыко, написанной по результатам социологических исследований (конца XIX — начала XX вв) нескольких групп учёных Императорских научных обществ царской России, реальная грамотность крестьян была заметно выше данных официальной статистики, поскольку многие (особенно старообрядцы) не считали нужным записывать при обследованиях свою грамотность, и по ряду других причин(c.59-60). Отмечается также, что тяга крестьян к грамоте, интерес к книгам и периодическим изданиям постоянно росли, особенно быстро после 1906 года. Средства на формирование фондов сельских библиотек, включая покупку книг и подписку на периодику, собирались со всех крестьян, включая неграмотных..

Меры по развитию начального образования в России а начале XX века

Реформы школьного образования начались при Николае II еще до Русско-японской войны и революции 1905-1907гг. В 1896 году начался переход от трёхлетнего к четырёхлетнему начальному образованию, причём все новые школы строились уже как четырёхлетние, и при этом отлично организованные . На четырёхлетку переходили и все прежние виды школ, в том числе и трёхлетние земские.

Этот процесс в целом по России был в значительной степени завершен уже к 1903 году , и окончательно к 1910-1912. После 1906 года на четырёхлетку стали переходить и церковно-приходские школы (доля которых в общем быстро растущем числе числе школ неуклонно уменьшалась).

Реформы были направлены также на снижение «бюрократической зависимости» средней школы; с этой же целью Николай II в 1904 году своим указом отменил прямую связь между получением сертификатов об окончании гимназий и университетов и присвоением чинов согласно Табели о рангах. Эти реформы были направлены также на усиление роли родителей в школьной жизни, децентрализацию управления образованием и ориентацию на «местные нужды». В 1896-1904 гг издается целый ряд указов, связанных с начальным образованием, в том числе, например, о финансировании различных видов начальных школ, а также о материальном обеспечении учащихся начальных училищ(с.128).

Вообще, в более широком плане, именно на рубеже XIX— XX веков (за несколько лет до Русско-японской войны и революции) закрепившееся начиная с царствования Николая Первого представление о гимназии как об инструменте формирования слоя чиновников, вступило в серьезные противоречия с более широкой концепцией средней школы как основного органа формирующего культурные силы нации в целом и «потребностями жизни» (прежде всего экономики страны)(с.38) При этом начальная школа должна была обеспечить возможность «социальных лифтов» наиболее способных учащихся в средние школы, в гимназии, и затем в вузы(с.119-120).

К 1914 году все это было реализовано. Согласно данным д.и.н. С.Волкова, доля студентов из «низших классов» в вузах (прежде всего в технических) доходила до 50-80%.

ИНТЕНСИВНЫЙ РОСТ ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПОСЛЕ 1907 ГОДА

Проект всеобщего начального образования

Развитие начального школьного образования значительно ускорилось с конца 1907 года. 1 ноября 1907 года в Думу был внесён проект закона «О введении всеобщего начального обучения в Российской империи». Комиссия по народному образованию, в которую поступил этот проект, рассматривала его более трёх лет. Однако обсуждение законопроекта о всеобщем начальном образовании откладывалось несколько раз. Для решения возникших споров 28 января 1912 года Государственный совет образовал согласительную комиссию. При этом Госсовет предложил повысить до 10,5 млн руб. минимальный размер кредита, на который в течение 10 лет должны были быть увеличены ассигнования на нужды начальных училищ. В ходе обсуждения доклада согласительной комиссии (21 мая 1912 года), Дума отказалась с предложенными компромиссами, в связи с чем 6 июня 1912 г. Государственный совет законопроект отклонил, и, вопреки некоторым не опирающимся на факты предположениям, закон о всеобщем, обязательном и бесплатном начальном образовании в царской России принят не был. — Тем не менее, те же современные критики этого закона пишут:

«Со времени издания закона от 3 мая 1908 г. в стране начинают проводиться первые мероприятия, связанные с реализацией проекта введения всеобщего образования в стране, который предполагал создание школьных сетей начальных учебных заведений».

Подписанный Николаем II Закон от 3 мая 1908 г. предусматривал также дополнительное финансирование (кредит) в 6,9 млн. рублей на нужды начального образования, и способствовал его ускоренному развитию. При этом, согласно указу от 3 мая 1908 г. образование во всех школах, на которое распространялось дополнительное государственное финансирование (в том числе и в земских школах) было бесплатным.

Новый энциклопедический словарь 1916 года(с.127) отмечает также:

«С 1908 года начинается законодательная работа Думы в области всеобщего обучения и вообще начального образования. Издается ряд законов по начальному образованию, тесно связанных с введением всеобщего обучения».

Далее, в той же статье Нового энциклопедического словаря (стр.144):

«В течение 1908-1915гг кредит на постоянные нужды начального образования увеличивался следующим образом: в 1908 — на 6 900 000 р., в 1909 — на 6 000 000 р., в 1910 — на 10 000 000 р., в 1911 — на 7 000 000р., в 1912 — на 9 000 000 р., в 1913 — на 10 000 000 р., в 1914 — на 3 000 000 р., в 1915 — на 3 000 000 р.»

— как видно, кредит на нужды начального образования увеличивался даже во время ПМВ. Не только финансирование, но все мероприятия по развитию начального образования (в том числе увеличение числа школ и их доступности в радиусе не более 3 верст) проводились неуклонно вплоть до 1917 года

Необходимо отметить, что не только в России, но и в других странах Европы законы об обязательном начальном образовании вводились не «одномоментно» (с даты принятия Закона правительством, или парламентом), а на протяжении десятков лет, с бурными дебатами в парламентах: «Законы о всеобщем начальном образовании в разных странах были приняты в разное время и их принятие сопровождалось длительной полемикой и борьбой.

Например, в Англии пакет соответствующих законодательных актов введен в действие между 1870 и 1907 годами после того как была преодолена серьезная оппозиция (настаивавшая на невмешательстве государства в этот вопрос). Следует отметить, что формальное законодательное введение всеобщего обучения вовсе не всегда означало реальное его введение»(c.55) – и далее Д. Сапрыкин приводит в пример Италию, где, хотя Закон был официально введен в 1877 году, на практике он не соблюдался вплоть до окончания Первой мировой войны.

В РИ наоборот, хотя инициированный в 1908 и внесенный в Думу в 1912 закон к 1917г еще и не был принят, но по факту развитие школьных сетей и финансирование шло настолько быстро, что, например, уже в 1912 г в Московской губернии 95% мальчиков 12-15 лет были грамотны (и 75% девочек)(с.708-709).

Некоторые земства ещё в 1897 году начали составлять планы перехода своих уездов к всеобщему обучению — к 1915 году они оказались в числе тех 46-ти уездов, которые практически завершили этот переход.

На 1 января 1915 года процент отношения числа учащихся к числу детей от 8 до 11 лет по губерниям, согласно статье Нового энциклопедического словаря 1916 года, был следующий:

губернии Московская и Петроградская 81-90%, 7 губерний 71-80%, 20 губерний 61-70%….»

Для мальчиков почти полный охват начальным образованием был обеспечен в центральных губерниях европейской части РИ (и в некоторых малороссийских губерниях) уже в 1914\1915гг, а при таких темпах к 1924\1926гг полный охват всех детей школой был бы обеспечен и по всей России.

Конечно, уровень грамотности и развитие школ в регионах с преимущественно инородческим населением (как в Средней Азии) значительно отставали.

ПОДГОТОВКА УЧИТЕЛЕЙ

В 1914 году в России было 53 учительских института, 208 учительских семинарий, работало 280 тыс. учителей. В педагогических вузах и семинариях МНП обучалось более 14 тыс. учащихся; кроме того, дополнительные педагогические классы женских гимназий выпустили только в 1913 г. 15.3 тыс. учащихся . Неуклонно увеличивалось число профессионально подготовленных учителей и в начальных школах, в том числе и в оставшихся церковно-приходских (несмотря на более низкую оплату в них): если к 1906 году в них работало 82.8% (в одноклассных) и 92,4 % (в двухклассных)профессионально подготовленных учителей, то к 1914 — уже соответственно 96 и 98.7%

ПЕРСПЕКТИВЫ ВСЕОБЩЕГО ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ К ПОСЛЕ 1917 ГОДЕ

Каковы были перспективы окончания процесса полного охвата начальным образованием всех детей школьного возраста в России? – По состоянию на 1914 г. в разных уездах и городах РИ (всего в РИ было 441 уездных земств): «осуществлено всеобщее обучение в 15 земствах; совсем близки к осуществлению 31 земство»(с.146) (то есть более чем в 10% земств). Там же указано также, что в 1914 году 88% земств осуществляли (переход) к всеобщему образованию по согласованию с МНП, причем, по сострянию на 1914 год «62% земств предстояло менее 5 лет до всеобщего обучения, 30% — от 5 до 10 лет, и лишь в 8% — свыше 10 лет». Ожидалось, что всеобщее начальное образование на территории европейской России будет достигнуто между 1919 и 1925 годами (более чем в 90% земств всеобщее обучение могло быть введено к 1924 году).

Подводя итог реформам национального образования к 1917 году (как общего начального и среднего, так и профессионального и высшего), руководитель Центра исследований научно-образовательной политики при ИИЕТ РАН Д. Л. Сапрыкин пишет

«Единая система образования предполагающая полную «координацию» общего и профессионального образования, в частности, возможность переходов между общеобразовательными и профессиональными учебными заведениями одного уровня была сформирована в процессе реформ 1915—1916 годов проведенных П. Н. Игнатьевым при полной поддержке Николая II. Эти реформы создали стройную единую систему национального образования включавшую:

1) 3-4 летний цикл начального образования,

2) 4-летний цикл посленачального образования (первые четыре класса гимназий, курс высших начальных училищ или соответствующих профессиональных учебных заведений,

3) 4 летний цикл полного среднего образования (последние классы гимназий или профессиональных средних учебных заведений),

4) высшие учебные заведения университетского или специального типа, 5) систему образования для взрослых, которая стала ускоренными темпами создаваться особенно после принятия «сухого закона» в 1914 году. …

В последние десять лет царствования Николая II был осуществлен своего рода «национальный проект»: программа строительства «школьных сетей», в частности, сетей школьных зданий по всей стране, обеспечивших доступность школ для всех детей Империи с радиусом 3 версты. … Во время царствования Николая II Россия прочно вошла в пятерку наиболее развитых стран в отношении уровня развития науки, научно-технического образования и «высокотехнологичных отраслей промышленности».

Миф об обязательном начальном образовании в царской России

В царской России было введено обязательное всеобщее начальное образование]]>]]> Миф используется для того, чтобы принизить заслуги Советской власти в деле ликвидации безграмотности.

Примеры использования

В Сети нередко можно встретить утверждения о том, что всеобщее начальное образование было законодательно введено ещё в царской России. Годом введения указывается 1908-ой.

В большинстве случаев цепочка ссылок выводит на небезызвестную статью Б.Л. Бразоля «Царствование Императора Николая II в цифрах и фактах (1894-1917 гг.)», как на источник данного утверждения. В ней Бразоль указывает лишь год, в который «первоначальное обучение… сделалось обязательным», но не указывает конкретного законодательного акта, который установил такое положение:

Первоначальное обучение было бесплатное по закону, а с 1908 г. оно сделалось обязательным. С этого года ежегодно открывалось около 10.000 школ. В 1913 г. число их превысило 130.000. Если бы не вспыхнула революция, то обязательное первоначальное обучение было бы уже давно совершившимся фактом на всей территории Царской России]]>1)]]>.

Многими авторами в качестве закона, утвердившего в Российской Империи обязательность начального образования, указывается закон от 3 мая 1908 г.

Проректор Тамбовской Духовной семинарии, иерей Виктор Лисюнин, в своей статье пишет:

Участие духовенства в системе народного образования активизировалось после выхода закона 3 мая 1908 г. о постепенном (в течение 10 лет) введении всеобщего обязательного начального образования]]>2)]]>.

В статье доктора исторических наук, профессора ]]>Хасбулатовой Ольги Анатольевны]]>»Эволюция российской государственной политики в отношении женщин: обзор исторического опыта дореволюционного периода» говорится:

В соответствии с законом от 3 мая 1908 г. предполагалось в течение 10 лет ввести обязательное бесплатное начальное обучение для детей от 8 до 12 лет.

В статье Голиковой Ольги Александровны ]]>»Создание сети всеобщего начального обучения на территории Томской губернии в начале XX в.»]]> находим следующее:

Правительством был издан закон 3 мая 1908 г., положивший начало введения всеобщего образования в России. Он определял ряд важных моментов:

  • все дети обоего пола по достижению школьного возраста должны получить бесплатное начальное образование,

  • срок обучения в начальной школе должен составлять 4 года,

  • на одного учителя должно было приходиться 50 детей,

  • ответственность за открытие необходимых училищ, возлагались на органы местного самоуправления, под руководством и надзором Министерства народного просвещения,

  • Министерство должно было решить вопрос о финансировании новых учебных заведений]]>3)]]>

Со времени издания закона от 3 мая 1908 г. в стране начинают проводиться первые мероприятия, связанные с реализацией проекта введения всеобщего образования в стране, который предполагал создание школьных сетей начальных учебных заведений]]>4)]]>.

Действительность

На самом же деле закон от 3 мая 1908 г. носит название «Об отпуске 6.900.000 рублей на нужды начального образования», и в нём нет ни единого слова о введении на территории России всеобщего обязательного начального образования. Текст этого закона можно посмотреть в базе ]]>»Полное собрание законов Российской империи»]]> (страница 228, № 30328):

Высочайше утвержденный, одобренный Государственным Советом и Государственною Думою закон

Об отпуске 6.900.000 рублей на нужды начального образования.

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою написано: «БЫТЬ ПО СЕМУ».

В Царском Селе.

3 Мая 1908 года.

Скрепил: Государственный Секретарь Барон Икскуль.

Отпускать, с 1 Января 1908 года, по шести миллионов девятисот тысяч рублей в год по смете Министерства Народного Просвещения на нужды начального образования, сверх сумм, ассигнуемых на сей предмет в настоящее время, с тем, чтобы расходование этого кредита производилось Министром Народного Просвещения на указанных ниже (ст. 1-6) основаниях.

  1. Пособия из кредита в 6.900.000 рублей в год на нужды начального образования предназначаются для местностей, где выяснится особый недостаток в училищах или в средствах на поддержание и дальнейшее расширение начального образования.

  2. Размер пособий из означенного в статье 1 кредита в губерниях и областях, в которых не введено положение о земских учреждениях, определяется для одноклассных и двухклассных училищ примечанием к пункту 1 статьи 3424 Уставов Ученых Учреждений и Учебных Заведений ведомства Министерства Народного Просвещения (Свод. Зак., т. XI , ч. 1, по Прод. 1906 г.).

  3. Пособия из означенного в статье 1 кредита отпускаются отдельным земским и городским органам самоуправления и сельским обществам на выдачу содержания учащим в начальных училищах, как существующих, так и вновь открываемых, в размере 390 рублей на 50 детей школьного возраста (от 8 до 11 лет), считая жалованье учителю в год не менее 360 рублей и законоучителю (на 100 детей школьного возраста) не менее 60 рублей.

  4. Означенные в статье 3 пособия выдаются лишь тем земским и городским органам самоуправления и сельским обществам, которые обяжутся продолжать расходовать освободившиеся вследствие получения казенных пособий суммы на содержание начальных училищ, на строительные надобности, на выдачу дополнительного содержания учащим и на другие нужды начальных училищ.

  5. Из означенного в статье 1 кредита в 1908 году обращается на выдачу пособий для единовременных расходов по постройке училищных зданий и оборудованию училищ один миллионн девятьсот тысяч рублей. На эту же надобность обращаются остатки, могущие образоваться от кредита в 5.000.000 рублей, предназначенного в 1908 году на расходы по содержанию училищ, вследствие их открытия не с начала гражданского года.

  6. Во всех начальных училищах, получающих пособие из означенного в статье 1 кредита, обучение должно быть бесплатным.

Собрание узаконений. 1908 г. Отдел I . № 73. Ст. 447.

Список же мероприятий, обозначенный в статье О. А. Голиковой («все дети обоего пола по достижению школьного возраста должны получить бесплатное начальное образование» и т.д.) на самом деле представляет собой пересказ положений законопроекта ]]>»О введении всеобщего начального обучения в Российской Империи»]]>, внесённого 20 февраля 1907 г. министром народного просвещения ]]>П. фон Кауфманом]]> в Государственную думу:

<…>

  1. Всем детям обоего пола должна быть предоставлена возможность, по достижении школьного возраста, пройти полный курс обучения в правильно организованной школе.

  2. Забота об открытии достаточного числа училищ, соответственно числу детей школьного возраста, лежит на учреждениях местного самоуправления, при этом расчеты относительно числа необходимых школ делаются применительно к четырем возрастным группам: 8, 9, 10 и 11 лет.

  3. Нормальная продолжительность обучения в начальной школе – 4 года.

  4. Нормальным числом детей в начальной школе на одного учителя признается – 50.

  5. Нормальным районом, который должна обслуживать одна школа, признается местность с трехверстным радиусом.

  6. На обязанность учреждений местного самоуправления возлагается в двухгодичный, со дня вступления в законную силу настоящих положений, срок составление школьной сети и плана ее осуществления для достижения всеобщности обучения в данной местности, с указанием предельного для сего срока и ожидаемых из местных источников средств для выполнения школьной сети.

    Примечание: В разработке школьной сети участвуют местные органы церковно-школьного управления.

  7. Для включения в школьную сеть училище, рассчитанное на четыре возрастные группы, должно удовлетворять следующим требованиям: иметь законоучителя и учителя, обладающего законным правом на преподавание, быть обеспеченным соответствующим школьным и гигиеническим потребностям помещением, учебными книгами и пособиями и доставлять детям бесплатное обучение.

  8. Означенные (п. 6) школьная сеть и план ее выполнения представляются местными органами самоуправления установленным порядком в Министерство народного просвещения, которое, предварительно утверждения означенных сети и плана, сносится с Министерством внутренних дел. В случае одобрения сих планов и сетей, Министерство народного просвещения отпускает, в пределах ассигнуемых по смете сего министерства кредитов, на каждую, входящую в сеть школу, открытую или подлежащую открытию в течение ближайшего учебного года, пособие на минимальное вознаграждение учителей и законоучителей по действительному их числу в означенных школах, считая по 360 руб. учителю и 60 руб. законоучителю. При этом общий размер пособия училищам в данном районе не должен превышать суммы по расчету 390 руб. на 50 детей школьного возраста.

    Примечание: Церковно-приходские школы, вошедшие в школьную сеть, как открытые, так и подлежащие открытию в течение ближайшего учебного года, получают пособие от казны на равных основаниях со школами, состоящими в ведомстве Министерства народного просвещения, из кредита, ассигнуемого по финансовой смете Святейшего Синода; школы же церковно-приходские, не вошедшие в сеть в тех местностях, для коих она утверждена, могут содержаться лишь на местные средства.

  9. Прочие расходы, как по содержанию и устройству помещений для училищ, так и по увеличению оклада учащим, в зависимости от местных условий, устанавливаются учредителями училищ и относятся на местные источники.

  10. Получение пособия от Министерства народного просвещения не стесняет прав учредителей училищ в деле заведования школой. Местному самоуправлению предоставляется организация и ближайшее заведование начальными школами, под руководством и надзором Министерства народного просвещения.

  11. Сословным и иным законным организациям и частным лицам, если содержимые ими школы входят в общую школьную сеть, Министерство народного просвещения дает пособие, в случае признания в том необходимости, по вышеуказанному расчету (п. 8) на тех же основаниях, как и учреждениям общественного самоуправления.

  12. Впредь до получения и утверждения школьных сетей и планов введения всеобщего обучения от местных самоуправлений, Министерство народного просвещения распределяет ассигнованный по его смете кредит, по соображению с местными нуждами и требованиями, применительно к изложенным положениям, имея в виду осуществление всеобщего обучения в данной местности.

Об изложенном имею честь представить на благоусмотрение Государственной Думы.

Министр народного просвещения

П. фон Кауфман]]>5)]]>

Но этому проекту так и не суждено было стать законом. Законопроект был внесен в III Государственную думу 1 ноября 1907 г., и 8 января 1908 г. передан на предварительное рассмотрение в комиссию по народному образованию. Свой доклад комиссия внесла в общее собрание 10 декабря 1910 г.

Основные положения правительственного проекта сводились к следующему: 1) формирование школьной сети и плана ее создания возлагалось на учреждения местного самоуправления, которые должны были выполнить эту работу в двухгодичный со дня введения закона срок; 2) нормальным пределом, который должна обслуживать одна школа, признавалась местность с трехверстным радиусом; 3) населению обеспечивалась бесплатность обучения в училищах, входящих в школьную сеть; 4) проект школьной сети должен был утверждаться министром народного просвещения; 5) церковно-приходские школы, вошедшие в школьную сеть, получали казенное пособие на равных основаниях со школами Министерства народного просвещения; 6) отпускаемые из казны кредиты предназначались на вознаграждение учителей.

Дума внесла свои изменения: 1) установила минимум суммы (10 млн. руб.), на которую должно было ежегодно, в течение 10 лет, увеличиваться по смете Министерства народного просвещения, казенное ассигнование на нужды начальных училищ; 2) признала предельным сроком для введения всеобщего начального обучения десять лет; 3) в местностях, где не имелось губернских и уездных земских учреждений, формирование школьной сети возлагалось на местные органы Министерства народного просвещения, совместно с учреждениями, ведающими делами по земскому и городскому хозяйству; 4) к делу составления всех школьных сетей привлекался также и инспектор народных училищ и др.

Первое обсуждение законопроекта проходило 24 января, второе – 26 января, третье – 12 февраля 1911 г. Дума приняла решение об одобрении проекта 19 марта 1911 г. и передала его в Государственный совет. В ходе рассмотрения Государственный совет повысил минимальный размер кредита (до 10,5 млн. руб.), на который должны были увеличиваться в течение 10 лет ассигнования на нужды начальных училищ, исключил указание на предельный срок для введения всеобщего обучения и др.

28 января 1912 г. Государственный совет постановил образовать согласительную комиссию, которая, однако, не пришла к единому мнению. Доклад комиссии был внесен в Государственную думу 9 апреля 1911 г., обсуждение доклада состоялось 21 мая 1912 г. Однако Дума осталась по всем принципиальным вопросам при своем первоначальном решении. 6 июня 1912 г. Государственный совет отклонил законопроект.

Остаётся только добавить, что либерально настроенный П. фон Кауфман недолго продержался на посту министра просвещения, и был уволен 1 января 1908 г. На его место был назначен попечитель варшавского военного округа ]]>Шварц Александр Николаевич]]>, который провел ряд реакционных мероприятий: фактическую отмену университетской автономии (установленной в августе 1905), запрещение приема женщин-вольнослушательниц в высшую школу, строгое применение процентной нормы для евреев и т. п.

Подобную же политику Шварц вёл в отношении средней и низшей школы. В 1910 его сменил ]]>Л. А. Кассо]]>, еще более яркий реакционер, при котором из Московского университета ушли или были уволены более 130 сотрудников, в том числе – 21 профессор(см. ]]>Дело Кассо]]>).

Источник: ]]>http://monco83.livejournal.com/18703.html]]>

]]>1)]]>

Бразоль Б.Л. ]]>»Царствование Императора Николая II в цифрах фактах»]]>

]]>2)]]>

]]>«Значение Православного духовенства в создании системы народного образования на рубеже эпох (к. XIX – н. XX вв.)»]]>