Меркурий бриг 1820

Содержание

«Совершил невозможное»: как русский бриг «Меркурий» одержал победу в бою с двумя турецкими линкорами

190 лет назад в ходе Русско-турецкой войны в районе пролива Босфор произошло знаменитое морское сражение между бригом «Меркурий» и двумя линейными кораблями Османской империи. Линкоры в девять раз превосходили отечественное судно по количеству пушек. Тем не менее бриг нанёс кораблям противника значительный урон, временно вывел их из строя и ушёл от преследования.

Также по теме«Величайшая победа флота»: как Синопское сражение стало поводом для британской пропаганды против Российской империи 30 ноября 1853 года российский флот под командованием вице-адмирала Павла Нахимова одержал крупнейшую победу, уничтожив мощную…

Будущий командир «Меркурия» Александр Казарский родился 16 июня 1797 года в городе Дубровно Белорусской губернии в семье отставного губернского секретаря.

Василий Казарский, крёстный Александра, добился того, чтобы молодого человека направили на обучение в Черноморское штурманское училище в Николаеве. В 1813 году юноша стал гардемарином, затем был произведён в мичманы. Некоторое время он служил на грузовых кораблях, после чего перешёл на должность командира отряда малых гребных судов Дунайской флотилии.

В 1819 году Казарскому было присвоено звание лейтенанта. Он получил назначение на недавно построенный 44-пушечный фрегат «Евстафий», которым командовал Иван Скаловский. Под его началом Казарский прошёл хорошую военно-морскую школу. После «Евстафия» молодой офицер получал несколько кратковременных назначений на различные корабли.

Русско-турецкая война

В 1827 году Санкт-Петербург выступил в поддержку национально-освободительной борьбы греков против османского господства. Чтобы не допустить усиления влияния России на Балканах, Англия и Франция склонили её к заключению Лондонской конвенции, которая предусматривала предоставление Греции полной автономии под властью Османской империи.

Турки не согласились с изложенными в соглашении требованиями и пошли на конфликт с его участниками. В октябре 1827 года русско-англо-французская эскадра уничтожила в Наваринском сражении значительную часть турецкого флота и позволила Греции запустить процесс обретения независимости.

  • Наваринское сражение
  • © Wikimedia commons

После этого Османская империя начала антироссийские военные приготовления на Дунае и закрыла для кораблей России черноморские проливы. В ответ 26 апреля 1828 года Санкт-Петербург объявил Турции войну, которая развернулась на Балканах и на Кавказе.

В 1828 году Казарский получил под своё командование транспортное судно «Соперник», на которое был установлен единорог — разновидность гаубицы. При штурме Анапы имевший небольшую осадку «Соперник» маневрировал под огнём вражеской артиллерии и обстреливал турецкие укрепления. Судно получило восемь повреждений, но не вышло из боя. За участие во взятии Анапы Казарский был произведён в капитан-лейтенанты. За аналогичные действия под Варной его наградили золотой саблей. В начале 1829 года он был назначен командиром брига «Меркурий».

Подвиг «Меркурия»

Председатель Московского клуба истории флота Константин Стрельбицкий рассказал в интервью RT, что бриг — это даже не класс военных кораблей.

«Это небольшое парусное судно, которое на военном флоте использовалось для реализации вспомогательных задач: разведки, конвоирования, несения дозорной службы. Бриги не были приспособлены для ведения основного боя, на них было установлено преимущественно оборонительное вооружение», — отметил эксперт.

Двухмачтовый бриг «Меркурий» был спущен на воду в 1820 году в Севастополе.

«Он был вооружён восемнадцатью 24-фунтовыми каронадами, предназначенными исключительно для ближнего боя, и двумя небольшими переносными пушками», — добавил Стрельбицкий.

По словам собеседника, «Меркурий» был крепким судном и хорошо держал волну, но небольшая глубина интрюма негативно сказывалась на его ходовых качествах.

Также по темеРоссийский Колумб: какую роль в мировой истории сыграл мореплаватель Фаддей Беллинсгаузен 20 сентября 1778 года родился один из величайших мореплавателей в мировой истории — Фаддей Беллинсгаузен. Преодолев широты, которые не…

В 1829 году российские корабли регулярно патрулировали район Босфора, отслеживая передвижение турецкого флота. В конце мая данная миссия была возложена на отряд из трёх судов: фрегат «Штандарт», бриги «Орфей» и «Меркурий».

26 мая российские моряки, находившиеся в 24 км от берегов Турции, заметили эскадру из 14 кораблей Османской империи. Перед моряками не стояла задача вступать в бой с турками — им нужно было срочно сообщить о неприятеле командованию. Старший офицер отряда, командир «Штандарта» Павел Сахновский, приказал «избрать каждому курс, каким судно имеет преимущественный ход». «Штандарт» и «Орфей» направились на северо-запад, а «Меркурий» — ещё западнее. При этом турки заметили тихоходный бриг и устремились за ним в погоню.

Историк и писатель, экс-директор Севастопольского государственного архива Валерий Крестьянников, рассказал RT, что «турецкие корабли в то время были очень ходкими и обладали достаточно удачной архитектурой».

Два османских линкора — 110-пушечный «Селимие» под флагом капудан-паши и 74-пушечный «Реал-бей» под флагом младшего флагмана — быстро начали настигать «Меркурий». Казарский попытался оторваться от преследователей на вёслах, но вскоре ветер усилился, а османы подошли к бригу на дистанцию пушечного выстрела.

  • Александр Казарский
  • © Wikimedia commons

«184 пушки против 20 — в таких случаях на иностранных флотах обычно спускали флаг, считая ситуацию безысходной, но не таким человеком был Казарский и не таким был его экипаж», — отметил Стрельбицкий.

Казарский созвал офицерское собрание, на котором поручик корпуса штурманов Иван Прокофьев предложил вступить в бой и взорвать корабль при попытке его захвата. Казарский и другие офицеры открыли огонь по турецким кораблям из переносных орудий. «Меркурий» стал маневрировать под выстрелами противника, стараясь не попасть под бортовой залп вражеских судов.

Крестьянников рассказал, что в конце концов «Меркурий» был зажат между турецкими линкорами.

«Но в этом было и определённое преимущество. Турки не могли использовать в полную силу свои пушки из-за мёртвой зоны и боязни попасть друг в друга», — подчеркнул эксперт.

  • М. Ткаченко. Бой брига «Меркурий» с турецкими кораблями. 1907
  • © Wikimedia commons

Российские моряки на призывы сдаться отвечали выстрелами из пушек и ружей. Стрельба с «Меркурия» целенаправленно велась по рангоуту и такелажу турецких кораблей. Казарскому удалось обездвижить противника. Российские канониры удачными выстрелами повредили ватер-штаг и бейфут грот-марса-рея «Селимие», а также перебили фор-брам-рей и нок фор-марса-рея на «Реал-бее». Турецкие корабли уже не могли продолжать преследование и вести бой.

«Меркурий» направился к основным силам Черноморского флота. В бою из 115 членов экипажа брига погибли четверо, шесть человек получили ранения, сам Казарский был контужен. Судно получило 22 пробоины в корпусе и порядка 300 повреждений рангоута, парусов и такелажа. Официальных данных о погибших турецких моряках нет.

Оценки истории

Константин Стрельбицкий отметил, что «экипаж «Меркурия» совершил невозможное, поскольку бриг против двух линейных кораблей — это всё равно что пятиклассник против двух профессиональных боксёров».

«Судно заведомо должно было погибнуть. Многие современники просто отказывались верить в то, что бой действительно состоялся. Благо о нём сохранились отзывы участников с турецкой стороны, полностью подтвердившие отчёты Казарского», — пояснил эксперт.

По словам сопредседателя регионального отделения Российского исторического общества в Севастополе, кандидата исторических наук Вадима Прокопенкова, грамотное маневрирование и морские качества позволили «Меркурию» одержать победу в бою с судами противника.

Также по темеВеликий флотоводец: 215 лет со дня рождения адмирала Нахимова 5 июля 1802 года в селе Городок Смоленской губернии родился Павел Степанович Нахимов. Он никогда не был женат, не писал мемуаров и не…

«Турецкие корабли никак не могли поймать бриг. Поворачиваясь то одним, то другим бортом, он успешно противостоял противнику. Мастерство, храбрость русских матросов и офицеров свели на нет почти десятикратное превосходство турецких кораблей по числу пушек», — рассказал эксперт.

Бриг отправили на ремонт в Севастополь после того, как он воссоединился с основными силами флота. Казарский был произведён в капитаны второго ранга, награждён орденом Святого Георгия IV класса и назначен флигель-адъютантом императора Николая I.

В дальнейшем Казарский командовал различными фрегатами российского флота. В 1831 году он был произведён в капитаны первого ранга и включен в императорскую свиту. Казарскому было поручено заниматься исследованиями, связанными с перспективами развития флота. В 1833 году он отправился с ревизией в черноморские порты и скоропостижно скончался в Николаеве.

  • Памятник Александру Казарскому, проект архитектора Александра Брюллова, 1839 год
  • © Wikimedia commons

В 1839 году в Севастополе был открыт памятник Казарскому, который сохранился до наших дней. Монумент выполнен в виде усечённой каменной пирамиды с установленной на ней бронзовой триремой. По указу Николая I на памятник был нанесена надпись: «Казарскому. Потомству в пример».

«Подвиг экипажа брига «Меркурий» на вечные времена прославил несгибаемость русского духа, показал всему миру не только прекрасную военно-морскую выучку и тактику ведения боя, но и решимость. В моральном плане это сильно повлияло на исход Русско-турецкой войны», — заключил Вадим Прокопенков.

Бой брига Меркурий с двумя турецкими линейными кораблями.

Александр Иванович Казарский

20-пушечный бриг «Меркурий» заложили в Севастополе 28 января (9 февраля) 1819 года. Его построили из крымского дуба и спустили на воду 7(19) мая 1820 года. Корабельный мастер полковник И. Я. Осминин задумал «Меркурий» как специальный корабль для охраны Кавказского побережья и несения дозорной службы. В отличие от других бригов русского флота, он имел малую осадку и был оснащен веслами. Малая осадка «Меркурия» обуславливала меньшую, чем у других бригов, глубину интрюма и ухудшала его ходовые качества. В конце русско-турецкой войны 1828-1829 г.г. три русских корабля: 44-пушечный фрегат «Штандарт» (командир капитан-лейтенант П. Я. Сахновский), 20-пушечный бриг «Орфей» (командир капитан-лейтенант Е. И. Колтовский), и 20-пушечный бриг «Меркурий» (командир капитан-лейтенант А. И. Казарский) получили приказ крейсировать у выхода из пролива Босфор. Общее командование отрядом было возложено на капитан-лейтенанта Сахновского. 12(24) мая 1829 года корабли снялись с якоря и взяли курс к Босфору.

Картина Николая Красовского

На рассвете 14(26) мая, в 13 милях от пролива, отряд заметил турецкую эскадру, в числе 14 судов шедшую от берегов Анатолии. Сахновскому очень хотелось поближе разглядеть противника, чтобы определить, с какими силами на этот раз вышел капудан-паша. На фалах «Штандарта» затрепетал сигнал: «Меркурию» — лечь в дрейф». Сахновский берег самый тихоходный корабль своего отряда. Сосчитав турецкие вымпелы, «Штандарт» и «Орфей» повернули назад. Неприятельская эскадра устремилась в погоню за русскими кораблями. Увидев возвращающихся разведчиков, Казарский самостоятельно приказал сниматься с дрейфа и поднимать паруса. Очень скоро быстроходный «Штандарт» поравнялся с «Меркурием». На его мачте взвился новый сигнал: «Избрать каждому курс, каким судно имеет преимущественный ход». Казарский избрал NNW, «Штандарт» и «Орфей», взяв курс NW, резко вырвались вперед и быстро превратились в два пушистых облачка на горизонте. А за кормой «Меркурия», который нес все возможные паруса, неумолимо вырастал лес мачт турецких кораблей. Ветер был WSW; неприятель шел строго на север. Лучшие турецкие ходоки — 110-пушечный «Селимие» под флагом капудан-паши и 74-пушечный «Реал-бей» под флагом младшего флагмана — постепенно настигали «Меркурий». Вся остальная турецкая эскадра легла в дрейф, ожидая, когда адмиралы захватят, либо утопят строптивый русский бриг. Шансы на спасение у «Меркурия» были ничтожны (184 пушки против 20, даже не принимая во внимание калибры орудий), почти не оставляли надежды на благополучный исход боя, в неизбежности которого уже никто не сомневался. Около двух часов дня ветер стих, и ход преследующих кораблей уменьшился. Пользуясь этим обстоятельством, Казарский, используя весла брига, хотел увеличить расстояние, отделявшее его от противника, но не прошло и получаса, как ветер снова посвежел и турецкие корабли начали сокращать дистанцию. В исходе третьего часа дня турки открыли огонь из погонных пушек.

Иван Айвазовский. Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями. 1892

После первых же турецких выстрелов на бриге состоялся военный совет. По давней воинской традиции первым имел привилегию высказать свое мнение младший по чину. «Нам не уйти от неприятеля, — сказал поручик Корпуса флотских штурманов И. П. Прокофьев — Будем драться. Русский бриг не должен достаться врагу. Последний из оставшихся в живых взорвет его на воздух». Командир брига «Меркурий» 28-летний капитан-лейтенант Александр Иванович Казарский, за бои под Варной в 1828 году награжденный золотой саблей и считавшийся одним из храбрейших офицеров Черноморского флота, в своем донесении адмиралу А. С. Грейгу писал: «…Мы единодушно решили драться до последней крайности, и если будет сбит рангоут или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, свалившись с каким-нибудь кораблем, тот, кто еще в живых из офицеров, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйт-камеру». Закончив офицерский совет, командир брига обратился к матросам и канонирам с призывом не посрамить чести Андреевского флага. Все единогласно объявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге. Перед турками был противник, предпочитавший смерть капитуляции и бой спуску флага. Прекратив действия веслами, команда быстро изготовила бриг к бою: заняли свои места у орудий канониры; заступил на пост у флаг-фала часовой с категорическим приказом Казарского стрелять в любого, кто попытается спустить флаг; висевший за кормой ял был сброшен в море и из двух 3-фунтовых пушек, перетащенных в ретирадные порты, открыт ответный огонь по неприятелю. Казарский прекрасно знал слабые и сильные стороны своего брига. Несмотря на девятилетний возраст (не преклонный, но почтенный), «Меркурий» был крепок, правда, тяжеловат на ходу. Прекрасно держал высокую волну, зато в штиль совершенно грузнел. Спасти его могли только искусство маневра и меткость канониров. Настоящий бой начался, когда «Селимие» попытался обойти бриг справа и дал залп своим левым бортом, от которого Казарскому удалось удачно уклониться. Далее, в течение получаса, «Меркурий», используя весла и искусно маневрируя, заставлял противника действовать только погонными орудиями, но потом был поставлен между обоими кораблями. Густой рой ядер, книппелей и брандскугелей полетел в «Меркурий». На требования «сдаваться и убирать паруса» Казарский отвечал залпами карронад и дружным ружейным огнем. Такелаж и рангоут — вот «ахиллесова пята» даже таких гигантов, как эти многопушечные великаны. Наконец, метко пущенные 24-фунтовые ядра «Меркурия» перебили ватер-штаг и повредили грот-брам-стеньгу «Селимие», что совершенно нарушило гротовый рангоут корабля и заставило его лечь в дрейф. Но перед этим он послал в бриг прощальный залп со всего борта. «Реал-бей» настойчиво продолжал бой. В течение часа, меняя галсы, он бил бриг жестокими продольными залпами. «Меркурий» упорно отбивался, пока еще один удачный выстрел не перебил левый нок фор-марса-рея турецкого корабля, который, падая, увлек за собой лисели. Эти повреждения лишили «Реал-бей» возможности продолжать преследование и в половине шестого он прекратил бой. Поскольку артиллерийская канонада, доносившаяся с юга, смолкла, «Штандарт» и «Орфей», посчитав «Меркурий» погибшим, приспустили, в знак траура по нему, свои флаги. Пока израненный бриг приближался к Сизополю (Созопол, Болгария), где базировались основные силы Черноморского флота, контуженный, с перевязанной головой А. И. Казарский подсчитывал потери: четверо убитых, шесть раненых, 22 пробоины в корпусе, 133 — в парусах, 16 повреждений в рангоуте, 148 — в такелаже, разбиты все гребные суда.

Картина Михаила Ткаченко, 1907.

На следующий день, 15 мая, «Меркурий» присоединился к флоту, который, извещенный «Штандартом», в 14 часов 30 минут вышел в море в полном составе.

Подвиг брига получил высокую оценку противника. После боя один из штурманов турецкого корабля «Реал-бей» отметил: «Если в великих деяниях древних и наших времен находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все прочие затмить, и имя героя достойно быть начертано золотыми буквами в храме славы: капитан был сей Казарский, а имя брига «Меркурий». Экипаж «Меркурия», вписавший новую страницу в книгу русской морской славы, был щедро награжден и обласкан. А. И. Казарский и И. П. Прокофьев получили по Георгию IV степени, остальные офицеры — ордена Владимира IV степени с бантом, все матросы — знаки отличия военного ордена. Офицеров произвели в следующие чины, а Казарский еще получил и звание флигель-адъютанта. Всем офицерам и матросам была назначена пожизненная пенсия в размере двойного жалования. В офицерские гербы Департамент Геральдики Сената внес изображение тульского пистолета, того самого, что лежал на шпиле брига перед люком крюйт-камеры, а матросские штрафы были исключены из формулярских списков. Бриг вторым из русских судов получил памятный Георгиевский флаг и вымпел.

Иван Айвазовский. Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими кораблями встречается с русской эскадрой (1848)

«Меркурий» прослужил на Черном море до 9 ноября 1857 года, когда поступило распоряжение «о разборке его по совершенной ветхости». Однако, имя его было приказано сохранить в русском флоте с передачей соответствующему кораблю кормового Георгиевского флага. Три корабля Черноморского флота поочередно носили название «Память Меркурия»: в 1865 г. — корвет, а в 1883 и 1907 — крейсера. Ходили под Андреевским флагом балтийский бриг «Казарский» и одноименный черноморский минный крейсер.

Повреждения корпуса брига «Меркурий», полученные в ходе боя 14 мая 1829 года

В 1834 году в Севастополе по инициативе командующего Черноморской эскадрой М. П. Лазарева, на средства, собранные моряками, установили памятник, созданный по проекту архитектора А. П. Брюллова. Высокий постамент, на котором выбита надпись: «Казарскому. Потомству в пример», венчает бронзовая триера.

Памятник А. И. Казарскому и подвигу брига «Меркурий» — первый памятник, воздвигнутый в Севастополе.

masterok

В архиве бывшего вице-канцлера Нессельроде было обнаружено и опубликовано письмо турецкого офицера — одного из штурманов корабля «Реал-бей», в котором тот бой описан в деталях. Вот выдержки из этого документа:

«…мы погнались за ними, но только догнать могли один бриг в три часа пополудни. Корабль капитан-паши и наш открыли тогда сильный огонь. Дело неслыханное и невероятное. Мы не могли заставить его сдаться: он дрался, ретируясь и маневрируя со всем искусством опытного военного капитана, до того, что стыдно сказать, мы прекратили сражение, и он со славою продолжал свой путь. Бриг сей должен потерять, без сомнения половину своей команды, потому что один раз он был от нашего корабля на пистолетный выстрел… Ежели в великих деяниях древних и наших времен находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг — «Меркурий»…».

Бриг «Меркурий» получил свое название в память об отважном парусно-гребном катере, отличившемся в сражения со шведами 1788-1790 годах. Катер захватил большое количество судов противника и заслужил бессмертную славу на родине. Однако сегодня мы вспоминаем именно бриг, унаследовавший столь судьбоносное имя.

Построенный на Севастопольской верфи из мореного дуба, тридцатиметровый корпус корабля был оснащен восемнадцатью карронадами и двумя переносными орудиями. Карронады представляли собой тонкостенную чугунную пушку с коротким стволом весом в двадцать четыре фунта. Корму украшала статуя римского бога Меркурия, судно имело паруса и по 7 весел на обоих бортах.

Его спустили на воду 7(19) мая 1820 г. Корабельный мастер полковник И. Я. Осминин задумал «Меркурий» как специальный корабль для охраны Кавказского побережья и несения дозорной службы. В отличие от других бригов русского флота, он имел малую осадку и был оснащен веслами. Малая осадка «Меркурия» обусловливала меньшую, чем у других бригов, глубину трюма и ухудшала его ходовые качества.

Красавец-корабль вышел в первое плавание в мае 1820 года, на команду было возложено выполнение дозорных и разведывательных задач вдоль побережья Абхазии. Бичом прибрежных вод считались контрабандисты, наносящие значительный урон морским богатствам края. Вплоть до 1828 года «Меркурий» в боях не участвовал. Однако когда началась Русско-турецкая война, бриг принял участие в боях за взятие крепостей: Варна, Анапа, Бурчак, Инада и Сизополь. В этих сражениях бриг отличился взятием двух турецких судов с неприятельским десантом.

Основные характеристики брига «Меркурий»

Длина по палубе — 30,9 м
Длина по ватерлинии — 23,6 м
Ширина с обшивкой — 9,7 м
Углубление форштевнем — 2,74 м
Углубление ахтерштевнем — 3,96 м
Глубина интрюма — 2,94 м
Водоизмещение — 390 т

Артиллерийское вооружение:

24-фунтовые каронады — 18 шт.
36-фунтовые пушки — 2 шт.
Экипаж — 110 человек

Командиром брига «Меркурий» в 1829 году стал молодой красивый капитан-лейтенант Александр Иванович Казарский, имевший к тому времени опыт морской службы. Уже в 14 лет Александр пришел на флот простым волонтером, а затем закончил кадетское Николаевское училище. В 1813 году Казарский был взят гардемарином на Черноморский флот, а по истечении года дослужился до мичмана.

Бригантины, на которых служил Казарский, перевозили грузы, поэтому тактику ведения морского боя приходилось осваивать лишь теоретически. Некоторое время спустя Казарский назначается командиром гребных судов в Измаиле, чин лейтенанта он получает в 1819 году. Служба его продолжается на фрегате » Евстафий» под началом Ивана Семеновича Скаловского на Черном море. Свой опыт контр-адмирал охотно передал прилежному ученику и храброму офицеру Казарскому.

Будучи командиром транспортного судна «Соперник», перевозившим оружие, Казарский участвовал в осаде Анапы. Для этого ему пришлось переоборудовать данное судно в бомбардирский корабль. Он три недели обстреливал укрепления крепости, причем «Соперник» получил серьезные повреждения рангоута и множество пробоин в корпусе. За этот бой Казарский получил чин капитан-лейтенанта, а чуть позже в этом же 1828 году за взятие Варны Александру Ивановичу была пожалована золотая сабля.

В конце русско-турецкой войны 1828-1829 гг. три русских корабля: 44-пушечный фрегат «Штандарт» (командир капитан-лейтенант П. Я. Сахновский), 20-пушечный бриг «Орфей» (командир капитан-лейтенант Е. И. Колтовский) и 20-пушечный бриг «Меркурий» (командир капитан-лейтенант А. И. Казарский) получили приказ крейсировать у выхода из пролива Босфор. Общее командование отрядом было возложено на капитан-лейтенанта Сахновского. 12(24) мая 1829 г. корабли снялись с якоря и взяли курс к Босфору.

Капитан-лейтенант Александр Иванович Казарский

На рассвете 14(26) мая, в 13 милях от пролива, отряд заметил турецкую эскадру, в числе 14 судов шедшую от берегов Анатолии. Сахновскому очень хотелось поближе разглядеть противника, чтобы определить, с какими силами на этот раз вышел капудан-паша. На фалах «Штандарта» затрепетал сигнал: «Меркурию» лечь в дрейф». Сахновский берег самый тихоходный корабль своего отряда. Сосчитав турецкие вымпелы, «Штандарт» и «Орфей» повернули назад. Неприятельская эскадра устремилась в погоню за русскими кораблями. Увидев возвращающихся разведчиков, Казарский самостоятельно приказал сниматься с дрейфа и поднимать паруса.

Очень скоро быстроходный «Штандарт» поравнялся с «Меркурием». На его мачте взвился новый сигнал: «Избрать каждому курс, каким судно имеет преимущественный ход». «Штандарт» и «Орфей» резко вырвались вперед и быстро превратились в два пушистых облачка на горизонте. А за кормой «Меркурия», который нес все возможные паруса, неумолимо вырастал лес мачт турецких кораблей. Неприятель шел строго на север. Лучшие турецкие ходоки — 110-пушечный «Селимие» под флагом капудан-паши и 74-пушечный «Реал-бей» под флагом младшего флагмана — постепенно настигали «Меркурий». Вся остальная турецкая эскадра легла в дрейф, ожидая, когда адмиралы захватят либо утопят строптивый русский бриг.

Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями. Иван Айвазовский. 1892 г.

Шансы на спасение у «Меркурия» были ничтожны (184 пушки против 20, даже не принимая во внимание калибры орудий) и почти не оставляли надежды на благополучный исход боя, в неизбежности которого уже никто не сомневался.

Около двух часов дня ветер стих, и ход преследующих кораблей уменьшился. Пользуясь этим обстоятельством, Казарский, используя весла брига, хотел увеличить расстояние, отделявшее его от противника, но не прошло и получаса, как ветер снова посвежел и турецкие корабли начали сокращать дистанцию. В исходе третьего часа дня турки открыли огонь из погонных пушек.

Бой брига «Меркурий» с турецкими кораблями 14 мая 1829 года. Михаил Ткаченко, 1907 г

После первых же турецких выстрелов на бриге состоялся военный совет. По давней воинской традиции первым имел привилегию высказать свое мнение младший по чину. «Нам не уйти от неприятеля, — сказал поручик Корпуса флотских штурманов И. П. Прокофьев — Будем драться. Русский бриг не должен достаться врагу. Последний из оставшихся в живых взорвет его на воздух». Командир брига «Меркурий» 28-летний капитан-лейтенант Александр Иванович Казарский, за бои под Варной в 1828 г. награжденный золотой саблей и считавшийся одним из храбрейших офицеров Черноморского флота, в своем донесении адмиралу А. С. Грейгу писал:

«…Мы единодушно решили драться до последней крайности, и если будет сбит рангоут или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, свалившись с каким нибудь кораблем, тот, кто еще в живых из офицеров, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйткамеру». Закончив офицерский совет, командир брига обратился к матросам и канонирам с призывом не посрамить чести Андреевского флага. Все единогласно объявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге. Перед турками был противник, предпочитавший смерть капитуляции и бой спуску флага.

Прекратив действия веслами, команда быстро изготовила бриг к бою: заняли свои места у орудий канониры; заступил на пост у флаг-фала часовой с категорическим приказом Казарского стрелять в любого, кто попытается спустить флаг; висевший за кормой ял был сброшен в море и из двух 3-фунтовых пушек, перетащенных в ретирадные порты, открыт ответный огонь по неприятелю.

Бой брига «Меркурий» с двумя турецкими кораблями в 1829 году. Николай Красовский, 1867 г

Казарский прекрасно знал слабые и сильные стороны своего брига. Несмотря на девятилетний возраст (не преклонный, но почтенный), «Меркурий» был крепок, правда тяжеловат на ходу. Прекрасно держал высокую волну, зато в штиль совершенно грузнел. Спасти его могли только искусство маневра и меткость канониров.

Трехдечный турецкий корабль «Селимие», имевший на своем борту сто десять орудий, попытался зайти с кормы. После первых залпов от неприятеля поступил приказ о сдаче, но команда ответила ожесточенной стрельбой. Завязался бой. Огромным тридцати фунтовым ядром пробило борт «Меркурия» и убило двух матросов. Командир умело маневрировал «Меркурием», так, что большинство неприятельских снарядов не достигало цели и лишь трепало паруса. Искусные маневры сопровождались залпами из всех орудий. Канониры били прицельно по рангоуту, чтобы вывести вражеские суда из строя, поэтому человеческих потерь у турок оказалось немного. Щербакову и Лисенко это удалось: Казарский подошел почти вплотную к «Селиме», чтобы снаряды могли попасть в цель. Марсель и брамсель сразу повисли и на линейном судне капудан-паши. Получив сильное повреждение «Селиме», был вынужден прекратить бой и лечь в дрейф. Однако напоследок он выбил залпом одну из пушек «Меркурия».

Залп турецкого корабля пробил корпус «Меркурия» ниже ватерлинии, угроза затопления нависла над отважным бригом. Матрос Гусев и мичман Притупов рванулись к пробоине. Гусев закрыл своей спиной дыру и потребовал прижать его к ней бревном, только после криков, сопровождаемых крепкой бранью, мичман подчинился матросу и устранил течь, вмяв героя как заплату.

Густой рой ядер, книппелей и брандскугелей полетел в «Меркурий». На требования «сдаваться и убирать паруса» Казарский отвечал залпами каронад и дружным ружейным огнем. Такелаж и рангоут — вот «ахиллесова пята» даже таких гигантов, как эти многопушечные великаны. Наконец метко пущенные 24-фунтовые ядра «Меркурия» перебили ватер-штаг и повредили грот-брам-стеньгу «Селимие», что совершенно нарушило гротовый рангоут корабля и заставило его лечь в дрейф. Но перед этим он послал в бриг прощальный залп со всего борта. «Реал-бей» настойчиво продолжал бой. В течение часа, меняя галсы, он бил бриг жестокими продольными залпами.

Второй турецкий двухдечный корабль «Реал-бей», имеющий семьдесят четыре пушки на борту, атаковал «Меркурий» с левого борта. На бриге трижды возникал пожар, но сплоченная команда дралась до последнего. Возгорание было быстро потушено, имелись многочисленные повреждения в корпусе, рангоуте, парусах и такелаже. От выстрелов нельзя было увернуться, оставалось только атаковать ответными ударами и меткими выстрелами были, наконец, перебиты фор-брам-рей, грот-руслен и нок-фор-марс-рея противника. Упавшие лисели и паруса закрыли отверстия для пушек. Эти повреждения лишили «Реал-бей» возможности продолжать преследование, и в половине шестого он прекратил бой.

Бой с Роял-Бей. Иван Айвазовский

Поскольку артиллерийская канонада, доносившаяся с юга, смолкла, «Штандарт» и «Орфей», посчитав «Меркурий» погибшим, приспустили, в знак траура по нему, свои флаги.

Пока израненный бриг приближался к Сизополю (Созопол, Болгария), где базировались основные силы Черноморского флота, контуженный, с перевязанной головой, А. И. Казарский подсчитывал потери: 4 убитых, 6 раненых, 22 пробоины в корпусе, 133 — в парусах, 16 повреждений в рангоуте, 148 — в такелаже, разбиты все гребные суда.

На следующий день, 15 мая, «Меркурий» присоединился к флоту, который, извещенный «Штандартом», в 14 часов 30 минут вышел в море в полном составе.

Двумя днями ранее в подобной ситуации оказался русский фрегат «Рафаил», командовал которым бывший командир «Меркурия» капитан второго ранга Стройников. Фрегат сдался в плен и по стечению обстоятельств, пленный Стройников находился 14 мая на линейном корабле «Реал-бей». Он стал свидетелем отважного боя команды и искусного маневрирования молодого капитана. Трусливый поступок Стройникова привел императора Николая I в бешенство, поэтому он приказал, сжечь «Рафаил», как только он будет отбит у неприятеля. Императорский приказ был выполнен немного позже.
1 августа 1829 г. «Меркурий» отремонтировали в Севастополе и пустили курсировать к Сизополю. Бой отважной команды стал гордостью не только русских, но даже турки восхищенно отзывались об этом сражении, называя команду отважного брига героями.

В начале мая в 1830 над «Меркурием» взвился Георгиевский флаг и вымпел, пожалованный за героическое сражение кораблю. Казарский и поручик Прокофьев были награждены орденом Святого Георгия 4 степени. Казарского по указу императора произвели в капитаны 2 ранга и назначили флигель-адъютантом. Орденами Святого Владимира с бантом награжден весь офицерский состав корабля с повышением чина и правом размещения на фамильном гербе изображения пистолета. Пистолет предполагалось изображать тот самый, которым последний из команды должен был взорвать бриг.

Много кораблей было названо в честь двухмачтового «Меркурия», их называют так и поныне. Мужество команды и ее славного командира навсегда осталось в российской истории. Уже после трагической гибели Казарского, не связанной с флотом, в 1834 году в Севастополе был заложен памятник в честь капитана, героического брига и его команды высотой более 5 метров. Надпись на монументе: «Казарскому. Потомству в пример».

Штурман Иван Петрович Прокофьев заведовал Севастопольским телеграфом в 1830 году, затем участвовал в обороне Севастополя 1854-1855 годах. Лишь в 1860 году Прокофьев ушел в отставку. Памятник отважному штурману установлен после его кончины в 1865 году.

Новосильский Федор Михайлович, участвовавший в майском бою на «Меркурии» в качестве лейтенанта, продолжил службу на флоте до чина вице-адмирала, заслужил множество орденов , золотую саблю с алмазами и другие награды за мужество.

Скарятин Сергей Иосифович, на «Меркурии» ещё лейтенант , командовал в дальнейшем другими судами, награжден орденом Святого Георгия. Уволился со службы в чине капитана 1 ранга в 1842 году.

Притупов Дмитрий Петрович – мичман отважного брига в дальнейшем оставил службу по болезни в чине лейтенанта в 1837 году, обеспечив себя двойным жалованием до последних дней.

Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими судами встречается с русской эскадрой. Иван Айвазовский, 1848 год

Подвиг брига получил высокую оценку противника. После боя один из штурманов турецкого корабля «Реал-бей» отметил: «Если в великих деяниях древних и наших времен находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все прочие затмить, и имя героя достойно быть начертано золотыми буквами в храме славы: капитан был сей Казарский, а имя брига «Меркурий». Экипаж «Меркурия», вписавший новую страницу в книгу русской морской славы, был щедро награжден и обласкан. А. И. Казарский и И. П. Прокофьев получили по Георгию IV степени, остальные офицеры — ордена Владимира IV степени с бантом, все матросы — знаки отличия военного ордена. Офицеров произвели в следующие чины, а Казарский еще получил и звание фли-гель-адъютанта. Всем офицерам и матросам была назначена пожизненная пенсия в размере двойного жалованья. В офицерские гербы Департамент геральдики Сената внес изображение тульского пистолета, того самого, что лежал на шпиле брига перед люком крюйт-камеры, а матросские штрафы были исключены из формулярских списков. Бриг вторым из русских судов получил памятный Георгиевский флаг и вымпел.

«Меркурий» прослужил на Черном море до 9 ноября 1857 г., когда поступило распоряжение «о разборке его по совершенной ветхости». Однако имя его было приказано сохранить в русском флоте с передачей соответствующему кораблю кормового Георгиевского флага. Три корабля Черноморского флота поочередно носили название «Память Меркурия»: в 1865 г. — корвет, а в 1883 и 1907 — крейсера. Ходили под Андреевским флагом балтийский бриг «Казарский» и одноименный черноморский минный крейсер.

В 1834 г. в Севастополе по инициативе командующего Черноморской эскадрой М. П. Лазарева, на средства, собранные моряками, установили памятник — первый в городе! — созданный по проекту архитектора А. П. Брюллова. Высокий постамент, на котором выбита надпись: «Казарскому. Потомству в пример», венчает бронзовая триера.

Последующая судьба капитана Казарского печальна. Карьера Казарского резко пошла на взлёт. Некоторое время молодой офицер продолжал командовать разными кораблями, а после присвоения ему звания капитана 1-го ранга Казарский был назначен флигель-адъютантом императора Николая I.
Император часто поручал опытному, способному офицеру проведение особо важных ревизий и инспекций в разных губерниях России. Весной 1833 года Казарский был откомандирован на Черноморский флот, чтобы помочь адмиралу М. П. Лазареву снарядить экспедицию на Босфор. Александр Иванович возглавил погрузку десантных войск на корабли эскадры, инспектировал тыловые конторы флота и интендантские склады в Одессе. Из Одессы Казарский переехал в Николаев для проверки интендантов. Но 16 июля 1833 года, через несколько дней после приезда в город, капитан 1-го ранга, флигель-адъютант императора Казарский внезапно умер. Как показало последующее расследование, все указывало на отравление сильнодействующим ядом на основе ртути. Исследователи находят в документах свидетельства, указывающие на то, что Казарский в ходе ондной из ревизий обнаружил крупную растрату государственных средств, и его убийство было местью казнокрадов.

Но были и вот такие единичные случаи:

Фрегат «Рафаил» заложен в Севастопольском адмиралтействе 20 апреля 1825 года. Строитель И. Я. Осминин.

Спущен на воду 8 мая 1828 года, и вошел в состав Черноморского Флота.

Характеристики:

Длина — 41,8 м

Ширина — 11,8

Высота борта — 4 м

Артиллерийское вооружение

36-фунтовые орудия — 8 штук

24-фунтовые орудия — 26 шутк

8-фунтовые орудия — 10 штук

Фрегат «Рафаил» в мае 1829 года находился в крейсерстве у анатолийского побережья между Синопом и Батумом. В ночь на 11 мая 1829 года встретился с вышедшим из Босфора турецким флотом (3 линейных корабля, 3 фрегата и 5 корветов), причем командир «Рафаила» капитан 2-го ранга С.М.Стройников в темноте по ошибке принял турецкие корабли за русскую эскадру, крейсировавшую у Босфора, сблизился, а наутро обнаружил себя в окружении турецких кораблей. На военном совете офицеры корабля решили «драться до последней капли крови». Но когда начались разговоры с командой, тут старший офицер, ведший переговоры с матросами, доложил, что команда не хочет погибать и просит сдать судно. Капитан Стройников пошел на уступку команде и спустил флаг, сдав корабль туркам, которые с триумфом вернулись с призом с Босфор (на обратном пути встретив русский отряд Сахновского, от которого и отстал бриг «Меркурий», командир которого Казарский, как известно, повел себя прямо противоположным образом, чем командир «Рафаила» — чем и обессмертил свое имя). «Рафаил» был включен в состав турецкого флота под названием «Ниметулла».

После знаменитого боя брига «Меркурий» с превосходящими его турецкими кораблями император Николай I издал указ, который содержалтакие слова: «… Мы желаем, дабы память безпримернаго дела сего сохранилась до позднейших времен, вследствие сего повелеваем вам распорядиться: когда бриг сей приходит в неспособность продолжать более служение на море, построить по одному с ним чертежу и совершенным с ним сходством во всем другое такое же судно, наименовав его «Меркурий» приписав к тому же экипажу, на который перенести и пожалованный флаг с вымпелом; когда же и сие судно станет приходить в ветхость, заменить его другим новым, по тому же чертежу построенным, продолжая сие таким образом до времен позднейших. Мы желаем, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» и его никогда во флоте не исчезала а, переходя из рода в род на вечныя времена, служила примером потомству».

А вот в случае с «Рафаилом» Николай Павлович приказал поступить прямо противположным образом. В другом указе император всероссийский дал волю своему негодованию: «Уповая на помощь Всевышнего, пребываю в надежде, что неустрашимый Флот Черноморский, горя желанием смыть бесславие фрегата «Рафаил», не оставит его в руках неприятеля. Но когда он будет возвращен во власть нашу, то, почитая фрегат сей впредь недостойным носить Флаг России и служить наряду с прочими судами нашего флота, повелеваю вам предать оный огню».

После заключения Андрианопольского мирного договора экипаж «Рафаила» вернулся в Россию. Состоялся военный суд о сдаче корабля, по приговору этого суда все офицеры фрегата были разжалованы в матросы (за исключением одного мичмана, бывшего в момент сдачи в крюйт-камере, и потому оправданного). Императорским рескриптом бывшему командиру фрегата Стройникову, также разжалованному в матросы, было запрещено жениться, «дабы не иметь в России потомка труса и изменника».

Впоследствии, в 1853 году в Синопском сражении русские линкоры «Императрица Мария» и «Париж», сея смерть и разружение среди турецких кораблей, первым делом обратили свои орудия против фрегата «Фазли-Аллах», который был в составе эскадры захватившей «Рафаил» (сам же плененный русский фрегат к тому времени был выведен из состава турецкого флота). В ходе боя «Фазли-Аллах» был практически полностью уничтожен огнем русских кораблей.

Свое донесение о Синопском сражении императору Николай I адмирал Павел Степанович Нахимов начал со слов: «Воля Вашего Императорского Величества исполнена — фрегат «Рафаил» не существует». Таково было желание русского морского офицера смыть пятно позора с русского флота.

Бой брига «Меркурий» с турецкими кораблями 14 мая 1829 года

АЙВАЗОВСКАЙ Иван Константинович (1817-1900)
► «Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями». 1892 г.
Холст, масло. 221 х 339 см.
Национальная картинная галерея им. И.К. Айвазовского, Феодосия.
► «Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими судами встречается с русской эскадрой». 1848 г.
Холст, масло. 123 x 190 см.
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.
► «Бриг «Меркурий» лунной ночью». 1874 г.
Дерево, масло. 15 x 21 см.
Частное собрание.



Один из ярчайших эпизодов русско-турецкой войны 1828-1829 годов, демонстрирующий силу духа, отвагу и мастерство русских моряков. Каждому, кто узнавал об этой победе, с трудом верилось, что небольшой бриг способен одержать победу в бою с двумя линейными кораблями противника.
Военный бриг «Меркурий» был заложен на Севастопольской верфи 28 января (9 февраля) 1819 года и спущен на воду 7 (19) мая 1820 года. В отличие от других бригов русского флота, он имел малую осадку и был оснащён 14 веслами (гребли большими вёслами стоя). Также бриг «Меркурий» стал одним из первых русских бригов, при постройке которого применялась система набора по методу Сепингса – с диагональными креплениями, что существенно повышало прочность корпуса. На носу брига находилась фигура бога Меркурия. Строительство велось под руководством корабельного мастера Ивана Яковлевича ОСМИНИНА (?-1838).
Бриг был вооружён восемнадцатью 24-х фунтовыми карронадами для ближнего боя, установленными на верхней палубе, и двумя переносными трёхфунтовыми пушкам для дальнего боя. Последние можно было использовать как кормовые орудия, так и носовые.
Командиру брига капитан-лейтенанту Александру Ивановичу КАЗАРСКОМУ (1797-1833) удалось организовать сплочённую команду из людей разных по убеждениям, положению, происхождению и темпераменту. Так, флота лейтенант Фёдор НОВОСИЛЬСКИЙ происходил из аристократической среды, был либералом, но при этом – очень требовательным офицером. Флота лейтенант Сергей СКАРЯТИН был потомственным моряком и старался воспитать в подчинённых умелость, расторопность и исполнительность. Мичман Дмитрий ПРИТУПОВ происходил из барской семьи и имел соответствующее воспитание. Он специально выписал себе из деревни крепостного, плававшего с ним в качестве денщика, поскольку иметь казённого денщика мичману не полагалось. Поручик корпуса штурманов Иван ПРОКОФЬЕВ вышел из народа, поэтому нижние чины считали его своим покровителем. Ивану Петровичу удалось получить образование и звание офицера лишь благодаря упорству и таланту.
14 (26) мая 1829 года бриг под командованием капитан-лейтенанта Александра КАЗАРСКОГО одержал победу в неравном бою с двумя турецкими линейными кораблями – 110-пушечным «Селимие» и 74-пушечным «Реал-беем», чем увековечил своё имя и был награждён кормовым Георгиевским флагом. Слова Казарского: «Что вы, ребята? Ничего, пускай пугают – они везут нам Георгия…»
Во время патрулирования турецкого пролива Босфор в Чёрном море из-за слабого ветра «Меркурий» не смог уйти от погони и был настигнут двумя самыми крупными и быстроходными кораблями в турецкой эскадре. На одном из кораблей находился адмирал (капудан-паша) флота Османской империи. Российский бриг был вынужден вступить в бой, имея на борту 20 орудий против 184 орудий противника.
Решение вступить в бой было принято на офицерском совете и было поддержано матросами брига. По традиции сначала высказался самый младший по званию – поручик Корпуса флотских штурманов И.П. ПРОКОФЬЕВ: «Боя не избежать, и бриг не должен достаться врагу не при каких обстоятельствах». После военного совета командир обратился к команде с речью, призывая не посрамить свою честь и честь Андреевского флага. Команда единогласно предпочла смерть капитуляции и плену. Было принято решение, что последний из оставшихся в живых взорвёт судно. Для этого положили заряженный пистолет перед входом в пороховой склад.
«Меркурий» был крепок, но тяжеловат на ходу; прекрасно держал высокую волну, зато в штиль совершенно грузнел. Спасти его могли только искусство манёвра и меткость канониров. Во время противостояния, продолжавшегося два часа, «Меркурию» удалось своим огнём повредить мачты «Реал-бея» и «Селимие», турецкие суда один за другим потеряли ход, возможность маневрировать и вести бой. «Меркурий» получил очень тяжёлые повреждения (22 пробоины в корпусе, 133 в парусах, 16 повреждений в рангоуте, 148 в такелаже), но при этом потерял всего 4 человека из экипажа. Потери с турецкой стороны неизвестны. Во время боя на борту «Реал-бея» находился пленённый капитан 2 ранга СТРОЙНИКОВ, который без боя несколькими днями ранее сдал свой корабль – фрегат «Рафаил».
Бриг благополучно вернулся в Севастополь. «Меркурий» прослужил на Чёрном море до 9 ноября 1857 года, когда поступило распоряжение «о разборке его по совершенной ветхости». Однако имя его было приказано сохранить в русском флоте с передачей соответствующему кораблю кормового Георгиевского флага. Три корабля Черноморского флота поочередно носили название «Память Меркурия»: в 1865 г. – корвет, а в 1883 и 1907 – крейсера. Ходили под Андреевским флагом балтийский бриг «Казарский» и одноименный черноморский минный крейсер.
АЙВАЗОВСКИЙ знал о морских сражениях не понаслышке – он принимал непосредственное участие в военных операциях на Чёрном море у берегов Кавказа в 1839 году. Исключительная храбрость и мужество русских моряков всегда привлекали художника. Отсюда – яркость образов и выраженный патриотический пафос его произведений.
Полотно очень лаконично по своему композиционному решению. Художник расположил корабли по диагонали полотна, что даёт возможность целиком охватить взглядом поле сражения.
Бриг зажат между двумя турецкими кораблями, и корабли идут курсом фордевинд, что является несомненным плюсом для линейных кораблей с их преимущественно прямыми парусами. Такой расклад вряд ли оставляет «Меркурию» какие-либо шансы на выживание, поэтому, согласно ряду мнений, не может быть исторически достоверным. Однако, возможно, что такое положение было выбрано художником для придания трагизма ситуации, для акцента именно на безнадёжности положения брига. На картинах других художников эти же корабли изображены идущими в бакштаг, что даёт бригу с бо́льшим процентом косых парусов выигрыш в манёвренности.
Колористическое решение картины отличается сдержанностью. Сине-голубые оттенки моря великолепно гармонируют с серебристо-серыми тонами, которые использованы для написания облаков. Красиво выделяются на этом фоне жемчужные паруса боевых кораблей. Включения красного цвета (изображение полумесяцев на турецких флагах) оживляют картину, имеющую достаточно холодный колорит.
► ТКАЧЕНКО Михаил Степанович (1860-1916) «Бой брига «Меркурий» с турецкими кораблями 14 мая 1829 года». 1907 г.
Холст, масло. 120 x 174 см.
Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург.

► КОЖИН Семён Леонидович (р. 1979) «Бой брига «Меркурий» с двумя турецкими кораблями». 2004 г.
Холст, масло. 40 х 50 см.
Собрание автора.

Малый ракетный корабль проекта 22800 «Меркурий» ВМФ России

Установки вертикального пуска ЗС14 под крылатые ракеты «Калибр-НК» оснащают многоцелевые ракетно-артиллерийские корабли малого водоизмещения ближней морской зоны проекта 22800 (по другой классификации — малые корветы) ВМФ России и относятся к кораблям третьего ранга. Официальное назначение кораблей — ведение боевых действий в ближней морской зоне и участие в выполнении задач мирного времени.

получит имя «Меркурий», в честь подвига одноимённого брига

Приказ о наименовании уже подписан главнокомандующим ВМФ России адмиралом Владимиром Королёвым.

Корабли проекта 22800 по своим мореходным качествам, техническим параметрам, боевым возможностям
считаются сегодня одними из лучших в подобном классе

МРК проекта 22800 имеют водоизмещение 800 т (почти в 2 раза больше, чем у легендарного брига) и достигают в длину 67 м. и представляют угрозу не только для своей «весовой категории» класса, но и для более серьезного противника — фрегатов, эсминцев и даже крейсеров.
Удачный пуск ракеты «Калибр-НК»способен вывести из строя любой надводный тяжеловес.

>Как показала Русско-турецкая война 1828-1829 годов,

далеко не всегда гарантирует победу в морском сражении

Это произошло 14 мая 1829 года. Небольшой отряд кораблей российского флота в составе фрегата «Штандарт», бригов «Орфей» и «Меркурий», неся дозорную службу, находился в районе Босфора. Утром русские корабли неожиданно встретились с шедшей на встречу турецкой эскадрой, в составе которой было 18 судов, в том числе шесть линейных кораблей и два фрегата. Увидев явное превосходство сил противника, русский отряд решил не принимать боя.

Подняв все паруса, «Штандарт» и «Орфей» быстро ушли от погони турецких судов. Однако в тот день на море низовой ветер был слаб, и поэтому «Меркурию», обладавшему худшими ходовыми качествами, не удалось уйти от погони, он стал отставать и вскоре был настигнут линейными быстроходными кораблями турецкой эскадры — 110-пушечным «Селимие» и 74-пушечным «Реал-беем».

Видя неизбежность неравного боя, командир брига капитан-лейтинант А.И. Казарский собрал офицеров. Выступивший первый по званию поручик корпуса флотских штурманов И. Прокофьев высказал общее мнение- принять решительный бой, а в случае захвата корабля противником — взорвать его. Это решение было объявлено всему экипажу. Матросы и офицеры стали готовиться к бою. На шпиль у входа в крюйт-камеру был положен заряженный пистолет, чтобы при необходимости из него осуществить взрыв боезапаса.

Бриг «Меркурий» был заложен 28 января (9 февраля) 1819 года в Севастополе, спущен на воду 7(19) мая 1820 года

Тем временем неприятельские линейные корабли уже приблизились на расстояние орудийного выстрела и открыли огонь из носовых пушек. Имея десятикратное превосходства в артиллерии, враг предвкушал легкую добычу. Ведь на крошечном русском суденышке было всего лишь восемнадцать орудий! «Селимие», пытаясь дать бортовой залп по рангоуту брига, стал выходить с правого борта, но умелым маневром Казарский оставил противника на кормовых курсовых углах. Несколько позднее другой турецкий корабль все же сумел занять огневую позицию с левого борта, и «Меркурий» попал под перекрестный огонь.

Пользуясь парусами и веслами, экипаж «Меркурия» мастерски уклонялся от залпов неприятельских кораблей, подставляя им корму. При этом русские моряки сами вели меткий ответный огонь из всех орудий и ружей.

Около четырех часов велся этот беспримерный в истории неравный бой. Получив тяжелые повреждения, лег в дрейф «Селимие». Но «Реал-бей» все еще продолжал жестокий обстрел русского брига. Но, получив попадание в переднюю мачту, стал отставать. А «Меркурий», несмотря на то, что им было получено двадцать два попадания в корпус и около трехсот — в паруса, такелаж и рангаут, на следующий день с победой присоединился к Черноморской эскадре. Из героического экипажа брига четыре человека были убиты и восемь,в том числе и его капитан, получили ранения. Урон, понесенный врагами, был значителен, а позор поражения двух сильнейших линейных кораблей турецкого флота от маленького русского брига — неизмерим.

Победа маленького брига в бою с двумя большими кораблями казалась настолько фантастической, что некоторые специалисты в военно-морском деле отказывались в неё верить. Английский историк военного флота Ф. Джейн, например, говорил: «Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как «Меркурий», вывело из строя два линейных корабля».

мастерское маневрирование, меткая стрельба и умелое использование «мертвых» зон у высоких турецких кораблей

«Меркурий», имея противника по оба борта, использовал все имеющиеся орудия, а каждый из турецких кораблей мог стрелять только одним бортом.

На вооружении у брига были карронады (гладкоствольные артиллерийские орудия) которые были эффективны в ближнем бою и просты в перезарядке.

В течение всего боя турецкие корабли не могли занять траверзного положения (перпендикулярное к курсу судна) относительно «Меркурия» , благодаря грамотному маневрированию брига и по причине малой дистанции — во избежание попадания ядер одного турецкого корабля в другой.

Шел 1829 год. Русско-турецкая война подходила к концу. После разгрома Турции в Наваринском сражении османский флот избегал открытого боя с русскими моряками, проводя большую часть времени в Босфоре, под прикрытием береговых батарей. 14 мая три русских корабля (фрегат «Штандарт», бриги «Орфей» и «Меркурий»), находясь в дозоре в 13 милях от входа в Босфор, неожиданно столкнулись с вышедшей в море турецкой эскадрой. Силы были не равны. С флагманского корабля «Штандарт» поступил приказ – уходить, выбирая оптимальное направление для лучшей скорости хода. Надо было срочно сообщить командованию (основные силы русского флота базировались в Сизополе – Болгария) о присутствии в открытом море турецкого флота. Быстроходные «Штандарт» и «Орфей» оторвались от преследования. «Меркурию», обладавшему меньшей скоростью, шансов уйти почти не оставалось. Казалось, что судьба брига, оставшегося один на один против турецкой эскадры, была предрешена…

Немного истории

«Меркурий» был построен на севастопольской судоверфи и спущен на воду в мае 1820 года. Руководил строительством известный корабел Осьминин. Материал – крымский дуб. Был назван в честь катера «Меркурий», который прославился в войне 1788-1790 года со шведами. Бриг предназначался для охраны побережья и ведения разведывательных операций. Нос судна украшала выполненная по пояс фигура быстроногого римского бога торговли и путешественников. Это был двухмачтовый парусный корабль, вооруженный 18 карронадами (короткоствольные орудия ближнего боя), еще имелись две переносные пушки большей дальности. Особенностью корабля была низкая осадка и наличие весел – по семь с каждого борта. Гребли стоя. Конструктивные особенности портов для бортовой артиллерии и отверстий для весел не позволяли одновременно грести и стрелять. Бриг имел хорошую остойчивость, но не отличался высокой скоростью хода. Численность экипажа на май 1829 года составляла 115 человек, из них всего 5 офицеров вместе с командиром.

Столкновение русского брига с двумя турецкими линейными кораблями, во много раз превосходившими его в огневой мощи, закончилось тем, что турки вышли из боя, а израненный бриг продолжил плавание. Эта история казалась настолько невероятной, что обросла мифами и легендами. Самым надежным источником остается рапорт командира брига Казарского адмиралу Грейгу. Этот документ послужил основой для последующих описаний подвига русских моряков.

Иван Айвазовский. Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями. 1892

После того, как был получен сигнал уходить от преследования самостоятельно, бриг изменил курс, оставив два турецких корабля на юге от себя. В погоню за русским кораблем отправились 110-пушечный трехдечный (три закрытые палубы с портами для орудий) «Селимие» под флагом капудан-паши (командующего турецким флотом) и оснащенный 74 орудиями двухдечный корабль младшего флагмана. 20 пушек против 184! Лучшие ходоки турецкого флота! Ситуация была безнадежная. Казарский собрал офицеров. Первому дали слово младшему по званию – поручику Ивану Прокофьеву. Он предложил принять бой, а при невозможности сблизиться с одним из турецких кораблей и взорвать бриг. Тот из офицеров, кто к этому моменту останется в живых, должен выстрелить в крюйт-камеру (пороховой склад), для чего на шпиле был оставлен пистолет. Остальные офицеры поддержали поручика. Казарский обратился к матросам, и те заверили его, что останутся верны долгу и присяге.

Командир корабля отдает приказы – отставить весла, приготовиться для стрельбы бортовыми орудиями. По настигавшим бриг туркам был открыт огонь из кормовых пушек. Вскоре «Селимие» предпринял маневр, пытаясь зайти справа, чтобы дать продольный залп бортовыми орудиями. «Меркурий» уклонился, вынуждая противника использовать только погонные (носовые) орудия. Наступил момент, когда турецким кораблям почти удалось взять бриг в «клещи», и они сделали два залпа и криками на русском языке предложили спустить флаг. Моряки брига ответили артиллерийским и ружейным огнем. На «Меркурий» обрушились ядра, зажигательные снаряды, книппели. Последние представляют собой два чугунных ядра или полуядра, скрепленные между собой, применяются для вывода из строя такелажа (тросы, канаты, обеспечивающие управление парусами). Бриг продолжал искусно маневрировать, русские артиллеристы вели огонь по турецким кораблям. Им удалось перебить ватер-штаги (канаты, удерживающие бушприт – выдвинутый с носа корабля наклонный брус для улучшения маневренности) и повредить гротовый рангоут (горизонтальные реи самой высокой на корабле грот-мачты) одного из них. «Селимие» потерял ход и вышел из боя. Второй корабль продолжал преследование, пока еще один точный выстрел русских моряков не перебил нок-фор-марс-рею (горизонтальное бревно, несущее парус на передней мачте), падение которой привело к прекращению погони…

Иван Айвазовский. Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими кораблями встречается с русской эскадрой (1848)

Русский корабль, увидеть который потеряли всякую надежду, оставил без хода турецкие линейные корабли, сумел оторваться от преследования и вернуться в базу. Его потери – четверо убитых, шестеро раненых, 22 «дырки» в корпусе и многочисленные повреждения такелажа.

***

Через 12 лет будет отмечаться двухсотлетие памятного события. И все это время люди самых разных профессий пытаются найти ответ на этот вопрос. Уж слишком фантастическим выглядел исход противостояния. Среди причин можно выделить тактическое мастерство командира брига Александра Казарского, маневрирование которого «Меркурия» лишило турок возможности занять положение для нанесения решающего удара, и, конечно, высокая выучка, храбрость моряков и их решимость взорвать бриг вместе с турками. Уровень подготовки и моральный дух турецкий флота в этот момент находились на низком уровне из-за тяжелых поражений на море. Высказывались также предположения, что, возможно, турки хотели не утопить корабль, а спокойно пленить его, как тремя днями раньше русский фрегат «Рафаил». Это было естественным в сложившейся обстановке, и поэтому они не ожидали такой храбрости от русских моряков.

Николай Красовский. Бой брига «Меркурий»

Подвиг экипажа был оценен по заслугам. Все офицеры были награждены орденами, матросы наградой для нижних чинов – знаками отличия военного ордена. Всем была назначена пожизненная пенсия. Офицерам было дано право внести в фамильный герб изображение пистолета, о назначении которого уже было сказано. Бриг получил Георгиевский флаг. Николай I своим указом распорядился, чтобы отныне на флоте всегда был корабль «Меркурий», аналогичный легендарному бригу.

Рекомендуем
4 невероятные армии, которые одерживали победы

Моряки брига стали национальными героями. О подвиге слагали стихи (Денис Давыдов), писались книги (Тренев, Черкашин), снимались фильмы. Известные художники воплощали на своих холстах различные моменты боя. Самым известным из них был маринист Айвазовский, к картине которого «Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями» некоторые исследователи даже предъявляли «претензии». Художника упрекали в недостоверности расположения брига, зажатого турецкими кораблями. Как это нередко случается (штурм Зимнего дворца, восстание на броненосце «Потемкин»), «великая сила искусства» приводит к тому, что событие начинает интерпретироваться по художественным произведениям…

Два корабля, две судьбы

За три дня до описанных событий в похожем положении оказался новейший российский фрегат «Рафаил». Русский корабль спустил флаг и сдался врагу. Командовал им капитан-лейтенант Стройников. Странные зигзаги судьбы… Оба командира – Стройников и Казарский были знакомы, Казарский сменил Стройникова на «Меркурии», оба были награждены за храбрость, проявленную в текущей компании. Офицеры соперничали между собой и даже добивались признания одной женщины. Один покрыл себя позором, другой стал примером мужества для многих поколений.

Памятник бригу «Меркурий» в Севастополе |источник

Подвиг русских моряков состоял в том, что в безвыходной ситуации они сделали свой выбор – предпочли смерть позорному плену и благодаря «духу экипажа и милости Божией» (А.И. Казарский) вышли из боя победителями. Такое под силу не всем – «Рафаил» тому подтверждение. «Меркурий» навсегда останется символом доблести и славы российского флота.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Славный бриг «Меркурий»: подвиг и память

В ближайшее время в состав Военно-морского флота России войдет очередной малый ракетный корабль проекта 22800 «Каракурт». Уже известно, что корабль получит имя «Меркурий». И это не случайно. В свое время император Николай I издал указ, в соответствии с которым в состав российского военно-морского флота всегда должен входить военный корабль, названный в честь брига «Меркурий».
Чем же заслужил бриг такую честь? События, о которых пойдет речь ниже, развернулись в начале второй декады мая 1829 года. Шла очередная русско-турецкая война. Ее причиной стало неожиданное, в нарушение Аккерманской конвенции, закрытие Османской империей Босфорского пролива. Основные сражения русско-турецкой войны 1828-1829 гг. разворачивались на суше – на Балканском полуострове и в Закавказье. Однако имели место и бои кораблей в Черном море. Самым ярким эпизодом морской войны и стал подвиг брига «Меркурий».

Как строился и что представлял собой бриг «Меркурий»

Восемнадцатипушечный бриг «Меркурий» был заложен 28 января (9 февраля) 1819 года, двести лет назад, на верфи в Севастополе, а 7 (19) мая 1820 года он был спущен на воду. Бриг должен был нести службу по охране побережья Кавказа, а также выполнять разведывательные и дозорные задачи в Черном море. После спуска на воду корабль включили в состав 32-го флотского экипажа.

Кстати, до постройки брига в составе русского флота уже был один «Меркурий». Катер с таким названием участвовал в русско-шведской войне 1788-1790 года под командованием капитан-лейтенанта Романа (Роберта) Кроуна – шотландского моряка, поступившего на российский флот и дослужившегося в Российской империи до звания полного адмирала. Катер 29 апреля (10 мая) 1789 года атаковал и захватил шведский 12-пушечный тендер «Снапоп», а затем, 21 мая, взял в плен 44-пушечный фрегат шведского флота «Венус».
Таким образом, у брига «Меркурий» уже был героический предшественник с тем же названием. И новому кораблю просто нельзя было посрамить традицию – кораблям с именем «Меркурий» сама судьба, как казалось, распорядилась совершать подвиги.
Бриг «Меркурий» был вооружен восемнадцатью 24-фунтовыми карронадами для ближнего боя и 2 переносными 3-фунтовыми пушками с большей дальностью стрельбы, причем пушки могли применяться при преследовании противника, и при организации отступления.
К особенностям брига «Меркурий», отличавшим его от других подобных кораблей тогдашнего русского флота, относились меньшая осадка и наличие семи весел с каждого борта. Матросы гребли веслами стоя. Меньшая осадка снижала ходовые качества брига. С другой стороны, система набора по методу Сепингса способствовала повышению прочности корабля, снижению раскачки элементов и уменьшению спускового перелома. Поэтому бриг мог хорошо держать высокую волну.
После спуска на воду «Меркурий» был направлен для боевой учебы в Черное море, затем патрулировал побережье Абхазии, борясь с контрабандой. Экипаж судна к 1829 году состоял из 115 человек, в том числе 5 офицеров, 5 квартирмейстеров, 24 матросов 1 статьи, 12 матросов 2 статьи, 43 старших юнг, 2 барабанщиков, 1 флейтщика, 9 бомбардиров и канониров, 14 остальных нижних чинов.

Капитан Казарский

Командиром брига «Меркурий» в 1829 году был назначен опытный морской офицер капитан-лейтенант Александр Иванович Казарский (1797-1833). 32-летний Казарский, сын отставного губернского секретаря, служившего управляющим в имении князя Любомирского, служил на флоте с юности. Он поступил в Николаевское штурманское училище в 1811 году, в возрасте 14 лет.
В августе 1813 года Казарского назначили гардемарином Черноморского флота, а в 1814 году произвели в чин мичмана. Он служил на бригантинах «Десна» и «Клеопатра», затем командовал отрядом мелких гребных судов Дунайской флотилии в Измаиле. В 1819 году 24-летний Казарский получил чин лейтенанта и был распределен на фрегат «Евстафий». Во время службы на фрегате он и сформировался как будущий командир – решительный, справедливый и способный к оперативному мышлению.
Послужив некоторое время на фрегате «Евстафий», лейтенант Казарский был переведен на шхуну «Севастополь», затем на транспортные суда «Ингул», «Соперник», служил на катере «Сокол» и на бриге «Меркурий». В 1828 году, когда началась очередная русско-турецкая война, Казарский командовал транспортным судном «Соперник». После того, как транспорт оборудовали «единорогом», он превратился в бомбардирский корабль.
Под командованием Казарского «Соперник» участвовал в осаде Анапы – тогда еще турецкой крепости, получил 6 пробоин корпуса, но продолжал обстреливать крепость. Именно за участие в осаде Анапы 31-летний лейтенант Казарский был произведен в капитан-лейтенанты флота. Затем он участвовал во взятии Варны, а в 1829 году был назначен командиром брига «Меркурий», опыт службы на котором у Казарского уже имелся.
14 мая 1829 года бриг «Меркурий», которым командовал Казарский, был настигнут двумя турецкими кораблями «Селимие» и «Реал-беем». Оба корабля имели десятикратное превосходство в количестве орудий. Бриг, тем не менее, одержал полную победу над противником.
Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг — «Меркурий»,
— написал потом в своих воспоминаниях один из турецких морских офицеров, служивший в момент боя на корабле «Реал-бей».

Бой брига «Меркурий»

Как только командиру корабля Казарскому стало ясно, что избежать столкновения с турецкими кораблями не удастся, он принял решение стоять до последнего. Канониры корабля заняли свои места у артиллерийских орудий. Для предотвращения паники среди экипажа Казарский поставил у флаг-фала вооруженного часового с приказом стрелять на поражение в любого члена экипажа, кто попробует спустить флаг.

По неприятелю был открыт огонь из 3-х фунтовых пушек. Чтобы не отвлекать матросов от работы веслами, места артиллерийской прислуги заняли сами офицеры брига, в том числе и Казарский. Когда «Селимие» попытался обойти бриг справа, «Меркурий» дал ответный залп орудиями правого борта. В конечном итоге «Меркурий» успешно маневрировал под огнем неприятеля. На бриге трижды вспыхивали пожары и трижды их успешно тушили. Канонирам брига удалось перебить ватер-штаг и повредить грот-брам-стеньгу корабля «Селимие». После этого поломался гротовый рангоут турецкого корабля и «Селимие» лег в дрейф. Он вышел из боя, после чего противостоять «Меркурию» остался лишь один «Реал-бей».
Турецкий корабль атаковал «Меркурий», но также безуспешно. Ответным огнем канониры брига перебили левый нок фюр-марса-рея турецкого корабля. «Реал-бей» лишился возможности преследования брига. После этого «Меркурий» направился в сторону Сизополя.
Результаты боя впечатляли. На «Меркурии» погибло всего четыре члена экипажа, шесть человек получили ранения различной степени тяжести, бриг получил 22 пробоины в корпусе, 133 в парусах, 16 повреждений в рангоуте, 148 в такелаже, все гребные суда на рострах разбиты, повреждена одна карронада. Конечно, потери на «Реал-бее» и «Селимие» были намного выше, но их точное количество осталось неизвестным.

Судьба Александра Казарского

Подвиг брига «Меркурий» не мог не вызвать искреннего восхищения всей тогдашней России. Сложно было поверить в то, что маленький бриг одолел два неприятельских линейных корабля. Впечатлял и героизм офицеров и матросов «Меркурия».
Естественно, сам Александр Казарский за подвиг был награжден орденом Святого Георгия IV класса. Его произвели в чин капитана 2 ранга и назначили флигель-адъютантом. В герб фамилии Казарских было включено изображение тульского пистолета как символ готовности пожертвовать собой. Этот пистолет Казарский перед боем положил на шпиль у входа в крюйт-камеру, чтобы последний офицер, который бы оставался в живых на бриге «Меркурий», выстрелил и взорвал бы порох.
Карьера капитана Казарского после подвига брига «Меркурий» пошла в гору. Для флотского офицера в то время чин капитана 2 ранга был уже очень серьезным достижением. Казарского перевели на должность командира 44-пушечного фрегата «Поспешный», с которым он участвовал во взятии Месемврии. Затем с 17 июля 1829 по 1830 год Казарский командовал 60-пушечным фрегатом «Тенедос», на котором три раза ходил к Босфору.
В качестве флигель-адъютанта Казарский также выполнял различные поручения, например в 1830 г. вместе с князем Трубецким его отправляли с визитом в Англию для поздравления короля Вильгельма IV. Уже в 1831 году, через 2 года после подвига, Александр Казарский получил чин капитана 1 ранга и включен в состав свиты императора Николая I. Это была впечатляющая карьера – с командира маленького брига и капитан-лейтенанта за два года до капитана 1 ранга и члена императорской свиты.

В качестве члена свиты Казарский выполнял поручения, связанные с управлением военно-морским и гражданским флотом Российской империи. Например, он ездил в Казань для определения целесообразности существования Казанского адмиралтейства. Затем Казарский прошел из Белого моря до Онеги, изучая возможность открытия нового водного пути.
Но высокий пост Казарского сыграл роковую роль в его судьбе. В 1833 году Казарского направили проверить тыловые службы и конторы портов на Черноморском побережье. В Николаеве, куда Казарский прибыл для проверки, он внезапно умер в результате отравления кофе с мышьяком. Судя по всему, отравители капитана имели высоких покровителей, так как расследование так и не было доведено до конца, а виновные не были установлены и не понесли никакого наказания.

Как увековечили память «Меркурия»

Безвременно скончавшийся Казарский стал знаковой фигурой в истории российского флота. Его имя увековечили еще в Российской империи. В Севастополе был установлен знаменитый памятник Александру Казарскому, в его честь было названо несколько военных кораблей.
Еще ряд кораблей был назван в память о бриге «Меркурий». Так, в 1865 г. такое название получил корвет «Память Меркурия», в 1883 г. – крейсер «Память Меркурия», а в 1907 г. в «Память Меркурия» переименовали крейсер «Кагул». Крейсер носил такое название до 1918 года, когда власти УНР переименовали его в «Гетмана Ивана Мазепу». Но украинцам не захотел служить почти весь экипаж корабля, который покинул его, забрав с собой Георгиевский флаг.
Уже в 1960-е годы советское командование пришло к выводу о необходимости возвращения к славным традициям русского флота. Имя «Память Меркурия» получило малое гидрографическое судно. Его судьба была трагической. В 1990-е годы судно, за неимением средств, занялось коммерческими грузовыми рейсами между Крымом и Турцией и в 2001 году затонуло в 90 милях от Севастополя. В той катастрофе погибли 7 членов экипажа и 13 пассажиров. Тем не менее, в начале 2019 года новый корвет проекта 20386 получил имя «Меркурий».

Подвиг брига «Меркурий»

Подвиг брига «Меркурий»

ТВД Чёрное море
Место Севастополь
Период май 1829 г.

Противники

Российская Империя Турция

Командующие силами сторон

Александр Иванович Казарский имя не известно

имя не известно

Силы сторон

1 бриг 2 линейных корабля

Потери

убито 4 человека, ранено 6 неизвестны

Подвиг брига «Меркурий» — это победа, одержанная моряками брига «Меркурий» 26 мая 1829 над двумя линейными кораблями турецкого флота. Командовал бригом Александр Иванович Казарский. За проявленные мужество и храбрость, бриг награждён Кормовым Георгиевским флагом и вымпелом.

Бриг «Меркурий»

Рисунок брига «Меркурий»

Двадцати пушечный бриг «Меркурий» был заложен 9 февраля 1819 года на Севастопольской верфи. «Меркурий» был построен под руководством корабельного мастера Ивана Яковлевича Осминина из крымского дуба и спущен на воду 19 мая 1820 года, после чего был зачислен в состав 32-ого флотского экипажа. Изначально бриг предназначался как специальный корабль для патрулирования, разведки и охраны побережья Кавказа. Помимо парусного вооружения, бриг был также оснащён 14 большими вёслами, по семь с каждого борта, (гребли данными большими вёслами стоя), что отличало его от других бригов русского флота. Также бриг «Меркурий» стал одним из первых русских бригов,при постройке которого применялась система набора по методу Сепингса — с диагональными креплениями, что существенно повышало прочность корпуса.

План палубы брига «Меркурий»

На «Меркурии» было установлено две мачты — грот и фок. На каждой из мачт было по четыре рея с четырьмя прямыми парусами: фок, фор-марсель, фор-брамсель и фор-бом-брамсель на фок-мачте и, грот, грот-марсель, грот-брамсель и грот-бом-брамсель на грот-мачте соответственно. Дополнительно на грот-мачте был расположен гафельный парус для улучшения манёвренности. На штагах располагались стаксели (грота-стаксель, грот-стень-стаксель, грот-брам-стень-стаксель) и кливер. Кроме того, имелись лисели, применяемые на попутных ветрах. На носу брига находилась поясная фигура бога Меркурия.

Чертёж корпуса брига «Меркурий»

Бриг был вооружён восемнадцатью 24-х фунтовыми карронадами, установленными на верхней палубе и, применяющимися в ближнем бою и двумя переносными трёхфунтовыми пушкам для дальнего боя. Трёхфунтовые пушки можно было использовать в качестве как кормовых орудий, так и носовых.

Характеристики брига «Меркурий»
Основные характеристики Единицы измерения
Водоизмещение 445 т.
Длина между перпендикулярами 28,65 м.
Длина по верхней палубе 29,46 м.
Ширина по мидельшпангоуту 9,398 м.
Осадка 2,9 м.
Движители паруса и вёсла
Площадь парусности 856 м²
Экипаж 115 матросов и офицеров
Артиллерийское вооружение Количество
24-фунтовые карронады 18 единиц
3-х фунтовые длинноствольные пушки 2 единицы
Имя командира Звание Срок службы Фотография
Иван Максимович Головин капитан-лейтенант 1820—1821 гг.
Лука Андреевич Мельников капитан-лейтенант 1821—1822 гг.
Аристарх Григорьевич Конотопцев капитан-лейтенант 1822—1826 гг.
Семён Михайлович Стройников капитан-лейтенант 1826—1828 гг.
Александр Иванович Казарский капитан-лейтенант с 1829 года по 30 мая 1829 года
Алексей Иванович Рогуля лейтенант 1829—1830 гг.
Мефодий Петрович Панютин капитан-лейтенант 1830—1831 гг.
Фёдор Михайлович Новосильский капитан-лейтенант 1835—1838 гг.
Николай Павлович Вульф капитан-лейтенант 1838—1840 гг.
Николай Иванович Казарский капитан-лейтенант 1840—1848 гг.
Николай Павлович Макухин лейтенант 1849—1850 гг.
Николай Егорович Каландс капитан-лейтенант 1850—1851 гг.
Константин Яковлевич Явленский капитан-лейтенант 1852—1853 гг.
Сергей Фаддевич Загорянский-Кисель капитан-лейтенант 1854—1856 гг.

История службы

  • 1820—1827 гг. плавание по Чёрному морю, занятие боевой подготовкой. Во время кампании 1827 года — борьба с контрабандистами около берегов Абхазии.
  • 1828 — 1829 гг. во время русско- турецкой войны бриг принимал участие во взятии Черноморским флотом крепостей: Сизополь, Бургас, Инада, Варна и Анапа. 24 июля 1828 года «Меркурий» участвовал вместе с пароходом «Метеор» в сопровождении фрегата «Флора» с императором Николаем I в Одессу.
  • Первая половина мая 1828 года принимал участие в захвате двух турецких транспортов с десантом. Пленённые войска были сопровождены в Сизополь. В этом же году бриг принимал участие в конвоировании русских транспортов.
  • 26 мая 1829 года бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта Александра Ивановича Казарского принял неравный бой с двумя турецкими линейными кораблями, из которого вышел победителем — бригу удалось нанести турецким кораблям повреждения, вынудившие их выйти из боя и прекратить преследование.
  • По причине полученных сильных повреждений в мае 1829 года, участие в походах 1830-1831 годов «Меркурий» не принимал.
  • 1832 — 1836 гг. «Меркурий» находится на капитальном ремонте в Севастопольском адмиралтействе.
  • 1837 — 1839 гг. участие в высадках десанта на побережье Кавказа.
  • 1840 — 1843 гг. боевое дежурство у побережья Кавказа.
  • 1851 — 1852 гг. практическое плавание в составе первой эскадры 4-ой флотской дивизии.
  • 1853 г. патрулирование у восточных берегов Чёрного моря в составе отряда контр-адмирала Фёдора Михайловича Новосильского
  • 1855 г. корпус «Меркурия», во время обороны Севастополя, использовался в качестве понтона при наведении моста через Южную бухту
  • 1856 г. бриг был отбуксирован в г. Николаев и использовался в качестве склада.
  • 21 ноября 1857 г. «Меркурий» исключён из списков флота, списан и разобран по причине ветхости.

Подвиг брига «Меркурий»

Экипаж брига в мае 1829 года
Звание Количество
Офицеры 5
Квартирмейстеры 5
Матросы 1 статьи 24
Матросы 2 статьи 12
Старшие юнги 43
Барабанщики 2
Флейтщик 1
Бомбардиры и канониры 9
Остальные 14
Офицерский состав
Имя Звание
Александр Иванович Казарский капитан-лейтенант
Фёдор Михайлович Новосильский флота лейтенант
Сергей Иосифович Скарятин флота лейтенант
Дмитрий Петрович Притупов мичман
Иван Петрович Прокофьев поручик корпуса штурманов

Хронология боя

Иван Айвазовский. Бриг «Меркурий» , атакованный двумя турецкими кораблями. 1892 год.

В мае 1829 года бриги «Меркурий» и «Орфей» совместно с фрегатом «Штандарт» курсировали в у выхода из пролива Босфор. Командовал отрядом командир фрегата — капитан-лейтенант П.Я. Сахновский. 26 мая 1829 года корабли патрулирование и взяли к курс к Босфорскому проливу. В ходе манёвра, отрядом была замечена турецкая эскадра. Капитан-лейтенант П.Я. Сахновский приказал бригу «Меркурий», как самому тихоходному из отряда, лечь в дрейф , а «Штандарт» вместе с «Орфеем» направился в сторону турецкой эскадры, чтобы определить силы противника, после чего чего русские корабли повернули назад.Так как принимать бой с превосходящими силами противника смысла не было, Сахновским было принято решение направить отряд в сторону Севастополя. Ещё до получения приказа о выдвижении с выбором курса, при которому корабль будет иметь максимальную скорость, Казарский А.И. отдал приказ о снятии с дрейфа и поднятии парусов. Турецкая эскадра, в свою очередь, взяла курс к русскому отряду. Несмотря на то, что «Меркурий» поднял все паруса и были пущены в ход вёсла, вскоре его стали настигать два турецких корабля 74-пушечный «Реал-бей»(тур. Real-bei) и 110-ти пушечный «Селимие»(тур. Selimie) под флагами контр-адмирала и капудан-паши соответственно. Оставшаяся часть турецкой эскадры легла в дрейф, рассчитывая на то, что двум линейным корабля не составит труда справиться с одним бригом.

Иван Айвазовский. Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими судами встречается с русской эскадрой. 1848 год.

После трёх часов погони, турецкие корабли приблизились к русскому бригу на расстояние пушечного залпа и открыли огонь из погонных орудий, турецкие ядра стали попадать в такелаж и паруса «Меркурия» . После первых же залпов турецких орудий на «Меркурии» состоялся военный совет. По традиции сначала высказался самый младший по званию поручик Корпуса флотских штурманов Прокофьев И.П., высказав мнение,что: «боя не избежать и бриг не должен достаться врагу не при каких обстоятельствах». Было принято решение, что последний из оставшихся в живых взорвёт бриг, для этого положили заряженный пистолет на шпиль перед входом в пороховой склад .

Позже Казарский А.И. в своём донесении адмиралу Грейгу С.Г. писал :

…Мы единодушно решили драться до последней крайности, и если будет сбит рангоут или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, свалившись с каким нибудь кораблем, тот, кто ещё в живых из офицеров, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйт-камеру.

Роберт Барри. Бой брига «Меркурий» с двумя турецкими кораблями.

После военного совета командир обратился к команде с речью, призывая не посрамить свою честь и честь Андреевского флага. Команда единогласно предпочла смерть капитуляции и плену.

На бриге началась подготовка к бою: канониры заняли свои места у своих орудий,моряки заняли свои посты, чтобы пресечь любое проявление трусости и паники у флаг-фала был выставлен часовой с приказом открыть огонь по любому, кто попробует спустить флаг, ял был сброшен в воду, из 3-х фунтовых пушек был открыт ответный огонь по неприятелю, причём, чтобы не отвлекать матросов от работы и продолжать работу вёслами огонь вели сам Казарский А.И. и его офицеры. Казарский А.И. прекрасно знал все сильные и слабые стороны «Меркурия»: бриг прекрасно держал волну, но во время штиля был очень неповоротлив. Казарскому А.И. приходилось полагаться лишь на мастерство канониров и искусство маневрирования.

Основная часть боя началась, когда «Селимие» сделал попытку обойти «Меркурий» с правого борта и дал залп орудиями левого порта, благодаря умелому маневрированию, «Меркурий» смог увернуться и дал залп в ответ орудиями правого борта. В течение получаса «Меркурию» удавалось успешно маневрирую уходить от неприятельских залпов и давать противнику пользоваться только погонными орудиями. Но, не смотря на все манёвры бриг оказался между двумя турецкими кораблями «Селимие» и «Реал-бей» . На бриг обрушился град ядер, книппелей и брандскугелей с обеих сторон. Михаил Ткаченко. Бой брига «Меркурий» с турецкими кораблями. 1907 год. Из за вражеского обстрела на «Меркурии» трижды занимались пожары, которые были быстро потушены командой. На призывы с «Селимие» сдаваться моряки брига отвечали дружным «Ура», оружейными и орудийными залпами.

Канониры брига старались повредить такелаж и мачты кораблей противника, чтобы лишить противника возможности преследования и маневрирования и в тоже время атакуя абордажные команды, которые уже ждали своего часа на марсах и реях «Селимие». Позже, метко пущенными 24-х фунтовыми ядрами брига «Меркурий» удалось перебить ватер-штаг и повредить грот-брам-стеньгу турецкого «Селимие», что привело к поломке гротового рангоута корабля и заставило его лечь в дрейф, таким образом «Селимие» был выведен из боя, успев, однако напоследок дать ещё один залп по бригу. «Реал-бей» продолжал погоню за «Меркурием» ,меняя галсы он атаковал бриг продольными залпами. В результате ответного огня «Меркурию» удалось перебить левый нок фюр-марса-рея Реал-бея, который при падении утянул за собой лисели. Из-за полученных повреждений полшестого утра «Реал-бей» лишился возможности преследования «Меркурия» и лёг в дрейф. После окончания канонады , корабли «Орфей» и «Штандарт», приспустили флаги, думая, что «Меркурий» был потоплен либо захвачен в плен. В это время «Меркурий» направлялся в сторону Сизополя , где располагались основные силы Черноморского флота.

Повреждения корпуса брига брига «Меркурий», полученные в результате боя.

В результате боя на «Меркурии» было убито четыре человека, ранено шестеро, бриг получил 22 пробоины в корпусе, 133 в парусах, 16 повреждений в рангоуте, 148 в такелаже, все гребные суда на рострах разбиты, повреждена одна карронада . Потери с турецкой стороны точно неизвестны. Во время боя, на борту Реал-бея находился пленённый капитан 2 ранга Стройников, который без боя несколькими днями ранее сдал свой корабль — фрегат Рафаил.

После боя

Каждому, кто узнавал о этой победе, верилось с трудом, мало кто мог представить, что небольшой бриг способен одержать победу в боя с двумя линейными кораблями противника. Противник также оценил храбрость моряков брига, как отметил один из штурманов Реал-бея после боя

Если в великих деяниях древних и наших времен находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все прочие затмить, и имя героя достойно быть начертано золотыми буквами в храме славы: капитан был сей Казарский, а имя брига «Меркурий». Газета «Одесский вестник»

Мужайся! — Казарский, живой Леонид, Ждёт друга на новый пир славы… О, будьте вы оба отечества щит, Перун вековечной державы! И гимны победы с ладей окрыленных Пусть искрами брызнут от струн вдохновенных!.

Поэт-партизан Денис Давыдов

Награды

Памятник героизму и доблести моряков-черноморцев брига «Меркурий» в Москве

Казарский А.И. и Прокофьев И.П. получили по ордену Святого Георгия IV степени, Казарский А.И. также был произведён в капитаны 2 ранга и назначен флигель-адъютантом остальные офицеры по ордену Святого Владимира IV степени с бантом, с повышением до следующего звания и правом нанесения на фамильный герб изображение тульского пистолета, выстрелом которого предполагалось взорвать порох в крюйт-камере в том случае, если бриг потеряет возможность сопротивляться нижние чины получили знаки отличия военного ордена. Всем офицерам и матросам была назначена пожизненная пенсия в размере двойного жалования. Бриг «Меркурий» стал вторымиз русских кораблей, который получил памятный Кормовой Георгиевский флаг и вымпел.

Памятник Казарскому А.И. и подвигу брига «Меркурий» в Севастополе.

Указом Николая I предписывалось всегда иметь в составе Черноморского флота бриг, аналогичный «Меркурию» с передачей ему Кормового Георгиевского флага:

Мы желаем, дабы память безпримернаго дела сего сохранилась до позднейших времен, вследствие сего повелеваем вам распорядиться: когда бриг сей приходит в неспособность продолжать более служение на море, построить по одному с ним чертежу и совершенным с ним сходством во всем другое такое же судно, наименовав его «Меркурий» приписав к тому же экипажу, на который перенести и пожалованный флаг с вымпелом; когда же и сие судно станет приходить в ветхость, заменить его другим новым, по тому же чертежу построенным, продолжая сие таким образом до времен позднейших. Мы желаем, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» и его никогда во флоте не исчезала а, переходя из рода в род на вечныя времена, служила примером потомству.

В дальнейшем имя «Меркурий» носили три корабля:

  • Корвет «Память Меркурия», 1865 г.
  • Крейсер ‘»Память Меркурия», 1883 г.
  • Крейсер «Кагул», спущенный на воду в 1902 году, в 1907 году переименованный в «Память Меркурия».

Искусство и память

Бронзовая медаль, изготовленная в честь подвига «Меркурия» мастером Толстым Ф.П. В Севастополе на Матросском бульваре в 1834 году на средства собранные моряками по инициативе Командующего Черноморской эскадрой Лазарева М.П. был заложен памятник, спроектированный архитектором Брюлловым А.П. Открыт памятник был в 1939 году. На постаменте с бронзовой триремой наверху, выбита надпись : «Казарскому. Потомству в пример». Картина Николая Красовского Верхнюю часть пьедестала украшают бронзовые жезлы бога Меркурия, именем которого назван бриг. Чугунный плинт украшен рельефами, в аллегорической форме отображающими событие, которому посвящен памятник. На трёх сторонах плинта изображены бог морей Нептун, покровитель мореплавания и торговли Меркурий, крылатая богиня победы Ника; на западной стороне выполнен барельефный портрет капитана «Меркурия» — Казарского. Общая высота памятника — 5,5 м. Материал памятника — крымбальский камень. Второй памятник посвящённый подвигу «Меркурия» установлен в Москве на пересечении двух проспектов — Севастопольского и Нахимовского. Московский памятник представляет собой золотой корабль на высоком пьедестале.Установлен он был в 2003 году.

Тема подвига моряков брига «Меркурий» широко используется на картинах русских художников, таких как : Айвазовский, Роберт Барри, Шифлар, Иванов, Лубянов, Красовский, Чернецов, Печатин. Примечательно, что рама для картины Красовского выполнена из дерева корпуса «Меркурия».

Примечания

  1. Иван Яковлевич Осминин — русский кораблестроитель. Наиболее известный его корабль — 20-пушечный бриг «Меркурий».
  2. Гафельный парус — косой парус, формы неправильной трапеции. Крепится к гафелю, откуда и получил свое название. Позволял судну плыть при поперечном и даже встречном ветре.
  3. Стаксель — треугольный парус. Ставится передней шкаториной на штаг — снасти стоячего такелажа судна, поддерживающего мачту спереди. В общем случае — треугольный косой парус, поднимаемый по штагу между мачтами или впереди фок-мачты.
  4. Мидель-шпангоут — сечение корпуса корабля или иного плавсредства вертикальной поперечной плоскостью, расположенное на половине длины между перпендикулярами теоретического чертежа судна. Входит в число основных точек, линий и плоскостей теоретического чертежа. Может не совпадать с самым широким сечением корпуса. В этой плоскости обычно установлен реальный шпангоут.
  5. Движитель — устройство, преобразующее энергию двигателя, либо внешнего источника, через взаимодействие со средой, в полезную работу по перемещению транспортного средства. Является частью машин.
  6. Парусность — общая площадь всех парусов, входящих в состав парусного вооружения корабля (судна)
  7. Младший брат А. И. Казарского
  8. Новосильский Ф.М. в чине лейтенанта принимал участие в бою брига с турецкими кораблями, с 1835 по 1838 командовал бригом «Меркурием»
  9. Капудан-паша — титул командующего флотом Османской империи
  10. Крюйт-камера — во времена парусного флота — помещение на военном корабле, предназначенное для хранения пороха (как бочек с порохом, так и готовых к стрельбе пороховых зарядов) и сигнальных ракет. Располагался, как правило, в носу или корме корабля ниже ватерлинии.
  11. Продольный залп — это когда один из кораблей повёрнут к противнику носом или кормой, а противник бортом бортом. Один из самых неудачных раскладов, что может возникнуть. Противник может действовать орудиями всего борта, а первый корабль — только носовыми или кормовыми.
  12. Канонада — звуки выстрелов из артиллерийских орудий
  13. Сизополь — город в юго-восточной Болгарии
  14. Флигель-адъютант с России с конца XVIII века до 1917 — младшее свитское звание, которое присваивалось штаб- и обер-офицерам армии и флота, состоявшим в Свите императора.
  15. Первым кораблём получившим памятный Кормовой Георгиевский флаг и вымпел был линейный корабль «Азов» 29 декабря 1827 года за проявленные мужество и отвагу в достижении победы в Наваринском сражении.
  16. Плинт — нижняя часть пьедестала или базы колонны в форме архитектурного облома типа «полочка».

Ссылки и литература

  • www.liveinternet.ru
  • www.serikoffshipmodels.com
  • www.flot.com
  • Меркурий (бриг, 1820)
  • Георгиевский флаг
  • Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями
  • www.coollib.com
  • www.sails.h1.ru

Самое интересное в истории Российского флота

А.И. Казарский

14 (26) мая 1829 года — героический бой брига «Меркурий», экипаж которого во главе с капитан-лейтенантом А.И. Казарским совершил поистине уникальный в истории отечественного флота подвиг. Уникальный по героизму, воинскому мастерству, самоотверженности и силе духа экипажа. Уникальный еще и потому, что прошло уже почти два века, а слава брига «Меркурий» и его экипажа не меркнет и неизменно служит примером воинской доблести.

Победа маленького брига в бою с двумя большими кораблями казалась настолько фантастической, что некоторые специалисты военно-морского дела отказывались в неё верить. Английский историк военного флота Ф. Джейн, например, говорил: «Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как «Меркурий», вывело из строя два линейных корабля».

Блокада Босфора

В конце русско-турецкой войны 1828-1829 годов Черноморский флот установил плотную блокаду Босфора. Базируясь на Сизополь (подробности о штурме этой крепости читайте в статье «Взятие крепости Сизополь обеспечило нам господство на Черном море»), отряды русских судов постоянно дежурили у входа в этот пролив, чтобы своевременно обнаружить любую попытку турецкого флота выйти в море. В мае 1829 года в крейсерство у входа в Босфор был назначен отряд судов под командой капитан-лейтенанта П.Я. Сахновского. В отряд входили 44-пушечный фрегат «Штандарт», 20-пушечный бриг «Орфей» и 18-пушечный бриг «Меркурий» под командой капитан-лейтенанта А.И. Казарского. Корабли вышли из Сизополя 12 мая и взяли курс на Босфор.

Казарский был уже опытным морским офицером. За отличие при взятии Анапы он был досрочно произведен в капитан-лейтенанты, а затем вновь совершил геройский поступок при осаде Варны, за что был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость!». После этого он был назначен командиром брига «Меркурий».

Погоня

Рано утром 14 мая на горизонте показалась турецкая эскадра, шедшая от берегов Анатолии (южное побережье Черного моря) к Босфору. «Меркурий» лег в дрейф, а фрегат «Штандарт» и бриг «Орфей» пошли на сближение с противником для определения состава турецкой эскадры. Они насчитали 18 судов, среди которых были 6 линейных кораблей и 2 фрегата. Вскоре турки обнаружили русские суда и бросились в погоню. Сахновский приказал каждому нашему судну уходить от погони самостоятельно. «Штандарт» и «Орфей» поставили все паруса и быстро скрылись за горизонтом. «Меркурий» тоже уходил на всех парусах, однако два турецких корабля стали нагонять его. Это были 110-пушечный «Селимие» под флагом капудан-паши и 74-пушечный «Реал-бей» под флагом младшего флагмана. Остальные турецкие корабли легли в дрейф, наблюдая, как адмиралы тешатся охотой на маленький русский бриг.

Около двух часов дня ветер стих. Казарский приказал идти на веслах, судно небольшое, и весла были его штатным средством передвижения. Но не прошло и получаса, как ветер вновь засвежел, и погоня возобновилась. Вскоре турки открыли огонь из погонных орудий (орудия, предназначенные для стрельбы прямо по курсу). Казарский пригласил офицеров на военный совет. Положение было исключительно трудным. По количеству пушек два турецких корабля превосходили «Меркурий» в 10 раз, а по весу бортового залпа — в 30 раз.

Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями
С картины И.К. Айвазовского.

По давней флотской традиции первым высказался самый младший по чину. На «Меркурии» им был поручик Корпуса флотских штурманов И.П. Прокофьев. Он предложил драться. Совет единодушно решил сражаться до последней крайности, а затем свалиться с каким-либо из турецких кораблей и взорвать оба судна. Ободренный этим решением офицеров, Казарский обратился к матросам с призывом не посрамить чести Андреевского флага. Все как один заявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге.

Команда быстро изготовила бриг к бою. Заняли свои места у орудий канониры, висевший за кормой ял сбросили в море, в кормовые порты поставили две 3-фунтовые пушки, которые сразу же открыли ответный огонь по противнику. На шпиль у крюйт-камеры положили заряженный пистолет, чтобы в нужный момент взорвать бриг. «Меркурий» строили по самой современной для того времени технологии, поэтому он был крепким и обладал неплохой мореходностью, но малая осадка делала его тихоходным. В сложившейся ситуации спасти его могли только маневр и меткость канониров.

Бриг «Меркурий» вступает в бой

Настоящий бой начался, когда «Селимие» попытался обойти бриг справа и дал залп всем бортом. Однако Казарскому удалось уклониться. Далее в течение получаса, используя весла и паруса, «Меркурий» избегал бортовых залпов противника. Но затем туркам удалось все-таки обойти его с двух сторон, и каждый из турецких кораблей дал по бригу по два бортовых залпа. На него посыпался град ядер, книпелей (два ядра, соединенных цепью или стержнем, применяются для вывода из строя такелажа судна) и брандскугелей (зажигательный снаряд). После этого турки предложили сдаться и лечь в дрейф. Бриг ответил залпом каронад и дружным огнем из ружей. (Об эффективности этих орудий в ближнем бою читайте статью о каронадах). Казарский был ранен в голову, но продолжал руководить боем. Он прекрасно понимал, что его главная задача лишить турецкие корабли хода, и приказал канонирам целить в такелаж и рангоут турецких кораблей.

Бриг «Меркурий»
С картины В.М. Иванова

Эта тактика русского брига полностью оправдалась, когда несколько ядер с «Меркурия» повредили такелаж и грот-мачту «Селимие», и тот был вынужден выйти из боя. Зато «Реал-бей» продолжал атаки с еще большей настойчивостью. В течение часа, меняя галсы, он бил бриг жесткими продольными залпами. Тогда Казарский решился на отчаянный маневр. Бриг резко изменил курс и пошел на сближение с турецким кораблем. На «Реал-бей» началась паника, поскольку турки решили, что русские взорвут оба корабля. Сблизившись на кратчайшую дистанцию, Казарский позволил своим канонирам с максимальной эффективностью бить по снастям турецкого корабля.

Риск был очень большой, ведь и турки могли теперь в упор стрелять по «Меркурию» из своих огромных орудий. Но наши артиллеристы не подвели. На «Реал-бее» сразу были перебиты несколько рей, паруса стали падать на палубу, турецкий корабль не мог маневрировать. «Меркурий» дал по нему еще один залп и стал уходить. Так бесславно для турок окончился этот неравный бой, длившийся более трех часов. Настало время подсчитать потери: на «Меркурии» было четверо убитых, шесть раненых, 22 пробоины в корпусе, 16 повреждений в рангоуте, 148 в такелаже и 133 в парусах.

Бриг «Меркурий». Схема повреждений.

Слава

Между тем, «Штандарт» и «Орфей» в тот же день с приспущенными флагами прибыли в Сизополь. Они доложили о появлении турецкого флота и о гибели «Меркурия». Командующий флотом вице-адмирал А.С. Грейг приказал немедленно выходить в море, чтобы отрезать турецкому флоту путь в Босфор. На следующий день русская эскадра на пути к Босфору встретила бриг «Меркурий». Вид судна лучше всяких слов говорил о том, какое сражение ему пришлось выдержать. Весь израненный бриг гордо шел на соединение со своей эскадрой. Казарский поднялся на борт флагманского корабля и доложил о геройских действиях офицеров и команды. Вице-адмирал А.С. Грейг в подробном донесении Императору Николаю I подчеркнул, что экипаж брига совершил «подвиг, которому в летописях морских держав нет подобного». После этого «Меркурий» продолжил путь в Севастополь, где его ждала торжественная встреча.

Георгиевский флаг

За этот бой Казарский был произведен в капитаны 2 ранга, награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и получил звание флигель-адъютанта. Все офицеры брига были повышены в званиях и награждены орденами, а матросы знаками отличия военного ордена. Всем офицерам и матросам была назначена пожизненная пенсия в размере двойного жалования. Бриг «Меркурий» стал гвардейским (об истории морской гвардии читайте ) и был удостоен Георгиевского флага и вымпела. Кормовой Георгиевский флаг — высшая воинская награда на флоте. За 98 лет существование флага им было награждено только два корабля. Их заслуги были столь высоки, что более ни один император не произвёл подобного награждения. Однако эти флаги переходили по наследству к кораблям-преемникам, названным в честь этих кораблей.

«Мы желаем, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» никогда во флоте не исчезала а, переходя из рода в род на вечныя времена, служила примером потомству» — повелел император Николай I. «Подвиг сей таков, что не находится другого ему подобного в истории мореплавания; он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Мужество, неустрашимость и самоотвержение, оказанные при сём командиром и экипажем «Меркурия», славнее тысячи побед обыкновенных» — писала газета «Одесский вестник».

«Меркурий» прослужил в составе Черноморского флота до 9 ноября 1857 года. После этого три корабля поочередно носили название «Память Меркурия», принимая и передавая его Георгиевский флаг. Казарский скоропостижно скончался в 1833 году в Николаеве, когда ему было неполных 36 лет. Есть основания предполагать, что он был отравлен чиновниками порта, чтобы скрыть следы своих преступлений. На следующий год по инициативе командующего Черноморской эскадрой М.П. Лазарева на Мичманском бульваре Севастополя был поставлен памятник. Автором проекта стал известный архитектор А.П. Брюллов. На гранитном постаменте памятника высечена очень краткая, но такая многозначительная надпись: «Казарскому. Потомству в пример».

При написании статьи были использованы следующие материалы:

  • Некрасов О.И. Бриг «Меркурий». Москва. 1992 год.
  • Шигин В.В. Потомству в пример. «Морской сборник» № 7 и 8 за 2005 год.
  • Мамышев В. Флигель-адъютант его Императорского величества, капитан 1 ранга Александр Иванович Казарский. СПб. 1904 г.
  • Мелихов В.И. Описание действий Черноморского флота в продолжении войны с Турцией 1828-1829 годов. СПб. 1850 год.
  • Русский биографический словарь. СПб. 1897 год.