Вячеслав Ткачев летчик

Забытые имена. Русский ас Вячеслав Ткачев.

Вячеслав Матвеевич Ткачев – летчик русской истребительной авиации, кубанский казак, человек непростой судьбы. Родился Вячеслав 24 сентября (6 октября) 1885 года в станице Келермесской Майкопского отдела Кубанской области (нынешняя Адыгея) в семье войскового старшины. Отец — Матвей Васильевич — в Крымскую войну 1853—1856 получил орден Св. Георгия 4 степени и дослужился до звания войскового старшины. Прадед — подъесаул Андрей Ткачев, будучи в составе одного из донских казачьих полков, действующих на Кубани, участвовал во взятии 22.06.1791 г русскими войсками турецкой крепости Анапа и был награждён за выдающиеся боевые заслуги грамотой Екатерины II с присвоением потомственного дворянства.
Генерал Ткачев
30 августа 1904 года Вячеслав Ткачев окончил Нижегородский кадетский корпус и зачислен юнкером рядового звания на правах вольноопределяющегося 1-го разряда в Константиновское артиллерийское училище. 30 июня 1906 года по окончании училища был выпущен хорунжим во 2-ю Кубанскую казачью артиллерийскую батарею, а летом 1908 года переведен в 5-ю Кубанскую казачью батарею. 6 мая 1909 года высочайшим приказом за выслугу лет произведен в сотники. 6 сентября 1910 года сотник Ткачёв определен офицером-воспитателем в Одесском кадетском корпусе. Увидев в одесском небе полеты аэроплана увлекается авиацией и с разрешения начальства поступает в частную авиашколу, в которой учится в свободное от службы время.
В 1911 году Ткачев окончил авиашколу Одесского аэроклуба. Получив диплом гражданского пилота, Ткачёв добивается в октябре направления на учёбу в Севастопольскую офицерскую школу авиационного отдела Воздушного Флота (ОША ОВФ). 11 декабря 1912 года сдал экзамен на звание летчика в ОША ОВФ и 5 января 1913 года получил назначение в 7-ю воздухоплавательную роту. После расформирования 7-й воздухоплавательной роты в июне 1913 году принял участие в формировании первой крупной авиационной единицы русской армии — 3-й авиационной роты в Киеве, где затем проходил службу в 11-м корпусном авиаотряде вместе с Петром Нестеровым. 5 октября 1913 года высочайшим приказом произведен в подъесаулы со старшинством с 22 апреля 1913 года.
12 (25) октября 1913 года он совершает рекордный перелёт на «Ньюпоре» по маршруту Киев — Одесса — Керчь — Тамань — Екатеринодар общей протяженностью в 1500 верст. Несмотря на неблагоприятную осеннюю погоду и другие тяжелые условия, Ткачёв блестяще выполнил и эту задачу, за что Киевское общество воздухоплавания присудило ему золотой знак «За наиболее выдающийся в России в 1913 году перелёт».
10 марта 1914 года подъесаул Ткачёв назначен командиром XX авиационного отряда, приданного штабу 4-й армии. В начальный период войны Ткачёв совершил несколько очень важных для русского командования разведывательных полётов, за что приказом от 24 Ноября 1914 года за № 290 был награждён орденом Святого Георгия IV степени (первый среди лётчиков). Возвращаясь с разведывательного полета с ценной информацией, подъесаул Ткачев попал под ружейный обстрел. Одна из пуль пробила масляный бак. Понимая, что не сможет долететь до своих, летчик сполз на пол, ногой закрыл пробоину и в таком положении дотянул до русских позиций. Посадив аэроплан на поле и взяв коня, он поскакал в ближайший населенный пункт, где имелся телефон и передал важнейшие разведданные командованию. Затем, спасая аэроплан от наступающих австрийцев, Ткачев погрузил его на крестьянскую телегу и вывез из-под носа у наступающего неприятеля.
В.М.Ткачев в кабине «Ньюпора» IV с подвешенной под фюзеляжем осколочно-фугасной авиабомбой

В декабре 1914 года на участке Юго-Западного фронта командир авиационного отряда подъесаул В. М. Ткачёв, имея при себе из оружия лишь пистолет «Наган», первым среди русских пилотов, атаковал немецкий аэроплан «Альбатрос» и своими действиями заставил противника ретироваться. В период с 4 по 7 июня 1915 года, несмотря на явную опасность для жизни от губительного огня зенитных батарей, он неоднократно пробивался в тыл неприятеля, собирая важные сведения. Встретившись с немецким аэропланом, вооружённым пулемётом, вступил с ним в поединок и обратил его в бегство.
4 июля 1915 году, производя воздушную разведку в районе рек Лины и Стыри, вскрыл сосредоточение сильной ударной германской группировки.
1 августа 1916 года В. М. Ткачёв сбил австрийский аэроплан «Авиатик», причём аппарат и оба лётчика попали в плен. В августе 1916 года Ткачев возглавил 1-ю истребительную авиагруппу. Своё первое боевое крещение летчики авиагруппы получили во время прорыва воздушной блокады немецкой авиации в сентябре 1916 года под Луцком. Тогда отважным русским пилотам удалось добиться существенного перелома в борьбе за господство в воздухе, а Ткачев стал первым асом России (по тем временам ас — это летчик, сбивший не менее пяти вражеских самолетов).
В 1916 году — войсковой старшина и начальник 11-го авиадивизиона (с 21 апреля 1916), а затем — инспектор авиации Юго-Западного фронта (с 3 сентября 1916). Награждён Золотым оружием «За храбрость» (10 сентября 1916). 11 января 1917 года высочайшим приказом от 20 декабря 1916 года из войскового старшины переименован в подполковники с зачислением по инженерным войскам.
19 ноября 1917 года, узнав о занятии Ставки главковерха большевистским отрядом во главе с прапорщиком Крыленко, Ткачёв подал рапорт об отставке, а на следующий день, не дожидаясь ответа, самовольно уехал на фронт. В оставленной записке он обратился к Председателю авиасовета с заключительным возванием, которое стало по сути реквиемом русскому Военно-воздушному флоту:
«Председателю авиасовета. Захват Ставки большевиками поставил меня в безвыходное положение. Передо мною стояла проблема: остаться на занимаемой должности, подчиниться Крыленко и таким образом принять участие в том государственном разрушении, которое несут с собой захватчики власти, или же отдать себя на милость победителей, выразив им своё неподчинение. Впрочем, разрешение данного вопроса первым способом не могло совершенно иметь места, так как, по имевшимся у меня данным, я должен был быть арестованным даже независимо от того, подчиняюсь ли я самозванцу Крыленко или нет. Таким образом, с появлением большевиков в Ставке я погибал для авиации. Считая своим нравственным долгом перед Родиной в её тяжелые дни испытаний работать, борясь всеми силами и средствами с ужасным ядом, несущимся преступниками народа и государства — большевиками, а не сидеть под арестом, я подал рапорт 19 ноября Начальнику Штаба с просьбой об увольнении меня от занимаемой должности и о назначении моим заместителем одного из следующих кандидатов: полковника Коновалова, Степанова или Кравцевича и, сдав временно должность полковнику Нижевскому, 20 ноября я покинул Ставку, подав рапорт об отъезде на фронт. В лице Авиасовета, я каюсь перед всей родной мне авиацией в своих страданиях теперь. Меня можно упрекнуть за то, что я в тяжелую минуту покинул свой ответственный пост, но этим я ускорил свой уход только на несколько часов. Я прошу Авиасовет прийти на помощь моему заместителю всем своим авторитетом и возможными средствами для спасения авиации от полного развала. Молю сохранить для будущей обновленной России хотя бы ячейку, которая послужит началом для будущего мощного воздушного флота.
Полковник Ткачев.»
В декабре 1917 года В. М. Ткачёв, опасаясь расправы со стороны революционно настроенных солдат и матросов, бежал на Кубань, с двумя арестами и побегами по пути. В начале 1918 года участвовал рядовым в боях белого партизанского отряда полковника Кузнецова против войск Северо-Кавказской Советской республики. Отряд должен был прикрывать переправу через Кубань главных сил под командованием В. Л. Покровского, но в силу сложившихся обстоятельств был окружен, и Вячеслав Матвеевич оказался в плену у красных. С марта по август 1918 года полковник Ткачёв находился в Майкопской тюрьме, а 7 сентября большевики были выбиты из Майкопа, а Ткачев освобожден. В Екатеринодаре он приступил к формированию 1-го Кубанского авиаотряда. Поначалу в отряде было всего несколько старых изношенных аэропланов, найденных в ремонтных мастерских, но постепенно численность белой авиации росла за счет трофеев и поставок авиатехники из Англии. К маю 1919-го в 1-м Кубанском было уже около десятка боеспособных машин. В мае 1919 года авиаотряд Ткачёва поддерживал Кавказскую Добровольческую армию Врангеля в боях с 10-й армией РККА.
«Авиаотряд под начальством испытанного лётчика полковника Ткачёва работал энергично и точно: ни одно движение противника не оставалось незамеченным. Куда бы ни уехал Командующий, где бы ни остановился, везде разыскивали его воздушные птицы по георгиевскому штандарту. Один за другим спускались пилоты к штабу, докладывали сведения о противнике и, получив новую задачу, снова взвивались на воздух.» Источник: Дрейер В.Н. «Крестный путь во имя Родины»
Командующий Кавказской армии высоко оценил способности Ткачёва и 8 мая 1919 года он назначается начальником авиаотряда Кавказской армии, а 19 мая произвели в полковники, о чем сообщалось на страницах газеты «Вольная Кубань». В этом месяце отряд прошел боевое крещение в битве у станицы Великокняжеская. Летчики под руководством Ткачева атаковали бомбами и пулеметным огнём красную конницу Буденного и Думенко, посеяв панику и хаос в рядах противника. Это позволило белым кавалеристам генерала Улагая легко прорвать фронт и начать стремительное наступление на Царицын. Ткачев, как это бывало и раньше, лично принял участие в боях. В ходе штурмовки он получил ранение пулей, выпущенной с земли, но сумел вернуться на свой аэродром и благополучно посадить машину. После непродолжительного лечения Вячеслав Матвеевич вернулся в строй.
Самолеты Кубанского авиадивизиона, зима 1919-1920 годов

В июне 1919 года 1-й Кубанский авиаотряд перебросили под Царицын для оказания воздушной поддержки Белой армии при штурме города. 30 июня сильно укрепленный город, прозванный «красным Верденом», был взят. Красные отошли на север, к Камышину. Аэропланы бомбили и обстреливали отступавшего противника, нанеся ему значительные потери. В дальнейшим 1-й Кубанский отряд пополнился людьми и самолетами, что позволило преобразовать его в авиадивизион. Новой авиачастью по-прежнему командовал Вячеслав Ткачев.С 12 декабря его назначают командиром вновь созданного Кубанского авиационного отряда. Отряд к тому времени уже имел 8 самолетов с соответствующим числом летчиков, и около 150 обслуживающего рядового состава. Сражался с «красными», был ранен, после выздоровления вернулся в строй.
В апреле 1920 года В. М. Ткачёв назначается начальником авиации Вооруженных Сил Юга России, а после отставки Деникина 28 апреля 1920 года, — начальником авиации Русской армии Врангеля. Ткачев уделял много времени боевой подготовке пилотов, обучению их умению летать строем и слаженно действовать в группе, точно следуя приказам командира. Для лучшей заметности в воздухе командирские машины получили особые цветные обозначения (яркая окраска капотов и широкие полосы вокруг фюзеляжей). Кроме того, каждый авиаотряд получил собственные, «элементы быстрой идентификации» в виде индивидуальной раскраски рулей поворота (разно¬цветными полосами, черно-белыми квадратами и т.д.) Ткачев разработал систему взаимодействия авиации и наземных войск с помощью визуальных сигналов, так как в те времена радиосвязь на самолетах отсутствовала. В частности, была внедрена методика подачи сигналов летчикам с земли при помощи геометрических фигур, выложенных из белых полотнищ, хорошо различимых с большой высоты. К примеру, буква «Т» выложенная возле штаба полка или дивизии, означала, что командир части требует от летчика немедленной посадки для передачи важного сообщения. Форма фигур периодически менялась, чтобы не дать красным возможности с помощью ложных сигналов ввести летчиков в заблуждение или заманить их в ловушку. Авиаторы в свою очередь передавали донесения и приказы на землю с помощью сбрасываемых вымпелов или различных комбинаций цветных сигнальных ракет. А когда в Симферопольском авиапарке местные умельцы установили на двух самолетах радиостанции, эффективность и оперативность воздушных разведок еще более возросла. Необходимо отметить, что столь четкой и отлаженной системы взаимосвязи «между небом и землей», как та, что организовал Ткачев, не было ни в других «белых» армиях, ни у «красных».
Не меньшее внимание уделялось и укреплению воинской дисциплины, заметно пошатнувшейся после тяжелых поражений белой армии зимой 1919-20 годов. Так, согласно приказу Ткачева, суровым взысканиям (вплоть до разжалования в рядовые и перевода в пехоту) подвергались авиаторы, позволявшие себе появиться на аэродроме в нетрезвом виде.
Организационные мероприятия и обучение русским летчикам приходилось сочетать с почти непрерывным участием в боях. К примеру, за два дня, 7 и 8 июня, они совершили более 150 вылетов на разведку и бомбардировку, поддерживая наступление Русской армии. С учетом того, что под командованием Ткачева находилось всего 35 аэропланов, причем часть из них была неисправна, каждый экипаж выполнял за день не менее трех боевых вылетов.
К концу июня 1920г. накал боев еще более возрос. Красная кавалерия под командованием комкора Жлобы прорвала фронт и устремилась к Перекопу, грозя отрезать от Крыма белогвардейцев, воевавших в Северной Таврии. У Жлобы было свыше десяти тысяч конников при поддержке артиллерии и бронеавтомобилей. Казалось, что остановить их невозможно, поскольку у белогвардейцев на данном участке фронта не было никаких резервов. В этой ситуации Врангель обратился к авиации как к последней надежде. И русские авиаторы не подвели. Ранним утром 29 июня 13 бомбардировщиков «Де-Хэвилленд», ведомых самим Ткачевым, появились над расположившимися на ночлег красными кавалеристами. При первых же взрывах бомб кони бросились врассыпную. Обезумев от грохота, они сбрасывали и топтали седоков, опрокидывали тачанки и артиллерийские повозки. Сбросив бомбы, летчики поливали противника пулеметным огнём. Когда самолеты улетели, чтобы пополнить боезапас, красным командирам кое-как удалось собрать уцелевших солдат в походную колонну, но тут последовал новый налет, а за ним — еще один. Вот как сам Ткачев описывал в боевом донесении одну из штурмовок: «Под моим руководством была атакована колонна корпуса Жлобы у деревни Вальдгейм. После бомбометания красные в панике бросились в поле. Летчики, снизившись до 50 метров, пулеметным огнём совершенно разгромили красных, которые бежали на восток и северо-восток. Все поле было покрыто черными пятнами убитых лошадей и людей. Красными были брошены почти все имевшиеся у них повозки и пулеметные тачанки.»
Летчики Русской армии возле «Де Хэвилленда» с оригинальным рисунком на капоте. Крым, 1920 год

30 июня корпус Жлобы перестал существовать как организованная боевая сила. Мелкие группы всадников, прячась от авиации «белых», рассеялись по деревням и хуторам, полностью утратив связь с командованием. Не более двух тысяч из них смогли спастись и выйти к своим. Остальные либо погибли, либо сдались в плен подоспевшим к месту прорыва солдатам врангелевской армии. Разгром кавалерии Жлобы стал наивысшим достижением «белой» авиации за всю её историю. Даже советская военная наука признавала этот факт, и на его примере курсанты летных училищ РККА впоследствии изучали тактику действий самолетов против конницы. Если бы Жлобе удалось прорваться в практически не защищенный Крым, красные одержали бы победу уже в июле 1920 года.
благодаря летчикам Крым устоял, и война продолжалась. В начале августа красные форсировали Днепр в районе Каховки и, не теряя ни минуты, начали возводить на захваченном плацдарме мощные рубежи обороны. Когда белые, подтянув резервы, попытались контратаковать, было уже поздно — Каховка покрылась сетью траншей и проволочных заграждений, ощетинилась артбатареями и пулеметными гнездами. Контратака не удалась, белогвардейцам пришлось отойти с большими потерями.Врангель снова бросил в бой аэропланы, но тут ткачевцев впервые постигла неудача. Против глубоких окопов, блиндажей и хорошо защищенных артиллерийских позиций пулеметы и мелкие бомбы, имевшиеся на вооружении белой авиации, оказались бессильны. Авианалеты не дали никаких результатов. Тогда белые летчики стали бомбить переправы, по которым шло снабжение каховской группировки, но в ответ красные начали доставлять на плацдарм боеприпасы и подкрепления ночью.
А тем временем, численность самолетов постепенно таяла, причем не столько из-за потерь, сколько от аварий и поломок крайне изношенных непрерывной боевой работой машин. Если к началу сентября у Ткачева оставалось примерно 30 аэропланов, то уже через месяц — менее 20. С такими силами противостоять Красной армии было нереально, а пополнения не предвиделось, поскольку западные союзники еще летом прекратили поставки. 28 октября красные нанесли мощный удар с Каховского плацдарма в направлении Перекопа. Парировать его было нечем. Белым пришлось поспешно отступать в Крым. При этом пришлось уничтожить на прифронтовых аэродромах почти все свои самолеты, которые от ветхости уже не могли подняться в воздух. 11 ноября пали укрепления Турецкого вала, а утром 15-го последний пароход с солдатами Русской армии и беженцами отчалил от севастопольской пристани.
Вячеслав Матвеевич вынужден был эмигрировать сначала в Турцию, оттуда в Сербию и некоторое время служил в инспекции авиации Королевства СХС. В Югославии В. М. Ткачёв проявляет большую заботу по устройству русских летчиков, являясь с 1924 по 1934 год председателем общества воздушного флота 4-го отдела Русского общевоинского союза (РОВС). Работает в Русской Сокольской организации (ставящей целью физическое и духовное совершенствование русского народа как части единого славянского мира), других эмигрантских организациях, служит в Штабе инспекции югославской авиации.
После отставки в 1934 году Вячеслав Матвеевич поселился в Нови Саде, преподает в русской мужской гимназии. Здесь он становится основателем и первым старостой Сокольского общества. В 1937 году Ткачёв официально получает гражданство Югославии. С 1938 по 1941-й год он является редактором журнала «Пути Русского Сокольства» — органа Краевого Союза Русского Сокола в Югославии. В период оккупации Югославии немцами работал преподавателем. 20 октября 1944 года Вячеслав Матвеевич был арестован СМЕРШем 3-го Украинского фронта. Был отправлен в Москву, где 4 августа 1945 года по приговору военного трибунала осужден на 10 лет по статье 58. Жену его в СССР депортировать не стали и через несколько лет после войны она оказалась под Парижем в доме престарелых. Отсидев в лагерях ГУЛАГа 10 лет, 11 февраля 1955 года был выпущен без права жительства в больших городах. Получив гражданство СССР, поселился в Краснодаре, где работал в артели инвалидов-переплетчиков им. Чапаева с окладом 27 рублей 60 копеек. Подрабатывал — писал заметки в газеты, написал книгу «Русский сокол» о своем друге — Нестерове. Умер В.М.Ткачёв 25 марта 1965 году в нищете в Краснодаре. Похоронен на Славянском кладбище.
Время вернуло из забвения имя прославленного русского летчика Вячеслава Ткачева. Большую роль в восстановлении исторической правды в отношении земляка сыграло Всекубанское казачье войско. В 1994 году на доме, где завершился жизненный путь прославленного летчика, была установлена мемориальная доска. На её открытие прибыл главком авиации России генерал П.С.Дейнекин, а во время торжественной церемонии в небе над городом в четком парадном строю пронеслись летчики пилотажной группы «Русские витязи».

В.Кондратьев «Белый авиатор Вячеслав Ткачев» https://topwar.ru/22053-belyy-aviadarm-general-aviacii-vyacheslav-matveevich-tkachev.html
https://ru.wikipedia.org/wiki/Ткачёв,_Вячеслав_Матвеевич

Ткачёв, Вячеслав Матвеевич

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Ткачёв.

Иностранные

Вячеслав Матвеевич Ткачёв

Ткачёв Вячеслав Матвеевич. 1930-е годы. Югославия. Председатель Отдела Воздушного Флота РОВС.
Дата рождения

6 октября 1885

Место рождения

Келермесская, Майкопский отдел, Кубанская область

Дата смерти

25 марта 1965 (79 лет)

Место смерти

Краснодар, СССР

Принадлежность

Российская империя
Белое движение → Сербия → СССР

Род войск

авиация

Годы службы

1904—1934

Звание

Генерал-майор

Командовал

20 КАО, 11 АД

Должность

Командующий авиацией В. С. Ю. Р.

Сражения/войны

Первая мировая война
Гражданская война в России

Награды и премии

Золотое Георгиевское оружие «За храбрость»

В отставке

c 1934

Вячеслав Матвеевич Ткачёв (1885—1965) — генерал-майор авиации, выдающийся военный лётчик, Георгиевский кавалер.

  • 1 Происхождение
  • 2 Биография
    • 2.1 Военный лётчик
    • 2.2 Участие в Белом движении
    • 2.3 В эмиграции
    • 2.4 Возвращение на родину
  • 3 Награды
  • 4 Труды
  • 5 Литература
  • 7 Примечания

Происхождение

Родился Вячеслав 24 Сентября (6 октября) 1885 года в станице Келермесской Майкопского отдела Кубанской области (нынешняя Адыгея) в семье войскового старшины. Отец, Матвей Васильевич, в Крымскую войну 1853—1856 получил орден Св. Георгия 4 степени и дослужился до звания войскового старшины. Дед Василий отличился в 1829 году при взятии турецкой крепости Анапа и был удостоен личного дворянства.

Биография

30 августа 1904 года вступил в службу по окончании Нижегородского кадетского корпуса и зачислен юнкером рядового звания на правах вольноопределяющегося 1-го разряда в Константиновское артиллерийское училище.

30 июня 1906 года по окончании училища был выпущен хорунжим во 2-ю Кубанскую казачью артиллерийскую батарею, а летом 1908 года переведен в 5-ю Кубанскую казачью батарею. 6 мая 1909 года высочайшим приказом за выслугу лет произведен в сотники.

6 сентября 1910 года сотник Ткачёв определен офицером-воспитателем в Одесском кадетском корпусе. Увидев в одесском небе полеты аэроплана увлекается авиацией и с разрешения начальства поступает в частную авиашколу, в которой учится в свободное от службы время.

Ткачёв (стоит второй слева) среди участников Одесской авиационной школы во главе с командующим войсками ОВО генерал-адъютантом Н. П. Зарубаевым и президентом аэроклуба А. А. Анатра, 1911

В 1911 году окончил авиашколу Одесского аэроклуба. Получив диплом гражданского пилота, Ткачёв добивается в октябре направления на учёбу в Севастопольскую офицерскую школу авиационного отдела Воздушного Флота (ОША ОВФ).

Военный лётчик

11 декабря 1912 года сдал экзамен на звание летчика в ОША ОВФ и 5 января 1913 года получил назначение в 7-ю воздухоплавательную роту. После расформирования 7-й воздухоплавательной роты в июне 1913 году принял участие в формировании первой крупной авиационной единицы русской армии — 3-й авиационной роты в Киеве, где затем проходил службу в 11-м корпусном авиаотряде вместе с Петром Нестеровым. 5 октября 1913 года высочайшим приказом произведен в подъесаулы со старшинством с 22 апреля 1913 года.

Пилот-авиатор сотник Ткачёв

12 (25) октября 1913 года он совершает рекордный перелёт на «Ньюпоре» по маршруту Киев — Одесса — Керчь — Тамань — Екатеринодар общей протяженностью в 1500 верст. Несмотря на неблагоприятную осеннюю погоду и другие тяжелые условия, Ткачёв блестяще выполнил и эту задачу, за что Киевское общество воздухоплавания присудило ему золотой знак «За наиболее выдающийся в России в 1913 году перелёт».

10 марта 1914 года откомандирован в 4-ю авиароту по её формировании, и в тот же день подъесаул Ткачёв назначен командиром XX авиационного отряда, приданного штабу 4-й армии. В начальный период войны Ткачёв совершил несколько очень важных для русского командования разведывательных полётов за что Приказом армии Юго-Западного фронта от 24 Ноября 1914 года за № 290 был награждён орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия IV степени (первый среди лётчиков).

Командир XX КАО есаул Ткачёв

В декабре 1914 года на участке Юго-Западного фронта командир авиационного отряда подъесаул В. М. Ткачёв, имея при себе из оружия лишь пистолет «Наган», первым среди русских пилотов, атаковал немецкий аэроплан «Альбатрос» и своими действиями заставил противника ретироваться.

В период с 4 по 7 июня 1915 года — несмотря на явную опасность для жизни от губительного огня зенитных батарей, он неоднократно пробивался в тыл неприятеля, собирая важные сведения. Встретившись с немецким аэропланом, вооружённым пулемётом, вступил с ним в поединок и обратил его в бегство.

4 июля 1915 году, производя воздушную разведку в районе рек Лины и Стыри, вскрыл сосредоточение сильной ударной германской группировки.

1 августа 1916 года В. М. Ткачёв сбил австрийский аэроплан «Авиатик», причём аппарат и оба лётчика попали в руки русских воинов.

В 1916 году — войсковой старшина и начальник 11-го авиадивизиона (с 21 апреля 1916), а затем — инспектор авиации Юго-Западного фронта (с 3 сентября 1916). Награждён Золотым оружием «За храбрость» (10 сентября 1916).

11 января 1917 года высочайшим приказом от 20 декабря 1916 года из войскового старшины переименован в подполковники с зачислением по инженерным войскам. После Февральской революции Ткачёв занимает пост начальника Авиаканца (Авиационная Все материалы).

9 июня 1917 года Ткачёв был назначен начальником Полевого управления авиации и воздухоплавания при Штабе Верховного Главнокомандующего, сокращенно — авиадарм (авиация действующей армии, с 26 июня 1917), по сути — глава авиации России.

В 1917 году Ткачёв завершил работу над первым в своем роде в истории развития русской авиации пособием — «Материалы по тактике воздушного боя», составленным на основании боевой практики в Луцком районе осенью 1916 года. В этом документе, как показал дальнейший ход событий, он заложил фундамент для развития тактики истребительной авиации в России.

25 августа 1917 года за боевые заслуги произведен в полковники.

19 ноября 1917 года, узнав о предстоящем занятии Ставки главковерха прибывшими петроградскими солдатами во главе с новым Верховным Главнокомандующим прапорщиком Крыленко, Ткачёв подал рапорт об отставке, а на следующий день, не дожидаясь ответа, самовольно уехал на фронт. В оставленной записке он обратился к Председателю авиасовета с заключительным возванием, которое стало по сути реквиемом русскому Военно-воздушному флоту:

Председателю авиасовета.
Захват Ставки большевиками поставил меня в безвыходное положение. Передо мною стояла проблема: остаться на занимаемой должности, подчиниться Крыленко и таким образом принять участие в том государственном разрушении, которое несут с собой захватчики власти, или же отдать себя на милость победителей, выразив им свое неподчинение. Впрочем, разрешение данного вопроса первым способом не могло совершенно иметь места, так как по имевшимся у меня данным, я должен был быть арестованным даже независимо от того, подчиняюсь ли я самозванцу Крыленко или нет. Таким образом, с появлением большевиков в Ставке я погибал для авиации. Считая своим нравственным долгом перед Родиной в ее тяжелые дни испытаний работать, борясь всеми силами и средствами с ужасным ядом, несущимся преступниками народа и государства — большевиками, а не сидеть под арестом, я подал рапорт 19 ноября Начальнику Штаба с просьбой об увольнении меня от занимаемой должности и о назначении моим заместителем одного из следующих кандидатов: полковника Коновалова, Степанова или Кравцевича и, сдав временно должность полковнику Нижевскому, 20 ноября я покинул Ставку, подав рапорт об отъезде на фронт. В лице Авиасовета, я каюсь перед всей родной мне авиацией в своих страданиях теперь. Меня можно упрекнуть за то, что я в тяжелую минуту покинул свой ответственный пост, но этим я ускорил свой уход только на несколько часов. Я прошу Авиасовет прийти на помощь моему заместителю всем своим авторитетом и возможными средствами для спасения авиации от полного развала. Молю сохранить для будущей обновленной России хотя бы ячейку, которая послужит началом для будущего мощного воздушного флота.
Подписал Полковник Ткачев.

Участие в Белом движении

В декабре 1917 года В. М. Ткачёв, опасаясь расправы со стороны революционно настроенных солдат и матросов, бежал на Кубань, с двумя арестами и побегами по пути.

В начале 1918 года участвовал рядовым в боях белого партизанского отряда полковника Кузнецова против войск Северо-Кавказской Советской республики. Отряд должен был прикрывать переправу через Кубань главных сил под командованием В. Л. Покровского, но в силу сложившихся обстоятельств был окружен, и Вячеслав Матвеевич оказался в плену у красных. С марта по август 1918 года полковник Ткачёв находился в Майкопской тюрьме, а 7 сентября большевики были выбиты из Майкопа, после чего Ткачёв поступил в распоряжение Краевого правительства. Поскольку авиации у белых практически не было, то Вячеслава Матвеевича в качестве войскового старшины Кубанской чрезвычайной миссии отправляют на Украину, к гетману Павло Скоропадскому. История умалчивает, насколько удачной была эта миссия, но, во всяком случае, ему удалось кое-что добыть из авиационного имущества, поскольку после возвращения в Екатеринодар он приступил к формированию 1-го Кубанского авиаотряда, а с 12 декабря его назначают командиром вновь созданного Кубанского авиационного отряда. Отряд к тому времени уже имел 8 самолетов с соответствующим числом летчиков, и около 150 обслуживающего рядового состава. Сражался с Красной Армией, был ранен под Царициным, выздоровел, вновь вернулся в строй.

Ткачёв среди пилотов организованного им 1-го Кубанского казачьего авиаотряда, 1919

В мае 1919 года авиаотряд Ткачёва поддерживал Кавказскую Добровольческую армию Врангеля в боях с 10-й армией РККА.

Авиаотряд, под начальством испытанного лётчика полковника Ткачёва работал энергично и точно: ни одно движение противника не оставалось незамеченным. Куда бы ни уехал Командующий, где бы ни остановился, везде разыскивали его воздушные птицы по георгиевскому штандарту. Один за другим спускались пилоты к штабу, докладывали сведения о противнике и, получив новую задачу, снова взвивались на воздух.

Командующий Кавказской армии высоко оценил способности Ткачёва и 8 мая 1919 года он назначается начальником авиаотряда Кавказской армии, к тому же ему фактически подчинили 4-й Добровольческий авиаотряд, 4-й Донской самолетный и даже 47-й авиадивизион, состоявший из английских добровольцев, а 19 мая произвели в генерал-майоры, хотя официально это звание было подтверждено лишь в начале 1920 года. В 1920 году Ткачёв командует авиаотрядом Кубанской армии, одновременно являясь (с 1919 года) членом Кубанского краевого правительства по внутренним делам.

В апреле 1920 года В. М. Ткачёв назначается начальником авиации Вооруженных Сил Юга России, а после отставки командующего Добровольческой армии Деникина 28 апреля 1920 года — начальником авиации Русской армии генерал-лейтенанта Врангеля. Есть версия, подтвержденная со стороны белых полетным донесением, а со стороны красных устными рассказами участников событий, что во время одного из боёв этой компании В. М. Ткачёв встретился в воздухе с командиром 213-го Казанского отряда 13-й Армии Петром Межераупом. Это произошло неподалеку от Мелитополя. Ткачёв, возглавлявший группу из 6 DH-9 (de Havilland), был атакован парой «Ньюпоров», один из которых пилотировал Межерауп. После воздушного боя, продолжавшегося в течение 45 минут (самолёт Ткачёва был повреждён в 5 местах), обе стороны вышли из боя и направились на свои базы.

В. М. Ткачёв был награждён союзниками за воинскую доблесть английским военным орденом DSO (англ. Distinguished Service Order). А 22 июня 1920 года одним из первых представителей Белого движения был награждён орденом Св. Николая Чудотворца 2-й степени.

В эмиграции

После краха Белого движения генерал Ткачёв, наставляя своих учеников, говорил: «Авиатор без дела не останется, но имейте в виду: мы должны поступить в авиацию такого государства, которое никогда не будет воевать с нашей Родиной». Вячеслав Матвеевич вынужден был эмигрировать сначала в Турцию, откуда он перебрался в Сербию и некоторое время служил в инспекции авиации Королевства СХС. Поскольку формально Русская армия не распускалась, карьера Ткачёва продолжалась: в 1922 году он получил звание генерал-лейтенанта и должность генерал-инспектора, а в 1927 году стал первым и единственным генералом от авиации.

В Югославии В. М. Ткачёв проявляет большую заботу по устройству русских летчиков, являясь с 1924 по 1934 год председателем общества воздушного флота 4-го отдела Русского общевоинского союза (РОВС). Работает в Русской Сокольской организации (ставящей целью физическое и духовное совершенствование русского народа как части единого славянского мира), других эмигрантских организациях, служит в Штабе инспекции югославской авиации.

Ткачёв В. М. (стоит второй слева) среди членов правления Союза Русского Сокольства во главе Р. К. Дрейлингом. Югославия, 1937

После отставки в 1934 году Вячеслав Матвеевич поселился в Нови Саде, преподает в русской мужской гимназии. Здесь он становится основателем и первым старостой Сокольского общества. В 1937 году Ткачёв официально получает гражданство Югославии. С 1938 по 1941-й год он является редактором журнала «Пути Русского Сокольства» — органа Краевого Союза Русского Сокола в Югославии.

В 1941 году он стал походным атаманом Кубанского казачьего Войска, участвует в формировании казачьих подразделений Русского корпуса. На параде 29 октября 1941 года, посвященном прибытию в Белград Гвардейского дивизиона, он обратился к казакам со следующими словами: «Прибывший Гвардейский Дивизион свершил небывалый в истории народов подвиг, сохранив себя в течение 20 лет эмигрантского безвременья. Обостренное чувство долга, преданность и верность своим штандартам, как символу утерянной Родины, вписали в историю Русской Армии и Казачества бессмертную страницу».

В начале Второй мировой войны Вячеслав Матвеевич перебирался в Белград, где стал преподавать тактику воздушных сил на организованных в Белграде Высших военно-научных курсах генерала Н. Н. Головина, на которых проходили обучение офицерские кадры Русского Корпуса. По отзывам современников, читаемый им курс лекций имел «особую солидность и ценность».

Позднее он отстранился от антисоветской деятельности, отошёл от участия в многочисленных эмигрантских организациях, проявил демонстративное несотрудничество с оккупировавшими страну фашистами и работал преподавателем в школах. Из дневника В. М. Ткачёва: «Немало разочарований пришлось мне пережить в стане белых. Я не нашел того, что ожидал. Но жребий был брошен. И как впитавший в себя с детства дух дисциплины, я подчинился власти на Юге России и добросовестно исполнял все даваемые мне поручения. Таким образом, не шкурные соображения, не политические убеждения, а только лишь чувство патриотизма толкнуло меня еще в 1917 году на антисоветский путь. А в результате я 24 года, тоскуя по Родине, прожил эмигрантом в Югославии».

Возвращение на родину

Когда в октябре 1944 года к Белграду подходили советские войска, В. М. Ткачёв наотрез отказался эвакуироваться. Для себя решил: пусть лучше расстреляют свои, чем искать прибежище в стане врага. 20 октября 1944 года Вячеслав Матвеевич был арестован СМЕРШем 3-го Украинского фронта. Был отправлен в Москву, на Лубянку, где 4 августа 1945 года по приговору военного трибунала осужден на 10 лет по статье 58. Жену его в СССР депортировать не стали и через несколько лет после войны она оказалась под Парижем в доме престарелых.

Отсидев в лагерях ГУЛАГа 10 лет, 11 февраля 1955 года был выпущен без права жительства в больших городах. Получив гражданство СССР, поселился на Кубани, в Краснодаре, где работал в артели инвалидов-переплетчиков им. Чапаева за 27 рублей 60 копеек. Подрабатывал — писал заметки в газеты, книгу «Русский сокол» о своем друге — Нестерове. В 1956 году его разыскала жена, звала его к себе, и вроде даже была возможность уехать, но он написал ей: «Мне слишком дорого далась родина, лучше ты ко мне переезжай». Так они и не встретились больше.

Умер В. М. Ткачёв 25 марта 1965 году в нищете в Краснодаре. Похоронен на Славянском кладбище.

Тридцать лет спустя после кончины Вячеслава Матвеевича Ткачева Родина воздала русскому летчику по заслугам. 23 сентября 1995 года в связи со 110-летием со дня рождения на доме N 82 по улице Шаумяна в Краснодаре, где он жил последние годы, Главнокомандующий ВВС РФ генерал-полковник авиации Петр Дейнекин в торжественной обстановке открыл мемориальную доску, На митинге выступили атаман Союза казаков России Александр Мартынов, глава администрации Краснодарского края Евгений Харитонов, курсант Краснодарского ВВАУЛ Алексей Дьяченко. Были отданы воинские почести. В небе над центральной площадью города продемонстрировала свое летное искусство пилотажная группа «Стрижи».
Время вернуло из забвения имя прославленного русского летчика Вячеслава Ткачева. Большую роль в восстановлении исторической правды в отношении земляка сыграло Всекубанское казачье войско. В Краснодаре Ткачеву собираются поставить памятник. Однако лучшим памятником ему станут его книги, которые обязательно будут изданы и найдут своего читателя.

В Российской Федерации посмертно изданы мемуары генерала В. М. Ткачева, однако некоторые историки указывают на то, что эти мемуары были в значительной степени сфальсифицированы советскими цензорами.

Награды

  • орден Св. Станислава 3-й степени (6 мая 1910)
  • орден Св. Анны 3-й степени (14 февраля 1913) высочайшим приказом пожалован за окончание ОША ОВФ
  • орден Св. Георгия 4-й степени (2 июля 1916) «Высочайшим приказом от 3 февраля 1916 года … Утверждается пожалование 24 ноября 1914 года … Ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия Кубанской казачьей батареи Подъесаулу Вячеславу Ткачеву за то, 12-го августа 1914 года произвёл смелую и решительную воздушную разведку в районе Люблин — Бельжице — Ополе, Юзефовка — Аннаполь — Боров — Госцера — Дово — Уржендова — Красник — Люблин, проник в тыл и фланги неприятельского расположения и, несмотря на действительный огонь противника по аппарату, сопровождавший его в течение всего полета и повредивший жизненные части аппарата, с исключительной находчивостью, доблестным присутствием духа и беззаветным мужеством выполнил возложенную да него задачу по раскрытию сил и определению направления движения колонн противника, вовремя доставил добытые разведкой сведения первостепенное важности и тем способствовал принятию стратегических решений, приведших к одержанию решительного успеха над противником».
  • орден Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом (25 февраля 1915) за отличие в делах против неприятеля с 27 сентября по 27 октября 1914 года
  • орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (1 августа 1915) Приказом войскам 4 армии № 1077 за отличие в делах против неприятеля за период боёв с 1 декабря 1914 года по 1 июня 1915 года
  • орден Св. Анны 2-й степени с мечами (10 декабря 1915) Приказом по 12-й армии 10 дек. № 158 за отличие в делах против неприятеля при штабе Рижского укрепленного района
  • орден Св. Станислава 2-й степени с мечами (24 декабря 1915) Приказом по армиям ЮЗФ от 16 мая 1915 года № 637
  • Золотое Георгиевское оружие «За храбрость»(10 сентября 1916) «За успешные разведки 19, 21 и 27 июня 1916 года, когда сведения полученные им дали возможность взять в плен до 30 тысяч человек под Берестечно…»
  • орден Св. Николая Чудотворца 2-й степени 22 июня 1920 Приказом Главн-го №3294

Иностранные:

  • французский Военный крест 1914—1918 (31/13 ноября 1917)
  • британский Орден «За выдающиеся заслуги» (DSO)

Труды

  • Ткачёв В. М. (Сост.) Материал по тактике воздушного боя. Фото-лито-типография при Канцелярии Полевого ген.-инспектора Военно-воздушного флота. .
  • Ткачёв В. М. Вопросы тактического применения авиации в маневренной войне // Военный сборник. Кн. 1. Белград, 1921. — С. 121—136.
  • Ткачёв В. М. Тактика воздушных сил. Курс, читанный на Высших Военно-Научных Курсах Генерала Н. Н. Головина в Белграде 1939—1943 гг. — Белград, 1943, II с. тит.л.
  • Ткачёв В. М. Я пробую крылья. / С предисл. М. Андриасова. — Огонёк, 1964, № 12. — С. 12—14, ил.
  • Ткачёв В. М. Крылья России. Воспоминания о прошлом русской военной авиации 1910—1917 гг. — Издательство: Новое культурное пространство Санкт-Петербург, 2007.
  • Ткачёв В. М. «Русский сокол» (посвящена жизни и деятельности Петра Нестерова)

Литература

  • Махалин А. В. М. Ткачев — участник и историк воздушных сражений Великой войны // Первая мировая война и участие в ней России. Ч. II. — М., 1994.
  • Николай Рутыч Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России. Материалы к истории Белого движения. — М., 2002.

Ссылки

  • Авиадарм Ткачев. Первый военный лётчик Георгиевский кавалер
  • Вячеслав Матвеевич Ткачев
  • НЕИЗВЕСТНАЯ СТРАНИЦА БИОГРАФИИ ГЕНЕРАЛА В. М. ТКАЧЁВА
  • Генерал В. М. Ткачев — памяти казака и военного летчика
  • Гибель эскадры. Императорские соколы: то взлет, то посадка
  • Военно-патриотическое воспитание в Сербии
  • Несомненно сфальсифицированные мемуары

Примечания

  1. По другим данным аэроплан был сбит очередью из пулемета другим членом экипажа — летчиком-наблюдателем Иваном Дмитриевичем Хризоскалео.
  2. Дрейер В.Н. Крестный путь во имя Родины. Стр. 15.
  3. Марат Хайрулин, Вячеслав Кондратьев «Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне»
  4. По другим сведениям представители советской власти, без ведома Вячеслава Матвеевича, объявили его гражданином СССР и не разрешили покинуть страну. Таким образом мечта Ткачева, дававшая ему силы выжить в советских лагерях — уехать из некогда родной Кубани, увидеть опять жену и уцелевших боевых друзей, — осталась неосуществимой. См. ссылку «Генерал В. М. Ткачев — памяти казака и военного летчика»
  5. Иванов И. Б. Несомненно сфальсифицированные мемуары См. ссылку «Несомненно сфальсифицированные мемуары»

Автор статьи В.В.Кушнерёв
После революции на юге России зародилось белогвардейское движение, группировавшееся вокруг Добровольческой армии. Ее отряды базировались на Северном Кавказе и в Прикубанье, воздушные силы Добровольческой армии начали создаваться в мае–июне 1918 года: в Ростовена-Дону были сформированы первые авиаотряды. Командующим авиацией Вооруженных сил Юга России стал полковник (позднее генерал-майор) И. И. Кравцевич.
Зимой 1919 года в Екатеринодаре, где размещалось Управление начальника авиации Вооруженных сил Юга России, собрались белые летчики, эвакуированные из Одессы и Крыма. Но генерал Кравцевич ничем не мог помочь своим коллегам, оставшимся без самолетов (на более чем 200 пилотов приходилось менее 50 летательных аппаратов). В январе–феврале численность авиации возросла за счет пополнения «Фарманами» и «Анасалями», которые деникинцы вывезли из Одессы. На основании Приказа № 116 по штабу Кубанского Казачьего войска и предписания № 5276 начальника Инженеров Кубанского войска 12 декабря 1918 года началось формирование 1-го Кубанского Авиационного отряда (1 КАО).
Назначенный его командиром военный летчик полковник Вячеслав Михайлович Ткачев своим первым приказом утвердил штат отряда: 143 казака нижних чинов и 18 офицеров-летчиков. В их числе были: военные летчики полковник Вяче- слав Ткачев, полковник Евгений Виташевский (помощник командира отряда), есаул Михаил Лиманский, есаул Василий Лобов, подъесаул Николай Ильин, подъесаул Михаил Миронов, подпоручик Василий Журкевич, хорунжий Николай Лавровский; летчики-наблюдатели есаул Виктор Соляник-Красса, подъесаул Борис Закрепа, подъесаул Василий Миронов, подъесаул Дмитрий Кулик, подъесаул Иван Тараканов, подъесаул Владимир Удовико (адъютант отряда), подъесаул Иван Левченко, сотник Сергей Сергеенко, сотник Юспор Белый, вольноопределяющийся Александр Птушенко. Два с половиной месяца шла кропотливая организационная работа – приемка и ремонт материально-технических средств и аэропланов (первые четыре самолета прибыли из Одессы в порт Новороссийска 21 января 1919 г.), формирование внутренней службы и «финансового довольствия», организация обучения личного состава для ввода вновь прибывающих в строй. Первые пробные полеты совершил командир 1 КАО полковник В. М. Ткачев на самолете Анатра «Анасаль» 2 и 3 марта 1919 года. Его приказ № 60 (от 3.03.1919) констатировал, что отряд сформирован. Начались восстановительные полеты: 11 и 13 марта – тренировочные полеты полковника Виташевского, 13 марта проруливания выполнили Лиманский и Носенко; 19 марта поднялись в воздух Сакирич и Лиманский на «Анасале»; 20 марта – Виташевский, Лиманский, Журкевич и Ткачев с наблюдателем Удовико. Аналогичные полеты продолжались 22, 24, 27, 29 марта; с прибытием в отряд военного летчика есаула Лисевицкого (28 марта) встал вопрос о создании 2-го Кубанского Авиационного отряда (2 КАО).
При начале формирования, согласно приказу № 85 (от 28.03.1919), его штаты были аналогичны штатам 1 КАО, но с пятью самолетами «Ньюпор» XVII и XXIII серий. Временно исполняющим должность командира 2 КАО был назначен полковник Евгений Иванович Виташевский. В годовщину смерти генерала Л. Г. Корнилова – 31 марта – два экипажа (Виташевский и Белый; Журкевич и Удовико) совершили на самолетах «Анасаль» полеты памяти над символической могилой генерала на «Ферме» (берег р. Кубань).
Начавшиеся в апреле испытательные полеты с бомбометанием (исполнители – Сакирич и подполковник артиллерии Шоколи) продолжались 11, 12, 15 числа; всего за март–апрель их было выполнено 28 (налет – 10 час.). По приказу генерал-квартирмейстера Штаба Кавказской Армии полковника Кочергневского отряд 19 апреля был направлен на восточный участок фронта, где назревали решающие события. Приказом № 019 (от 20.03.1919) его включили в группу генерала Корнилова. Почти двухчасовой перелет в ст-цу Тихорецкую на четырех самолетах выполнили летчики Лобов и Ясюнась (на «Сикорском 16»), Ткачев (на «Ньюпоре ХХ»), Журкевич, Воронин, Лиманский и Яковенко (на «Анасалях»).
После уточнения места дислокации 21 апреля в ст-цу Песчанокопскую были переброшены (время перелета 50 мин.) основные силы – Ткачев, Журкевич и Воронин, Лобов и Ясюнась. В тот же день первые разведрейсы в районе ст-цы Торговой выполнили на «Анасале» Журкевич с Удовико. Ткачев на «Ньюпоре ХХ» летал по маршруту Песчанокопская – Сандета для установления связи между группой генерала Кутепова и 1-й конной дивизией. Лобов и Ясюнась 24 апреля на «Сикорском 16» совершили для установления связи с отдельными конными отрядами генерала Шатилова рейд в с. Бараниковское, самолет был обстрелян с земли и получил повреждения на посадке.
Боевые полеты совершались каждый день до конца апреля. Основной задачей отряда была разведка (в интересах войск генералов Кутепова, Шатилова, Покровского) действий 10-й армии РККА на Манычском плацдарме. К тому времени фронт стабилизировался по линии рек Маныч и Северский Донец; направления полетов – район Великокняжеской, вверх по р. Маныч. Журкевич и Удовико 25 апреля на «Анасале» дали начало штурмовке наземных целей, произведя бомбометание и стрельбу из пулемета позиций противника; 13 мая активизировались войска Деникина. Корпуса Покровского и Улагая форсировали р. Маныч у ст-цы Великокняжеской и прорвали позиции частей 10-й армии. А. И. Егоров решил закрыть брешь кавалерийскими дивизиями Буденного и Думенко, которые стали главной целью летчиков. Здесь впервые Кубанский авиационный отряд совместно с 4-м Донским самолетным отрядом, который впоследствии (с 17 мая) перешел на довольствие в 1 КАО, нанес значительный ущерб красной коннице: «Деникинские аэропланы неожиданно атаковали колонны конницы на марше.
Бомбы и пулеметный огонь повергли в панику многотысячные массы всадников, абсолютно не готовых к отражению воздушного удара. Искать спасения на открытой равнине было негде. Испуганные лошади носились по степи, сбрасывали седоков и топтали упавших». Так впервые в Гражданской войне авиация показала, на что она способна при правильном выборе цели и умелом использовании: десяток самолетов фактически «вывел из игры» две полнокровные дивизии. Одновременно с этим другие белые аэропланы «утюжили» пехоту неприятеля, заметно облегчая работу своим наземным войскам.

В донесениях зафиксировано, что 21 мая В. М. Ткачев летал в Котельниково к командующему Кавказской армией генералу Врангелю. К концу месяца отряд пережил первые неприятности (29 мая после выполнения полета на Царицын при посадке разбился «Анасаль» № 160, пилотируемый Лиманским; 30 мая при поддержке атаки конницы 2-го Кубанского корпуса генерала Улагая на атаке противника с высоты 200 метров у Бекетовки был трижды ранен в правую руку Ткачев, совершивший посадку у ст-цы Червленная). За неделю до этого, 23 мая, приказом № 662 Кубанского Казачьего войска (от 19.05.1919) на основании ст. 49-й Статуса Ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия В. М. Ткачев был произведен в чин генерал-майора. Всего за означенный период было выполнено 46 боевых вылетов с ше- сти аэродромов, дислоцированных у ст-ц Торговая, Двойная, Куберле, Гашунь, Жутово и у р. Саль.
Оставшихся в Екатеринодаре летчиков в это время готовили к полетам. Летчик 2-го Кубан- ского авиационного отряда есаул Миронов 29 мая, вылетев из Екатеринодара в 5 час. 40 мин., произвел боевую разведку на высоте 100 м над Темрюком в районе плавней, о чем свидетельствовали начальники Таманского погранотряда и особой Конно-пулеметной группы; 19 мая шесть английских самолетов 47-го английского авиационного отряда под командованием капитана Девиса были перевезены из Новороссийска на Екатеринодарский ипподром, где их готовили к перелету на фронт для совместных действий с 1 КАО, выполнявшим в то время боевые вылеты в интересах 1-го Кубанского конного корпуса генерала Покровского. После В. М. Ткачева, который по ранению убыл в Екатеринодарский госпиталь, остался командовать отрядом В. Лобов. Боевые вылеты в это время выполняли Журкевич, Лиманский, Носенко, Лобов с Чепилой, Удовико и другие. Журкевич с Удовико первыми появились над Царицыном. Выходивший в Новочеркасске журнал «Донская волна» извещал в те дни своих читателей, что летчики этого отряда регулярно бомбили пристани и «большевистские кварталы» Царицына. Восемнадцатого июня Царицын был взят, летчики Лиманский, Носенко, Удовико, Белый получили благодарность от Командующего Кавказской Армией генерала Врангеля .
Согласно отложившимся в архиве сведениям по составу военной техники, в этот период отправлены на ремонт три самолета, один – разбит, получены три самолета («Ньюпор XVII», «Ньюпор ХХIII», «Вуазен» №7116), запчасти и иное имущество, 100 пятифунтовых немецких бомб с базы 1-го Авиационного дивизиона Добровольческой армии.
По данным о личном составе известно, что 16 июня в отряд прибыл летчик капитан Русанов; 20 июня, взлетев с площадки ст. Абгонерово, на «Ньюпоре ХVII» разбился В. Журкевич: над царицынским аэродромом у машины отказал мотор. Это была первая потеря в Кубанском отряде.
В июне летчики выполнили 37 боевых вылетов. Части Красной Армии в беспорядке откатывались на север, к Камышину. Возле пос. Эльшанка им предстояло форсировать глубокую балку с крутыми склонами. Здесь их настигли самолеты Кубанского авиаотряда, Эльшанская балка стала братской могилой для многих десятков красноармейцев.
В начале июля была объявлена благодарность от генерала Покровского летчику Сакиричу за то, что 29 июня он выполнил боевую задачу в тяжелейших условиях на высоте полета 200 м, имея 23 пробоины в корпусе самолета. Десятого июля вернулся из госпиталя Ткачев, 15-го прибыл в отряд военный летчик полковник Богдашев-ский. Летчики Сакирич, Лобов, Носенко, Русанов, Крылов продолжали выполнять боевые вылеты, обслуживая конницу генерала Покровского, Гвардейский дивизион на Волге (разведка передвижения войск противника, бомбовые удары по позициям, сброс прокламаций в районах селений Верхне-Балакиево, Быково, Варкино, Шепкино, Солянка, Студенка, Романовка, Камышин, Смородинное, Тетеревятка, Неткачево, Грязноватка, Макаровка, Вершинки. Штаб отряда располагался в Царицыне (Бекетовка), откуда и выполнялись полеты. Крылов и Русанов периодически перелетали в Камышин и Грязнуху. Носенко с Сакиричем на «Анасале» сбросили 9 июля 11 бомб на большевицкую флотилию у с. Быково, 11 июня Крылов у селения Водяной 12 бомбами рассеял конницу противника. С 23 июня приступили к тренировочным полетам Миронов, Ильин, Ткачев на «Моран-Парасоле» и «Сопфич-Каммеле». Взамен разбившегося у с. Бутово «Анасаля» № 160 30 июля из Новочеркасска поступил «Ньюпор ХVII». Всего за месяц был выполнен 41 полет (26 боевых), сброшено 70 бомб.
Отправленные в июле представления летчиков отряда к боевым наградам за активные действия в боях при прорыве Манычского фронта и в Царицынской операции вернулись из штаба Кавказской армии с резолюцией «неправильно оформлены». В армии Деникина было не принято награждать отличившихся орденами и медалями, формой поощрения являлось производство в следующий чин, продвижение по службе: в данном случае приказами по Кубанскому Казачьему войску № 479, 751, 920, 1024 были произведены в есаулы Ильин, Лиманский, Миронов, Удовико, Кулик, Тараканов, Носенко, Белый, а приказом № 1034 в чин войскового старшины был произведен Соляник-Красса. Поступившие 20 июля на имя генерала Ткачева 20 июля телеграммы от Деникина, Кутепова, Покровского и начальника артиллерии Кавказской армии содержали благодарность за успешную поддержку наземных войск и поздравление с днем образования военной авиации. Темпы деникинского наступления замедлились – лишь на правом фланге 22 июля в результате наступления Кавказской армии удалось продвинуться на север и овладеть Камышином; 30 июля за успешное выполнение боевой задачи получили благодарность от генерала Покровского Сакирич и Лобов.
В августе в состав отряда вошли военный летчик поручик Бордовский и летчик-наблюдатель штабс-капитан Никулин. Раненный 16 августа во время поиска конной группы генерала Топоркова (район Пичуги, Дубовка, Александровка, Писарево, Зензеватка, ст. Арчада) Миронов отправлен на лечение в Екатеринодар. Боевые действия велись от Ахтубинска, вниз по Волге, до Камышина. В 6 вечера 25 июля в районе Авилово Ильин с Никулиным на «Анасале» были атакованы двумя «Ньюпорами». Применив пулеметный огонь и воздушные маневры и заставив неприятельские самолеты снизиться, они выполнили боевую задачу и получили за это благодарность от командира отряда Сакирича. Шестого августа Ткачев убыл по болезни в Екатеринодар.

Особенно востребована авиация была в районе Черного Яра: большевики надежно окопались на его северной окраине. За месяц было выполнено 62 полета (52 боевых, на самолетах «Анасаль», «Ньюпор XVII и XXI», «Сопфич-Каммель»; в самый напряженный день, 23 августа – 15 авиарейдов). На аэродроме Бекетовка совместно с Кубанским Авиационным отрядом базировались самолеты DH-9 звена «C 47» эскадрильи Королевских ВВС. От союзников были получены английское обмундирование, медикаменты, 43 трехлинейные винтовки, 10 пулеметов «Льюис», 1078 авиационных бомб.
Время наибольшего успеха антибольшевистских сил пришлось на сентябрь – первую половину октября 1919 года. В начале сентября 10-я армия, поддержанная с Волги кораблями Волжско-Каспийской военной флотилии, вновь подошла к Царицыну и завязала бои за город. В первой половине сентября 1919 года Донская и Кавказская армии и Кубано-Терский корпус выдержали бешеный натиск 8-й, 9-й, 10-й армий. Третьего октября аэродром Бекетовка посетил Командующий Кавказской армией генерал Врангель. Летчик Бордовский дважды (5 и 8 октября) был отмечен в сводках по Кавказской армии за отличное выполнение боевых задач. Боевые вылеты выполнялись по приказу генерал-квартирмейстера авиации и указаниям начальника штаба корпуса Улагая (за первую декаду октября – 19 полетов, сброшена 81 бомба). Совет Кубанского Краевого Правительства и Войсковой Атаман приняли решение о формировании Кубанского казацкого авиационного дивизиона в составе корпуса; по структуре в него входили Управление, два авиаотряда и авиационная база (Постановление № 291 от 9.11.1919). С середины октября положение Вооруженных сил Юга России заметно ухудшилось. Летчики 1-го Кубанского авиационного отряда Сакирич, Лиманский, Русанов, Лобов, Ильин, Бордовский, Носенко с наблюдателями Никулиным, Таракановым, Удовико, Белым выполнили в сентябре 71 вылет с аэродрома Бекетовка, сбросив на противника 290 бомб (максимальное количество снарядов за один вылет – 30 сбросили Бордовский с Лобовым на самолете «Сопфич» в районе Гумрак – Зотов – Фастов – Заховаевка); в отряде на этот момент оставалось три исправных самолета. Ильин с Сакиричем на «Анасале» перелетали на Котлубань, а Лиманский на «Ньюпоре ХVII» – на Гумрак. В отряде было уже только два исправных самолета. В середине ноября эшелон с личным составом 104 чел. (казаки и обслуживающий персонал) и девятью самолетами прибыл в Таганрог: было запланировано переучиться на управление английскими аэропланами RAF RE.8 («Ариэйт»); два самолета с летчиками и семью казаками остались в Бекетовке, о чем командир доложил рапортом № 3400 инспектору авиации Вооруженных Сил Юга России.
Двадцать третьего ноября пришлось передислоцироваться в Екатеринодар с четырьмя самолетами. Ожесточенные бои шли с переменным успехом. К концу октября войска красных на Южном фронте (командующий А. И. Егоров) нанесли поражение деникинцам и стали теснить их по всей линии фронта; 2 января 1920 года пал Царицын, 6 января – Таганрог, вскоре под советский контроль перешел и Ростов-наДону. Отступив, войска Кавказской Армии заняли позиции восточнее ст. Торговой, Тихорецкой, Ставропольской. После ухода с фронта 1 КАО (на основании телеграммы № 1327 начальника штаба Кавказской Армии) пришел приказ № 17 (от 19.12.1919) 2-му Кубанскому Авиационному отряду под командованием есаула Василия Дмитриевича Лобова выступить на фронт в составе Кавказской Армии. Отряд с шестью самолетами (два «Ньюпора», один «Фарсаль» в ремонте и по одному – «Моран-Парасоль», «Декан», «МоранМарчег», «Фарман») шестью военными летчиками, шестью наблюдателями и 74 казаками отправился в ст-цу Песчанокопскую. По прибытии в пункт назначения личный состав приступил к сборке самолетов; два вскоре (3 и 9 января) были опробованы, но с «Марчегом» (экипаж: Русанов и хорунжий Аганов) во время посадки произошла авария, и он был отправлен в ремонт.
Срочный приказ об отправке отряда в ст-цу Кавказскую пришел 12 января, пять самолетов, погруженных на платформы железнодорожного эшелона, 20 января прибыли на ст. Милованово, где был организован аэродром. С этой базы 24 и 29 января Русанов и Лавровский перелетели на Песчанокопскую, откуда вели разведку, но боевым вылетам мешала плохая погода. Шестого февраля самолеты перегнали на ст. Ея, где они были разобраны и эшелоном отправлены на ст. Тихорецк. В это время основные силы 2 КАО находились в Песчанокопской (6 самолетов) и в Милованово, где шла сборка двух самолетов и располагалась передовая команда с 60 казаками. 1 КАО находился на базе в Екатеринодаре в следующем составе: семь военных летчиков, шесть летчиков-наблюдателей, 81 казак. Отряд перевооружался, вводил в строй два самолета (четыре уже были собраны и один летал) и принимал в Новороссийске шесть английских самолетов. Девятого января в отряд был принят военный летчик полковник Рыбальченко – кубанский казак, Георгиевский кавалер.
Командование Кавказской Армии опасалось, что конный корпус армии Буденного прорвет фронт на стыке Донской и Кубанских Армий. Учитывая успешный опыт действий красной конницы, оно направило два поезда с отборными летчиками 47-й английской эскадрильи в район Валуйки. 15 февраля Командующий Кавказской Армии дал приказ создать Тихорецкую авиационную группу для действий на фронте Торговая – Тихорецкая. Командиром назначался генерал- майор Ткачев, его помощником – капитан Бордовский (состав группы: самолеты и летчики 1-го и 2-го Кубанских Авиационных отрядов и английские отряды «Z» и «C» майора Ариер). Английская авиация расположилась в Кущевке, в середине месяца «пoмощники» получили приказ на отступление, но не имели возможности его выполнить: 17 февраля была взята Торговая, 26 февраля началось общее наступление 10-й армии.
Эшелон с личным составом убыл из Милованово в Екатеринодар. Переправлявшийся на самолете Лавровский сел в Гречишкино 11 февраля, Носенко перелетел в Усть-Лабинск, у Лобова в аэроплане отказал двигатель, но летчик сумел починить его в полете. На основании телеграммы № 31 (от 25.02.1920) начальника инженеров края Кубанская Авиационная база сдала дела Кубанского Авиационного дивизиона в войсковой архив. Около 20 аэропланов было сожжено при отступлении из Екатеринодара. Согласно последней информации о местонахождении офицеров 1-го Кубанского Авиационного отряда, в Феодосии служили летчики полковник Сакирич, полковник Рыбальченко, есаул Лобов (произведенный 13 апреля 1920 г. в войсковые старшины), есаул Ильин («Гавелянд»), есаул Лиманский («Ньюпор»), хорунжий Лавровский («Ньюпор»), подпоручик Данилов («Вуазен»). Самолеты 1 КАО в августе 1920 года, перелетели из Керчи в Приморско-Ахтарск для поддержания связи с войсками Улагая, но вскоре после успешных действий 9-й Армии красноармейцев по ликвидации улагаевского десанта два самолета вернулись назад в Керчь.

Иван Ткачев

Президент подписал указ о присвоении начальнику Управления К СЭБ ФСБ РФ Ивану Ткачеву звания генерал-лейтенанта. Об этом сообщает «Новая газета». Указ будет опубликован накануне дня работника органов госбезопасности (20 декабря). Это — любимый праздник будущего генерал-лейтенанта, и неспроста. В распоряжении «Снаружки» оказался список подарков, которые Иван Ткачев получал ежегодно к памятной дате от экс-главы Серпуховского района Александра Шестуна (также в списке присутствуют и подарки по другим поводам). Шестун написал заявление о вымогательстве взяток (целиком его мы приведем ниже), в котором указывал, что однажды в 2009-м году обратился за помощью к Ткачеву, который тогда отвечал за его госзащиту. На это будущий генерал-лейтенант ответил «какой толк от тебя, мы не видим благодарности». За восемь лет, прошедшие с тех пор (пока Шестуна не посадили) на благодарность глава района не скупился. Вот лишь примерный список «подарков», которые получал Иван Ткачев:
⁃ 10 профессиональных диктофонов
⁃ Чемодан айфонов, айпедов, ноутбуков на сумму 1,5 миллиона рублей — ежегодно с 2010 года на день ФСБ

⁃ Элитное спиртное, дорогая одежда, антиквариат, Apple Watch
⁃ Айфон с позолотой, символикой ФСБ и изображением Путина лично для Ткачева (ежегодно)
⁃ Золотые часы Улисс Нардин
⁃ Коллекция ценных орденов в дубовом оформлении, собранная отцом Шестуна, в которой были награды из золота, орден Ленина 1 выпуска, звезда Героя СССР, орден св. Георгия, орден Святослава, орден Богдана Хмельницкого, орден Александра Невского и другие награды на общую сумму около 3 миллионов рублей
⁃ Выступление звезд в ресторане на сумму 2 миллиона рублей на юбилей 6-й службы
⁃ Отдых Ткачева и его подчиненных в серпуховских отелях — около 15–20 раз (самый большой был на 22–24 человека для Ткачева и всех его заместителей с женами — Шестун оплачивал питание, проживание, катание на дельтапланах и мотопарапланах, гидроциклах, квадроциклах, просмотр шоу в “Острове Дракино”, спиртное, только за этот раз потратил миллион рублей)
⁃ Охота (последний раз на нее в 2018 году приезжал замначальника “Шестерки” Григорян, он охотился и ночевал в отеле. На охоте он убил благородного оленя. Лицензию, загонщиков, трансфер, отель и банкет оплачивал Шестун. Также Шестун утверждает, что Григорян воспользовался услугами проститутки, но ее оплачивал уже другой местный предприниматель)
⁃ Григорян и Полетаев (на тот момент и.о. Руководителя 6-й службы) также получали подарки после того, как Ткачев ушел в Управление “К”. Традиция ежегодно дарить чемодан айфонов сохранилась.
⁃ Полетаев также получил в подарок дорогой алкоголь, некие “шведские арктические сапоги”
⁃ Отдельные подарки получили и остальные сотрудники 6-й службы
⁃ Кроме того, они получали в подарок земельные участки, отделочные материалы, строительную технику. Например, в 2015–2016 гг сотруднику 6-ой службы 9-го управления Кузнецову Игорю был бесплатно передан участок от 20 до 30 соток в п. Окские дали (д. Дракино), возможно, название «Окские луга». При этом Кузнецов за участок не платил, сумма была только в договоре”

Александр Шестун

По словам Шестуна, Ткачев говорил ему, что ежегодные чемоданы продукции Apple предназначались его подчиненным из 6-й службы, но позже ему стало известно, что на самом деле айфоны и айпады Ткачев передаривает начальникам — как говорится, мелочь, а приятно (да и на карьере будущего генерал-лейтенанта это сказалось самым положительным образом). Как пишет в своем заявлении Шестун, он был далеко не единственным Дедом Морозом для сотрудников 6-й службы УСБ ФСБ — ежегодно на день чекиста в приемной Ткачева образовывалась целая очередь из известных бизнесменов с чемоданами, мешками и спортивными сумками, которые пустели по выходу из кабинета будущего генерал-лейтенанта.
Читатель может спросить — почему же Ивана Ткачева повышают в звании вместо того, чтобы проверять по уголовной статье? Дело в том, что заявление Шестуна о преступлениях Ткачева постигла непростая судьба. Сотрудники ФСБ и других силовых ведомств всеми силами пытались не дать районному главе опорочить честь уважаемого человека. Например, сначала Московское военно-следственное управление (МВСУ) СК РФ вообще отказалось считать письма заявлением о преступлении и стало рассматривать их как простое обращение граждан. Эта бюрократическая уловка позволяет не проводить доследственную проверку, а просто в течение 30-ти дней сочинять отписку, не предпринимая лишних действий. Через Московский гарнизонный военный суд (МГВС) адвокатам удалось добиться того, чтобы заявление оценили по достоинству, и доследственная проверка все же была начата, но продлилась недолго. По окончании работы материалы «для принятия решения» были отправлены в вышестоящую организация — в Военно-следственное управление (ВСУ) СК РФ. Это совпало с весьма странными событиями. Источники «Снаружки» рассказывали, что в день поступления материалов там было замечено большое количество сотрудников ФСБ РФ, проводивших некие мероприятия. Поэтому неудивительно, что меньше, чем через неделю ВСУ вернуло материалы обратно в МВСУ без всякого решения. Вынести его предложили именно московским военным следователям. А те возврат документов восприняли, как повод для назначения еще одной доследственной проверки. Она должна была закончиться 5 сентября 2019 года.
Но тут на помощь МВСУ пришла прокуратура московского военного гарнизона. Она сумела добиться в Московском окружном военном суде отмены решения, обязывающего проверить факты, приведенные Шестуном, как заявление о преступлении. Облегченный заместитель прокурора немедленно отправил в ВСУ СК требование прекратить проведение незаконной проверки, указывая на то, что заявление Шестуна носило «общий и декларативный характер» (что бы это ни значило), что он не указал в своих заявлениях место и время совершения преступлений, не перечислил, что для него должен был сделать Иван Ткачев в обмен на чемоданы айфонов, не приложил чеков о подарках или других документов (расписки Ткачева о получении взяток?), ну и вообще, заключил прокурор, все эти заявления являлись для Шестуна лишь способом опозорить российские спецслужбы, а самому уйти от ответственности. ВРИО руководителя МВСУ Константин Белов требование с радостью выполнил. Тем более, больше не было решения суда, обязывающего изучать сообщение о преступлении. При прекращении проверки Белов указал следующее: «заявление Шестуна не содержат достаточных данных, указывающих на признаки преступления»; «заявление Шестуна относительно назначения переданных им товаров и ценностей, а также оказанных услуг сотрудникам ФСБ России при условии отсутствия объективных сведений о совершении в его пользу или в пользу иных лиц каких-либо действий, в том числе незаконных, нельзя считать достаточными для начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы других лиц, в рамках проверки сообщения о преступлении».
В переводе на нормальный язык: может и делал Шестун подарки Ткачеву, но это было от чистого сердца, а не в обмен на покровительство. Так что на взятки уж никак не тянет.
Заявление Шестуна вновь свели до разряда обычной жалобы и вместе со всеми результатами доследственной проверки отправили в Управление собственной безопасности ФСБ РФ. Там их продержали до 27 сентября и вернули в МВСУ, где они и находятся по сей день. Что показала прекращенная доследственная проверка, были ли получены доказательства для возбуждения дела на Ткачева, на данный момент узнать невозможно. МВСУ СК сообщает, что проверка противоречила нормам УПК, поэтому ее материалы предоставлять они никому не обязаны. При этом они указывают, что финальное решение принимала ФСБ, поэтому если куда и идти за ответами, так это туда. В ФСБ считают иначе и отправляют назад в ВСУ. Таким образом, операция по спасению Ткачева прошла успешно, данные о получении им взяток похоронены в бюрократических отписках, и ничто не помешало главе Управления «К», наконец, стать генерал-лейтенатом.
Ну а «Снаружка» предлагает читателям ознакомиться с одним из нескольких заявлений Александра Шестуна и сделать выводы самостоятельно.
Заместителю Генерального прокурора — Главному
военному прокурору Петрову В.Г.
от Шестуна Александра Вячеславовича,
содержащегося под стражей в ФКУ СИЗО-1
УФСИН России по городу Москве
Сообщение о преступлении
(в соответствии с примечанием к ст.291 УК РФ)
Прошу Вас провести проверку по факту вымогательства у меня взяток начальником Управления «К» ФСБ РФ генерал-майором Ткачевым И.И., начальником 6-ой Службы УСБ ФСБ РФ Полетаевым А.А., его заместителем Григоряном Дмитрием (отчество не помню), другими сотрудниками 6-ой Службы УСБ ФСБ и Управления «К» ФСБ РФ.
На протяжении с 2010 по 2018 гг. у меня вымогались взятки указанными сотрудниками. Началось все со следующих обстоятельств. В 2009 году по моему заявлению было возбуждено уголовное дело в отношении высокопоставленного сотрудника Генеральной прокуратуры РФ Абросимова. В отместку за это было возбуждено уголовное дело в отношении меня по ст.290 УК РФ на основании голословного заявления лидера Серпуховского ОПГ по прозвищу «Граф» (Романов Сергей Николаевич). Я понял, что подвергнусь необоснованным преследованиям и обратился за защитой от произвола к начальнику 6-ой Службы УСБ ФСБ РФ Ткачеву И.И. Его подразделение начало осуществлять государственную защиту в отношении меня как заявителя и свидетеля по «прокурорскому делу».
Тогда же Ткачев И.М. сказал как-то: «- Какая от тебя польза для меня?». Я воспринял его слова как требование взятки за покровительство, чтобы не оказаться без госзащиты. Сначала я принёс ему профессиональные диктофоны, но Ткачев сказал, что лучше айфоны, там много функций: диктофон, фото, видео, мессенджер и т.д. Он просил эту технику для своих сотрудников, но впоследствии я узнал, что до них доходила лишь малая часть, остальные он дарил жене своей, начальникам и нужным для его карьеры людям.
Начиная с 2010 года я каждый раз на день ФСБ в конце декабря месяца приносит Ткачеву целый чемодан айфонов, айпатов, ноутбуков, элитного спиртного и т.п. Лично для Ткачева всегда в качестве взятки я отдавал ему лично телефон с позолотой, с символикой ФСБ и барельефом Путина В.В. и др. предметы. В этот день приходило очень много людей поздравлять Ткачева с профессиональным праздником, выстраивалась целая очередь. Я видел очень многих скандально известных бизнесменов, которые входили к нему с большими сумками и кейсами, а выходили с пустыми руками. Я в ожидании своей очереди долго сидел в кабинете на 1 этаже и сотрудник 6-ой Службы рассматривал «подарки», принесенные мною. В этот день мною передавались разные ценные вещи в качестве взятки также заместителям Ткачева — Полетаеву А.А. и Григоряну Д., а также другим сотрудникам.
Ежегодно летом я преподносил ценные вещи Ткачеву к дню его рождения. Он всегда радовался принесённым взяткам и благодарил меня, а за золотые часы «Улис Нардин» обнимал меня. Также я дарил ему коллекцию наград моего отца (покойного), который был коллекционером, состоящую из очень ценных орденов. Среди них была Звезда Героя СССР, орден Ленина (1-ый выпуск), орден Святого Георгия, орден Святого Святослава — это ордена из золота. Также там были ордена Александра Невского, Богдана Хмельницкого и много очень ценных других. Примерно на сумму 2 миллиона рублей. Эта коллекция орденов была обрамлена в дубовую рамку и провисела несколько лет в служебном кабинете Ткачева И.И., где ее видели многие лица. Ткачев просил у меня достать еще орденские книжки для поднятие цены на коллекцию орденов.
Подарки в виде айфонов и другой техники на каждый профессиональный праздник были более, чем на 1,5 млн.рублей.
По настоянию Ткачева, который привез меня за неделю до юбилея 6-ой Службы УСБ ФСБ РФ в ресторан Фата-Моргано (Подколокольный переулок, дом 13, строение 1 в Москве), я организовал и оплатил шоу из известных артистов на сумму 2 млн.рублей.
Ткачёв давал мне много различных поручений материального характера. Например, я часто организовывал отдых в отелях Серпуховского района Ткачеву и его подчинённым. Самый крупный выезд Ткачева со всеми его замами и с их женами, включая супругу Ткачёва, был 22–24 мая 2015 года. Это компания насчитывала более 10 человек. Помимо проживания и организации питания различными деликатесами и элитным спиртными напитками, они катались на гидроциклах, квадроциклах, мотодельтапланах, мотопарапланах. Только на этот отдых я потратил в качестве взятки более миллиона рублей. Ко всему прочему, они посетили премьеру шоу на «Острове Дракино».
Кроме того, я дарил Ткачеву одежду элитных марок, золотые монеты, часы Aplle Watch самой дорогой модификации и прочее.
В профессиональный праздник в декабре 2017 года начальником 6-ой Службы УСБ ФСБ РФ стал Полетаев А.А. и я уже ему передал чемодан с айфонами, айпатами и ноутбуками, а также с элитным спиртным в конце месяца. Полетаев очень обрадовался этой взятке, особеyно шведским сапогам — арктическим, всего на сумму примерно 2 млн.рублей. Полетаев обнял меня и сказал, что подумал, что после ухода Ткачёва я не буду приносить ежегодный «взнос». Заместитель Полетаева — полковник ФСБ Григорян также в качестве взятки получал от меня регулярные подношения за защиту, а также приезжал на охоту, как и другие сотрудники 6-ой Службы. Зимой 2018 года Григорян приезжал на охоту и пользовался отелем и баней за мой счет. В этот день он убил благородного оленя, потом был в бане и отеле, где пользовался услугами проститутки за счет местного предпринимателя. Охоту, трансфер, лицензию, загонщиков, питание оплачивал в качестве взятки я лично.
Всего для сотрудников 6-ой Службы УСБ ФСБ РФ я в качестве взяток сотрудникам организовал примерно 15–20 уик-эндов, с проживанием в отелях Серпуховского района, и на охоте.
Также сотрудникам 6-ой Службы УСБ ФСБ РФ в качестве взяток передавались земельные участки в Серпуховском районе, пригонялась строительная техника, предоставлялись стройматериалы. За период с 2010 года по 2018 год Ткачев И.И. в качестве взяток получил более чем на 10 млн. рублей ценных вещей и у слуг. Его подчиненные — на сумму более 4 млн.рублей.
Имеется видео, аудио, подтверждающие данные факты взяток, а также многочисленные свидетели. Готов организовать предоставление доказательств.
5 марта 2019 года
А.В.Шестун

ТКАЧЕВ ВЯЧЕСЛАВ МАТВЕЕВИЧ

Биография и военная карьера

Родился в семье казачьего войскового старшины. Учился в Нижегородском кадетском корпусе, затем в Константиновском артиллерийском училище. Получил чин хорунжия и в 1906 г. был зачислен во 2-ю Кубанскую казачью артиллерийскую батарею, через два года его перевели в 5-ю батарею. С 1910 г. служил офицером-воспитателем в Одесском кадетском корпусе. В Одессе в это время открылся частный авиаклуб, Ткачев увидел аэроплан в небе и решил пойти туда учиться. Прошел курс и в 1911 г. и стал гражданским пилотом. Ткачев обратился к начальству с просьбой продолжить обучении, был направлен в Севастопольскую офицерскую авиационную школу. 11 декабря 1912 г. успешно сдал выпускной экзамен. С 1913 г. начал службу в 7-ой воздухоплавательной роте. В октябре 1913 г. совершил продолжительный перелет по маршруту Киев — Одесса — Керчь — Тамань — Екатеринодар. Отличился уже в первые месяцы Первой мировой войны. В марте 1914 г. стал командиром 20-го авиационного отряда. Совершал многочисленные разведывательные полеты, не раз вступал в воздушные бои с противником. Так, 1 августа 1916 г. ему удалось сбить австрийский аэроплан «Авиатик», который вместе с экипажем оказался в руках русских. В августе 1916 г. Ткачев возглавил 1-ю истребительную авиагруппу. В это время Ткачев стал первым асом России, сбив пятый на своем счете самолет противника. 3 октября назначен на должность инспектора всей авиации Юго-Западного фронта. В январе 1917 г. получил очередной чин подполковника. 9 июня 1917 г. Ткачев стал начальником Полевого управления авиации и воздухоплавания при Штабе Верховного Главнокомандующего. Осмысливая свой недавний боевой опыт в воздухе под Луцком, выпустил пособие «Материалы по тактике воздушного боя». 25 августа 1917 г. получил чин полковника. Не принял новой советской власти, 19 ноября 1917 г. подал рапорт об отставке и отправился на фронт. Обстановка в армии была непростой, среди солдат господствовали революционные настроения, в декабре 1917 г. Ткачев покинул фронт, его несколько раз арестовывали, но ему удалось бежать в Кубань. Там он вступил в партизанский отряд, который вскоре был окружен силами красных. Ткачев оказался в Майкопской тюрьме, но после падения власти большевиков в сентябре 1918 г. его освободили. Поскольку у казаков не было собственной авиации, Ткачев отправился с официальным визитом к гетману П.П. Скоропадскому для оказания помощи. Затем приступил к формированию 1-го Кубанского авиаотряда. Существенную помощь в снабжении оказали англичане. В мае 1919 г. авиаотряд принял первое боевое крещение. Ткачев лично принимал участие в воздушных боях. В том же месяце Ткачев стал начальником авиаотряда Кавказской армии. В июне 1919 г. авиация сыграла значительную роль при взятии Царицына, а также умело атаковала отступавшие силы красных. В начале 1920 г. получил чин генерал-майора. В апреле 1920 г. Ткачев стал начальником авиации Вооруженных Сил Юга России. Помимо собственно воздушной подготовки, Вячеслав Матвеевич уделял повышенное внимание установлению связи между летчиками и наземными силами. Впервые в истории российской авиации внедрил радиосообщение. В июне 1920 г. авиаотряд во главе с Ткачевым нанес серьезный удар по кавалерийскому корпусу Жлобы, который мог прорвать позиции белых. Это стало последней крупной операцией белой авиации, поскольку в условиях прекращения снабжения со стороны союзников, не хватало деталей для поддержания имеющихся самолетов в боевом состоянии.
В эмиграции и путь домой
После разгрома войск П.Н. Врангеля в Крыму, Ткачев перебрался в Королевство сербов, хорватов и словенцев. Входил в РОВС. В 1927 г. получил чин генерала от авиации. При этом служил при Штабе инспекции югославской авиации. В 1934 г. вышел в отставку, посвятил себя работе в союзе русского сокольства. В 1937 г. Ткачев стал подданным Югославии. После раздела и оккупации Югославии, сотрудничал с Русским охранным корпусом, но затем отошел от активной деятельности. В 1944 г. при освобождении страны, не уехал. Арестован СМЕРШем и переправлен в Москву. 4 августа 1945 г. военный трибунал осудил его на 10 лет. 11 февраля 1955 г. вышел на свободу и поселился в Краснодаре. Перебивался случайными заработками, в этот период написал книги «Крылья России» и повесть «Русский сокол», посвященную его сослуживцу Нестерову. 23 сентября 1995 г. на доме, где он жил в Краснодаре, была установлена мемориальная доска.