Кто такой вильгельм 2

Содержание

Война трех братьев: Почему дружба и родственные связи не удержали монархов трех империй от мировой войны



Разрушительные последствия Первой мировой войны навсегда перекроили политическую карту мира. В результате произошли 2 революции, исчезли 4 империи, погибли более 20 миллионов человек. Поразительно, что у истоков этого конфликта оказались люди, которые по своему происхождению, воспитанию и опыту детства должны были, казалось, служить прочным оплотом мира. Три императора, государи трех могущественных держав, приходились друг другу родственниками и дружили на протяжении многих лет.

Вопросы крови

Первую мировую войну называют войной трех кузенов: английский король Георг V приходился двоюродным братом русскому императору Николаю II – их матери были родными сестрами, а германский император Вильгельм II с Георгом V были прямыми внуками Королевы Виктории. Эта правительница, имевшая 9 детей и 42 внука, заслуженно получила негласный титул «бабушки всей Европы». Ее многочисленные царственные отпрыски действительно в дальнейшем связали сетью родства практически все правящие дома. Последняя русская императрица также приходилась ей внучкой. Причем считалась любимицей, бабушка ласково называла ее Sunny («Солнышко»).


Королева Виктория и её родня. Кобург, апрель 1894 г. Слева от королевы Виктории сидит её внук кайзер Вильгельм II, непосредственно за ними — цесаревич Николай Александрович и его невеста, урождённая Алиса Гессен-Дармштадтская (полгода спустя они станут российскими императором и императрицей)

Детская дружба

В юности будущие правители государств часто встречались и были очень дружны. Даже став взрослыми, незадолго перед войной, которая разделила их на два лагеря, они в личной переписке и телеграммах обращаются друг к другу «Ники», «Вилли» и «Джорджи». Причем Вильгельм и Николай будут также называть друг друга кузенами, хотя фактически они были троюродным дядей и племянником (двоюродными братьями они стали формально после женитьбы Николая). Однако особенно теплые отношения связывали Николая и Георга. Их письма всегда отличались душевностью:
«Да, мой самый дорогой Ники, я надеюсь, что мы всегда будем продолжать нашу с тобой дружбу; ты знаешь, я неизменен, и я всегда тебя так любил… В мыслях я постоянно с тобой. Благослови тебя Бог, мой дорогой старина Ники, и помни, что ты всегда можешь рассчитывать на меня как на своего друга. Навеки твой преданный друг Джорджи».


Юные Николай II и Георг V

Кузены-монархи были настолько похожи, что во время свадебной церемонии Георга V ликующая толпа приняла российского царя за своего правителя – об этом курьезе «Таймс» писала в 1893 году.

Царственные братья часто с удовольствием подчеркивали свое сходство

Перед войной

Три августейших правителя великих держав, связанные родственными узами и крепкой дружбой, казались всему миру оплотом стабильности. Журналисты прозвали их «тред-юнионом монархов». Кузены непосредственно перед войной всячески укрепляли это мнение – общались семьями, охотно позировали для журналов и газет, подчеркивая свои дружеские намерения. Все трое имели чины в «братских» армиях. Вильгельм, например, числился одновременно английским и русским адмиралом, а также был шефом российского 13-го гусарского Нарвского полка.


Вильгельм II и Николай II в 1905 году. Императоры на этом фото поменялись военными мундирами.

Однако очень скоро Джоржи и Ники окажутся по одну сторону баррикад, а Вилли – по другую. Георг, единственный из троих, сохранит свой трон в результате кровопролитной бойни. Для Николая последующая в стране нестабильность будет стоить жизни. Причем недавний друг Георг не захочет принять его с семьей в Англии, что могло бы спасти Романовых от казни. Вильгельм, отрекшийся от трона и обвиненный во всех ужасах первой мировой войны, проведет остаток жизни в Нидерландах.

Августейшие братья по оружию: император Всероссийский Николай II, английский король Георг V и король Бельгии Альберт I

У историков Первой мировой существует мнение, объясняющее, почему дружественный союз трех самодержцев не уберег мир от катастрофы. Возможно, что на тот момент императоры на самом деле не обладали всей полнотой политической власти, которую подразумевает абсолютная монархия. Внешнюю политику во многом делали министры, которые и развернули сани мировой дипломатии по направлению к войне. Как пример приводится секретный русско-германский Бъёркский договор, направленный в основном против Англии. Он был полностью подготовлен Николаем II в тайне от своих советников и стал неприятной неожиданностью для министров Витте и Ламсдорфа. В результате фактически он так и не вступил в силу.

Бъёркский договор подписывался лично императорами Николаем II и Вильгельмом II недалеко от балтийского острова Бьёркё на борту королевской яхты «Полярная звезда»

Читая телеграммы, которыми обменивались августейшие правители великих держав непосредственно перед началом четырехлетней бойни, поражаешься их позитивному настрою. Действительно начинает казаться, что если бы все зависело только от их воли, то кровопролитный конфликт, в который оказались вовлечены 38 из 59 существующих на тот момент государств, никогда бы не начался.
Петергоф, 29 июля 1914
Николай — Вильгельму
Рад, что ты вернулся. Призываю тебя помочь мне в столь серьёзное время. Бесчестная война была объявлена слабой стране. Возмущение в России, полностью разделяемое мною, огромно. Предвижу, что очень скоро давление сломит меня и я буду вынужден принять чрезвычайные меры, которые могут привести к войне. Чтобы избежать такого бедствия, как общеевропейская война, я прошу тебя во имя нашей старой дружбы сделать всё, что в твоих силах, чтобы остановить твоих союзников, прежде чем они зайдут слишком далеко.
Ники
29 июля 1914
Вильгельм – Николаю (Эти две телеграммы пересеклись)
С глубочайшей озабоченностью слышу я о том впечатлении, что производят действия Австрии против Сербии в твоей стране. (…) я вполне понимаю, как трудно тебе и твоему Правительству сдерживать напор вашего общественного мнения. Посему ввиду нашей сердечной и нежной дружбы, которая связывает нас обоих с давних пор крепкими узами, я использую всё своё влияние, чтобы убедить австрийцев сделать всё, чтобы прийти к соглашению, которое бы тебя удовлетворило. Искренне надеюсь, что ты поможешь мне в деле сглаживания тех противоречий, что всё ещё могут возникнуть.
Твой крайне искренний и преданный друг и кузен,
Вилли
Английский историк Кристофер Кларк, в своем бестселлере о Первой мировой «Лунатики» (The sleepwalkers) выразил свое мнение о недальновидности монархов:
«Начало войны, было трагедией, а вовсе не преступлением, а ее инициаторы не смогли разглядеть реальность того ужаса, который они привнесли в этот мир».
Болезненным для двух великих держав и не имеющим однозначного ответа остается вопрос,
почему британский Король Георг V не спас от гибели своего брата и близкого друга Императора Николая II.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

ДВА МИРА — ДВА КУЗЕНА

Несмотря на кажущиеся параллели, трудно найти двух столь непохожих людей, чем Николай II и Вильгельм II. Причём эти различия имеют не только личностный, но и другой, глубинный, характер.

Кайзер Вильгельм являлся человеком позы, для него главным было не быть, а казаться. Прекрасно знавший его с самого детства Отто фон Бисмарк крайне аккуратно писал о нём: «Император унаследовал от своих предков некоторое разнообразие в чертах характера. От нашего первого короля он перенял любовь к пышности, пристрастие к великолепию придворного церемониала и к торжественному облачению в праздничные дни и особую чувствительность к тонкой лести». И если старый царедворец всегда чурался резких слов, то другой рейхсканцлер Вильгельма — Бернгард фон Бюлов — оказался более откровенным: «Вильгельм II был тщеславен, он любил дешевую славу. Он всегда хотел стоять на авансцене». И всё это накладывалось и на весьма посредственное воспитание: Вильгельм в ряде случаев высказывался довольно грубо, не брезгуя откровенно площадными выражениями. Его плохие манеры отмечали многие. Например, тот же Николай II после одной из встреч с Вильгельмом в Германии записал в своём дневнике (26 августа 1896 года) с явным осуждением: «Ели, пили кофе, курили и болтали в столовой поезда Вильгельма; как всегда, когда дамы уходят, все начали рассказывать неприличные анекдоты — больше всего он сам…». Неприязнь Николая вполне понятна — даже его явный недоброжелатель граф Сергей Витте был вынужден отметить: «Я редко встречал так хорошо воспитанного молодого человека, как Николай II».

Поведение Николая II было диаметрально противоположным. Он сторонился пышности и публичности, вёл себя предельно корректно. Его воспитатель Пьер Жильяр отмечал: «Наследник Престола обладал сдержанностью и самообладанием и умел управлять своими чувствами». Подобная черта характера сыграла с ним злую шутку. Многие, не встречая с его стороны публичных возражений и считая, что убедили государя в своей точке зрения, позже неожиданно узнавали о принципиально другом решении. Вывод делался однозначный: кто-то другой переубедил монарха, следовательно, у него слабая воля, и он готов подчиниться кому угодно. Именно так оценивал его сам Вильгельм. Кайзер на встречах и в многочисленных пространных письмах постоянно стремился выступать ментором по отношению к более молодому императору, не стеснялся давать советы по любому поводу: как вести войну, какую проводить внешнюю и внутреннюю политику, как править страной и т.д. и т.п. Поскольку со стороны Николая он не встречал открытых возражений — царь предпочитал не ввязываться в дискуссии, тем более что ему не было необходимости в чём-либо убеждать кайзера, — то считал, что сумел его убедить в своей позиции. Когда же оказывалось, что «мудрые советы» кайзера оказались невостребованными, ему не оставалось ничего другого, как записать с раздражением: «Прямой характер Александра III был тому порукой. При его слабовольном сыне (schwachen Sohne) положение изменилось», и далее: «Император Николай был человеком слабовольным и нерешительным».

Ту же ошибку, что совершил Вильгельм, делали многие, для которых главной являлась именно внешняя, показная сторона. Особенно ярко это выглядело в сравнении с самим кайзером, книгу о котором вполне ему симпатизирующий британский историк Джайлз Макдоно назвал «Вильгельм неистовый», пояснив: «Вильгельм считал себя великим актером на сцене мировой политики, но беда была в том, что никто не захотел ему подыгрывать».

На самом деле Николай II был просто другим. «Что бы ни происходило в душе Государя, — вспоминал министр иностранных дел Российской империи Сергей Сазонов, — он никогда не менялся в своих отношениях к окружающим его лицам». Возможно, манеры Вильгельма более соответствовали желаниям подданных нач. ХХ века, которые хотели видеть именно такого монарха: блестящего, пышного, шумного. Хорошее воспитание и тактичность не слишком образованное общество принимало за слабость, перенося на монарха своё собственное отношение к окружающим. Более проницательные политики, лично общавшиеся с Николаем II, высказывали совершенно другое мнение. Вот, например, что писали о нём два совершенно разных человека, которых трудно отнести к почитателям русского царя. Президент Франции Эмиль Лубе считал, что Николай «человек умный и проницательный, он предан своим идеям, он защищает их с терпением и упорством; у него имеются задолго продуманные планы, которые Николай постепенно осуществляет… Под видимостью робости и некоторой женственностью царь обладает сильной душой и мужественным и непоколебимо верным сердцем. Он знает куда идет и чего хочет». Примерно то же писал немецкий дипломат граф Александр фон Рекс: «По личному впечатлению… я считаю императора Николая человеком духовно одаренным, благородного образа мыслей, осмотрительным и тактичным; его манеры настолько скромны, и так мало проявляет он внешней решимости, что легко прийти к выводу об отсутствии у него сильной воли; но люди, его окружающие, заверяют, что у него весьма определенная воля, которую он умеет твердо проводить в жизнь самым спокойным образом».

Вильгельм II увлечённо коллекционировал всевозможные звания и бесконечные мундиры. Тот же Бернгард фон Бюлов отмечал: «Вильгельм II любил пышность, он, как я уже говорил, носил столько орденов, сколько их можно было навесить. Его самочувствие улучшалось, если он мог взять в руку фельдмаршальский жезл или адмиральскую подзорную трубу на борту корабля, которая на воде заменяла фельдмаршальский жезл». Сам себе он присвоил звания генерал-фельдмаршала и гросс-адмирала, а кроме того, он был фельдмаршалом Австрии и Англии, турецким муширом, болгарским маршалом, адмиралом Англии, Австрии, России, Греции, Дании, Швеции, генерал-капитаном Испании… Как тут не вспомнить, что Николай II, даже будучи Верховным главнокомандующим, носил флигель-адъютантские погоны полковника, которые соответствовали званию, полученному им до восшествия на престол.

Несхожесть характеров монархов наложила отпечаток и на их контакты. Кайзер, верный принципу «монархической солидарности», в общении как с Николаем, так и с его отцом — императором Александром III — постоянно пытался вести «семейную» политику. Он старался продвинуть мысль, что в конце XIX века монархи могут вести собственную политику, самостоятельно, без консультаций с дипломатами, определяя, что хорошо, а что плохо. То есть достаточно в ходе эмоциональной беседы убедить своего собеседника в чём-нибудь — и даже наиболее серьёзные международные проблемы будут решены. Самое плохое оказалось в том, что Вильгельм был полностью уверен в этом и всегда принимал кажущееся за действительное. В самом начале своего царствования, после встречи с Александром III, он находился в уверенности, что установил с российским императором тесные, долговременные и благожелательные отношения. Так продолжалось до тех пор, пока Отто фон Бисмарк, видимо, с большой долей язвительности не представил Вильгельму записку, в которой приводились слова, сказанные Александром III о нём в Англии: «Он безумец! Это дурно воспитанный человек, способный на вероломство».

Николай был значительно тактичнее своего отца и считал хорошим тоном не выказывать свои чувства и поддерживать живой разговор. Кайзер же отнёс это на счёт своих выдающегося дипломатического таланта и огромного обаяния. В одном из писем (4 января 1898 года) он с пафосом напоминал царю о прошлой встрече: «С глубоким чувством благодарности я вспоминаю о приятных часах, которые я мог провести с тобой в беседах, выяснивших, что у нас обоих одни и те же основные взгляды на то, как следует выполнять задачу, возложенную на нас царем всех царей». Если Николай и страдал от общения с Вильгельмом, то никогда не показывал этого. Лишь иногда его чувства прорывались в коротких дневниковых записях, да и то исключительно в молодости. Поскольку дневник царя — это просто фиксация событий с минимумом эмоций, можно представить, насколько Вильгельм выводил из себя Николая.

Запись от 18 сентября 1895 года: «Вернувшись домой, принял флиг адъютанта Императ — Мольтке с письмом и гравюрой от «нудного господина» Вильгельма».

Запись от 15 октября 1895 года: «Дядя Миша вернулся из-за границы и привез мне опять письмо от Вильгельма!» (огромное письмо с поучениями кайзера о международной политике), через девять дней (24 октября): «После чаю читал и затем трудился над сочинением черного ответа Вильгельму. Несносное занятие, когда столько своего дела и поважнее!».

Запись от 5 октября 1896 года: «Несносный Вильгельм и тут не дает нам покоя и непременно хочет нас позвать к завтраку в Висбаден, на будущей неделе. Чтоб ему пусто было!».

Императоры Николай II, Вильгельм II, принц Альберт с группой офицеров

Запись от 8 октября 1897 года: Вильгельм «вчера пригласил меня приехать к нему к завтраку. Отказаться было трудно, и поэтому вдвоем с Ерни я отправился туда. День был совершенно испорчен этим несносным посещением, и вот уже два года подряд, что эта история повторяется».

Различия между царём и кайзером, конечно же, выходили далеко за рамки личного общения и несхожести характеров. Оба монарха имели принципиально разные подходы к мировой политике и противоположные взгляды на будущее Европы. Хотя позже в своих мемуарах Вильгельм и написал, что «проводившаяся нами политика… последовательно шла по линии сохранения всеобщего мира», в реальности он лишь хотел сохранить лицо и откреститься от обвинений в разжигании мировой войны. На самом деле не он, а именно Николай II был чуть ли не единственным лидером великой державы, который не просто желал, но и делал всё возможное, чтобы предотвратить большую войну. Он не только выступил инициатором созыва в Гааге конференции, призванной хоть как-то упорядочить ситуацию с войнами. Современник событий французский историк Жоффрей де Лапрадель писал: «Мир был уже поражен, когда могущественный монарх, глава великой военной державы, объявил себя поборником разоружения и мира… Удивление еще более возросло, когда благодаря русской настойчивости конференция была подготовлена, возникла, открылась». Позиция же кайзера хорошо известна. На докладе Бернгарда фон Бюлова об итогах Гаагской конференции он написал, дав волю чувствам: «Чтобы он не оскандалился перед Европой, я соглашаюсь на эту глупость. Но в своей практике я и впредь буду полагать и рассчитывать только на Бога и на свой острый меч. И мне на все эти постановления!».

Приезд российского императора Николая II и германского императора Вильгельма II на охоту. Боргсдорф

Конечно, не бывает двух одинаковых людей. Но различия между царём и кайзером имели мировоззренческий характер и были заложены в самом смысле их существования. Это различия между яркими представителями двух цивилизаций — православной и протестантской. Без понимания этого невозможно правильно оценить мотивы их поступков и понять, что двигало ими при принятии решений. Это — противоречие между духовностью и рациональным «миром чистогана». В связи с чем интересно проследить поведение обоих монархов в приблизительно одинаковой ситуации. Когда — у Николая в феврале 1917 года, у Вильгельма в ноябре 1918 года — уже свершился государственный переворот и каждый потерял свой трон, перед обоими встал вопрос: как поступить? Выбор был таков: либо попытаться залить страну кровью, сняв с фронта войска и бросив их против собственного народа, либо со смирением принять свою судьбу, отказавшись брать на свою совесть ответственность за массовые убийства. Узнав о событиях в Берлине, Вильгельм заявил: «Я… соберу верные мне войска и разнесу город вдребезги, если потребуется». Когда же армия отказалась ему подчиняться, теперь уже бывший кайзер бросил свите: «Немецкий народ — это стадо свиней!». И, ни на минуту не задумавшись о том, что в Германии остаётся его супруга, умчался по просёлкам на автомобиле к голландской границе, где и сдался первому попавшемуся пограничнику. В той же ситуации Николай II отозвал направленные было на Петроград войска, отправив председателю Государственной думы Михаилу Родзянко телеграмму: «Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения Родной Матушки России». 8 марта 1917 года царь подписал свой последний приказ по армии, который заканчивался словами: «Твердо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к нашей великой Родине. Да благословит вас Господь Бог и да ведет вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий». После этого он направился не в сторону границы, а в Царское Село, где находились его жена и дети…

Титул Вильгельма II

Император Германский, король Прусский, маркграф Бранденбургский, бургграф Нюрнбергский, граф Гогенцоллерн, сюзерен и первый герцог Силезии, а также граф Глац, великий герцог Нижнерейнский и Позенский, герцог Саксонский, Вестфальский и Энгерский, Померанский, Люнебургский, Шлезвигский и Гольштейнский, Магдебургский, Бременский, Гельдернский, Клевский, Юлихский и Бергский, а также Вендена и Кассубена, Кроссена, Лауэнбурга, Мекленбурга, ландграф Гессенский и Тюрингский, маркграф Верхнего и Нижнего Лаузица, принц Оранский, князь Рюгена, Восточного Фрисланда, Падерборна, Пирмонта, Хальберштадта, Мюнстера, Миндена, Оснабрюка, Хильдесхейма, Вердена, Камина, Фульды, Нассау и Мёрса, владетельный граф Хеннеберг, граф Марки и Равенсберга, Хохенштейна, Текленбурга и Лингена, Мансфельда, Зигмарингена и Ферингена, сеньор Франкфурта и прочая.

Титул Николая II

Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсонеса Таврического, Царь Грузинский; Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; Князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверской, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; Государь и Великий Князь Новагорода Низовские земли, Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиставский и всей северной страны Повелитель; и Государь Иверской, Карталинской и Кабардинской земель и областей Арменских; Черкасских и Горских Князей и иных Наследных Государь и Обладатель; Государь Туркестанский; Наследник Норвежский, Герцог Шлезвиг-Голстинский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, прочая.

Родственные связи Вильгельма II и Николая II

По прямой линии Вильгельм II приходился Николаю II троюродным дядей: прабабка Николая и супруга императора Николая I императрица Александра Фёдоровна, урождённая принцесса Шарлотта Прусская, была родной сестрой деда Вильгельма II — императора Вильгельма I.

Брат Вильгельма II Генрих Прусский был женат на принцессе Ирене Гессенской и Прирейнской, родной сестре императрицы Александры Фёдоровны, и таким образом являлся Николаю II свояком.

Сестра Вильгельма II принцесса София вышла замуж за короля Греции Константина I, который по отцу являлся двоюродным, а по матери — троюродным братом Николая II.

Дядя Вильгельма II по матери — герцог Альфред Саксен-Кобург-Готский — был женат на великой княжне Марии Александровне, родной тётке Николая II.

Это связи только по прямым линиям, если же учитывать родство по боковым линиям, не говоря уже о свойстве, то оба императора приходились друг другу многократными кузенами, а их родственниками, и довольно близкими, оказывались практически все владетельные дома Европы.

Во все времена монархи Европы всегда считали друг друга родственниками, но если во времена Петра I они обращались друг другу как «Брат мой», то теперь все стали «кузенами».

Константин ЗАЛЕССКИЙ

Кровавый кайзер: чудесное спасение Вильгельма II

Только что в Европе отгремели торжества по случаю окончания Первой мировой, а впереди еще одна дата: 28 ноября 1918 года, после долгих переговоров и уговоров, наконец-то отрекся от престола человек, которого в тексте Версальского договора назвали военным преступником, подлежащим международному суду.

Его имя — Вильгельм II, император Германии во время той страшной войны.

Цветы и свастика

Знаете, сколько отсидел в тюрьме военный преступник Вилли? Нисколько.

Прожил долгую и сытую жизнь. Успел даже телеграммой поздравить Гитлера со взятием Парижа. Умер летом 1941-го года — от старости: ему было 82 года.

Состоятельный человек, он жил в красивом поместье в Нидерландах, был счастлив во втором браке. Похороны были пышными: море цветов и — свастика, свастика, свастика.

Пару лет назад вышел фильм «Исключение», основанный на романе Алана Джадда «Последний поцелуй Кайзера». Императора на пенсии играет колоритный Кристофер Пламмер («Поющие в терновнике», «Игры разума»). Он там в образе стареющего, но несгибаемого кайзера: нацистских бонз принимает у себя в доме лишь из вежливости, и объясняет, что приветственные телеграммы Гитлеру — ну чистая формальность.

Мне могут возразить: а за что его было судить? Не Германия ведь начала ту бойню.

Войны могло не быть

Начала не она. Формальным поводом был известный теракт в Сараево. Но без Германии та война осталась бы в масштабах «балканских войн». И если бы не Германия, то локальная война не переросла бы в Мировую, которая изменила мир и уничтожила четыре империи.

Две из них возглавляли император Германии Вильгельм II и русский император Николай II. Друг друга они звали просто, по-свойски, Вилли и Ники. Были дальними родственниками, дружили семьями, ездили друг к другу в гости. Вилли, на правах старшего по возрасту, задирал нос и любил поучать Ники. Обоих объединяла общая страсть — были коллекционерами военных мундиров. Во время личных встреч устраивали костюмированные вечеринки.

В 1914-м Вилли цинично предложил Ники остаться «зрителем» на битве, где Австро-Венгрия уничтожит Сербию. Правитель Германии прекрасно знал, что общественность России не простит русскому царю предательства славян.

Тем не менее, Ники не терял надежды закончить дело миром: он предложил Вилли созвать международную конференцию и там решить все проблемы.

Император Германии даже не удостоил предложение ответом.

Интеллектуальный навоз для выращивания гитлеров

…Лютовать на той войне немцы стали почти сразу: расстреливали матерей с грудными детьми на руках, уничтожали храмы, переоборудованные в госпитали. Позже применили боевые газы. Зверства германской солдатни потрясли обывателя. В Европе разгорелась дискуссия: когда это немцы успели так одичать?

Германия ответила открытым письмом… «К культурному миру». Его подписали 93 немецких интеллектуала с мировыми именами. Обращались за верноподданической подписью даже к Альберту Эйнштейну. Он отказался.

Что в том документе потрясающего?

Сначала обычная демагогия: дело Германии — правое, кайзер Вильгельм II — миротворец, об этом знают все.

Дальше — интереснее: «Германский милитаризм является производным германской культуры».

И апогей: «Выступать защитниками европейской цивилизации меньше всего имеют право те, которые объединились с русскими и сербами и дают всему миру позорное зрелище натравливания монголов и негров на белую расу».

Почему-то принято считать, что расовая пропаганда — конек Гитлера. Похоже, что до него уже все придумали.

А кто без греха?

Конечно, Вильгельм II должен был ответить не за все жертвы той войны, а только за свои дела. Был ведь шанс на международном трибунале прижать набирающее обороты деление мира на «арийцев» и «недочеловеков».

Но суда не было. Вильгельм II поселился в Нидерландах. А тамошняя королева заявила: не выдам.

Парадоксы истории: королева Нидерландов Вильгельмина (та самая, которая не выдала Вилли на суд) прожила большую и насыщенную жизнь, а во время Второй мировой войны ее имя стало лозунгом нидерландского сопротивления германской оккупации.

Но вернемся в начало 1920-х. Удивительная ситуация: война окончена, у победителей под ружьем — 45 миллионов человек. Германия соглашается на самые унизительные условия, теряет земли, обязуется выплатить самые большие за историю человечества репарации: в эквиваленте 100 тысяч тонн золота (окончательно немцы все выплатили только в 2010 году).

И вдруг какая-то королева из небольшой страны говорит: нет, императора Германии вы судить не будете. Я не разрешаю, и — точка…

Если бы это был роман, то литературные критики раскритиковали бы автора за наивно-нелогичный финал.

Впрочем, судьи не очень рвались судить кайзера. Военные преступления? А что, если бы на том суде всплыло, что это не немцы впервые применили боевые газы? Сначала хлор использовали против немцев французы.

Да мало ли что бы еще там выяснилось.

Вообще-то и тезис о превосходстве «белой расы» над «монголами» и «неграми» тогда тоже не всех просвещенных европейцев и американцев возмущал.

Жизнь и смерть отставных императоров

Кстати, весьма любопытны факты о том, как сложились судьбы правителей четырех империй, которые были разрушены после Первой мировой войны.

Итак, кайзер Вилли жил сыто, спал на перинах, удачно женился на молодой принцессе (разница в возрасте — почти 30 лет) и до конца жизни был рукопожатным — к нему приезжали высокие гости. Гитлер, правда, не навестил.

В Австро-Венгрии за время войны произошла смена императоров: осенью 1916 года умер Франц-Иосиф. Новый император Карл I 1 апреля 1922 года скончался в ссылке в возрасте 34 лет. Жил на вилле на острове Мадейра. Простудился во время прогулки, получил воспаление легких и умер в окружении скорбящей семьи.

Османский султан Мехмед V правил до лета 1918-го, после чего, передав власть сыну, скончался. Сын его, султан Мехмед VI, покинул Стамбул осенью 1922 года на борту британского линкора. Жил на Мальте и в Италии, совершил паломничество в Мекку. Умер в Сан-Ремо в 1926 году, похоронен в Дамаске.

Германия, Австро-Венгрия и Османская империя были проигравшей стороной в Первой мировой войне.

И лишь жизнь одного императора завершилась казнью — нашего. Николая II и всю его семью расстреляли без суда и следствия.

Павший Берлин, неприступная Москва

…Немецкий император Вильгельм II был шефом двух русских полков: Нарвского 13-го гусарского и Выборгского 85-го пехотного. Во время очередного посещения России Вильгельм побывал в Выборгском полку.

Русские офицеры, по его просьбе, рассказали, за что ему пожалованы серебряные трубы. Оказалось, за взятие Берлина в 1760-м году — во время Семилетней войны. Возникла неловкая пауза. Вильгельм II вышел из положения: он выразил надежду, что это больше не повторится.

Надежда Вилли не оправдалась. Русские войска взяли Берлин в 1945-м.

Немцы никогда не брали Москву.

Эксцентричный Вильгельм II — странности и комплексы последнего кайзера Германии


Вильгельм II — последний германский император и король Пруссии.

Имя Вильгельма II связано с закатом Германской империи. Последний кайзер всю жизнь боролся не только с недоброжелателями, но и с самим собой. Наряду с эгоистичностью и надменностью, у Вильгельма II было много странностей и комплексов. О некоторых из них – далее в обзоре.

1. Тяжелые роды


Вильгельм II в детские годы.

Вильгельм II появился на свет 27 января 1859 года. Во время родов врач допустил несколько ошибок и повредил младенцу шею и голову, что привело к параличу левой руки. Вильгельму II приходилось скрывать этот недостаток (левая рука была короче правой на 15 см). На фотографиях и портретах он всегда сидел или стоял в одном ракурсе.
С детства врачи пытались выровнять и вытянуть руку. Мальчика заставляли принимать душ из морской воды, подвергали его электросудорожной терапии. Много лет Вильгельм II вынужден был носить «аппарат для поддержания головы» из-за кривошеести, полученной при рождении. Все эти муки воспитали в мальчике стальную силу воли, но сделали его очень замкнутым и неуверенным в себе.

2. Чрезмерная привязанность к матери


Вильгельм II с матерью Викторией Великобританской. | Фото: allday.com.

Вильгельм II имел сильную привязанность к своей матери. А переписку с ней можно назвать слегка эротичной. В своих письмах кайзер часто описывал ее руки: «Я снова мечтал о Вас. Мы были в библиотеке, когда Вы протянули ко мне руки. Потом Вы аккуратно сняли перчатки и положили руки на мои губы. Я хочу, чтобы Вы сделали то же самое, когда мы окажемся в Берлине». Современные сексологи утверждают, что Вильгельм проецировал на мать свои сексуальные чувства. На протяжении всей жизни у него был сильный фетиш женских рук. Часто он просил своих возлюбленных снимать перчатки, чтобы целовать их руки от кончиков пальцев до локтей.

3. Ненависть ко всему английскому


Вильгельм II в юности. | Фото: allday.com.

Стоит отметить, что его мать Виктория Великобританская (старшая дочь королевы Виктории) не одобряла чрезмерное обожание сына к своей персоне. Позже это вылилось в параноидальную ненависть Вильгельма II ко всему английскому.

4. Жизнь в седле


Слева: Фигурка Вильгельма II, справа: рабочий кабинет кайзера с седлом вместо стула.

Вильгельм II проводил невероятное количество времени в седле. И это не только во время поездок верхом на лошади. Частенько он проводил в седле по 5-6 часов. Даже за обеденным и рабочим столом вместо стула у кайзера стояло седло, чтобы он мог «себя чувствовать как воин в течение всего дня».

5. Страсть к униформе


Последний император Германии Вильгельм II. | Фото: lemur59.ru.

В гардеробе Вильгельма II насчитывалось более 400 экземпляров военной формы. Иногда за один вечер император Германии мог поменять форму по 5 или 6 раз. У него был также шлем из чистого золота, в котором Вильгельм II щеголял на встречах с главами других государств.
Кроме того, кайзер несколько раз попытался сам разрабатывать военную форму серого цвета для солдат своей армии. Но его модели были очень непрактичными с точки зрения удобства и тепла.

6. Неполиткорректность


Карикатура на Вильгельма II. | Фото: apjjf.org.

Вильгельм II считался самым неполиткорректным правителем своего времени. Именно он придумал антиазиатские высказывания типа «желтая угроза». Во время приступов параноидального страха немецкий император заявлял, что вскоре начнется расовая война «Желтый против Белого». 27 июля 1900 года, отправляя войска в Китай, кайзер произнес пламенную речь: «Как некогда гунны под водительством Аттилы стяжали себе незабываемую в истории репутацию, так же пусть и Китаю станет известна Германия, чтобы ни один китаец впредь не смел косо взглянуть на немца».
В одном из интервью газете The Daily Telegraph 1908 года Вильгельм II успел обидеть представителей четырех наций, сказав, что немцы ненавидят в равной степени и русских, и англичан, и французов, и японцев.

7. Изгнание


Вильгельм II в зрелые годы.

Когда стало ясно, что Германия проигрывала войну, в стране вспыхнула Ноябрьская революция. Недовольные кайзеровским режимом люди потребовали отставки Вильгельма II. Император 10 ноября 1918 года выехал в Нидерланды и отрекся от престола 28 ноября. Правительство новоиспеченной Веймарской республики позволило бывшему монарху забрать свои вещи. В итоге в его замок Дорн было привезено 50 вагонов с мебелью и утварью, а также автомобиль и лодка. Некоторые ящики с личными вещами экс-кайзера были вскрыты только лишь в 1992 году. Даже находясь остаток жизни в изгнании, Вильгельм II позволял себе в открытую обвинять в своих ошибках практически всех глав европейских государств.
Многие обвиняют Вильгельма II в обострении конфликтов, которые привели к войне. Однако официальной причиной начала Первой мировой войны называют убийство наследника австрийского престола Франца Фердинанда революционером Гаврилой Принципом.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Кайзер Вильгельм II: 100-летие отречения, которого не было

Это был триумф фейковых новостей. Технология незаконного отстранения законного монарха от трона, примененная весной 1917 года в отношении императора Николая II, была использована в модернизированном виде через полтора года и в отношении кайзера, его близкого родственника, превратившегося в смертельного врага. И разработана она была, похоже, теми, кто организовал на самом деле Первую мировую войну, вину за которую «повесили» исключительно на Вильгельма II. Ее целью было уничтожить в Великой войне руками друг друга две великие империи — вначале Россию, а потом и Германию, между которыми не было никаких непреодолимых противоречий, избавив англосаксонские державы и Францию от конкурентов. И эта интрига Лондона, Парижа и Вашингтона, особенно циничная по отношению к России, которая считала себя их союзником, удалась. Так же как и ее вторая серия — новая мировая война после «перемирия на 20 лет», в которой немцы и русские опять жестоко воевали друг с другом, а контроль над миром, за исключением непрочной советской зоны влияния, получили в результате американцы с примкнувшими к ним в качестве младшего партнера британцами.

О лжеотречении Николая II, ничтожном с юридической точки зрения, даже если признать подлинным подписанный царем карандашом под угрозой физической расправы над семьей, отпечатанный на пишущей машинке на простом листке бумаги и не имевший никаких печатей текст, известно достаточно хорошо. Но мы еще лучше поймем, как убили Российскую империю, если будем знать, как это было сделано и с империей Германской.

А там все было очень похоже.

Фейковые новости 100 лет назад: кайзер Вильгельм II был императором Германии и королем Пруссии еще несколько недель после того, как в СМИ было объявлено о его отречении. Фото: www.globallookpress.com

Различные положения, один итог

Способ отстранения от власти обоих императоров оказался практически идентичным, несмотря на то, что положение, в котором они находились, было совершенно различным.

Весной 1917 года Россия находилась в преддверии победы в войне, которую Германия и ее союзники уже практически проиграли, накануне своего государственного и национального расцвета. Осенью 1918 года, после вступления в войну США, по причине полного истощения ресурсов и еще худшего положения в союзных Австро-Венгрии, Болгарии и Турции, уже ведших сепаратные мирные переговоры с Антантой, Германия могла рассчитывать в лучшем случае на ничью, если завершить военные действия в течение нескольких месяцев. Вопрос стоял, таким образом, о менее ущербном для Германии мире. Появление правительства принца Макса Баденского, в котором заправляли правые социал-демократы, и было, собственно, попыткой кайзера получить такой худой мир. Все стороны глобального конфликта, кроме свежих американцев, попытавшихся установить свою власть над миром уже тогда, были страшно истощены и не могли больше воевать.

Очередной удар в спину

В этих условиях можно было поторговаться. Этой возможности лишила Вильгельма II Ноябрьская революция в Германии, скроенная по лекалам Октябрьской в России и организованная теми же общественными силами — придворными кругами, буржуазией, чиновничеством и военными, желавшими завести в своей стране более «прогрессивный», такой же как у их врагов, режим. Усталость от войны и вызванные этим революционные настроения в армии, восстание на флоте, беспорядки в немецких городах, лишившие действующую армию тыла, крайне ослабляли позиции Германии на начинающихся мирных переговорах. Их участники с другой стороны намекали, что Германии вредит и фигура ее верховного вождя, которого в Европе и мире считали главным организатором войны. Хотя на самом деле этими «лаврами» следовало бы увенчать членов британского кабинета, умершего незадолго до начала Великой войны короля Эдуарда VII и его друзей из числа американских банкиров. У них находились на подхвате стремившиеся вернуть Эльзас и Лотарингию французы, сербские националисты, мечтавшие о Великой Сербии, милитаристы в различных европейских странах, включая Германию и Россию. Да, Вильгельм II подумывал об отказе от императорской власти, но хотел остаться в любом случае королем Пруссии. Если так будет лучше для страны. Но он еще ничего не решил.

А дальше все было как в России, разве что немецкие военные повели себя несколько лучше русских.

Ложь и обман

9 ноября 1918 года, спекулируя на надвигающейся революционной анархии, канцлер Макс Баденский (немецкий Керенский)… объявил об отречении кайзера от обоих престолов, получив от того четкий и ясный отказ отрекаться в настоящих условиях. Вот как описывал эту драму в своих мемуарах сам германский император: «Утром 9 ноября рейхсканцлер, принц Макс Баденский вторично сообщил мне (впервые об этом мне было сообщено 7-го), что социал-демократы, а также социал-демократические статс-секретари требуют моего отречения от престола. Того же взгляда придерживаются и остальные члены правительства, до тех пор бывшие еще против этого акта. Так же обстояло дело и с партиями, составлявшими большинство в рейхстаге. Он просил меня поэтому немедленно отречься от престола, ибо в противном случае в Берлине можно ожидать кровопролития и настоящих уличных боев; небольшие стычки уже начались».

Император Николай II: добровольное отречение или спланированное свержение Исторический поединок 19:58 — 14 Марта

Тут давайте немного прервемся и прочитаем, какую «информацию» получил принуждаемый своим окружением к отречению за полтора года до этого русский царь. Участвовавший в заговоре председатель Государственной думы Михаил Родзянко телеграфировал находившемуся, как и кайзер, в Ставке государю, сознательно сгущая краски: «Положение серьезное. В столице анархия. Правительство парализовано. Транспорт пришел в полное расстройство. Растет общественное недовольство. На улицах идет беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство. Медлить нельзя…»

Февральская революция в России не была вызвана тяжелым положением в годы Великой войны, она была организована сверху, чтобы сменить форму правления в стране. Фото: www.globallookpress.com

Тайны отречения Николая II. Совместный проект «Культбригады» и «Царьград.ТВ» Культбригада 14:17 — 20 Апреля

А теперь снова даем слово кайзеру: «Я тотчас же вызвал к себе фельдмаршала фон Гинденбурга и генерал-квартирмейстера генерала Тренера. Последний доложил еще раз, что армия не может больше сражаться… Поэтому необходимо во что бы то ни стало заключить перемирие, и притом как можно скорее, ибо армия имеет продовольствие лишь на 6-8 дней и отрезана от всякого подвоза мятежниками, занявшими наши продовольственные склады и мосты через Рейн… Одновременно рейхсканцлер неоднократно говорил по телефону с главной квартирой, настойчиво торопя меня и сообщая, что социал-демократы вышли из правительства и дальше медлить опасно. Военный министр доносил: «Полная неуверенность в войсковых частях в Берлине. 4-я Егерская, 2-я рота Александровского полка, 2-я Ютеборгская батарея перешли на сторону восставших»».

Лгуны и предатели в обоих случаях рассчитывали на порядочность монархов, что они пожертвуют своими личными интересами ради более высоких интересов страны, но метили также и в наследников трона.

Царь Николай II стал жертвой предательства элиты и «союзников» накануне победы России в Великой войне. Фото: www.globallookpress.com

Поэтому вернемся снова к кайзеровским мемуарам: «Из главной квартиры канцлеру передали, что я сначала должен зрело обдумать и точно сформулировать свое решение, после чего ему сообщат его. Когда через некоторое время канцлеру передали мое решение, из Берлина последовал неожиданный ответ: оно запоздало. Рейхсканцлер, не дожидаясь моего ответа, возвестил от своего имени о моем якобы состоявшемся отречении, как и об отказе от трона со стороны кронпринца, который по этому поводу вообще не был запрошен. Он передал правление в руки социал-демократов и призвал г-на Эберта на пост рейхсканцлера. Обо всем этом было передано по беспроволочному телеграфу, и вся армия читала эти телеграммы. Таким образом, у меня выбили из рук возможность самостоятельно решить: остаться мне или уйти, либо сложить с себя кайзеровское достоинство, сохранив в то же время за собой прусскую королевскую корону. Армия была тяжело потрясена ложным представлением о том, что ее король в критический момент бросил ее».

Все сходится

Анализируя, что с ним произошло, Вильгельм II обрисовал то же самое положение, в котором оказался и Николай II, за тем лишь исключением, что физическая расправа германскому кайзеру все-таки не грозила. Ставший вмиг бывшим благодаря фейковым новостям император пишет: «Сначала торжественное обещание стать вместе с новым правительством на защиту императорского трона. Затем утаивание обращения кайзера к министрам, а оно могло бы благоприятно подействовать на общественное мнение. Устранение кайзера от всякого сотрудничества. Предание личности кайзера на произвол из-за упразднения цензуры. Полное отсутствие заступничества за монархию при отречении. Попытки побудить кайзера к добровольному отречению. Наконец, самозванное возвещение по беспроволочному телеграфу о моем состоявшемся якобы отречении от престола».

В общем, почти все как у нас, так как у этой драмы один режиссер. И это, конечно, не канцлер Макс Баденский, который подал в отставку через несколько часов после того, как «сдал» кайзера. И не социал-демократы, вставшие во главе правительства, которые в Германии не были такими бездарными, как в России. Тут была использована технология тех, кто наметил уничтожить обе монархии и страны.

Снова читаем кайзера: «Я пережил ужасную внутреннюю борьбу. С одной стороны, во мне как в солдате все возмущалось против того, чтобы бросить свои, оставшиеся мне верными, храбрые войска. С другой стороны, приходилось считаться как с заявлением врагов о том, что со мной они не хотят заключать никакого сносного для Германии мира, так и с утверждениями моего собственного правительства, что гражданской войны можно избежать лишь при моем отъезде за границу. В этой борьбе я отбросил в сторону все личное. Я сознательно принес в жертву себя и свой трон, думая таким образом лучше всего служить интересам своего возлюбленного отечества. Но жертва была напрасна. Мой уход не принес нам более благоприятных условий перемирия и мира и не смог отвратить гражданской войны. Напротив, он ускорил и углубил самым гибельным образом разложение в армии и в стране».

Но есть и отличия

В отличие от арестованного своими военными Николая II, немецкие генералы и офицеры оказались на большей высоте: 10 ноября император Германии и король Пруссии прибыл в Нидерланды, которые испытывали к нему благодарность за то, что немцы позволили этой стране в годы Великой войны наслаждаться миром и богатеть.

Ноябрьская революция в Германии оказалась клоном Февральской революции в России и пародией на Октябрьскую. Фото: www.globallookpress.com

Лишь 28 ноября 1918 года, почти через три недели после описанных выше событий, фейка, превратившегося в реальность, Вильгельм II действительно отрекся, подписав соответствующий официальный акт: «Я отказываюсь навсегда от прав на корону Пруссии и вместе с этим от права на германскую императорскую корону». Он также освободил своих офицеров от обязанности исполнять данную ему однажды присягу. Нидерландская королева Вильгельмина отказалась выдать победителям, жестоко обманувшим и ограбившим Германию при заключении мира, как недавно она — Россию, бывшего императора, которого хотели в 1919 году судить «за оскорбление международной морали и священной силы договоров».

Вильгельм II (король Англии)

В Википедии есть статьи о других людях с именем Вильгельм II.

Вильгельм II Руфус

старонормандск. Williame II, англ. William II Rufus

Король Англии

9 сентября 1087 — 2 августа 1100

Коронация

26 сентября 1087

Предшественник

Вильгельм I Завоеватель

Преемник

Генрих I

Рождение

ок. 1056/1060
Нормандия

Смерть

2 августа 1100
Нью-Форест, Хэмпшир

Место погребения

Уинчестерский собор, Уинчестер

Род

Нормандская династия

Отец

Вильгельм I Завоеватель

Мать

Матильда Фландрская

Супруга

нет

Дети

нет

Медиафайлы на Викискладе

Вильге́льм II Ры́жий (старонормандск. Williame II, англ. William II; ок. 1056/1060 — 2 августа 1100) или Руфус (лат. rufus — рыжий) — третий сын Вильгельма Завоевателя, король Англии с 1087 года, представитель Нормандской династии.

Своё прозвище король получил, вероятно, из-за красного цвета лица. Вильгельм II вошёл в английскую историю как воинственный и безжалостный монарх, мало заботящийся о подданных и с пренебрежением относящийся к англосаксам и их культуре. Распространена точка зрения, что только благодаря недолгому периоду своего правления он не разрушил основы англонормандской монархии, заложенные его отцом. С другой стороны, Англия при Вильгельме II переживала период относительной стабильности и прочности государственной власти.

Юность и вступление на престол

Коронация Вильгельма II

Вильгельм Руфус был третьим сыном Вильгельма Завоевателя и Матильды Фландрской. Точная дата его рождения неизвестна, вероятно он родился между 1056 и 1060 годами в Нормандии. Второй из сыновей Вильгельма Завоевателя, Ричард, погиб ещё при жизни отца на охоте, остальные пережили отца.

Вильям Мальмсберийский, апологет Вильгельма Рыжего, так описывал его внешность:

Телосложения он был коренастого, румяный, с длинными светлыми волосами, расчёсанными на пробор, так что лоб оставался открытым; глаза разные, с какими-то блестящими крапинками; шёголь, всегда одетый по последнему словы моды, как бы скандальной она ни была; поразительно сильный, хотя и невысок ростом, с животом чуть выдающимся. Красноречием не обладал вовсе, но страдал заиканием, особенно в раздражении…

Из всех детей Вильгельма Завоевателя Вильгельм Рыжий был наиболее близок отцу и пользовался его особой любовью. С ранних лет Руфус отличался храбростью, решительностью и страстью к охоте и военным делам. Он воспитывался под руководством архиепископа Ланфранка, одного из крупнейших религиозных и государственных деятелей своего времени, однако, очевидно, будущий монарх приобрёл мало качеств от своего наставника.

Отношения между сыновьями Вильгельма Завоевателя всегда были далеки от добросердечных. Старший сын, Роберт Куртгёз, являясь наследником англонормандской державы, одного из сильнейших государств Западной Европы, не обладал реальной властью при жизни отца: Вильгельм Завоеватель не допускал сына к управлению и даже в Мэне, где Роберт считался самостоятельным монархом, контролировал все сферы государственной системы. Это вызывало недовольство Роберта. А в 1078 году во время кампании по подчинению одного из южнонормандских баронов вспыхнул конфликт между Робертом и его младшими братьями Вильгельмом и Генрихом. Отец при этом встал на сторону младших сыновей, в результате чего Роберт восстал. В 1079 году Роберт помирился с отцом, но при этом Вильгельм был вынужден провозгласить сына наследником Нормандии, а его влияние на сына было сильно ограничено. Свою роль в примирении сыграла Матильда Фландрская, мать Роберта, которая скрытно от мужа оказывала материальную помощь сыну. Но вероятно именно тогда у Вильгельма появилась идея о разделении Нормандии и Англии, которая была реализована после его смерти.

Вильгельм Завоеватель умер 9 сентября 1087 года в монастыре Сен-Жерве, около Руана. Незадолго до своей смерти он определил Вильгельма Рыжего в качестве своего преемника на английском престоле: в отличие от Нормандии, где уже сложился принцип передачи власти по старшинству, а нормандские бароны уже неоднократно приносили оммаж Роберту как преемнику Вильгельма, Англия представляла собой завоёванную страну с выборным королём. Это позволило отстранить Роберта Куртгёза от английской короны, хотя лишить его прав на Нормандию было невозможно. В результате после кончины Вильгельма Завоевателя англонормандская монархия была разделена.

После смерти отца Вильгельм Рыжий сразу же отправился из Нормандии в Англию. При себе он имел письмо отца к Лафранку, который уже 26 сентября 1087 года короновал его в Вестминстерском аббатстве королём Англии, а Роберт Куртгёз стал герцогом Нормандии. Роберт так и не смог примириться с тем, что часть отцовского наследства от него ускользнула, поэтому отношения между братьями были непростыми.

Внутренняя политика

Короли Англии

Нормандская династия

Вильгельм I Завоеватель

Роберт III Куртгёз

Вильгельм II Руфус

Адела Нормандская

Генрих I Боклерк

Роберт III Куртгёз

Вильгельм Клитон

Вильгельм II Руфус

Генрих I Боклерк

Императрица Матильда

Вильгельм Аделин

Роберт Глостерский

Реджинальд Фиц-Рой

Стефан Блуаский

Евстахий IV Булонский

Вильгельм Булонский

Мария Булонская

Несмотря на то, что Вильгельм Рыжий был быстро коронован и пользовался поддержкой архиепископа Кентерберийского, его положение изначально не было прочным. Раздел англонормандской монархии после смерти Вильгельма Завоевателя привёл к тому, что одни и те же нормандские бароны, получившие в ходе завоевания земельные владения в Англии, оказались вассалами двух монархов, находившихся в конфликте друг с другом. Это стало главной причиной нескольких восстаний. Сначала вспыхнули восстания в Норфолке, Сомерсете и нескольких других графствах, но они были быстро подавлены. А в 1088 году, вскоре после коронации Вильгельма II, вспыхнуло массовое восстание баронов. Лидером мятежников стал дядя Вильгельма — Одо, епископ Байё и граф Кент, один из крупнейших англонормандских землевладельцев, которому Вильгельм Завоеватель незадолго до смерти вернул владения, отобранные в 1082 году. Восстание 1088 года имело беспрецедентно широкий размах: по оценке Вильяма Мальмсберийского в нём приняли участие «почти все нормандцы» — жившие в Англии бароны, имевшие владения и в Нормандии. Восставшие ставили себе целью свержение Вильгельма и передачу престола нормандскому герцогу Роберту Куртгёзу, что восстановило бы единство монархии. Нормандские войска во главе с Робертом Беллемским высадились в Кенте и заняли Рочестер. Епископ Байё вместе со своим братом Робертом, графом Мортена, укрепились в замке Певенси на побережье Ла-Манша. На границе с Уэльсом действовали отряды Роджера де Монтгомери.

Однако на сторону короля встало всё английское духовенство во главе с архиепископом Ланфранком, а также незнатное англосаксонское население страны, привлечённое клятвами Вильгельма II свято чтить законы Англии и править исходя из принципов справедливости и милосердия. Король также пообещал снижение налогового бремени и отмены ограничений на охоту. Раздачей денежных субсидий Руфусу удалось отколоть от восставших несколько крупных магнатов. В результате эффективных действий Вильгельма и его сторонников попытки баронов валлийских марок вторгнуться в Среднюю Англию были пресечены, а после долгой осады пали Певенси и Рочестер. Лидеры мятежников оказались в руках короля и восстание было подавлено. С участниками восстания 1088 года Вильгельм II поступил относительно мягко: конфискованы были лишь английские владения епископа Байё, графа Мортена и Вильгельма де Сен-Кале, причём последний был вскоре прощён и восстановлен в своих правах.

Обещания, которые король давал в период мятежа 1088 года, были быстро забыты. После смерти Ланфранка в 1089 году правление Вильгельма II приобрело ярко выраженный деспотический характер. Вильгельм значительно ужесточил законы о королевской охоте и об охране заповедников, что вызвало недовольство крестьян. Тяжесть налоговой нагрузки на население значительно увеличилась: для финансирования своих расходов Вильгельм II ввёл щитовой сбор с держателей лёнов, взыскивал огромные рельефы при вступлении в наследство, подолгу не замещал церковные должности, пользуясь доходами с соответствующих земельных владений. Бароны утратили влияние на короля, который в принятии решений руководствовался исключительно собственным мнением и советами узкого круга приближённых во главе с капелланом Ранульфом Фламбардом, который при Вильгельме занимал должность казначея, стремясь всяческими способами пополнять казну, не гнушаясь при этом нарушением законов. Строгость Вильгельма II в отношении нарушителей прав короны граничила с жестокостью.

Деспотизм короля вызывал недовольство значительной части англонормандских баронов. В 1095 году вспыхнул очередной мятеж с целью смещения Вильгельма II. Во главе его стояли участники восстания 1088 года: Роберт де Мобрей, Вильгельм д’Э, Гилберт Фитц-Ричард. Для подавления мятежа король спешно вернулся из Нормандии и лично возглавил поход в Северную Англию. Восставшие были осаждены в замках Тайнмаут и Бамборо и спустя несколько месяцев капитулировали. В отношении участников мятежа Вильгельм II применил жестокие меры: помимо конфискации их владений и титулов, многие были брошены в тюрьму или казнены, а Вильгельм д’Э был ослеплён и оскоплён.

Отношения с церковью

Пока был жив архиепископ Кентерберийский Ланфранк, благодаря поддержке которого Вильгельм получил английскую корону, отношения короля с церковью были хорошие, поскольку король в церковные дела не вмешивался. Но в 1089 году Лафранк умер, после чего Вильгельм в отношениях с церковью стал выступать с позиций абсолютного суверена. Равнодушный к вопросам веры, он использовал английскую церковь для изъятия денежных средств и ограничивал сношения с папой римским. При Руфусе для назначения на пост епископа или аббата необходимо было уплатить королю достаточно крупную сумму под видом феодального рельефа. Многие кафедры оставлялись подолгу незамещёнными, поскольку в период отсутствия священнослужителя доходы с церковных земель поступали в королевскую казну. К моменту смерти Вильгельма II в Англии были вакантными посты трёх епископов и одиннадцати аббатов. Главным советником и, возможно, инициатором церковной политики короля был Ранульф Фламбард, открыто захватывавший имущество умерших аббатов и взимавший поборы с религиозных организаций при любом удобном поводе. По свидетельству Эдмера, король даже рассматривал возможность перехода в иудаизм. Хотя очевидно, что репрессии Вильгельма II в отношении церкви были беспрецедентными с точки зрения современников, практика симонии при назначении на церковные посты была в конце XI века — первой половине XII века чрезвычайно широко распространена и в Англии, и в континентальной Европе. Сторонники григорианской реформы, которая, в частности, запрещала священникам уплачивать деньги за назначение на церковный пост, даже в Италии не одержали к тому времени полной победы.

Ансельм, архиепископ Кентерберийский

Архиепископство Кентерберийское оставалось вакантным до конца 1093 года. Всё это время король пользовался доходами архиепископства. Но в 1093 году король тяжело заболел. Считая свою болезнь расплатой за то, что он не назначил нового архиепископа, Вильгельм согласился на избрание архиепископом Ансельма, крупного религиозного деятеля, имевшего европейскую репутацию. После выздоровления король посчитал, что его вынудили назначить Ансельма архиепископом с помощью обмана, в результате чего его отношения с архиепископом практически с самого начала испортились. Конфликт развивался по нескольким направлениям, главным из которых был запрет короля английским священнослужителям признавать папу римского без его санкции. Несмотря на давление других епископов королевства Ансельм отказался уступить Вильгельму. Король потребовал смещения Ансельма и даже выступил для этого на стороне Урбана II в борьбе за инвеституру, развернувшейся в Германии и Италии. Однако папа отклонил требование Руфуса. Это ещё более ухудшило отношения короля и архиепископа. Испытывая постоянные унижения и потерпев крах в попытках улучшить моральное состояние королевского двора и высшего духовенства, в 1097 году Ансельм отправился в Рим. Формальным поводом стало то, что архиепископскую мантию ему должен был вручить папа римский. Ансельм, опасаясь гонений со стороны короля, оставался в Риме до самой смерти Вильгельма, который, воспользовавшись отсутствием архиепископа, снова стал получать его доходы. При этом самому Вильгельму грозило отлучение от церкви, но Ансельм уговорил папу отсрочить его. Эта борьба стала началом длительного конфликта между английским государством и церковью.

Внешняя политика

Борьба за Нормандию

Раздел наследства между сыновьями Вильгельма Завоевателя выдвинул на первый план внешней политики Англии вопрос восстановления единства монархии. Поддержка нормандским герцогом Робертом Куртгёзом восстания баронов 1088 года резко обострила англо-нормандские отношения. В то же время слабость и неэффективность правления герцога Роберта в Нормандии привела к подъёму местной аристократии и росту феодальных усобиц в герцогстве. Кроме того, Роберт продал часть Котантена младшему брату Генриху. Это благоприятствовало завоевательным планам Вильгельма Рыжего, объявившего о намерении захватить владения брата. Король Франции Филипп I, естественный союзник нормандского герцога, был слишком бездеятельным и нерешительным, чтобы оказать отпор английскому королю.

Встреча Вильгельма Рыжего с нормандским герцогом Робертом III

Уже в 1089 году Вильгельм установил контроль над Сен-Валери в устье Соммы, а затем путём подкупов добился перехода на его сторону гарнизонов приграничных крепостей Э, Омаль и Гурнэ. К концу 1090 года под властью английского короля оказалась бо́льшая часть Нормандии к востоку от Сены, а в самом Руане вспыхнуло восстание против герцога. В январе 1091 года король во главе английской армии высадился в Нормандии. На его сторону перешла значительная часть нормандских баронов. Герцог Роберт был вынужден пойти на переговоры с братом и по условиям Руанского договора 1091 года уступил Вильгельму II графства Э и Омаль, сеньории Гурнэ и Конш, аббатство Фекам, и, видимо, Шербур и Мон-Сен-Мишель. Со своей стороны король Англии взял на себя обязательство помочь Роберту Куртгёзу в наведении порядка в герцогстве и восстановлении нормандской власти в Мэне, захваченном после смерти Вильгельма Завоевателя анжуйцами. Кроме того, Вильгельм и Роберт изгнали из Котантена своего брата Генриха, вынужденного бежать во французский Вексен.

Условия Руанского договора не были полностью выполнены английской стороной: совместный поход в Мэн так и не состоялся, а мероприятия против независимых нормандских баронов остались нереализованными. Это вызвало новый конфликт между братьями, и в 1094 году Вильгельм Рыжий вновь высадился в Нормандии. Благодаря щедрой раздаче финансовых субсидий ему опять удалось привлечь на свою сторону часть феодалов и городов герцогства, однако на помощь Роберту пришли отряды французского короля. Лишь купив мир с Филиппом I Вильгельм смог спасти положение. Тем не менее из-за вспыхнувшего в Англии мятежа Роберта де Мобрея завоевание герцогства пришлось отложить.

Новые возможности в подчинении Нормандии открылись в 1096 году, когда Роберт Куртгёз решил принять участие в Первом крестовом походе в Палестину, для чего ему требовались денежные средства. В этом ему оказал помощь Вильгельм II: взамен на ссуду в размере 10 тысяч марок, король Англии получил в залог на три года Нормандское герцогство. Для сбора денег Вильгельм прибег к старинной англосаксонской практике взимания «датских денег», обложив землевладельцев страны налогом в 4 шиллинга с каждой гайды. Средства для ссуды были собраны, герцог Роберт отправился в Святую землю, а король Вильгельм стал фактическим правителем Нормандии.

В Нормандии Вильгельму II удалось восстановить порядок, усмирить мятежных баронов и укрепить центральную власть. Это позволило ему перейти к планам расширения своих владений. Однако серия кампаний 1097—1098 годов по завоеванию французского Вексена завершилась неудачей: укреплённые Людовиком VI замки выдержали осаду англо-нормандских войск и единственным достижением короля стало строительство крепости Жизор на границе с Иль-де-Франсом. Более успешной стала экспедиция Руфуса в Мэн: в 1097 году Элия I, граф Мэна, попал в плен к нормандцам и область перешла под контроль Вильгельма II. Однако уже в 1098 году в Мэне начались выступления против англо-нормандской власти, инспирированные анжуйским графом Фульком IV, и к концу правления Руфуса Мэн был потерян. Экспансионистские планы короля распространялись также на Аквитанию, однако практической реализации они не получили..

Войны в Шотландии и Уэльсе

Рыцарь Вильгельма II, короля Англии.

Шотландия со времён нормандского завоевания являлась убежищем для англосаксонских аристократов, а после женитьбы её короля Малькольма III на Маргарите, сестре последнего англосаксонского короля Эдгара Этелинга, отношения между двумя британскими государствами окончательно испортились. В 1091 году, когда Вильгельм II находился в Нормандии, шотландские войска совершили набег на северо-английские графства. Как только король вернулся в Англию, он организовал вторжение в Шотландию. Поход, однако, не увенчался успехом, а английский флот был рассеян во время шторма. Вскоре был подписан мир, предусматривающий уступку Малькольму III двенадцати английских деревень и уплату ежегодной дани в размере 12 золотых марок в год, взамен на принесение оммажа Вильгельму II.

Тем не менее, уже в следующем году король Англии захватил Карлайл и присоединил к своим владениям Камберленд, ранее находившийся под контролем Шотландии. Новый рейд шотландцев на территорию Англии в 1093 году был с лёгкостью отбит, король Малькольм III погиб в ловушке. Это позволило Вильгельму II перейти в наступление: он поддержал в качестве претендентов на шотландский престол сыновей Малькольма против короля Дональда III, а в 1097 году при поддержке войск Руфуса и Эдгара Этелинга Дональд III был свергнут, а новым шотландским королём стал проанглийски настроенный Эдгар. В благодарность за помощь Эдгар признал сюзеренитет Вильгельма II над Лотианом.

Однако попытка Руфуса установить контроль над Уэльсом окончилась неудачей. К концу правления Вильгельма Завоевателя нормандские бароны Честерской марки, во главе с Робертом Рудланским, глубоко продвинулись в Северном Уэльсе и достигли острова Англси. В начале 1090-х годов Роджер Монтгомери и другие феодалы валлийского приграничья утвердили свою власть в Кередигионе, Пембрукшире, Гламоргане и Брекноке. Однако в 1094 году в Уэльсе вспыхнуло массовое восстание против захватчиков под руководством Кадугана и Грифида ап Кинана. Англо-нормандские бароны были изгнаны из страны, сохранив контроль лишь над небольшой областью вокруг Пембрука и некоторые пограничные районы в Гвенте и Гламоргане.

Походы Вильгельма II в Уэльс в 1095 и 1097 годах закончились провалом: валлийцы при приближении неприятеля скрывались в горах, а английские войска, испытывая недостаток продовольствия, несли большие потери от партизанских рейдов местных жителей. Массированное вторжение в Гвинед графов Честера и Шрусбери в 1098 году потерпело катастрофу: на Англси высадилась армия норвежского короля Магнуса III, пришедшего на помощь валлийцам, которая истребила англо-нормандские отряды. После этого поражения до середины XIII века англичане, за исключением небольших экспедиций, не предпринимали серьёзных попыток подчинить Северный Уэльс.

Характер

По свидетельству современников (Ордерик Виталий, Вильям Мальмсберийский), Вильгельм II Рыжий отличался храбростью, решительностью и особым почтением, с котором он относился к памяти своего отца Вильгельма Завоевателя. Этим, однако, хронисты завершают список хороших качеств короля. По признанию Вильяма Мальмсберийского, щедрость Вильгельма граничила с расточительностью, а огромные суммы тратились на предметы роскоши, подарки приближённым и развлечения короля. Это требовало постоянного притока новых средств в казну и было причиной увеличения налогового бремени в стране, поощрения симонии и массового изъятия доходов с церковных земель. Король был жесток, вспыльчив, мстителен, часто показывал своё презрение к другим людям. В этом Руфус был классическим представителем Нормандской династии и человеком своего времени (см., например, Роберт Беллемский). Путём репрессий ему удавалось держать в повиновении баронов и духовенство и поддерживать престиж центральной власти. В военных походах Руфус предпочитал добиваться своей цели с помощью подкупов и обещаний, тогда как собственно военные действия зачастую оказывались неудачными (борьба за Вексен, походы в Уэльс). Короля окружали щеголеватые молодые дворяне, при дворе царили свободные нравы и распутство, и, основываясь на свидетельствах английских хронистов, историки сходятся во мнении, что сам Руфус был, вероятно, гомосексуалом. Жены, любовниц и детей король никогда не имел.

Смерть

Смерть Вильгельма Рыжего. Английская миниатюра XIV в. Смерть Вильгельма II Руфуса

Одна из главных загадок правления Вильгельма II — обстоятельства его гибели. История смерти короля описана Вильямом Мальмсберийским. Согласно ему, 2 августа 1100 года Вильгельм с группой англонормандских аристократов отправился на охоту в Нью-Форест (Гемпшир). Во время преследования добычи группа придворных разделилась, в результате чего король остался вместе с одним из своих приближённых, Вальтером Тирелом. Вечером они наткнулись на оленя. Король выстрелил в него, но промахнулся. Вскоре пробежал ещё один олень, в которого выстрелил Тирел, но эта стрела вместо оленя попала в короля, мгновенно убив его. Ордерик Виталий приводит схожую историю. По его описанию олень пробежал между Тирелом и королём. Тирел выпустил стрелу, которая, скользнув по шерсти оленя, попала в короля, мгновенно убив его.

Существуют и другие версии смерти Вильгельма. Одну приводит аббат Сугерий в «Жизни Людовика VI Толстого, короля Франции», утверждая, что Тирел отрицал тот факт, что в момент смерти Вильгельма находился в той же части леса, что и король. Также участие в смерти короля отрицает Иоанн Солсберийский в «Житии святого Ансельма» и Герард Камберийский. «Англосаксонская хроника» упоминает только то, что Вильгельм был убит во время охоты одним из своих людей.

Действительно ли смерть короля была результатом несчастного случая или имел место заговор против Вильгельма, неизвестно. Тирела никто не обвинял в смерти короля. Официальная версия указывала, что смерть произошла в результате несчастного случая. Тело короля со стрелой в груди на следующее утро после него нашли местные крестьяне. Следствия по поводу смерти короля не проводилось, его тело было спешно похоронено в Винчестере. При этом многие считали смерть короля божьей карой, а ряд церквей отказались звонить в колокола из-за смерти Вильгельма. Обстоятельства смерти короля включались в компиляции нравоучительных «примеров» (лат. exempla) — текстов проповедей монахов, в которых прослеживается негативная характеристика личности короля. Так, согласно одной из версий «примеров», у Ансельма Кентерберийского было видение: все святые Англии жаловались на короля Вильгельма, и Господь вручил святому Альбану стрелу, приказав ему «позаботиться о смерти этого человека, на коего вы возводите такие жалобы». Святой Альбан немедля передал стрелу мстителю за грехи, духу зла, который, подобно комете, помчался выполнять повеление. Вскоре после видения Ансельм узнал, что в ту самую ночь король погиб от стрелы.

Стела на предполагаемом месте гибели Вильгельма Рыжего Статуя Вильгельма II Руфуса в Кентерберийском соборе

В пользу теории заговора говорит тот факт, что Тирел был женат на сестре Гилберта де Клера, неоднократного участника восстаний против короля, который также присутствовал на этой охоте. Кроме того, среди охотников был младший брат Вильгельма Генрих, который, бросив тело короля в лесу, немедленно отправился в Уинчестер, захватил государственную казну, а спустя всего три дня, 5 августа 1100 года был коронован в Вестминстере. Семья де Клеров при новом короле Генрихе I пользовалась особым расположением монарха и получила от него значительные земельные владения. По легенде, пока Генрих спешил захватить власть в стране, тело Вильгельма II подобрал местный крестьянин-угольщик, который перевёз его на своей повозке в Уинчестерский собор. Король был похоронен в башне собора, которая в следующем году разрушилась.

На предполагаемом месте смерти Вильгельма Рыжего в Нью-Форесте, являющемся в настоящее время национальным парком Великобритании, в 1865 году была воздвигнута чугунная стела. Надпись на ней гласит:

Здесь стоял дуб, о ствол которого скользнула стрела, выпущенная сэром Вальтером Тирелом в оленя и поразившая в грудь короля Вильгельма II, прозванного Руфусом, и от которой он немедленно скончался во второй день августа 1100 года. Тело убитого короля Вильгельма II, прозванного Руфусом, было положено в повозку, принадлежащую некому Пуркису, и отвезено отсюда в Уинчестер, где похоронено в кафедральном соборе этого города.

Примечания

  1. KINGS of ENGLAND 1066-1135 (NORMANDY) (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Дата обращения 6 сентября 2012.
  2. Боюар Мишель де. Вильгельм Завоеватель. — С. 308.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Вильям Мальмсберийский. Gesta Regum Anglorum. Фрагменты в переводе на русский язык.
  4. Дуглас Д. Вильгельм Завоеватель. — С. 292—296.
  5. Джуэтт С. О. Завоевание Англии норманнами. — С. 272—274.
  6. Барлоу Ф. Вильгельм I и нормандское завоевание Англии. — С. 297—300.
  7. 1 2 3 4 5 Брук К. Саксонские и нормандские короли. — С. 194—195.
  8. Джуэтт С. О. Завоевание Англии норманнами. — С. 277.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Джуэтт С. О. Завоевание Англии норманнами. — С. 281—287.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 Штокмар В. В. История Англии в средние века. — С. 50—51.
  11. Боюар Мишель де. Вильгельм Завоеватель. — С. 335.
  12. 1 2 3 4 5 6 Брук К. Саксонские и нормандские короли. — С. 204—209.
  13. Эдмер. Historia novorum in Aanglia.
  14. Оммаж, принесённый Малькольмом III Вильгельму II в 1091 году, по всей видимости, относился к полученным шотландским королём землям в Англии, а не собственно к Шотландскому королевству. См.: Мак-Кензи, А. Рождение Шотландии. — СПб., 2003. — ISBN 5-8071-0120-0
  15. 1 2 3 4 Дуглас Д. Ч. Норманны: от завоеваний к достижениям. — С. 85.
  16. Брук К. Саксонские и нормандские короли. — С. 195—199.
  17. Вильям Мальмсберийский. Gesta Regum Anglorum.
  18. Ордерик Виталий. Historia Ecclesiastica.
  19. 1 2 3 4 Брук К. Саксонские и нормандские короли. — С. 200—203.
  20. Сугерий. Жизнь Людовика VI Толстого, короля Франции (1108—1137) / Пер. с латинского, вступительная статья и комментарии Т. Ю. Стукаловой. — М.: Старая Басманная, 2006. — С. 53—54. — ISBN 5-8122-0316-4.
  21. Гуревич А. Я. Культура и общество средневековой Европы глазами современников. Exempla, XIII в.. — М.: Искусство, 1989. — С. 188. — 366 с.
  22. См. координаты стелы. Архивная копия от 14 ноября 2007 на Wayback Machine

Литература

  • Вильгельм II Рыжий // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Боюар Мишель де. Вильгельм Завоеватель / Пер. с франц. Е. А. Прониной. — СПб.: Евразия, 2012. — 368 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-91852-019-2.
  • Брук К. Саксонские и нормандские короли. 450—1154 / Пер. с англ. Л. А. Карповой. — М.: ЗАО Издательство Центрополиграф, 2011. — 255 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-227-02590-6.
  • Джуэтт С. О. Завоевание Англии норманнами. — Минск: Харвест, 2003. — 304 с. — ISBN 985-13-1652-0.
  • Дуглас Д. Вильгельм Завоеватель. Викинг на английском престоле / Пер. с англ. Л. Игоревский. — М.: Центрполиграф, 2005. — 431 с. — 7 000 экз. — ISBN 5-9524-1736-1.
  • Дуглас Д. Ч. Норманны: от завоеваний к достижениям. 1050—1100 гг / Пер. с англ. Е. С. Марнициной. — СПб.: Евразия, 2003. — 416 с. — 2000 экз. — ISBN 5-8071-0126-X.
  • Мортон А. А. История Англии. — М., 1950.
  • Памятники истории Англии XI—XIII вв.: Русский и латинский тексты Великой хартии вольностей и других документов. Билингва / Пер. с лат.; введ. Д. М. Петрушевского. — Изд. 2-е, испр.. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. — 240 с. — (Академия фундаментальных исследований: история). — ISBN 978-5-397-00955-3.
  • Пти-Дютайи Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X—XIII веков / Перевод с французского С. П. Моравского. — СПб.: Издательская группа «Евразия», 2001. — 448 с. — 2 000 экз. — ISBN 5-8071-0086-7.
  • Штокмар В. В. История Англии в средние века. — Изд. 2-е, дополненное. — СПб.: Алетейя, 2005. — 203 с. — (Pax Brittanica). — ISBN 5-89329-264-2.
  • Barlow F. William Rufus. — Berkeley, 1983. — ISBN 0-300-08291-6.
  • Poole A. L. From Domesday Book to Magna Carta 1087—1216. — Oxford, 1956. — ISBN 978-0-19-821707-7.

Ссылки

  • Биография Вильгельма Рыжего (англ.). English Monarchs. Дата обращения 6 сентября 2012. Архивировано 16 октября 2012 года.
  • Смерть Вильгельма Рыжего (англ.). Дата обращения 6 сентября 2012. Архивировано 16 октября 2012 года.
  • KINGS of ENGLAND 1066-1135 (NORMANDY) (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Дата обращения 6 сентября 2012.
  • William II ‘Rufus’, King of England (англ.). Tudor Place. Дата обращения 6 сентября 2012. Архивировано 16 октября 2012 года.

  • Генрих IV‡
  • Генрих V‡Ξ
  • Генрих VI‡Δ

  • Эдуард IV‡
  • Эдуард V‡
  • Ричард III‡

Англосаксонский период
Нормандская династия
Плантагенеты
  • Генрих IIׇΞ
  • Ричард I Львиное СердцеׇΞ
  • Иоанн БезземельныйׇΞ
  • Людовик КапетингΔ
  • Генрих III‡Ξ
  • Эдуард I‡Ξ
  • Эдуард II‡Ξ
  • Эдуард III‡Ξ
  • Ричард II‡Ξ

Ланкастеры Йорки
Тюдоры
  • Генрих VII‡
  • Генрих VIII‡
  • Эдуард VI‡
  • Джейн Грей‡
  • Мария I‡
  • Елизавета I‡
Стюарты
  • Яков I‡§
  • Карл I‡§
  • революция
  • Карл II‡§
  • Яков II‡§
  • Вильгельм III‡§¶ + Мария II‡§
  • Анна‡§
  • * монарх Дании
  • † монарх Норвегии
  • × герцог Нормандии
  • Ξ герцог Аквитании
  • ‡ монарх Ирландии
  • Δ монарх Франции
  • § монарх Шотландии
  • ¶ Штатгальтер Нидерландов

Эта статья входит в число хороших статей русскоязычного раздела Википедии.