Военная мощь турецкой республики

Вооружённые силы Турции

Вооружённые силы Турции

Страна

Турция

Подчинение

Министерство обороны Турции
Министерство внутренних дел Турции

Включает в себя

  • Сухопутные войска Турции
  • Военно-морские силы Турции
  • Военно-воздушные силы Турции
  • Турецкая жандармерия
  • Турецкая береговая охрана

Численность

около 735 000 человек

Девиз

En büyük Asker bizim Asker! (Самая великая армия — наша армия

!)

Снаряжение

Mehmetcik, MPT-76.

Участие в

Греко-турецкая война (1919—1922)
Армяно-турецкая война 1920
Корейская война 1950—1953
Вторжение на Кипр
Турецко-курдский конфликт
Война в Афганистане (с 2001)
Военная операция против ИГИЛ (с 2014)
Попытка военного переворота в Турции (2016)
Операция «Щит Евфрата»
Операция «Оливковая ветвь»

Командиры

Действующий командир

Реджеп Тайип Эрдоган

Известные командиры

Мустафа Кемаль Ататюрк
Исмет Инёню
Махмуд Джеляль Баяр
Джемаль Гюрсель
Фахри Корутюрк
Кенан Эврен
Тургут Озал
Абдулла Гюль

Сайт

Портал:Политика

Турецкая Республика

Статья из серии
Политическая система
Турецкой Республики

См. также

Парад на День Победы — Zafer Bayramı (30 августа)

Вооружённые силы Турции (тур. Türk Silahlı Kuvvetleri) — совокупность войск Турции, предназначенных для защиты свободы, независимости и территориальной целостности государства.

Состоят из сухопутных войск, военно-морских сил, военно-воздушных сил, жандармерии и береговой охраны. Организационно входят в состав двух министерств — Министерства обороны и Министерства внутренних дел.

Сухопутные войска Турции считаются вторыми по силе в блоке NATO, после сухопутных войск США.

Численность личного боевого состава ВС Турции, не считая резервистов, составляет 612 862 человека. Вместе с гражданским персоналом и сотрудниками Генштаба и Минобороны общая численность кадрового состава Вооружённых сил Турции составляет 743 415 человек. В рядах сухопутных войск, военно-морских и военно-воздушных сил Турции служат 24 705 старших и младших офицеров, 62 781 прапорщиков, 47 167 сержантов и 16 018 рядовых (2017). Для отмобилизования в военное время может быть использован военнообученный резерв численностью до 378 000 человек

Армия Турции комплектуется по призыву, призывной возраст 20 — 41 год, срок обязательной военной службы составляет от 6 до 12 месяцев. По увольнению из армии гражданин считается военнообязанным и состоит в запасе до возраста 45 лет. В военное время, в соответствии с законом, в армию могут быть призваны мужчины в возрасте от 16 до 60 лет и женщины от 20 до 46 лет, способные носить оружие.

Высшим органом оперативного руководства вооружёнными силами является Генеральный штаб, руководит которым главнокомандующий вооружёнными силами. Он назначается президентом по рекомендации Совета министров. Ему подчинены главнокомандующие видами вооружённых сил: сухопутными войсками (СВ), военно-воздушными силами (ВВС), военно-морскими силами (ВМС), жандармерии (численность до 1150 тыс. человек) и береговой охраны (БОХР). Согласно турецкой табели о рангах, начальник Генштаба занимает четвёртую строчку после президента, председателя парламента и премьер-министра.

По состоянию на ноябрь 2016 года начальником генерального штаба является Хулуси Акар, командующий сухопутными силами Салих Зеки Чолак, военно-морским флотом — Бюлент Бостаноглу, военно-воздушными силами Абидин Унал.

> История Основная статья: Периодизация военного строительства в Турции

Система комплектования

Служба в турецкой армии и система её комплектования определены законом о всеобщей воинской повинности. Служба в армии является обязательной для всех граждан мужского пола в возрасте от 20 до 41 года, у которых нет медицинских противопоказаний. Срок службы во всех видах ВС составляет 12 месяцев. Гражданин Турции может быть освобождён от призыва на службу после внесения в бюджет страны суммы в размере 16-17 тысяч турецких лир. Учёт военнообязанных, их призыв на службу и мобилизационные мероприятия находятся в ведении военно-мобилизационных отделов. Численность призывного контингента составляет около 700.079 ежегодно.

Рядовые и сержанты срочной службы зачисляются в три категории резерва:

  • 1-я категория, куда на один год определяется личный состав после увольнения в запас. Резервисты данной категории именуются специальным призывом
  • 2-я категория (резервисты в возрасте до 41 года)
  • 3-я категория (резервисты в возрасте до 60 лет).

При объявлении мобилизации резерв направляется на доукомплектование действующих и формирование новых частей и соединений.

СИСТЕМА КОМПЛЕКТОВАНИЯ И ПРОХОЖДЕНИЯ СЛУЖБЫ

Порядок прохождения службы в вооружённых силах Турции и система их комплектования определяются законом о всеобщей воинской повинности. В соответствии с ним служба в вооружённых силах является обязательной для всех граждан мужского пола в возрасте от 20 до ., годных по состоянию здоровья к военной службе.

Призывной возраст – 20 лет. Срок военной службы по призыву во всех видах вооружённых сил составляет 12 месяцев. В военное время или в чрезвычайных условиях (в соответствии с законом № 4654 от 7 августа 2017 г.) в вооружённые силы, а также в отряды и формирования гражданской обороны могут быть призваны мужчины в возрасте от 16 до 60 лет и женщины от 20 до 46 лет, годные к военной службе.

Гражданин Турции может быть освобождён от службы после внесения в госбюджет денежной суммы в размере 16-17 тыс. турецких лир (8-8,5 тыс. долларов). Учёт и призыв военнообязанных на действительную военную службу, а также проведение мобилизационных мероприятий — это функции военно-мобилизационных управлений (свыше 20) и военно-мобилизационных отделов.

Ежегодно численность призывного контингента составляет около 300 тыс. человек. Остальные после 5-недельной начальной военной подготовки имеют возможность откупиться от службы. Рядовые и сержанты срочной службы после увольнения в запас в течение года находятся в резерве 1-й очереди, который именуется «специальным призывом», затем переводятся в резерв 2-й (до 41 года) и 3-й (до 60 лет) очереди. Контингент «специального призыва» и резервисты последующих очередей при объявлении мобилизации направляются для доукомплектовывания имеющихся, а также для формирования новых соединений и частей.

Общий размер откупа составляет 350-650 млн турецких лир, что способствует поступлению ежегодно в бюджет министерства национальной обороны 25-30 млн американских долларов. Кроме этого, непризванные могут направляться для работы на государственные предприятия, а также предприятия оборонного комплекса.

Общий срок службы делится на действительную военную службу и нахождение в запасе. Продолжительность общего срока службы составляет 21 год. Контингент специального призыва и резервисты последующих очередей (второй и третьей) при объявлении мобилизации используются для доукомплектования имеющихся и формирования новых соединений и частей.

Военнообязанные, состоящие в запасе, регулярно проходят переподготовку на сборах резервистов (30-45 суток в год) во время ежегодных мобилизационных учений. Всего ежегодно на сборы по переподготовке и на учения призывается около 250 тыс. человек.

СИСТЕМА ПОДГОТОВКИ И ПРОХОЖДЕНИЯ СЛУЖБЫ УНТЕР-ОФИЦЕРСКИМ СОСТАВОМ

Унтер-офицерский состав подразделяется на две категории: унтер-офицеров срочной службы и унтер-офицеров сверхсрочной службы.

Унтер-офицерский состав срочной службы – комплектуется из числа наиболее грамотных солдат, прошедших краткосрочную подготовку (4-6 месяцев) на унтер-офицерских курсах при соединениях и частях. Успешно окончившим курсы присваивается звание сержант (чавуш), срок действительной военной службы для них продлевается на шесть месяцев. По истечении срока службы унтер-офицеры увольняются в запас или по собственному желанию остаются на сверхсрочную службу.

Унтер-офицерский состав сверхсрочной службы – основная опора офицеров в частях и подразделениях. Он комплектуется, готовится и проходит службу на основании закона «О личном составе ВС Турции» № 926, принятого Меджлисом 27.7.1967 г., а также законов № 1424 от . и № 2642 от марта . Кандидаты в унтер-офицеры отбираются на добровольных началах из числа наиболее грамотных (имеющих среднее образование) солдат и матросов, проходящих действительную военную службу, а также выпускников подготовительных унтер-офицерских школ, в которые принимаются юноши 14-16 лет, имеющие восемь классов образования. Срок обучения в школах – три года. Затем выпускники направляются в унтер-офицерские школы, находящиеся при военных училищах родов войск и служб. Срок обучения в них составляет два–три года. Минимальный срок службы для окончивших унтер-офицерские школы 15 лет. По истечении этого срока они могут увольняться в запас или оставаться в армии. Унтер-офицерам, уволенным в запас, сохраняется воинское звание. Срок пребывания в запасе – до 55 лет.

Офицерский состав подразделяется на кадровый состав, офицеров запаса и военных чиновников, находящихся на службе в армии по вольному найму (юристы, счётные работники и т.д.). Военные чиновники подразделяются на восемь разрядов. Подготовка и прохождение службы офицерским составом осуществляется на основании ряда законов (от 1967, 1973, 1975 и 1983 гг.), в соответствии с которыми они обучаются в военно-учебных заведениях (военные училища, школы), на факультетах университетов и в других Вузах, а также путём отбора кандидатов из числа офицеров запаса и унтер-офицеров.

Выпускникам военных училищ, а также лицам, окончившим различные факультеты гражданских высших учебных заведений (за счёт средств министерства национальной обороны), присваивается воинское звание лейтенант, выпускникам школ офицеров запаса – младший лейтенант. Присвоение очередных воинских званий офицерам производится с учётом их перспективы в должности, среднего балла (по пятибалльной системе), выведенного аттестационной комиссией, при условии выслуги в армии срока, установленного законом. Генералы (адмиралы) и офицеры, которым в установленный срок по каким-либо причинам не присваивается очередное воинское звание (при наличии выслуги не менее 25 лет), могут быть уволены в отставку или в запас. Все кадровые офицеры имеют право уходить в отставку не ранее чем через 15 лет со дня присвоения им первичного офицерского звания.

Контингент офицеров запаса создаётся за счёт выпускников школ офицеров запаса, лиц, окончивших гражданские высшие учебные заведения с четырёхгодичным сроком обучения и прошедших кратковременное обучение в военных училищах, а также кадровых офицеров, уволенных в запас.

Офицеры запаса проходят службу в войсках в течение срока действительной военной службы. Время обучения в военных училищах засчитывается в срок действительной службы. Они могут быть переведены в кадровые офицеры после окончания училища офицеров запаса при условии, что их возраст на момент поступления в училище не превышает 30 лет. Офицеры данной категории используются только во вспомогательных родах войск и службах. В мирное время офицеры запаса специальным решением Совета министров могут призываться на сборы, учения и манёвры сроком на 45 суток.

Основные военно-учебные заведения

Высшие военно-учебные заведения

Академия национальной безопасности (Стамбул) (решением от 31 июля 2016 года временно закрыта). Готовит руководящий состав для министерства обороны, генерального штаба, военной полиции, национальной разведывательной организации (МИТ), министерства внутренних дел и некоторых других министерств и ведомств.

В академию принимаются офицеры в званиях полковник (капитан 1 ранга) – генерал (адмирал), а также гражданские лица, занимающие ответственные посты в государственном аппарате. Ежегодный выпуск составляет 20-25 человек. Срок обучения – пять месяцев. Решением от 31 июля 2016 года закрыта.

Академия вооружённых сил (Стамбул). Готовит офицеров сухопутных войск, ВВС, ВМС для работы в аппарате министерства обороны, в генеральном штабе, в объединённых штабах НАТО, в штабах звена дивизия – армия. Академия комплектуется выпускниками академий видов вооружённых сил. Ежегодный выпуск – 100-120 человек. Срок обучения – пять месяцев. Решением от 31 июля 2016 года закрыта.

Военные академии сухопутных войск, ВВС и ВМС (Стамбул). Срок обучения в академиях – два года. Общее руководство академиями видов вооружённых сил осуществляет начальник военных академий (армейский генерал), подчиняющийся непосредственно начальнику генерального штаба. В академии принимаются офицеры в званиях старший лейтенант–майор (в ВМС – от старшего лейтенанта до капитана 3 ранга), прослужившие в войсках и на кораблях не менее трёх лет, имеющие положительные характеристики, хорошее здоровье и успешно выдержавшие вступительные экзамены. Ежегодный выпуск академии сухопутных войск – 50-60 человек, академии ВВС – 30-40, академии ВМС – 20-30 человек. Офицеры, окончившие академии, получают право именоваться офицерами генерального штаба. Решением от 31 июля 2016 года — закрыты.

Решением от 31 июля 2016 года на базе закрытых президентским указом военных академий сформирован Университет национальной обороны. Университет функционирует на основе действующего законодательства о высшей школе, а именно, Закона № 2547 «О высшем образовании» и Закона № 2914 «О персонале высших учебных заведений». В состав Университета национальной обороны входят высшие военные училища сухопутных войск, военно-морских сил и военно-воздушных сил, средние военные (специализированные) училища, центры подготовки специалистов для ВС Турции и военные лицеи.

Структура Университета национальной обороны

Ректорат

Управление университета

Деканаты

Общевойсковое офицерское училище (Анкара) – M.S.Ü. KARA HARP ENSTİTÜSÜ.

Военно-морское офицерское училище (Тузла)M.S.Ü. DENİZ HARP ENSTİTÜSÜ

Авиационное офицерское училище (Стамбул) – M.S.Ü. HAVA HARP ENSTİTÜSÜ

Институт стратегических исследований имени Ататюрка – M.S.Ü. ATATÜRK STRATEJİK ARAŞTIRMALAR ENSTİTÜSÜ

Институт военных наук «Алпарслан» – M.S.Ü. ALPARSLAN SAVUNMA BİLİMLERİ ENSTİTÜSÜ

Институт морских и инженерных наук имени Барбароса – M.S.Ü. BARBAROS DENİZ BİLİMLERİ VE MÜHENDİSLİĞİ ENSTÜTÜSÜ

Институт авиационных и космических технологий » Хезарфен» –M.S.Ü. HEZARFEN HAVACILIK VE UZAY TEKNOLOJİLERİ ENSTİTÜSÜ

Общевойсковой институт – M.S.Ü. MÜŞTEREK HARP ENSTİTÜSÜ

Институт национальной обороны и безопасности – M.S.Ü. MİLLİ SAVUNMA VE GÜVENLİK ENSTİTÜSÜ

Институт исследований военной истории «Фатих» – M.S.Ü. FATİH HARP TARİHİ ARAŞTIRMALARI ENSTİTÜSÜ

Высшее училище культ-просветработников – M.S.Ü. Bando Astsubay Meslek Yüksek Okulu.

Училища, центры и факультеты, осуществлявшие подготовку офицеров и сержантов для жандармских войск и береговой охраны выведены из состава Университета. Этим же решением создана Академия Жандармских войск и Береговой охраны.

Военно-медицинская академия «Гюльхане».

Военное ветеринарное училище

Военное училище радиоэлектроники (Анкара)

Высшие и средние военно-учебные заведения сухопутных войск

Общевойсковое офицерское училище «Кара харп окулу» (Анкара), наряду со средними профессиональными училищами, входит в состав Университета национальной обороны. Готовит офицеров на должности командиров взводов для всех родов сухопутных войск, а также офицеров для жандармских войск, топографической службы, морской пехоты.

Комплектуется преимущественно лицами в возрасте от 17 до 20 лет, окончившими военные лицеи. В Турции имеется шесть военных лицеев: четыре – сухопутных войск (Стамбул, Бурса, Эрзинджан, Кандилли) и по одному – ВВС и ВМС (Измир и о. Хейбелиада соответственно). Военные лицеи являются военизированными средними школами, в которые принимаются юноши в возрасте 14-16 лет, имеющие восьмилетнее образование. Срок обучения – три года. Из гражданских учебных заведений набирается не более 20% курсантов. Срок обучения – четыре года. После окончания училища курсантам присваивается офицерское звание лейтенант. Ежегодный выпуск училища составляет в среднем 1000-1200 офицеров.

После выпуска офицеры, зачисленные в пехоту, направляются в войска на должности командиров взводов; офицеры, зачисленные в другие рода войск, – в училища соответствующих родов войск и служб, где в течение одного года получают специальную подготовку.

Училища родов войск и служб готовят кадровых офицеров, офицеров запаса и унтер-офицеров сверхсрочной службы. Отделения, на которых осуществляется подготовка кадровых офицеров, комплектуются в основном за счёт выпускников общевойскового училища «Кара харп окулу». Срок обучения – один год.

В сухопутных войсках имеются:

пехотное училище (Тузла);

ракетно-артиллерийское училище (Полатлы);

танковое училище (Этимесгут\Анкара) (Zırhlı birlikler okulu);

разведывательно-диверсионное училище (Эгридир) и ряд других училищ родов войск и служб.

Высшее училище специалистов сухопутных войск (Kara Astsubay Meslek Yüksek Okulu).

Общеобразовательные учебные заведения (по типу суворовских военных училищ и кадетских корпусов в России):

Военный лицей «Мельтепе» (решением от 31 июля 2016 года закрыт)

Высшие и средние военно-учебные заведения военно-воздушных сил

Летное офицерское училище «Хава харп окулу» (Стамбул), наряду со средними профессиональными училищами, входит в состав Университета национальной обороны. Является основным учебным заведением по подготовке кадровых офицеров-пилотов. Набор производится в основном из числа выпускников авиационного лицея и гражданских учебных заведений.

В училище осуществляется общеобразовательная, военная и техническая подготовка курсантов по единой программе. Срок обучения – четыре года. По окончании училища курсантам присваивается воинское звание лейтенант.

Ежегодный выпуск училища составляет 200-220 офицеров. Отобранные для летной работы выпускники направляются в учебные эскадрильи, где проходят дальнейшую специализацию в училищах родов войск и служб.

В военно-воздушных силах имеются:

авиационно-техническое училище (Газиэмир);

училище ПВО (Измир);

авиационное училище связи и электроники (Измир) и другие.

Высшее училище авиационных специалистов (Hava Astsubay Meslek Yüksek Okulu) со специализированными курсами подготовки младшего командного состава – специалистов ВВС.

Программирование

Технологии электронных коммуникаций

Электромеханика

Управление воздушным движением

Инженерно-строительные технологии

Автомобильная служба

Авиационные технологии (механика)

Авиационные технологии (авионика)

Безопасность и защита

Вспомогательная служба и служба расквартирования

Снабжение и логистика

Авиационно-техническое училище (Hava Teknik Okullar Komutanlığı Sınıf Okulları).

Общеобразовательные учебные заведения (по типу военных училищ с начальной летной подготовкой в России):

Военно-воздушный лицей (Işıklar Askerî Hava Lisesi) (решением от 31 июля 2016 года закрыт).

Высшие и средние военно-учебные заведения военно-морских сил

Военно-морское офицерское училище «Дениз харп окулу» (Deniz Harp Okulu) (Тузла), наряду со средними профессиональными училищами, входит в состав Университета национальной обороны. Является основным учебным заведением по подготовке кадровых офицеров для ВМС. Набор в него производится из числа выпускников военно-морского лицея и гражданских средних школ. Срок обучения – четыре года. Курсанты ежегодно совершают плавание на учебном корабле. По окончании училища им присваивается звание лейтенант. Ежегодно выпускается около 120 офицеров. При нём также имеются курсы усовершенствования, на которых ежегодно проходят переподготовку 50-60 офицеров. Кроме того, при общевойсковом училище «Кара харп окулу» имеется отделение по подготовке офицеров морской пехоты, которое ежегодно оканчивают 10-12 человек.

Высшее училище военно-морских специалистов (Deniz Astsubay Meslek Yüksek Okulu) со специализированными курсами подготовки младшего командного состава – специалистов ВМС.

Корабельной и береговой артиллерии

Управляемого ракетного оружия

Торпедного вооружения

Внутрибазовой службы

Противолодочная оборона

Радиолокационного обеспечения

Электромеханической службы

Береговая оборона

Электроники

Административной службы

Техническое обслуживание морской авиации

Морской пехоты

Техническая часть

Силовые установки

Разведка и наблюдение

Радиотехника

Минное вооружение

Морская фортификация

Кадров

Кроме этого, в ВМС имеется училище офицеров запаса ВМС, которое расположено на острове Хайбелиада. Оно комплектуется в основном выпускниками мореходной школы и технического университета. Училище имеет два отделения – строевое и инженерное. Срок обучения на каждом отделении – один год. После его окончания выпускники в звании младшего лейтенанта проходят годичную стажировку на кораблях и в частях, а затем увольняются в запас.

Для подготовки специалистов ВМС существует разветвлённая сеть учебных центров:

Учебный центр ВМС «Карамюрселбей» (Karamürselbey Eğitim Merkezi).

Учебный центр ВМС «Дериндже» (Derince Eğitim Merkezi).

Учебный центр береговых войск ВМС «Звезды» (Yıldızlar Suüstü Eğitim Merkezi).

Учебный центр подводных сил ВМС (Denizaltı Eğitim Merkezi).

Учебный центр авиационных специалистов ВМС (Deniz Hava Eğitim Merkezi).

Учебный центр водолазных специалистов ВМС (Sualtı Eğitim Merkezi Komutanlığı Merkezi).

Учебный центр артиллерийских специалистов ВМС( Serbest Çıkış Kulesi Eğitim Grup Başkanlığ Merkezi)

Учебный центр ВМС «Саруджапаша» (Sarucapaşa Eğitim Merkezi).

Общеобразовательные учебные заведения (по типу Нахимовских военно-морских училищ в России):

Военно-морской лицей «Хейбелиада» (Heybeliada Deniz Lisesi) (решением от 31 июля 2016 года закрыт).

Этапы подготовки офицерского состава в ВУЗах ВС Турции

Виды ВУЗов Продолжит. обучения Источник комплектования
Военные лицеи

(4 – СВ, ВВС и ВМС по 1)

3 года Юноши в возрасте 14–16 лет, имеющие

8–летнее образование

Военные училища видов ВС (СВ – Анкара, ВВС –Стамбул, ВМС – Тузла) 4 года Выпускники военных лицеев и гражданская молодежь до 20 лет
Военные училища родов войск и служб 1 – 2 года Офицеры, окончившие училища видов вооружённых сил (дополнительная подготовка)
Военные академии видов ВС (Стамбул) 2 года Офицеры в званиях ст. лейтенант – майор
Академия ВС (Стамбул) 5 месяцев Выпускники академий видов ВС
Академия национальной безопасности (Стамбул) 5 месяцев Офицеры в звании полковник (к-н 1р.), генерал (адмирал), гражданские, занимающие ответственные посты в государственном аппарате

ВОИНСКИЕ ЗВАНИЯ

Воинские

звания

Rütbeler Военные

чиновники

Askerî memurlar
Рядовой
Рядовой 1-го класса Onbaşı
Капрал Çavuş
Сержант çavuş
Старший

сержант

kıdemli çavuş
Техник

сержант

üstçavuş
Мастер-сержант kıdemli üstçavuş
Старший

мастер-сержант

başçavuş
Главный

мастер-сержант

kıdemli başçavuş
Офицеры Subaylar:
Младший

лейтенант

Asteğmen 8-го класса 8 inci sınıf
Лейтенант Teğmen 7-го класса 7 inci sınıf
Старший

лейтенант

Üsteğmen 6-го класса 6 ıncı sınıf
Капитан Yüzbaşı 5-го класса 5 inci sınıf
Майор Binbaşı 4-го класса 4 üncü sınıf
Старшие

офицеры

Üst subaylar
Подполковник Yarbay 3-го класса 3 üncü sınıf
Полковник Albay 2-го класса 2 inci sınıf
Бригадный

генерал (адмирал)

Tuğgeneral (Tuğamiral) 1-го класса 1 inci sınıf
Генералы

и адмиралы

General ve amiraller
Дивизионный генерал (адмирал) Tümgeneral (Tümamiral)
Корпусной

генерал (адмирал)

Korgeneral (Koramiral)
Армейский

генерал (адмирал)

Orgeneral (Orâmiral)
Маршал (адмирал) Mareşal (Büyük âmiral)

Состав вооружённых сил

Подразделения Министерства обороны Турции

Сухопутные войска

Основная статья: Сухопутные войска Турции

Военно-морские силы

Основная статья: Военно-морские силы Турции

Военно-воздушные силы

Основная статья: Военно-воздушные силы Турции

Подразделения Министерства внутренних дел Турции

Жандармерия

Основная статья: Турецкая жандармерия

Береговая охрана

Основная статья: Береговая охрана Турции

Примечания

  1. Turkey Military Strength
  2. By Jason Ditz. mintpressnews.com «NATO Vows Military Support If Turkey Goes To War With Russia» (англ.) (October 13, 2015). Дата обращения 30 ноября 2015.
  3. Турция обнародовала численность своих вооружённых сил
  4. 1 2 Ткаченко О., Черков В. Основные направления строительства вооружённых сил Турции. // Зарубежное военное обозрение : Журнал. — 2013. — № 12. — С. 15.
  5. 1 2 3 Военная мощь Турецкой Республики: имперское прошлое и геополитические амбиции современности. csef.ru. Дата обращения 16 октября 2018.
  6. 1 2 Ганиев Т.А. Задонский С.М. Военная мощь Турецкой Республики. ИБВ (2018).

Ссылки

Т.А. Ганиев, С.М. Задонский «Военная мощь Турецкой Республики», ИБВ, М., 2018

  • Официальная страница генерального штаба Турции
  • Вооружённые силы Турции на портале «Современная армия»
  • Military of Turkey CIA — The World Factbook
  • 2018 Turkey Military Strength // Globalfirepower.com
  • Советский армейский плакат о сильных и слабых сторонах ВС Турции.

В социальных сетях

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

Microsoft: 2799953620 · VIAF: 164562907 · WorldCat VIAF: 164562907

Страны Европы: Вооружённые силы

Независимые государства

Зависимые территории

Непризнанные и частично
признанные государства

1 В основном или полностью в Азии, в зависимости от проведения границы между Европой и Азией. 2 В основном в Азии.

Вооруженные силы Турции — Turkish Armed Forces

Вооруженные силы Турции

Тюрк Silahlı Kuvvetleri

Эмблема турецких вооруженных сил
( ВС Турции портал )

основанный

  • 3 мая 1920

отрасли

Турецких сухопутных сил ВМС Турции ВВС Турции Турецкая жандармерия Турецкий береговой охраны


Штаб-квартира

Bakanlıklar , Чанкая , Анкара

руководство

Главнокомандующий

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

Министр национальной обороны

Министр Hulusi Akar

Начальник Генерального штаба

Общие Yaşar Güler

рабочая сила

призывной возраст

воинская повинность

6 или 12 месяцев в зависимости от уровня образования

Доступно для
военной службы

21,079,077 мужчины, возраст 16-49 (2010 оц.),
20,558,696 самки, возраст 16-49 (2010 оц.)

Подходит для
военной службы

17,664,510 мужчины, возраст 16-49 (2010 оц.),
17,340,816 самки, возраст 16-49 (2010 оц.)

Достижение военного
возраста ежегодно

700,079 мужчин (2010 оц.),
670,328 женщин (2010 оц.)

Активный персонал

Всего 512000

  • 355800 военных
  • 152100 жандармерии
  • 4700 береговая охрана

Кадровый резерв

Расходы

бюджет

US $ 18200000000 (2017)
( занимает пятнадцатое )

Процент от ВВП

2,2% (2017)

Промышленность

Отечественные поставщики

MKEK
АСЕЛСАН
BMC
FNSS
GIRSAN
TISAS
Havelsan
Transvaro
TAI
Otokar
Roketsan
TÜBİTAK
Gölcük Naval Shipyard

Иностранные поставщики

США Южная Корея Германия Великобритания Россия Франция Украина Израиль Китай Австралия Индия Канада

Ежегодный импорт

$ 1 540 млн (2014)

Ежегодный экспорт

$ 1647 млн ​​(2014)

Статьи по Теме

история

Звания

Военные ряды Турции

Вооруженные силы Турции
( TAF портал )

ветви

  • Сухопутные войска
  • военно-морские силы
  • Воздушные силы
  • жандармерия
  • Береговая охрана

история

  • Военная история

Спецназ

  • Maroon береты
  • MAK
  • АКИП
  • СУББОТА
  • ПАВ
  • JÖAK
  • JOH
  • DAGOT
  • DEGAK

Член

  • КОВС
  • Блэксифор
  • EUBG
  • Еврокорпусу
  • EUROGENDFOR
  • EUROMARFOR
  • Landcom
  • LANDSOUTHEAST
  • SHAPE
  • SNMG2
  • SNMCMG2
  • Блэксифор

В настоящее время за рубежом развертывания и миссии

  • ALTHEA
  • КТНФ
  • ISAF
  • СДК
  • МООНСА
  • UNIFL
  • МООНВАК
  • Операция Ocean Shield

В Вооруженных Силах турецких ( TAF ; Турецкая : Türk Silahlı Kuvvetleri , TSK ) являются военными силами по Турецкой Республике . Они состоят из армии , на флоте и ВВС . Жандармерии и береговой охраны , оба из которых имеют правоохранительные функции и военные, действуют в качестве компонентов внутренних сил безопасности в мирное время, и находятся в подчинении Министерства внутренних дел . В военное время они подчинены в армии и на флоте. Президент Турции является в целом главой военных.

В настоящее время главный из Генерального штаба генерал Hulusi Акар . Начальник Генерального штаба является Главнокомандующим Вооруженных Сил. В военное время он выступает в качестве главнокомандующего от имени президента Турции , который представляет Supreme военного командования TAF от имени Великого Национального Собрания Турции . Командование вооруженных сил и установление политики и программ , связанных с подготовкой к бою персонала, разведки, эксплуатации, организации, подготовки и логистических услуг являются обязанности Генерального штаба. Кроме того, Генеральный штаб координирует военные отношения в TAF с государствами — членами НАТО и другими дружественными странами.

Современная история армии началась с его формированием после распада Османской империи . Турецкие военные воспринимают себя как хранитель кемалистов идеологии, официальной государственной идеологии , особенно светских аспектов кемализму . После того, как стать членом НАТО 18 февраля 1952, Турция инициировала комплексную программу модернизации для своих вооруженных сил. Турецкая армия направила войска воевать в Корее , где они играли основные роли в некоторых точках. В конце 1980 — х годов, второй процесс реструктуризации был инициирован. Вооруженные силы Турции участвуют в боевых групп Европейского Союза под контролем Совета Европы , а именно итало-румынско-турецкой боевой группы . TAF также вносит свой вклад оперативного персонала в Еврокорпусах многонациональной армии корпусной инициативу ЕС и НАТО.

Вооруженные силы Турции коллективно ранга , как второй по величине стоящего военной силы в НАТО , после вооруженных сил США , с предполагаемой силой в 2015 году 639,551 военных, гражданских и полувоенных персонала. Турция является одной из пяти стран — членов НАТО , которые являются частью совместной ядерной политики альянса, вместе с Бельгией, Германией , Италией, и Нидерландами . В общей сложности 90 B61 ядерных бомб , размещенных на авиабазе Инджирлик , 40 из которых выделены для использования турецких ВВС в случае ядерного конфликта, но их использование требует одобрения НАТО.

В связи со скандалом из-за поставок Россией зенитно-ракетных комплексов С-400 Турции турецкая военная политика и оборонительные возможности оказались в центре обсуждения мировых СМИ. Сейчас Турции прочат едва ли не тотальную ссору с США. Но на самом деле Турция как была, так и остается одним из ключевых членов Североатлантического альянса. Хотя доверие к Анкаре со стороны Вашингтона значительно уменьшилось.

Сухопутные войска – основа военной мощи

Вооруженные силы Турции являются самыми многочисленными в НАТО после вооруженных сил США. И не исключено, что и самыми боеспособными. В отличие от армий европейских государств, турецкие вооруженные силы до сих пор комплектуются по призыву, а это означает и наличие огромного мобилизационного резерва из числа турецких мужчин, прошедших срочную службу в армии.

Ядро вооруженных сил Турции – сухопутные войска. В Североатлантическом альянсе Турция обладает самыми многочисленными после США сухопутными войсками, которые хорошо вооружены, неплохо подготовлены и обладают реальным боевым опытом, полученным во время многочисленных военных операций против курдских повстанцев.

Сухопутные войска Турции насчитывают примерно 360 тысяч человек личного состава и являются самым многочисленным видом вооруженных сил (75% от их общей численности). Согласно законодательству страны, сухопутные войска могут применяться:

  • во-первых, для обеспечения внутренней и внешней безопасности страны, обороны ее территории, участия в гуманитарных миссиях;
  • во-вторых – для защиты национальных интересов посредством самостоятельного или совместного с ВВС и ВМС проведения стратегических и тактических операций на Кавказском, Балканском и Ближневосточном направлениях.

Турецкое военно-политическое руководство рассматривает именно сухопутные войска как основную ударную мощь своих вооруженных сил и в случае каких-либо военных операций основная нагрузка приходится именно на подразделения сухопутных войск. Сухопутные войска Турции подчинены командующему сухопутными войсками (обычно он носит звание армейского генерала) и его штабу, начальник которого отвечает за планирование операций, боевую подготовку войск, взаимодействие с другими видами вооруженных сил, силовыми и гражданскими ведомствами.

Состав и структура сухопутных войск Турции

В состав сухопутных войск Турции входят рода войск и службы. Боевые рода войск – пехотные войска, бронетанковые войска, полевая артиллерия, противовоздушная оборона сухопутных войск и армейская авиация.

К войскам боевого обеспечения относятся военная разведка, силы специальных операций, инженерные войска, войска связи, химические войска, военная полиция.

Службы войск, как и в российской армии, выполняют административные задачи, решают вопросы материально-технического обеспечения. К основным службам войск относятся артиллерийско-техническая, транспортная, финансовая, квартирмейстерская, административная, к специальным службам – медицинская, военно-юридическая и ряд других служб.

Турецкие сухопутные войска имеют вполне внушительный состав. Во-первых, это четыре полевые армии, оперативная группа на севере острова Кипр, Во-вторых, это девять армейских корпусов, семь из которых входят в состав полевых армий, и три командования – командование армейской авиации, учебное командование и командование тыла.

В состав армий и корпусов входят многочисленные строевые части и соединения: 3 механизированные дивизии (1 из них – в составе войск НАТО), 2 пехотные дивизии (в Турецкой Республике Северного Кипра); 39 отдельных бригад: 14 механизированных, 10 мотопехотных, 8 бронетанковых, 5 бригад коммандос и 2 артиллерийские бригады; 5 пограничных пехотных полков и 2 полка коммандос.

В распоряжении учебного командования находятся учебная бронетанковая дивизия, 4 учебные пехотные и 2 учебные артиллерийские бригады, многочисленные военные учебные заведения и учебные центры. Кроме того, в состав сухопутных войск входят многочисленные части материально-технического обеспечения и тыла.

Отдельно стоит отметить армейскую авиацию сухопутных войск Турции, в состав которой входят 3 вертолетных полка, 1 полк ударных вертолетов и 1 транспортная вертолетная группа. Армейская авиация решает вопросы по поддержке операций наземных войск, их транспортному обеспечению.

Наконец, не стоит забывать и о наличии обученного резерва, который оценивается примерно в 2,7 млн человек. Это – военнослужащие запаса, имеющие неплохую подготовку, а многие – и реальный опыт боевых действий.

Сухопутные войска Турции хорошо вооружены, они имеют:

  • свыше 3500 танков, включая немецкие «Леопард 1» (400 машин) и «Леопард 2» (300 единиц), американские М60 (1 тыс. штук), М47 и М48 (1800 единиц);
  • более 5 тыс. бронемашин различных типов;
  • около 6000 различных типов артиллерийских орудий, минометов, РСЗО;
  • до 30 пусковых установок оперативно-тактических ракет;
  • более 3800 противотанковых средств (1400 ПТРК и 2400 противотанковых орудий), переносные зенитные ракетные комплексы;
  • около 400 вертолетов армейской авиации, включая боевые АН-1 «Кобра», многоцелевые S-70 «Блэк Хок», AS.532, UH-1, АВ.204/206.

Подготовка личного состава и военное образование

Младший командный состав (сержантов) турецкой армии учат в специальных учебных центрах 4-й полевой армии. Кроме того, есть специальные унтер-офицерские школы, в которые принимаются подростки 14-15 лет, имеющие среднее образование. Унтер-офицерский состав готовят и на специальных отделениях военных училищ, только срок обучения составляет 2–3 года (в зависимости от специальности).

Офицерский состав готовится в учебных заведениях нескольких ступеней.

Во-первых, это подготовительные учебные заведения – военные лицеи и гимназии, имеющие много общего с системой суворовских и нахимовских училищ в России.

Во-вторых, это средние военные училища – пехотные, бронетанковое, ракетное, артиллерийское, интендантское, связи, технические, коммандос, разведывательное, иностранных языков. В них готовят командиров взводов, рот и батарей. Базовое училище – «Кара харп окулу», в котором будущих офицеров учат 4 года, после чего на 1-2 года распределяют в училища родов войск.

В-третьих, это военная академия сухопутных войск, в которую принимают офицеров в званиях старший лейтенант – майор, прослуживших после окончания военных училищ не менее 3 лет в войсках.

Наконец, высшая ступень – академия вооруженных сил, куда принимают выпускников академии сухопутных войск и готовят их для работы в штабах дивизий и армий, Генеральном штабе, Министерстве обороны Турции. Кроме того, существуют разнообразные курсы, а также практика подготовки офицерского состава за рубежом.

Бордовые береты – турецкий спецназ

Учитывая специфику политической ситуации в самой Турции и ее географического расположения, особая роль военным командованием турецких вооруженных сил отводится военной разведке и подразделениям специального назначения. Именно на них ложится основная нагрузка по борьбе с вооруженными формированиями Рабочей партии Курдистана, других радикальных группировок, в том числе на территории соседних Сирии и Ирака.

В составе вооруженных сил Турции существуют Силы специальных операций (ССО), которые подчинены непосредственно начальнику Главного оперативного управления Генерального штаба ВС Турции. Но, хотя ССО выделены в качестве отдельного командования, целесообразно все же отнести их к категории сухопутных войск.

В Командование Сил специальных операций входят штаб, учебный центр, 3 бригады специальных операций, 1 поисково-спасательный полк в боевых условиях, 1 центр поиска и спасения в условиях чрезвычайных ситуаций, авиационное командование, группа поддержки и специальная группа сотрудничества с гражданской администрацией. В свою очередь, в штабе ССО – 5 отделов: оперативный, разведывательный, тыловой, связи и административный, а также штабная рота.

Бригада Сил специальных операций обычно насчитывает около 600 человек и возглавляется командиром бригады в звании бригадного генерала. В составе бригады – штаб и 8 батальонов. Штаб имеет 5 отделов – кадров, оперативной и боевой подготовки, разведки и контрразведки, тыла, связи, а также 2 службы – финансовую и медицинскую.

Батальон бригады ССО состоит из 6 разведывательно-диверсионных групп по 12 человек в каждой. Группа состоит из 2 офицеров (командир и заместитель) и 10 сержантов (разведчик, оперативник, снайпер, гранатометчик, 2 санитара, 2 связиста и 2 сапера).

Отличительный признак военнослужащих ССО Турции – бордовый берет. Стать спецназовцем не столь просто – все офицеры и унтер-офицеры проходят специальную подготовку, должны владеть двумя и более иностранными языками (такое требование предъявляется и к сержантскому составу).

Сухопутные войска в турецкой внешней и внутренней политике

Армия всегда играла важнейшую роль в политической жизни Турции, считаясь опорой власти номер один. Такой ситуация остается и в настоящее время. Несмотря на то, что прежде вооруженные силы Турции считались опорой кемалистов, Реджепу Эрдогану за годы правления удалось произвести масштабную чистку офицерского и унтер-офицерского корпуса вооруженных сил, избавившись от всех неблагонадежных командиров.

Кроме того, уже воспитано новое поколение молодых турецких офицеров и унтер-офицеров, придерживающихся религиозно-консервативных ценностей. Именно жандармерия и сухопутные войска являются наиболее лояльными к действующему президенту Эрдогану, в том числе и потому, что по специфике комплектования офицерского корпуса отличаются от военно-морских и военно-воздушных сил.

Сухопутные войска выступают наиболее надежной опорой Эрдогана в составе вооруженных сил. Они, вместе с национальной жандармерией, широко привлекаются для решения задач по борьбе с курдскими повстанцами, по охране общественного порядка в «проблемных» регионах страны вроде Турецкого Курдистана.

Кроме того, сухопутные войска и особенно Силы специальных операций активно участвуют в защите национальных интересов Турции за рубежом. Так, подразделения турецкой армии были введены в Сирию, в Ирак. Подробности многих специальных операций с участием турецких «бордовых беретов» остаются секретными, но можно предположить, что турецкие спецназовцы играли и играют важную роль в поддержке ряда сирийских радикальных группировок, сражающихся против правительственных войск Башара Асада.

Сейчас, когда Россия собралась поставить в Турцию ЗРК С-400, а западные аналитики уже рассуждают о том, не заменят ли на службе в ВВС страны российские самолеты F-35, поставки которых в Турцию США намерена ограничить, встает вопрос о том, как стоит России рассматривать вооруженные силы Турции, союзник ли это теперь, партнер или вероятный противник? При всех взаимных любезностях Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, поставках военной техники и договоренностях о совместных действиях в Идлибе, все же стоит склониться к третьему варианту.

Турция не покидает и не собирается покидать блок НАТО, который и не скрывает своей антироссийской направленности. В Сирии интересы Турции во многом входят в противоречие с российскими интересами, а турецкие инструкторы, безусловно, участвуют в подготовке сирийских радикальных группировок.

Исторически Россия и Турция больше воевали, чем дружили друг с другом, и хотя времена российско-турецких войн остались в прошлом, это не означает, что по отношению к столь активному и опасному южному соседу стоит терять бдительность.

/Илья Полонский, topwar.ru/

Турецкие сухопутные войска и их военно-политическая роль в жизни страны

В связи со скандалом из-за поставок Россией зенитно-ракетных комплексов С-400 Турции турецкая военная политика и оборонительные возможности оказались в центре обсуждения мировых СМИ. Сейчас Турции прочат едва ли не тотальную ссору с США. Но на самом деле Турция как была, так и остается одним из ключевых членов Североатлантического альянса. Хотя доверие к Анкаре со стороны Вашингтона значительно уменьшилось.

Вооруженные силы Турции являются самыми многочисленными в НАТО после вооруженных сил США. И не исключено, что и самыми боеспособными. В отличие от армий европейских государств, турецкие вооруженные силы до сих пор комплектуются по призыву, а это означает и наличие огромного мобилизационного резерва из числа турецких мужчин, прошедших срочную службу в армии.
Ядро вооруженных сил Турции – сухопутные войска. В Североатлантическом альянсе Турция обладает самыми многочисленными после США сухопутными войсками, которые хорошо вооружены, неплохо подготовлены и обладают реальным боевым опытом, полученным во время многочисленных военных операций против курдских повстанцев.
Сухопутные войска Турции (Türk Kara Kuvvetleri) насчитывают примерно 360 тысяч человек личного состава и являются самым многочисленным видом вооруженных сил (75% от их общей численности). Согласно законодательству страны, сухопутные войска могут применяться, во-первых, для обеспечения внутренней и внешней безопасности страны, обороны ее территории, участия в гуманитарных миссиях, а во-вторых – для защиты национальных интересов посредством самостоятельного или совместного с ВВС и ВМС проведения стратегических и тактических операций на Кавказском, Балканском и Ближневосточном направлениях.

Турецкое военно-политическое руководство рассматривает именно сухопутные войска как основную ударную мощь своих вооруженных сил и в случае каких-либо военных операций основная нагрузка приходится именно на подразделения сухопутных войск. Сухопутные войска Турции подчинены командующему сухопутными войсками (обычно он носит звание армейского генерала) и его штабу, начальник которого отвечает за планирование операций, боевую подготовку войск, взаимодействие с другими видами вооруженных сил, силовыми и гражданскими ведомствами.

В состав сухопутных войск Турции входят рода войск и службы. Боевые рода войск – пехотные войска, бронетанковые войска, полевая артиллерия, противовоздушная оборона сухопутных войск и армейская авиация. К войскам боевого обеспечения относятся военная разведка, силы специальных операций, инженерные войска, войска связи, химические войска, военная полиция.
Службы войск, как и в российской армии, выполняют административные задачи, решают вопросы материально-технического обеспечения. К основным службам войск относятся артиллерийско-техническая, транспортная, финансовая, квартирмейстерская, административная, к специальным службам – медицинская, военно-юридическая и ряд других служб.
Турецкие сухопутные войска имеют вполне внушительный состав. Во-первых, это четыре полевые армии, оперативная группа на севере острова Кипр, Во-вторых, это девять армейских корпусов, семь из которых входят в состав полевых армий, и три командования – командование армейской авиации, учебное командование и командование тыла.
В состав армий и корпусов входят многочисленные строевые части и соединения: 3 механизированные дивизии (1 из них – в составе войск НАТО), 2 пехотные дивизии (в Турецкой Республике Северного Кипра); 39 отдельных бригад: 14 механизированных, 10 мотопехотных, 8 бронетанковых, 5 бригад коммандос и 2 артиллерийские бригады; 5 пограничных пехотных полков и 2 полка коммандос. В распоряжении учебного командования находятся учебная бронетанковая дивизия, 4 учебные пехотные и 2 учебные артиллерийские бригады, многочисленные военные учебные заведения и учебные центры. Кроме того, в состав сухопутных войск входят многочисленные части материально-технического обеспечения и тыла.
Отдельно стоит отметить армейскую авиацию сухопутных войск Турции, в состав которой входят 3 вертолетных полка, 1 полк ударных вертолетов и 1 транспортная вертолетная группа. Армейская авиация решает вопросы по поддержке операций наземных войск, их транспортному обеспечению.
Наконец, не стоит забывать и о наличии обученного резерва, который оценивается примерно в 2,7 млн человек. Это – военнослужащие запаса, имеющие неплохую подготовку, а многие – и реальный опыт боевых действий.
Сухопутные войска Турции хорошо вооружены. Они имеют свыше 3500 танков, включая немецкие «Леопард 1» (400 машин) и «Леопард 2» (300 единиц), американские М60 (1 тыс. штук), М47 и М48 (1800 единиц); более 5 тыс. бронемашин различных типов; около 6000 различных типов артиллерийских орудий, минометов, РСЗО; до 30 пусковых установок оперативно-тактических ракет, более 3800 противотанковых средств (1400 ПТРК и 2400 противотанковых орудий), переносные зенитные ракетные комплексы; около 400 вертолетов армейской авиации, включая боевые АН-1 «Кобра», многоцелевые S-70 «Блэк Хок», AS.532, UH-1, АВ.204/206.

Младший командный состав (сержантов) турецкой армии учат в специальных учебных центрах 4-й полевой армии. Кроме того, есть специальные унтер-офицерские школы, в которые принимаются подростки 14-15 лет, имеющие среднее образование. Унтер-офицерский состав готовят и на специальных отделениях военных училищ, только срок обучения составляет два – три года (в зависимости от специальности).
Офицерский состав готовится в учебных заведениях нескольких ступеней. Во-первых, это подготовительные учебные заведения – военные лицеи и гимназии, имеющие много общего с системой суворовских и нахимовских училищ в России.
Во-вторых, это средние военные училища – пехотные, бронетанковое, ракетное, артиллерийское, интендантское, связи, технические, коммандос, разведывательное, иностранных языков. В них готовят командиров взводов, рот и батарей. Базовое училище – «Кара харп окулу», в котором будущих офицеров учат 4 года, после чего на 1-2 года распределяют в училища родов войск.
В-третьих, это военная академия сухопутных войск, в которую принимают офицеров в званиях старший лейтенант – майор, прослуживших после окончания военных училищ не менее 3 лет в войсках.
Наконец, высшая ступень – академия вооруженных сил, куда принимают выпускников академии сухопутных войск и готовят их для работы в штабах дивизий и армий, Генеральном штабе, Министерстве обороны Турции. Кроме того, существуют разнообразные курсы, а также практика подготовки офицерского состава за рубежом.

Учитывая специфику политической ситуации в самой Турции и ее географического расположения, особая роль военным командованием турецких вооруженных сил отводится военной разведке и подразделениям специального назначения. Именно на них ложится основная нагрузка по борьбе с вооруженными формированиями Рабочей партии Курдистана, других радикальных группировок, в том числе на территории соседних Сирии и Ирака.
В составе вооруженных сил Турции существуют Силы специальных операций (ССО), которые подчинены непосредственно начальнику Главного оперативного управления Генерального штаба ВС Турции. Но, хотя ССО выделены в качестве отдельного командования, целесообразно все же отнести их к категории сухопутных войск. В Командование Сил специальных операций входят штаб, учебный центр, 3 бригады специальных операций, 1 поисково-спасательный полк в боевых условиях, 1 центр поиска и спасения в условиях чрезвычайных ситуаций, авиационное командование, группа поддержки и специальная группа сотрудничества с гражданской администрацией. В свою очередь, в штабе ССО – 5 отделов: оперативный, разведывательный, тыловой, связи и административный, а также штабная рота.
Бригада Сил специальных операций обычно насчитывает около 600 человек и возглавляется командиром бригады в звании бригадного генерала. В составе бригады – штаб и 8 батальонов. Штаб имеет 5 отделов – кадров, оперативной и боевой подготовки, разведки и контрразведки, тыла, связи, а также 2 службы – финансовую и медицинскую.
Батальон бригады ССО состоит из 6 разведывательно-диверсионных групп по 12 человек в каждой. Группа состоит из 2 офицеров (командир и заместитель) и 10 сержантов (разведчик, оперативник, снайпер, гранатометчик, 2 санитара, 2 связиста и 2 сапера).
Отличительный признак военнослужащих ССО Турции – бордовый берет. Стать спецназовцем не столь просто – все офицеры и унтер-офицеры проходят специальную подготовку, должны владеть двумя и более иностранными языками (такое требование предъявляется и к сержантскому составу).

Армия всегда играла важнейшую роль в политической жизни Турции, считаясь опорой власти номер один. Такой ситуация остается и в настоящее время. Несмотря на то, что прежде вооруженные силы Турции считались опорой кемалистов, Реджепу Эрдогану за годы правления удалось произвести масштабную чистку офицерского и унтер-офицерского корпуса вооруженных сил, избавившись от всех неблагонадежных командиров.
Кроме того, уже воспитано новое поколение молодых турецких офицеров и унтер-офицеров, придерживающихся религиозно-консервативных ценностей. Именно жандармерия и сухопутные войска являются наиболее лояльными к действующему президенту Эрдогану, в том числе и потому, что по специфике комплектования офицерского корпуса отличаются от военно-морских и военно-воздушных сил.
Сухопутные войска выступают наиболее надежной опорой Эрдогана в составе вооруженных сил. Они, вместе с национальной жандармерией, широко привлекаются для решения задач по борьбе с курдскими повстанцами, по охране общественного порядка в «проблемных» регионах страны вроде Турецкого Курдистана.
Кроме того, сухопутные войска и особенно Силы специальных операций активно участвуют в защите национальных интересов Турции за рубежом. Так, подразделения турецкой армии были введены в Сирию, в Ирак. Подробности многих специальных операций с участием турецких «бордовых беретов» остаются секретными, но можно предположить, что турецкие спецназовцы играли и играют важную роль в поддержке ряда сирийских радикальных группировок, сражающихся против правительственных войск Башара Асада.
Сейчас, когда Россия собралась поставить в Турцию ЗРК С-400, а западные аналитики уже рассуждают о том, не заменят ли на службе в ВВС страны российские самолеты F-35, поставки которых в Турцию США намерена ограничить, встает вопрос о том, как стоит России рассматривать вооруженные силы Турции, союзник ли это теперь, партнер или вероятный противник? При всех взаимных любезностях Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, поставках военной техники и договоренностях о совместных действиях в Идлибе, все же стоит склониться к третьему варианту.
Турция не покидает и не собирается покидать блок НАТО, который и не скрывает своей антироссийской направленности. В Сирии интересы Турции во многом входят в противоречие с российскими интересами, а турецкие инструкторы, безусловно, участвуют в подготовке сирийских радикальных группировок. Исторически Россия и Турция больше воевали, чем дружили друг с другом, и хотя времена российско-турецких войн остались в прошлом, это не означает, что по отношению к столь активному и опасному южному соседу стоит терять бдительность.

Сухопутные войска Турции

Türk Kara Kuvvetleri
Сухопутные войска Турции

150px
Эмблема Сухопутных войск Турции

Страна

Турция

Подчинение

Министерство обороны

Входит в

Вооружённые силы Турции

Тип

Сухопутные войска

Сухопутные войска — основной и самый многочисленный вид Вооружённых сил Турции.

Структура

Сухопутные войска (Türk Kara Kuvvetleri) подчинены главнокомандующему СВ и насчитывают 391000 человек. Организационно большая часть соединений и частей СВ сведена в 5 оперативных объединений: полевые армии и оперативную группировку в турецкой части Кипра.

  • 1-я полевая армия, штаб в Стамбуле, группировка войск вблизи границ с Грецией и Болгарией.

— 2-й АК (Гелиболу): 4-я, 18-я мехбр; 54-я, 55-я и 65 пбр.

— 3-й АК (Стамбул): 52-я бртд (1-я, 2-я тбр; 66 мехбр), оперативно подчинена командованию НАТО.

— 5-й АК (Чорлу): 3-я, 95-я тбр; 8-я мехбр.

  • 2-я полевая армия, штаб в Малатья, группировка войск вблизи границ с Сирией, Ираком, Ираном.

— 6-й АК (Адана): 5-я тбр, 39-я мехбр.

— 7-й АК (Диярбакыр): 3-я пд (6-я пбр; 6-я, 16-я мехбр); 23-я пбр; 70-я мехбр.

— 8-й АК (Элязыг): 20-я, 172-я тбр.

— полк СН.

  • 3-я полевая армия, штаб в Эрзинджан, группировка войск вблизи границ Армении и Грузии.

— 9-й АК (Эрзерум): 4-я тбр; 1-я, 2-я, 9-я, 12-я, 14-я, 25-я мехбр; 34-я, 48-я, 49-я, 51-я пбр.

— 4 АК (Анкара): 1-я пбр, 28-я мехбр; 58 арбр.

  • Эгейская (4-я) полевая армия, штаб в Измире, группировка войск по западному побережью Турции.

— 19-я пбр; 11-я мехбр; 57-я арбр.

— полк СН.

  • Кипрская группа войск (Гирне).

— 28-я, 39-я мд; 14-я тбр, группа СН.

В оперативном подчинении командующих армиями находятся шесть отдельных артиллерийских полков и четыре полка армейской авиации.

Непосредственно ГК СВ подчинены два пехотных полка (23-й и 47-й), силы специальных операций в составе 5 бригад «коммандос» и отдельных армейских полков СН (имеются во 2-й и 4-й полевых армиях) через командование специальных операций. Через командование армейской авиации ему подчиняются четыре полка армейской авиации. Недавно в непосредственном подчинении главкома СВ появилась бригада «гуманитарной помощи».

Подготовка специалистов СВ проходит в учебных соединениях и учебных центрах:

  • 1-я, 3-я, 5-я и 15-я учебные пехотные бригады;
  • 59-я учебная артиллерийская бригада (Эрзинджан);
  • учебный центр бронетанковых войск (Этимесгут).

Лица, призванные на действительную службу и предназначенные для замещения должностей младших командиров, направляются в учебные части, соединения и центры подготовки сержантского и унтер-офицерского состава. В сухопутных войсках такая подготовка возлагается на учебное командование Эгейской (4-й) Полевой армии. Сержантский и унтер-офицерский состав представлен двумя категориями — срочной и сверхсрочной службы. Готовят унтер-офицеров на специальных отделениях при военных училищах родов войск в течение 2-3 лет. Комплектуются эти отделения на добровольных началах солдатами и матросами срочной службы, имеющими среднее образование, а также выпускниками подготовительных унтер-офицерских школ, в которые принимаются лица в возрасте 14-16 лет, окончившие начальную школу и имеющие полное среднее образование. Минимальный срок службы унтер-офицеров — 15 лет.

Наиболее высокий уровень отбора предусматривается при комплектовании кадрового офицерского состава. Это достигается посредством добровольного поступления юношей в военные училища и комплекса проверок политической благонадежности, что позволяет формировать офицерский корпус преимущественно из высокообразованных слоев населения. Подготовка офицеров ведется в военно-учебных заведениях, к которым относятся лицеи (военные гимназии и прогимназии — примерный аналог российских суворовских училищ), высшие училища видов вооруженных сил, средние училища родов войск и военные академии. Офицеров также готовят на военных факультетах гражданских высших учебных заведений.

Средние военно-учебные заведения родов войск и служб (пехотные, бронетанковое, ракетное, артиллерийское, разведывательное, иностранных языков, технические, интендантское, связи, коммандос) готовят офицеров низшего звена — командиров взводов, групп, рот и батарей.

Основным звеном в подготовке офицерских кадров СВ является высшее училище «Кара харп окулу» (Kara harp okulu). В этом военно-учебном заведении будущие офицеры получают высшее общее и среднее военное образование. Срок обучения — 4 года. После окончания училища выпускникам присваивается звание «лейтенант». Далее выпускники, как правило, направляются на один-два года в училища родов войск и служб.

В военную академию СВ принимаются только офицеры — выпускники военных училищ в званиях старший лейтенант — майор, прослужившие в войсках не менее трех лет. Срок обучения — 2 года.

Слушателями академии вооруженных сил могут стать лишь выпускники академий видов вооруженных сил. Их готовят для работы в аппарате Министерства обороны, в Генеральном штабе, в объединенных штабах НАТО, в штабах звена дивизия — армия. Срок обучения — пять месяцев. Наряду с военными училищами существует сеть курсов для переподготовки офицеров по родам войск. Часть офицеров проходят переподготовку за границей, главным образом в США и ФРГ.

Основным тактическим соединением в СВ Турции является бригада. В 2009 году в составе СВ находилось 9 танковых, 16 механизированных и 11 пехотных бригад. Как правило, бригады напрямую подчиняются армейскому корпусу или входят в состав дивизий.

Организация механизированной бригады (численность около 5000 человек при наличии 3-х механизированных батальонов):

  • управление и штаб;
  • 2-4 механизированных батальона;
  • танковый батальон;
  • самоходный артиллерийский дивизион;
  • зенитный дивизион;
  • противотанковый дивизион;
  • разведывательная рота;
  • инженерно-сапёрная рота;
  • рота связи;
  • рота РХБЗ;
  • рота материального обеспечения;
  • ремонтная рота;
  • медицинская рота.

Организация танковой бригады:

  • управление и штаб;
  • 3 танковых батальона;
  • самоходный артиллерийский дивизион;
  • зенитный дивизион;
  • разведывательная рота;
  • инженерно-сапёрная рота;
  • рота связи;
  • рота РХБЗ;
  • рота материального обеспечения;
  • ремонтная рота;
  • медицинская рота.

Танковый батальон состоит из управления и штаба (2 танка), трёх танковых рот, взвода управления, взвода обеспечения, взвода техобслуживания. Танковая рота насчитывает 13 танков (танк командира роты, четыре взвода по три танка). Всего в батальоне 41 танк.

По принятой в 2007 году программе «Вооружённые силы — 2014» к исходу 2014 года предусматривается сокращение численности СВ до 280—300 тысяч, одновременно с оснащением войск современными образцами ВВТ и средствами управления. Предполагается ликвидация двух полевых армий (3-й полевой и 4-й Эгейской), создание единого командования трех видов вооруженных сил (сухопутных войск, ВВС и ВМС) и преобразование существующего Генерального штаба в соответствующий «объединенный» штаб, которому будут подчинены командования видов ВС. На базе штабов 1-й полевой армии и 2-й полевой армии будут созданы командования Западной и Восточной групп войск, а вся территория Турции в военно-административном и оперативном отношении будет разделена на две части.

В последние годы численность армии Турции сокращается на 10-20 тыс. человек в год, расформировываются многие соединения и части. Например, за последние три года расформировано 5 танковых бригад из 14, оставшиеся 9 танковых бригад укомплектованы современной и модернизированной техникой. Часть пехотных бригад расформирована, а некоторые переведены на штаты механизированных бригад. Задача по борьбе с военными формированиями курдских сепаратистов целиком перекладывается на жандармерию, для чего она усиливается БТТ, передаваемой из состава СВ.

Техника

Бронетанковая техника в армии Турции представлена иностранными моделями и образцами собственного производства. Главной ударной силой в армии считаются танки. Согласно представленным Турцией в Регистр ООН данным, в ВС числилось 3363 танка по состоянию на 31.12.2007 года. Танки входят в состав механизированных (1 батальон) и танковых (3 батальона) бригад, подразделений 28-й и 39-й механизированных дивизий.

В последние годы Турция активно утилизирует танки устаревших моделей и одновременно проводит модернизацию боеготовой техники. Амбициозный проект создания собственного танка «Altay», широко рекламировавшийся последние годы, вышел на стадию контракта (подписан 29 июля 2008 года с генподрядчиком турецкой фирмой OTOKAR и субподрядчиком корейской фирмой Hyundai-Rotem), установочную партию танков планировалось выпустить в 2012 году. В текущей ситуации Турция предприняла весьма практичные меры: закупила танки Леопард 2 в Германии, модернизирует танки Леопард 1 и M60. Данные о численности конкретных образцов БТТ в турецкой армии противоречивы. На основе изучения и сопоставления различных источников получены наиболее достоверные цифры.

  • 339 танков Леопард 2А4, поставленных из Германии. Планируется модернизация силами турецкой фирмы ASELSAN до уровня А6.
  • 77 танков Леопард 1А3/TU, поставка из Германии, турецкая модернизация с установкой СУО «Volkan».
  • 150 танков Леопард 1А4/Т1, поставка из Германии, немецкая модернизация с установкой СУО EMES12 A3.
  • 165 танков Леопард 1А1А1/T, поставка из Германии, турецкая модернизация с установкой СУО «Volkan».
  • 658 танков M60А3 TTS (американская модернизация, с комбинированным тепловизионным прицелом наводчика AN/VSG-2).
  • 274 танка M60А1.
  • 104 танка M60А1 RISE (Passive), американская модернизация, с пассивными ночными приборами командира и механика-водителя.
  • 170 танков M60-Т Sabra, израильская модернизация M60А1, с установкой 120-мм пушки и современной СУО.
  • свыше 1200 танков M48 различных модификаций.

Танки M48 в настоящее время выведены из линейных соединений (за исключением 287 единиц M48А5Т1/Т2 в составе турецких войск на Кипре). Они используются в учебных центрах (например, для обозначения противника, обкатки пехоты), поставлены на хранение, частично подвергаются переделке в БРЭМ и мостоукладчики, разбираются на запчасти, утилизируются.

Боевые бронированные машины представлены гусеничными БМП, гусеничными и колёсными БТР, машинами на их базе. По данным Регистра ООН, в СВ и жандармерии на конец 2007 года числилось 4625 ББМ.

  • 563 БМП ACV-300, аналог американской модели YP-765 на базе М113. Имеется в двух вариантах: с башней DAF оснащённой 25-мм АП Oerlikon Contraves; с башней Giat, оснащённой 25-мм АП M811.
  • 102 БМП FNSS Akinci. Вариант БМП AVC-300 с шестиопорной ходовой частью и башней от американской БМП M2 Bradley.
  • 1031 БТР ACV-300APC на базе М113. Оснащён башней с 12,7-мм ККП «Браунинг», имеет десантное отделение на 13 человек.
  • около 1800 БТР M113A/A1/A2/T2/T3.
  • 52 БТР FNSS Pars 6х6. Заказано 650 машин 6х6 и 8х8.
  • 100 БТР Otokar Cobra 4х4.
  • 260 БТР Akrep 4х4.
  • 102 БТР Yavuz 8х8.
  • 340 БТР-60ПБ, поставлены из Германии, используются в жандармерии.
  • 240 БТР-80, поставлены из России, используются в жандармерии.

Полевая артиллерия представлена самоходными миномётами на шасси М113 и FNSS, самоходными гаубицами и пушками, буксируемыми системами, реактивными системами залпового огня (РСЗО) различного типа. Всего 6110 стволов.

  • 108 САУ Т-155 Storm, всего заказано 350 единиц.
  • 287 САУ M110.
  • 36 САУ М107.
  • 9 САУ М55.
  • 222 САУ М44Т.
  • 365 САУ М52Т.
  • 26 САУ М108Т.
  • около 5000 буксируемых орудий и миномётов, в том числе около 1000 орудий калибра 105 и 155 мм, 2000 миномётов калибра 107 и 120 мм, 3000 81-мм миномётов.
  • около 550 самоходных и буксируемых РСЗО калибра 107—300 мм.

Противотанковые средства представлены самоходными противотанковыми комплексами (156 ПТРК М113 TOW и 48 ПТРК FNSS ACV-300 TOW), переносными и возимыми ПТУР, РПГ. Количество пусковых установок возимых и переносных ПТРК превышает 2400 единиц (Otokar Cobra, Eryx, TOW, Milan, Корнет, Конкурс). В турецкой армии имеется свыше 5000 РПГ-7 и более 40000 M72А2.

Средства ПВО насчитывают свыше 2800 зенитных малокалиберных орудий и ЗСУ, в армии числится свыше 1900 переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК Ред-Ай, Стингер, Игла), а также 105 самоходных систем (Atilgan и Zipkin) с ЗУР Стингер.

Армейская авиация имеет на вооружении 44 боевых вертолёта AH-1 Cobra, многоцелевые вертолёты S-70 Black Hawk (98), AS.532 (89), UH-1 (106), AB-204/206 (49) и Ми-17 (18 единиц, используются в жандармерии).

Стрелковое оружие представлено широкой номенклатурой образцов:

  • пистолеты-пулемёты HK MP5;
  • автоматические винтовки и автоматы G3, HK 33, M16, M4A1, AK-47;
  • снайперские винтовки СВД, T-12, JNG-90, Phonix Robar 12,7;
  • ручные и единые пулемёты MG-3, HK 21, FN Minimi, ПК, ПКС;
  • крупнокалиберные пулемёты Browning, КПВТ.
  • СУХОПУТНЫЕ ВОЙСКА ТУРЦИИ

Страны Азии: Сухопутные войска

Азербайджан • Армения • Афганистан • Бангладеш • Бахрейн • Бруней • Бутан • Восточный Тимор • Вьетнам • Грузия • Египет¹ • Израиль • Индия • Индонезия • Иордания • Ирак • Иран • Йемен • Казахстан² • Камбоджа • Катар • Кипр • Киргизия • КНР • КНДР • Республика Корея • Кувейт • Лаос • Ливан • Малайзия • Мальдивы • Монголия • Мьянма • Непал • ОАЭ • Оман • Пакистан • Россия² • Саудовская Аравия • Сингапур • Сирия • Таджикистан • Таиланд • Туркмения • Турция² • Узбекистан • Филиппины • Шри-Ланка • Япония

Зависимые территории Непризнанные и частично признанные государства

Республика Абхазия • Китайская Республика • Нагорно-Карабахская Республика • Палестинская национальная администрация • Государство Палестина • Республика Южная Осетия

¹ В основном в Африке ² Частично в Европе

Тенденции, неявно отмечавшиеся в региональной политике Турции в последние годы, ярко проявились с инцидентом вокруг «Флотилии свободы», пытавшейся прорвать морскую блокаду Израиля 31 мая 2010 года. Точнее – данный инцидент стал поворотной точкой, после которой изменение доктринальных взглядов на место и роль Турции в регионе стало очевидным. Впрочем, и до этого отмечалось, что в политике Эрдогана-Гюля (премьер-министр и президент Турецкой Республики), основывающейся на неоосманизме, становится все меньше места для ориентации на былое тесное сотрудничество с США и партнерские отношения с Израилем.
Характерно, что этот конфликт и последовавшая за ним демонстрация Анкарой своей новой региональной политики повлиял на многие важные как региональные, так и общемировые процессы. В первую очередь, Турцию весьма активно поддержал Иран, что моментально сблизило эти страны и вызвало серьезную тревогу как в Израиле и ряде арабских стран, так и далеко за пределами региона, — дошло до тревожных допущений возможности в перспективе военного союза между Тегераном и Анкарой, что имело бы геополитические последствия. Голосование Турции против резолюции по иранской ядерной программы вызвало протест Вашингтона и серьезную озабоченность в Европе, на фоне европейских стремлений продолжать удерживать Турцию в зоне своего влияния. «Арабские революции» в Тунисе и Египте усугубили ситуацию, поскольку Анкара, используя их как информационный повод, представила арабскому миру свою концепцию «турецкого пути» — мирной революции, основанной на исламских ценностях, и поддержанную Тегераном с его рычагами влияния на шиитов. Это одновременно вызвало активность радикальных исламских группировок, поддерживаемых Ираном – в первую очередь, ХАМАСа и Хезболлы.
В Израиле изначально поняли всю глубину и опасность начавшихся процессов, тут же ослабив блокаду сектора Газа. Интересно, что в этой ситуации ЕС, с одной стороны, де-факто поддержал Израиль, подтвердив его право на обеспечение собственной безопасности, а с другой, — оказал на тот же Израиль давление с целью смягчить свою политику в отношении палестинцев. Это в очередной раз продемонстрировало неоднородность мнений в Евросоюзе и его неспособность выработать единую позицию по важнейшим внешнеполитическим вопросам.
Ситуацией попыталась также воспользоваться Россия, исключив Израиль из проекта «Голубой поток-2» и продемонстрировав стремление укреплять и развивать экономические связи с Турцией. Очевидно, в Москве полагали, что на фоне «ухода» от США Турция будет искать новых мощных союзников, и не только в исламском мире. В то же время Анкара, любезно приняв дружелюбие россиян в формате укрепления торгово-экономических связей, не поспешила кинуться в их объятия, намекая на иные внешнеполитические приоритеты. То есть, РФ надеялась в первую очередь подключить турок к своему проекту «Южный поток», — их согласие означало бы полный успех мероприятия и создание некоего энергетического и энерготранзитного альянса (как известно, не отвечающего интересам Украины). Однако Анкара, проводя переговоры во внешне доброжелательном ключе, так и не дала окончательный ответ, дав понять, что пока не отказывается и от участия в альтернативном «Южному потоку» проекте «Набукко».
В целом на данный момент можно выделить следующие основные направления во внешней политике Турции:
— усиление исламского вектора, со стремлением Турции стать одним из лидеров исламского мира;
— сохранение диалога с ЕС, который не только играет роль внешнеполитического ориентира в контексте турецкой евроинтеграции, но и является аргументом для турецких властей во многих нынешних внутриполитических преобразованиях;
— борьба за статус регионального лидера.
В контексте внешнеполитических изменений мы наблюдаем коррекцию и военной политики Турции. При этом стоит учитывать, что эта коррекция осуществляется также и на фоне важных внутренних процессов в стране, касающихся военного сектора безопасности державы.
В военно-политической сфере важны несколько основных моментов.
Во-первых, это жесткое давление правительства Эрдогана на армию, в попытке ограничить влияние военных в турецком обществе как хранителей светского режима Ататюрка, и их способность влиять на формирование государственной политики и принятие важных политических решений. Небезызвестное «дело Эргенекон» сыграло здесь свою роль, позволив Эрдогану в конце прошлого года провести в стране конституционный референдум, и, благодаря внесенным в Конституцию поправкам, ограничить власть военных.
Согласно Конституции страны, Верховным главнокомандующим вооруженными силами Турции является президент, осуществляя непосредственное руководство ими через министра национальной обороны, который также является гражданским лицом. Высший орган оперативного управления армией и флотом – это Генеральный штаб, которым руководит начальник Генштаба, являющийся главнокомандующим вооруженными силами. Начальника Генштаба назначает президент страны по представлению Военного совета. При этом генералов на ключевые посты в вооруженных силах рангом ниже, включая командующих армий, назначает премьер-министр, также по представлению Военного совета.
Заметим, что в целом такой механизм соответствует европейской практике, однако лишь номинально, да и в условиях Турции он является дополнительным рычагом влияния на военных. В частности, в конце лета прошлого года в армии сложилась непростая ситуация, вызванная тем, что премьер-министр Р.Эрдоган и министр обороны В.Генюль отклонили кандидатуру действующего командующего Первой полевой армии генерала Х.Ысыза на пост командующего Сухопутных войск. Соответственно, президент Турции А.Гюль не утвердил в должности начальника Генерального штаба действующего командующего Сухопутных войск генерала Ы.Кошанера, в связи с отсутствием кандидатов на пост последнего. Причиной, по которой Р.Эрдоган и В.Генюль выступили против назначения генерала Х.Ысыза на пост командующего Сухопутных войск, стал вызов последнего повесткой в суд для дачи показаний в качестве подозреваемого по делу о заговоре против правящей Партии справедливости и развития — «План борьбы с фундаментализмом». Следствие полагало, что офицеры, причастные к разработке этого плана, занимались дискредитацией правительства Р.Эрдогана для того, чтобы повлиять на следствие по делу «Эргенекон» — тайной организации, планирующей сбросить правящую Партию справедливости и развития. В связи отклонением кандидатуры генерала Х.Ысыза, командующий Жандармерии генерал А.Ышык автоматически стал главным претендентом на пост командующего Сухопутных войск. Однако генерал А.Ышык заявил о своем намерении уйти в отставку, что было расценено в обществе, как протест против попыток правительства Турции влиять на генералитет через кадровые решения.
Решение командующего Жандармерии генерала А.Ышыка уйти в отставку породило ряд спекуляций на эту тему и заставило военно-политическое руководство Турции искать выход из сложившейся ситуации. Вскоре турецкие СМИ сообщили, что перед указанными событиями начальник ГШ генерал И.Башбуг провел закрытое совещание с военным командованием, на котором якобы обсуждалась стратегия кадровой войны с правительством Р.Эрдогана. Утверждалось, что именно генерал И.Башбуг со своим замом генералом А.Гюнером вынудили командующего Жандармерии генерала А.Ышыка уйти в отставку. Данное решение рассматривалось, как ответ на протест Р.Эрдогана против назначения на пост командующего Сухопутных войск генерала Х.Ысыза. После заявления А.Ышыка об уходе в отставку, президент А.Гюль встретился с будущим начальником ГШ, тогда еще действующим командующим Сухопутных войск генералом Ы.Кошанером. По сообщениям, на встрече обсуждалась возможная кандидатура на пост командующего Сухопутных войск. В конечном итоге Генштаб и правящая ПСР согласовали вопрос относительно того, кто возглавит Сухопутные войска, и президент Турции А.Гюль утвердил нового начальника ГШ и командующего Сухопутных войск. В частности, командующий Сухопутных войск генерал Ы.Кошанер был назначен на пост начальника ГШ, а Сухопутные войска возглавил генерал Э.Джейланоглу, занимавший до этого пост начальника Командования учебных тренингов и доктрин при Сухопутных войсках, а затем был рекомендован Военным советом на пост командующего Первой полевой армии.
Что касается соответствия европейской практики, то здесь стоит вспомнить отчет Венецианской комиссии от 2007 года, в котором дана оценка механизму кадровых назначений в вооруженных силах Турции. В частности, в заключении Венецианской комиссии говорится, что де-факто в Турции механизм назначения военного руководства полностью противоположен тому, что определено де-юре законодательными актами страны. «Фактически вооруженные силы имеют политическую автономию, и военное командование часто делает политические заявления по вопросам внутренней и внешней политики, тем самым конфликтуя с политическим руководством страны», — говорится в отчете. Также в докладе указывается, что Вооруженные силы имеют полную автономию в вопросах разработки военной доктрины, военного образования, кадровых назначений, производства вооружения и определения бюджетных приоритетов. «Хотя оборонный бюджет требует одобрения парламента, он всегда принимается без какого-либо реального обсуждения», — подчеркивают авторы доклада.
В настоящее время правительство Эрдогана как раз и пытается в корне изменить положение вещей, четко определив место военных не только де-юре, но и де-факто.
Во-вторых, это сложность «отлучения» военных от власти в Турции, в том числе в формировании региональной политики, при всех успехах Эрдогана на этом пути. Здесь стоит понимать механизм принятия и реализации решений в сфере национальной безопасности Турецкой Республики, чтобы осознать всю глубину интеграции армии в работу госструктур, на которых лежит ответственность за реализацию в т.ч. внешней политики страны.
Прежде всего, стоит учитывать, что начальник Генштаба ВС Турции, которому подчинены командующие видами ВС — Сухопутными войсками, Военно-воздушными и Военно-морскими силами, а также Жандармерии — согласно турецкому табелю о рангах занимает четвертую позицию сверху среди высших должностных лиц государства. Перед ним располагаются лишь президент, глава парламента и премьер-министр страны, а министр национальной обороны лишь играет роль «координатора» между правительством и армией. Уже с этого начинается определение роли военных в государстве и обществе.
В целом внешнюю и внутреннюю политику Турции, а равно вопросы применения вооруженных сил страны регулирует Совет национальной безопасности (СНБ), возглавляемый президентом Турецкой Республики. В состав СНБ на постоянной основе входят премьер-министр, его заместители (три человека), министры национальной обороны, юстиции, внутренних и иностранных дел. Указанные чиновники образовывают так называемое гражданское крыло СНБ. Военное крыло формируют начальник Генштаба с командующими видами ВС и Жандармерии. СНБ принимает все важнейшие решения в сфере национальной безопасности и обороны страны. Эти решения номинально имеют статус рекомендательных, однако для правительства они являются приоритетными при выработке конкретных решений.
Кроме того, начальник Генштаба раз в неделю (если нет экстренных поводов) докладывает президенту страны о взглядах военного руководства как на текущую обстановку в мире и регионе, так и о его мнении по поводу конкретных проблем внутри страны.
Данная система позволяет генералитету оказывать существенное влияние на формирование не только военной политики государства, но и важных решений по основным проблемам в сфере национальной безопасности.
В-третьих, это актуализация курдской проблемы, в решении которой турецкая власть делает традиционную ставку на военную силу. В частности, после долгих попыток найти пресловутый «новый формат» в решении проблемы курдов, правительство Эрдогана в конечном итоге не нашло ничего лучшего, чем вернуться к практике активного использования вооруженных сил.
В частности, на протяжении 2010 года по итогам заседания СНБ и встреч президента А.Гюля и премьер-министра Р.Эрдогана с военным руководством и главой Национальной разведывательной организации (МІТ) Х.Фиданом, было заявлено о повышении уровня подготовки военнослужащих, привлекаемых к борьбе с боевиками Рабочей партии Курдистана (РПК), усилении технических средств МІТ и активизации агентурной разведывательной работы в районах действий курдских террористов. Также Р.Эрдоган заявил, что с США и Иракским Курдистаном были проведены переговоры относительно усиления турецкой агентурной разведки в регионе, — предполагается, что для этих целей Турция привлечет около 2 тыс. агентов. Одновременно была изменена организационная структура разведывательных подразделений с целью усиления их возможностей.
Все это происходит на фоне общего стремления Турции усилить свой военный потенциал, без чего невозможно лидерство в регионе. В связи с этим Турция сохраняет весьма высокий уровень военных расходов, на что не повлиял даже мировой кризис, – порядка 10 млрд долл в год, что превышает 5% от ВВП.
Что касается основных направлений военной политики Турецкой Республики в настоящее время, то здесь отчетливо проявляются следующие направления:
— активное участие в инициативах НАТО, вместе со стремлением участвовать в военных инициативах ЕС и создании военной составляющей Евросоюза;
— военное и военно-техническое сотрудничество практически со всеми странами региона (важно, что как в военной доктрине Турции, так и в иных доктринальных официальных положениях и озвученных взглядах военно-политического руководства, ни одна из соседних стран не определена в качестве вероятного противника);
— усиливающееся внимание с перспективой тесного военно-технического сотрудничества к Ирану, Ираку и Сирии;
— чувствительность в борьбе за региональное лидерство к инициативам иных мощных игроков в регионе (пока это относится в первую очередь к США, стремящимся усилить свой военно-политический вес в Черноморско-Каспийском регионе, в дальней перспективе этот же вопрос возникнет по отношению к России, если только на повестку дня не будет внесен вопрос о создании военного союза с участием этих двух держав с четким разграничением зон ответственности).
— серьезное внимание к вопросам безопасности в регионе, с активным участием в урегулировании существующих конфликтных ситуаций и недопущении новых.
При этом Турция видит самым эффективным способом реализации основных направлений своей военной политики наращивание потенциала своих вооруженных сил. Согласно убеждению Анкары, только мощные ВС, находящиеся в высокой степени боеготовности, могут предотвратить возникновение военных угроз, либо же нейтрализовать их на раннем этапе с минимальными затратами.
Автор является экспертом Центра военно-политических исследований

Трансформация внешней политики Турции через призму конституционных реформ

С установлением однополярного формата в современной геополитической конъюнктуре, Турецкая Республика столкнулась с новыми угрозами ослабления своей значимости, как стратегического союзника НАТО в Ближневосточном регионе. Существующие риски по окончательному превращению Турции в периферийное государство Североатлантической политики побудили турецкое руководство, в лице нового правительства во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом на конкретные шаги по пересмотру и конструктивному изменению внешнеполитического курса страны соразмерно с новыми геополитическими и геоэкономическими реалиями. Устойчивое экономическое развитие, а также прагматично проводимая и нацеленная на стабилизацию отношений со странами региона внешняя политика способствовали постепенному росту международного имиджа Турецкой Республики. В связи с этим стали определяться будущие цели и задачи, по достижению которых Турция в перспективе заняла бы приемлемое своим национальным интересам место на международно-политической арене.

Особым явлением стала новая концепция внешней политики Турции, сформированная профессором Ахметом Давутоглу, с 2014 года занимавшим пост премьер-министра страны. Именно с этого времени внешнеполитический курс Турции обретает контуры общеевразийской направленности, которая выходит за рамки ранее существовавшего линейного Североатлантического партнёрства, в котором Турции отводилась значимая, но бесперспективная роль прифронтового государства в противостоянии Запада и СССР. Правительство Турции, ощущая нарастающий потенциал, постепенно стало заявлять о своих амбициях и метить на место нового центра силы в международно-политической действительности XXI века, определяя, таким образом, неограниченное пространство своих национальных интересов для дальнейшего развития турецкой государственности. Подобного рода экономическое, политическое и социокультурное развитие Турции по заявлениям турецких лидеров должно протекать, в первую очередь, в рамках неоосманского пространства. Это направление включает в себя установление тесного сотрудничества со странами расположенными на территории бывшей Османской Империи. В целом стоит отметить, что внешнеполитическая концепция Давутоглу заложила основополагающие начала для дальнейшего развития внешней политики Турции и определила позицию государства, охарактеризованную его многовекторной активностью и стратегической ролью в современной международно-политической конъюнктуре на всём Евразийском пространстве. Не меньше учитывался и западный вектор развития, при котором важная роль уделялась Соединённым Штатам, как к главному партнёру во внешней политике, а также уделение особого внимания европейской интеграции. Результатом этих направлений должно было стать возрастание роли Турции на международной арене и закрепление за ней до 2023 года статуса региональной державы, исходя, в первую очередь, из экономических и политических соображений.

Однако развитие событий в 2014-2016 гг. на практике продемонстрировало несостоятельность данного внешнеполитического курса Анкары. Торги с Евросоюзом по финансовым и миграционным вопросам не принесли ощутимой выгоды, военно-политический коллапс в Сирии завёл в тупик доктрину руководства страны «ноль проблем с соседями». Разразившийся кризис в российско-турецких отношениях также выявили ощутимо слабые места у проводимой правительством Турции разнобокой внешней политики, с учётом сложившейся геополитической дилеммы на Ближнем Востоке. Причиной тому явились внутриполитические факторы в самой Турции, а именно в турецком обществе, идеологическое противостояние между правящим режимом и другими политическими силами которого в последнее время стало проявляться в более выраженной форме. Впоследствии, неудавшийся путч стал явным свидетельством дестабилизированного состояния политической системы государства, которая и до июльских событий 2016 года испытывала определённый накал противоречий. Подобный внутриполитический дисбаланс значительно затрудняет осуществление полноценного суверенного внешнеполитического курса, который стремится проводить Эрдоган. Предпосылки постоянной угрозы изнутри сковывают международные действия руководства и тем самым требуют скорейшего устранения очагов их возникновения. Провалившийся переворот явился превосходным поводом на пути кардинальной трансформации политического устройства страны и перехода турецкого исламистского истеблишмента к решительным действиям.

Атмосфера надвигающихся изменений в определённых сферах общества и государственного управления ощущалась ещё в 2007 году с избранием на пост главы государства Абдуллы Гюля с его в корне противоречащими кемализму взглядами, основанными на соображениях политического ислама. Уже тогда двигателем перемен стала новая модель политической системы страны, охарактеризованная усилением позиций действующей власти, в лице правящей происламской Партии Справедливости и Развития (ПСР) и направленная на обеспечение иммунитета власти от всевозможных посягательств, как из-за пределов страны, так и изнутри. Значительно было ослаблено положение военной элиты Турции, а также госслужащих и работников судебной системы, наиболее выражавших явное несогласие с надвигающимися изменениями.

Из произведённых в 2010 году поправок в основной закон страны, главной, безусловно, является та, что впредь исключает роль вооружённых сил в политических процессах страны. Кроме того, особо значимой стала и поправка в сфере системы правосудия, которая позволила возбуждать уголовные дела в отношении военных гражданскими судебными инстанциями. Стоит отметить, что правительство Турции в этом вопросе активно поддерживалось европейским сообществом, считавшим неприемлемым сочетание влияния военных на политическую жизнь государства с основными принципами развития демократического общества. Таким образом, руководство Турции временно разрешило проблему военных переворотов в стране, имеющих свою традиционную периодичность и являющихся главным гарантом защиты основ кемализма.

Следующим этапом конституционных преобразований в Турции стал последний референдум 2017 года, кардинально изменивший политическую систему страны. По итогам плебисцита Турецкая Республика сменила форму правления с парламентской на президентскую, при которой существенно увеличились полномочия главы государства, обеспечив правящему режиму дополнительные гарантии стабильности во внутренней политике. Так, в соответствии с новыми конституционными положениями исполнительная власть теперь будет находиться в сильной зависимости от президента, упразднился пост премьер-министра, были созданы посты вице-президентов, президент будет напрямую назначать членов правительства, что до этого входило в компетенцию премьер-министра. Глава государства также получит право законодательной инициативы, право распускать парламент, вводить и отменять чрезвычайное положение, а также право возглавлять ПСР. В первую очередь, преобразования ослабят оппозицию в лице кемалистов и гюленистов, являющихся главными противниками переустройства политической системы страны. Вмешательство данных политических группировок во внутренние дела государства будет сильно ограничено, что в свою очередь предоставит Эрдогану новые возможности для манёвров на внешнеполитической арене. Примечателен и тот факт, что все конституционные преобразования вступят в силу после президентских и парламентских выборов, которые пройдут 3 ноября 2019 года в один и тот же день. Именно поэтому оставшиеся два года станут определяющими с точки зрения дальнейшего укрепления позиций правящего режима. Сам Эрдоган охарактеризовал данный отрезок времени как «сложный период борьбы» для действующей власти.

Внешняя политика страны уже сегодня приобретает определённые очертания, которые в ближайшем будущем смогут значительно повлиять на стратегический баланс всего Ближневосточного региона. Это в первую очередь связано с охлаждением отношений между Турцией и её традиционно западными партнёрами. Возникновение большого вакуума недоверия после неудавшегося путча 2016 года послужило катализатором серьёзных внешнеполитических манёвров между Западом и Востоком для реализации национальных интересов Анкары. Реформа ослабила в первую очередь позиции кемалистов и военной элиты, которые идеологически были привержены западным ценностям, предопределяя лишь один путь развития страны и лишая правительство возможности такого маневрирования. Поначалу казавшееся туманным в свете сложных отношений Анкары и Москвы сотрудничество обеих сторон по сирийскому вопросу сегодня переросло в реальные угрозы для США упустить Турцию из орбиты собственного влияния. Большим шагом руководства Турции на пути к независимости внешнеполитических действий стало приобретение российских ПВО С-400 после принятия Конгрессом США нового санкционного пакета в отношении России. Следующим международным действием Эрдогана явилось сближение с другим объектом санкционной политики Запада – Исламской Республикой Иран. Оба государства нашли общие точки соприкосновения по проблематике курдского сепаратизма, особенно, на фоне референдума о независимости в Иракском Курдистане. Сближение Тегерана и Анкары, издавна борющихся за передел сфер влияния в регионе, свидетельствует о возросших настроениях турецкого руководства диверсифицировать внешнеполитический вектор развития государства. Кроме того, учащённость встреч в Астане по координации действий в Сирии не может не вызывать опасений у администрации Д. Трампа. Турецкая внешняя политика активно использует свои внутренние ресурсы, подкрепленные экономической стабильностью, военным потенциалом и выгодным стратегическим месторасположением страны. Интенсивное развитие отношений с Россией в дальнейшем может послужить предпосылками для Турции по сближению с такой международной организацией как ШОС. Так, возвращаясь из Самарканда после своего визита в Узбекистан, Эрдоган в самолете сделал заявления для СМИ, которые вызвали серьёзные споры по поводу внешнеполитической ориентации страны на современном этапе. Президент отметил: «Турция не должна зацикливаться на ЕС… Например, почему бы Турции не войти в Шанхайскую пятерку? Я сказал об этом и Путину, и Назарбаеву, и всем, кто входит в Шанхайскую пятерку». Таким образом, Эрдоган явно подчёркивает свои возможности, как независимого и многовекторного игрока, способного проводить суверенный внешнеполитический курс.

Кроме того, проводимая Турцией операция в Африне против вооружённых курдских формирований, которые по своей внешнеполитической ориентации являются проамериканскими, ещё раз доказывает наличие отрицательной динамики в турецко-американских отношениях. Вооружая курдские отряды самообороны, являющиеся прямой угрозой национальной безопасности Турции на протяжении долгих лет, Вашингтон рискуют потерять стратегического союзника в регионе.

Подобного рода явления во внешней политике Анкары видятся определёнными попытками отстоять своё место, как самостоятельного актора на международно-политической арене. В формирующемся на сегодняшний день антизападном поведении Турции, вероятнее всего, нет умысла по разрыву отношений с Западом – наличие прочных взаимовыгодных связей сторон не позволит этого сделать. Речь может идти о пересмотре формата данных отношений с учётом геополитических интересов Турецкой Республики после трансформации и укрепления политической системы страны посредством перестройки её конституционных основ. Внешнеполитические действия Турции являются продолжением её внутриполитических проблем и противоречий. Это, прежде всего, курдский вопрос и борьба с гюленистами. Эти темы оказали значительное влияние на недавнее восприятие турецким правительством того, кто является их «другом» или «врагом» в международных отношениях. После всей череды современных конституционных преобразований внешнеполитический курс Турецкой Республики, несомненно, находится в процессе изменений, в частности касающихся пересмотра региональной политики государства, особенностью которого на данном этапе является динамичный характер развития отношений с Россией и Ираном.

Мамед Мустафаев, для «Военно-политической аналитики»

Примечания

См.: Маврина, Ю.В. Концепция внешней политики Турции Ахмета Давутоглу/Ю.В. Маврина// Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия История. Международные отношения. – 2014. – №1. С.69-75

См.: Мехдиев, Э.Т. «Неоосманизм» в региональной политике Турции/ Э.Т. Мехдиев// Вестник МГИМО. – 2016. — №2 (47). С.32-39.

См.: Сулейманов А.В. Идеология А.Давутоглу и внешняя политика Турции/ А.В. Сулейманов// Вестник РУДН. Серия: Международные отношения. – 2015. — №3. С.135-143

Турция поддержала конституционную реформу// BBC. – 2010. – 12 сентября. – URL: http://www.bbc.com/russian/international/2010/09/100912_turkey_referendum_vote

Конституционный референдум в Турции в 2017 году// РИА Новости. – 2017. – 24 апреля. – URL: https://ria.ru/spravka/20170424/1492828175.html

Эрдоган: до выборов -2019 Турцию ожидает «сложный период борьбы»// EurAsia Daily. – 2017. – 10 августа. – URL: https://eadaily.com/ru/news/2017/08/10/erdogan-do-vyborov-2019-turciyu-ozhidaet-slozhnyy-period-borby