Конфликт южная Осетия

Содержание

«Циничное вероломство»: что привело к конфликту Грузии и Южной Осетии в августе 2008 года

Пятидневная война в августе 2008 года привела к серьёзным переменам в Закавказье. Россия, проведя операцию по принуждению к миру и защитив миротворцев и собственных граждан (большинство жителей республики имели паспорта РФ), признала независимость Южной Осетии и Абхазии и увеличила своё военное присутствие в республиках. В ответ Тбилиси разорвал дипломатические отношения с Москвой.

Несмотря на многочисленные свидетельства агрессивного характера операции грузинских ВС, в Тбилиси по-прежнему отвергают обвинения в нападении. Грузинское руководство воспринимает политику Москвы в отношении Абхазии и Южной Осетии как «оккупацию» и «попрание всех международных норм».

Однако факт грузинской агрессии был подтверждён в докладе международной комиссии по расследованию причин конфликта на Кавказе, созданной ЕС. Документ был опубликован осенью 2009 года.

От провокаций к войне

Обстановка вокруг Южной Осетии последовательно накалялась с 2006 года. Президент Грузии Михаил Саакашвили пытался давить на Москву, требуя во внеплановом порядке вывести с территории страны оставшиеся после распада СССР части, и неоднократно выражал недовольство отсутствием контроля над двумя автономными республиками.

«Вряд ли здесь могут быть сомнения в том, что Саакашвили методично готовился к броску на Южную Осетию. Он приложил немало усилий, чтобы усилить армию и добиться досрочного вывода российских войск в 2007 году», — отметил в беседе с RT профессор Академии военных наук Вадим Козюлин.

Также по теме«Хранить безопасность на планете»: как российские миротворцы урегулируют международные конфликты 25 ноября 1973 года Советский Союз впервые принял участие в международной миротворческой операции. Это произошло в ходе…

Активные вооружённые провокации на линии разграничения, где стояли российские миротворцы, начались в июле 2008 года. В начале августа грузинские войска из гранатомётов и миномётов несколько раз обстреляли Цхинвал и осетинские сёла.

7 августа в 14:00 грузинские миротворцы покинули свои позиции. Через несколько часов российские «голубые каски» зафиксировали движение тяжёлой грузинской техники и грузовиков к границе Южной Осетии. Осетинские ополченцы утверждают, что уже 7 августа грузинские ВС вели обстрел с использованием крупнокалиберных орудий.

Линию разграничения грузинские солдаты пересекли в ночь на 8 августа и уже утром вошли в Цхинвал. Огневую поддержку агрессору оказывали танки, штурмовики Су-25 и артиллерийские системы, включая БМ-21 «Град». Обстрелам подвергались позиции российских миротворцев и ополчения, а также жилые кварталы.

В сети появились кадры, которые снимали грузинские солдаты. На них видно, как вошедшие в город войска ведут огонь по гражданским автомобилям и жилым домам. Точных сведений о жертвах среди мирного населения нет. По данным южноосетинских властей, под обстрелами погибли около 2 тыс. человек.

Двое суток отпор агрессору давали миротворцы и отряды ополчения. Главной ударной силой России стали части 58-й общевойсковой армии. Днём 9 августа они вступили в бой с грузинскими ВС, основные российские силы подтянулись утром 10 августа.

  • Российские военнослужащие направляются в сторону Цхинвала
  • РИА Новости

Ввод российских войск стал переломным моментом конфликта. Грузинская армия начала поспешное и неорганизованное отступление. Об этом красноречиво свидетельствует статистика грузинских потерь. Трофеями 58-й армии стали более 60% военной техники оккупантов.

11 августа российские войска перешли границу с целью уничтожения военной инфраструктуры противника, которая была задействована в операции. Удары были нанесены по пунктам управления, радиолокационным станциям, складам с вооружением.

Грузинские войска не оказывали сопротивления. Они оставили город Гори и ряд населённых пунктов. Продвигавшиеся вперёд передовые части 58-й армии оказались в 35 км от Тбилиси, что вызвало огромный переполох в Грузии и на Западе.

12 августа Россия завершила операцию против грузинских войск. 16 августа президент РФ Дмитрий Медведев и глава Франции Николя Саркози подписали план мирного урегулирования. В октябре российские войска были выведены с территории Грузии.

«Неизбежность эскалации»

Российские власти не скрывали, что обладали сведениями о подготовке Грузии к вооружённой акции против одной из непризнанных республик. В августе 2012 года президент РФ Владимир Путин сообщил, что план отражения грузинской агрессии был составлен ещё в 2006—2007 годах.

Как вспоминал бывший командующий ВДВ Владимир Шаманов, военное руководство предполагало, что наступление грузинской армии начнётся в срок с июля по сентябрь. При этом в Минобороны не рассчитывали, что удар по Южной Осетии будет нанесён в период проведения летней Олимпиады в Китае.

Также по темеДесять лет после конфликта: в Москве призвали Грузию, Абхазию и Южную Осетию возобновить диалог МИД России призвал Грузию, Абхазию и Южную Осетию заключить договор о взаимном неприменении вооружённых сил. Обращение министерства…

В ночь на 8 августа премьер-министр Владимир Путин находился в Пекине, где открывались ОИ-2008, а президент Дмитрий Медведев отдыхал на Волге. Министра обороны Анатолия Сердюкова также не было в Москве. В итоге распоряжение о вводе войск в Южную Осетию отдал глава государства.

«Понимание неизбежности эскалации присутствовало, но в каком-то смысле руководство России застали врасплох. По древней неписаной традиции на период Олимпиады прекращались войны. Наверное, такого циничного вероломства действительно не ожидали — и с этой точки зрения Саакашвили выбрал очень удобный момент», — констатировал Козюлин.

Как сообщил эксперт, в Тбилиси не могли не учитывать фактор начавшейся в 2007 году масштабной военной реформы, которая сопровождалась структурными изменениями в армии РФ. В связи с этим, по словам Козюлина, в 2008 году у ВС России появились некоторые «детские болезни».

«По состоянию на июль-август далеко не вся техника дислоцированных на юге подразделений была в исправном состоянии. Это сказалось на мобилизационных возможностях. Кроме того, из-за реформы не была отлажена система управления», — обрисовал ситуацию Козюлин.

В период операции по принуждению к миру ВС России потеряли 67 военнослужащих, включая десять миротворцев, четыре боевых самолёта, три танка, около 20 единиц бронетехники и грузовиков. По разным данным, грузинские войска потеряли от 170 до 3 тыс. человек, три вертолёта, три самолёта, два боевых катера, десятки танков и бронемашин.

«Грузинская армия не была беззубой. Грузия была вооружена достаточно эффективными системами ПВО, беспилотниками, современными средствами связи и управления. На грузинских солдатах была удобная экипировка», — уточнил Козюлин.

Грузия активно закупала оружие на Украине и в Израиле. В частности, Киев помог Тбилиси восстановить боеспособность артиллерии и средств ПВО, а Тель-Авив поставил реактивные системы залпового огня LAR-160 и БПЛА. США не продавали Грузии летальное оружие, предпочитая снабжать её армию амуницией, средствами связи и всевозможным оборудованием.

Выступая на Валдайском форуме в 2008 году, Владимир Путин заявил, что подготовкой грузинских войск занимались американские инструкторы. По подсчётам экспертов, в общей сложности на военную помощь Тбилиси США потратили около $1,5 млрд.

  • Саакашвили открывает мемориал погибшим в августе 2008 года грузинским солдатам
  • Reuters

Козюлин подчеркнул, что пятидневная война послужила стимулом для совершенствования российской армии. Южноосетинский конфликт, как и любое реальное боестолкновение, позволил выявить и исправить слабые стороны вооружённых сил.

«Россия осознала опасность, которую представляют локальные конфликты. Прежде всего модернизации подверглась авиация. Также в войска начали поступать беспилотники, без которых невозможна разведка на современном театре военных действий. Значительно выросли мобильные возможности подразделений. Радикально изменилась экипировка военнослужащих», — отметил эксперт.

«Тишина в эфире»

На Западе конфликт в Южной Осетии вызвал критику в отношении России. Зарубежные политики и СМИ проигнорировали начальную фазу пятидневной войны, когда грузинские войска ещё не столкнулись с российской армией.

После отступления на Западе пытались представить южноосетинский конфликт как вторжение российской армии с целью посягательства на территориальную целостность Грузии.

Также по темеЕдиный вектор: что означает признание Сирией независимости Абхазии и Южной Осетии Сирия заявила о признании Абхазии и Южной Осетии, а также установлении с ними дипломатических отношений. В Грузии осудили этот…

«Во второй половине дня 7-го числа это всё началось, и только в ночь на 9-е подошли наши войска к Цхинвалу. Я был в Пекине, смотрел мировые средства массовой информации. И вы знаете, полная тишина в эфире. Как будто вообще ничего не происходит. Как по команде», — прокомментировал Путин поведение западных журналистов на Валдайском форуме 2008 года.

По словам российского лидера, на Западе вновь не пожелали воспринимать реальную картину событий. Путин также заявил, что у России не было иного выбора, кроме как защищать миротворцев и гражданское население Южной Осетии.

МИД РФ считает, что операция по принуждению к миру носила законный характер и соответствовала 51-й статье Устава ООН, регламентирующей право на индивидуальную или коллективную самооборону.

«Российская военная операция преследовала единственную цель — прекратить агрессию Грузии и предотвратить возможность повторных нападений. Её организация и проведение были строго пропорциональны угрозе со стороны Грузии. По завершении военной операции подразделения Вооружённых сил Российской Федерации были выведены с территории Грузии в октябре 2008 года», — говорится в заявлении МИД, приуроченном к десятой годовщине августовских событий.

В российском внешнеполитическом ведомстве подчеркнули, что, признав Южную Осетию и Абхазию, РФ взяла на себя ответственность за их безопасность и успешное становление в качестве современных, демократических, социально и экономически благополучных стран.

«9 сентября 2008 года с двумя республиками были установлены дипломатические отношения, а 17 сентября 2008 года подписаны договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, ставшие краеугольным камнем нашего активного взаимодействия», — отметили в министерстве.

  • Российские миротворцы в Цхинвале
  • РИА Новости

В беседе с RT научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Андрей Арешев заявил, что к пятидневной войне привели авантюризм Саакашвили и поддержка его агрессивных инициатив со стороны США.

«С приходом к власти Саакашвили Грузия попала в орбиту влияния Вашингтона. Эксцентричного президента американцы подталкивали к конфликту, однако не обещали помощь после ответного удара России. Это проявление типичной политики США по отношению к своим сателлитам», — отметил Арешев.

Эксперт констатировал, что Вашингтону и грузинской «патриотической» пропаганде удалось посеять семена вражды между двумя государствами. В то же время он полагает, что за минувшие десять лет Россия и Грузия заметно сблизились в экономической и гуманитарной сферах.

«Ситуация вокруг Абхазии и Южной Осетии — очень болезненный вопрос для национального самосознания грузин. В политическом отношении ситуация с мёртвой точки не сдвинется. Однако это не означает, что некий компромисс не может быть найден между смотрящими в будущее отдельными госдеятелями, бизнесменами и рядовыми гражданами», — резюмировал Арешев.

Пятидневная война в Южной Осетии в 2008 году: события, итоги и последствия

В начале XXI века Россия приняла участие в ряде войн. Эти боевые действия оказали влияние на последующее развитие российской армии, боевой техники и военной доктрины. Один из наиболее ярких тому примеров — отражение грузинской агрессии в Южной Осетии Россией и её союзниками с одной стороны в далёком августе 2008 года. Другое название этого конфликта – «пятидневная война».

Исторические предпосылки

Граница, произвольно разделившая осетин между РСФСР и Грузинской ССР, была установлена еще в советское время. Тогда и помыслить не могли, что она станет рубежом между двух недружественных блоков.

Во время нахождения Грузии в составе СССР дела здесь обстояли мирно, и о возможном этническом конфликте не могло быть и речи. Но все изменилось после перестройки, когда грузинские власти начали медленно, но верно двигаться в сторону обретения независимости. Именно когда стало ясно, что выход Грузинской ССР из состава Союза вполне реален, южноосетинское руководство, большей частью тяготеющее к России, задумалось о собственном суверенитете. И в итоге уже в 1989 году была объявлена автономия Южной Осетии, а в 1990-м – её полный суверенитет.

Однако грузинское правительство оказалось против. Тогда же, в 1990 году Верховный Совет Грузии объявил указ о предоставлении Южной Осетии автономии недействительным.

Война 1991-1992 гг.

5 января 1991 года Грузия ввела трёхтысячный милицейский контингент в столицу Южной Осетии город Цхинвал. Однако уже спустя несколько часов в городе вспыхнули уличные бои, нередко с применением гранатомётов. В ходе этих боёв стала очевидной бесперспективность решения Верховного Совета Грузии, а сам грузинский отряд постепенно оттеснялся к центру города. В итоге грузинский контингент был отведён на позиции в центре Цхинвала, где начал готовиться к долговременной обороне.

25 января 1991 года была достигнута договорённость о выводе грузинского контингента из Цхинвала и оставлении ими города, благодаря чему на несколько дней огонь прекратился. Однако новые провокации с грузинской стороны сделали перемирие недолгим.

Масла в огонь подливало также и то, что по советской конституции автономные образования в составе выходящих из Союза советских социалистических республик могли самостоятельно принимать решения о своём пребывании в составе СССР. Поэтому, когда Грузия вышла из состава Советского Союза 9 апреля 1991 года, южноосетинское руководство поспешило объявить о своём дальнейшем пребывании в СССР.

Тем не менее, конфликт разгорался. Грузинская полиция и армия контролировали территорию и высоты возле Цхинвала, благодаря чему могли наносить артиллерийские удары по городу. Ситуация в нем стала по-настоящему катастрофической: разрушения, гибель людей и ужасающие условия не добавляли симпатии к грузинской стороне.

21 декабря 1991 года Верховный Совет Южной Осетии принял декларацию о независимости республики, а уже спустя месяц был проведён соответствующий референдум. Нужно отметить, что данный референдум был в основном бойкотирован грузинским населением республики, поэтому абсолютное большинство голосов (около 99%) было отдано за независимость. Естественно, грузинское правительство не признало ни независимость региона, ни референдум.

Развязка конфликта наступила достаточно быстро, и причиной стала политическая нестабильность в Грузии. В конце 1991 года в этой стране вспыхнула гражданская война, которая существенно ослабила позиции Грузии в регионе. К тому же в ситуацию вмешалась и Россия, которую не устраивал тлеющий очаг напряжённости южной границе. На правительство Грузии было оказано давление (вплоть до вероятности авиаудара по грузинским силам в районе Цхинвала), и в середине июля 1992 года обстрелы города прекратились.

Итогом этой войны стало то, что народ и правительство Южной Осетии окончательно отвернулись от Грузии и продолжили всеми силами добиваться признания своей независимости на международной арене. Общие потери в ходе конфликта составили примерно 1 000 человек убитыми и 2 500 ранеными.

Период 1992-2008 гг. Нарастание напряжённости

Период после грузино-южноосетинской войны стал временем волнообразной напряжённости в регионе.

В результате конфликта 1991-1992 гг. между российской, грузинской и южноосетинской сторонами было достигнуто соглашение о вводе объединённого миротворческого контингента на территорию Южной Осетии. Данный контингент состоял из трёх батальонов (по одному от каждой стороны).

Первая половина девяностых годов характеризуется большой дипломатической игрой, которую вели все стороны. С одной стороны, Южная Осетия стремилась окончательно отделиться от Грузии в глазах международного сообщества и войти в состав Российской Федерации. Грузия же, в свою очередь, методично «отжимала»южноосетинскую независимость и автономию. Российская сторона была заинтересована в мире в Южной Осетии, однако вскоре сконцентрировала внимание на Чечне – другом далеко не мирном регионе.

Тем не менее, переговоры продолжались всю первую половину девяностых, и в октябре 1995 года в Цхинвале произошла первая встреча между грузинской и осетинской сторонами. На встрече присутствовали представители России и ОБСЕ. В ходе встречи была достигнута договорённость об отмене указа грузинского Верховного Совета о ликвидации автономии Южной Осетии, а также невыходе республики из состава Грузии. Стоит отметить, что, возможно, на такой шаг российское руководство пошло в обмен на непризнание президентом Грузии Э. Шеварднадзе Чеченской республики Ичкерия и его поддержке действий российских войск в Чечне.

Весной 1996 года в Москве был подписан меморандум о неприменении силы в Южной Осетии. Он стал реальным шагом вперёд в грузино-осетинских отношениях. А 27 августа того же года состоялась первая встреча грузинского президента Э. Шеварднадзе и председателя парламента (а фактически – главой государства) Южной Осетии Л. Чибировым. В ходе этой встречи стороны наметили дальнейшие пути к нормализации обстановки, однако после встречи Э. Шеварднадзе заявил, что «говорить об автономии Южной Осетии ещё рано».

Тем не менее, ситуация к 2000 году способствовала дальнейшему укреплению мира в регионе, возвращению беженцев и экономическому восстановлению. Однако все карты спутал приход к власти в Грузии в январе 2004 года в результате «революции роз» М. Саакашвили. Именно он представлял то молодое, националистически настроенное поколение Грузии, которое в погоне за сиюминутным успехом не брезговало популистскими идеями, пусть порой и весьма абсурдными.

Ещё до своего официального избрания на пост президента Грузии, Михаил Саакашвили посетил Южную Осетию, причём этот визит не был согласован с южноосетинскими властями. При этом он позволил себе реплику, что «2004 год будет последним годом, когда Южная Осетия и Абхазия не участвуют в выборах в Грузии». Такое высказывание внесло свою лепту в дестабилизацию обстановки.

В 2004-2008 гг. обстановка вокруг Южной Осетии и российского миротворческого батальона на её территории продолжала накаляться. Весной 2006 года руководство Грузии объявило российских военнослужащих миротворческого контингента в Южной Осетии уголовными преступниками. Причиной такого громкого заявления стало то, что военнослужащие из России не имели виз, выданных грузинской стороной и якобы пребывали на территории Грузии незаконно. При этом грузинская сторона требовала либо вывести российских миротворцев, либо их «легализовать».

Тем временем в ряде районов Южной Осетии разгорались боевые действия. Перестрелки, провокации и обстрелы, в том числе и миномётные, перестали быть редкостью. При этом подавляющее число провокаций устраивалось именно грузинской стороной. Стоит также упомянуть сделанное в мае 2006 года заявление тогдашнего министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили, заявившего, что к 1 мая 2007 года Южная Осетия станет частью Грузии. В ответ на это явно провокационное высказывание министр обороны России Сергей Иванов гарантировал помощь Абхазии и Южной Осетии в случае агрессии Грузии против них.

Именно в 2006 году процесс конфронтации между Грузией и Южной Осетии оформился окончательно. Грузинское руководство в своей националистической истерии продолжало заявлять, что грузинская территория должна быть неприкосновенна и восстановлена любыми, даже военными средствами. Именно в этой связи Грузия взяла курс на сближение с США и НАТО. В грузинскую армию прибывала американская военная техника и инструктора, которые стали частыми гостями.

В то же время Южная Осетия с самого начала своего существования придерживалась исключительно пророссийского курса, поэтому «мирного» её объединения с Грузией после прихода к власти Саакашвили не могло быть в принципе. В ноябре 2006 года в Южной Осетии прошёл референдум о поддержке независимости . В результате примерно 99% проголосовавших жителей Южной Осетии высказались за сохранение независимости республики и продолжение её внешнеполитического курса.

Таким образом, к августу 2008 года обстановка в регионе обострилась до предела и мирное решение вопроса уже практически было невозможным. Грузинские «ястребы» во главе с Саакашвили уже не могли отступить — иначе они потеряли бы свой престиж и вес в глазах США.

Начало боевых действий 8 августа

8 августа 2008 года, примерно через 15 минут после полуночи, грузинская армия внезапно открыла огонь по Цхинвалу их реактивных установок залпового огня «Град». Спустя три часа грузинские войска двинулись вперёд.

Таким образом, перемирие было нарушено грузинской стороной, а грузинская армия уже в первые часы наступления сумела овладеть рядом населённых пунктов на территории Южной Осетии (Мугут, Дидмуха), а также ворваться на окраины Цхинвала. Тем не менее, южноосетинские отряды ополчения смогли уже в самом начале конфликта нанести агрессору существенные потери и сбить темп грузинского «блицкрига» упорной обороной.

В это время в самом Цхинвали в результате грузинского артналёта появились жертвы среди мирного населения. Город оказался застигнут врасплох, но жители мужественно встретили весть о грузинском вторжении. Ещё одним трагическим эпизодом начального периода войны стала гибель российских миротворцев от огня грузинских залповых установок. Этот факт окончательно убедил российское руководство в отсутствии перспективы мирного урегулирования конфликта. Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев объявил о начале операции по принуждению грузинской стороны к миру.

С утра российская авиация начала наносить воздушные удары по грузинским войскам, тем самым резко снизив темп их наступления. Российские колонны 58-й армии, составившей основной резерв и главные силы обороны на южноосетинском направлении, двинулись через Рокский тоннель на помощь миротворцам и южноосетинским отрядам ополчения.

В течение дня грузинским войскам удалось существенно потеснить российско-южноосетинские войска, окружить казармы российских миротворцев, но решительно переломить ситуацию в свою пользу не вышло. По сути, уже к вечеру 8 августа стало ясно, что грузинский «блицкриг» провалился и сходу овладеть Цхинвалом не удастся. Однако в грузинских СМИ царили победные настроения; было объявлено, что штурм Цхинвала проходит успешно.

Дальнейшее развитие конфликта (9-11 августа)

К утру 9 августа бои в Цхинвале продолжались, но существенного превосходства у грузинских войск уже не было. Увязнув в уличных боях, они теперь стремились овладеть как можно большей территорией, чтобы в ходе последующих мирных переговоров (в которых никто 9 августа уже не сомневался) иметь на руках хоть какие-то козыри. Тем не менее, отряды ополчения и российские миротворцы продолжали упорно оборонять кварталы города.

В это же время в Цхинвал прибыла и группа, состоящая из частей 58-й российской армии, дополнительно к месту событий перебрасывалась 76-я воздушно-десантная дивизия. Также была создана батальонная группа, выделенная из состава 135-го мотострелкового полка. Задачей группы было деблокировать российских миротворцев и установить с ними связь.

Однако ввиду того, что наступательный порыв грузинских войск ещё не был исчерпан, а сами войска располагали достаточным количеством живой силы и техники, в результате встречного боя российская батальонная группа понесла ощутимые потери и к исходу дня была выведена из города. Однако этот встречный удар способствовал скорейшей остановке грузинского наступления и перехода грузинских сил к обороне.

В течение всего дня 9 августа происходили российские авиаудары по грузинским войскам, а также взаимные артобстрелы. Группа кораблей российской Черноморского флота вошла в территориальные воды Грузии с целью осуществления патрулирования и исключения агрессивных действий Грузии на море. При этом уже на следующий день, 10 августа 2008 года, была отражена попытка грузинских военно-морских сил проникнуть в зону конфликта.

10 августа российские войска перешли в контрнаступление и начали вытеснение грузинских сил из Цхинвали, началось выдвижение российско-абхазских сил из приграничных с Грузией районов. Таким образом, на третий день конфликта грузинское наступление полностью выдохлось, и началось движение линии фронта в обратном направлении. Итогом оборонительных боёв стала, в первую очередь, полная остановка грузинских войск, их потери и полная дезорганизация. Именно к этому моменту в грузинском руководстве началась паника, вызванная угрозой полного военного поражения. Саакашвили просил страны НАТО вмешаться в конфликт и «спасти Грузию из лап российского агрессора».

11 августа российские войска завершили освобождение захваченных агрессором территорий Южной Осетии и вступили на территорию Грузии. Тем не менее, это событие всячески освещалось как необходимость «принуждения Грузии к миру». В тот же день российские войска без боя заняли город Зугдиди на западе Грузии, а грузинскими войсками был оставлен город Гори.

Перемирие и завершение конфликта

12 августа президент России Д. Медведев объявил, что опасности для мирного населения Южной Осетии и российских военнослужащих больше нет, ввиду чего операцию по принуждению агрессора к миру имеет смысл прекратить. После этого при посредничестве президента Франции и председателя Европейского Союза Николя Саркози начались переговоры между Россией и Грузией. Общий смысл будущего мирного соглашения базировался на неприменении силы для урегулирования спорных вопросов, завершения боевых действий, отвода войск на позиции, занимаемые ими перед началом конфликта, доступ гуманитарной помощи к региону, а также начало международного обсуждения статуса Южной Осетии и Абхазии. Грузинское руководство согласилось со всеми пунктами соглашения, кроме пункта о статусе Абхазии и Южной Осетии. Этот пункт был подвергнут переформулировке.

В течение следующих дней продолжался процесс вывода российских войск из территории Грузии. 16 августа договор о мирном урегулировании был подписан главами Российской Федерации, Абхазии, Южной Осетии и Грузии. Таким образом, хоть данный конфликт и называют пятидневной войной (ввиду того, что фаза активных боевых действий длилась с 8 по 12 августа 2008 года), но фактически он был завершён 16 августа.

Итоги и последствия пятидневной войны

Итоги августовского конфликта в Южной Осетии каждой стороной конфликта трактуются по-своему. Российское руководство объявило о победе российских и южноосетинских войск, обуздании агрессора, нанесении ему серьёзного поражения и исключении новых масштабных военных конфликтов в ближайшем будущем. Тем не менее, одиночные бои и артиллерийские обстрелы, засады и перестрелки продолжались вплоть до конца 2008 года.

Грузинское же руководство объявило о победе грузинских войск, а президент Грузии М. Саакашвили заявил, что одна грузинская бригада, оснащённая новейшим американским оружием, сумела разгромить целую 58-ю армию. Тем не менее, если объективно оценивать результаты конфликта, то следует отметить: заявление грузинского руководства было сделано исключительно в пропагандистских целях и не имело ничего общего с реальностью.

Что касается потерь, понесённых сторонами конфликта, то их оценки также различаются. Согласно российским данным, потери войск России, Южной Осетии и Абхазии в сумме составляют около 510 человек убитыми и раненными, в то время как потери Грузии – примерно 3000. Грузинская же сторона утверждает, что потери грузинских войск в ходе конфликта составили около 410 убитыми и 1750 раненными, а потери российских войск и их союзников – примерно 1500 человек убитыми и раненными. Таким образом, никакого «разгрома грузинской бригадой целой российской армии» и близко не было.

Объективно признанным итогом войны в Южной Осетии стала победа России и её союзников, а также тяжёлое поражение грузинской армии. При этом в результате расследований, проведённых Международной комиссией Евросоюза, было доказано, что агрессором в конфликте являлась именно Грузия, но в то же время указывалось на «провокативное поведение России, подвигнувшее Грузию на силовое решение вопроса». Тем не менее, как это «провокативное поведение» увязывалось с отказом России принять в свой состав Южную Осетию и Абхазию, а также с непризнанием независимости республик – Комиссия ответа дать так и не смогла.

Последствиями пятидневной войны стало признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии, начало конфронтации между РФ и Грузией (уже в сентябре 2008 года между государствами были разорваны дипломатические отношения). США, несмотря на выводы Комиссии об ответственности Грузии за начало войны, обвинили Россию в агрессивном стремлении расширить свои границы. Таким образом, конфликт в Южной Осетии можно назвать новой эпохой во взаимоотношениях между Россией и западным миром.

Грузино-осетинский конфликт

1989–1991. «Парад суверенитетов» Панорама этнополитических противоречий на Кавказе на закате советской эпохи. Атлас этнополитической истории Кавказа
В августе 2008 года многолетний грузино-осетинский конфликт вылился в «пятидневную войну». За 17 лет это третье вооруженное противостояние между Грузией и Республикой Южная Осетия, де-юре признаваемой (в том числе и Россией до 26 августа 2008 года) частью грузинского государства.
Однако нынешнее противоборство качественно иное, чем два предыдущих, поскольку в нем напрямую участвовали Вооруженные силы Российской Федерации.
Если в период грузино-абхазской войны 1992-1993 мы имели дело с самодеятельностью отдельных военнослужащих РФ, то на сей раз действия Российской армии были не просто поддержаны на официальном уровне. Кремль оценил их как операцию по «принуждению Грузии к миру», призванную спасти осетинский народ от масштабной гуманитарной катастрофы.
В отличие от предыдущих грузино-осетинских вооруженных противостояний (1991-1992, 1992-1993, 2004), в нынешний конфликт активно вовлечены США и государства Европейского Союза. Активность продемонстрировала Украина, которая пыталась сдерживать действия российского Черноморского флота во время военной операции против Грузии.
В первый раз Тбилиси вел борьбу с сепаратистскими образованиями (Абхазией и Южной Осетией) одновременно – «на два фронта». События в Южной Осетии и вокруг нее стали едва ли не главным вопросом международной повестки дня. В первые сутки «пятидневной войны» Совет Безопасности ООН трижды собирался для обсуждения ситуации на Кавказе.
Грузино-осетинский конфликт был первым межэтническим противоборством в постсоветской Грузии, переросшим в масштабное вооруженное столкновение.
Юго-Осетинская автономная область в составе Грузинской ССР – исторический предшественник непризнанного государственного образования Республика Южная Осетия – была образована 20 апреля 1922 года.
Ее территория составляла 6,5% территории Грузии (3,84 тыс. кв. км). Согласно данным Всесоюзной переписи населения 1989 года, в Юго-Осетинской АО проживали 98,5 тыс. человек. Из них 63,2 тыс. – осетины, 28,5 тыс. – грузины, 2,1 тыс. – русские, 0,9 тыс. – представители еврейских этнических групп.
Численность осетин в Грузии в 1989 году составляла 165 тыс. (порядка 3% населения) (42). Около 100 тыс. осетин проживали во внутренних районах Грузии (наиболее крупными были осетинские общины в Тбилиси, Гори, Рустави). Правовой статус Южной Осетии в докризисный период регулировался Законом о Юго-Осетинской АО, который был принят в 1980 году.
В своем развитии конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного значения.
Эскалация вооруженных конфликтов на Кавказе после 1991 года. Атлас этнополитической истории Кавказа
Первый этап (1988-1989) можно назвать идеологическим.
В этот период противоборствующие стороны обозначили главные претензии друг к другу, а также сформировали основополагающие этнополитические мифологемы будущего конфликта. Например, грузинские историки и журналисты стали говорить об осетинах как о «пришельцах на грузинской земле», «выходцах из Северного Кавказа», а осетины актуализировали тему «аланского братства» (в современном осетинском историко-политологическом нарративе аланы рассматриваются как предки осетин).
Второй этап (1989-1991) – политико-правовой. В течение двух лет грузинская и осетинская сторона вели другом с другом законотворческую («статусную») войну.
20 сентября 1989 года были опубликованы проекты законов Грузинской ССР, ущемлявшие права Юго-Осетинской АО. Чуть менее чем два месяца спустя, 10 ноября, на сессии народных депутатов Юго-Осетинской АО было принято решение о преобразовании области в автономную республику в составе Грузии. Эту акцию в Тбилиси восприняли крайне негативно, поскольку Южная Осетия повышала свой статус в одностороннем порядке.
16 ноября 1989 года Президиум Верховного Совета Грузинской ССР отменил решение югоосетинского областного Совета. Еще через неделю прошел многотысячный антиосетинский марш грузинских националистов на Цхинвали, столицу Юго-Осетинской АО, появились первые жертвы.
Далее произошло ключевое для эскалации конфликта событие.
11 декабря 1990 года Верховный Совет Грузии принял решение об отмене автономного статуса Южной Осетии. Почти одновременно власти Советского Союза объявили о режиме ЧП в югоосетинской автономии, а грузинское руководство начало ее блокаду.
Третий этап – вооруженная борьба между Грузией и Южной Осетией (январь 1991 – июль 1992).
Зоны конфликтов в Южной Осетии (1990–1992…) и Северной Осетии (1992…). Атлас этнополитической истории Кавказа
6 января 1991 года внутренние войска МВД СССР отправляются из Цхинвали в казармы, в город входит шеститысячный отряд грузинских боевиков, появляются жертвы среди мирного населения. В ходе военных действий столицу Южной Осетии штурмовали трижды (февраль и март 1991, июнь 1992).
В конфликт вовлекается Северная Осетия (субъект РФ на Северном Кавказе), куда прибыли около 43 тыс. беженцев из самой Южной Осетии и внутренних областей Грузии. При этом североосетинские действия напрямую Кремлем не контролировались. Более того, условием подписания Федеративного договора Владикавказ ставил поддержку (в той или иной форме) Южной Осетии Москвой.
В конце мая 1992 года Северная Осетия перекрывает газопровод, ведущий в Грузию.
24 июня 1992 года президенты РФ и Грузии Борис Ельцин и Эдуард Шеварднадзе подписывают Дагомысские (Сочинские) соглашения о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта.
14 июля 1992 года начинается миротворческая операция. Вводятся российский, грузинский и североосетинский миротворческий батальоны, боевые действия прекращаются, создается Смешанная контрольная комиссия (представители РФ, Грузии, Южной Осетии, Северной Осетии) по соблюдению условий прекращения огня.
В результате вооруженного противоборства было сожжено 100 сел, убито более тысячи человек.

Таким образом, вооруженный конфликт был «заморожен». Начинается его четвертый этап, продолжавшийся до мая 2004 года
В отличие от Абхазии, Южная Осетия не знала масштабных этнических чисток грузинского населения. Вплоть до августа 2008 года здесь сохранялось совместное проживание грузин и осетин. В Конституции непризнанной Республики Южная Осетия грузинский язык был назван в качестве языка меньшинства. Перестрелки, блокады и провокации прекратились, удалось достичь относительного мира. До 2004 года между Тбилиси и Цхинвали действовало прямое автобусное сообщение, существовали рынки (Эргнети), где грузины и осетины торговали совместно, взаимно признавались автомобильные номера.
Следует заметить, что в послевоенных условиях основу экономики территории с «отложенным статусом» составляла контрабанда, в которую были вовлечены представители обеих этнических групп.
Но эта теневая экономика накрепко привязывала Южную Осетию к Грузии, она же, пусть и неформальным способом, формировала доверие двух конфликтовавших общин. Заметную роль в урегулировании конфликта играл и президент Северной Осетии Александр Дзасохов (избран в 1998), который имел прямые неформальные контакты с соратником по бывшему Политбюро ЦК КПСС Эдуардом Шеварднадзе. Все это позволяло разряжать обстановку.
1989–2003. Этническая карта. Миграционные тенденции и их постсоветская кризисная эскалация. Атлас этнополитической истории Кавказа
Более того, за 12 лет был наработан значительный позитивный потенциал в процессе мирного урегулирования.
Во-первых, миротворческую миссию несли совместно грузинский и российский батальоны.
Во-вторых, были подписаны важные документы, обеспечивавшие реабилитацию конфликтной территории.
Среди них следует особо отметить Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте от 16 мая 1996 года и российско-грузинское межправительственное Соглашение о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и возвращении беженцев от 3 декабря 2000 года
Пятый этап (2004-2008) можно охарактеризовать как «разморозку» конфликта.
Он начался с попыток официального Тбилиси пересмотреть сложившийся в Южной Осетии баланс сил и политико-правовой формат урегулирования. «Революция роз» в Грузии (октябрь-ноябрь 2003 года), ошеломляющая победа (97% голосов) на президентских выборах Михаила Саакашвили (январь 2004 года) произошли, как и в начале 1990-х, на основе мобилизации «патриотического» ресурса.
В выступлениях Саакашвили и его соратников звучали идеи воссоздания единой Грузии и реванша за «национальные унижения» в Южной Осетии и Абхазии. 31 мая 2004 года без согласования действий со Смешанной контрольной комиссией (СКК) под предлогом борьбы с контрабандой на территорию Южной Осетии были введены силы спецназа МВД Грузии (300 человек).
Эти действия члены СКК расценили как нарушение Дагомысских соглашений. С грузинской стороны прозвучали обвинения в адрес российских миротворцев в этнической ангажированности, а также криминальной деятельности. 20 июля 2004 года президент Грузии публично заявил, что не исключает возможность денонсации Дагомысских соглашений: «Если в рамках соглашений на территории Цхинвальского района нельзя поднимать грузинский флаг, я готов выйти из этих соглашений».
Карта августовской войны 2008
Этим заявлением Саакашвили продемонстрировал, что стремится к реализации трех целей:

  • интернационализировать грузино-осетинский конфликт, подключить к его урегулированию США, страны Европы;
  • переформатировать конфликт из грузино-осетинского в грузино-российский и представить его как проявление российского неоимпериализма;
  • отказаться от эксклюзивной роли России как гаранта мира в регионе.

Именно реализация данных целей стала квинтэссенцией пятого этапа грузино-осетинского конфликта. 8-19 августа 2004 года в Южную Осетию пришла вторая война.
В этом военном противоборстве использовалось не только стрелковое оружие, но и артиллерия. И хотя к концу месяца стороны удалось на несколько дней разъединить, август (роковое время в конфликте) 2004 года стал началом новой волны обстрелов, нападений, провокаций и перекрытий жизненно важных коммуникаций. С тех пор тактика «мелкого военного фола» стала в Южной Осетии повседневной реальностью.
Эта кратковременная война (забытая – особенно на фоне «горячего августа» 2008 года) стала в определенной степени переломным моментом российской политики в регионе.
До 2004 года Москва стремилась к объективности и нейтралитету, сохранению статус-кво как наилучшего выхода. После 2004 года Россия (понимая взаимосвязь ситуации в Южной Осетии с безопасностью всего Северного Кавказа) фактически становится на сторону непризнанной республики.
Во-первых, теперь Москва рассматривает Цхинвали как инструмент для воздействия на Тбилиси, ставшего к этому моменту не только на откровенно проамериканский, но и антироссийский путь.
Во-вторых, потеря Южной Осетии видится как угроза для самой РФ.
Не разрешенный до сих пор осетино-ингушский конфликт тесно связан с ситуацией вокруг непризнанной республики.
В 2004-2006 годах парламент Грузии принял целый ряд постановлений, которые признавали российскую миротворческую миссию «отрицательной», а действия РФ оценивали как «неприкрытую аннексию».
Осенью 2006 года Тбилиси запускает проект «альтернативной Южной Осетии», делая своим «знаменем» бывшего премьер-министра и министра обороны непризнанной республики Дмитрия Санакоева. Цель этого проекта – переформатировать переговорный процесс (фактически отказавшись от прямого диалога с Цхинвали).
Карта августовской войны 2008
В марте 2007 года Тбилиси создает на территории Южной Осетии «временную административную единицу». Это решение фактически поставило крест на переговорах между Грузией и непризнанной республикой. Тбилиси предпринимает попытки международной легитимации Санакоева (он участвует в форумах в Брюсселе и Страсбурге, его рассматривают как «конструктивного» представителя осетинской стороны в отличие от Эдуарда Кокойты).
Венцом политики «разморозки» стали переподчинение грузинского миротворческого батальона Министерству обороны Грузии (ранее он подчинялся командованию Совместных сил по поддержанию мира), а также неоднократные заявления министра по реинтеграции Грузии Темури Якобашвили о необходимости выхода из существующих форматов мирного урегулирования. Переговоры между конфликтующими сторонами прекратились.
В 2008 году Москва тоже внесла свою лепту в «размораживание» конфликтов в Грузии. 21 марта Государственная Дума приняла заявление, в котором обозначила два условия для возможного признания независимости Абхазии и Южной Осетии (вступление Грузии в НАТО, силовая операция против двух непризнанных республик).
После этого, в апреле, уходящий президент РФ Владимир Путин поручил федеральному правительству оказать «предметную помощь» населению Абхазии и Южной Осетии. Само это поручение предполагало среди прочего установление фактически прямых дипломатических контактов Москвы с Цхинвали и Сухуми. Незамедлительно последовала жесткая реакция Запада, который обозначил территориальную целостность Грузии в качестве одного из своих приоритетов.
Как бы то ни было, к 7 августа 2008 года статус-кво в Южной Осетии был нарушен. В ходе боевых столкновений 2004 года погибли порядка 70 человек, а в последующие годы число жертв с обеих сторон (по разным оценкам) составляло 100 человек.
В августе 2008 года количество перешло в качество. Тактика «повышения» уровня насилия привела к штурму Цхинвали и жесткой ответной реакции со стороны России (на которую, похоже, не рассчитывали ни в Тбилиси, ни на Западе). Таким образом, военно-политическая авантюра Саакашвили и прямое вмешательство России в грузино-осетинский конфликт были подготовлены всей логикой предыдущего этапа «размораживания конфликта».
Карта августовской войны 2008
В ходе «пятидневной войны» Южная Осетия с помощью РФ установила свой контроль над территориями бывшей Юго-Осетинской АО, которые с начала 1990-х годов и до 2008 года находились под юрисдикцией Тбилиси (Ахалгорский район, Лиахвский коридор). Около 15 тысяч этнических грузин были вынуждены покинуть Южную Осетию.
26 августа 2008 года Россия признала независимость Южной Осетии. 17 сентября того же года был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РФ и Южной Осетией (ратификация в Государственной Думе прошла 29 октября), а 24 октября назначен посол России в Цхинвали. В начале 2009 года институт полномочного представителя президента Южной Осетии в России трансформировался в посольство.
В то же время, кроме России и с известными оговорками Никарагуа, Венесуэлы и Науру, независимость Южной Осетии никто не признал. США, страны ЕС, ООН, ОБСЕ, Совет Европы, ПАСЕ, НАТО по-прежнему рассматривают Южную Осетию как неотъемлемую часть Грузии.
Вместе с тем, представители Южной Осетии допущены к участию в многосторонних консультациях по вопросам стабильности и безопасности на Кавказе (известны как «Женевский процесс» или «Женевские переговоры»), которые начались 15 октября 2008 года В дискуссиях участвуют представители РФ, США, Европейского Союза, ООН, ОБСЕ, Грузии.
Югоосетинская и абхазская делегации не считаются официальными дипломатическими миссиями, однако они принимают участие в переговорном процессе по широкому спектру гуманитарных проблем и вопросов безопасности. Статусные вопросы в ходе «Женевских консультаций» оказались вне фокуса дискуссий.

Это один из лучших текстов о российско-грузинской войне 2008 года.

Семь лет назад разразилась российско-грузинская война. Она, безусловно, создала новую реальность – в Грузии, России, на постсоветском пространстве и в мире по отношению к России. Но большинство из нас знает о ней по мифам, созданным массированной российской пропагандой. Вот самые распространенные из них

Миф №1: Войну начал Саакашвили

Войну начинает тот, кто к ней заранее готовится.

Кто к ней готовился и кто пытался предотвратить?

В июне-июле 2008 года различные информационные источники сообщают, что политическое решение о скорой (предположительно – в августе) войне с Грузией в Москве уже принято, что курирует подготовку лично Путин. Официальное информационное агентство «Осинформ» обнародует формулу будущей войны: «миротворческая операция по силовому принуждению агрессора к миру».

5 июля начинаются широкомасштабные маневры Северокавказского военного округа (СКВО) «Кавказ-2008». В них принимают участие 8 000 военнослужащих, 700 единиц бронетехники, корабли Черноморского флота. Официальная цель учений – подготовка к проведению «операции по принуждению к миру». В войсках раздают листовку «Воин, знай вероятного противника!» – с описанием вооруженных сил Грузии.

К границе с Грузией перебрасываются лучшие десантные подразделения российской армии из разных регионов страны. Они заменяют ранее дислоцированные там мотострелковые части. У полигона 58-й армии «Терское» на юге Северной Осетии разворачивается полевой военный госпиталь, способный принимать по 300 раненых в день.

После окончания маневров полевой госпиталь не демонтируется. Участвовавшие в них войска не возвращаются в места постоянной дислокации. Часть из них просачивается в Южную Осетию. Благо там как раз в эти дни (так совпало) завершено сооружение военной базы в Джаве.

К началу войны (то есть до 08.08.08 – официальной даты вступления российских войск в боевые действия) в Джаве было сосредоточено порядка 200 единиц бронетехники и передовые части 135-го и 693-го полков 58-й армии – свыше 1200 человек. В России до сих пор не признают это (а как признать, что российские войска для отражения грузинской агрессии дислоцированы в Южной Осетии до начала самой агрессии?), но свидетельства самих солдат и офицеров 58-й армии, появившиеся в СМИ, не оставляют в этом сомнений (см., например, подборку «Капитан Сидристый и другие»).

Одновременно с военной подготовкой шла информационная. 20 июля начались хакерские атаки на грузинские государственные и информационные сайты. Это был второй в истории известный случай кибервойны против государства. (Первый зафиксирован в 2007 году, когда после обострения отношений России и Эстонии из-за переноса памятника советским солдатам в центре Таллинна были обрушены сайты эстонских правительственных учреждений.) Завершающая атака произошла утром 8 августа — против русскоязычных информационных сайтов Грузии.

Зато с 1 августа из Владикавказа в Цхинвали стали в организованном порядке прибывать российские журналисты. Вскоре их число возросло до 50 человек, но ни одного иностранного (за исключением корреспондента украинского телеканала «Интер») среди них не было. Российские власти установили жесткую систему допуска: аккредитацию следовало получить и в Минобороны и в МИДе. Через это двойное сито могли просочиться только самые проверенные и доверенные.

Так были обеспечены условия не только для массированного вторжения, но и для того, чтобы о нем сообщалось лишь то, что следовало сообщать.

Самое существенное в этой многоходовой комбинации заключается в том, что в действительности война началась

29 июля 2008 года.

Именно в этот день начались военные действия. И начали их, в соответствии с планами из Москвы, полностью подконтрольные России южноосетинские вооруженные формирования.

Они приступили к массированному и систематическому обстрелу сел Южной Осетии, находящихся под юрисдикцией Грузии, и позиций грузинского контингента миротворческих сил. Огонь велся из минометов и 120-миллиметровых орудий, вообще запрещенных в зоне конфликта. Погибли люди.

Это не отдельное обострение в застарелом противостоянии сепаратистов с центральной властью. Это откровенная прелюдия войны. Сознательная провокация с целью вызвать ответные действия. Так городская шпана подсылает малолетку задираться с прохожим, чтобы затем выскочить из-за угла и навалиться всей шоблой с криком: «Не тронь мальца!»

Власти Тбилиси прекрасно понимали, чего от них ждут. Но долго сносить удары невозможно. К вечеру 1 августа грузины начинают ответный артиллерийский огонь по позициям боевиков в окрестностях Цхинвали. Осетины отвечает расширением зоны обстрела грузинских сел и усилением интенсивности огня. В ход идут уже крупнокалиберные минометы и 122-миллиметровые орудия.

Из Цхинвали начинается массовая эвакуация населения в Россию. В течение нескольких дней было вывезено более 20 тысяч человек. По оценкам, это половина действительного населения самопровозглашенной республики. Цхинвали становится почти безлюдным городом.

А через Рокский тоннель – единственный путь для прохождения тяжелой техники из Северной Осетии в Южную – движется российская бронетехника и войска.

Грузинские власти до последнего пытаются решить дело миром. Личный представитель Саакашвили Т. Якобашвили договаривается о встрече с южноосетинским руководством в Цхинвали 7 августа при посредничестве российского посла по особым поручениям Ю. Поповым.

Приезжает. Попова нет. Оказывается, по дороге спустило колесо. «Так поставьте запаску!» – советует грузинский министр российскому послу. – «А и запаска проколота», — отвечает посол. Такая беда. Представитель Южной Осетии отказывается вести переговоры без российского посредника.

Якобашвили ведет переговоры, с кем есть, — командующим миротворческими силами генералом Кулахметовым. Тот признается, что «больше не в состоянии контролировать осетинские подразделения». Что делать? «Объявите об одностороннем прекращении огня», — советует Кулахметов.

В течение часа Якобашвили решил вопрос. В 17:00 он объявляет Кулахметову о согласии грузинского правительства на односторонне прекращение огня. В 17:10 грузинские пушки смолкли. В 19:10 Саакашвили заявляет об этом в прямом телевизионном обращении на грузинском и осетинском и призывает к переговорам.

Ответом становится интенсификация обстрелов грузинских сел. К 23.00 они достигли пика. И в это же время из Рокского тоннеля выходит колонна российских войск со 100 единицам бронетехники. Вторжение началось.

Через полчаса Саакашвили отдаст приказ о начале военной операции.

Он мог поступить иначе? Конечно, мог.

Но для этого надо было забыть, что ты президент суверенной страны, что ты мужчина и что ты грузин. И если бы он это сделал – не был бы ни тем, ни другим, ни третьим.

Это была ситуация цугцванга: в войну его умело завели правители России, не оставив другого выхода.

Хочет войны, начинает войну тот, кто к ней готовится, тот, кто не дает противнику шанса ее избежать. Это была Россия.

Миф №2: Россия начала войну, чтобы прекратить геноцид осетин

Откуда это взялось.

Уже 8 августа президент Южной Осетии Э. Кокойты сообщил о том, что в результате обстрелов и боевых действий только в Цхинвали погибли 1400 человек – цифра не окончательная. На следующий день, 9 августа, официальный представитель МВД республики объявил о 2100 погибших мирных жителях в Цхинвали.

Эта цифра – более 2000 погибших – фигурировала потом везде: и в отчетах, и в репортажах СМИ, и в интернет-форумах.

Число жертв дополнялось примерами зверств грузинской военщины: стрельба из танков прямой наводкой по домам, где прячутся мирные жители, прицельный огонь из пулеметов по детям и старикам, сжигание домов вместе с живыми людьми, обезглавленные трупы девушек…

Но когда стали считать, выяснилось, что все не совсем так. В Цхинвальской больнице, куда поступали все раненные и погибшие осетины, за все время боев в городе приняли 273 раненых и 44 убитых, 90% пострадавших – южноосетинские ополченцы. Глава следственного комитета при прокуратуре России А. Бастрыкин заявил о 134 погибших мирных жителях Южной Осетии за все время войны, по словам Юлии Латыниной, «одним махом воскресив 1866 человек».

Но и после официального подсчета цифра «2000» осталась и в общественном сознании, и даже в выступлениях, интервью официальных лиц, включая Путина.

Хотя она изначально нереальна. Официальное число жителей Цхинвали до войны – 42 тысячи. После эвакуации в начале августа от них должна была остаться половина. Обычное соотношение убитых и раненых в зоне военных конфликтов 1:3. Значит, статистически на 2000 убитых должно было быть еще 6000 раненных. То есть почти каждый второй цхинвалец после грузинского штурма был бы ранен или убит. А будь так – смог бы такой смелый арифметик, как Кокойты, об этом умолчать? Но не сказал.

Как же нарисовались 2000 погибших уже на второй день? А так – какой геноцид без тысяч жертв! «Тысячи» – это хотя бы две. Так и вышло 2000. Скромно – по минимуму.

Что касается грузинских зверств, ни один факт не нашел подтверждения даже после проверки такой взыскательной организацией как Human Rights Watch. Ни одного рассказа очевидца – только пересказы рассказанного. Именно так распространяются слухи. Судя по их обилию и драматизму, это были специально распускаемые слухи. Профессиональная деза.

Зато этнические чистки грузин силами южноосетинских вооруженных формирований – не слухи. Грузинского населения в Южной Осетии, где грузинские села перемежались с осетинскими почти в шахматном порядке, больше не существует. Ограблены, изгнаны, убиты – некоторые грузинские села просто сравняли с землей. Сделано это руками храбрых воинов Кокойты. В боях они не отличились и почти не участвовали (а сам воинственный президент при первых сообщениях о продвижении грузинских войск к Цхинвали сбежал из столицы под сень русских танков в Джаву, с ними и вернулся), зато в расправах с мирными жителями и мародерстве душу отвели.

Их стараниями грузин в Южной Осетии больше нет. Зато на территории Грузии, за пределами Южной Осетии, жило и продолжает спокойно жить более 60 тысяч осетин. Что бы с ними стало, если бы грузины действительно затеяли геноцид? Вспомните армян в Баку во время Карабахского кризиса.

Но дело в том, что геноцида осетин в Грузии и со стороны грузин ни до войны, ни во время ее, ни после — не было. Не было и причины.

Миф №3: Россия начала войну, чтобы защитить своих миротворцев

Последнее, чего хотели грузины – воевать с российскими миротворцами.

Первое, что они сделали, начиная военные действия, — предупредили русский миротворческий контингент.

В 23.35 президент Саакашвили отдает приказ о начале операции, а в 23.40 командующий миротворческими силами Грузии бригадный генерал Мамука Курашвили сообщает о продвижении войск командующему русскими миротворцами генералу Кулахметову и просит не вмешиваться.

«Не все так просто», — ответил русский генерал грузинскому.

Еще до этого, на начальной стадии военных действий, осетинские артиллеристы и минометчики вели обстрел грузинских сел вблизи мест дислокации миротворцев, используя их как прикрытия, а то и пользуясь прямой помощью для наведения огня. Кулахметов в беседах с грузинскими официальными лицами это и не считал нужным отрицать. Во время наступления грузинских войск ключевые фигуры южноосетинского командования прятались в главном штабе. По международным нормам, это делало и его легитимной целью.

Тем не менее, в карте целей, выданных грузинским артиллеристам во время артподготовки, объекты миротворцев были отмечены как запретные для огня.

Для того, чтобы защитить своих миротворцев, российскому руководству не надо было вводить войска и тратиться на войну. Достаточно было запретить Кокойты использовать их в качестве прикрытия – и все бы остались целы. Но цель была иная.

Миф №4: Россия начала войну, чтобы защитить своих граждан

Российские власти сами создали свою искусственную диаспору в Южной Осетии, выдав гражданство РФ и российские паспорта тысячам жителей самопровозглашенной республики на территории Грузии. Юридически это расценивается как вмешательство во внутренние дела другого государства. Как оказалось – и фактически. Искусственная диаспора создавала искусственный повод для вмешательства: защита своих граждан – ничего, что новоиспеченных, нам дороги все.

Остроумно, конечно: так можно обеспечить оправдание для вторжения в любую страну.

Но не оригинально: точно так же Гитлер создал повод для аннексии Чехословакии в 1938 году под предлогом защиты прав судетских немцев и для предъявления территориальных претензий Польше. То же пытался сделать Милошевич в 90-х в расчлененной Югославии.

Во-первых, хорошая компания. Во-вторых, известно чем в конечном счете обернулась эта их защита «угнетенным соотечественникам».

Кто действительно выиграл от практически бесконтрольной выдачи российских паспортов жителям Южной Осетии – коррумпированная верхушка республики. Грузины обнаружили в захваченном Цхинвали сотни российских паспортов без подписи владельцев – на эти «мертвые души» наверняка начислялись пенсии и пособия из российской казны.

Миф 5: Грузия бомбила Цхинвали

А зачем?

Когда грузинские войска в ночь на 8 августа подходили к Цхинвали, они вели лишь заградительный огонь и обстрел административных зданий. В другом не было нужды. Грузины вошли в целехонький и полупустой город, который покинули не только большинство жителей, но и основные силы ополченцев. Кокойты с цветом своего воинства сбежал на российскую военную базу в Джаве. Грузинским войскам противостояли немногочисленные разрозненные группки партизан со стрелковым оружием. От танков они могли только убегать.

Бомбежки и обстрел города из «Градов» понадобились в последующие два дня, когда грузин выбивали из города подоспевшие на помощь осетинским братьям российские войска. Это были их бомбы и снаряды. Это на их совести большинство погибших мирных граждан (см. Миф №2) и разрушенный город.

Миф №6: Грузины позорно бежали

О ходе современных войн большинство из нас получает представление по телевизионным картинкам. Из картинки августовской войны зритель мог запомнить, как «бежали робкие грузины», оставляя технику и казармы с заправленными кроватями. И не мог увидеть, чего не показали.

Например, разгром российской колонны бронетехники грузинским спецназом 8 августа. Тогда из 120 танков и бронетранспортеров было уничтожено больше половины, тяжелое ранение получил командующий 58-й армией генерал Хрулев. По утверждению Саакашвили, этот эпизод задержал продвижение российских войск на два дня. А потом российское командование подтянуло такие силы, что в случае прямого противостояния грузинская армия была бы разгромлена полностью. И он отдал приказ отступить, чтобы было чем оборонять Тбилиси. Плетью обуха не перешибешь.

Понятно, что соотношение сил российской и грузинской армий настолько несоизмеримо, что ни о каком реальном противоборстве не может идти и речи. Но это скорее относится к Мифу №1 – о том, хотели ли грузины войны.

Миф №7: Война закончилась миром

Грузия лишилась 20% территории – земель, которые большинство грузин считает своими. Ни один грузинский президент не посмеет отказаться от них навсегда. И никто не поручится, что какой-нибудь из них не решится вернуть утраченное – в том числе и силой.

Россия приобрела в качестве сателлитов два формально независимых квазигосударства, которые, кроме нее самой, признали только такие влиятельные державы, как Никарагуа, Венесуэла и Науру – за 50 млн. долларов, а Вануату еще торгуется, ну и ХАМАС, который сам государством не является. Фактически – это два навечно дотационных региона России, обреченных быть черными дырами российского бюджета, оазисами дикой коррупции и криминала. Благополучия и даже спокойствия там не будет никогда, а возможности криминальных и национальных конфликтов — всегда.

Россия вернула себе советский имидж брутального агрессора, что, конечно, тешит национальное самолюбие, но бизнесу, дипломатии и в конечном счете безопасности страны только вредит.

Россия и Грузия стали и останутся непримиримыми врагами. Это надолго. После войны между двумя государствами началась настоящая «холодная война», а как показывает недавний опыт прошлого, в «холодной войне» не всегда побеждает тот, у кого оружия больше и армия сильнее.

Миф №8: Южная Осетия – земля Осетии, а не Грузии

Территория Южной Осетии – исконная часть Грузии, о чем говорят даже географические названия. Тот же Цхинвали, после войны в русской прессе и официальных документах переименованный в Цхинвал, не стал от этого менее грузинским, поскольку корень его – от древнегрузинского слова, означающего «граб». Осетины в столице Южной Осетии стали национальным большинством только к 1990 году. До межнациональных конфликтов заката СССР и вызванных им войн суверенитетов здесь практически не было антагонизма между грузинами и осетинами. Это даже не ситуация Косова, где на исконно сербской земле образовалось подавляющее албанское большинство. Этническая чистка, произведенная Кокойты при поддержке Путина в 2008-м слишком глубокая и свежая рана, чтобы она могла затянуться, а грузины с ней смириться.

Стыдные вопросы о конфликте в Южной Осетии В 2008-м была настоящая война с участием России? Правда, что Грузия надеялась на вмешательство США?

13 августа 2008 года, около города Гори, Грузия Chris Hondros / Getty Images

Почти ровно десять лет назад, 8 августа 2008 года, российские вооруженные силы вступили в конфликт с Грузией на стороне Абхазии и Южной Осетии — непризнанных и не подконтрольных Тбилиси республик. Военные действия длились всего несколько дней. Россия успела за это время начать наступление вглубь территории Грузии и нанести значительный урон грузинским войскам — а затем добиться выгодного перемирия, избежав международной изоляции. «Медуза» отвечает на стыдные вопросы о российско-грузинской войне — первой войне на Европейском континенте в XXI веке.

Это была полноценная война? Или правильно описывать это как конфликт? Кто с кем воевал?

В России события августа 2008 года чаще всего называют «вооруженным конфликтом в Южной Осетии». На Западе принято название Российско-грузинская война. Несмотря на то что активная фаза боевых действий продолжалась всего пять дней, считается, что это была именно война — первая на Европейском континенте в XXI веке.

В боевых действиях участвовали с одной стороны вооруженные силы Грузии и с другой — ВС России и миротворцы, размещенные на территории непризнанных республик Южная Осетия и Абхазия. Во времена СССР эти республики входили в состав Грузии на правах автономных областей, а после распада Советского Союза попытались отделиться от нового грузинского государства. В ходе войн за независимость (южноосетинская шла с 1991 по 1992 год, абхазская — с 1992-го по 1993-й) Россия поддерживала сепаратистов; в итоге оба конфликта были заморожены: на территории Абхазии и Южной Осетии, которые Грузия продолжала рассматривать в качестве составной части собственного государства, разместили международные миротворческие силы. Контингенты включали военных из Южной Осетии, Абхазии, России и Грузии.

Если конфликт оставался замороженным 15 лет, почему вдруг началась война?

Конфликт между Грузией и Южной Осетией вступил в новую фазу в 2004 году с приходом к власти Михаила Саакашвили. Став президентом, он предложил план урегулирования на условиях вхождения непризнанной республики в состав Грузии, который власти Южной Осетии отвергли. Уже в августе 2004 года были зафиксированы вооруженные столкновения на границе, в 2006 и 2007 году попытки Грузии подчинить Абхазию и Южную Осетию привели к новым кризисам. В 2008-м власти непризнанных республик обратились к России с официальной просьбой о признании их независимости, ссылаясь на признание большинством западных стран независимости Косово.

Одновременно с 2004 года происходило ухудшение российско-грузинских отношений — в первую очередь из-за планов Саакашвили по вступлению Грузии в НАТО; в РФ также опасались, что Грузия попытается установить контроль над Южной Осетией и Абхазией с помощью иностранных миротворцев — в российских СМИ упоминался план Грузии по захвату непризнанных республик в 2006 году (его существование не подтверждено), а в начале 2007-го Генштаб ВС РФ подготовил план на случай грузинской агрессии. В апреле 2008 года Россия направила дополнительные войска в Абхазию, а также спровоцировала дипломатический кризис с Грузией, объявив об установлении прямых отношений с правительствами непризнанных республик (при этом еще с начала 2000-х годов многие жители Абхазии и Южной Осетии могли получать российские паспорта. Как писал «Коммерсантъ» со ссылкой на официальные данные, этой возможностью воспользовалось 80% населения Абхазии и 90% — Южной Осетии).

Кто первый начал?

Это один из самых сложных вопросов, касающихся конфликта. Официально военные действия начались в ночь на 8 августа 2008 года с обстрела и штурма южноосетинской столицы Цхинвали грузинскими войсками. Однако вооруженные столкновения и обстрелы на границе Грузии и Южной Осетии велись как минимум с конца июля — в том числе с южноосетинских позиций артиллерия обстреливала грузинские деревни. Эти обстрелы Грузия расценила как нарушение перемирия, заключенного в 1992 году. При этом с грузинской стороны также велись обстрелы; каждая из сторон утверждала, что перемирие нарушил противник.

Россия вступила в конфликт 8 августа, объявив «операцию по принуждению к миру» Грузии — при этом, по некоторым свидетельствам, российские войска вошли в Южную Осетию 7 августа, то есть фактически они пересекли границу до начала обстрела Цхинвали.

Конфликт в Южной Осетии. День за днем Meduza

Зачем российские войска устроили наступление в Грузии?

Официально целью операции по принуждению к миру было обеспечение безопасности миротворцев и гражданского населения. Поводом для начала операции стало то, что в результате действий грузинских войск пострадали российские миротворцы, а также граждане РФ (министр иностранных дел Сергей Лавров впоследствии говорил, что Грузия спровоцировала в регионе гуманитарный кризис, заставив тысячи российских граждан покинуть свои дома). 8 и 9 августа ВС России продвигались по территории Южной Осетии при поддержке авиации и артиллерии, которые наносили удары и по территории Грузии. 9 августа в Черное море из Севастополя вышли корабли ВМФ РФ.

11 августа началось наступление российских войск вглубь Грузии одновременно со стороны Абхазии и Южной Осетии. Российские военные заняли несколько грузинских населенных пунктов, в том числе порт Поти к югу от Абхазии, а также Гори, расположенный в 80 километрах от Тбилиси. На следующий день президент Дмитрий Медведев объявил о завершении военной операции, отметив, что вооруженные силы противника дезорганизованы, безопасность миротворцев и гражданского населения восстановлена, а агрессор «наказан и понес значительные потери». При этом продвижение российских войск, а также обстрелы и авиаудары продолжались до конца дня 12 августа.

Картографические данные © 2018 Google

Почему не стали брать Тбилиси?

В этом случае было бы не избежать международного осуждения. Сразу после начала конфликта международное сообщество начало предпринимать попытки примирить враждующие стороны, для чего в Москву прилетел Николя Саркози (на тот момент — председатель Европейского совета). Саркози представил Москве план перемирия, который предусматривал прекращение огня, отвод российских и грузинских войск, а также создание международных гарантий безопасности для Абхазии и Южной Осетии. План был одобрен Медведевым, но подписан только 16 августа — после того, как свои подписи на документе поставили главы непризнанных республик и Грузии.

Россия победила?

Российские вооруженные силы, многократно превосходившие по численности силы противника, без труда выбили грузинских военных с территории Абхазии и Южной Осетии, а также из нескольких городов в самой Грузии. Кроме того, Россия достигла нескольких целей: без значительного ущерба для своих позиций на международной арене в ходе кратковременной операции не допустила установления контроля Грузии над непризнанными республиками, а также отодвинула на неопределенный срок вступление Грузии в НАТО.

Дипломатические последствия для России ограничились временной — до осени 2009 года — заморозкой отношений с ЕС и НАТО (действия ВС РФ на Западе сочли «несоразмерными»).

Солдаты грузинской армии в Гори, 9 августа 2008 года David Mdzinarishvili / Reuters / Scanpix / LETA

Правда, что война выявила плохое техническое оснащение российской армии?

В ходе конфликта стало очевидно плачевное состояние коммуникационного оснащения военных. Знаменитым стал эпизод, рассказанный специальным корреспондентом «Комсомолки» Александром Коцом: журналист утверждал, что командующему 58-й армией генералу Анатолию Хрулеву в какой-то момент пришлось попросить у него для связи с войсками редакционный спутниковый телефон. Кроме того, оказалось, что в зоне боевых действий была отключена американская система GPS, и военные остались без навигации — отечественная система ГЛОНАСС должна была выйти на глобальное покрытие только в 2010 году. Из-за проблем с коммуникациями возникали многочисленные случаи стрельбы по своим (по некоторым оценкам, из шести российских самолетов, потерянных в дни конфликта, три были сбиты российскими или южноосетинскими военными).

В октябре 2008 года замминистра обороны РФ по вооружениям Владимир Поповкин заявил, что августовские события заставили командование «несколько переосмыслить сегодняшнее состояние вооруженных сил», подчеркнув, что запас вооружения и техники времен СССР окончательно выработан. 14 октября было объявлено о начале масштабной реформы российских вооруженных сил.

Кажется, Запад сперва осуждал Россию, но потом вроде как выяснилось, что Россия не виновата. Это так?

Действительно, изначально международное общественное мнение было на стороне Грузии — у Михаила Саакашвили была репутация прозападного политика, и он пользовался значительной популярностью в США и Европе. Считается, что, понимая это, российские власти сопровождали военную операцию кампанией в медиа, — в частности, российских военных сопровождали журналисты, а представители ВС РФ с готовностью давали интервью и комментарии прессе. По некоторым данным, на информационное обеспечение войны Кремль потратил значительные средства, однако в итоге медийная кампания была проиграна: в частности, мировые СМИ писали о России как об агрессоре в ходе войны.

В декабре 2008 года при ЕС была создана независимая комиссия по расследованию обстоятельств, которые привели к конфликту. В сентябре 2009 года комиссия опубликовала итоговый доклад, в котором утверждалось, что ответственность за начало военных действий лежит на Грузии, однако отмечается, что в предшествующие месяцы Россия «совершала многочисленные акты провокаций».

Правда, что Саакашвили надеялся на помощь США?

Версия о том, что до начала военных действий Михаил Саакашвили заручился поддержкой США, обсуждалась в мировой прессе сразу после окончания войны. В частности, премьер-министр РФ Владимир Путин в конце августа 2008 года заявил, что война в Южной Осетии была нужна американским республиканцам, которые надеялись с ее помощью поднять рейтинг кандидата в президенты Джона Маккейна. О том, что конфликт был спланирован американцами, заявляли и другие российские должностные лица и исследователи (а также президент Венесуэлы Уго Чавес и кубинский лидер Фидель Кастро).

Ведущие американские СМИ (среди них Newsweek и The New York Times) со ссылкой на многочисленные источники утверждали, что ни о каком согласии американских властей на проведение операции речи быть не могло. Наоборот, американские чиновники якобы советовали Саакашвили не ввязываться в конфликт. При этом не исключено, что Саакашвили действительно надеялся, что США помогут ему в случае начала военных действий, — по предположению авторов The New York Times, грузинский президент мог неверно расценить заявления американских политиков, часто заверявших его в прочности союзнических отношений между США и Грузией.

Война с Грузией — это та самая «маленькая победоносная война»? Она помогла властям России поднять рейтинг?

Еще один сложный вопрос. В августе — сентябре 2008 года до рекордного значения в 88% поднялся рейтинг премьер-министра России Владимира Путина — притом что военная операция находилась в компетенции президента и Верховного главнокомандующего, Дмитрия Медведева. Его рейтинг, по данным ВЦИОМ, тоже вырос — но лишь до 44%.

Несколько лет спустя события августа 2008 года были использованы для нападок в адрес Медведева, к тому моменту занявшего пост премьер-министра РФ. В 2012 году в России вышел фильм «8 августа 2008 года. Потерянный день». В нем высокопоставленные отставные военные критиковали Медведева за нерешительность и хвалили Путина, — в частности, бывший начальник Генштаба ВС РФ генерал Юрий Балуевский утверждал, что высшее командование во главе с Медведевым бездействовало, «пока не последовал пинок в одно место от Владимира Владимировича».

Путин в 2012 году признавал, что 7 и 8 августа 2008 года дважды звонил Медведеву из Пекина, где находился во время Олимпиады, «чтобы обсудить ситуацию вокруг Южной Осетии» — в СМИ это заявление сочли подтверждением того, что решение о начале военной операции мог принять не Медведев, а Путин.

Российские военные уезжают из Грузии, 22 августа 2008 года Uriel Sinai / Getty Images

Абхазия и Южная Осетия в результате войны выиграли?

События 2008 года серьезно отразились на жизни обеих республик. Десятки тысяч человек, оказавшихся в зоне конфликта, были вынуждены покинуть свои дома, и многие до сих пор не могут вернуться. Обе частично признанные республики остаются неблагополучными регионами. Экономики обеих практически полностью ориентированы на Россию — поскольку все связи с Грузией после войны были разорваны. Бюджеты республик в значительной степени зависят от российских дотаций (по данным журнала «Профиль» на март 2017 года, бюджет Южной Осетии финансируется из федерального бюджета РФ на 88,7%, Абхазии — на 67,4%).

Почти сразу по окончании конфликта, 26 августа 2008 года, Россия официально признала Абхазию и Южную Осетию в качестве независимых государств — Дмитрий Медведев объявил об этом после соответствующего обращения от обеих палат российского парламента. С тех пор независимость республик признали еще несколько стран — членов ООН: на сегодняшний день, помимо России, это Никарагуа, Венесуэла, Науру и Сирия (объявила о признании в мае 2018 года). Еще две страны — Вануату и Тувалу — признали независимость республик, но затем отозвали это решение. Ни в одну другую страну мира жители Абхазии и Южной Осетии не могут поехать по паспортам своих республик.

Константин Бенюмов

  • Напишите нам