Фугасный огнемет фог 1

Фугасный огнемёт

Немецкий однозарядный фугасный огнемёт Abwehrflammenwerfer 42 периода Второй мировой войны, копия советского ФОГ-1

Фугасный (пороховой) огнемёт — разновидность струйного огнемёта, принцип действия которой основан на метании зажигательной смеси не за счёт давления сжатого воздуха, подаваемого из баллона (так называемый пневматический огнемёт), а за счёт давления пороховых газов, образующихся при подрыве специального метательного заряда; в свою очередь, фугасные огнемёты подразделяются на поршневые и беспоршневые. Фугасный принцип действия могут иметь как ранцевые, так и тяжёлые и танковые огнемёты.

По сравнению со струйным огнемётом с традиционным принципом действия фугасный огнемёт характеризуется более высоким давлением в резервуаре и, как следствие, более высокой начальной скоростью выталкиваемой огнесмеси и значительно большей эффективной дальностью действия; это стало причиной того, что принцип использования пороховых газов стал преобладающим в конструкции струйных огнемётов.

История

Первая мировая война и межвоенный период

Первым в мире фугасным огнемётом стал российский тяжёлый СПС, предложенный в июне 1916 году инженерами Странденом, Поварниным и Столицей и имевший массу 32,5 кг, дальность действия 35—50 м и время действия 1—2 секунды. В начале 1917 года огнемёт поступил в серийное производство на построенном годом ранее Казанском нефтеперегонном заводе, где до окончания Первой мировой войны были выпущены 362 экземпляра устройства. Первое боевое применение СПС произошло при обороне РККА Каховского плацдарма осенью 1920 года.

Фугасный принцип действия также имели некоторые советские танковые огнемёты межвоенного периода, например автоматический пороховой огнемёт конструкции НАТИ.

Вторая мировая война

В период Второй мировой войны в СССР были созданы и очень активно применялись (в том числе прорабатывались различные варианты их использования в качестве танковых) тяжёлые однозарядные фугасные огнемёты ФОГ-1 и ФОГ-2, ставшие наиболее известными и узнаваемыми среди подобных устройств. Принцип давления пороховых газов метательного заряда использовался также в конструкции практически всех созданных в этот период танковых огнемётов, устанавливавшихся на советских огнемётных танках: АТО-41, АТО-42, ОТОГ. В 1942 году в нацистской Германии был принят на вооружение фугасный огнемёт Abwehrflammenwerfer 42, представлявший собой копию ФОГ-1.

Послевоенный период и современность

Тяжёлый пехотный огнемёт ТПО-50 в Музее КДВО (Хабаровск)

В послевоенный период фугасный принцип действия практически вытеснил в конструкциях струйных огнемётов подачу сжатого газа из баллонов, и остаётся преобладающим до настоящего времени. В 1950-е годы в СССР были созданы ранцевый ЛПО-50 и тяжёлый ТПО-50, состоявшие на вооружении армий СССР и некоторых других государств (ЛПО-50 был снят с вооружения в 1970-х годах, тогда как более эффективный ТПО-50 продолжает состоять на вооружении армий России и Китая). Также принцип использования давления пороховых газов использовали все советские послевоенные танковые огнемёты: АТО-1, ОМ-250, АТО-200.

После появления существенно более эффективных реактивных огнемётов струйные огнемёты всех типов стали стремительно уступать им место; этот процесс затронул и фугасные огнемёты, и в настоящее время они практически не встречаются, а новые их модели не разрабатываются.

> См. также

  • Отдельная рота фугасных огнемётов

Примечания

  1. Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. 1905–1941. — М.: «Экспринт», 2002. — Т. 1. — С. 196. — 344 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94038-030-1.
  2. Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. 1941–1945. — М.: «Экспринт», 2005. — Т. 2. — С. 380. — 2000 экз. — ISBN 5-94038-074-3.
  3. 1 2 3 Огнемёт // Объекты военные — Радиокомпас / . — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1978. — С. 13—14. — (Советская военная энциклопедия : ; 1976—1980, т. 6).
  4. 1 2 3 4 Огнемёт // Военная Энциклопедия в 8 томах / Под ред. П. С. Грачёва, И. Н. Родионова и др.. — М.: Воениздат, 1994. — Т. 6. — С. 12—13. — 639 с. — 10 000 экз.
  5. 1 2 3 4 5 Де Лазари А. Н. Комментарии // Химическое оружие на фронтах Мировой войны 1914—1918 гг. Краткий исторический очерк / Науч. ред. и коммент. М. В. Супотницкого. — М., 2008. — 268 с.
  6. 1 2 3 4 Ардашев А. Н. Огнеметно-зажигательное оружие. — М.: АСТ/Астрель, 2001. — С. 100—101, 105, 109—111. — 288 с. — (Военная техника). — 10 100 экз. — ISBN 5-17-008790-X, ISBN 5-271-02200-5.
  7. 1 2 3 Огнеметы: прошлое и будущее // Учительская газета.
  8. Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Огнемётный танк БТ-7 // Отечественные бронированные машины. XX век. 1905–1941. — М.: «Экспринт», 2002. — Т. 1. — С. 195. — 344 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94038-030-1.
  9. Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. 1941–1945. — М.: «Экспринт», 2005. — Т. 2. — С. 388—389. — 2000 экз. — ISBN 5-94038-074-3.
  10. Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. 1941–1945. — М.: «Экспринт», 2005. — Т. 2. — С. 378—389. — 2000 экз. — ISBN 5-94038-074-3.
  11. 1 2 Сергей Монетчиков. Разящие огнём. Российское огнемётное оружие // Братишка : журнал. — Март 2007.
  12. Струйные и реактивные огнемёты. Вооружения и военная техника. ryadovoy.ru. Дата обращения 10 июня 2011. Архивировано 11 августа 2012 года.

Литература

  • Объекты военные — Радиокомпас / . — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1978. — 678 с. — (Советская военная энциклопедия : ; 1976—1980, т. 6).
  • Военная Энциклопедия в 8 томах / Под ред. П. С. Грачёва, И. Н. Родионова и др.. — М.: Воениздат, 1994. — Т. 6. — 639 с. — 10 000 экз.
  • Ардашев А. Н. Огнеметно-зажигательное оружие. — М.: АСТ/Астрель, 2001. — 288 с. — (Военная техника). — 10 100 экз. — ISBN 5-17-008790-X, ISBN 5-271-02200-5.
  • Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. 1905–1941. — М.: «Экспринт», 2002. — Т. 1. — 344 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94038-030-1.
  • Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. 1941–1945. — М.: «Экспринт», 2005. — Т. 2. — 448 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94038-074-3.
  • Де Лазари А. Н. Химическое оружие на фронтах Мировой войны 1914—1918 гг.: Краткий исторический очерк / А. Н. Де Лазари; Науч. ред. и коммент. М. В. Супотницкого. — М.: Вузовская книга, 2008. — 268 с. — 300 экз. — ISBN 978-5-9502-0314-5.
  • Сергей Монетчиков. Разящие огнём. Российское огнемётное оружие // Братишка : журнал. — Март 2007.

Изрыгающие пламя

Со времен Первой мировой войны разнообразные огнеметы заняли прочное место в системе вооружения пехоты. Круг их задач был достаточно широк – «выкуривание» и «выжигание» противника из полевых и долговременных фортификационных сооружений, ходов сообщения, каменных зданий, поражение открытой живой силы, огневых средств, бронированной и небронированной техники, создание очагов пожаров.
Нынешний рассказ – о двух типах струйных огнеметов: носимых ранцевых и стационарных фугасных.
Главной «составляющей» огнемета является, конечно, само зажигательное вещество, которым он снаряжен. До 1940 года использовалась жидкая огнесмесь, включавшая 25% бензина, 25% керосина и 50% моторного масла. Ей были свойственны все недостатки смесей небольшой вязкости – дальность огнеметания составляла не более 30 м (то есть огнеметчику следовало приблизиться к противнику на дистанцию броска гранаты), значительная часть смеси сгорала в полете, не достигнув цели, а часть – пусть и незначительная – падала на землю перед огнеметчиком.
Правда, имелись у жидких смесей и плюсы – простота приготовления, доступность исходных продуктов, устойчивость при хранении, легкая воспламеняемость при низких температурах, способность давать при огнеметании широкую струю пламени, которая обволакивает объект и деморализующе действует на вражеских солдат. («Все живое боится огня» – истина давно и хорошо известная.) Тем не менее настоятельная необходимость увеличить дальность и эффективность огнеметания требовала более вязких смесей.
Для приготовления вязких смесей нужны загустители. В качестве последнего приняли отверждающий порошок ОП-2 А. П. Ионова. Вязкие огнесмеси составлялись из различных сортов бензина, жидкости БГС и порошка ОП-2, солярового масла: один из вариантов содержал 88–91% автомобильного бензина, 5–7% солярового масла и 4–5% порошка ОП-2, другой – 65% бензина, по 16–17% жидкости БГС и масла, 1–2% ОП-2. Кроме увеличения дальности огнеметания и времени горения эти смеси отличались и лучшим прилипанием к поверхностям. НИИ-6 Наркомата боеприпасов вел опыты по снаряжению огнеметов смесями горючего с самовоспламеняющейся жидкостью КС, но их использование требовало сложных технических решений и в серийных образцах они не применялись. При отсутствии вязких смесей в войсках занимались изготовлением жидких, например смеси мазута, керосина и бензина.
РОКСы и ФОГи
К началу Великой Отечественной войны в РККА имелись ранцевые огнеметы РОКС-1 и РОКС-2 (ранцевый огнемет Клюева – Сергеева) образца 1940 года. Каждый из них состоял из резервуара с огнесмесью (выполнялся в виде ранца), баллона со сжатым газом, ружья-брандспойта, связанного с резервуаром гибким шлангом и снабженного автоматически действующим зажигателем, ременного подвеса. Резервуар РОКС-2 вмещал 10–11 л огнесмеси, дальность огнеметания вязкой смесью достигала 30–35 м, жидкой – до 15 м.
В 1942 году Клюев и Сергеев, работавшие на заводе № 846 Наркомата вооружения, сконструировали огнемет РОКС-3 с цилиндрическим резервуаром, уменьшенным ружьем-брандспойтом, улучшенной герметизацией. 10 л огнесмеси рассчитывалось на 6–8 коротких (длительностью до 1 с.) или 2–3 длинных (3–4 с.) выстрела. Дальность огнеметания вязкой огнесмесью – до 40 м (при попутном ветре – 42 м).
Действовал РОКС-3 следующим образом: сжатый воздух, находящийся в баллоне под давлением 150 атм, поступал в редуктор, где его давление понижалось до рабочих 17 атм. Через обратный клапан воздух проходил по трубке в резервуар, под его давлением огнесмесь по заборной трубке и гибкому рукаву поступала в клапанную коробку. При начальном нажатии на спусковой крючок ружья-брандспойта открывался выпускной клапан и порция огнесмеси подавалась по шлангу в брандспойт. На пути она проходила через успокоитель, гасивший возникшие в смеси винтовые вихри. При дальнейшем нажатии на крючок срабатывало зажигательное устройство на конце брандспойта, его пламя поджигало струю. Зажигательное устройство РОКС-3 содержало барабан на 10 холостых воспламенительных патронов, выполненных на основе «нагановской» гильзы, и ударный механизм. Пиротехническая зажигалка позволяла обойтись без электроцепей, но в полевых условиях холостой патрон нередко отсыревал. Да и резиновые шланги с недостаточной резиностойкостью трескались или разбухали. Так что РОКС-3, хотя и был надежнее предшественников, все же требовал внимательного отношения и весьма тщательного ухода. Проверку боем РОКС-3 прошли в ходе Сталинградской битвы.
Постановлением ГКО от 12 июля 1941 года на вооружение принят стационарный беспоршневой фугасный огнемет ФОГ-1, предназначавшийся прежде всего для усиления противотанковой обороны, а также для создания огневой завесы на подступах к позициям, прикрытия флангов и стыков.

В фугасных огнеметах метание огнесмеси производится давлением пороховых газов вышибного порохового заряда. Это позволяет увеличить дальность выброса и мощность струи, но расплачиваться приходится громоздкостью и необходимостью приводить огнемет в действие дистанционно.
ФОГ-1 имел съемную насадку-брандспойт, пороховой заряд и зажигательную шашку с раздельными электрозапалами. Зарядка рассчитана на один выстрел длительностью около 2 с. На позиции огнемет устанавливался в лунку, фиксировался колышками, маскировался, в действие приводился подачей тока от подрывной машинки или аккумуляторной батареи.
Огнемет ФОГ-2, принятый на вооружение в 1942 году, был компактнее прежде всего за счет укорочения брандспойта, давал дальность огнеметания от 25 до 100–110 м вязкой смесью и до 45–60 м – жидкой. Заряд пироксилинового пороха и зажигательная шашка с единым электрозапалом размещались в одном стакане в верхней части резервуара. Через отверстия стакана пороховые газы попадали в резервуар и выталкивали огнесмесь через сифонную трубку и брандспойт. При достижении давления 20–40 атм срезалась мембрана на выходе из трубы брандспойта, огнесмесь вылетала из огнемета, воспламеняясь на выходе пламенем зажигательной шашки. Поскольку электрокабели часто рвались, электровоспламенение продублировали пороховым патрончиком и ударным механизмом. И нередко огнеметчику приходилось высовываться из окопчика вблизи позиции огнеметов и просто бить по ударнику саперной лопаткой. В 1944 году ФОГ-2 вместо такого приспособления снабдили взрывателем типа МУВ, применявшимся в инженерных боеприпасах, – его чеку можно было выдернуть с помощью проволоки или шнура.

Соответственно свойствам огнеметов различались тактика и организация огнеметных подразделений и частей. А согласно обозначениям оружия они делились на «роксистов» и «фогистов».
Накануне войны взводы ранцевых огнеметов входили в состав химических рот стрелковых дивизий. Приказом наркома обороны И. В. Сталина от 13 августа 1941 года огнеметные подразделения передавались в состав стрелковых полков на правах отдельных команд. Но уже осенью были сформированы отдельные роты ранцевых огнеметов (орро). По штату от июня 1942 года каждая орро оснащалась 120 огнеметами.
Как и предполагалось до Великой Отечественной, ранцевые огнеметы оказались эффективными в боевых порядках пехоты. Директива Главного военно-химического управления от 27 сентября 1942 года предусматривала использование ранцевых огнеметов в обороне (с примерным насыщением 1–2 взвода ранцевых огнеметов на стрелковый полк), контратакующими и штурмовыми группами, гарнизонами дотов и дзотов.
В составе 39-й гвардейской стрелковой дивизии в Сталинграде во время боев за завод «Красный Октябрь», например, действовала 171-я отдельная рота ранцевых огнеметов. По 3–5 огнеметчиков придавались штурмовым группам, имевшим задачу активными действиями, преимущественно ночью, изматывать и уничтожать противника в заводских зданиях. Обычно огнеметчики скрытно, ползком выдвигались к позициям гитлеровцев и производили огнеметание по амбразурам огневых точек врага. После этого они забрасывались гранатами и занимались пехотинцами. С 4 по 26 ноября так удалось расправиться с 25 огневыми точками, что позволило захватить и удержать пять заводских зданий.
Стоит отметить, что под обстрелом противника огнеметчик рисковал больше обычного пехотинца: в любом положении он представлял собой большую мишень, любое попадание пули или осколка в резервуар или шланг могло превратить его в живой факел. А вражеские солдаты специально охотились за огнеметчиками, понимая, какую угрозу они представляют. Это делало особенно важным скрытность выдвижения и прикрытие огнеметчиков пехотинцами.
Орро вводились в состав инженерно-саперных штурмовых батальонов. А в середине 1943 года началось укрупнение огнеметных подразделений, в частности формировались отдельные батальоны ранцевых огнеметов (обро). В мае 1944-го обро включаются в состав штурмовых инженерно-саперных бригад. Батальон по штату имел две роты по 120 РОКСов в каждой.
В августе 1941 года принимается решение о формировании отдельных рот фугасных огнеметов (орфо). С октября 1941 по январь 1942-го в войсках создали 143 такие роты на конной тяге. Вскоре, однако, для большей мобильности лошадей заменили автомобилями, а количество огнеметов в роте снизилось со 180 до 135 штук.
В обороне ФОГи поначалу располагали линейно на стыках стрелковых частей на танкоопасных направлениях. При этом эффект применения огнеметов – во всяком случае против танков – был обычно довольно ограниченным. Тем не менее 26-я орфо под командованием лейтенанта М. С. Собицкого 1 декабря 1941 года севернее Наро-Фоминска уничтожила четыре танка и до двух пехотных рот противника – этот случай был отмечен командующим Западным фронтом Г. К. Жуковым в приказе № 075 от 8 декабря 1941 года.
Главное военно-химическое управление в августе 1942-го рекомендовало оборудовать позиции фугасных огнеметов сосредоточенно в виде «огнеметных кустов» с уменьшением интервалов по фронту и эшелонированием в глубину. Это отвечало общему направлению создания эшелонированной противотанковой обороны и увеличения плотности противотанковых средств на важнейших танкоопасных направлениях. Огнеметное отделение (6 человек, 16 ФОГов) располагалось в обороне тремя «кустами» – каждая пара бойцов устанавливала по 5–6 ФОГов, направляя их в разные секторы. «Кусты» прикрывались автоматчиками. Орфо занимала таким образом позицию 1–1,2 км по фронту и 200–300 м в глубину. Обычно танки противника подпускались на 60–80 м, затем производилось огнеметание группами.
В первую военную зиму ФОГи иногда делали «подвижными», ставя на сани или волокуши, и использовали в наступательных боях. Позднее стали подтягивать на самодельных колясках для закрепления захваченных позиций и отражения контратак противника (такое применение имело место, например, в оборонительном сражении под Сталинградом).
Летом 1943-го были созданы отдельные моторизованные противотанковые огнеметные батальоны (омптоб, на вооружении каждого батальона имелось 540 ФОГов) и отдельные огнеметные батальоны (ооб, 576 ФОГов). Они числились в резерве Ставки ВГК и придавались на время крупных операций фронтам. Там они распределялись обычно по стрелковым соединениям. Роты и взводы фугасных огнеметов вводились в боевые порядки стрелковых частей и артиллерийских истребительно-противотанковых подразделений. 5 июля 1943 года в районе Малоархангельска 410-й стрелковый полк 81-й стрелковой дивизии смог удержать свои передовые позиции благодаря умелому использованию фугасных огнеметов, приданных 2-му батальону. Огнеметанием, огнем противотанковых орудий и противотанковыми средствами пехоты было подбито и сожжено 57 вражеских танков.
Самостоятельные действия огнеметчиков при слабой поддержке пехотой и артиллерией давали худший результат. Так, 4-й омптоб под командованием капитана В. В. Костюченко в течение 9–11 октября 1943 года мужественно оборонял плацдарм на правом берегу Днепра в районе деревни Щучинка, отражая атаки танков и пехоты гитлеровцев, и не позволил врагу прорваться к переправам. Заняв участок обороны шириной три километра, батальон установил 246 ФОГов. Нашим воинам удавалось сдерживать натиск врага, но его танки, пользуясь отсутствием противотанковых пушек и ружей, расстреливали обнаруженные позиции огнеметчиков с безопасного для себя удаления. Уже утром 9 октября 3-я рота батальона потеряла около 40% личного состава, 2-я рота – до 50%. Во второй половине дня противнику удалось оттеснить огнеметчиков, но те продолжали держаться на новом рубеже. Кстати, боязнь германской пехоты мощных огнеметов явно мешала ей взаимодействовать с танками.
Генерал-лейтенант Г. Г. Семенов описывал использование 13-го отдельного огнеметного батальона майора П. А. Гайдая для усиления обороны 21-й гвардейской стрелковой дивизии в октябре 1943 года: «Боевые порядки огнеметчиков располагались в основном в стыках между батальонами и полками, которые прикрывали подступы к городу с запада, юго-запада и северо-запада. В течение нескольких дней пехота и огнеметчики общими усилиями отбивали многочисленные атаки противника. Струи пламени, вырывавшиеся из огнеметов, не только сжигали вражеских солдат и технику, но и действовали на психику наступавших фашистов. Особенно в темное время суток».


Воздействие на противника мощных залпов фугасных огнеметов помогало подготовить атаку. Так, бойцы 3-й роты 3-го омптоб, приданной 35-му гвардейскому стрелковому корпусу, в ночь на 5 декабря 1943 года, скрытно приблизившись к позициям противника, установили в 50–60 м от его переднего края 50 ФОГов и привели их в действие непосредственно перед броском пехоты. Физическое и моральное воздействие залпа на врага позволило занять передовые траншеи практически без потерь. Во время Будапештской операции 5-й омптоб поддерживал наступление 214-го гвардейского стрелкового полка 73-й гвардейской стрелковой дивизии 19 и 20 ноября 1944 года на берегу Дуная в районе Батина. Огнеметчики установили ФОГи на фронте 1100–1200 м примерно в 100 м от передовых позиций противника и произвели залп в конце артиллерийской подготовки. Враг бросил окопы, и наши войска заняли их. Правда, бывали случаи, когда свои же пехотинцы, не предупрежденные заранее, незнакомые с этим видом оружия и потрясенные его действием, сами залегали или даже отходили.
Что касается борьбы с танками противника, то к ней при необходимости привлекали и ранцевые огнеметы. «Роксисты» обычно подпускали бронированные машины на 20–30 м и производили по одной из них выстрелы 3–6 огнеметов. При отражении атак танков с пехотой практиковалось залповое огнеметание – подобно залпам фугасных огнеметов. В населенных пунктах эффективными оказывались «огнеметные засады» в составе 2–3 РОКСов на вторых этажах зданий. При использовании быстрогорящих смесей для большей надежности нередко первый огнеметчик выпускал на танк смесь невоспламененной, а второй поджигал ее горящей струей – так на танк попадало больше огнесмеси.
В укрепрайонах и городах
Незаменимы были огнеметы при штурме долговременных укреплений и в городских боях. Нередко они играли решающую роль в успехе стрелковых подразделений. Так, 3 и 27-й отдельные огнеметные батальоны принимали активное участие в захвате Мишкольца (Венгрия), будучи приданы 104-му стрелковому корпусу 27-й армии. 1 декабря 1944 года огневая группа с 4 фугасными и 2 ранцевыми огнеметами подошла к опорному пункту врага и залпом из них вызвала сильный пожар. Разбегавшихся солдат противника пехота уничтожила автоматным огнем.
Все большее значение играли огнеметчики в составе штурмовых отрядов и групп. Как правило, рота ранцевых огнеметов придавалась стрелковому полку или действовала в составе штурмового инженерно-саперного батальона. Огнеметчиками старались подкрепить подразделения, овладевавшие наиболее важными опорными пунктами и укрепленными зданиями. Действовали они группами в тесном взаимодействии с пехотинцами и саперами. Предел дробления огнеметных подразделений при бое в городе на 2-м Украинском фронте, например, устанавливался в 3–5 огнеметчиков, которым для прикрытия придавали столько же автоматчиков. Огнеметчики с ранцевыми огнеметами не только ослепляли и деморализовывали противника перед атакой, но и сопровождали штурмовую группу на протяжении боя, продвигаясь с ней по проходам и этажам для выжигания противника.

В указаниях командующего 8-й гвардейской армией генерал-полковника В. И. Чуйкова от 18 февраля 1945 года по захвату и блокировке зданий, превращенных в опорные пункты, говорилось: «Штурмующие группы… забрасывают атакуемый объект ручными гранатами, термитными шашками и огнем ранцевых огнеметов выжигают через окна гарнизон противника и, ворвавшись в здание, уничтожают защитников этого гарнизона». В «Сводке обобщенного боевого опыта» той же армии при взятии Берлина описан такой эпизод: «Сильным пулеметным огнем и фаустпатронами со стороны Ангальтского вокзала и укрепленных домов по Меккерн и Бергерштрассе… было задержано продвижение двух наступающих стрелковых полков. Приданные полкам огневые взводы установили 6 ФОГов в направлении вокзала, 6 ФОГов на Меккернштрассе южнее вокзала и 12 ФОГов на западной стороне Бергерштрассе западнее вокзала. Подрывом огнеметов было создано несколько очагов пожаров. Гарнизон противника, оборонявший вокзал, укрывшись в подвалах, продолжал оказывать сопротивление. Ворвавшиеся в вокзал стрелки и огнеметчики проделали четыре пролома в полу. Влили туда огнесмесь из 4 ФОГов и зажгли ее. Укрывшийся гарнизон противника был полностью уничтожен».
Итоги
По официальным данным, за годы войны в результате применения ранцевых огнеметов противник потерял 120 танков, были убиты около 33 тысяч вражеских солдат и офицеров, подавлено и сожжено до 3000 оборонительных сооружений и 2300 укрепленных зданий, огнем фугасных огнеметов уничтожены около 19 тысяч солдат и офицеров, поражено 362 танка и бронемашины, 220 автомашин, 1468 огневых точек.
О том, насколько важным оказалось совершенствование огнеметно-зажигательного оружия и какое значение ему придавалось, можно судить хотя бы по тому, что именно в 1941–1945 годах проведены глубокие теоретические работы в области огнеметания. И привлекали к ним таких ведущих ученых, как академики Л. Д. Ландау, Н. Н. Семенов, П. А. Ребиндер. Составлением огнесмесей занимались несколько научных групп – НИИ-6, лаборатория ВНИИ по переработке нефти и газа, лаборатория завода «Нефтегаз», московская группа Всесоюзного электротехнического института. Наработки периода войны и богатый боевой и производственный опыт послужили дальнейшему развитию огнеметно-зажигательного вооружения.

ФОГ-2

У этого термина существуют и другие значения, см. Фог.

Фугасный огнемёт ФОГ-2


ФОГ-2

Тип

фугасный огнемёт

Страна

СССР

История службы

Годы эксплуатации

1941 — 1945

Принят на вооружение

На вооружении

Красной и Советской армий

Войны и конфликты

Вторая мировая война

История производства

Конструктор

Новиков

Разработан

Характеристики

Масса, кг

32 кг, вес снаряжённого 52 кг

Патрон

20 кг

Принципы работы

однозарядный

Прицельная дальность, м

Зона поражения с пятисопловой головкой жидкой огнесмесью: круг радиусом 90-100 м вязкой огнесмесью: круг радиусом 45-50 м Дальность поражения с односопловой трубкой: жидкой огнесмесью: 59-60 м

вязкой огнесмесью: 130-140 м

Максимальная
дальность, м

140 м

ФОГ-2 — советский фугасный огнемёт, предназначенный для поражения живой силы и техники противника горящей огнесмесью.

ФОГ-2

Научно-исследовательская и конструкторская работа по совершенствованию фугасных огнемётов привела к созданию в 1941 году фугасного огнемёта ФОГ-1. «Группа работников 10-го отдела Государственного Союзного конструкторского бюро № 47 под руководством тов. Новикова разработала ряд новых, весьма эффективных образцов вооружение, к этим образцам относятся: ФОГ…». Он был оружием одноразового действия и представлял собой цилиндрический баллон с направляющим брандспойтом. Через него под давлением пороховых газов выбрасывалась горючая смесь, которая на выходе поджигалась. В 1943 году появился модернизированный фугасный огнемёт ФОГ-2. Его за счёт укороченного брандспойта можно было перемещать на местности под огнём врага. Фугасные огнемёты были тяжелее ранцевых, вес не снаряженного ФОГ-2 составлял 31 кг (ФОГ-1 весил 33кг), но при общей массе в 52 кг дальность огнеметания увеличивалась до 110 м. За годы войны выпущено около 15 000 фугасных огнемётов ФОГ-2. Они широко применялись на всех фронтах вплоть до конца ВОВ.

Характеристики

ФОГ-2

  • Вес снаряжённого огнемёта — 32 кг
  • Вес одной зарядки огнемёта — 20 кг
  • Количество выстрелов — 1
  • Дальность огнеметания — 100 м
  • Зона поражения с пятисопловой головкой:

жидкой огнесмесью — круг радиусом 90-100 м вязкой огнесмесью — круг радиусом 45-50 м

  • Дальность поражения с односопловой трубкой:

жидкой огнесмесью — 59-60 м вязкой огнесмесью — 130—140 м. > См. также

  • Отдельная рота фугасных огнемётов
  • Фугасный огнемёт СПС

> Примечания

  1. Документы советской эпохи. sovdoc.rusarchives.ru. Дата обращения 5 октября 2017.
  • Фугасный огнемёт ФОГ-2 // Учебник сержанта химических войск. Книга 3. — Москва: Военное издательство Министерства обороны Союза ССР, 1953. — С. 242.


«ФОГ-2 — советский фугасный огнемёт, предназначенный для поражения живой силы и техники противника горящей огнесмесью. В годы войны в составе Красной Армии действовали части и подразделения, вооруженные фугасными огнеметами ФОГ-1 и ФОГ-2. Части и подразделения фугасных огнеметов предназначались для уничтожения танков и живой силы противника».

«Некоторые особенности применения ФОГ-2 в уличных боях в г. Берлин. 29.04.45. 10 отдельный Томушевский ордена Александра Невского огнеметный противотанковый батальон был придан 79 стрелковому Берлинскому корпусу. Из него одна рота огнеметчиков 29.04.45. придана 380 сп 171сд. Одновременно с этим один взвод огеметчиков этого батальона был придан 756 сп 150 сд. Два взвода огеметчиков и пульроту этого батальона командир корпуса оставил в своем резерве.
Одна рота огнеметчиков, приданная 380 сп, в 16-00 была сосредоточена у моста через реку Шпрее, северо-западнее Рейхстага.
В 16-15 часть ФОГ-2 под сильным ружейно-пулеметным и артогнем были переправлены по мосту через р. Шпрее на проволоке в количестве 10 штук, остальные 15 штук были переправлены с наступлением темноты и в 22-00 29.04.45. сосредоточены в дому северо-западнее Рейхстага 300 метров.
В 22-30 в здании швейцарского посольства были установлены два ФОГ-2: один в окно на втором этаже здания, второй – на первом этаже здания с задачей выжечь немцев из подвалов рядом стоящего здания. Противник обнаружил подготовку в установке ФОГ-2 и оставил здание до открытия огня.»
«В ночь с 30.04 на 01.05.45 при взятии здания Рейхстага группа огнеметчиков в количестве 15 человек была направлена под командой НХС 380 сп капитана Зеленко в Рейхстаг. В Рейхстаге до наступления темноты удалось перетащить только восемь ФОГ-2. Эта группа ФОГ-2 с восемью ФОГами сосредоточилась в Рейхстаге в 3-00 01.05.45. В подвалах Рейхстага находились немцы и вели сильный пулеметный огонь, а также отмечался огонь «фауст-панзер».
По команде капитана Зеленко в 3-15 01.05.45 ФОГисты отделения мл. сержанта Федорчук стали устанавливать ФОГ-2 в одном из подвалов. Из этого подвала немцы неоднократно в проход бросали гранаты. Когда началась установка ФОГ-2, ружейно-пулеметный огонь противника усилился, было ранено два красноармейца. Не взирая на сильный ружейно-пулеметный огонь, капитан Зеленко приказал самому командиру роты ФОГ-2 установить эти ФОГи. В течении 12 минут ФОГи были установлены.
В 3-30 произвели подрыв ФОГов, большая часть пламени огня вошла во внутрь подвала, откуда немцы вели ураганный ружейно-пулеметный огонь. Ружейно-пулеметный огонь после подрыва ФОГов прекратился. При подсчете в подвале обнаружено до 40 сожженных немцев.
Немедленно по подрыву этих ФОГов приступили к установке трех новых ФОГов в другой подвал и комнату Рейхстага, где находились немцы. Установку производили следующим образом: два ФОГа установили в развалинах этой комнаты и третий ФОГ-2 установили в тумбочке, который был закреплен в ней и зарыт в груду мусора и обвалиной штукатурки. Огонь был направлен в подвал. Для большей точности, чтобы он не развернулся, тумбочку держали шестами два красноармейца.
В 3-50 по команде Зеленко эти ФОГи приведены в действие, пламя сожгло все, что находилось в комнате и подвале. Противник оказался в панике. 4 стрелковая рота мгновенно заняла подвал и рассредоточилась по комнатам.
В 10-00 01.05.45 вторая группа огнеметчиков начала установку ФОГ-2 на деревянной лестнице и в центральном входе в подвал Рейхстага в количестве 3 штук. В подвале было много сосредоточено немцев, здесь же в дверях подвала находился немецкий телефон, по которому капитан Зеленко поставил задачу ФОГистам – зажечь деревянную лестницу соединявшую подвал с первым этажом здания, что препятствовало рассредоточению немцев по зданию.
В 14-00 немцы начали опускаться со второго этажа Рейхтага, начался комнатный бой. В это время до 70 человек противника пробирались в подвал Рейхстага, в большинстве по центральному входу, где были установлены эти ФОГи. Немцы, поднимаясь по лестнице, прикрывались ружейно-пулеметным огнем.
Командир отделения ст.сержант Скоредный дал команду подорвать ФОГи. Пламя закрыло всю площадь, находящуюся над этой группой, загорелась лестница, на которой был рассредоточен противник. Часть пламени попала в центральный подвал, где противник накапливался для атаки. Вся эта группа немцев не смогла прорваться из подвалов и рассредоточиться по комнатам здания. Одна комната была не охвачена пламенем огня, где и сосредоточилась вся группа, оказывающая слабое сопротивление в одном направлении.
В ночь с 1 на 2 мая были доставлены еще восемь ФОГ-2, которые установили вне Рейхстага для отражения контратаки.
Пользуясь темнотой и ружейно-пулеметного огня самих ФОГистов , в окна этого подвала были поставлены еще шесть штук ФОГ-2. Два ФОГ-2 были подготовлены для броска через окна в этот подвал.
В 5.15 02.05.45 установленная группа ФОГов была подорвана. В момент подрыва и распространения пламени в подвале заставила часть обгорелых немцев, а также раненых, находившихся на перевязке, и военных, переодевшихся в гражданскую одежду выползать изо всех окон, углов и выходов подвала. Только одним 380 сп и ротой ФОГ-2 было взято в плен 450 человек, до 22 человек оказались сожженными.
Вывод: В операции по взятию Рейхстага большую роль сыграли ФОГ-2.
Одновременно с этим взвод 10 огнеметного батальона в 16-00 29 апреля был придан 756 сп 150 сд, ведущим в то время ожесточенные бои на восточном берегу реки Шпрее (бои за подход к Рейхстагу). Командовал взводом лейтенант Маврин.
Из-за сильного снайперского пулеметного огня противника и стрельбы из орудий прямой наводки переправа через мост реки Шпрее взвода ФОГ-2 была невозможной.
С наступлением темноты все ФОГ-2 были переправлены через мост и сосредоточены в единственном находившемся в наших руках, разрушенном доме за рекой Шпрее (против министерства внутренних дел).
В ночь на 30.04.45 был назначен решительный штурм зданий, мешающих подходу к Рейхстагу, в частности углового дома министерства внутренних дел и дома Гитлера.
Наряду с орудием прямой наводки и танками к дому были подтянуты и установлены восемь ФОГ-2 для поджога зданий. ФОГи применить не удалось, ибо наша пехота подошла и залегла под карнизом зданий.
Огнеметчики и химики 674 сп были посланы для поджога этого здания бутылками. Всего израсходовано до 80 бутылок, здание общим пожаром охвачено не было. Были образованы лишь отдельные очаги пожаров, так как дом был разрушен и горючего материала в нем почти не было. На втором этаже группа химиков и огнеметчиков встретилась с противником, два огнеметчика были ранены, но сумели во дворе этого дома двумя ФОГ-2 поджечь вездеход с фаустами. Применение противником днем 30 апреля фаустов в этом доме не отмечалось. В ночь с 30.04.45 на 01.05.45 к Рейхстагу были доставлены ФОГи и установлены у восточного крыла здания, у северного крыла здания установить ФОГи не удалось. Подрыв установленных ФОГов был произведен в момент взятия Рейхтага.

Вывод: Показавший себя хорошо ФОГ-2 в других операциях, в последние два-три дня боев в г. Берлин (за исключением штурма здания Рейхстага) нашли слабое применение в силу того, что здесь их применение ограничивалось трудностью установки (длительная работа по окапыванию, асфальт, булыжник) и не везде возможно их применение из-за опасности поражения своих войск (в одном доме свои войска и немцы).Начальник химслужбы 79 стр. Берлинского корпуса

Три страшных дня в Грозном: персональный Сталинград огнеметчика Панфилова

В первую чеченскую кампанию только два огнеметчика были удостоены звания Героя России. Один из них — тогда еще 21-летний командир огнеметного взвода 1-й отдельной бригады войск радиационной, химической и биологической защиты Илья Панфилов. В январе 1995 года в Грозном в составе разведгруппы, контуженый, он не только три дня удерживал здание пекарни, но и устраивал ночные вылазки в гостиницу «Кавказ», где уничтожил десятки боевиков. Это было противостояние глаза в глаза, на расстоянии броска гранаты. У Панфилова был в жизни свой Сталинград.

«Расти, будешь военным!»

В семье у Ильи Панфилова военных не было. Но еще в детстве друг семьи, окончивший Тамбовское артиллерийско-техническое училище, подарил Илье пилотку. Надев ее на голову мальцу, сказал: «Расти, будешь военным!».

Рядом с домом Панфиловых в Тамбове как раз располагалось артиллерийское военное училище.

— Мы лазили с мальчишками через забор, чтобы понаблюдать за жизнью курсантов, — рассказывает Илья Панфилов. — В 8-м классе я записался на подготовительные курсы при училище. К тому времени оно было преобразовано в Тамбовское высшее военное командное училище химической защиты. И через два года, сдав успешно вступительные экзамены, сам надел форму курсанта. На нашивке на рукаве было изображено бензольное кольцо, в центре которого веером расходились лучи, символизирующие радиоактивный распад с альфа-, бета- и гамма- излучением.

— Учился я легко. Не было проблем и с зачетами по физической подготовке. Я был кандидатом в мастера по спортивной гимнастике. После окончания училища попал служить в 1-ю отдельную бригаду войск РХБЗ, которая располагалась в городе Шиханы Саратовской области. 11 декабря 1994 года Борис Ельцин подписал указ «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики».

— А у нас еще с сентября началась усиленная подготовка. Ходили разговоры, что нас отправят охранять аэродром в Моздоке. В ноябре поступила команда грузиться на эшелон. Многие из солдат, которые должны были увольняться в запас, решили остаться на сверхсрочную службу. В полном составе мы прибыли в Северную Осетию, стояли в Моздоке до декабря, потом нас перебросили в Толстой-Юрт, а оттуда уже в Грозный. 30 декабря мы заняли оборонительный рубеж на окраине Грозного.

Судьба хранила младшего лейтенанта Панфилова. В новогоднюю ночь, когда объединенная группировка пыталась с ходу взять Грозный, их подразделение осталось в резерве, поддерживало с фланга группировку «Север». Потом штурм Грозного с 31 декабря на 1 января назовут «черным днем» в истории России. Полагалось, что это будет лишь акция устрашения, что дудаевцы выбросят белый флаг, что потери федеральных войск будут минимальными. Операция, которая готовилась в спешке, обернулась провалом. В новогодних боях погибли около 500 солдат и офицеров российской армии. Нужно было подниматься после нокдауна.

— Мы попали в Грозный 2 января, — рассказывает Илья. — Вокруг все плавилось и рвалось. Наш огнеметный батальон был разбросан — передан различным частям. Кто-то — к мотострелкам, а мой взвод — в 68-й отдельный разведывательный батальон 8-го армейского корпуса под командованием генерал- лейтенанта Льва Рохлина.

Огнеметчиков в войсках называли «химиками». С интересом рассматривали их реактивные пехотные огнеметы с термобарическим боеприпасом. Такой выстрел по силе воздействия сравним с попаданием артиллерийского снаряда калибром 152 мм. Это смертоносное оружие пехоты в войсках называли «карманной» артиллерией.

— По сути, у огнеметчика две «трубы», каждая из которых весит 11 килограммов, — объясняет Илья. — Двумя выстрелами можно, например, сложить пятиэтажку, если направить заряды на второй и четвертый этажи. За счет термобарического действия в помещении создается избыточное давление, здание рушится. Огнеметчик, сделав два выстрела, далее начинает действовать как простой пехотинец.

Мир держится на дружбе и верности

2 января 1995 года для огнеметного взвода Ильи Панфилова настал час «Ч». Они пробрались к разведчикам, которые находились в подвале больничного комплекса в Грозном. Город был затянут дымом, пахло горелым, на улицах лежали трупы, стояла сожженная боевая техника.

— Комбат попросил сдать автоматы и снабдил нас более эффективным оружием. Я получил бесшумную снайперскую винтовку «Винторез», кто-то — автомат «Вал», которые были в ходу у подразделений специального назначения, — рассказывает Илья. — Мы сняли каски и бронежилеты. Опытные бойцы объяснили, что в этой ситуации они нас не спасут, а будут только мешать. Уже на следующий день огнеметный взвод вместе с мотострелковой ротой отразил четыре атаки боевиков. Из «Шмелей» было сделано 52 выстрела.

— Мы штурмовали Грозный с северной стороны. 8 января вели ожесточенные бои за Главпочтамт. Взяли и еще четыре здания по проспекту Мира. У боевиков четко работали наводчики. Когда разведчикам подвозили огнеметы, одна из мин попала прямо в БТР. Сразу погибли 13 человек. Илью Панфилова ранило и контузило. — Как сказал потом комбат Борис Швырев, без сознания я пролежал около часа. Но ничего, перевязали, заклеили раны — и со всеми я двинулся вперед. Оборону держал уже с по- вязкой на голове. В разведбатальоне воевали опытные контрактники, многие из которых прошли Афганистан. Особенно мне запомнился старшина по прозвищу Сова. Днем он готовил пищу, как мог налаживал нам быт, а ночью надевал «ночник» — тепловизор — и уходил на «охоту».

По признанию огнеметчика, именно на войне он понял, что мир держится на дружбе и верности. В одном из уличных боев командира взвода Илью Панфилова закрыл собой его подчиненный, рядовой Константин Нестеренко. — Костя был мой ровесник, но у него уже были семья, ребенок, — рассказывает Илья. — На срочную службу он попал позже своих сверстников. Я считал его шалопаем, который баламутит весь взвод. И, честно говоря, был недоволен, что он едет с нами в Чечню. Но у Кости были свои счеты с боевиками. Он сам был родом из Грозного, его родители были вынуждены бросить дом, все имущество и уехать из города. По иронии судьбы, мы штурмовали роддом, в котором Костя родился. Втроем мы должны были зачистить подъезд. Я побежал первым, мои подчиненные — за мной. Открыл дверь в подъезд, и тут Костя заскочил вперед меня. Мы успели подняться на площадку между 1-м и 2-м этажом. В это время сверху спускался боевик. Они с Костей, как на дуэли, расстреляли друг друга. Боевик сразу был уничтожен, Костя упал мне на руки и еще пожил… Вот так и получилось, что родился он в этом роддоме, там же и погиб.

Не стой под струей…

Бои за Грозный были ожесточенными. Огнеметчики вместе с разведчиками про- двигались к центру города, цепляясь за каждый выступ, за каждый дом. Каждый метр был оплачен кровью. 12 января Илья Панфилов в составе разведывательного дозора обнаружил огневые позиции боевиков и склад боеприпасов. Впоследствии они были уничтожены российской артиллерией. Обстановка в те первые дни 1995 года в Грозном не предполагала передышки. — 13 января нужно было провести разведку зданий, примыкавших к президентскому дворцу. Улица, которую надо было пересечь, простреливалась. Решили незаметно пробраться по подземному переходу, где стояла вода, — рассказывает Илья.

— Только спустились вниз, как заметили идущих нам навстречу боевиков. Командир роты разведки благословил: «Огнеметчики, вперед!» Вдвоем мы выскочили на прямой выстрел и в замкнутом пространстве произвели два выстрела. Это был, конечно, большой риск. Согласно руководству по эксплуатации нам запрещалось стрелять из закрытых помещений. Сзади ведь бьет огненная струя, и требовалось, чтобы расстояние до стены было не менее 50 метров. Но тогда, в подземном переходе, другого выхода просто не было. Сработал термобарический снаряд, было создано избыточное давление, нас, конечно, отбросило, мы полетели в воду. Но все обошлось. Огнемет был грозным оружием. И, как выяснилось, не все могли оценить его возможности в полной мере.

Когда Илья Панфилов заменил убитого командира разведроты, им прислали для поддержки боеготовности трех «пиджаков», как называли тех, кто после окончания института, получив звание лейтенантов, был призван в армию. — Получив задание, мы должны были пересечь улицу, укрылись в арке одного из домов, но продвинуться вперед не могли, так как там постоянно работал снайпер. Я сказал своим ребятам-огнеметчикам: «Выскакивайте, стреляйте, чтобы просто спугнуть снайпера, а мы постараемся проскочить под шумок». И одного из этих «пиджаков» я попросил прикрыть огнеметчика. Он воспринял приказ буквально, встал в трех метрах сзади от огнемета. Я бросился, чтобы оттолкнуть бойца, но не успел самую малость, струя из огнемета его полностью обдала. Вид у него был еще тот! Разведчики покатились от хохота.

В руках у парня остался автомат, ремень сгорел. На бронежилете сгорела вся обшивка, остались висеть только одиночные пластины. Штаны сгорели, он стоял в одних сапогах. Не осталось ни бровей, ни ресниц. Волосы, которые торчали из-под шлема, тоже обгорели. В общем, и смех, и слезы… Серьезных ожогов у него не было. Но там была еще одна опасность. У огнемета при выстреле вылетает задняя крышка, которая запросто может срезать голову. Так что парень чудом остался жив. А тут еще мина рядом разорвалась, двух «пиджаков» легко ранило. Я сказал: «Все, ребята, давайте езжайте, лечитесь. Помогли».

Двенадцать против тысячи

А штурмовые группы брали уже следующий рубеж, стрелять нередко приходилось в упор, сходиться в рукопашном бою. — 16 января собрали шашки, задымили, повесили «завесу», проскочили через улицу, захватили дом в районе площади Ленина. Подкрепления все не было. Поняли, что основные силы в лучшем случае подойдут только утром, — рассказывает Илья. — Дудаевцы видели, что мы проскочили. Начали нас искать. Мы слышали, как они ночью ходили рядом с нами, слышали их разговоры, их песни, видели их пляски… Отходить назад было нельзя. Нас точно бы «пощелкали». Решили идти вперед. Боевики этого точно не ожидали. Пробрались ночью в полуразрушенное одноэтажное здание, которое оказалось пекарней. Заняли круговую оборону, напротив была гостиница «Кавказ», мы видели все перемещения боевиков. В какой-то момент двое наемников решили зайти в пекарню. Нам пришлось их по-тихому уничтожить. Боевики хватились пропавших, мы были обнаружены. Началось ожесточенное противостояние. В маленькой пекарне было 12 разведчиков, один из которых был ранен. А в ста метрах, во дворце Дудаева и гостинице «Кавказ», располагались полторы тысячи боевиков. Огнеметчикам предлагали сдаться, принять ислам, обещали красивую жизнь. В ответ разведгруппа поливала боевиков огнем.

— В здании, где мы засели, к счастью, было мало окон, к тому же все они были небольшого размера. Пекарня стояла на перекрестке. Мы хорошо видели наступавших, — рассказывает Илья. — Войти в пекарню боевики не могли, у нас хорошо работал снайпер, у которого была очень выигрышная позиция. Трое суток небольшая группа держала оборону. Огнеметы были расстреляны, боеприпасы были на исходе. У разведчиков не осталось ни еды, ни воды. — В печах в подвале мы нашли бисквитные коржи, мешки с арахисом. Этим и питались. Воду пили из труб отопления, простреливая батареи. Как потом выяснилось, нас в расположении уже считали пропавшими без вести. Шли третьи сутки, как наша штурмовая группа ушла на задание. Связи не было, радиостанция села. Стали думать, как бы себя обозначить. Мы нашли запасной выход, о котором боевики не знали. Дверь, которая выходила на гостиницу «Кавказ», была зава- лена, мы разгребли руины. Командир принял решение разделиться на небольшие группы и захватить у боевиков портативную радиостанцию.

Ночью по 3–4 человека мы выбирались через запасной выход, двигались практически на ощупь, вжимаясь в стены, где ползком, где бегом. Заскакивали в гостиницу «Кавказ», стреляли, закидывали боевиков гранатами и скрывались. Атаковали врага с разных сторон. Надо сказать, что мы здорово пошумели и хорошо покромсали дудаевцев в ту ночь. Боевики в панике выходили на связь, передавали сообщения о нападениях. Их разговоры перехватили федеральные силы, так наши узнали, что мы живы и находимся рядом с «Кавказом». Утром в район дворца Дудаева вышли морпехи-северяне и освободили нас.

Умерший и воскресший

За три дня, пока были в окружении, разведчики хорошо изучили оборонительную систему дворца и прилегающих к нему зданий. Эта информация оказалась бесценной для штурмующих подразделений. Потом бои сместились в сторону площади Минутка, а 23 января огнеметный батальон получил команду готовиться к вы- ходу из Грозного. Илье Панфилову предложили остаться у разведчиков. Но он своим «химикам» не изменил. — Вернулись мы в Шиханы 8 марта. А еще в январе, когда мы пропали в Грозном, отец через знакомых военных начал меня искать. И кто-то передал, что в списках погибших есть Панфилов. Это был мой однофамилец. Отец сразу попал в больницу с инфарктом, мать поседела. Потом один из полковников, который курировал наш огнеметный батальон, сообщил родителям, что я живой.

По прибытии в часть я попал в госпиталь. Ко мне приехали тогда не только родители, но и дедушки с бабушками. — Илья, как вы узнали, что получили звезду Героя? — Когда наш батальон уже прибыл в Шиханы, нас всех построили на плацу, каждому солдату вручили медаль «За отвагу», отличившимся офицерам — орден Мужества. У нас был боевой батальон, мы хорошо повоевали. Всех назвали, а моей фамилии так и не прозвучало. Мне даже обидно стало. И только в самом конце начальник войск генерал-полковник Петров сказал: «А старший лейтенант Панфилов получит свою награду в Кремле». Золотую Звезду Героя в Георгиевском зале Кремля вручал президент Борис Ельцин. Потом Илья Панфилов был командиром роты. После окончания Военной академии химической защиты был назначен начальником штаба батальона, служил в Брянской области. В Сергиевом Посаде командовал войсковой частью. А потом был переведен в Москву, работал в Федеральном управлении по безопасному хранению и уничтожению химического оружия при Российском агентстве по боеприпасам. Ныне Илья Борисович — полковник в отставке, работает заместителем главы города Щучье в Курганской области, на Урале. С тех боев в Грозном прошло уже 22 года. Но Илья Панфилов помнит все в мельчайших деталях. Война снится ему до сих пор…

День войск радиационной, химической и биологической защиты

День войск радиационной, химической и биологической защиты

13 ноября

среда 4.3 из 5 на основе 39 оценок.

Этот род войск удостоился праздника 31 мая 2006 года, когда вышел соответствующий указ российского Президента. Дата празднования связана со временем возникновения войск радиационной, химической и биологической защиты и установлен к официальному празднованию на 13 ноября. Случилось это в 1918 году, когда после приказа Военного Совета под номером 220 в действующей армии появились первые органы химической защиты. Летом того года в Главном артиллерийском управлении рабоче-крестьянской Красной Армии учредили Особый химический отдел (или 9 отдел). Он отвечал за учет и хранение химического имущества, которое осталось от старой русской армии, а также в его юрисдикции были вопросы противохимической защиты.

Современное же название данные войска получили в августе 1992 года.

Войска РХБЗ – род войск, необходимый для химического обеспечения действий армии. Сейчас в состав химических войск входят подразделения и части, которые отвечают за выполнение задач по биологической разведке различных видов (неспецифической, химической или радиационной), по дезактивации, дезинфекции или дегазации обмундирования, вооружения, других предметов и местности. Также существуют подразделения, которые применяют в деле маскирующие дымы и огнеметно-зажигательные средства.

Химические войска отвечают за защиту представителей Вооруженных сил и граждан страны от поражающих факторов биологического, химического или ядерного оружия, и от других факторов, которые не совместимы экологически с нашим организмом. Также задачей войск является максимальное снижение воздействия на окружающую среду неблагоприятных факторов.


Автоматически-созданное изображение на основе результатов поиска Google по названию праздника.
Источник изображения: https://images.google.ru/ (электронный ресурс)

поздравить друзей Хорошо знаете праздники? Сыграйте в игру «Угадай праздник» На нашем сайте есть гороскопы! Читайте гороскоп на 13.11.2019.