Абвер

Абвер

У этого термина существуют и другие значения, см. Абвер (значения). Радист абвера за работой. Третий рейх, 1939

А́бвер (нем. Abwehr — оборона, отражение, от Auslandsnachrichten- und Abwehramt) — орган военной разведки и контрразведки Веймарской республики и Третьего рейха; в 1919-1944 годах входил в состав Верховного командования вермахта.

Общие сведения

Абвером именовались в 1920—1944 годах все служебные инстанции и подразделения рейхсвера, а позднее вермахта, предназначенные для ведения контрразведки, шпионажа и диверсионных актов.

Создан в 1919 году (приказ о создании подписан только в 1921 году) правительством Веймарской республики. Поскольку условия Версальского договора формально не допускали создания в ней разведывательных органов, на абвер формально возлагались функции контрразведки в вооружённых силах. В действительности абвер осуществлял разведывательную деятельность в отношении СССР, Польши, Чехословакии, Франции, Великобритании и других стран.

С 1935 года возглавлялся адмиралом Вильгельмом Канарисом. В 1938 году реорганизован в Управление разведки и контрразведки Верховного главнокомандования вооружёнными силами Германии. С осени 1940 основные усилия направлялись против СССР согласно мероприятиям по операции «Барбаросса». В 1942 году создан особый штаб по борьбе с партизанским движением на оккупированной территории СССР. В 1944 году в связи с неудачами в деятельности против СССР абвер был расформирован, а его отделы вошли в состав Главного управления имперской безопасности, подчинённого Генриху Гиммлеру.

Основание

После поражения в Первой мировой войне в состав германских вооружённых сил организационно вошёл отдел III b «Войсковая служба связи и информации» (нем. Militärische Nachrichtendienst Abteilung III b). И в период с 1919 по 1920 Германия не имела своего военно-разведывательного органа.

Однако весной 1920 года несколько бывших сотрудников майора Фридриха Гемппа, бывшего некогда заместителем Вальтера Николаи, в составе «будущего рейхсвера» приступили к созданию контрразведывательной службы, образованной из остатков отдела III b. «Будущим отделом контрразведки» являлась армейская служба связи и информации (нем. Heeres-Nachrichtendienst). Официальной же датой создания абвера принято считать 1921 — день образования министерства рейхсвера. Организационно абвер вошёл в состав министерства рейхсвера на правах группы.

История

К 1 апреля 1928 года министр рейхсвера Грёнер по предложению Шлейхера издал распоряжение об объединении группы «военная контрразведка» и разведывательной службы военно-морского флота, повысив новую структуру до отдела. Наряду с этим всем другим конкурирующим органам и ведомствам было строго воспрещено заниматься разведывательной и контрразведывательной деятельностью. Однако Абвер 20-х годов был ещё слишком мал, чтобы в полной мере выполнять свои задачи и функциональные обязанности. И лишь при Конраде Патциге Абвер обретает наконец статус солидной и авторитетной секретной службы.

С началом перевооружения германской армии и подготовки Гитлера к войне Абвер незамедлительно получает в своё распоряжение большое количество финансовых средств и личного состава. Так, если до 1933 Абвер насчитывал лишь около 150 сотрудников, то к июню 1935 — уже 956. В первые годы существования государства национал-социализма Абвер выполнял также и функции, возложенные собственно на Гестапо, что было просто необходимо в период создания нового государства. После отстранения от службы Патцига, не нашедшего общего языка с новой властью, назначенный шефом Абвера 2 января 1935 Вильгельм Канарис совместно с Рейнхардом Гейдрихом издают так называемые «10 пунктов» о разграничении полномочий специальных служб. Таким образом Гестапо получало все гражданские полномочия, а Абвер ограничивался лишь военными задачами.

В 1938 году отдел «военная контрразведка» на правах группы (нем. Amtsgruppe Abwehr), а в 1941 — уже в качестве управления «Абвер-заграница» (Amt Abwehr/Ausland) вошёл в состав Верховного командования вермахта. 11 февраля 1944 года адмирал Канарис был снят со своей должности, и уволен в запас, а Абвер частично был подчинен Главному управлению имперской безопасности.

Задачи

Фальшивая печать НКВД, найденная на территории спецлагеря абвера

  • Сбор секретной информации о вооружённых силах противника, его военно-экономическом потенциале.
  • Обеспечение секретности военных приготовлений Германии, внезапности её нападений и способствование успеху тактики «блицкрига».
  • Дезорганизация тыла противника.
  • Борьба с иностранной агентурой в вооружённых силах и военно-промышленном комплексе.

Структура до 1928

  • Группа «военная контрразведка» в составе отдела Т3 (нем. Gruppe Abwer der Abteilung T3)
    • Разведка
    • Шифрование и радиоперехват
    • Контрразведка

Организационная структура

Солдаты секретной службы радиосвязи Верховного главнокомандования вермахта занимаются шифрованием и дешифрованием сообщений с помощью машины Энигма

  • Отдел Z (Abteilung Z): Управление кадров и финансов
    • Группа ZF: Финансы
    • Группа ZR: Правовые вопросы
    • Группа ZKV: Центральная картотека агентуры
    • Группа ZO: Офицерский состав
    • Группа Z: Архив
    • Группа ZK: Центральная картотека
    • Группа Z Reg: Регистратура, управление материально-технического обеспечения
    • Группа ZB: Донесения о внешней политике
  • Отдел «Заграница»(Abteilung Ausland)
    • Группа I: Внешняя и военная политика; военно-политическая информация для начальника ОКВ
    • Группа II: Связи с вооружёнными силами иностранных государств; общая регистратура; дипломатическая служба вермахта
    • Группа III: Вооружённые силы иностранных государств; сбор донесений для ОКВ; информация военного характера для начальника отдела «Абвер-заграница» и офицера связи при штабе оперативного руководства вооружённых сил
    • Группа IV: Поэтапное строительство военно-морского флота
    • Группа V: Зарубежная пресса
    • Группа VI: Военно-исследовательская работа по международному праву
    • Группа VII: Вопросы колониальной политики
    • Группа VIII: Обработка развединформации военного характера и др. информации на основании трофейных документов
  • Отдел I (Абвер-I, Abteilung Abwehr I Nachrichtenbeschaffung): Служба сбора и доставки разведданных; агентурная разведка на территории иностранных государств; добывание разведывательной информации
    • Группа управления (нем. Chef-Gruppe)
    • Группа I H: Сбор развединформации о сухопутных войсках
    • Группа I M: Сбор разведданных о военно-морских силах
    • Группа I L: Сбор разведданных о военно-воздушных силах
    • Отдел I Wi: Сбор и обработка данных экономического характера
    • Группа I G: Техническое обеспечение контрразведывательной работы
    • Группа I J
    • Группа I HT
    • Группа I TLW: Сбор информации о техническом оснащении и вооружении авиации
    • Отдел I P: Анализ материалов зарубежной печати
    • Отдел I i: Радиосвязь с агентурой, подготовка радистов
  • Отдел II (Абвер-II, нем. Abteilung Abwehr II Sonderdienst): Теракты, диверсии и выполнение особых задач
  • Отдел III (Абвер-III, нем. Abteilung Abwehr III Abwehr ): Контрразведка в Вермахте и военной промышленности

Сфера деятельности (1936)

  • Страны, представлявшие основной интерес: Франция, Чехословакия, Польша, Великобритания, СССР, Испания;
  • Побочный интерес: Бельгия, Швейцария, Югославия, Румыния, США;
  • Страны, разведывательная деятельность в которых была запрещена: Австрия, Италия, Венгрия, Япония, Эстония, Болгария.

Руководители

  • 1918—1919 гг. — полковник Вальтер Николаи
  • 1919—1927 гг. — подполковник Фридрих Гемпп
  • 1927—1930 гг. — подполковник Гюнтер Швантес
  • 1930 — сер. 1932 гг. — подполковник Фердинанд фон Бредов
  • 6 июня 1932 г. — 2 января 1935 г. — фрегатен-капитан/капитан цур зее Конрад Патциг
  • 1 января 1935 г. — 11 февраля 1944 г. — капитан I ранга цур зее/адмирал Вильгельм Канарис
  • февраль 1944 г. — 22 июля 1944 г. — полковник Георг Хансен
  • июль 1944 г. — конец апреля 1945 г. — бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг (в качестве руководителя одного из отделов РСХА)

> Примечания

Библиография

На русском языке

  • Скрытые лики войны: Док., воспоминания, дневники. — М.: Воениздат, 2003.
  • Абрамян, Эдуард, А. Кавказцы в Абвере / Эдуард Абрамян. — М.: Яуза, 2006.
  • Бартц, К. Трагедия абвера,1935-1944 гг. / Карл Бартц; Пер. с нем. Е. Н. Захарова. — М.: Центрполиграф, 2002.
  • Бухгайт, Г. АБВЕР-щит и меч III рейха / Герд Бухгайт; Пер. с нем. Ю. А. Неподаева. — М.: Яуза и Эксмо, 2003.
  • Гелен, Р. Война разведок: Тайн. операции спецслужб Германии,1942-1971 / Райнхард Гелен; Пер. с нем. В. Г. Чернявского, Ю. Д. Чупрова. — М.: Центрполиграф, 2003.
  • Гискес, Г. Операция «Северный полюс»: Тайн. война абвера в странах Сев. Европы / Герман Гискес; Пер. с англ. С. В. Лисогорского. — М.: Центрполиграф, 2004.
  • Гладков, Т. К. Тайны спецслужб III рейха / Теодор Гладков. — М.: Яуза и Эксмо, 2004.
  • Губернаторов, Н. В. «Смерш» против «Буссарда»: (Репортаж из арх. тайн. войны) / Н. В. Губернаторов; Ассооц. воен. кн., О-во изучения истории отечеств. спецслужб. — М.: Кучково-поле, 2005.
  • Дамаскин, И. А. Битвы разведок, 1941—1945 гг.. — М.: Вече, 2005.
  • Леверкюн, П. Служба разведки и контрразведки. В кн.: Итоги второй мировой войны. — М.: Издательство иностранной литературы, 1957. — С. 268—286.
  • Левицкий, С. Шпионы кайзера и Гитлера / Станислав Левицкий; Пер. с пол. В. С. Живодерова. — М.: Крафт+, 2004.
  • Линдер, И. Б. Загадка для Гиммлера: офицеры СМЕРШ в Абвере и СД // И. Линдер, Н. Абин. — М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2008.
  • Лота, В. Тайные операции Второй мировой: Кн. о воен. разведке, 1944 г. // Владимир Лота. — М.: Молодая гвардия, 2006.
  • Мадер, Ю. Абвер: щит и меч Третьего рейха / Авториз. пер. с нем. Лаврова Н. Н. Ростов. — Феникс, 1999.
  • Макаров, В. Г. Лучшие спецоперации СМЕРШа: война в эфире / Владимир Макаров, Андрей Тюрин. — М.: Яуза, 2009.
  • Неподаев, Ю. А. Спецназ адмирала Канариса / Юрий Неподаев. — М.: Яуза и Эксмо, 2004.
  • Непомнящий, Н. Н. Загадки абвера: Тайн. война адмирала Канариса // Н. Н. Непомнящий. — М.: Вече, 2005.
  • Пещерский, В. Л. «Красная капелла». Советская разведка против абвера и гестапо. — М.: Центрполиграф, 2000.
  • Райле, О. Тайная война: Секрет. операции абвера на Западе и Востоке(1921—1945) / Оскар Райле; Пер. с нем. Е. Н. Захарова. — М.: Центрполиграф, 2002.
  • Рудаков, А. Б. Секретные генетические, финансовые и разведывательные программы Третьего рейха / А. Б. Рудаков; Клуб ветеранов госбезопасности. — М.: , 2008.
  • Сердюк, А. С. Визит в абвер: / Александр Сердюк. — М.: Вече, 2009.
  • Соцков, Л. Ф. Неизвестный сепаратизм: На службе СД и Абвера: Из секретн. досье разведки / Лев Соцков. — М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003.
  • Стефановский, П. П. Развороты судьбы: Автобиогр. повесть: В 2 кн.: Кн. 2. КГБ-ГУЛАГ / П. П. Стефановский. — М.: РУДН, 2003.
  • Телицын, В. Л. «Волкодавы» СМЕРШа / Вадим Телицын. М.. — Яуза, 2009.
  • Тихонов, Ю. Н. Афганская война третьего рейха: НКВД против абвера // Юрий Тихонов. — М.: Олма-Пресс, 2003.
  • Уоллер, Д. Невидимая война в Европе / Джон Уоллер; Пер. с англ. А. Коноплева и др.. — Смоленск: Русич, 2001.
  • Фараго, Л. Игра лисиц: Секретные операции абвера в США и Великобритании // Ладислас Фараго; Пер. с англ. Н. А. Толмачева М.. — Центрполиграф, 2004.
  • Чуев, С. Г. Спецслужбы Третьего Рейха: В 2 кн. / Сергей Геннадьевич Чуев. — СПб.: Нева; М.: Олма-Пресс Образование, 2003.
  • Шамбаров, В. Е. Агенты Берии в руководстве гестапо / Валерий Шамбаров. — М.: Алгоритм, 2008.
  • С. Воропаев. Энциклопедия Третьего Рейха. — Москва: «Локид—Миф», 1996. — ISBN 5-320-00069-3.

На английском языке

Ссылки

  • Абвер // статья из Советской Военной Энциклопедии.
  • Онлайн-материалы «Die Brandenburger». Kommandotruppe und Frontverband (недоступная ссылка). Дата обращения 13 февраля 2010. Архивировано 3 февраля 2007 года. на сайте bundesarchiv.de (нем.)
  • «Wilhelm Canaris, A Photo Chronology». Архивировано 6 мая 2013 года. (англ.)
  • German Espionage and Sabotage Against the United States in World War II (англ.). Архивировано 5 декабря 2001 года., Department of the Navy — Naval Historical Center

Абвер

(Abwehr — оборона, отражение; Abw.), орган военной разведки и контрразведки нацистской Германии. Образован в 1919 правительством буржуазной Веймарской республики, когда генерал фон Шлейхер собрал все секретные службы в ведение министерства обороны. Поскольку условия Версальского договора 1919 не допускали воссоздания в Германии разведывательных органов, на Абвер формально возлагались функции военной контрразведки в вооруженных силах. С 1933 Абвер находился в постоянном конфликте с нацистскими спецслужбами СД и гестапо.

С января 1935 по 1944 во главе Абвера стоял опытный разведчик адмирал Фридрих Вильгельм Канарис, активно способствовавший превращению Абвера в важнейший инструмент гитлеровской политики. В 1938 Абвер был реорганизован в Управление разведки и контрразведки Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии (ОКВ). Абвер должен был обеспечить секретность военных приготовлений Германии, внезапность ее нападений, а также успех «блицкрига» путем дезорганизации и развала тыла стран, избранных объектами агрессии.

Центральный аппарат Абвера состоял из 5 главных отделов, непосредственно подчинявшихся начальнику Абвера. 1-й отдел Абвера («A-I») занимался организацией разведки за границей, добывал информацию о военно-экономическом потенциале вероятного противника. Он состоял из подотделов, ведавших различными сторонами военной разведки. Подотделы строились по географическому и отраслевому принципу. Подотдел «Вест» ведал организацией разведки в странах Запада, подотдел «Ост» — в странах Востока. Имелись подотделы, ведавшие разведкой в военно-морских и военно-воздушных силах, военной промышленности иностранных государств и т. д. 2-й отдел Абвера («A-II») руководил организацией диверсионной деятельности за границей и в тылу войск противника. В его состав входили подотделы «Вест», «Ост», «Зюйд-Ост» и др., а также специальные подразделения для материально-технического обеспечения диверсионно-террористической деятельности. Главные задачи отдела «A- II»: подрыв морального духа армии и населения стран-противников, создание «пятых колонн», уничтожение или захват особо важных военных и промышленных объектов, совершение террористических операций, дезинформация политического и военного руководства противника. Наряду со специальной агентурой «A-II» для решения своих задач широко использовал в некоторых странах (Франция, США, Норвегия и др.) реакционные политические организации с прогерманской ориентацией, пронацистские группы т. н. «заграничных немцев», террористические группы эмигрантских и националистических организаций. 3-й отдел Абвера («A-III») возглавлял военную контрразведку и вел политический сыск в вооруженных силах и военной промышленности Германии. В его состав входили подотделы, занимавшиеся контрразведкой в сухопутных войсках, ВМС, ВВС, охраной секретов и борьбой с саботажем в военной промышленности, дезинформацией иностранных разведок, «обслуживанием» лагерей для военнопленных. Особое место занимал подотдел «III-Ф», ведавший контрразведкой за границей. Его главной задачей было проникновение в разведслужбы других государств, выявление их планов и деятельности в отношении нацистской Германии. Важным звеном Абвера был отдел «аусланд» («заграница»), взаимодействовавший с министерством иностранных дел. Отдел собирал разведывательную информацию путем изучения иностранной прессы, радиопередач и литературы, обработки сведений, поступавших от германских военных атташе за границей, фактически руководил их разведывательной деятельностью. Центральный отдел («Ц») Абвера занимался административными вопросами, ведал центральным архивом и картотекой агентов Абвера.

Абвер имел разветвленный периферийный аппарат как в самой Германии, так и за границей. Основными его звеньями в Германии были специальные отделы, т. н. «Абверштелле», создававшиеся при штабах военных округов и военно-морских баз. Они специализировались на разведывательной и контрразведывательной деятельности по определенным районам. За границей разветвленную систему периферийных органов Абвера составляли резидентуры в странах-противниках, а также т. н. «военные организации» («Kriegsorganisation» — KO) в нейтральных и некоторых союзных государствах (Турция, Иран, Греция, Румыния, Болгария, Португалия, Испания, Швейцария, Финляндия, Аргентина и др.). Главное назначение этих органов — ведение подрывной деятельности против государств, считавшихся нацистским руководством враждебными. КО включали в себя подразделения «A-I», «A- II» и «A-III», которые размещались обычно в германских посольствах и консульствах, но в оперативном отношении были от них независимы.

До начала и в первый период 2-й мировой войны Абвер, несмотря на острую конкуренцию других разведслужб (прежде всего СД — службы безопасности нацистской партии), был центральным органом ведения разведдеятельности за рубежом. Он сыграл большую роль в подготовке и обеспечении успеха гитлеровской агрессии против государств Европы. После захвата Австрии (см. Аншлюс) и Чехословакии усилия Абвера были сосредоточены на выполнении директивы Верховного главнокомандования вооруженными силами (ОКВ) о нападении на Польшу (см. план «Вайс»). При участии Абвера была подготовлена известная провокация в Глейвице, послужившая предлогом для нападения Германии на Польшу (см. Глейвицкий инцидент; «Консервы»). Абвер активно участвовал в подготовке агрессии против Дании, Норвегии, Бельгии, Нидерландов и др.

Накануне агрессии против СССР Абвер провел ряд мероприятий по плану «Барбаросса», значительно расширил масштабы деятельности по добыванию разведывательной информации об СССР, готовил специальные диверсионные группы для ведения подрывной деятельности в тылу, маскировал военные приготовления к нападению на Советский Союз. В июне 1941 был создан т. н. «штаб Валли» для непосредственного руководства разведдеятельностью на советско-германском фронте. В 1942 был создан «зондерштаб Р», предназначенный главным образом для борьбы с партизанским движением, разведчиками-парашютистами и ведения пропаганды среди населения оккупированных территорий. 14 февраля 1944 в связи с рядом неудач Абвера в деятельности против СССР и в результате конкурентной борьбы с другими органами разведки, а также с падением доверия нацистской верхушки к Канарису вышел декрет о расформировании Абвера. Этим декретом Абвер делился на части, отходившие к разным ведомствам, — в основном в состав Главного управления имперской безопасности (РСХА).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Немецкий военный разведывательный и контрразведывательный орган Абвер (в переводе с немецкого «Отпор» или «Защита») был образован задолго до начала Второй мировой войны в 1919 г. на правах самостоятельного отдела военного министерства и официально значился как контрразведывательный орган рейхсвера. На самом деле контрразведке уделялось гораздо меньше внимания, чем ведению разведывательной работы против СССР, Франции, Великобритании, Польши и Чехословакии.

Разведработа проводилась через основные звенья Абвера — абверштелле при штабах приграничных военных округов в городах Кенигсберг, Бреславль (Бреслау), Познань, Штеттин, Мюнхен, Штуттгарт и других. Большую работу вела немецкая военная разведка под «крышами» официальных дипломатических представительств и торговых фирм Германии за рубежом.

Абвер последовательно возглавляли: генерал-майор Гемп — с 1919 по 1927 г., полковник Швантес — с 1928 по 1929 г., полковник Бредов — с 1929 по 1932 г., вице-адмирал Патциг — с 1932 по 1934 г., адмирал Канарис — с 1935 по 1943 г., полковник Ханзен — с января по июль 1944 г.

В 1938 г. была произведена реорганизация Абвера, на базе которого было создано управление «Абвер-Заграница» при штабе Верховного командования вооруженных сил Германии. Перед управлением была поставлена задача по организации широкой разведывательной — подрывной работы против потенциальных противников Рейха и в первую очередь против СССР и Великобритании. Управление «Абвер-Заграница» состояло из следующих отделов:

Абвер-1 — разведка,

Абвер-2 — саботаж, диверсии, террор, повстанчество, разложение армий противника,

Абвер-3 — контрразведка,

Абвер-Заграница — иностранный отдел,

ЦА — центральный отдел.

Абвер-1

Состоял в свою очередь из пяти подразделений и трех подгрупп, разделенных на рефераты.

Отделом с 1936 по 1943 г. руководил полковник Пиккенброк. С 1943 до середины 1944 г. — полковник Ханзен.

Группа IX (сухопутные войска) вела сбор развединформации о сухопутных войсках иностранных армий и состояла из двух подгрупп:

IX Ост вела разведку наземных сил СССР, Румынии, Болгарии, Турции, Ирана, Китая, Японии и других стран Ближнего и Дальнего Востока. Начальник — полковник Штольц.

IX Вест вела разведработу против армий США, Великобритании и стран Западной Европы. Начальник — полковник Маурер.

1М (Маринен — морская) ведала сбором и обработкой разведданных о военно-морских силах противников Германии. Начальники — капитан морской службы Менцель (до 1943 г.), затем — капитан морской службы Пфейфер.

1Л (Люфт — воздушный флот) вела разведку военно-воздушных сил. Руководитель — майор Бреде.

1Ви (Виртшафт — экономика) занималась сбором и обработкой данных об экономическом положении всех стран мира. При этом особое внимание обращалось на изучение запасов стратегического сырья, выпускаемой военной продукции, состоянию оборонной промышленности. Руководитель подразделения — подполковник, доктор Блох (до 1943 г.), затем — подполковник Фокке.

1ТЛВ (Технише Люфтваффен) собирала информацию о техническом оснащении и вооружении зарубежной авиации. Руководитель — штабс-ин- женер Гросскопф.

Подгруппа 1Т (Техник) отвечала за сбор данных о техническом оснащении иностранных армий. Руководитель — майор Деннер.

Подгруппа 1И (Инланд — заграница) курировала подготовку агентов-радистов, обеспечивала связь с зарубежной агентурой, имея в распоряжении мощную радиостанцию близ Берлина. Второе направление деятельности — радиоперехват и снабжение местных подразделений Абвера соответствующей аппаратурой. Для своих нужд имелся также радиозавод в окрестностях Берлина. Начальник — майор Разегорн.

Подгруппа Г (Гехаймшрифтен — тайнопись) изготовляла печати, паспорта и иные необходимые документы для всех периферийных органов Абвера, конструировала специальное фотооборудование, разрабатывала рецептуру симпатических чернил. Начальник подразделения — подполковник Мюллер.

Абвер-2

Самый засекреченный отдел системы вел работу по следующим направлениям:

  1. Подготовка диверсантов и террористов и их заброска в тыл противника.
  2. Разработка и изготовление на специальных предприятиях массовых и индивидуальных средств террора.
  3. Организация диверсий и терактов, создание специальных отрядов из национальных меньшинств в тылах государств, воюющих с Рейхом.
  4. Организация специальных воинских формирований из числа фольксдойчей и представителей национальных меньшинств для захвата в тылах противников стратегически важных объектов с целью их уничтожения или сохранения до подхода передовых армейских частей.

Руководителями отдела последовательно были: полковник Гросскурт, генерал-майор Лахузен, полковник Фрейтаг фон Лорингхофен.

Отдел состоял из пяти групп (подотделов).

Группа управления — адъютантура, кадры. Начальник — майор Абсхаген.

Группа 2А осуществляла руководство диверсионно-террористическими действиями против СССР, а во время войны руководила диверсионными ко­мандами Абвера на Восточном фронте. Начальник группы — полковник Штольце.

В группу 2А входили следующие подразделения (рефераты):

ИОН (Повстанчество в странах Севера и Востока) отвечал за создание повстанческого движения в советском тылу и руководство фронтовыми органами Абвера. Начальник реферата — зондер-фюрер доктор Маркерт, с апреля 1942 г. — майор Эфлинг.

СОН (Саботаж Ост Норд) отвечал за организацию диверсий в странах Востока и Севера, вел заброску агентуры в глубокий советский тыл и руководил диверсионными командами и группами Абвера. Начальник реферата — капитан Лайндеккер.

АИ (Разложение стран Востока и Севера) — организация пропаганды в советском тылу и контроль за пропагандой фронтовых абверкоманд. Начальник — майор, профессор Кох.

AJ1 (Воздушный флот) — обеспечение всех диверсионных команд Абвера самолетами для переброски агентуры в советский тыл и инструктаж парашютистов. Начальник — обер-лейтенант Фи- гулла.

АФАУ (управление) — проведение административно-хозяйственных мероприятий. Начальник — обер-лейтенант Гильдемайстер.

Группа В (Вест) — диверсионно-террористическая работа против западных стран. Начальник группы — майор Астор. Группа подразделялась на 4 реферата.

Группа 30 (Зюд-Ост) — диверсионно-террористическая деятельность на Балканах, Ближнем и Среднем Востоке. Начальник — подполковник Пугц.

Группа Г (Техника) — разработка и изготовление диверсионных средств, оружия и обмундирования. Начальниками группы последовательно были — полковник Магер (или Маргерр), а с начала 1943 г. — полковник Маурициус. В своем составе группа имела 6 рефератов:

Вооружение и аппаратура — отвечал за разработку новых видов оружия, аппаратуры и обмундирования, снабжение боевыми средствами диверсантов и террористов. В его распоряжении находились склады взрывчатых веществ, вооружения, боеприпасов и обмундирования. Начальник — майор Позер.

МНН — разработка новых диверсионных средств. Начальник — старший инженер Ной- майер.

Морской флот ведал разработкой морских диверсионных средств.

Лабораторный реферат курировал деятельность физико-химической лаборатории и испытаний новых диверсионных средств. Руководитель лаборатории — майор Байерляйн, заместитель по научной части — доктор Кениг. Начальник реферата — майор Эрман.

Реферат по наблюдению за выполнением технических заказов частными фирмами. Руководи­тель — обер-лейтенант Клене (Клоне).

ЛФАУ — управление учета. Начальник — капитан Шлеф.

Отделу подчинялись формирования специального назначения — соединение «Бранденбург-800» и полк «Курфюрст».

Абвер-3

Контрразведка. Отдел вел работу в вооруженных силах Германии, военно-административных и военно-хозяйственных учреждениях и на оборонных объектах.

Руководили отделом: до 1938 г. — полковник Бамлер, затем генерал-лейтенант Бентивеньи, с 1943 г. — полковник Хайнрих.

Основные задачи отдела:

  1. Борьба с иностранными разведками, изучение форм и методов их деятельности. Дезинформация противника.
  2. Обеспечение охраны военной и государственной тайны и, в частности, ознакомление военнослужащих с методами работы разведок противников.

Отдел состоял из десяти групп:

ЗА — организация, комплектование и кадровая работа отдела. Начальник — полковник Клайнеберг.

ЗВ (Вермахт), контрразведывательная работа в вооруженных силах. Начальниками подразделения последовательно были: полковник Якобсон (до 1943 г.), полковники Мартини и Штисберг. Группа делилась на три подгруппы по родам войск:

ЗХ (сухопутные войска) контролировала сохранность военных секретов, вела расследование фактов утраты секретных документов, знакомила военнослужащих с методами работы иностранных спецслужб. Начальник — подполковник Пюндер.

ЗМ (Маринен — Морской флот) вела аналогичную работу в ВМФ Германии. Начальник подраз­деления — фрегаттен-капитан Соколовский.

ЗЛ (Люфт — ВВС) вела аналогичную работу в частях ВВС. Начальник — подполковник Майер- Ветер- линг, позднее — подполковник Бассенге (Бассанж). В отдел также входили 5 рефератов:

ЗВ1 — обработка материалов, поступавших от групп ЗХ, ЗМ, ЗЛ.

ЗВ2 — контрразведывательная работа на предприятиях и в учреждениях, принимавших участие в разработке и изготовлении снарядов ФАУ. Начальники реферата: капитан Кламрот (до 1943 г.), затем — подполковник Шеффер.

ЗВЗ — предварительное расследование по делам военнослужащих, подозреваемых в измене, наблюдение за возвратившимися из плена. Начальник — майор Вольф.

ЗКГФ (Кригсгефанген — военнопленные) — контрразведывательная работа в лагерях военнопленных. Начальник — полковник Витте.

ФПдВ (Фельдполицай дер Вермахт — полевая полиция вооруженных сил) — организация и укомплектование органов тайной полевой полиции (ГФП). Руководитель — комиссар полиции Крихбаум. В середине 1943 г. реферат был преобразован в подгруппу и передан в распоряжение центрального отдела Управления «Абвер-Заграница».

ЗЦ (Цивиль — гражданская) проводила контрразведывательную работу в пограничных районах и через подчиненных ей абверуполномоченных в гражданских учреждениях, связанных с вооруженными силами. Имела в своем составе 4 подгруппы: ЗЦ1 контролировала хранение секретных документов в учреждениях. Проверка и утверждение положений и инструкций о секретном делопроизводстве. Начальник — полковник Кунов.

ЗЦ2 ведала проверкой и допуском гражданских лиц к секретным работам. Начальниками подгруппы последовательно были: подполковник Зобчик (или Собчик — до 1943 г.), капитан Шнайдер.

ЗЦЗ разрабатывала инструкции для таможенных органов по пропуску лиц, переезжавших границу. Начальник — подполковник Делер.

ЗЦ4 действовала только в военное время. Разрабатывала инструкции о порядке выезда немецких военнослужащих за границу и проезда через Германию военнослужащих-союзников, проверяла этих лиц и выдавала им документы на право проезда. До 1943 г. подгруппу возглавлял капитан Краусгольд.

Группа ЗВи (Виртшафт — экономика) вела контрразведывательную работу на предприятиях, выпускавших военную продукцию. Начальником группы до 1943 г. являлся полковник Рудлов, затем — пол­ковник Келлер. В своем составе имела 4 или 5 рефератов. Каждый реферат группы вел контрразведывательную работу на предприятиях военной промышленности, обслуживающих разные рода войск.

Реферат капитана Герке проводил контрразведывательную работу в Румынии и особенно в районе нефтяных промыслов в Плоешти.

Группа ЗФ вела контрразведывательную работу за рубежом, внедряя своих людей в разведорганы противника, вела борьбу с иностранной агентурой в Германии и за границей, выявляла иностранные разведорганы и изучала формы и методики их работы. Являясь одной из ключевых групп в «Абвере-3», издавала директивы по контрразведке для местных органов. Начальник группы — полковник Роледер.

До войны группе подчинялись два реферата: восточный (Восточная Европа, Балканы и СССР) и западный (Франция, Великобритания, Голландия, Бельгия и Швейцария).

Каждый из рефератов выявлял иностранную агентуру за рубежом. Восточный реферат вел работу не только против польской разведки, но и против иных иностранных спецслужб, действовавших против Рейха с территории Польши.

После начала военных действий группа ЗФ была развернута до 6 рефератов. В июне 1941 г. был сформирован основной координирующий орган группы ЗФ на Восточном фронте — штаб «Валли-3», являвшийся органом группы.

Группа ЗУ вела дезинформационную работу на противника через агентуру и имела в подчинении радиоконтрразведывательную службу и обрабатывала перехваченные радиограммы. Помимо этого группа выпускала ряд пособий для военнослужащих, в которых рассказывалось о методах работы разведорганов противника, вела дневник деятельности отдела Абвер-3. Группу последовательно возглавляли: полковник Армстер (до 1943 г.), полковник Шеффер и подполковник Кортельери. Рефераты возглавляли капитан Бертог, майор Фогель, правительственный советник Еминг.

Группа вела свою работу в тесном контакте с группой ЗФ и РСХА.

Группа ЗД вела радиоконтрразведку и с весны 1943 г. влилась в состав группы ЗУ.

Группа ЗГ (Гутахтен — экспертиза) проводила экспертизы при расследовании военным трибуналом фактов пропажи секретных документов и разглашения государственной тайны. Сотрудники группы определяли значение утерянного документа и возможный ущерб обороне государства в случае его хищения спецслужбами противника. Начальник — полковник Мюнх.

Группа ЗН (Нахрихтенвезен — связь) осуществляла контроль за почтовой, телефонной, телеграфной и радиосвязью. Группа добывала информацию из переписки заграничной корреспонденции и передавала ее в группу ЗФ и в РСХА. Группу возглавлял до 1943 г. подполковник Леман-Гейнике, после него — корветтен-капитан Клауз.

Группа Ц Арх (Центральный архив) проводила контрразведывательное прикрытие аппарата Верховного Командования вооруженных сил (ОКБ), верховного командования сухопутных сил (ОКХ) и Управления Вооружений верховного командования ВМС (ОКМ). До 1943 г. работой группы руководил полковник Шрадер, затем — полковник Олендорф и подполковник Гемпель.

Иностранный отдел «Абвер-Заграница»

Проводил изучение экономики и внешней и внутренней политики иностранных государств, черпая информацию от военных атташе, МИДа и иных официальных учреждений. Отдел разрабатывал концепции взаимоотношений немецких вооруженных сил с армиями союзных государств, занимался изучением открытых материалов по военной тематике, поддерживал связь и обслуживал прибывавших в Германию военных представителей других государств.

В практической работе отдел поддерживал постоянный контакт с МИДом Рейха.

На международных переговорах отдел представлял интересы вооруженных сил Германии. Начальник отдела — адмирал Бюркнер.

Центральный отдел

Занимался кадровым обеспечением управления «Абвер-Заграница» и снабжал финансово-материальными средствами органы Абвера, разрабатывал мобилизационные планы развертывания всей организации в военное время.

Отдел состоял из 5 отделений.

Отделом руководили начальник штаба управления «Абвер-Заграница» генерал-майор Остер, после него полковник Шрадер.

Реорганизация Абвера

В июле 1944 г. управление «Абвер-Заграница» было расформировано. Большая часть центрального аппарата Абвера, все абверштелле в военных округах и фронтовые органы вошли в подчинение IV и VI управлений РСХА и во вновь созданное Военное управление РСХА.

В ОКВ осталась часть подразделений бывшего отдела Абвер-3, послужившие основанием для создания отдела «Шеф Труппенабвер». Данное подразделение вело контрразведывательную работу в частях немецкой армии и лагерях военнопленных. Отдел подчинялся заместителю начальника оперативного управления ОКВ.

В состав отдела входили:

Группа ЗХ — контрразведка в сухопутных войсках;

Группа ЗМ — то же в ВМФ;

Группа 3JT — то же в ВВС;

Группа ЗКГФ — контрразведка в лагерях военнопленных;

Группа ЗЦО — ведала кадрами, финансами и хозяйственными вопросами;

Группа ЗА — вела подготовку и обучение офицеров контрразведки;

Группа ГФП — осуществляла руководство органами тайной полевой полиции в действующей армии.

Отдел подчинялся непосредственно заместителю начальника оперативного управления ОКВ. Начальником отдела был полковник Мартини.

В военных округах новый отдел располагал своими отделениями АО (абверофицер), подчинявшимися в административном отношении отделам 1C штабов военных округов, а в оперативном — отделу «Шеф Труппенабвер». В военных гарнизонах сохранилась система ауссенштелле и абверофице- ров, находившихся в подчинении отделениям АО военных округов.

В частях действующей армии функции отдела «Шеф Труппенабвер» выполняли абверофицеры армейских группировок и армий, они же вели контрразведывательную работу в корпусах и дивизиях.

Реорганизационные мероприятия до конца войны полностью закончены не были, и каких-либо существенных изменений в методах и формах работы немецкой военной разведки после подчинения ее РСХА не произошло.

Сергей Геннадьевич Чуев

Из книги «Спецслужбы Третьего Рейха. Книга I»

Резиденция Абвера «Дом на набережной Тирпица»

Рождение

Версальский договор, подписанный 28 июня 1919 года и официально завершивший Первую мировую войну, ограничил численность сухопутных войск Германии стотысячной группировкой, отменил обязательную военную службу, ограничил численность и корабельный состав флота, наложил запрет на создание танковых и авиационных частей. Германия лишилась права иметь Генеральный штаб и наступательную разведку. Мечтая о реванше, руководство Рейхсвера, офицеры бывшего кайзеровского Генштаба и разведки III-b с конца 1919 года начали процесс объединения разведслужб отдельных войсковых соединений в единую организацию, вошедшую в 1921 году в состав Министерства обороны и названную «Абвер» (Abwehr – оборона, отражение).

Название было выбрано в качестве уступки требованиям Версальского договора, но с самого начала Абвер планировался как полнопрофильная спецслужба, в функции которой в полном объеме входили и разведка и контрразведка. Возглавил новую спецслужбу майор Фридрих Гемп, бывший заместитель начальника кайзеровской разведки Вальтера Николаи. Сам Николаи, официально находясь в отставке, втайне консультировал Гемпа. Сначала Абвер был довольно маленькой организацией, состоявшей из трех офицеров, семи офицеров запаса и нескольких технических сотрудников. Но после увеличения штатов и реорганизации 1925 года армейская спецслужба приобрела классическую структуру. Отдел Абвер-1 (майор Гримейс) занимался разведкой, имел региональные представительства в Берлине, Дрездене, Штутгарте, Мюнхене, Мюнстере, Кенигсберге и Штеттине, уделяя основное внимание Франции, Польше, Англии, Чехословакии и СССР. Отдел Абвер-2 отвечал за радиоперехват, применение шифров и криптоанализ. В функции отдела Абвер-3 (майор Гимер) входили контрразведка, внедрение в иностранные спецслужбы и борьба с политическими противниками режима в армии. Штаб-квартира Абвера располагалась в Берлине, на улице Тирпиц-Уфер, 72–76.

Поскольку кадры для Абвера подбирались из бывших офицеров Генштаба и III-b, политическая позиция армейской спецслужбы оказалась гораздо правее официально декларируемой политики Веймарской республики. Майор Гюнтер Шванц, сменивший в июне 1927 года Гемпа, пытался устранить трения, возникшие между Абвером и отделом разведки военно-морского флота. В конце концов это привело к объединению обеих спецслужб в 1928 году под руководством Шванца. В конце 1929 года руководителем Абвера был назначен подполковник Фердинанд фон Бредов, а поскольку конфликты между Абвером и офицерами флота продолжались, то при очередном реформировании военного министерства с согласия адмирала Редера шефом Абвера 2 июня 1932 года стал представитель Рейхсмарине капитан 2-го ранга Конрад Патциг.

Цели Абвера по Патцигу

Патциг быстро погасил конфликты. Он четко разграничил задачи Абвера по ведению разведки. Все государства разделили на три группы. К главным целям отнесли Францию, Англию, Польшу, Чехословакию и СССР. Как второстепенные цели были определены Бельгия, Швейцария, Румыния, Югославия и США. Австрия, Япония, Болгария и Венгрия были отнесены к странам, разведку против которых ограничили по дипломатическим причинам. В качестве особых случаев выделили Китай и Италию. В Китае действовала эффективная разведсеть из немецких офицеров-советников при штабе Чан Кайши. А с итальянской разведслужбой СИМ после ареста в Германии капитана Ру и ликвидации в ответ на эти действия сети немецких агентов в Ломбардии наладились вполне доверительные отношения и обмен информацией. Были созданы новые региональные представительства в Бреслау, Висбадене, Кельне и Фрибурге. В качестве примера успешных действий Абвера в этот период следует отметить следующие операции. В 1925 году отделением в Кенигсберге был завербован служащий польского военного министерства, имевший доступ к секретным документам. В течение нескольких лет он фотографировал документы, передавая пленки сотрудникам Абвера в Данциге. В 1927 году свои услуги Абверу предложил штабс-капитан чехословацкой армии, служивший в министерстве обороны. Причиной предательства оказались долги и страсть к женщинам. Штабс-капитан передал немцам подлинные документы о мобилизационных планах и организации чехословацкой армии. Позже из-за собственной неосторожности (забыл портфель с документами в аэропорту) агент был арестован чехословацкой контрразведкой и приговорен к 15 годам каторги.

Длительное время с Абвером сотрудничал майор в отставке Урлуциано, служивший в военном министерстве Румынии и снабжавший немцев материалами по Румынии, Венгрии и СССР. В Белграде на немецкую разведку работал бывший врангелевский полковник Дурново, представлявший одну из немецких фирм. Широко использовались т.н. разъездные агенты, вербуемые из приграничного населения. В отношении СССР военная разведка базировалась на возможностях, предоставляемых советско-германским договором о военном сотрудничестве, подписанным в обход версальских ограничений. Вплоть до 1933–1934 годов немецкие офицеры выезжали на советские военные полигоны для отработки тактики танковых подразделений, обучения пилотированию новых типов самолетов, ведения химической войны. Для них организовывали посещение советских военных заводов, курсы при Генеральном штабе и т. д. Только с приходом к власти в Германии Гитлера такая практика была постепенно прекращена. Тогда же, в 1932–1933 годах, Абвер заключил соглашение о сотрудничестве и обмене информацией с разведкой Литвы. Соглашение было направлено против СССР и Польши. Но наряду с успешными операциями в работе Абвера, особенно в области контрразведки, в конце 20-х – начале 30-х годов были крупные провалы. Особого упоминания стоит дело ротмистра Сосновского. Сотрудник польской военной разведки ротмистр Ежи Сосновский в 1926 году под видом богатого польского шляхтича барона фон Сосновского приехал в Берлин, где быстро организовал эффективно действовавшую сеть агентов. Причем агентами были в основном женщины, одновременно бывшие любовницами ротмистра. В сеть Сосновского входили секретарша военного министерства Бенита фон Фалькенхайн, офицер военного министерства Ирена фон Иена, сотрудник того же министерства Рената фон Натцмер. С их помощью Сосновский добывал и пересылал в Польшу огромное количество секретных документов, в том числе «План оперативного развертывания войск на границах Польши и Франции», подробности секретных советско-германских соглашений о подготовке специалистов для Рейхсвера. Только в феврале 1934 года, благодаря предательству одного из агентов, контрразведке Абвера удалось ликвидировать сеть Сосновского.

Шеф Абвера Канарис

После прихода к власти нацистов К. Патциг пришелся не ко двору. В результате конфликта с Гиммлером по поводу разведывательных полетов над польской территорией он был смещен. Новым руководителем Абвера в январе 1935 года стал капитан 1-го ранга Вильгельм Канарис, имевший большой опыт разведывательной работы, устраивавший нацистов и рекомендованный тем же Патцигом. Следует сказать, что до назначения Канариса Абвер был сравнительно небольшой, не имевшей политического веса организацией, выполнявшей достаточно узкие задачи армейской спецслужбы. И лишь при Канарисе Абвер многократно вырос в количественном отношении, расширил свои функции, стал влиять на политику Германии и реально конкурировать с другими спецслужбами Третьего рейха, в основном с СД и гестапо. Канарис добился подписания в 1936 году соглашения о разграничении полномочий Абвера, СД и гестапо, известного как «Договор десяти заповедей». СД отвечало за политическую разведку в Германии и за ее пределами. Расследование государственных, политических, уголовных дел, а также проведение следственных действий и арестов возлагалось на гестапо. В исключительной компетенции Абвера оставались задачи военной разведки и контрразведки. Опираясь на Договор, Канарис добился того, что вплоть до начала и в первые годы Второй мировой войны Абвер оставался главной организацией Третьего рейха по ведению разведки за границей. Однако не все было так гладко, как об этом говорилось в Договоре. Империя СС Гиммлера постоянно росла, и конкуренция со стороны СД и гестапо усиливалась. Уже в конце 1936 года в здании Абвера обнаружили микрофоны, установленные техниками СД. После громкого скандала и вмешательства Гитлера микрофоны убрали, но подозрительность между спецслужбами осталась, сглаживаемая лишь дипломатическими маневрами Канариса и его знаменитыми верховыми прогулками вместе с шефом СД Гейдрихом в парке Тиргартен. При Канарисе Абвер резко усилил свою активность в проведении разведывательных операций. С помощью высотных самолетов-разведчиков эскадрильи «Ровель» регулярно проводилась аэрофотосъемка территории Франции, Англии, Польши и Чехословакии. На территории Испании, в проливе Гибралтар, была установлена фотоаппаратура, фиксировавшая прохождение кораблей через пролив. Такая же аппаратура после оккупации Франции была установлена на побережье Ла-Манша. Применялось фотографирование в инфракрасных лучах. Тогда же инженерами фирмы «ИГ-Фарбен» для Абвера впервые была сконструирована аппаратура для изготовления т.н. микроточек – фотоснимков размером примерно 1 квадратный миллиметр, использовавшихся немцами при передаче информации от агентов за границей.

Промышленный шпионаж

Абвером широко использовались возможности немецких фирм по ведению промышленного шпионажа для добывания экономической и научно-технической информации. Каждая крупная немецкая фирма имела в своей структуре разведывательное подразделение и считала своим долгом делиться информацией с государством, т.е. с Абвером. При ведении разведки против Франции агенты засылались под видом торговцев, туристов, журналистов. В 1936 году Берлинским отделением Абвера был завербован владелец фирмы, осуществлявшей строительство укреплений «Линии Мажино», который за деньги передал немцам секретную информацию об этих укреплениях. В той же Франции была основана фирма, выпускавшая брошюры и карты местности в полосе железных дорог. Таким образом, агенты Абвера практически легально разъезжали по Франции и фотографировали из окон поездов все, что им было нужно. Разведка против Англии велась с гораздо большим трудом. Этому способствовали как эффективная работа английской контрразведки МИ-5, так и сложности, возникавшие при заброске агентов на острова. МИ-5 выловила практически всех немецких агентов в Великобритании в ходе проведения крупнейшей контрразведывательной операции «Дабл кросс» («Комитет-ХХ»). Еще в 1936 году МИ-5 перевербовала немецкого агента, инженера-электрика Артура Оуэнса («Донни», «Сноу»). Ведя успешную радиоигру, англичане арестовали и перевербовали 120 агентов Абвера, из которых 39 работали под контролем длительное время. Дошло до того, что к концу 1940 года на территории Великобритании не осталось ни одного действующего немецкого агента. Контролируемая МИ-5 «агентурная сеть» успешно снабжала немцев согласованной с военным командованием дезинформацией. Особенно пострадали немцы от своего же агента Вульфа Шмидта («Хазен», «Тейт»), арестованного англичанами в 1940 году. До конца войны Шмидт передавал Абверу достоверно выглядевшую дезинформацию, в т. ч. и о месте высадки союзников в Африке (операция «Факел»). В 1944 году через Шмидта англичане подсунули немцам очередную дезинформацию о высадке союзнического десанта в районе пролива Па-де-Кале. Абвер до конца верил своему агенту, наградив его двумя Железными крестами. Успешному проведению операции «Дабл кросс» способствовало и то, что англичане имели возможность контролировать результаты практически всех своих действий. Дело в том, что в результате совместных усилий специалистов Бюро шифров польской Экспоситуры, французской разведки и английской МИ-6 был раскрыт шифр «Энигмы», немецкой шифровальной машины, массово применявшейся в Вермахте, ВВС и ВМФ Германии. Еще в 1931 году французами был завербован сотрудник немецкой Шифрштелле Ганс Тило Шмидт, вплоть до своего ареста в 1943 году регулярно сообщавший известные ему данные о шифрах «Энигмы» и ее модернизациях. Так что британские спецслужбы оказались в положении зрячего, борющегося со слепым.

В отношении США в 30-е годы Абвер вел в основном экономическую разведку, основное внимание уделяя возможностям промышленности по выпуску военной продукции. Информация поступала через немецкие фирмы, входившие в многонациональные корпорации и имевшие влияние на американских компаньонов. Засылка агентов, как правило, осуществлялась через Аргентину и Бразилию после предварительной легализации в этих странах. Прямая заброска агентов оказалась неэффективной. Так, в 1942 году на американское побережье с подводной лодки были высажены 8 агентов-диверсантов из Абвера-2, бывших граждан США немецкого происхождения, с целью проведения диверсий на военных заводах. В течение двух недель все 8 агентов были арестованы. Действовал Абвер и против нейтральных стран. В 1940 году с целью прекращения поставок в Англию швейцарского агата – компонента взрывателей зенитных снарядов – диверсантами Абвера был взорван виадук в южной Франции. При этом был уничтожен железнодорожный состав с сырьем. Канарис в предвоенные годы наладил тесные контакты и обмен информацией со спецслужбами Австрии, Румынии, Финляндии, Венгрии, Эстонии, Италии, Японии, Испании. Начальник отдела информации (разведки) австрийского Генштаба подполковник Эрвин фон Лахаузен-Виврмон еще с 1937 года сотрудничал с Абвером, а после аншлюса передал Канарису картотеки и досье спецслужб министерства обороны Австрии. Мало того, Лахаузен стал офицером Абвера, а с 1939 года возглавил отдел Абвер-2. Особо следует остановиться на действиях Абвера в Испании. Дело в том, что Канарис еще до своего назначения шефом Абвера, выполняя задания командования ВМФ, установил связи с руководством испанских спецслужб, высокопоставленными испанскими военными и политиками, создал в Испании агентурную сеть. Опираясь на эти связи, был подготовлен путч генералов. После гибели в авиационной катастрофе генерала Санхуро агент Абвера Нимаи организовал переброску немецким самолетом с Канарских островов в Марокко генерала Франко, где тот возглавил путчистов. Во время гражданской войны именно Канарис настоял на проведении операции «Волшебный огонь», в ходе которой Германия оказывала франкистам материально-техническую помощь, а военнослужащие Вермахта и легион «Кондор» принимали непосредственное участие в боевых действиях против республиканцев. Абвер организовал несколько резидентур на территории Испании, которые совместно с франкистской СИФНЕ с переменным успехом вели борьбу с разведкой республиканцев, агентурой НКВД и ГРУ, противодействовали поставкам оружия из СССР, организовывали диверсии на кораблях и в портах. Вплоть до конца Второй мировой войны Испания оставалась одной из основных баз Абвера, с которой немецкая разведка действовала против Англии и США. После создания 4 февраля 1938 года Верховного командования вооруженных сил (ОКВ) Абвер вошел в его состав в качестве Управления разведки и контрразведки, и к началу Второй мировой войны, уже как управление ОКВ, «Заграница-Абвер» имел следующую структуру.

Структура Абвера

Центральный аппарат Абвера, подчинявшийся непосредственно Канарису, состоял из пяти отделов. Отделом Абвер-1 (А-1) руководил полковник Ганс Пикенброк, возглавлявший разведку Абвера с 1936 по 1943 год. Он отвечал за организацию агентурной разведки за рубежом и добывание военной, политической и экономической информации о других странах. Отдел был организован по географическому и отраслевому принципу и состоял из 12 подотделов. Подотдел 1-Z осуществлял общее руководство. 1-H ост, 1-H вест и 1-H норд отвечали за ведение агентурной разведки в соответствующих регионах. 1-L вел разведку в интересах люфтваффе, 1-M – рейхсмарине. 1-I и 1-I/Lw осуществляли разведку техническими средствами, в т. ч. аэрофотосъемку территории иностранных государств. Промышленным шпионажем занимался подотдел 1-Wi. 1-КО ведал вопросами мобилизации. 1-G отвечал за техническое обеспечение агентов, изготовление фальшивых документов и имел соответствующие лаборатории. Радиосвязь с агентами осуществлял подотдел 1-i. Отдел Абвер-2 отвечал за проведение диверсий за границей и в тылу войск противника, организацию «пятых колонн», ведение психологической войны. Возглавлял отдел майор Гельмут Гроскурт, а с конца 1938 года – полковник Эрвин фон Лахаузен-Виврмонт. В состав отдела входили подотделы 2-А (администрация), «Вест», «Ост» и «Зюйд-ост», морское подразделение и лаборатория. Абверу-2 также подчинялись диверсионная школа (2-Те), эскадрилья «Гартенфельд», предназначавшаяся для заброски агентов, и сформированный в октябре 1940 года на базе т.н. «батальона Баулера» полк особого назначения «Бранденбург-800».

Отделом Абвер-3 первоначально руководил майор Рудольф Бамлер. Весной 1939 года его сменил подполковник Франц фон Бентивеньи, возглавлявший Абвер-3 до лета 1944 года. Отдел вел контрразведывательную работу в вооруженных силах и военной промышленности, следил за сохранением военной тайны во всех учреждениях Рейха, а также занимался внедрением агентов в иностранные спецслужбы.

После начала Второй мировой войны в функции Абвера-3 была включена борьба с антифашистским сопротивлением в Германии и оккупированных странах. В своей работе Абвер-3 тесно сотрудничал с гестапо и службой безопасности (СД). В отдел Абвер-3 входили 15 подотделов. Подотдел 3-А занимался административными вопросами, 3-В – общими вопросами безопасности. Военной контрразведкой в сухопутных войсках, ВВС и ВМФ занимались соответственно 3-Н, 3-L и 3-M. Подотдел 3-Wi осуществлял контрразведывательную защиту промышленности. 3-G являлся аналитическим подразделением. 3-D проводил операции по дезинформации спецслужб противника. Подотделы 3-N и 3-K отвечали за контрразведку в средствах массовой информации и радиовещания. 3-U являлся учебным подразделением Абвера-3. 3-Z занимался вопросами военной безопасности. 3-K осуществлял контрразведывательное обслуживание лагерей для военнопленных и вербовал там агентов. 3-F отвечал за ведение контрразведки за границей, т. е. агентурное проникновение в спецслужбы других государств. Подотдел 3-F/Fu, т.н. Функабвер, вел радиоперехват и радиопеленгацию на всей территории Германии и в оккупированных странах, а также осуществлял криптоанализ перехваченных шифровок. Именно Функабвер определил точное местонахождение радиостанций «Красной капеллы». В 1936 году в рамках Абвера-3 Канарис создал полевую тайную полицию ГФП (Гехайме Фельдполицай) с задачей оказания помощи контрразведке в проведении арестов и допросов. ГФП также выполняла функции военной полиции. Начальник ГФП полковник Абвера В. Кришбаум, имевший ранг «фельдполицай шеф дер Вермахт», в разгар Второй мировой войны довел численность полевой тайной полиции до 7 тысяч человек. В 1942 году функции ГФП были переданы СД. Отдел «Аусланд» («Заграница»), возглавлявшийся Л. Бюркнером, состоял из 17 подотделов. Он осуществлял взаимодействие с министерством иностранных дел, руководил работой военных атташе, собирал информацию путем изучения открытых источников – иностранной литературы, прессы и радиопередач.

Центральный отдел Абвера – отдел Z состоял из 7 подотделов и занимался административными, кадровыми, финансовыми и юридическими вопросами, вел центральный архив и картотеку агентов. С сентября 1938 по апрель 1943 года отдел Z возглавлял полковник Ганс Остер, одновременно бывший помощником Канариса. В качестве военной разведки Абвер принимал непосредственное участие в подготовке захвата Чехословакии, развязывании войны с Польшей и Францией. Как один из успехов Абвера следует отметить захват архива польской разведки. Поляки не успели его уничтожить, и агенты Канариса нашли бункер с архивом. На шести грузовиках захваченные материалы были вывезены в Берлин. Немцам досталась картотека польских агентов в СССР и странах Европы, добытая поляками информация о дислокации советских и британских воинских частей.

Впоследствии эти данные использовались при планировании операций «Морской лев» и «Барбаросса», а выявленные польские агенты были частично перевербованы Абвером. В июне 1941 года командование ОКВ, недовольное ростом влияния Канариса, его вмешательством в военные вопросы, ослепленное успехами Вермахта на Западе, инициировало подписание т.н. «директивы Йодля», согласно которой Абвер имел право вести агентурную работу только в прифронтовой зоне. Тем самым отсекались все стратегические задачи, а сам Абвер сводился к обычной тактической разведке, подконтрольной военным. Однако блицкриг провалился, и ограничения, наложенные «директивой Йодля», были отменены Гитлером уже в конце сентября 1941 года.

Война с СССР

Со второго квартала 1941 года немецко-фашистская разведка, в сущности, начала агентурное наступление в приграничные районы Советского Союза. Перед диверсионно-разведывательными группами и террористами-одиночками до начала военных действий были поставлены следующие задачи: создавать склады оружия, базы и площадки для парашютных десантов; устанавливать ориентиры для воздушных бомбардировок военных, промышленных и транспортных объектов; вербовать кадры сигнальщиков для целеуказаний авиации; организовывать антисоветские банды; совершать взрывы, поджоги, нарушать связь, отравлять источники воды.

С мая гитлеровские лазутчики начали свою «работу», в частности поджигали склады, леса, торфоразработки и т. д. Только в приграничном Таурагском уезде Литовской ССР выгорело около 400 га леса, в Тракайском – 200 га. На тушение пожаров были брошены пограничники, воинские части и местные жители. Последние, кстати, оказывали большую помощь в поимке диверсантов-террористов. Вот почему с 18 по 22 июня 1941 года на одном только минском направлении органы государственной безопасности задержали и обезвредили 211 диверсионных групп и одиночных диверсантов-террористов. Только в августе 1941 года на Кировской и Октябрьской железных дорогах немцами было совершено 7 диверсий.

Начальник германской разведки адмирал Канарис и руководители Абвера-2 полковники Лахузен и Штольц создали под Варшавой (местечко Сулевейк) орган Вали-II в целях повышения эффективности диверсионно-террористических операций на Востоке.

Ему подчинялись диверсионные абверкоманды, состоящие из трех и более диверсионных абвергрупп (201, 202, 203, 204 и т. д.) каждая. Эти команды и группы непосредственно придавались группам армий и армиям. Они должны были разрушать советский тыл на главных оперативных и стратегических направлениях.

Центральный отдел Абвер-2, фронтовой отдел Вали-II и абверкоманды имели при себе школы и курсы, где готовились соответствующие «специалисты». Такие же кадры обучались и в ведомстве Гиммлера – СД.

После поражения немцев под Москвой Гитлер высказал неудовольствие качеством информации об СССР, добытой Абвером. В ответ Канарис сделал ставку на массовую засылку агентов, «тотальный шпионаж». Агентов, подготовленных Абвером, в т.ч. его передовым подразделением, созданным в июне 1941 года и расположенным под Варшавой – «Штабом Вали», для реализации этих планов было явно недостаточно. В Германии и на оккупированных территориях были созданы 60 школ по подготовке агентов. Самих агентов вербовали из пронемецки настроенного местного населения и среди военнопленных в концлагерях. Для улучшения управляемости сильно выросшей структурой, включавшей и т.н. «абверкоманды», занимавшиеся расстрелами мирного населения в тылу немецкой армии, Канарис создал региональные представительства Абвера в Таллине, Каунасе, Риге, Вильнюсе и Минске. Кроме Абвера массовую подготовку и засылку агентов с 1942 года осуществлял специальный разведорган «Цеппелин», возглавляемый Отто Скорцени. «Цеппелин» имел свою, независимую от Абвера, сеть разведшкол, специализировавшихся на подготовке диверсантов. Часто диверсанты «Цеппелина» и Абвера действовали совместно. В 1942 году в районе города Бологое агентами «Цеппелина» были пущены под откос несколько эшелонов с войсками. Диверсанты Абвера из полка «Бранденбург-800» в том же году взорвали мост вблизи Минеральных Вод, захватили другой мост у Пятигорска и удерживали его до подхода немецких частей. Всего Абвер только в 1942 году забросил на территорию СССР около 20 тысяч агентов. Однако ставка на «тотальный шпионаж» себя не оправдала. Из 150 разведывательных и диверсионных групп, подготовленных с октября 1942 по сентябрь 1943 года «абверкомандой-104», обратно вернулись только две, принесшие незначительную информацию.

Остальные либо были выловлены Смершем, либо сами сразу после выброски явились в НКВД. Наиболее крупными провалами Абвера на Восточном фронте считаются успешно проведенные советской разведкой операции «Монастырь» и «Березино».

В целом следует заключить, что советская разведка по всем параметрам переиграла немецкий Абвер. Наряду с другими причинами сыграл свою роль агент НКВД Джон Кернкросс, внедренный в государственную кодо-шифровальную школу Великобритании, имевший прямой доступ к материалам операции «Ультра» и тем самым возможность читать все перехваченные англичанами немецкие шифрованные сообщения. Таким образом, руководство НКВД имело возможность как контролировать свои операции, так и выявлять действия Абвера. Среди успехов Абвера в этот период можно упомянуть операцию «Салям» по заброске агентов с радиостанциями в тыл британских войск в Северной Африке и операцию «Маргарете-I», проводившуюся в рамках более широкой акции «Троянский конь». В начале марта 1944 года штабом ОКВ Абверу совместно с СД и частями СС была поставлена задача проникнуть в Венгрию с целью подготовки авиадесантной операции по захвату Будапешта. 19 марта дивизия «Бранденбург-800» совместно с абверкомандами и боевиками Скорцени внезапно захватила все стратегические объекты в Будапеште. Было арестовано практически все венгерское руководство с целью помешать выходу Венгрии из войны. Однако карьера Канариса завершалась. Достаточно оппозиционно настроенный, он поддерживал неофициальные связи с англичанами, иногда брал на службу в Абвер антифашистов и евреев. Помощник Канариса, начальник штаба Абвера полковник Остер, не скрывал своей оппозиционности режиму. Аналогично были настроены и многие другие сотрудники, особенно в центральном аппарате. Усиливались противоречия между Абвером и РСХА.

Конец Абвера

18 февраля 1944 года Гитлер подписал директиву о создании единой разведывательной системы в Германии под общим руководством Гиммлера. Места Канарису в ней не было. Бывший шеф Абвера был понижен в должности, возглавив Управление торговой и экономической войны. Сам Абвер был расформирован. Отделы Абвер-1 и Абвер-2 включили во вновь созданное военное управление РСХА. Отдел Z, подразделения цензуры и частично Абвер-3 вошли в состав гестапо. Отдел «Заграница» и оперативный войсковой Абвер из Абвера-3 были включены в состав ОКВ в качестве армейской разведки. Часть диверсантов из дивизии «Бранденбург-800» перешла на службу к О. Скорцени. Из остальных сформировали гренадерскую пехотную дивизию «Бранденбург». После провала заговора генералов 20 июля 1944 года и покушения на Гитлера многие бывшие абверовцы были арестованы. Вице-адмирала Канариса арестовал сам Вальтер Шелленберг. После длительных пыток 8 апреля 1945 года адмирал был повешен.

Поделиться Поделиться Ссылка на страницуCкопироватьЧтобы скопировать ссылку, выделите ее и нажмите + http://interneturok.ru/article/textfiles/istoriya-9-klass/abver

Агенты абвера против СССР

Абвер в своих операциях против СССР использовал агентуру различных категорий и различного происхождения. До начала войны, в 1930-е годы, основная ставка делалась на белую эмиграцию, а также на членов личных антисоветских объединений, в том числе националистического толка.

Самые крупные колонии русских эмигрантов в Европе размещались в Париже, Праге, Берлине и Белграде. Они находились под присмотром и покровительством преимущественно английской, французской и польской разведок. До середины 30-х годов самой крупной и организованной была русская белогвардейская эмиграция. Но нанесенные советской разведкой удары, по существу, свели на нет ее организационные основы, и как единая сила она перестала угрожать интересам СССР. Рассеянная по миру, она испытывала материальные трудности, и ее представители часто становились добычей сотрудников абвера.

В мае 1945 года в плен сдался полковник Эрвин Штольце, ответственный сотрудник абвера, а затем гитлеровского Главного управления имперской безопасности (РСХА), человек безусловно сведущий в деятельности германской разведки, которого мы процитируем не один раз. Вот цитаты из его показаний.

«Достовалов, бывший царский генерал, хорошо знал работу Ic (то есть офицера разведки генерального штаба). Меня связал с ним майор Фосс на квартире генерала в Берлине. Затем, предварительно условившись по телефону, я стал посещать его дома, забирая донесения и выплачивая за них деньги. Как я убедился во время этих визитов и как было видно из его донесений, которые во многих случаях состояли из вырезок и фотографий из русских газет и журналов, Достовалов умело обобщал материалы, которые он извлекал из русской специальной литературы. Иногда в них рассматривались отдельные темы, например реорганизация советской артиллерии. Литературу он доставал через свои каналы.

От майора Юста я «заполучил» полковника Дурново, бывшего врангелевского офицера, жившего в Белграде. Он был представителем германских фирм в Югославии, в частности металлургического завода Штольберга (в Рейнланде). Он сообщал сведения о Югославии, а иногда передавал краткие сообщения о Советском Союзе. Об их источнике (белградские эмигрантские круги или югославское министерство, с которым Дурново имел контакт) не знаю. Предполагаю последнее. Связь с ним поддерживалась через германское посольство в Белграде. После захвата Югославии в 1941 году он предложил свои услуги Абверу III».

Эти люди годились в качестве информаторов «второго сорта», но, конечно, во время войны они не могли принести пользы. Для использования в военное время были нужны энергичные молодые люди, в основном эмигранты второго поколения, либо родившиеся за границей, либо вывезенные в юношеском возрасте. Но у большинства из них был один профессиональный недостаток, препятствовавший их привлечению к ведению разведывательной работы на территории СССР. На первых порах германские спецслужбы не учитывали этот недостаток, что привело к многочисленным провалам. Когда абвер и СД проанализировали эти провалы, то пришли к выводу, что причиной их стала оторванность этих людей от действительности в стране, плохая ориентировка в новой, непривычной для них обстановке, а это привлекало внимание советской контрразведки. Правда, освоившись в советских условиях, они действовали решительно и умело.

После ряда досадных провалов и неудач абвер в основном утратил интерес к использованию русской белогвардейской эмиграции в качестве шпионов и диверсантов. Разумеется, их привлекали к деятельности спецслужб, но чаще в качестве переводчиков, агентов-провокаторов, сотрудников различных учреждений на временно оккупированной советской территории.

Еще одной причиной утраты интереса со стороны разведслужб стало то, что с началом войны многие русские эмигранты перешли на просоветские позиции, считая, что Россия, в чьих бы руках она ни находилась (царя или большевиков), все-таки их родина, которую надо любить и защищать. Известна на этот счет позиция даже такого убежденного врага советской власти и коммунистов, как генерал Деникин, который после начала войны выступал против сотрудничества с немцами и в поддержку Красной армии.

Из воспоминаний скульптора С. Т. Коненкова, проживавшего в те годы в США: «В составе почетных членов Комитета (помощи Советской России) оказались Рахманинов и Тосканини, Сергей Кнушевицкий и Михаил Чехов, композитор Гречанинов и певица Мария Куренко, князь Чавчавадзе и князь Сергей Голенищев-Кутузов, музыканты Цимбалист и Яша Хейфец, профессора Петрункевич и Флоринский, Карпович и Леонтьев…» Это — в США. А во Франции десятки русских эмигрантов сражались против немцев в отрядах маки, помогали движению Сопротивления. То же было и в других странах, куда судьба занесла русских людей. Более того, советская разведка глубоко проникала в среду русской эмиграции, о чем, конечно, не мог не прознать абвер. Ясно, что немцы не могли возлагать большие надежды на русскую эмиграцию.

Кстати, проблемы с русскими эмигрантами были не только у немецкой разведки. Вот выдержка из «Ориентировки 4-го Управления РСХА Германии об использовании СИС русских эмигрантов» от 21 июня 1940 года:

«В свое время служба «Сикрет интеллидженс сервис» вела с помощью русских эмигрантов интенсивную разведывательную работу против Советского Союза. Со временем обнаружилось, что эти эмигрантские источники следует рассматривать как абсолютно ненадежные, так как они были не в состоянии давать объективную оценку действительной ситуации в Советском Союзе. На основании этого русских эмигрантов использовали по русским вопросам в меньшей степени, чем для разведслужбы против тех стран, в которых эти эмигранты поселились…

Штурмбанфюрер СС Кнохен».

Однако оставались и другие выходцы из России. Еще за несколько лет до начала войны абвер обратил внимание на украинских националистов, считая их полезными для проведения в жизнь гитлеровских идей. В планах абвера они были разделены на следующие группы:

1. Бывшие петлюровские офицеры.

2. Группа гетмана Скоропадского (сам Скоропадский был непригоден, так как сторонников в Польше не имел).

3. Группа полковника Коновальца (согласно данным Абвера II, у него были сильные сторонники в Польше).

В 1937 году был возобновлен контакт с группой Коновальца, установленный Абвером I еще в 1925 году. После встречи был заключен договор: с немецкой стороны деньги, со стороны агентурной группы — работа. В 1938 году Коновалец был убит, и работу продолжили с его преемником — полковником Мельником, бывшим управляющим имением митрополита Шептицкого, претендовавшим на роль вождя украинских националистов до августа 1939 года. Но в сентябре 1939 года из польской тюрьмы, где за убийство польского министра Перацкого отбывал наказание один из лидеров националистов Бандера, он был освобожден немцами. Между Бандерой и Мельником началась борьба за власть, которой умело пользовались как германская, так и советская разведки, играя на противоречиях лидеров ОУН.

Абвер ставил своей задачей вербовку агентуры и спецподразделений из числа украинских националистов. Из показаний полковника Штольце (25 декабря 1945 года):

«…Затем я получил от Лахузена указание сформировать под моим руководством особую группу. Ее кодовое наименование «А»; она предназначалась исключительно для подготовки диверсионной деятельности в советском тылу и для его деморализации.

…В приказе указывалось, что для поддержки молниеносного удара по Советскому Союзу Абвер II с помощью сети доверенных лиц должен направить подрывную работу, ведущуюся против России, на разжигание национальной ненависти между народами СССР. В порядке выполнения… указаний Кейтеля и Йодля я установил связь с находившимися на службе абвера украинскими националистами и членами других националистических групп.

В частности, я лично дал главарям украинских националистов Мельнику (кодовая кличка «Консул I») и Бандере указание немедленно после нападения Германии на Россию организовать на Украине провокационные путчи с целью ослабить тыл советских войск, а также оказать влияние на мировое общественное мнение, раздувая якобы происходящее разложение советского тыла».

А вот что показал сам Лахузен на заседании Нюрнбергского трибунала. Итак, отрывок из стенограммы допроса Эрвина Эдлера фон Лахузена-Вивремонта, третьего (после Канариса и Пикенброка) человека в германском абвере. Допрос ведут полковник Джон Харлан Эймен, заместитель главного обвинителя от США на Нюрнбергском процессе, и главный обвинитель от СССР генерал Р. А. Руденко.

«Эймен. Что говорилось, если говорилось вообще, о возможном сотрудничестве с украинской группой (буржуазных националистов)?

Лахузен. Да. Канарису было поручено (причем тогдашним начальником штаба ОКВ (верховного главнокомандования вермахта)) Кейтелем в виде директивы от Риббентропа… организовать на Галицийской Украине повстанческое движение, целью которого было истребление евреев и поляков.

Эймен. Какие еще имели место совещания?

Лахузен. После этих бесед в рабочем вагоне тогдашнего начальника штаба ОКБ Канарис покинул вагон и затем имел еще один короткий разговор с Риббентропом, который, еще раз возвращаясь к теме «Украина», сказал, что тот должен инсценировать восстание или повстанческое движение таким образом, чтобы все крестьянские дворы поляков оказались объятыми пламенем, а все евреи перебиты».

Однако эти показания Лахузена были слишком общи. Поэтому главный обвинитель от СССР генерал Р. А. Руденко задал Лахузену конкретные вопросы:

«Руденко. Свидетель, я хочу доставить вам несколько вопросов в порядке уточнения. Правильно ли я вас понял, что повстанческие отряды из украинских националистов создавались по директиве германского верховного командования?

Лахузен. Это были украинские эмигранты из Галиции.

Руденко. И из этих эмигрантов создавались повстанческие отряды?

Лахузен. Да. Может быть, не совсем правильно называть их отрядами, это были люди, которые брались из лагерей и проходили полувоенную или военную подготовку.

Руденко. И какое же назначение имели эти отряды?

Лахузен. Это были организации, как я уже говорил, состоящие из эмигрантов Галицийской Украины, которые работали совместно с отделом разведки за границей.

Руденко. Что они должны были выполнять?

Лахузен. Задача их состояла в том, чтобы с началом военных действий выполнять распоряжения соответствующих офицеров германских вооруженных сил, то есть те директивы, которые получал мой отдел и которые исходили от ОКБ.

Руденко. Какие же задачи ставились перед этими отрядами?

Лахузен. Эти отряды должны были производить диверсионные акты в тылу врага и осуществлять всевозможный саботаж.

Руденко. То есть на территории тех государств, с которыми Германия находилась в состоянии войны, в данном случае на территории Польши. А помимо диверсий какие еще задачи ставились?

Лахузен. Также саботаж, то есть взрывы мостов и других объектов, которые в какой-либо степени представляли важность с военной точки зрения. Эти объекты определялись оперативным штабом вооруженных сил.

Позднее в допрос включился также член Международного военного трибунала от СССР генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко.

«Никитченко. На каких еще совещаниях давались приказы по уничтожению украинцев и сожжению населенных пунктов в Галиции?

Лахузен. Я должен выяснить, что именно подразумевает генерал этим вопросом. Относится ли он к совещанию в поезде фюрера в 1939 году, по времени — перед падением Варшавы? По записям в дневнике Канариса, оно состоялось 12 сентября 1939 года. Смысл этого приказа, или директивы, исходившей от Риббентропа и переданной Кейтелем Канарису, а затем в краткой беседе еще раз обрисованной Риббентропом Канарису, был следующий: организации украинских националистов, с которыми управление «Заграница/абвер» сотрудничало в военном смысле, то есть в проведении военных операций, должны вызвать в Польше повстанческое движение украинцев. Повстанческое движение должно было иметь целью истребить поляков и евреев, то есть прежде всего те элементы и круги, о которых все время стоял вопрос на совещаниях. Когда говорилось о поляках, имелись в виду, в первую очередь, интеллигенция и те круги, которые называют носителями воли к национальному сопротивлению. Такова была задача, данная Канарисом в той связи и которую я охарактеризовал так, как она сохранилась в документальной записи. Идея была отнюдь не убивать украинцев (то ее украинских националистов), а напротив, вместе с ними осуществить задачу, имевшую чисто политический и террористический характер, сотрудничество и то, что на самом деле было совершено управлением «Заграница/абвер» и этими людьми (их насчитывалось примерно 500 или 1000 человек), ясно видно из дневника. Это была подготовка к выполнению военной диверсионной задачи.

Никитченко. Эти приказы исходили от Риббентропа и Кейтеля?

Лахузен. Они исходили от Риббентропа».

Здесь уместно вспомнить, что руководимому Лахузеном отделу Абвер II подчинялся учебный полк особого назначения «Бранденбург-800». В него был включен батальон «Нахтигаль» («Соловей»), состоявший из украинских контрреволюционных элементов. В качестве их политического руководителя и офицера надзора подвизался Теодор Оберлендер. После нападения фашистской Германии на Советский Союз его диверсионный батальон «Нахтигаль» вступил в качестве ударного отряда гитлеровской армии во Львов и с 30 июня до 7 июля 1941 года осуществлял жесточайшие погромы, жертвами которых, по приблизительным подсчетам, стали 5000 мужчин и женщин, стариков и детей. Военные преступления и преступления против человечности офицера абвера Оберлендера были расследованы в 1960 году Верховным судом ГДР, и тогдашний министр ФРГ по делам «изгнанных и лишенных прав» был заочно (хорошо зная свою вину, он не решился приехать из ФРГ на процесс) приговорен к пожизненному заключению в каторжной тюрьме.

Именно действия бандитов и убийц из батальона «Нахтигаль» доказывают преступный характер многих подобных акций и операций Абвера II под руководством фон Лахузена-Вивремонта.

Как известно, с подачи абвера была сформирована из числа украинских националистов дивизия «СС — Галичина». Так как звукосочетание «СС» уже в то время имело недобрую славу, вербовщики добровольцев в эту дивизию объясняли, что «СС» означает «сичевые стрельцы».

В порядке сотрудничества между Германией и Японией, предусмотренного Антикоминтерновским пактом, Канарис заключил с представителем японской разведки (он же посол в Берлине) генералом Ошимой соглашение, включающее следующие пункты:

а) руководство контрреволюционными украинцами в Европе — дело Абвера II, но японцы будут информироваться о состоянии дел;

б) японцы со своей стороны активизируют связи на Дальнем Востоке с украинскими поселенцами в «зеленом углу» (район юго-западнее Владивостока, пограничный с Кореей и Китаем. — И.Д.).

Абвер принял участие в использовании в интересах гитлеровского режима представителей и других народов СССР.

16 июля 1941 года на совещании германского высшего руководства с участием Гитлера, Розенберга, Геринга и Ламмерса было заявлено: «Железным правилом должно быть и оставаться: никому не должно быть позволено носить оружие, кроме немцев. И это особенно важно, даже если вначале может показаться легким привлечение каких-либо чужих, подчиненных народов, к военной помощи — все это неверно! Когда-нибудь оно обязательно, неизбежно будет повернуто против нас. Только немцу позволено носить оружие, а не славянину, не чеху, не казаку или украинцу!»

Сказано очень категорично, но сразу же после провала планов молниеносной войны и больших потерь вермахта встал вопрос о пополнениях из числа народов СССР, и в 1942 году под его знамена были поставлены десятки тысяч человек.

Гитлер категорически не доверял русским и славянам вообще. Поэтому вначале речь шла о привлечении в вермахт представителей тюркских, мусульманских народов Поволжья, Средней Азии и Кавказа. Считалось, что они особенно настроены против русских и, следовательно, против коммунистов и советской власти.

В августе 1941 года в лагерях военнопленных начали работать комиссии, отделяющие тюркских военнопленных (в число которых попали грузины и армяне) от славян и создания для них специальных лагерей, где усилилась их пропагандистская обработка. Из числа этих военнопленных в дальнейшем формировались легионы: Азербайджанский, Армянский, Северокавказский, Грузинский, Туркестанский и Волго-татарский и команды «хивис» (от немецкого «Хильфе виллиге» — желающие помочь), которые использовались на различных вспомогательных работах.

Но к этому «эксперименту» сразу же подключился абвер и Высшее командование сухопутных войск. Уже 6 октября 1941 года был отдан приказ в порядке опыта в районах действий групп армий «Север», «Центр» и «Юг» создать казачьи добровольческие сотни и направить их на борьбу с партизанами. 15 ноября 1941 года при каждой дивизии группы армий «Юг» была создана сотня из «военнопленных туркестанской и кавказской национальности». Осенью 1941 года возникли еще два подразделения из числа этих же лиц: батальон «Бергман» («Горец») под командой обер-лейтенанта Теодора Оберлендера и 450-й Туркестанский пехотный батальон под командой майора Андриеса-Майер-Мадера.

Вербовка проводилась с использованием метода «кнута и пряника». Военнопленным наглядно демонстрировали, какие блага им сулит сотрудничество с немцами и что угрожает в случае отказа. Надо признать, большинство лиц, поступивших на службу к немцам, сделали это добровольно, о чем они давали подписку (этого требовала директива генштаба от 22 ноября 1942 года). Кроме того, они давали присягу со следующими словами: «Именем Бога я клянусь этой святой клятвой, что в борьбе против большевистского врага моей родины буду беспрекословно верен высшему главнокомандующему германского вермахта Адольфу Гитлеру и, как храбрый солдат, готов в любое время пожертвовать жизнью ради этой клятвы». Присяга принималась в присутствии немецких офицеров сначала на немецком, затем на родном языке. В конце легионер должен был на родном языке произнести фразу: «Я клянусь».

В целом немцы в своей авантюре с созданием Восточных легионов потерпели неудачу, хотя отдельные легионы и принимали участие в боевых действиях. Шесть туркестанских, три северокавказских, пять азербайджанских и два армянских батальона участвовали в наступлении германской армии на Кавказ в 1942–1943 годах; 836-й северокавказский батальон участвовал в боях под Харьковом, три туркестанских батальона — в наступлении на Сталинград (при этом большинство легионеров погибло), а азербайджанские батальоны привлекались к подавлению Варшавского восстания в сентябре 1944 года. Шесть батальонов в самом конце войны участвовали в обороне Берлина.

Но далеко не все восточные батальоны участвовали в боях на фронте. В большинстве случаев их использовали для борьбы с партизанами (в августе 1943 года только в районе Львова было 31000 легионеров). Однако и это их применение не оправдалось. Многие разбегались, переходили на сторону партизан. 29 сентября 1943 года Гитлер отдал приказ о переводе всех военных добровольцев с Востока на Запад. На 11 марта 1944 года в группе армий «Запад» находилось 61439 добровольцев.

Но и там они не оказались «патриотами» германского рейха (797-й грузинский батальон развалился совсем, а 822-й поднял в ночь на 6 апреля 1945 года восстание против немцев на острове Тепель. В ожесточенном сражении погибло 565 грузин, 117 голландцев и около 800 немцев).

«Лучших» представителей восточных легионов вермахт отбирал для выполнения особых заданий в советском тылу. Группы формировались из немцев и легионеров, командовали ими немецкие офицеры или унтер-офицеры.

Вот трофейный документ с отчетом об одной из абверовских операций 1942 года:

«Операция «Шамиль» была задумана с целью охраны нефтяных месторождений, в особенности нефтеочистительных заводов в Майкопе и Грозном от разрушений в случае отступления Красной армии.

Диверсионная группа состояла из переодетых в советскую военную форму немецких солдат и агентов из пленных в соотношении 1:2 и насчитывала 20–25 человек. Командовал ею лейтенант Ланге. Обучение проводилось в специальном лагере. Заброска парашютистов состоялась примерно за 3–8 дней до ожидавшегося вступления германских войск… Техническое оснащение и вооружение группы было тщательно продумано. Кроме оружия, продовольствия, высокогорного снаряжения и топографических карт у группы были палатки и коротковолновая рация для связи с германскими органами.

При подготовке этой операции впервые возникла мысль вооружать подобные группы бесшумным огнестрельным оружием и винтовками, позволяющими вести прицельный огонь в темноте. Опыты с арбалетами к успеху не привели. Испытания же других видов оружия к тому времени закончены не были.

В Майкопе отряд из 8–10 человек под командой унтер-офицера был сброшен с двух самолетов ночью. С точки зрения абвера начало операции было неудачным: неправильно определено место выброски, из-за чего диверсанты и парашюты со снаряжением приземлились слишком далеко друг от друга и от сброшенного оружия. Германские войска не могли обеспечить соответствующей охраны, и красноармейцы взорвали объекты. В германских частях диверсантов приняли за советских шпионов и арестовали. С большим трудом им удалось избежать расстрела.

В Грозном отряд из 15–20 человек под командой, лейтенанта Ланге был выброшен с двух самолетов лунной ночью. Уже в воздухе диверсанты были обстреляны советскими частями. Тем не менее по приземлении образовались две группы. Но в группе Ланге не оказалось рации, так как парашют с ней не смогли разыскать. Из радиограммы другой группы, полученной штабом группы армий, было очевидно, что она пыталась разыскать следы группы Ланге, но тщетно. Группе Ланге все же удалось примкнуть к кавказским бандам, с помощью которых Ланге намеревался выполнить задание… Произошли небольшие стычки с советскими частями. От лазутчика Ланге узнал, что германские войска приостановили свое продвижение и начали отступать. Поэтому он решил отказаться от выполнения задания и, переодевшись в штатское, пробиться на позиции германских войск. Его русские агенты по собственному желанию остались на месте. Ланге с двумя-тремя солдатами удалось добраться до передовой линии германских войск. От другой группы никаких радиограмм больше не поступало, и о судьбе ее ничего не известно».

В 1941 году во Франции была создана разведывательно-диверсионная группа «Тамара I» из числа грузин-белоэмигрантов. Большая часть ее личного состава прошла специальную подготовку в разведывательной школе в окрестностях Парижа. Вскоре там же был подобран личный состав для еще одной группы. Летом 1941 года группа была направлена в Бухарест, а позже в город Фокшаны и в город Брашов (Румыния).

20 июня 1941 года приказом Абвера II была создана диверсионная организация под кодовым названием «Тамара» («Тамара II») с задачей подготовки восстания в Грузии.

«Распоряжение начальника Абвера II о создании из числа грузинских эмигрантов диверсионно-подрывной организации «Тамара», 20 июня 1941 года:

Для выполнения полученных от 1-го оперативного отдела военно-полевого штаба указаний рабочему штабу «Румыния» поручается создать организацию «Тамара», на которую возлагаются следующие задачи:

1. Подготовить силами грузин организацию восстания на территории Грузии.

2. Руководство организацией возложить на обер-лейтенанта доктора Крамера (Отдел 2 контрразведки). Заместителем назначается фельдфебель доктор Хауфе (контрразведка 2).

3. Организация разделяется на две оперативные группы:

а) «Тамара I» состоит из 16 грузин, подготовленных для саботажа и объединенных в ячейки (К). Ею руководит унтер-офицер Герман (учебный план «Бранденбург-800», 5-я рота);

б) «Тамара II» представляет собой оперативную группу, состоящую из 80 грузин, объединенных в ячейки. Руководителем данной группы назначается обер-лейтенант доктор Крамер.

4. Обе оперативные группы «Тамара I» и «Тамара II» предоставлены в распоряжение главного командования армии.

5. В качестве сборного пункта оперативной группы «Тамара I» избраны окрестности города Яссы, сборный пункт оперативной группы «Тамара II» — треугольник Браилов — Калараш — Бухарест.

6. Вооружение организаций «Тамара» проводится отделом контрразведки 2…»

Личный состав группы использовался для разведывательно-диверсионной деятельности в тылу советских войск на территории Кавказа. В июне 1942 года часть личного состава группы была направлена в батальон особого назначения «Бергман», подчиненный Абверу II.

Уникальной по своему цинизму стала попытка гитлеровской разведки использовать в качестве диверсантов детей. Расчет был на то, что подростки-диверсанты не привлекут внимания советской контрразведки, да и население будет к ним снисходительнее. Никто ведь не догадается, что мальчишка, играющий на железнодорожной насыпи, на самом деле закладывает мину под рельсы.

Детская диверсионная школа была создана в Гемфурте, в районе города Касселя. Специальные команды рыскали по оккупированной советской земле. Основную массу детей брали из детских домов. Истощенных и больных уничтожали, крепких увозили в Германию. Будущих диверсантов приучали к мысли о том, что Советской России уже нет и больше никогда не будет. Их инструкторы разрешали им делать все, что когда-то запрещалось: поощряли драки, проповедовали культ силы, учили детей быть жестокими. Им показывали города Германии, водили по зоопаркам, стадионам, школам.

В ночь с 28 на 29 августа и 1 сентября 1943 года несколько групп детей на парашютах были сброшены в тыл Красной армии от Калинина до Харькова. Они были одеты в поношенную одежду, с торбами и мешками, а в них продукты и мины, замаскированные под куски каменного угля. Их нужно было подбрасывать в тендеры паровозов или на склады угля.

Вот документ того времени:

«Сообщение о явке двух диверсантов-подростков.

Первого сентября 1943 года в штаб воинской части города Плавска, Тульской области, явились два подростка — Михаил, 15 лет, и Петр, 13 лет. Они заявили, что заброшены вместе с другими диверсантами-подростками для подбрасывания взрывчатки в тендеры паровозов. Обучались на даче под городом Касселем. Миша рассказывает: «…Почти все бывшие детдомовцы, зная, что им надо будет совершать диверсии, договорились втихомолку не выполнять задание немцев, не вредить своим, а сразу явиться в любой штаб Красной армии и все рассказать»…»

Действительно, все дети, вместе с парашютами и взрывчаткой, сами явились в воинские части, милицию, органы госбезопасности и рассказали все о себе, о товарищах и школе, где они учились. Операция абвера провалилась.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >