Бронзовый век на кубани

Эпоха бронзы на Кубани

В середине IV тысячелетия до н. э. люди, жившие на нынешней территории Краснодарского края и Республики Адыгея, научились изготавливать бронзу — сплав меди и олова. Как металл бронза обладает рядом преимуществ перед медью. Она плавится при более низкой температуре, бронзовые орудия твёрже и прочнее медных.
Медь и необходимые для изготовления бронзовых изделий добавки к ней в природе встречаются нечасто. В более выгодном положении находились человеческие коллективы, которые проживали на территории, богатой запасами медных руд, и сумели наладить литьё изделий из меди и бронзы. Потребность в металле способствовала развитию обмена между отдельными племенами.
На Кубани образовался один из центров металлургии бронзы. В простейшую металлургическую печь — горн, чтобы повысить температуру, специальными мехами подавали воздух. Использование горна позволило ускорить выплавку и улучшить качество металла.
В период бронзового века (середина IV — конец II тысячелетия до н. э.) на Северо-Западном Кавказе произошло первое общественное разделение труда: одни племена преимущественно стали заниматься земледелием, а другие — скотоводством. Большое значение имело и заимствование достижений восточной цивилизации: колёсного транспорта, ткачества, гончарного круга. В эпоху бронзы на территории Северо-Западного Кавказа получили распространение археологические культуры, которые представлены различными памятниками: курганами, каменными гробницами, поселениями.

Майкопская археологическая культура

Памятники майкопской археологической культуры оставлены племенами, населявшими в конце IV — первой половине III тысячелетия до н. э. Прикубанье и другие территории Северного Кавказа. Своё название майкопская археологическая культура получила по самому известному памятнику.
Под насыпью высотой 11 метров находилась могильная яма, разделённая перегородками на три части. Могила была обложена деревом и перекрыта деревянным накатом. В южной камере погребения, самой большой, было, как предполагают, захоронение вождя.
Набор предметов, обнаруженных в Майкопском кургане, выделяется по богатству среди других археологических памятников бронзового века.
Большой интерес представляют два серебряных сосуда с изображениями животных. Верхнюю часть одного из сосудов украшает горный пейзаж. На рисунке легко угадываются очертания Главного Кавказского хребта. Балдахин, сооружённый над телом вождя, поддерживали шесть серебряных трубок. На них были надеты золотые и серебряные фигурки быков.
Помимо предметов из золота и серебра в могиле обнаружено много различных орудий (топоры и долота), а также медные и глиняные сосуды.
В 1898 г. Н.И. Веселовский в урочище с символическим названием Клады, недалеко от станицы Новосвободной, раскопал два кургана племён майкопской культуры. Под курганными насыпями археологи обнаружили каменные гробницы.
Рядом с ними найдены бронзовое оружие, котлы, орудия труда, посуда, предметы из золота, серебра и драгоценных камней.
А в XX в. в этом же урочище была раскопана ещё одна каменная гробница с уникальными росписями на стенах, нанесёнными красной и чёрной краской. На стенах изображались фигуры людей, бегущие лошади, луки и колчаны — футляры для стрел.
Наряду с захоронениями богатых людей найдены и погребения с небольшим количеством вещей, а то и вовсе без них. К настоящему времени открыто уже около 200 памятников майкопской культуры на территории от Таманского полуострова до Дагестана. В одном из погребений был обнаружен настоящий клад: серебряный сосуд, наполненный искусно изготовленными бусинами из золота, серебра и драгоценных камней.
В конце XX века археологи открыли большую группу древних поселений майкопской культуры в бассейне реки Белой и по реке Фарс южнее Майкопа. Среди них — Мешоко, Скала, Ясенева Поляна. Все они расположены в предгорной и нагорной частях Адыгеи. В 1981 г. было открыто поселение в равнинной части, между селом Красногвардейским и хутором Свободным. По нему оно и получило название — Свободное.
Самое известное поселение племён майкопской культуры — Мешоко у посёлка Каменномостского. Оно расположено на высоком плато.
Посёлок был укреплён мощной оборонительной каменной стеной, достигавшей в ширину 4 метров. Жилые помещения строились из самана и прилегали к оборонительным стенам. Большая часть поселения, однако, не была застроена и предназначалась для загона скота и его сбережения в случае внешней опасности.
Во время раскопок археологи обнаружили огромное количество костей домашних животных: коров, овец, свиней. Были найдены также керамические цедилки, использовавшиеся при изготовлении молочных продуктов, зернотёрки и кремнёвые вкладыши для серпов.
Племена майкопской культуры достигли заметных успехов в металлургии бронзы. В ряде погребений археологи нашли бронзовые детали упряжи для животных.
Майкопские племена, по мнению историков, переселились на территорию Кубани из Месопотамии или Малой Азии. Оттуда они принесли помимо гончарного круга и другие достижения древневосточной цивилизации: ткачество, умение художественно обрабатывать изделия из металла. Исследования показывают, что у переселенцев уже произошло разделение на бедных и богатых.

Ямная культура

Племена, относящиеся к ямной культуре, появились на правобережной Кубани в начале III тысячелетия до н. э. Кроме прикубанских степей они занимали огромную территорию от междуречья Урала и Нижней Волги на востоке до Среднего Дуная на западе и юго-востоке. Поселения этих племён до сих пор не обнаружены. Единственными их памятниками остаются подкурганные погребения.
Название ямной культуры связано с особенностями погребального обряда. Умерших хоронили в простых ямах с закруглёнными углами, перекрытых сверху мощными брёвнами. Иногда роль перекрытия выполняла разобранная деревянная повозка. Рядом с погребёнными находят вылепленные вручную сосуды (иногда они украшены орнаментом в виде треугольников или зигзагов), бронзовые ножи и каменные топоры.
В богатых погребениях встречаются украшения: височные кольца из бронзы, серебряной и золотой проволоки, костяные булавки. Рядом с ямой ставили целую или разобранную повозку с деревянными колесами, основным занятием племен ямной культуры было кочевое скотоводство. Но им были известны также ткачество, плетение, изготовление глиняной посуды.
Орудия труда они изготавливали из бронзы и, возможно, уже начали осваивать земледелие.
Между племенами ямной культуры и их соседями — племенами майкопской культуры — существовал обмен. Предметами обмена были каменные и бронзовые орудия труда, украшения, продукты земледелия и скотоводства.

Дольменная культура

Культура с монументальными (мегалитическими) сооружениями — дольменами, была распространена на территории Причерноморья — от Таманского полуострова до бассейна реки Кубань, занимая в основном предгорные и лесные районы.
Дольмены на террритории древней Кубани появились, предположительно, в эпоху ранней бронзы, между 2400 — 2100 гг. до нашей эры. Это постройки, сложенные из каменных плит и больших блоков или высеченные в массивах скал.
Дольмены, по мнению ученых, служили усыпальницами. У адыгейцев и абхазов они известны под названием «испун», «спыун» («дома карликов», «пещеры»), а также «кеунеж», «адамра» («древние могильные дома»). Сейчас на территории Западного Кавказа известно более двух тысяч дольменов. Наиболее распространены сооружения плиточного типа, реже — монолитные, высеченные в массивах скалах. Дольмены снабжены отверстиями круглой или аркообразной формы, наиболее древние дольмены отверстий не имели.

Громадные строения предков

Когда в конце XVIII в. черноморские казаки переселились на Кубань, они обнаружили древнейшие сооружения жившего здесь неизвестного народа. Громадные строения, сложенные из больших каменных глыб, по мнению казаков, могли возвести только очень сильные люди. Некоторые из подобных сооружений достигают в высоту двух и более метров, простираются в длину почти на пять метров. Толщина плит, из которых они строились, достигает 40 сантиметров и более. Общий вес плит, из которых построены эти сооружения, достигал 25 и более тонн.
Объяснить назначение загадочных строений долгое время никто не мог. Казаки называли их «богатырскими хатками». По легенде, однажды казачий отряд занял одну из горных вершин. На соседней вершине располагалось странное сооружение, из которого вышел огромного роста мужчина. Он снял со своей «хаты» крышу — громадную плиту, посадил на неё жену и отправился дальше в горы. Преследовать богатыря казаки не решились.
Адыгские предания дают другое объяснение. В давние времена в горах жили племена карликов и великанов. Физически слабые карлики не могли самостоятельно построить себе дома, чтобы укрыться в них от непогоды. Глядя на их бесприютную жизнь, великаны решили взять работу по обустройству их жилищ на себя. Они обладали такой силой, что любой из них мог выломать каменную плиту в горах и, взвалив её на плечи, отнести к месту постройки. Для строительства такого «дома» требовалось принести пять плит: четыре составляли стены, а пятая — крышу. Шестую плиту клали на землю — она служила полом. Вместо дверей в лицевой плите пробивалось отверстие, которое закрывалось пробкой. Через эти отверстия карлики — испы — якобы въезжали в такой дом верхом на зайцах. Адыги назвали этот дом испун (дом испов).

Погребальные сооружения древних

Дольменов, или, как считают ученые погребальных сооружений древних, в Прикубанье и Причерноморье обнаружено довольно много — более 2300. Они растянулись узкой полосой вдоль восточного (Кавказского) побережья Чёрного моря, от Таманского полуострова до Абхазии. Скопления дольменов сохранились у станиц Даховской, Новосвободной, Баговской, посёлка Каменномостского. Поселения строителей дольменов существовали в Большой Воронцовской пещере, на современной территории Хостинского района города Сочи.
По мнению исследователя дольменов В. И. Марковина, появление их на Западном Кавказе и в Прикубанье связано с переселением отдельных групп населения с берегов Средиземного моря. Подобные сооружения из огромных камней — мегалиты — встречаются в разных частях света. Широко известны Стоунхендж в Великобритании, Ньюгрейндж в Ирландии.
Установлено, что дольменная археологическая культура просуществовала довольно долго: с 2700 до 1400 г. до н. э.
Погребальные сооружения представителей этой культуры — наземные склепы, в которых хоронили по нескольку покойников, — принадлежали, скорее всего, членам одной кровнородственной группы.
В буквальном переводе с кельтского слово дольмен означает «каменный стол».

Известны четыре типа дольменов:

  • плиточные — обычный, самый распространённый тип: стены, перекрытия, а иногда и пол дольмена представляют собой отдельные плиты;
  • составные — с одной или несколькими стенами, сложенными из более мелких плит и камней;
  • корытообразные, то есть выбитые целиком в скальной глыбе, но перекрытые отдельной плитой;
  • дольмены-монолиты у которые полностью, вместе с крышей, высечены в скале.

Среди составных дольменов выделяется своими размерами Гузерипльский дольмен-великан. Он находится на территории Кавказского государственного биосферного заповедника. Огромная передняя плита дольмена трапециевидной формы имеет длину у основания 245 сантиметров, высота её — 210, а толщина — 57 сантиметров. Почти у земли расположено округлое отверстие неправильной формы размером 40 х 38 сантиметров. Уже по этим цифрам можно судить о том, какую гигантскую постройку сумели создать древние люди!
Дольмены-монолиты — самые редкие — обнаружены в районе станицы Холмской, Геленджика, селения Берегового, Архипо- Осиповки, Джубги и Во л конки.
Среди дольменов есть и уникальные. Например, дольмены Бога- тырская Конюшня, Волконский.

Как строили древние дольмены

Стройка начиналась с подготовки строительного материала — камня-песчаника. Необходимо было найти залегание относительно мягких пород песчаника или известняка, выломать камень и доставить на место работ. Доставка осуществлялась с помощью верёвок и катков (одинаковых по размеру брёвен). При этом использовали силу животных. Можно предположить, что к строительству дольменов привлекалось большое количество людей.
Скорее всего, применялись бревенчатые рычаги-ваги, подсыпки, внутренние леса, чтобы плиты не завалились. Немало времени уходило на разметки и производство пазов.
Древние строители дольменов были большими мастерами своего дела, умевшими из нескольких камней создавать архитектурно продуманные сооружения, в которых мы видим и мощь, и грандиозность, и молчаливую суровость. Такое впечатление производят все мегалитические сооружения.
Как правило, вход в дольмен обращён к солнцу, что может свидетельствовать о поклонении строителей небесному светилу.
Племена, строившие дольмены, вели оседлый образ жизни, прекрасно владели мастерством обработки не только камня, но и металла, умели лепить глиняную посуду, украшенную несложным орнаментом. Они занимались также земледелием, разведением крупного рогатого скота, свиней, овец, а в приморской полосе — морским промыслом.

Северокавказская культура

Во Втором тысячелетии до нашей эры по соседству с племенами дольменной культуры, по мнению археологов, появились северокавказские племена. Их территория простиралась от реки Лабы до среднего течения Терека, где ранее обитали племена майкопской культуры.
Памятники северокавказских племён многообразны. Это захоронения в виде курганов, каменных ящиков, склепов. В Прикубанье открыты курганные погребения близ аулов Уляп, Хатажукай, станиц Казанской, Константиновской, села Успенского, у городов Армавир и Курганинск.
Использование камня при возведении погребальных сооружений свидетельствует о связях северокавказских племён с предшествующими племенами майкопской культуры. Об этом также говорит и сходство обнаруженных при раскопках керамических сосудов. Однако сосуды северокавказской культуры выполнены не на гончарном круге, а вручную. В качестве орнамента на многих из них использовались отпечатки шнура.
Основой хозяйства по прежнему были скотоводство и земледелие. Разводили мелкий и крупный рогатый скот и лошадей. Причём лошадь, как и ранее у майкопских племён, использовалась для верховой езды. Землю обрабатывали мотыгой, выращивали пшеницу и ячмень. Урожай убирали составными серпами с кремнёвыми вкладышами. Со временем в обиход вошли бронзовые серпы.
Племена северокавказской археологической культуры занимались также металлургией и металлообработкой. Медь добывали путём разработки местных залежей и в штольнях — подземных горных выработках. В верховьях реки Большой Зеленчук на склоне горы Пастуховой (в 32 километрах от станицы Зеленчукской) были открыты горизонтальная шахта и отходящие от неё вертикальные штольни. Там же обнаружили орудия рудокопов: каменные молоты и тёрочник. Судя по археологическим находкам, у племён северокавказской культуры существовали тесные связи с соседями. Их изделия (орудия труда, украшения) находят в захоронениях на территории Предкавказья.

Катакомбная культура

Носителями Катакомбной культуры, была группа родственных племён, генетически связанных с жившими на территории древней Кубани племенами ямной культуры.
История этой культуры прослеживается от III тысячелетия до н. э. до XIII в. до н. э. Её название также связано с особенностями погребального обряда: для погребения умершего в одной из стенок глубокой под курганной ямы (глубина иногда достигала 10-15 метров) вырубали особую камеру — катакомбу. Вход в неё закладывали стволами деревьев или камнями, а яму засыпали землёй. Рядом с покойником клали глиняные курильницы в виде чаш на крестовидной ножке. Внутри такой чаши имелась перегородка: в одной части тлели угли, а в другой (меньшей) курились благовонные травы.
Памятники, которые исследователи относят к катакомбной археологической культуре, распространены на обширной степной территории — от Поволжья до Приднепровья, в том числе в Прикубанье и Восточном Закубанье. Впервые их открыл Н. И. Веселовский. Многие погребения изучены кубанскими археологами.

Срубная культура

Своё название она получила благодаря отличительной особенности погребального сооружения, в котором могильная яма укреплялась деревянным срубом с бревенчатым перекрытием. Время существования этой культуры относят к завершающему (позднему) этапу бронзового века. Племена срубной культуры вытеснили в степях Прикубанья племена катакомбной культуры.
На Кубани изучено около 190 срубных погребений, большая часть которых расположена по берегам степных рек Бейсуг, Кирпили, Понура и др. (станицы Приазовская, Брюховецкая, Батуринская, Днепровская, Старомышастовская, хутора Анапский и Белевцы, окрестности Краснодара) и в Восточном Закубанье (станица Михайловская). В погребениях находят лепную глиняную посуду, ножи, топоры, наконечники копий.
Исследование находок из захоронений даёт представление о развитии различных ремёсел, в том числе ткачества, у племён срубной и других культур эпохи бронзы.
Встречаются и украшения: бусы, подвески, браслеты. «Срубники», как их называют археологи, оставили после себя клады бронзовых изделий — «клады литейщиков».
В «кладах литейщиков» находят бронзовые слитки, топоры, кинжалы, ножи, серпы. Вероятно, литейщики при приближении опасности закапывали их в землю, надеясь вернуться в дальнейшем.
Наличие большого количества серпов и топоров-мотыг позволяет судить о развитии земледелия. Однако жители степной полосы занимались преимущественно скотоводством.

Завершающий этап эпохи бронзы характеризовался активным передвижением племён. Есть предположение, что племена срубной культуры сыграли значительную роль в формировании крупных племенных объединений: киммерийцев и скифов.

И. И. Марченко

КУБАНЬ В ЭПОХУ БРОНЗЫ

Эпоха, следующая за каменным веком, в истории человечества связана с появлением металла. Самые древние находки медных изделий происходят из Малой Азии, где они встречены в памятниках докерамического неолита VIII?VII тысячелетий до н. э. — Чатал–Гуюк и Чейюнютепеси. Однако здесь металл применялся только для изготовления украшений. Первоначально человек научился использовать самородную медь, которую обрабатывал традиционными для каменного века приемами. В результате была открыта возможность изменять форму меди посредством ударов — ковки.

Приемами выплавки меди из руд человек овладел значительно позже. Металлургия меди могла быть открыта лишь в горных районах, где имелись выходы на поверхность медной руды и где проживали племена, перешедшие к производящему хозяйству. Здесь сознание земледельца и скотовода было уже подготовлено к вмешательству человека в природу и ее изменению.

Кавказ является одним из древнейших очагов металлургии меди и бронзы. Первоначально медь выплавляли в примитивных печах, где в качестве топлива использовали древесный уголь. Из полученных слитков меди путем ковки или отливки в односторонних формах изготавливали ножи, тесла и другие простые орудия труда. Однако медные орудия не могли сразу вытеснить каменные, так как медь была слишком дорогим сырьем и ее получение требовало больших затрат. Находки медных изделий в этот период очень редки. К тому же по твердости они уступали кремневым орудиям.

Лишь с изобретением бронзы, сплавов меди с оловом или мышьяком, металл начинает вытеснять каменные орудия. Однако этот процесс был длительным. Кремневое орудие применялось даже в раннем железном веке. Изобретение сплавов позволило древним металлургам получать металл, обладающий и хорошей вязкостью, текучестью и значительной твердостью. Классическая бронза — это сплав меди с оловом. На Кавказе из?за отсутствия доступных источников олова длительное время использовали мышьяк. Предполагают, что древние металлурги случайно стали добавлять мышьяк в медь. Древние племена в религиозных обрядах использовали реальгар — минерал красного цвета, содержащий мышьяк. Многие народы выплавку металла сопровождали различными обрядами, призывая духов помочь в этом трудном процессе, который не всегда заканчивался получением металла. Красный цвет — это символ огня, и чтобы усилить его действие, в печь бросали куски реальгара. Духи откликались на просьбу металлургов — металл (но уже не медь, а бронза) получался лучше по качеству: легко ковался, был более текучим и значительно более твердым. В последующем опытным путем мастера добивались необходимых для улучшения качества металла соотношений мышьяка и меди. В результате получали бронзу с заданными свойствами, что дало возможность изготавливать сложные по форме изделия. Для этого использовали сложносоставные формы или применяли глиняные формы, сделанные по восковой модели.

В эпоху бронзы появляется и горн, в который специальными мехами подавался воздух, чтобы повысить температуру. Процесс выплавки металла ускорился, а его качество улучшилось. Но мышьяк — сильнодействующий яд, в процессе плавки его пары могли попадать в организм человека, вызывая отравление. Поэтому мышьяк вытесняется безопасным оловом. Но на Кавказе это произошло значительно позже, чем в других регионах, — в 1 тысячелетии до н. э.

Переходный период от каменного века к бронзовому, когда человек пользовался медными орудиями, получил название «энеолит», то есть медно–каменный век. Кавказ является одним аз древнейших металлургических очагов. Здесь энеолит датируется V?IV тысячелетием до н. э. Энеолитические культуры лучше всего изучены в Закавказье: в Армении и Азербайджане.

На территории Прикубанья в настоящее время памятники энеолита практически не исследованы. Сейчас можно к этому периоду отнести нижний слой поселения Свободное в Красногвардейском районе в Адыгее. В степных районах, вероятно, к этому периоду относится часть курганных погребений древнеямной культурно–исторической общности — кочевых племен, которые проникают сюда с севера. Ряд ученых видит в них древнейших индоиранцев.

Судя по имеющимся в настоящее время археологическим материалам, можно говорить об очень редком населений на Северо–Западном Кавказе. Этим, очевидно, и объясняется быстрый процесс освоения этой территории переселенцами из Месопотамии (племенами майкопской культуры) в последующую эпоху.

Существенные изменения в истории Северо–Западного Кавказа происходят в эпоху ранней бронзы, и связаны они с развитием племен майкопской культуры. Памятники этой культуры обычно датируются второй половиной III тысячелетия до н. э. Свое название культура получила по самому яркому памятнику — кургану, раскопанному в 1897 году в г. Майкопе. Под курганом, высотой 10,6 м, находилась могильная яма размерами 5,3 х 3,73 м, глубиной 1,4 м, которая была разделена на три части деревянными перегородками. В южном отсеке ямы находилось, как предполагают, захоронение вождя, который был положен скорченно на правом боку. Погребенный был накрыт покрывалом, расшитым золотыми бляшками в виде фигурок львов и бычков. Одежда была украшена золотыми, серебряными, бирюзовыми и сердоликовыми бусами. Под черепом была найдена золотая диадема. Рядом с погребенным лежало 8 серебряных стержней (длиной 1,17 м), на концы которых были надеты 2 серебряные и 2 золотые фигурки бычков. Возможно, стержни служили основой балдахина, который использовался в погребальной церемонии вождя, а затем в разобранном виде был положен в могилу. Другие исследователи считают, что эти стержни являлись штандартами. Здесь же были найдены бронзовые и каменные орудия труда и оружие, глиняные горшки, 2 золотых и 14 серебряных сосудов. Особый интерес представляют два серебряных сосуда с чеканными рисунками.

В двух других отсеках могилы находились женские погребения с золотыми украшениями, очевидно, наложниц царя, насильственно умерщвленных.

Майкопский курган и по сей день является уникальным по грандиозным масштабам курганной насыпи, богатству и художественной ценности погребального инвентаря. По богатству с ним может сравниться только Старомышастовский клад золотых и серебряных вещей.

Археологами открыто уже около 200 памятников этой культуры от Таманского полуострова до Дагестана. В майкопской культуре обычно выделяют два этапа: ранний — собственно майкопский и поздний — новосвободненский. Последний свое название получил по раскопкам в районе ст. Новосвободной (бывшей ст. Царской), подкурганных каменных гробниц. В 1898 г. здесь был раскопан курган с каменной двухкамерной гробницей с двухскатной крышей. Погребенные были посыпаны красной охрой и лежали головой на юг. Погребенных сопровождал богатый инвентарь: бронзовое оружие и котлы, орудия труда, керамические сосуды. В 1982 г. в урочище Клады была раскопана двухкамерная гробница с уникальными росписями на стенах.

В настоящее время часть исследователей рассматривают памятники типа майкопского кургана и новосвободненскую группу как две самостоятельные, генетически не связанные друг с другом культуры. И если в племенах майкопской культуры видят переселенцев из Месопотамии (хаттов или арамейцев Харрана), то происхождение последней (новосвободненской) объясняют или миграцией из Малой Азии кашков, или миграцией протохеттских племен из Центральной Европы.

Изучены и поселения майкопской культуры. Наиболее известным является поселение Мешоко (в районе пос. Каменномостский). Оно расположено на высоком плато и занимает площадь в 1,5 га. Поселение было укреплено мощной оборонительной каменной стеной шириной в 3–4 м. Саманные дома были пристроены к внешней стороне оборонительной стены. Основная площадь поселения не была застроена и предназначалась для загона скота, который в случае опасности сгонялся сюда с окрестных пастбищ. Каменные стены надежно оберегали главное общинное богатство — скот.

На поселении выявлено два культурных слоя, связанных с майкопским и новосвободненским периодами. Огромное количество костей домашних животных, найденных при раскопках, свидетельствует, что скотоводство практически вытеснило охоту, так как 90% составляют кости домашних животных: коров, овец, свиней. Найденные на поселении керамические цедилки— еще одно свидетельство развитого скотоводства и обработки молочных продуктов. С развитием земледелия связаны находки зернотерок и кремневых вкладышей для серпов. Племенам майкопской культуры были известны ткачество и гончарное ремесло. Их красноглиняная посуда изготовлена на гончарном круге… Важно отметить, что это самый древний очаг гончарства на Кавказе и в Европе. После исчезновения майкопской культуры гончарный круг почти на два тысячелетия был забыт на Кубани.

Племена майкопской культуры достигли больших успехов в металлургии бронзы. Из мышьяковистой бронзы изготовляли орудия труда, оружие и украшения. Майкопский металлургический очаг играл важную роль для развития экономики племен всего юга Восточной Европы.

В ряде погребений майкопской культуры были найдены бронзовые псалии (деталь конской узды), что дает основание исследователям говорить о развитии коневодства в этот период.

В Закубанье майкопские племена вели оседлый образ жизни, занимаясь отгонным скотоводством и земледелием. Так, не только в горах, но и на равнине имелись укрепленные поселения (Свободное, Красногвардейский район). Но ограниченность пастбищных земель в Закубанье побудила их к освоению степных районов Правобережья Кубани. Переселившись в степи, майкопские племена перешли к полукочевому скотоводству. Археологические исследования дают основание считать, что майкопское общество было патриархальным, оно состояло из трех социальных групп населения: богатой родовой знати, рядовых общинников и зависимого населения, возможно, рабов. Племена майкопской культуры принесли на Кавказ многие достижения древневосточной цивилизации: гончарный круг, колесо, торевтику, сложную социальную структуру и т. д. и оказали влияние на историческое развитие многих племен бронзового века обширного Азово–Черноморского региона. Но, оторванные от своей естественной социально–экономической и географической среды, они вскоре были вытеснены и ассимилированы носителями других культур.

На Западном Кавказе, от Таманского полуострова до Абхазии, известны каменные гробницы — дольмены, которые и дали название культуре бронзового века — дольменной. Известно четыре типа дольменов. Самыми распространенными являются плиточные дольмены, сложенные из пяти плит. В двух боковых плитах делались пазы дтя передней и задней стенок, а в передней стене — круглое отверстие — вход, который закрывался каменной пробкой. Крышей служила массивная плита весом до 20 тонн. В настоящее время известно более двух тысяч дольменов. Хронологические рамки дольменной культуры охватывают период от середины III до конца II тысячелетия до н. э. Большая часть дольменов была ограблена в древности, однако те находки, которые уцелели и дошли до археологов, свидетельствуют о яркой и самобытной культуре. Это бронзовые топоры, орнаментированные шнуровым узором, ножи и кинжалы, различные украшения и керамические сосуды.

Из поселений известны Геленджйкское и Дегуако–Даховское. На последнем раскопана специальная печь для обжига глиняной посуды.

Многие исследователи выдвигали гипотезы о происхождении дольменной культуры. Сторонники «пещерной теории» происхождения дольменов считали, что дольмены могли возникнуть из гротов, которые служили в предшествующее время усыпальницами.

Другие ученые вели происхождение дольменов из Малой Азии. Определенное сходство западно–кавказских дольменов с древнейшими постройками западной части Пиренейского полуострова (Португалия) и о. Сардиния легло в основу гипотезы о переселении по морю части племен с Пиреней на Западный Кавказ. По мнению В. И. Марковина, автора этой гипотезы, переселенцы представляли собой значительную силу и постепенно вытеснили племена майкопской культуры в восточные районы Кавказа. Некоторые авторы считают, что строители дольменов относятся к древнему абхазо–адыгскому населению.

Однако, эта гипотеза имеет ряд уязвимых сторон и не объясняет всех вопросов. Необходимо отметить, что существует гипотеза о миграции племен из Центральной Европы (культура шаровидных амфор), которые принесли на Кавказ традицию сооружения дольменов. Из этого небольшого экскурса в проблему происхождения дольменной культуры ясно, что до ее окончательного решения еще далеко.

В степных районах Правобережья Кубани майкопские памятники сменяются курганами новотитаровской культуры, которая выделена в последние годы. Для этой культуры характерны погребения с повозками. Повозкой обычно накрывали не засыпанную землей могильную яму. Кузов повозок состоял из рамы, часто обшитой войлоком ми корой, и бортов, обшитых войлоком или плетенных из прутьев. Колеса изготовлялись из цельного куска дерева или составлялись из двух–трех частей. Погребенные посыпались охрой, дно могильной ямы выстилалось корой, кожей или камышом.

Находка у хутора Лебеди (Калининский район) в 1979 г. погребения литейщика (обнаружены орудия труда, связанные с бронзолитейным делом: тигель, литейные формы, льячка) свидетельствует о выделении из массы общинников новотитаровской культуры мастеров–профессионалов, специализирующихся на изготовлении бронзовых изделий. Этот факт рассматривают как распространение достижений металлургии Кавказа в степные районы Прикубанья.

Среди находок в погребениях выделяются костяные булавки, бронзовые ножи, серебряные височные кольца, которые позволяют датировать культуру 2700–2200 г. г. до н. э.

Происхождение новотитаровской культуры одни исследователи связывают с майкопской культурой, другие объединяют погребения из Прикубанья и северопричерноморские погребения с повозками в одну культуру, которая получила название кубано–днепровской. Первоначальный очаг формирования этой культуры помещают в степной полосе от Прикарпатья до Среднедунайской равнины. Носителей культуры погребений с повозками относят к праиндоарийскому населению Азово–Черноморских степей, перенявшему более совершенные повозки — с кибитками и составными колесами — от племен майкопской культуры. Но это только гипотеза.

Во II тысячелетии до н. э. в Закубанье развивается северокавказская культура, племена которой оставили курганные погребения с богатым бронзовым инвентарем: различные украшения с пышным и сложным орнаментом, булавки, топоры, орнаментированные сложным узором, каменные топоры и разнообразную посуду. Племена северо–кавказской культуры, продвинувшись из Центрального Предкавказья в Закубанье, вступили в тесный контакт в горных районах с племенами дольменной культуры, в степных — с племенами предкавказской катакомбной культуры.

Памятники катакомбной культуры представлены курганными погребениями в специальных погребальных сооружениях — катакомбах. Катакомба состояла из входной ямы (глубина ее иногда достигает 10–15 м), в одной из стенок которой вырывалась камера (пещерка), куда помещался покойник. Вход в камеру закладывался досками или камнем, а входная яма засыпалась землей. Предкавказская катакомбная культура входит в историко–культурную катакомбную общность, которая занимала обширную территорию от Днепра до Средней Волги, где население вело оседлый образ жизни. На Северном Кавказе не известны оседлые поселки этих племен, что говорит об их кочевом хозяйстве. Об этом же свидетельствуют и кости овец в погребении.

Погребальный инвентарь предкавказской катакомбной культуры представлен каменными шлифованными топорами, бронзовыми орудиями труда и украшениями, которые близки предметам северокавказской культуры или являются ее импортом. Своеобразной визитной карточкой культуры служат глиняные курильницы на специальной подставке или ножках, богато орнаментированные. В них сжигались ароматические травы и вещества во время погребальных церемоний. Из катакомбных погребений Северного Кавказа происходят глиняные модели повозок, которые дают возможность реконструировать средства передвижения, служившие одновременно и жилищами древних кочевников. Ученые считают, что в Стенном Прикубанье в последние века III тысячелетия до н. э. новотитаровская культура постепенно перерастает в катакомбную, которая развивается на Кубани вплоть до XIII в. до н. э.

В середине II тысячелетия до н. э. в волго–донских степях происходят значительные передвижения племен срубной культурно–исторической общности. В результате этого часть племен новой культуры проникает в степное Прикубанье и вытесняет племена катакомбной культуры в предгорья. Свое название культура получила по конструкции погребального сооружения: могильная яма укреплялась деревянным срубом, перекрытым бревнами. Однако в степях Прикубанья эти племена отказались от срубных конструкций. Но другие элементы обряда (сильно скорченные на боку погребения, руки перед лицом) и материальная культура сохранились. Керамика срубной культуры простых форм — это горшки в виде банок, лишь изредка орнаментированные. С племенами срубной культуры в Прикубанье связаны находки кладов бронзовых изделий с серпами и кельтами (специальные топоры–мотыга).

К финальному этапу бронзового века в Прикубанье относятся недавно исследованные поселения Красногвардейское I и II кобяковской культуры, датирующиеся XI?X вв. до н. э. Однако большинство известных сейчас кобяковских памятников выявлено пока на Нижнем Дону.

В восточных районах Закубанья по р. Уруп проходила западная граница кобанской культуры, племена которой достигли верха совершенства в металлургии бронзы. К настоящим шедеврам относят кобанские топоры и кинжалы, различные украшения, занимающие достойное место в экспозициях музеев мира. Кобанские племена оказали влияние на развитие племен Прикубанья и в последующую эпоху раннежелезного века.

Итак, на протяжении почти полутора тысячелетий бронзового века на Кубани происходили сложные процессы исторического развития племен, и этническая карта региона отличается пестротой. На раннем этапе Кубань стала своеобразным мостом в передаче и распространении достижений восточной цивилизации (колесный транспорт). Здесь формируется один из центров металлургии бронзы, сыгравший важную роль в. развитии металлообработки в степных районах Восточной Европы. В этот период получают развитие скотоводство и земледелие, возникают и складываются два основных хозяйственно–культурных типа: оседлое земледелие и скотоводстве и кочевое скотоводство.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

МАЙКОПСКИЙ КУРГАН

Памятник археологии раннего бронзового века (вт. пол. IV- нач. III тыс. до н.э.). Курган был расположен в восточной части г. Майкоп на берегу р. Белая, притоке р. Кубань.

История изучения

Местные жители называли этот курган Ошад, по имени героя одной из адыгских легенд, который, как верили в старину, и был в нём захоронен. В 1897 году курган был раскопан экспедицией профессора Н.И. Веселовского и получил широкую известность под названием Большой майкопский курган. В 1911 году А.М. Тальгрен отнёс его вместе с другими аналогичными памятниками Северо-Западного Кавказа в особую группу «больших кубанских курганов». В дальнейшем это понятие было географически расширено и более удачным был признан термин майкопская культура раннего бронзового века Северного Кавказа, по названию самого кургана.

Майкопский курган ‒ один из самых богатых среди раскопанных погребальных комплексов раннего бронзового века Европы. В 1972 году на его месте был поставлен каменный обелиск, а улица, на которой он находился, носит название Курганная. Все находки хранятся в Государственном Эрмитаже.

Описание памятника

Курган представлял собой огромную округлую земляную насыпь высотой 10,65 м. Кроме основного погребения, на глубине 3,20 м от вершины было обнаружено впускное захоронение, обложенное камнями, и, по всей вероятности, хронологически близкое сооружению самого кургана. Положение скелета, судя всему, было скорченным, при нём находились наконечник копья из меди или бронзы, серебряная спиральная подвеска и кусочки красной охры.

Основная могила под насыпью в центре кургана оказалась окруженной кромлехом в виде кольца известняковых плит. Эта огромная прямоугольная яма с закругленными углами и слегка вогнутыми продольными стенами была вырыта в материке и имела следующие размеры: длина 5,33 м, ширина 3,73 м, глубина 1,42 м. По оси могила была ориентирована по направлению северо-восток ‒ юго-запад. Стены ямы имели деревянные укрепления, а пол был выложен галькой. По углам зафиксированы неглубокие ямки от столбов, вероятно, служивших опорой надмогильного перекрытия.

Сама яма была поделена деревянными перегородками на три камеры, в каждой из которых находилось захоронение. Поперечная разделяла могилу на южную и северную половины, а северная делилась на две равные части. В самой большой камере, южной, находилось погребение мужчины ‒ старейшины рода или вождя племени. В двух других, северо-западной и северо-восточной, предположительно женские погребения ‒ жен или наложниц. Все трое были захоронены в скорченном положении на боку и засыпаны красной охрой.

Находки из погребений

Основное мужское погребение отличалось богатством сопутствующего инвентаря. Весь костяк был усеян множеством золотых штампованных пластинок, а также разнообразными бусинами из золота, серебра, сердолика, бирюзы, лазурита. 37 пластинок более крупного размера и 31 более мелкого изображали львов, 19 похожих миниатюрных пластинок были выполнены в виде быков, также найдено 38 штампованных крупных колец и 10 двойных пятилепестковых розеток. Предположительно эти украшения могли быть нашиты на одежду, покрывало или полог.

Рядом с черепом находились золотые серьги, а под ним лежали две узкие золотые ленты с маленькими парными просверленными дырочками. Они реконструируются как диадемы, украшенные упомянутыми выше пятилепестковыми розетками.

По всему дну могилы лежали тонкие полоски серебра, на некоторых из них сохранились серебряные гвоздики. Скорее всего, они могли служить обивкой какого-то деревянного предмета.

Вдоль костяка, от черепа до берцовых костей, пучком параллельно друг другу лежали шесть серебряных стержней-трубок 1,03 м в длину: два серебряных с золотыми концами, на которых были насажены по одной золотой фигурке быков; два целиком серебряных с такими же серебряными быками и два серебряных с золотыми концами, но без фигурок. С одной стороны (золотой или серебряной) концы трубок были рельефно украшены «винтовой насечкой» и вертикальными прорезями. На лбах бычков выгравированы солярные или астральные знаки, ни один из которых не повторяется. Сами стержни интерпретировались как символы власти ‒ жезлы или скипетры, как опора для балдахина над погребенным или как пучок ритуальных прутьев или стрел «царя-жреца». Рядом с ними найдены также два серебряных и три золотых колпачка полушарной формы.

Ближе к восточной стенке камеры параллельно стержням лежали в ряд 17 сосудов: два золотых, четырнадцать серебряных и один каменный. У западной же стенки стояли восемь почти однотипных глиняных лепных горшков с шарообразным туловом и коротким отогнутым венчиком.

Наибольший интерес представляют два миниатюрных серебряных сосуда, украшенных чеканными изображениями. На горле одного из них был выбит горный пейзаж. С «гор» спускаются волнистые полосы. Интерпретируемые как реки, они пересекают тулово и на дне сосуда сливаются в «озеро». На тулове и донной части изображены вереницы животных. Существует предположение, что изображенная линия горных вершин соответствует очертаниям Кавказского хребта, как он виден из Майкопа, что может свидетельствовать о местном производстве сосуда. Однако, это недоказуемо. Горло второго сосуда гладкое, между горлом и туловом выгравирована орнаментированная полоса. На тулове изображено аналогичное первому шествие животных. Дно украшает довольно сложный орнамент, напоминающий 12-ти лепестковый цветок. Стиль этих изображений связывают с Передним Востоком и Египтом.

Также в погребальный инвентарь были включены орудия труда и оружие. У коленных костей, возле пучка серебряных стержней, найдено несколько кремневых двусторонне обработанных ромбовидных наконечников стрел и ряд кремневых микролитических орудий. В юго-восточном углу погребения находился набор десяти предметов из бронзы ‒ плоский кинжал, два клиновидных топора, проушной топор, плоский бесчеренковый нож, шило и др., а также каменный шлифованный топор и два каменных оселка.

В двух северных погребениях орудий труда и оружия обнаружено не было, их погребальный инвентарь оказался значительно более скромным. Однако тут находились такие же полоски серебра, как и в южной части погребения.

При костяке в северо-восточной камере в области черепа найдены массивные золотые кольца с бусинами из сердолика. У кистей рук лежали золотые и сердоликовые бусины, аналогичные найденным в южном погребении. Вдоль восточной стенки камеры стояли медные сосуды различной формы.

В северо-западной камере возле костяка лежали такие же золотые и сердоликовые бусины. В северо-западном углу стоял большой глиняный сосуд округло-яйцевидной формы с невысоким прямым венчиком.

Всего в кургане было найдено около 6000 золотых, более 1000 серебряных, более 1200 сердоликовых и 60 бирюзовых бусин. Общий вес всех золотых изделий равняется 3 кг, а серебряных ‒ 5,3 кг.

Интерпретация, связь с другими культурами

Материалы кургана свидетельствуют о наличии имущественного и социального расслоения в майкопском обществе. Также этот памятник рассматривается в связи с вопросом о роли переднеазиатского культурного компонента в сложении и развитии майкопской культуры. Художественный стиль, традиция керамического производства, ряд украшений ‒ всё это свидетельствует о наличии тесных связей между племенами Северного Кавказа и культурными центрами Передней Азии. Однако вопрос о местном производстве или привозном характере некоторых изделий остается предметом дискуссии.

Золотой олень — сокровища Меотиды!

В первом столетии нашей эры скифы распространялись на большей территории Евразийского континента, от Китая до Западной Европы. Соседними скифам племенами были меоты, они жили на востоке от скифов, и имели с ними очень тесную связь. Существовали племена скифо — меотов, которые располагались на Кавказе и Причерноморской Кубани, в местах тесной взаимосвязи культур двух народов. Многие древние авторы пишут о существовании этих племен с 4 века до нашей эры. В 1987 году были начаты раскопки в кубанском городе Майкоп археологом Н.И. Веселовским. За все время на территории Майкопа было раскопано около 67 курганов, принадлежащих скифо -меотам.

Скифское золото на кургане в Майкопе!

Н.И. Веселовский — это профессор, который занимался доскональным изучением скифов, потому раскопки должны были закончиться грандиозной находкой. Так и случилось — был раскопан известный сейчас во всем мире курган «Ошад». Это погребение относилось к 3 тысячелетию до нашей эры. В нем находилось множество предметов из серебра и золота. Самая известная вещь из этого погребения – фигурка золотого оленя, размером 30 на 20 сантиметров. Это животное у скифов было символом солнца. Олень изображен в процессе полета, и при этом вся его сущность как бы прислушивается к чему то. На первый взгляд, кажется, что у него четыре ноги, но у него их только две. Также найдена золотая пантера, которая была украшением скифского щита. В Майкопском кургане было много фигурок с изображением животных — львы, бык, кони, все они сделаны из золота. На данный момент находки Майкопского кургана хранятся в Эрмитаже и музеях Кубани.

Золотой телец — сокровища Меотиды!

Еще одна экспедиция, археолога А.М. Лескова, раскопала несколько курганов Северного Кавказа, и также нашла ценные исторические предметы. Большинство из них было обнаружено в Уляпском кургане, название его произошло от находящегося в этом месте аула Уляп. Было найдено много золотых фигурок оленей, а также изделия из бронзы- амфоры, конная сбруя, жертвенные котлы. Известной находкой этого кургана стала фигурка лежащего кабана, сделанная из двух серебряных пластинок. Не менее известной находкой Уляпского кургана стал скифский ритон — это чаша, сделанная в виде коня Пегаса с крыльями. Кроме того, что это ценный исторический и культурный экспонат, он еще и сделан из серебра и золота, отделан янтарем. Принадлежит это изделие пятому веку до нашей эры. На нем изображено много сценок из жизни древних греческих мифов. Считается, что скифо — меоты были предками осетин, их культура стала продолжением, и в чем-то схожа с произведениями искусства, найденными в здешних курганах.

Майкопская археологическая культура: основные сведения

Археологические культуры Кубани разнообразны и многочисленны. Сейчас на её территории находится более 58 тысяч древних памятников. Рассмотрим одну из основных культур Кубани бронзового века – майкопскую, отдельно остановившись на особенностях погребения, по которым конкретные археологические культуры выделяют из ряда других.

Майкопская культура

Сегодня наиболее обоснованным считается датирование данной культуры 2-й половиной IV-го — началом III-го тысячелетия до н.э. Истоки майкопской культуры, предположительно, находятся на территории Ближнего Востока.

Название свое культура получила по имени Майкопского кургана, открытого в конце девятнадцатого века, с погребенным в нём родоплеменным вождем. Его место находится на пересечении Курганной и Подгорной улиц в современном Майкопе.

Занятия

Основным занятием представителей майкопской культуры было скотоводство, особенно разведение овец. Также занимались они земледелием, об этом свидетельствуют найденные зернотёрки и мотыги.

По-видимому, майкопская культура взаимодействовала с другими посредством торговли. Жителям степей они поставляли бронзовые предметы, которые заняли место медных, ранее прибывавших с Балкан и Карпат. В свою очередь, с юга им привозили бирюзу и лазурит.

Как и другие представители археологических культур эпохи ранней бронзы, майкопцы пользовались повозками. Колеса у них были из цельного дерева.

Люди майкопской культуры хорошо освоили добычу и обработку металлов – золота, бронзы и других. Из них изготавливали посуду, оружие, украшения, ритуальные изображения животных. Методы обработки металла и художественные черты изделий типичны для Ближнего Востока конца IV—первой половины III тысячелетия до н. э., что также говорит в пользу происхождения майкопской археологической культуры оттуда.

Типичные изделия

Особенно характерны для этой культуры бронзовые изделия (мышьяковые и никелевые сплавы). Основные их формы:

  • сосуды (в основном котлы);
  • оружие (топоры, кинжалы, ножи, мотыги, шилья, долота, наконечники копий, мечи);
  • псалии (части узды для запрягания животных).

Найдены вещи из зо­ло­та и се­реб­ра: со­су­ды, фи­гур­ки, ви­соч­ные коль­ца, бу­лав­ки, украшения, на­клад­ки и так далее.

Несмотря на то, что майкопцы уже знали и использовали металлы, они продолжали использовать и орудия предыдущей эпохи. Из камня в основном делали:

  • зернотёрки;
  • пестики;
  • серпы;
  • топоры;
  • тесла, долота;
  • наконечники (кремневые);
  • инструменты для обработки металла, точила;
  • ножи;
  • навершия булав;
  • сосуды.

Из цветных камней (сердолика, лазурита) до нас дошли украшения – браслеты, подвески, бусы.

Также в майкопской культуре использовались кость и рог. Из них делали мотыги, крючки, наконечники, подвески, бусы, молотки, долотца.

Из глины (в основном красной) майкопцы изготавливали утварь. Был известен и гончарный круг. Для керамики характерно хорошо отмученное тесто. В основном она неорнаментированная, однако иногда встречается «жемчужный», врезной и другие орнаменты. Обнаруженные глиняные пряслица говорят о том, что было известно ткачество.

Распространение культуры

Поселения майкопцев встречаются большей частью в горах, в ущельях. Это было обосновано труднодоступностью для чужеземцев и удобством для обороны. Поселения окружались стенами из камня, возводимыми от неприятеля. Народы майкопской культуры были воинственными, захваченных пленных превращали в рабов.

Памятники майкопской культуры распространены:

  • на равнинах и в предгорьях западной и центральной частей Северного Кавказа и Предкавказья;
  • в бассейнах рек Кубани, Верхней Кумы, Верхнего и Среднего Терека;
  • в районах Черноморского побережья – от Тамани до Новороссийска;
  • в степях Ставропольского края.

Отдельные памятники и единичные находки встречаются:

  • в центральной и южной части Волгоградской области, на севере вплоть до Нижнего Дона и степей Калмыкии;
  • на территории от Северного Причерноморья до Каспийского моря.

Особенности захоронений

Основные памятники майкопской культуры – курганные погребения, то есть захоронения под искусственной насыпью. С умершим в могилу клали оружие, украшения, утварь. С вождями также хоронили специально умерщвлённых людей – черта, характерная для многих первобытных культур. Величина кургана зависела от статуса покойного: вождей хоронили под большими курганами, простых людей – под меньшими. Зачастую снаружи погребение по кругу обкладывалось камнями (так называемый кромлех, черта мегалитических культур).

Перед тем, как предать тело земле, покойных посыпали охрой. Это происходило и в ямной археологической культуре. Некоторые ученые считают, что у народов, входивших в эти культуры, было развито поклонение огню, а красный цвет охры – его символ. Положение тела в могиле – лежа скорчено, преимущественно на правом боку.

Могила обычно выглядит как квадратная или прямоугольная яма в кургане или же располагается на поверхности, на огороженном месте. Изредка встречаются овальные ямы. Также редко, но бывает канавка, разделяющая могилу на части.

Попадаются и очень крупные могилы. Сверху все они засыпались землей или камнями. Перекрытие делали из дерева (плашек или коры), на которое насыпался камень. Встречается укрепление могил с помощью деревянной рамы, поверху оно могло также перекрываться деревом, в результате образуя сруб, возвышающийся над землёй. Могилы с обкладками из камней иногда накрывались каменными плитами.

Редкими для майкопской культуры являются катакомбные захоронения.

Майкопская культура

На заре бронзового века на Северном Кавказе складывается майкопская культура, распространенная от Таманского полуострова до Чечено-Ингушетии включительно. Наибольшее количество памятников сосредоточено в Майкопском районе, в бассейнах рек Белой и Фарса. Важно отметить, что большинство их относится к раннему этапу майкопской культуры.

Майкопская культура получила свое название от знаменитого Майкопского кургана — памятника мирового значения. Курган был раскопан в 1897 г. известным русским археологом Н.И.Веселовским. Расположен он на восточной окраине Майкопа. Высота кургана достигала почти 11 м. В центре была расположена большая могильная яма, глубиной 14 м, окруженная кромлехом в виде кольца из плит известняка.

Яма имела прямоугольную форму с закругленными углами и со слегка вогнутыми продольными сторонами. Стенки могильной ямы в древности были обшиты деревом, совершенно сгнившим, потолок был бревенчатый в два наката и поддерживался столбами, стоявшими по углам. Дно было выложено речным булыжником.

Могила делилась деревянными перегородками на три неравные части. Поперечной перегородкой она была разделена на южную и северную половины, а последняя в свою очередь делилась продольной перегородкой на восточную и западную. Главный покойник был положен в южную, большую половину. В двух других, меньших камерах помещались женские захоронения. Судя по всему, женские погребения играли подчиненную роль по отношению к основному, мужскому погребению.

Все скелеты лежали в скорченном положении на правом боку с подогнутыми ногами и согнутыми и поднятыми к лицу руками, густо посыпанные красной краской (суриком). Красной краской было посыпано и дно могилы. Главный покойник был усыпан золотыми штампованными бляшками с изображением зверей, колец. Здесь было 68 пластинок в виде фигурок львов (двух размеров), 19 пластинок с маленькими изображениями бычков и 40 колец. Украшения эти, по-видимому, были нашиты на полог или покрывало, которым был накрыт покойник.

Кроме того, на скелете найдена масса золотых и серебряных бус различной величины и формы, а также много сердоликовых и бирюзовых бус. У пояса лежали пять крупных золотых бус, у черепа — золотые серьги, а под черепом две узкие золотые диадемы в виде тонких лент, с маленькими просверленными дырочками, расположенными парами. От этих диадем происходят найденные здесь же золотые двойные розетки — одна большая, другая меньшая, нашивавшиеся друг на друга.

Диадемы, украшенные розетками, были нашиты, по-видимому, на высокий головной убор, найденный на покойнике. Перед скелетом лежали параллельно друг другу восемь серебряных стержней длиной 1,17 м. Два из них были сплошь серебряные, у четырех нижние концы золотые, на них были надеты массивные фигурки золотых бычков, и два с золотыми вставками, с насаженными на серебряные нижние концы фигурками серебряных бычков. Верхние концы стержней были украшены винтообразной насечкой и имели прорези. Все восемь стержней должны были принадлежать одному предмету.

Большинство исследователей, начиная с В. Фармаковского, считали, что стержни с надетыми на них фигурками бычков составляли остов балдахина, который несли над покойником. На месте погребения балдахин был разобран, и остов его, состоящий из серебряных стержней, положен рядом с покойником.

В настоящее время некоторые исследователи (Ю.Ю.Пиотровский) считают, что интерпретация стержней как составной части балдахина полностью исключается, и склонны рассматривать трубки с бычками как штандарты.

Вместе с покойником были положены металлические и глиняные сосуды, медные и каменные орудия труда. Вдоль восточной стенки камеры в ряд стояли семнадцать сосудов: два золотых, каменный шаровидный с приставным золотым горлом и такой же крышечкой и четырнадцать серебряных. Среди последних особенно замечательны два, украшенные богатыми гравированными рисунками, составляющими на первом сосудике сложную композицию. Сосуды округлой формы с широким горлышком. На горлышке одного сосуда изображен горный ландшафт, состоящий из трех горных цепей, среди которых выделяются две особенно высокие горы с двуглавыми вершинами. Между гор изображены два дерева и стоящий на задних лапах медведь.

В горах берут начало две реки, которые, извиваясь по тулову сосуда, сливаются на дне его в небольшое озеро. Вода изображена ломаными линиями. Устья рек — одно против другого на разных сторонах сосуда, под ушками, служившими для подвешивания. Все ту-лово заполнено изображениями животных, расположенных фризообразно в два ряда. В первом ряду лошадь, лев и два быка, симметрично поставленные друг против друга, в нижнем ряду горный козел, дикий кабан, львица и дикий баран. В устье реки изображена плавающая птица, другая птица находится над львом. Изображения на сосуде имели не просто декоративное значение, а определенное символическое.

Художник изобразил типичных животных земли, воду, горы и над ними небо. Таким образом, сосуд не был простым бытовым предметом, а имел культовое назначение. На втором серебряном сосуде орнаментация менее сложна, чем на первом. Здесь мы имеем только один фриз, на котором изображены пять животных, идущих друг за другом: два козерога, бык и два барса, кроме того, помещены еще три птицы. Туловище отделяется от горла гравированной лентой, представляющей узор рек первого сосуда. Дно сосуда снаружи украшено большой розеткой.

Вдоль западной стенки камеры стояли восемь глиняных сосудов из желтой, красной и черной глины, округлой формы, с небольшим венчиком и закругляющимся дном. Около колен скелета лежали ромбические кремнёвые наконечники стрел и мелкие кремнёвые сегментовидные орудия, служившие вкладышами.

В юго-восточном углу могилы находились орудия труда и предметы вооружения, десять из которых были из чистой меди: это проушный топор, мотыга (или тесло), комбинированное орудие в виде топора и тесла (с двумя накрест поставленными лезвиями), два плоских топорика, два долота, шило, малый кинжальчик примитивной формы и большой тонкий кинжал с закругленным концом.

Кроме металлических предметов, здесь были и каменные: большой оселок серповидной формы с отверстием для подвешивания, небольшой оселок с золотым украшением и каменный клиновидный топорик с тупым лезвием, имевший скорее не бытовое, а ритуальное назначение.

В двух северных отделениях могильной ямы было по одному захоронению. При скелете, находившемся в северо-восточной камере, найдены в области черепа золотые массивные кольца, сделанные из толстой проволоки, с надетыми сердоликовыми бусами и большое количество разнообразных золотых и сердоликовых бус.

Вдоль восточной стены стояли пять медных сосудов разной формы и величины: два котла, плоская чаша, ведерко с дужкой и большой кувшин. На скелете в северо-западной камере были такие же золотые и сердоликовые бусы, а в углу стоял большой глиняный сосуд — горшок с яйцевидным туловом.

Майкопский курган по своему богатству, по художественной и исторической ценности найденных вещей представляет выдающийся памятник на Северном Кавказе. В нем был погребен старейшина рода или племенной вождь, выполнявший одновременно и жреческие функции. Майкопский курган большинство исследователей относят к середине III тысячелетия до н.э.

В том же году в станице Старомышастовской при добыче глины в кургане был найден клад: в серебряном гладком сосудике с крышкой находились золотая головка льва, серебряная фигурка быка, 3 золотые розетки, свыше 2500 золотых и серебряных бус различной величины и формы, более 400 бус из полудрагоценных камней (сердолика, лазурита, гагата, морской пенки) и 30 золотых проволочных колец, на некоторых из них нанизаны сердоликовые бусы. Старомышастовские вещи одновременны майкопским и стилистически очень близки им.

В майкопской культуре в настоящее время выделяют два хронологических этапа — ранний, представленный Майкопским курганом и примыкающими к нему курганными погребениями и поселениями, и более поздний, получивший название новосвободненского этапа по курганному могильнику близ станицы Новосвободной Майкопского района.

В 5 км к северу от станицы Новосвободной, по левому берегу реки Фарс, в урочище «Клады», расположена довольно большая курганная группа. Наибольшую известность приобрели два кургана с замечательными захоронениями в каменных дольменообразных гробницах, раскопанных Н.И.Веселовским в 1898 г. В обоих курганах на уровне почвы обнаружены своеобразные дольмены, каждый из которых состоял из двух помещений.

В первом кургане дольмен был сложен из массивных каменных плит с двускатной крышей. Поперечной плитой гробница разделялась на два отделения: большое и маленькое. В плите имелось прямоугольное отверстие (38×27 см), плотно заложенное каменной втулкой такой же формы. Пол в большой камере состоял из массивной каменной плиты, а в меньшей был земляной.

Покойник был помещен в большом отделении гробницы у западной стенки, головой на юг. Скелет лежал в скорченном положении на боку и был посыпан красной краской. Инвентарь погребения был очень разнообразен и богат. Многие предметы были из драгоценных металлов и драгоценных камней, что указывало на особое положение, которое занимал в роде умерший.

В области черепа найдено: золотые серьги в виде тонких колец с привесками из лазурита; золотые височные кольца (спиральные и простые); бусы золотые, серебряные, хрустальные и сердоликовые, в том числе одна хрустальная подвеска в золотой оправе; пять серебряных веретенообразных пронизок; золотая игла с ушком; две серебряных булавки посо-ховидной формы.

Около груди скелета находились бронзовые орудия труда и оружие: три долота с желобчатым лезвием; три плоских топора — тесла; девять небольших ножей-кинжальчиков; наконечник копья с четырехгранным стержнем для насадки на рукоятку; два вилообразных орудия с загнутыми концами (крюками) и втулкой для укрепления деревянной рукоятки и третий такого же типа предмет, но меньшей величины, имеющий на конце крюк, а на втулке два крюка и две человеческие фигуры, стоящие друг против друга. Кроме того, у скелета найдены четыре проушных топора, один из которых украшен рядами насечек и «жемчужинок» на обушной части. Здесь же находился большой черпак с длинной рукояткой.

У восточной стенки камеры стояли три котла из тонкой листовой меди, две маленькие медные чаши и пять глиняных сосудов.

Котлы больших размеров с шаровидно-уплощенным туловом и орнаментированные рядами «жемчужинок». Чаши имеют округлые формы с широким устьем. В одной из них находились сердоликовые, хрустальные и серебряные бусы.

В меньшем отделении дольмена лежали только вещи: пращовый шарик из белой пасты, шесть кремнёвых листовидной формы наконечников дротиков, два каменных точильных бруска, пять четырехгранных медных шильев, четыре глиняных ангобированных и лощеных сосуда, костяные бусы и подвески.

Во втором кургане, раскопанном Н.И.Веселовским в том же году, была обнаружена дольменообразная гробница с тем же обрядом погребения, что и в первом кургане. Гробница разделялась поперечной каменной плитой на два отделения, из которых большее с каменным полом служило погребальной камерой, а меньшее с земляным — только для вещей. Отличие заключалось в том, что во втором кургане дольмен имел не двускатную крышу, а плоскую, состоящую из двух плит.

Одна из них весила около 3 т. В средней поперечной плите, разделяющей обе камеры, было сделано круглое отверстие диаметром 40 см. Оно было заложено каменным, чрезвычайно точно пригнанным кружком, в свою очередь заставленным со стороны второго помещения особой заслонкой в виде каменного полукруга, заваленного каменной плитой. В камере с каменным полом у западной стенки головой на юг в скорченном положении на правом боку лежал покойник, густо посыпанный суриком.

Наиболее интересными в данном погребении являлись остатки одежды, найденной на скелете. Верхняя одежда, в нашем понятии подобие шубы, была на черном меху, шерстью наружу. Под ней одежда, шитая из тонкой шерстяной ткани желтоватого (верблюжьего) цвета с черным узором из клеток и полос. Под остатками шерстяной одежды были обнаружены остатки холщовой ткани, ярко выкрашенной в пурпуровый цвет и покрытой красными же нитями в виде кистей.

У черепа лежали семь кремнёвых наконечников стрел треугольной формы, две посоховидные серебряные булавки, подобие тем, которые были найдены в первом дольмене, бронзовый обушной топор, плоский топор-тесло, нож, небольшой кинжальчик в медных ножнах, и два четырехгранных шила. С восточной стороны скелета лежал деревянный предмет в виде изогнутой палки с медным крюком, который был закреплен в деревянном стержне медным спиральным кольцом и обмотан нитками.

Над головой покойника устроен тайник, куда положены толстое и тонкое золотые кольца и золотые, серебряные и сердоликовые бусы, нанизанные на красный плетеный шнур. У колен скелета лежали три пращовых шарика из цветного камня. У восточной стены камеры стояли в ряд четыре глиняных горшка, из которых два были покрыты красной краской, а два-черные. На горшках елочный и жемчужный орнаменты. Около горшков лежал точильный каменный брусок.

Во втором отделении дольмена было найдено большое количество костяных бус, таких же, как и в первом дольмене, и среди них бронзовое шило и два кабаньих клыка.

В 1979 и 1982 гг. в урочище «Клады» были открыты еще две дольмено-образные гробницы, по конструкции совершенно аналогичные вышеописанным. В кургане № 31 (1979 г.) каменная двухкамерная гробница была сооружена в более древнем кургане на уровне почвы и отличалась необычайным богатством инвентаря. В первой камере на каменном полу в скорченном положении лежали два скелета — взрослого и ребенка. При них было найдено большое количество различных предметов.

Одних только вещей из бронзы и серебра около пятидесяти, в том числе семь бронзовых сосудов, два бронзовых крюка, пять бронзовых топоров, причем один из них топор-скипетр с деревянной рукояткой, обернутой серебряной лентой, маленькие кинжальчики, тесла, долота, шилья, бронзовый штандарт в виде круга со втулкой. Уникальным является бронзовый обоюдоострый меч длиной 63,5 см.

Кроме металлических орудий труда и оружия, найдены две скульптурные фигурки собачек из бронзы с серебряными накладками. Встречены каменные изделия; кремнёвый топор, кинжал, наконечники стрел, скульптура быка. В могиле найдено более двухсот бус и других украшений из сердолика, горного хрусталя, золота и серебра.

Во второй камере, отделявшейся от первой поперечной плитой с круглым отверстием, земляной пол был засыпан галькой и погребения не содержал. Здесь лежали кости животных — остатки погребальной пищи и вдоль западной стены стояли шесть глиняных сосудов.

Вторая гробница, открытая в 1982 г. А.Д.Резепкиным в кургане № 35, содержала скелет женщины со сравнительно скромным инвентарем. Но самым замечательным являлась роспись на стенах одной из камер, нанесенная красной и черной краской. Три стены имели росписи на один и тот же сюжет: лук, колчан и щит, на четвертой помещен фриз «бегущие лошади», как трактуют его исследователи. Роспись на дольменообразных гробницах встречена впервые и имеет огромное значение для понимания искусства эпохи раннего металла.

Архитектура погребальных сооружений (Майкопский курган, новосвободненские дольменообразные гробницы) отражает социальное положение в роде и племени погребенных. Богатства концентрировались в руках родоплеменной верхушки складывавшегося уже патриархального строя. Наряду с богатыми погребениями известно много курганных захоронений со скромным вещевым инвентарем.

Большинство найденных в Майкопском кургане как золотых и серебряных, так и бронзовых предметов привозные. Попали они сюда из Передней Азии, скорее всего, как считают исследователи, из Месопотамии. Привозными являются и бусы из полудрагоценных цветных камней. Материал этих бус разнообразен и свидетельствует о получении их путем межплеменных сношений из далеких стран. Сердолик и бирюза происходят из Ирана, лазурит — бадахшанского (афганского) происхождения, особый минерал — морская пенка из Анатолии.

Некоторые бронзовые предметы, как котлы из листовой меди, топоры-тесла, четырехгранные шилья, желобчатые долота, проушные топоры, изготовлялись на месте. Во второй половине III тысячелетия до н.э. и особенно в конце его на Северном Кавказе интенсивно развивается местная металлургия бронзы. Есть предположение, что в эпоху ранней бронзы было налажено и производство изделий из драгоценных металлов, главным образом из золота (височные кольца).

Майкопская культура представлена не только курганами, но и бытовыми памятниками. Важным достижением советской археологической науки в изучении майкопской культуры явилось открытие и исследование в конце 50-х-60-х годах большой группы поселений в бассейне реки Белой и по реке Фарс южнее Майкопа (Мешоко, Скала, Хаджох, Каменномостская пещера, Ясенова Поляна и др.).

Большинство известных в настоящее время поселений расположены на труднодоступных мысах, плато или на высоких речных террасах. Кроме того, открыты и пещерные стоянки майкопской культуры. Лучше изучено поселение Мешоко, расположенное на окраине поселка Каменномостского. Поселение было укреплено мощной каменной стеной, толщиной в 4 м.

Такие же стены имеет и поселение Ясенова Поляна близ поселка Колосовки. Раскопки поселений позволили судить о занятиях населения, о чем умалчивали курганы. Основное значение в хозяйстве майкопских племен имело животноводство, причем в раннее время преобладало свиноводство. На втором месте стоял крупный рогатый скот, а затем мелкий. На некоторых поздних поселениях майкопской культуры наблюдается увеличение в составе стада мелкого рогатого скота.

В прикубанских поселениях майкопской культуры хотя и в очень незначительном количестве были найдены кости домашней лошади. Наравне со скотоводством было развито и земледелие, о чем говорят находки кремнёвых вкладышей от серпов, которые вставлялись в деревянную или костяную основу серпа, каменных зернотерок и мотыги из поселения Мешоко. Но в хозяйстве племен майкопской культуры земледелие стояло на втором месте после скотоводства и не имело столь важного значения, как в экономике племен Закавказья в эпоху ранней бронзы.

Развитие скотоводства давало значительно больше прибавочного продукта, чем земледельческое хозяйство, а это приводило к росту и накоплению богатства в отдельных семьях и вело к возникновению имущественной дифференциации, что и находит отражение в погребальных памятниках (Майкопский курган).

Майкопская культура формировалась и развивалась на местной основе. Но весьма существенную роль в этом сложном процессе сыграло также влияние переднеазиатских цивилизаций.