Великобритания европейский союз

Содержание

История отношений Великобритании и ЕС

В 1972 году Великобритания вышла из ЕАСТ, а с 1 января 1973 года стала членом Европейского экономического сообщества.

С первых лет пребывания в ЕЭС (с ноября 1993 года — Европейский Союз, ЕС) Великобритания стремилась сохранить максимально возможную самостоятельность в значимых экономических и политических вопросах. В частности, страна не присоединилась к важнейшим интеграционным проектам: Шенгенскому соглашению (1995) об отмене визового контроля на общих границах и введению единой европейской валюты — евро (1999). В марте 2012 года Лондон на саммите ЕС отказался подписать так называемый Бюджетный пакт, пролоббированный Берлином и Парижем и вводивший строгие правила финансовой дисциплины.

Вклад Великобритании в бюджет ЕС оценивается примерно в 11,3 миллиарда евро в год.

У Великобритании неоднократно возникали разногласия с партнерами по Евросоюзу. Они подогревались наличием в Соединенном Королевстве влиятельных политических и общественных сил, выступавших (и выступающих) против участия страны в ЕС на том основании, что это ограничивает национальный суверенитет и сопряжено с дополнительными финансовыми расходами. В последние годы и в заявлениях руководства, и в документах правящей партии звучало требование пересмотра баланса полномочий между Лондоном и Брюсселем. Тори грозились выйти из Хартии основополагающих прав ЕС, ограничить юрисдикцию Евросуда, пересмотреть законы ЕС о занятости, внести изменения в директиву о продолжительности рабочей недели (в частности, отменить 48-часовой максимум), реформировать общую аграрную политику, на которую уходит 40% бюджета ЕС, и пр.

В 2011 году на фоне экономического кризиса в Великобритании усилилось недовольство пребыванием страны в Евросоюзе. Депутат-консерватор Дэвид Наттэлл поднял вопрос о референдуме по вопросу о членстве Великобритании в ЕС. Соответствующую петицию подписали более 100 тысяч граждан Великобритании.

Однако 25 октября 2011 года депутаты парламента Великобритании подавляющим большинством голосов (483 из 650) проголосовали против подготовки референдума. Голосованию предшествовали пятичасовые дебаты. Во вступительном слове премьер-министр

Великобритании Дэвид Кэмерон попросил парламентариев проголосовать против проведения референдума, подчеркнув, что сейчас для него не самое лучшее время, так как Европа переживает кризис.

В январе 2013 года премьер-министр Дэвид Кэмерон в своей программной речи объявил, что Британия может провести референдум по вопросу выхода из Европейского союза в конце нынешнего десятилетия, если на выборах 2015 года возглавляемая им консервативная партия одержит победу.

По итогам состоявшихся 7 мая 2015 года всеобщих выборов консерваторы получили 36,9% голосов избирателей (против 30,4% голосов, полученных лейбористами) и обеспечили себе абсолютное большинство в палате общин (нижняя палата парламента). Лидер тори Дэвид Кэмерон сформировал однопартийное правительство.

28 мая 2015 года правительство Великобритании внесло в парламент законопроект о референдуме по выходу Британии из ЕС. Вопрос референдума в законопроекте был сформулирован как «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского Союза?» Срок проведения референдума обозначен как «не позднее 31 декабря 2017 года».

В июне 2015 года палата общин законопроект поддержала.

10 ноября 2015 года премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон объявил об официальном начале кампании за изменение условий членства Великобритании в ЕС.

Кэмерон направил письмо председателю Европейского совета, в котором указал требования Лондона к Евросоюзу. Они подразделяются на четыре группы:

1) сокращение Великобританией миграционного потока из ЕС (в том числе введение четырехлетнего запрета на получение этими мигрантами социальных пособий; введение полугодового запрета на пособия по безработице для мигрантов из ЕС; ужесточение правил депортации мигрантов-преступников и пр.);

2) улучшение конкурентоспособности (ликвидация бюрократических преград, каких-либо ограничений на перемещение капиталов, товаров и услуг);

3) укрепление британского суверенитета, в частности, отказ от обязательства двигаться «к более тесному союзу» (ever closer union), зафиксированному в основополагающем договоре ЕС;

4) изменения в валютной сфере (в частности, недопустимость дискриминации стран, не входящих в зону евро, навязывания им каких-либо решений странами еврозоны; внесение изменений, в том числе касающихся создания банковского союза, только на добровольной основе и пр.).

Кэмерон связал себя обещанием голосовать на референдуме за выход из ЕС в том случае, если эти условия не будут удовлетворены.

С ноября, когда Кэмерон предъявил список требований, службы Евросовета и Еврокомиссии вели с Лондоном интенсивные переговоры, согласовывая подробности возможной сделки.

19 февраля 2016 года стало известно, что лидеры стран Евросоюза после двухдневных дебатов согласовали с Великобританией новые условия ее членства в союзе, на которых британский премьер-министр Дэвид Кэмерон поддержит сохранение его страны в ЕС на предстоящем референдуме.

Страны-члены согласовали текст документа, который вступит в силу в день, когда британское правительство уведомит генсекретариат Совета ЕС о решении Великобритании остаться членом Евросоюза по итогам референдума. Прежде всего, лидеры договорились прописать в основополагающих договорах союза неприменимость к Великобритании стремления к «все более сплоченному союзу», указанному в Договоре о функционировании Европейского Союза.

ЕС также пошел навстречу требованию Лондона и обозначил в решении норму, согласно которой национальные парламенты могут инициировать приостановку Советом ЕС рассмотрения законодательного акта, если обосновано его несоответствие принципу делегирования полномочий в ЕС.

Страны-члены ЕС также поручили ЕК подготовить предложения законодательных поправок, чтобы удовлетворить требования Великобритании о сокращении пособий на тех детей мигрантов, которые проживают за пределами страны, выплачивающей пособия.

Еврокомиссия также выступит с предложением по внесению поправок в законодательство о свободном передвижении работников в ЕС, чтобы выполнить наиболее проблемное требование Лондона — разрешить заморозку социальных выплат мигрантам из стран ЕС при чрезмерной нагрузке системы социального обеспечения.

Страны-члены согласился с необходимостью продолжать углубление монетарного союза — еврозоны. Меры, целью которых является дальнейшее углубление экономического и валютного союза, будут «добровольными» для стран ЕС, чьей валютой не является евро, однако эти страны смогут присоединиться к их имплементации. Государства, которые не участвуют в углублении монетарного союза, не должны будут создавать препятствий к такому углублению, но, напротив, должны будут ему способствовать.

Антикризисные меры, направленные на сохранение финансовой стабильности еврозоны, не будут затрагивать бюджеты стран ЕС, не применяющих евро или которые не участвуют в создании в ЕС банковского союза (распространяется на страны еврозоны и государства союза, желающие принять в нем участие).

При этом любая страна-член ЕС может вынести на обсуждение саммита вопросы, связанные с выполнением этого решения.

Референдум в Великобритании по вопросу о сохранении членства в ЕС состоится 23 июня. Вопрос, который будет поставлен на голосовании, звучит так: «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского союза или выйти из Европейского союза?».

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон исключает возможность второго референдума по сохранению членства в ЕС. По его словам, пересмотра этого вопроса с последующим референдумом не будет.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Вступление Великобритании в ЕС

На рубеже 60-70-х годов переориентация британской внешней политики и дипломатической деятельности на Западную Европу выходит в ранг приоритетных государственных задач.

К середине 70-х годов более половины из 50 крупнейших английских монополий прочно обосновалось в Западной Европе. За пятнадцать лет, с 1962 по 1977 год, прямые английские капиталовложения в странах ЕС возросли почти в три раза и достигли примерно 21 процента всего инвестированного за рубежом капитала.

К тому времени, когда произошло юридическое оформление членства Англии в ЕС, экономическая интеграция стала свершившимся фактом. Доля сообщества в английском внешнеторговом обороте поднялась с 12,75% в 1955 году до 42% в 1980-м. Суммарный товарооборот Великобритании со странами ЕС тогда же в пять раз превышал товарооборот с заокеанским партнером .

Попытка консолидации западноевропейского капитализма путем интеграции — одна из важнейших характерных черт современного этапа развития международных отношений в мировой капиталистической системе хозяйства. С помощью экономической и политической интеграции западноевропейские государства пытаются разрешить обширный комплекс межимпериалистических противоречий, а также объединить свои силы в борьбе против мира социализма, международного рабочего и национально-освободительного движения.

Английские правящие круги более 10 лет безуспешно пытались вступить в ЕЭС. В 1961-1963 годах Англией была предпринята первая попытка присоединения к Сообществу, но переговоры, проведенные ею в этот период с «Общим рынком», окончились провалом из-за вето, наложенного Францией. В мае 1967 года Англия вторично обратилась с заявлением о вступлении о ЕЭС, но и на этот раз Франция заблокировала принятие Великобритании в ЕЭС.

Решение о проведении переговоров с Англией было принято Сообществом лишь в декабре 1969 года. Официально переговоры были начаты в июне 1970 года и завершились через год — в июне 1971 года, после согласования всех основных условий вступления Англии в ЕЭС .

Сразу же после завершения переговоров Англии с «Общим рынком» в Лондоне была опубликована Белая книга «Соединенное Королевство и Европейские сообщества». В этом документе подчеркивалось, что вступление в «Общий рынок» дает возможность Англии более эффективно использовать материальные ресурсы, рабочую силу, производственные мощности, оборудование. В нем большое внимание уделялось дальнейшему развитию и использованию современной промышленной технологии и привлечению дополнительных ресурсов в сферу научно-исследовательских работ. В документе отмечалось, что устранение различий в национальных системах промышленного законодательства и налогообложения позволит английским предпринимателям наладить более тесные деловые связи с западноевропейскими фирмами, а также успешно конкурировать с монополиями США и Японии. В документе выдвигалась задача усиления роли Англии в Сообществе.

Новые экономические тенденции были учтены правительством. Великобритания не могла позволить себе их игнорировать, поскольку ее собственная экономика «традиционно зависела и продолжает зависеть от торговли с внешним миром».

Проблема «Общего рынка» заняла важное место в избирательной кампании 1964 г. Лейбористы шли на выборы, обещая избирателям, что они не допустят присоединения Англии к ЕЭС. В ходе избирательной кампании 1964 г. реальная борьба шла между Консервативной и Лейбористской партиями. Содержание их предвыборных манифестов показывало, что по основным вопросам внутренней политики у них было мало разногласий. Что касается внешней политики, то, за исключением вопросов об участии в ЕЭС, о том, должна ли Англия располагать собственным ядерным оружием и участвовать в многосторонних ядерных силах НАТО, их программы также были почти идентичны. Парламентские выборы, состоявшиеся 15 октября 1964 г., принесли поражение консерваторам. По сравнению с выборами 1959 г. они потеряли около 1 750 тыс. голосов. За них проголосовало около 12 млн. человек, т. е. 43,3 % избирателей (против 49,4 % на выборах 1959 г.). В палате общин они получили 304 места против 365 мест в парламенте прошлого созыва. Лейбористская партия получила 12,2 млн. голосов (примерно на 10 тыс. меньше, чем на выборах 1959 г.; при этом процент голосовавших за лейбористов увеличился с 43,8 до 44,1) и 317 мест в парламенте .

Ими были инициированы переговоры о присоединении Великобритании к европейским интегрирующим структурам. Переговоры шли с трудом, прерывались и вновь возобновлялись, пока наконец в январе 1973 года Англия не стала членом ЕЭС. Англия согласилась и выполнила те условия, которые ей поставили при вступлении в Сообщество, а затем начала добиваться изменения своего положения в Общем рынке и своего финансового вклада.

Характерной чертой развития Общего рынка в 80-х годах стало обострение разногласий в нем, когда Сообщество шло от одного кризиса к другому. Англия проводила жесткую, порой конфронтационную линию в отношении своих партнеров, требуя снижения британского взноса в бюджет ЕЭС и угрожая, что если это не будет сделано, то она вообще может прекратить выплаты в бюджет Общего рынка. Встречи премьер-министров Сообщества превращались в поле битвы, где английский премьер-министр часто выступала в одиночестве против всех остальных участников. Тэтчер заявляла, что, пока Британия не получит реальных экономических выгод от участия в ЕЭС, она будет воздерживаться от любой дальнейшей интеграции в рамках Общего рынка .

Традиционная политика Британии состояла в том, чтобы, занимая особое (островное) положение в Европе, проводить линию скорее на разъединение, чем на объединение европейских государств. Старый принцип «разделяй и властвуй» проводился британской дипломатией и в отношении современной Европы. Сейчас наступили другие времена, но полностью Англия от своего принципа не отказалась. По-прежнему она выступала против сближения Франции с ФРГ, Италии с Францией и т.д., с тем чтобы в Сообществе не было внутриблоковых тесных отношений, которые помешали бы ей играть решающую роль в Общем рынке.

В руководстве победившей на парламентских выборах в июне 1970 года консервативной партии верх взяли давние и активные сторонники интеграции. Французские журналисты величали лидера тори Э. Хита не иначе, как «мистер Европа», о чем экс-премьер, кстати, не без гордости вспоминает в своих мемуарах .

Была близка к завершению и начавшаяся еще в 60-е годы идейная переориентация в пользу участия в западноевропейской интеграции в среде профессиональных дипломатов. На изменение их взглядов, несомненно, повлияла проинтеграционистская платформа консерваторов — партии, с которой дипломатическая служба связана наиболее прочными узами.

С 1967 г., когда был завершен начатый в 1965 г. процесс слияние рабочих органов трех сообществ (ЕОУС, Евратома и ЕЭС) в одно целое, возникло единое Европейское сообщество (ЕС). 1 июля 1968 г. страны ЕС официально провозгласили создание единой торговой зоны для промышленной продукции шести стран и ввели общий таможенный тариф в торговле промышленными товарами с третьими странами.

В 1969 г. завершился первый этап западноевропейской интеграции, как то было предусмотрено Римским договором в 1957 г. Его главная изначальная цель — создание за 12 лет общего рынка — была во многом достигнута. Внешнеторговый союз шести стран был создан. Задачи второго этапа формулировались как построение, в дополнение к внешнеторговому, экономического и валютного союза западноевропейских стран. На его основе в дальнейшем предполагалось перейти к формированию союза политического.

В мае 1971 г. была достигнута общая принципиальная франко-британская договоренность о вхождении Британии в ЕЭС. 9 апреля 1972 г. население Франции на референдуме высказалось в пользу расширения сообщества, и Париж официально снял возражения против членства в нем Великобритании. Соответствующее соглашение между ней и странами «шестерки» было подписано в январе 1972 г. в Гааге , и с 1 января 1973г. Британия официально стала членом сообщества. Одновременно с ней в Европейское сообщество вступили Ирландия и Дания. Норвегия, подписавшая соглашение о присоединении к ЕС вместе с этими странами, в сообщество не вступила, так как это соглашение не получило одобрения на национальном референдуме и поэтому для нее не вступило в силу.

Принятие новых членов в сочетании с ухудшением экономической ситуации в Европе в 70-х годах затормозило развитие интеграционного сотрудничества. Кроме того, с вхождением Британии в сообщество укрепились позиции сторонников менее радикальной, «конфедеративной» версии интеграции — сближения на базе традиционного сотрудничества между государствами, а не посредством укрепления наднациональных политикоформирующих органов.

Главными управляющими органами Европейского сообщества были Совет министров и Комиссия европейских сообществ. Совет министров состоял из министров иностранных дел и экономики стран-членов. Он занимался координацией политик отдельных государств и имел право принимать решения — либо методом консенсуса, либо большинством голосов.

Комиссия состояла из делегатов, направляемых странами по принципу компетентности каждого делегата (но не более двух от одной страны) сроком на четыре года. Комиссия следила за исполнением положений подписанных договоров и имела право давать экспертные заключения и рекомендации по конкретным вопросам. Члены Комиссии с момента своего вхождения в нее становились юридически независимыми от «своих» правительств. Они несли ответственность только перед Европейским парламентом, который имел право выразить им недоверие. Сам Европейский парламент не избирался напрямую (до 1979 г.), а формировался из депутатов, делегируемых каждой из стран сообщества.

Предложения и рекомендации Комиссии подлежали утверждению Совета министров. Именно на Комиссию возлагалась обязанность представлять Европейское сообщество в международных отношениях. Сторонники «федерализма» в Западной Европе полагали, что Комиссия представляет собой прообраз будущего европейского правительства, а поборники «конфедерализма» считали ее всего лишь секретариатом при Совете министров .

Статус Великобритании в политической структуре ЕС оказался отнюдь не таким высоким, как на это рассчитывали в правящих кругах страны в период борьбы за присоединение к Общему рынку. Связано это с рядом обстоятельств. Достаточно напомнить о том, что все проекты установления в ЕС режима «двух скоростей» предусматривали включение Великобритании в группу стран, вынужденных менее активно участвовать в интеграционных мероприятиях.

И речь идет не только о проектах. В 1979 г., например, Великобритания оказалась единственной из девяти стран сообщества, отказавшейся войти в созданную тогда Европейскую валютную систему. Во-вторых, болезненный процесс приспособления к созданным в сообществе механизмам сопровождается требованием Лондона перестроить важнейшие из них в соответствии с его интересами .

Речь идет прежде всего о правилах формирования бюджета ЕС и о «единой аграрной политике». Эти проблемы постоянно лихорадили Общий рынок, причем нередко из-за позиции, занятой англичанами. Лондон вызывал раздражение партнеров не только потому, что ставит себя в положение субъекта, который, образно выражаясь, «приходит в чужой монастырь со своим уставом», по и потому, что делает он это крайне бесцеремонно, жестко, не останавливаясь даже перед угрозой заблокировать весь интеграционный механизм.

Наконец, несмотря на несомненную «европеизацию» британской внешней политики, в ней сохраняются и рецидивы глобальных амбиций, и стремление к более тесным отношениям с США, и некоторая отстраненность от тех внешнеполитических тенденции, которые являются доминирующими в международно-политической деятельности континентальных стран Общего рынка. В этом смысле процесс интеграции Великобритании в ту систему взаимосвязей, которая сформировалась между участниками Европейского сообщества, отнюдь не завершился не только в экономической, но и во внешнеполитической сфере. Показательным фактом явился отказ Великобритании ввести у себя евро, поддержанный большинством населения. Это позволяет заключить, что вступление Великобритании в ЕС является шагом неоднозначным и до сих пор процесс интеграции до конца не завершен .

Члены правительства тори в довольно патетических выражениях восхваляли успехи своей «европеистской» политики. «Переговоры о вступлении в ЕС — главнейшая задача моего правительства, — говорил Хит на встрече с журналистами в марте 1972 года. — Их успех явился самым значительным событием в истории британской международной политики со времени разгрома гитлеризма» .

Британские ученые к факту присоединения Англии к ЕС отнеслись гораздо спокойнее. «Акт о присоединении к сообществу следует рассматривать как дипломатическое и юридическое признание ситуации, реально существовавшей уже давно, но не признанной ни дипломатами, ни политиками. Все, что они сделали, так это привели свои взгляды в соответствие с реальностью». Такое мнение высказал бывший директор «Чэтем хауза» К. Янгер . Другие авторитетные ученые, в их числе профессор Ф. Нортэдж, подчеркивали: решение присоединиться к интеграционным процессам ни в коей мере не может быть отнесено к достижениям британской дипломатии. Оно, по сути дела, носит явно запоздалый характер, не является результатом свободного и продуманного выбора, а «принято лишь потому, что другие альтернативы, на которые прежде ориентировалась британская дипломатия, были перечеркнуты самой жизнью» .

Нортэдж и его коллеги, кроме того, пришли к выводу, что абсолютизация одного внешнеполитического направления, пусть даже на данном этапе и весьма перспективного, в дальнейшем может привести к новым дисбалансам во внешней политике Англии, не менее опасным, чем в 40-50-е годы .

Британские дипломаты не без оснований надеялись на то, что начавшийся процесс организационного приспособления английского внешнеполитического механизма к специфике работы в «Общем рынке» позволит им поднять значение и авторитет своей собственной службы. Так, повседневные рабочие контакты между партнерами по ЕС поддерживаются на непрерывной, долговременной основе. В силу этого их осуществление наиболее целесообразно поручить постоянному профессиональному аппарату, не меняющемуся со сменой правительств.

Начиная с 1972-1973 годов профессиональные дипломаты подталкивали правительство к развитию новых форм внешнеполитического сотрудничества в рамках ЕС. Их расчет состоял в том, что это приведет к созданию новых органов сообщества, расширению штатов старых и в результате появятся выгодные для них вакансии. В условиях, когда сохранялась угроза сокращения штатов дипломатических учреждений, дипломатов весьма обнадежил тот факт, что сразу после подписания договора о присоединении к ЕС правительство объявило дополнительный набор 1,5 тыс. сотрудников на государственную службу .

Речь, правда, шла о персонале для нужд министерств торговли, сельского хозяйства и других «внутренних» ведомств, чьи международные контакты со вступлением в сообщество резко расширялись. Однако дипломаты полагали, что эти ведомства, не особенно искушенные в тонкостях политики, вряд ли смогут обойтись без их профессиональных услуг. Они также исходили из того, что участие английских правительственных делегаций в многочисленных и регулярных встречах представителей государств — членов ЕС на различных уровнях немыслимо без предварительной подготовки этих встреч на уровне профессионального дипломатического аппарата.

Установившаяся с середины 70-х годов система внешнеполитического согласования между членами ЕС оправдала надежды, которые возлагали на нее дипломаты. Именно за ними были монопольно закреплены организационно-техническая подготовка совещаний министров иностранных дел ЕС и отчасти их экспертное обслуживание. Этим-то в первую очередь и объясняется та готовность, с которой министерства иностранных дел и персоналы посольств пошли на «политическое сотрудничество», ведь оно ослабляло их вполне обоснованные опасения остаться «за бортом» интеграционного развития.

Все эти обстоятельства в совокупности предопределили в целом весьма благожелательное отношение профессиональной дипломатической службы к повышению активности Великобритании в ЕС с акцентом на развитии сотрудничества во внешнеполитической сфере. Дипломатам, разумеется, были известны и факторы, которые могли ослабить статус и влияние их ведомства .

Так, специализация внешнеполитических связей, характерная для сообщества, включала во внешнеполитическую работу сотни, если не тысячи, сотрудников «внутренних» ведомств, создавая тем самым определенную угрозу для монопольного контроля профессиональной дипломатии над внешнеполитической сферой. При этом ввиду функционального разнообразия деятельности «Общего рынка» Форин оффис, не обладая компетентностью в специальных вопросах, утрачивал полномочия по разработке позиции правительства по большому числу вопросов. Весьма реальной становилась и перспектива насыщения посольств, в первую очередь в западноевропейских государствах, чиновниками из «внутренних» ведомств Уайтхолла.

После решения лейбористского правительства о проведении национального референдума по вопросу о членстве в ЕС Форин оффис превратился в главный центр кампании в поддержку интеграции. В его структуре для этих целей была создана специальная оперативная группа, ежедневно разрабатывавшая планы действий.

Ряд крупных дипломатов, незадолго до этого ушедших со службы, участвовали в кампаниях в пользу интеграции. Действующие дипломаты, не имея возможности в силу принятых на дипломатической службе правил открыто выступать с политическими заявлениями, находили косвенные пути.

Так, они снабжали более полной информацией сторонника ЕС в лейбористском правительстве Дж. Каллагэна и, наоборот, поставляли скудные и тенденциозно подобранные материалы членам правительства А. Бенну и П. Шору — противникам участия в «Общем рынке» .

Приверженцы интеграции старались заручиться и поддержкой Содружества. Его генеральный секретарь А. Смит вспоминает, что накануне референдума через посредство британских дипломатов к нему обратились бывшие члены консервативного кабинета с просьбой поддержать участие Англии в ЕС.

Итоги референдума, в ходе которого 67,2% голосовавших отдали свои голоса за объединение с Европой, упрочили позиции «европеистов» на дипломатической службе .

Вступление Великобритании в ЕС дало новый импульс для развития ее конкурентных преимуществ. В стране были созданы предпосылки для решения проблемы роста промышленного производства, подавлена инфляция, заметно увеличился объем экспорта и импорта. Улучшился инвестиционный климат в стране и инвестиционная позиция Великобритании среди стран ЕС.

За время пребывания в ЕС британской внешней политике удалось если не укрепить, то по крайней мере стабилизировать свои позиции в Европе. К тому же через ЕС с его сложной системой взаимозависимости Великобритания получила возможность оказывать гораздо большее воздействие на решение глобальных политических проблем, чем действуя в одиночку. Выступая составной частью формирующегося в Западной Европе общего хозяйственного комплекса, она входит в Единый внутренний рынок, охватывающий 12 государств с населением в 340 млн. «Европеизация» хозяйства и внешнеэкономических связей Великобритании — на Западную Европу приходится 13% ее внешнеторгового оборота — содействовала укреплению мощи британских фирм и финансовых компаний лондонского Сити в Европейском регионе; благодаря дополнительному импульсу, полученному от участия в ЕС, Лондону удалось сохранить самую обширную после США «хозяйственную империю» за рубежом.

Можно выделить две главные особенности развития связей между Великобританией и странами ЕС:

– индекс заграничных капиталовложений Великобритании (т.е. отношение капиталовложений страны за границей к иностранным в ней) в отношении почти всех стран ЕС, кроме Дании и Голландии, в течение 70-х-80-х гг. был больше единицы. Этот показатель говорит о том, что британские инвестиции в странах ЕС постоянно превышают аналогичные вложения стран Западной Европы в Великобритании;

– степень покрытия импорта экспортом у Великобритании почти со всеми странами ЕС в данный период была постоянно меньше единицы.

При сравнении индекса заграничного инвестирования со степенью покрытия импорта экспортом для Великобритании прослеживается следующая тенденция: чем выше индекс заграничного инвестирования, тем меньше степень покрытия импорта экспортом. Это явно проявилось в 1980 г., когда английский экспорт впервые за многие годы превысил импорт, а размер частных английских инвестиций в сообществе также впервые был меньше вложений стран ЕС в экономику Великобритании .

Из вышеперечисленного можно сделать вывод о том, что формы экспансии английских компаний на западноевропейские рынки и стран ЕС на рынок Великобритании значительно отличаются. Движение капитала из Англии возрастает быстрее, чем обратное движение, но с другой стороны, поток товаров из стран ЕС возрастает быстрее, чем экспорт из Великобритании в эти страны.

Особые отношения сложились у Великобритании с ЕС в валютной сфере. Великобритания всегда стремилась занимать особое, главенствующее положение в этой области. Так же, как Дания и Швеция, она считает для себя присоединение к зоне евро пока еще преждевременным, хотя по критериям, указанным в Маастрихтском договоре (ценовая стабильность, стабильность обменных курсов, процентной ставки, дефицит государственного бюджета — в пределах 3% от ВВП, относительная величина государственного долга — не более 60% ВВП) готова к этому этапу .

По объему накопленных прямых заграничных инвестиций Великобритания, утеряв в 40-е годы лидирующие позиции в мире, прочно удерживает 2-е место после США.

Несмотря на растущие проблемы экономики, фунт стерлингов остается более крепкой валютой по сравнению с евро, что негативно отражается на британском экспорте. Автомобилепроизводители заявляют, что если Великобритания в скором будущем не примет евро, они будут вынуждены пересмотреть свои инвестиции в страну. Несмотря на то, что Великобритания остается на втором месте в мире по объему привлекаемых инвестиций, уже сейчас ее доля в общемировых потоках инвестиций сократилась до 22% по сравнению с 39% в 1990-х годах.

Великобритания находится в числе пяти крупнейших торговых держав мира, после США, Германии, Японии и Франции. Великобритания является ведущим европейским экспортером промышленных товаров, нефти, химических веществ, автомобилей, продукции для авиакосмоса, металлов, готовых тканей и машин. Основные направления британского экспорта — это США, Германия, Франция, Нидерланды.

Великобритания — это крупный импортер сельскохозяйственных товаров, сырья, промежуточной (полуготовой) и готовой продукции, а также автомобилей (из стран ЕС и Японии). Основные источники английского импорта в 2001 году — это США (14%), Германия (11,7%), Франция (7,7%), Нидерланды (6,2%) и Бельгия (4,8%).

Улучшение в 2000 г. экономического положения в мире и главное в Европе, куда идет основная часть британского экспорта, сопровождалась ростом на 7,8% вывоза товаров и услуг. Ему способствовало также повышение цен на нефть — Британия является ее чистым экспортером.

Противоречивое влияние на экспорт имела динамика фунта. Вплоть до осени британские экспортеры страдали от его высокого курса. По оценкам британских экономистов, в 2000 г. он в целом был завышен на 30% и тем самым угнетающе действовал на нефинансовый сектор. Однако повышение курса евро по отношению к фунту создало благоприятные условия для развития обрабатывающей промышленности, прежде всего машиностроения. В последнем квартале 2000 г. ускорилось производство в электронике, аэрокосмической и электротехнической промышленности. Экспортные заказы увеличивались быстрее, чем спрос на внутреннем рынке.

Британия остается в Евросоюзе еще на три месяца

31 октября Великобритания должна была покинуть Евросоюз. Обещание Бориса Джонсона реализовать Brexit в назначенную дату любой ценой сделало его премьером, однако, ему так и не удалось реализовать задуманное. Соединенное Королевство остается частью ЕС до 31 января. Лондон сможет покинуть объединение и раньше, если Палата общин, наконец, утвердит соглашение по Brexit.

Впрочем, этот вопрос будет решать уже новый состав парламента. 12 декабря в стране пройдут досрочные выборы — одна из немногих побед Джонсона.

Первым довольно весомым успехом премьера стало внесение изменений в сделку с Евросоюзом. Брюссель, наконец, проявил мягкость в главном для Британии вопросе — касательно дальнейшей судьбы Северной Ирландии.

Реклама

В прежнем варианте сделки, предполагалось, что Северная Ирландия останется в едином рынке и таможенном союзе до тех пор, пока Лондон и Брюссель не придумают другой способ обеспечить прозрачность границы с Ирландией. Британский парламент был всерьез обеспокоен, что такой сценарий поставит страну в зависимость от ЕС на неопределенно долгое время. Именно из-за этого пункта Лондон трижды отвергал соглашение Терезы Мэй, что привело ее к отставке.

Борис Джонсон же оказался прав — Брюссель стал более сговорчивым с тем, кто готов покинуть ЕС без сделки.

Успехи и неудачи Бориса Джонсона

В соответствии с новым соглашением, Северная Ирландия останется в таможенном пространстве всей Великобритании, но также будет частью единого рынка Евросоюза. Вместе с тем Лондон будет применять таможенные правила ЕС и осуществлять сборы для товаров, следующих в Евросоюз через Северную Ирландию.

После окончания переходного периода соглашение будет продлеваться каждые четыре года с согласия Ассамблеи Северной Ирландии большинством голосов.

Новое соглашение через два дня было представлено парламенту. 19 октября члены Палаты общин собрались, чтобы рассмотреть его и не стали голосовать по сделке. Вместо этого они решили поменять регламент утверждения сделки и одобрили поправку, которая обязывает сперва принять законопроект, ратифицирующий новое соглашение.

Так, Палата общин практически лишила Джонсона возможности реализовать Brexit 31 октября. Премьеру пришлось просить Евросоюз о новой отсрочке.

Через несколько дней парламент снова собрался для голосования по сделке. 22 октября Палата общин большинством голосов поддержала закон о ратификации соглашения Джонсона, что стало почти историческим моментом — вопрос Brexit, наконец, сдвинулся с мертвой точки.

Через несколько минут депутаты отклонили ускоренный график выхода из Евросоюза и похоронили последнюю надежду Джонсона на Brexit 31 октября.

В ответ премьер-министр поставил перед парламентом вопрос о проведении досрочных выборов, что, по его мнению, станет единственной возможностью вывести Британию из политического тупика. Основания для такой точки зрения действительно существуют — сейчас в Палате общин попросту нет рабочего большинства, которое продвигало бы хоть какую-то позицию по Brexit, будь это выход без сделки или проведение нового референдума.

28 октября Евросоюз предоставил Джонсону отсрочку в надежде, что премьеру удастся провести инициативу досрочных выборов в парламенте. Однако оппозиционная Лейбористская партия не стала голосовать, что помешало Борису Джонсону набрать две трети голосов, необходимых для принятия законопроекта.

Премьер-министр на следующий же день снова внес постановление о досрочных выборах. На этот раз голосование прошло по иной процедуре, согласно которой для принятия инициативы требовалось простое большинство голосов.

29 октября вечером Палата общин подавляющим большинством голосов (428 против 20) проголосовала за внесенное правительством постановление о досрочных выборах 12 декабря.

Теперь инициативу рассмотрит Палата лордов, что, по большому счету, является формальной процедурой.

На этот раз лейбористы уже поддержали постановление премьер-министра, а лидер партии Джереми Корбин заявил, что проведение внеочередных выборов станет «уникальной возможностью» для преобразования страны.

Шансы оппозиции

Даже без участия Лейбористской партии Борис Джонсон, скорее всего, одержал бы победу на этот раз. Это политическое объединение призывало к выборам на протяжении последнего года, однако, в ходе первого голосования, когда премьеру нужно было не простое большинство, а две трети голосов, лейбористы воздержались.

Шансы партии на досрочных выборах не так высоки. О победе лейбористам мечтать не приходится, более того, они могут потерять около 10% мест в палате общин. Об этом свидетельствуют результаты сразу нескольких социологических опросов. В настоящее время партия занимает 243 кресла (из 650) в парламенте, но в результате досрочных выборов они рискуют лишиться 24 мест.

Как рассказал «Газете.Ru» директор Центра европейской информации Николай Топорнин, консерваторам есть, что предоставить избирателям в качестве козыря. Именно на плечи правящей партии легла ответственность за реализацию результатов референдума по Brexit. Благодаря Борису Джонсону и Терезе Мэй тори могут похвастаться сразу двумя версиями соглашения с ЕС и даже вариантом выхода из Евросоюза без сделки.

Парламент будет распущен 6 ноября. После этого Великобританию ждет предвыборная кампания, которая, как ожидается будет не менее ожесточенной, чем кампания перед референдумом.

Согласно данным YouGov, рейтинг консерваторов составляет 37%, в то время как партия Корбина имеет всего 22%. На третьем месте разместились либерал-демократы (19%), затем партия Brexit (11%) и, наконец, Зеленая партия (7%).

Примерно ту же картину демонстрируют опросы, проведенные службой DeltaPoll в октябре. Консерваторы могут рассчитывать на 37% поддержки, лейбористы — на 24%.

Лейбористы, впрочем, надежду не теряют. В ходе заседания, на котором депутаты голосовали за проведение досрочных выборов, оппозиция попыталась внести некоторые изменения. Так, лейбористы предложили снизить возраст избирателей до 16 лет, а также предоставить право голосовать гражданам других стран ЕС, проживающих в Британии.

Оба предложения были отклонены. Правительство заявило, что отзовет постановление о выборах, если поправки пройдут, так как подобные изменения требуют подробного обсуждения.

На самом деле, эти предложения обнажили неуверенность оппозиции перед выборами. Если бы поправки были приняты, это повысило шансы на успех Лейбористской партии, что также стало причиной категоричного отказа правительство рассматривать их.

Великобритания сейчас расколота не меньше, чем Палата общин. В 2016 году за выход из Евросоюза проголосовали 51,9% избирателей, против — 48,1%.

Лейбористы представляют интересы тех британцев, которые хотели бы остаться в составе ЕС — за этот вариант проголосовало, преимущественно, молодое население страны. Среди категории избирателей в возрасте от 18 до 24 лет более 70% выступили на референдуме против Brexit.

Что же касается второго предложения оппозиции, то, очевидно, гражданам Евросоюза, проживающих в Британии, Brexit доставит немало трудностей.

Их голоса, как и голоса молодежи, потенциально могли бы завоевать лейбористы, усилиями которых в том числе Соединенное Королевство так и не вышло из состава ЕС.

Впрочем, в условиях столь глубокого раскола в британском обществе, предугадать результаты выборов практически невозможно. Главная интрига состоит в том, удастся ли консерватором заполучить ощутимое большинство в Палате общин.

Также стоит учитывать, что политическая обстановка в Британии может в значительной мере повысить успех двух партий, выступающих за бескомпромиссные позиции по Brexit. К ним могут уйти многие избиратели, разочаровавшиеся в консерваторах и лейбористах — это Либерал-демократическая партия, которая выступает против выхода из ЕС, и партия Brexit, призывающая к решительному разрыву с Брюсселем.

Что скажут британцы

Нельзя также отрицать и то, что с 2016 года огромное количество подростков достигли возраста, в котором они могут голосовать. Соответственно, на этот раз молодежь может в большей мере повлиять на судьбу Brexit, ведь студенты в подавляющем количестве выступают против выхода из ЕС.

«Я, вероятно, буду голосовать за либерал-демократов, поскольку они имеют четкую и смелую позицию в отношении Brexit. У лейбористов слишком много политики, которая кажется недостижимой и контрпродуктивной, например, ликвидация платных школ. Они также не имеют четкой позиции Brexit и не смогли должным образом противостоять антисемитизму, который существует в партии», — рассказал «Газете.Ru» Хьюго, студент Кэмбриджского университета.

Он, как и большинство его сверстников, голосовал против выхода из Евросоюза, и продолжает придерживаться этой позиции, в связи с чем поддержка либерал-демократов кажется весьма логичным выбором.

«Мне кажется, что нет веской причины, по которой мы должны погрузить нашу страну в пучину сомнений, когда ЕС прекрасно сработал для нас. Я не хочу, чтобы Великобритания вышла из ЕС из-за неопределенности, которую это вызовет. Нет никаких доказательств того, что это улучшит нашу жизнь. На мой взгляд, Brexit является побочным продуктом правого национализма, которому нет места в современном обществе», — считает Хьюго.

Примерно той же позиции придерживается другой студент Кэмбриджского университета, Дэниел. Однако, несмотря на то, что он выступает против Brexit, Дэниел считает, что парламент должен реализовать результаты референдума 2016 года.

«Я буду голосовать за консерваторов. Обсуждаемая в широких масштабах сделка по Brexit была согласована из-за проницательного экономического управления в течение последних десяти лет. Кроме того, Корбин опасен с экономической точки зрения и питает антисемитизм в своей партии.

Я голосовал за то, чтобы остаться. Я видел в ЕС безопасную и прогрессивную единицу, частью которой должен быть. Однако демократический результат референдума нельзя отрицать.

Бизнесу нужна определенность, которая может быть обеспечена сделкой Бориса Джонсона. Новые отношения не изолируют Великобританию от Европы», — рассказал Дэниел.

Фред, выпускник Лондонского университета SOAS, также выступает против выхода из Евросоюз, на предстоящих выборах он намерен поддержать лейбористов.

«Я не хочу, чтобы Великобритания вышла из ЕС по ряду причин. На абстрактном уровне я чувствую, что ЕС является несовершенным, но необходимым международным проектом сотрудничества, который гораздо больше способен противостоять современным вызовам, чем любая нация в одиночку.

На национальном уровне я полагаю, что Brexit нанесет ущерб Великобритании, как в экономическом, так и в культурном отношении и может привести к дерегулировании крупного капитала и дальнейшему росту экономического неравенства в обществе.

И, наконец, на личном уровне я чувствую себя связанным с Европой в плане идентичности, и я ценю способность жить, путешествовать и работать в большинстве стран Европы без необходимости получения визы», — отмечает Фред.

Какие государства имеют членство в Евросоюзе в 2019 году

Основная идея при создании Европейского союза (ЕС, Евросоюз) в 1951 году (тогда Европейского объединения угля и стали) заключалась в организации единой платформы для торгового и экономического сотрудничества 6 государств без риска военных действий со стороны друг друга. Собственно Евросоюз закреплен юридически при подписании Маастрихтского договора уже 12 государствами в 1992 году. Страны, входящие в ЕС, независимы, но при этом подчиняются общим законам, касающимся образования, медицинского обслуживания, пенсионной, судебной и других систем.

Определение и цели деятельности Европейского союза

Евросоюз – это уникальная организация, интегрирующая европейские государства, подписавшие договор о вступлении, с целью улучшения жизни их граждан во всех сферах общественной жизни.

Цели деятельности ЕС в разных сферах:

  1. Права и свободы человека:
  2. содействие сохранению мира и благосостояния народов;
  3. обеспечение гражданам свободы, безопасности и законности;
  4. продвижение и защита своих интересов в отношениях с другими странами.
  5. Экономика:
  6. создание общего внутреннего рынка;
  7. поддержание здоровой конкуренции;
  8. социально-ориентированная рыночная экономика;
  9. содействие занятости населения;
  10. социальный прогресс;
  11. повышение качества окружающей природной среды;
  12. научно-технический прогресс.
  13. Социальная сфера:
  14. борьба с дискриминацией, в том числе гендерной;
  15. социальная защита населения;
  16. обеспечение справедливости;
  17. защита прав детей.

Если страны-основатели ЕС были нацелены в основном на создание общего рынка стали и угля, что решило бы проблемы занятости населения в этих отраслях и повысило эффективность производства, то на сегодня устремления Евросоюза значительно расширились.

Евросоюз призван обеспечить максимальную сплоченность и солидарность стран содружества в плане экономического развития, территориальной организации и социального порядка.

Страны-участники ЕС обязаны уважать богатство и разнообразие национальных культур друг друга, а также обеспечивать защиту объектов общеевропейского культурного наследия.

Перечень стран Евросоюза на 2019 год

С момента подписания Маастрихтского договора идет процесс активного развития Евросоюза: увеличивается количество стран-участниц, вводится единая европейская валюта, вносятся изменения в договоры. Чтобы узнать о том, сколько стран в ЕС на 2019 год, нужно проанализировать количество стран, присоединившихся к 12 государствам ЕС после 1992 года:

  • 1995 год – плюс 3 страны (Австрия, Финляндия, Швеция);
  • 2004 год – плюс 10 стран (Чехия, Венгрия, Польша, Словакия, Словения, Эстония, Латвия, Литва, Кипр, Мальта);
  • 2007 год – плюс 2 страны (Болгария, Румыния);
  • 2013 год – плюс 1 страна (Хорватия).

Таким образом, количество стран в ЕС в 2019 году составляет 28.

Говоря о том, какие страны входят в состав ЕС, кроме перечисленных выше, назовем следующие:

  • Германия;
  • Бельгия;
  • Италия;
  • Люксембург;
  • Нидерланды;
  • Франция;
  • Великобритания;
  • Дания;
  • Ирландия;
  • Греция;
  • Испания;
  • Португалия.

На территории стран Евросоюза принята стандартизированная система законов, создан общий рынок, отменен паспортный контроль в пределах Шенгенской зоны, которая включает также и некоторые другие страны Европы, не входящие в ЕС.

Все страны-члены ЕС обязаны согласовывать свои политические решения с другими участниками союза. Денежная валюта Евросоюза – евро. На сегодняшний день 19 государств ЕС ввели евро в обращение, образовав тем самым единую еврозону.

Экономика Евросоюза: особенности и принципы функционирования

Экономику Евросоюза составляют экономические системы всех 28 стран-участниц, уровень которых существенно разнится. При этом более слабые государства поддерживаются за счет эффективного перераспределения средств и ресурсов между странами. Это происходит через общую казну, в которую каждое государство вносит свою долю средств в зависимости от объема внутреннего валового продукта (ВВП). Такая политика – один из главных принципов функционирования ЕС (принцип кохезии или сплоченности).

С одной стороны, такая координация экономики способствует социальной интеграции на рынке труда, предотвращает безработицу и уменьшает ее, устраняет региональный дисбаланс в Евросоюзе, с другой – может приводить к обострению и взаимным обвинениям стран-доноров и реципиентов.

Так, наиболее развитые страны-доноры ЕС, то есть вложившие в казну больше средств, чем оттуда получившие, которыми в 2015 году стали Германия, Великобритания, Франция, Италия, Швеция, Дания, Австрия и Кипр, были недовольны тем, что новые участники Союза фактически живут за их счет. Этот факт, а также увеличение дешевой рабочей силы, прибывающей из стран Восточной Европы, явились одними из главных причин намерения Великобритании выйти из состава ЕС.

Выход Великобритании из ЕС: ситуация на 2019 год

Brexit (от двух слов: Br – Britain – Британия, exit – выход), который был активирован Великобританией во время референдума касательно членства страны в Европейском союзе в 2016 году, ожидается в 2019-2020 годах. Два года отведено на переходной период, поэтому в 2019 году Британия все еще числится активным членом ЕС.

Возможные последствия Брекзит

В мировом масштабе Брекзит может негативно сказаться на наполнении фонда официальной помощи на цели развития (ОПР), так как вклад Британии в бюджет ЕС уменьшится, а Евросоюз – это четвертый по величине донор в мире в ОПР.

Из-за ограничений в свободе перемещения и торговли после выхода Великобритании из ЕС будет нанесен ущерб британскому финансовому сектору. Прогнозируемые причины этого: проблемы в турбизнесе и отток квалифицированных кадров. Результатом Брекзит также может стать значительное снижение доходов работающего населения – по мнению экспертов, потери британских семей составят почти полторы тысячи евро ежегодно.

Еще одно возможное последствие Брекзит – отделение Шотландии от Великобритании. Как известно, еще в 2014 году шотландцы подняли вопрос о выходе из состава Британии, причем голоса за и против разделились тогда почти поровну – 44,7 % и 55,3 % соответственно. А поскольку Шотландия, в отличие от Англии, намерена оставаться в ЕС, то Брекзит, возможно, форсирует процесс получения ею независимости.

Причины и последствия референдума-2017 в Каталонии

Главная причина современного сепаратизма в Каталонии, одном из самых богатых и развитых регионов Испании, кроется в недовольстве местного правительства и населения распределением средств государственного бюджета. Загвоздка заключается в том, что Каталония платит в общую казну страны значительно больше, чем получает обратно.

1 октября 2017 года властями Каталонии был организован и проведен референдум о выходе Каталонии из состава Испании. Однако властями страны эта процедура была признана незаконной. Несмотря на действия испанской полиции, направленные на блокирование голосования, опрос все же состоялся. Проголосовать удалось 43 % избирателей, из них 90,2 были за отсоединение, а 7,8 % – против.

Официального признания результатов референдума властями Испании так и не произошло. Вместо этого действующий на тот момент парламент Каталонии был распущен, Женералитет во главе с лидером Карлесом Пучдемоном отстранен, а на декабрь назначены досрочные парламентские выборы.

На сегодняшний день точно не определено, какая именно партия будет формировать правительство. Однако, по мнению экспертов, Мадрид настроен на бескомпромиссное решение конфликта в пользу сохранения целостности Испании.

Копенгагенские критерии вступления в ЕС

Вступление в Европейский союз доступно не для всех стран. Рассчитывать на членство в ЕС могут только государства, четко соответствующие Копенгагенским критериям, принятым в 1993 году на заседании ЕС в Копенгагене. Так, внутри страны-претендента должны:

  1. Соблюдаться принципы демократического правового государства.
  2. Присутствовать рыночная экономика, способная конкурировать на европейском рынке.
  3. Признаваться правила и стандарты Евросоюза.

Со страной-кандидатом на вступление в ЕС проводятся переговоры, затем проверки на соответствие вышеприведенным критериям. На основании тщательного анализа данных принимается решение о возможности (либо невозможности) членства в Союзе.

Страны, претендующие на вступление в Евросоюз

Среди желающих вступить в ЕС не только развитые государства, но и страны с развивающимися экономиками. В 2019 году определены следующие официальные страны-кандидаты на вступление в ЕС:

  1. Турция – заявка с 1987 года.
  2. Македония – 2004 год.
  3. Черногория – 2008 год.
  4. Албания – 2009 год.
  5. Сербия – 2009 год.

Переговоры о присоединении уже ведутся с тремя из этих стран – Турцией, Черногорией и Сербией. Все кандидаты, кроме Турции, подписали соглашение об ассоциации, что обычно предшествует вступлению в ЕС.

В 2009 году заявка на членство была подана Исландией, но в 2013 году переговоры были заморожены. Особый интерес к вступлению в ЕС проявляют также все 6 стран Восточного партнерства, однако, на данный момент по разным причинам они не рассматриваются союзом в качестве серьезных претендентов.

В 2016 году множество людей по всему миру узнало слово Brexit. Так был назван возможный выход Великобритании из состава Европейского союза, по поводу которого в стране 23 июня того же года проходил референдум. Но что же сейчас? Входит ли Великобритания в Евросоюз, каковы её отношения с объединенной Европой? Попробуем разобраться.

Состав государства

Соединенное или Объединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии – островное государство на северо-западе Европы – представляет собой достаточно необычную в плане территориального устройства страну. Является унитарным, при этом составные части, коими являются Англия, Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия, пользуются весьма широкой автономией.

Англия

Самая большая по площади и самая известная часть Соединенного Королевства. Собственно, когда говорят об Англии, зачастую под ней подразумевают всю Великобританию. Здесь проживает большая часть населения Соединенного Королевства, находятся основные его достопримечательности и промышленные предприятия. Именно в Англии расположено одно из старейших высших учебных заведений планеты – Оксфордский университет и столица Великобритании – Лондон.

Шотландия

Горная страна, известная замками, виски, Лох-несским чудовищем и колоритными местными жителями. Менее известен факт, что её территория включает в себя около восьмисот островов, из которых порядка трехсот непригодны для жизни. В 2014 в Шотландии прошел референдум о независимости, где с небольшим перевесом одержали верх противники выхода из состава Великобритании.

Уэльс

Пожалуй, самая малоизвестная часть Великобритании. Между тем может похвастать большим количеством замков – их здесь около шестисот. На территории Уэльса признаны два официальных языка – английский и валлийский, причем последний является одним из древнейших на планете.

Читаем также:
Виза в Англию для россиян в 2019 году
Гражданство Великобритании

Северная Ирландия

Расположена на северо-востоке острова Ирландия. Самая маленькая часть Соединенного Королевства. Не следует путать её с Республикой Ирландия, которая является независимым государством. Официальными языками этой области, помимо английского, являются ольстерско-шотландский и ирландский. Кроме кельтского колорита, примечательны ее природные красоты.

Какие страны входят в Евросоюз

Идея объединенной Европы начала овладевать умами после кровавой Второй мировой войны. Тем не менее до политического объединения европейским нациям предстоял долгий путь. На настоящий момент Евросоюз не является государством, это лишь политико-экономическое объединение, которое включает 28 государств-членов:

  • Дания;
  • Великобритания;
  • Франция;
  • Венгрия;
  • Бельгия;
  • Австрия;
  • Италия;
  • Греция;
  • Ирландия;
  • Испания;
  • Германия;
  • Кипр;
  • Латвия;
  • Польша;
  • Болгария;
  • Литва;
  • Мальта;
  • Словения;
  • Словакия;
  • Финляндия;
  • Люксембург;
  • Эстония;
  • Румыния;
  • Хорватия;
  • Португалия;
  • Чехия;
  • Нидерланды;
  • Швеция.

Каждый член ЕС делегирует часть своих полномочий союзным органам, сохраняя при этом суверенитет. В рамках этой организации действуют различные соглашения, которые могут объединять все страны-участники, а могут – только некоторые из них. Примером последнего является Еврозона, которая включает в себя 19 государств, отказавшихся от своих национальных денег в пользу евро. Великобритания не входит в их число, её валюта по-прежнему фунт стерлингов.

Великобритания и ЕС сегодня

1 января 1973 года, когда Великобритания вступила в ЕС, а точнее в Европейское экономическое сообщество, предшествовавшее нынешнему Евросоюзу, английские политики радовались долгожданному успеху. Дело в том, что страна там оказалась лишь с третьего раза. Первые два заявки отклоняли из-за вето президента Франции де Голля.

Возвращаясь к вопросу, находится Великобритания в ЕС или её там нет, в 2019 году можно дать однозначный ответ: Соединенное Королевство – член Евросоюза. Тем не менее с большой долей уверенности можно говорить, что состоит она там последний год. В 2016 году состоялся всенародный референдум, на котором подданные её величества решали вопрос – быть или не быть в составе объединения. С минимальным перевесом победили сторонники отделения, мотивировавшие свою позицию экономической невыгодностью членства в организации. Выход страны из ЕС намечен на март 2019 года.

Входит ли в Шенген

Для тех, кто желает посетить страну «Битлз» и Шерлока Холмса, будет актуален вопрос: входит ли Англия в Шенген или нет. В 2019 году для въезда в Соединенное Королевство потребуется оформление британской визы. Дело в том, что Великобритания не входит в Шенгенскую зону. Процесс получения визы начинается с подготовки анкеты, которую нужно заполнить на сайте посольства. Её необходимо распечатать, заверить своей подписью и вклеить фотографию в предусмотренное для этого место. Далее понадобятся:

  • загранпаспорт, срок действия которого должен истекать не ранее чем через полгода с момента окончания поездки;
  • ещё одна фотография;
  • справка с работы, в которой есть сведения о должности и ежемесячном доходе (для пенсионера – пенсионное удостоверение).

Читаем также:
Иммиграция в Англию
Средняя зарплата в Великобритании

Планируя тур по Европе, надо помнить, что с шенгенской визой попасть на территорию Великобритании не удастся, впрочем, как и в государства Шенгена с британской.

Великобритания и Европейский союз. История вступления

В последнее время очень много внимания уделяется Брекситу (выходу Великобритании из Европейского союза), но мало кто помнит или задумывается о том, как Соединенное Королевство вступило в интеграционную группировку, да и как в целом она создавалась. Поэтому сегодня мы попытаемся это исправить.


Но для начала давайте разберемся, что же такое Европейский союз. Это уникальное в мировой истории крупнейшее надгосударственное объединение и одна из самых крупных экономических систем мира. Его исключительность состоит в том, что государства-члены, не утратив своей идентичности, пытаются действовать в русле единой общеевропейской политики и признают руководство наднациональных органов власти.
И за свою 70-летнюю историю (формально ЕС появился лишь в 1991 году) оно прошло несколько этапов своего развития. Первый начался в 1951 году, когда Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Франция, Италия и Западная Германия подписали договор об учреждении Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), главной задачей которого стала концентрация европейских ресурсов по производству стали и добыче угля. Именно этот момент (договор вступил в силу в июле 1952 года) и считается началом Европейского союза.
Одну из важнейших целей, выполняемую объединением, озвучил французский министр иностранных дел Роберт Шуман 9 мая 1950 года в своей Декларации. Говорилось в ней о «сближении европейских государств и ликвидации векового противостояния Франции и Германии». Что, как сказал министр, в первую очередь, требовало
«под управлением общего Высшего руководящего органа в рамках организации, открытой для участия других стран Европы… изменить судьбы тех регионов, которые с давних времён занимались производством боеприпасов», с чего «начнётся построение фактической солидарности… Объединение производства угля и стали должно сразу же обеспечить создание общей основы для экономического развития в качестве первого шага к Федерации Европы».
Слова Шумана очень наглядно показывают отношение Франции к геополитической и геоисторической роли Европейского союза. То есть Пятая республика еще до создания европейской группировки четко понимала конечную цель и необходимость этого союза. Эта декларация и объясняет постоянное стремление франко- и немецкоговорящей части ЕС пойти по пути углубленной интеграции.

Спустя 5 лет те же шесть государств для более углубленной экономической интеграции создали Европейское экономическое сообщество (ЕЭС — Общий рынок) и Европейское сообщество по атомной энергии (Евроатом). Постепенно ЕЭС расширялась: 1973 году к нему присоединились Великобритания, Дания и Ирландия, в 1981 — Греция, в 1986 — Испания с Португалией, в 1995 — Австрия, Финляндия и Швеция. В 2004 году Европейский союз очень серьезно расширился на Восток (Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия и Эстония). В 2007 году к нему присоединились Болгария с Румынией, а в 2013 году Хорватия. Таким образом, за 65 лет своего существования европейское интеграционное сообщество разрослось с 6 до 28 членов (если считать и Великобританию) и стало безусловным гегемоном в Европе.
Великобритания начала проявлять интерес к европейской интеграции в последние годы Второй мировой войны, после осознания факта изменения своего ведущего геополитического положения и потери статуса «сильнейшей державы мира». Поняла она это в тот момент, когда перестала быть гегемоном в своих родных колониальных регионах (то есть там, где влияние Лондона было всегда неоспоримо), уступив его СССР и США. Теперь «молодые страны» искали поддержки, покровительства и защиты не у британского доминиона, а у двух главных игроков холодной войны. Собственно, именно эти условия и подтолкнули Лондон к укреплению связей с континентальной Европой. Что, в свою очередь, могло бы не только привести к появлению еще одного политического центра мира, но и решить экономические проблемы Великобритании, переориентировавшей свою внешнюю торговлю на европейский рынок.
Однако Соединенное Королевство даже в безальтернативной парадигме холодной войны пыталось найти место для политического маневра. Для этого в 1960 году, фактически в противовес ЕЭС, Британия создает ЕАСТ (Европейскую ассоциацию свободной торговли) в составе себя, Австрии, Дании, Норвегии, Португалии, Швеции и Швейцарии.
В созданном европейцами Общем рынке британцев не устраивали ни перспектива создания закрытого таможенного союза в Западной Европе, ни его неотъемлемый атрибут – единый внешний тариф, грозивший ликвидировать систему имперских преференций в торговле со странами Британского Содружества наций (напомним, что в 1946 году Великобритания для сохранения своего влияния в бывших колониях создает Британское Содружество), ни наличие в будущей организации наднациональных органов.
Таким образом, Великобритания хотела создать Европу, способную потреблять ее результаты производства и давать ей политические очки, но, в то же время Лондон не был готов делиться суверенитетом.
Главной задачей ЕАСТ стало создание единой таможенной политики в рамках Зоны свободной торговли, то есть разница между ЕЭС и ЕАСТ заключалось в том, что первый – это экономическо-политический союз, а второй – только экономический. ЕАСТ по своим масштабам была гораздо скромнее ЕЭС: ее единые торговые тарифы распространялись только на промышленные товары, не было единого тарифа на сельскохозяйственные продукты, импортируемые из третьих стран, не создавалось единых таможенных пошлин, страны могли осуществлять независимую торговую стратегию, экономические законы государств-членов никак не регулировались, так как было единого законодательного органа власти.
Однако очень быстро становится понятно, что путь ЕЭС значительно выгоднее экономически. Поэтому в начале 1960-х годов Соединенное Королевство, видя беспрецедентные успехи ЕЭС (в сравнении с ЕАСТ) и большую перспективность экономического сотрудничества с континентальной Европой, чем с США и странами Британского содружества (хотя на государства-члены Содружества в конце 50-х – начале 60-х годов приходилось 2/5 внешнеторгового оборота страны), начало проявлять огромный интерес к вступлению в ЕЭС.
Впервые Великобритания официально изъявила желание вступить в ЕЭС в 1961 году. Однако британские намерения присоединиться к Общему рынку натолкнулись на противодействие Франции в лице ее президента Шарля де Голля, опасавшегося, что вступление в ЕЭС Великобритании (ближайшего союзника США) превратит сообщество в «колоссальное атлантическое сообщество, зависимое от Америки». В итоге Шарль де Голль в 1963 и 1967 годах дважды воспрепятствовал вступлению Соединенного Королевства в Европейский экономический союз.
Вернуться к вопросу о членстве в ЕЭС Лондон смог лишь после отставки де Голля в 1969 году. Уже в 19—20 октября 1972 года в Париже глава британского правительства Э. Хит впервые присутствовал на встрече глав правительств Европейского экономического сообщества и даже подписал коммюнике, одобрившее цель последовательного осуществления экономического и валютного союза. А с января 1973 года Соединенное Королевство официально стало членом ЕЭС, став одной из первых стран, вступивших в европейское сообщество после его основания.

Шарль де Голль и вступление Великобритании в ЕЭС в 1960-е гг. Причины противодействия Текст научной статьи по специальности «История и археология»

, дискуссия

журнал научных публикаций

ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

Черкашов С.С., аспирант, ФГОУ ВПО «Южный Федеральный Университет», г.

ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ И ВСТУПЛЕНИЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ В ЕэС В 1960-Е ГГ. ПРИЧИНЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

К концу 1950-х — началу 1960-х гг. Великобритания не имела практически ничего общего с Европейским Экономическим Сообществом — англичане по определенным причинам считали неприемлемым для страны присоединяться к созданному странами «шестерки» Общему Рынку. Отвергнув официальные приглашения Сообщества, англичане в 1950-е гг. предпочли создание ЕАСТ (Европейская ассоциация свободной торговли).

Однако к началу 1960-х гг. под влиянием серьезных внутри- и внешнеполитических изменений Англия решила стать членом Сообщества. По большому счету, и Британия, и ее европейские партнеры нуждались друг в друге. Если Соединенное Королевство нуждалось во все расширявшемся рынке стран ЕЭС, то Общий Рынок, помимо политической выгоды, заключавшейся в присоединении к нему главного европейского «противника» от инициативы объединения, мог получить и выгоду экономическую — а именно значительные средства, которые Великобритания была бы вынуждена вносить в бюджет Сообщества.

Тем не менее, в 1960-е гг. одна страна ЕЭС была категорически против того, чтобы Британия стала членом этой организации. Этой страной была Франция, президентом которой на тот момент являлся генерал Шарль де Голль. Именно

его взгляды и определяли политику Франции по рассматриваемому вопросу. Из-за его непримиримой позиции вступление Великобритании в ЕЭС было отложено почти на 10 лет.

На протяжении 1960-х гг. Великобритания дважды, в 1961 и в 1967 годах, подавала заявку на вступление в состав Сообщества, и оба раза ее заявка была блокирована президентом Франции Шарлем де Голлем, несмотря на в целом успешный ход переговоров между британской и европейской сторонами.

Генерал де Голль был категорически против того, чтобы Англия стала членом Общего Рынка. Он опасался включения Британии в состав Сообщества — по мнению де Голля, членство Англии не только мешало бы, но и прямо противоречило бы тем целям Сообщества, к достижению которых стремилась Франция. Как он сам официально заявил на пресс-конференции, он был уверен, что Великобритания еще не приняла идею ЕЭС, что она еще чрезвычайно далека от континентальных стран по многим показателям — «Англия, по существу, является островной, морской страной, ограниченной своей торговлей, своими рынками, своими ресурсами со странами, которые чрезвычайно отличны и далеки… Как может Англия с тем, как она живет, как она производит, как она торгует, быть включе-

№9 НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2010

дискуссия .

журнал научных публикаций X

на в Общий Рынок?». Президент Франции опасался, что Англия будет способствовать превращению ЕЭС в одну большую зону свободной торговли.

Де Голль был уверен, что Британия в качестве члена ЕЭС способствовала бы большей ориентации последнего на Атлантику, стала бы «Троянским конем» Сообщества. Он воспринимал Великобританию как «посланца» интересов США, считая, что членство Англии приведет к «американизации» Европы. Несомненно, в подобных мыслях была определенная истина — Британия действительно желала, чтобы Европа шла по пути все большего сближения с США; со своей стороны, Америка действительно «подталкивала» Англию к вступлению в Сообщество. По мнению американского руководства, «если Британия присоединиться к «Общему» Рынку, Лондон сможет служить противовесом своеобразной политике Парижа и Бонна; более того, Британия со своими мировыми обязательствами сможет сдерживать ЕЭС от того, чтобы стать обращенным внутрь себя клубом людей с высокими тарифами для внешнего мира».

Генерал де Голль опасался и того, что членство Британии в ЕЭС негативно отразится на судьбе Единой сельскохозяйственной политики — одной из основ ЕЭС. Как утверждал президент Франции, Англия занимается в основном индустриальной и коммерческой деятельностью, и лишь немного сельскохозяйственной, в связи с чем не может быть заинтересована в развитии сельского хозяйства стран Сообщества, как того желала Франция, в экономике которой доля сельского хозяйства была весьма значительной. Де Голль заявлял, что Франция «не будет строить Общий Рынок, в котором продукция французского сельского хозяйства не сможет найти сбыт для поддержания производства».

Помимо этого, по мнению некоторых исследователей, его оппозиция присо-

Шарль де Голль

единению Британии к Сообществу была основана на его стремлении к доминированию Франции в ЕЭС. Действительно, Франция де-факто являлась лидером европейской интеграции и «главной» страной Сообщества. Несомненно, что президент Франции боялся того авторитета, которым Англия продолжала пользоваться в Европе, и опасался, что, вступив в ЕЭС, Великобритания может перехватить лидерство Франции в Сообществе.

Необходимо упомянуть и о том, что поведение самой Великобритании во время переговоров не способствовало ее успеху на европейской арене. Так, британский кабинет действовал чрезвычайно осторожно, если не сказать медлительно. Гораздо более существенным англичанам казалось не то, как стать членом ЕЭС, а то, на каких условиях им стать. Они стремились как можно более жестко и ясно заявить о своих требованиях — так, 9 августа 1961 г, во время официальной заявки Британии на вступление в ЕЭС, англичане

, дискуссия

журнал научных публикаций

ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

уже указывали на свое стремление получить определенные послабления: «Правительство Ее Величества просит принять во внимание особые отношения с Содружеством, также как и основные интересы британского сельского хозяйства и прочих членов Европейской Ассоциации Свободной Торговли…». Фактически британцы требовали себе особых условий членства в Европейском Сообществе. Разумеется, подобные заявления не могли положительно сказаться на отношении европейских партнеров к британцам — как сказал генерал де Голль, «если Англия просит принять ее, но на собственных условиях, то это показывает ее неуважение к Шестерке.». Он был категорически против каких-либо уступок Британии, так как он считал, что это откроет путь различным «уловкам», которые могут представлять угрозу самому существованию «европейского здания».

Стоит отметить, что в целом прочие страны Сообщества разделяли практически все опасения де Голля, соглашались с ним в вопросе о «готовности» Англии

стать членом ЕЭС. Разница была лишь в том, что, в отличие от де Голля, прочие европейские лидеры считали необходимым «перестраивать» Англию под требования Сообщества для того, чтобы в дальнейшем допустить ее к членству в данной организации. Как утверждал министр иностранных дел Бельгии Пьер Армель, «никто не утверждает, что Британия готова присоединиться к Общему Рынку без специальных подготовительных действий. но абсурдно считать, что ее переустройство лучше пройдет посредством изоляции, нежели посредством диалога».

Таким образом, обе попытки Великобритании стать членом Европейского Сообщества закончилась неудачей. Стало ясно, что возможность для Британии стать членом ЕЭС наступит лишь после ухода де Голля с политической сцены. Такая возможность появилась через 2 года — в 1969 г

Итак, на протяжении 1960-х гг. генерал де Голль дважды блокировал попытки Англии стать членом Европейского Сообщества. На подобные действия у французского президента имелось множество причин, которые в целом могут быть сведены к трем основным пунктам: во-первых, неприемлемые для европейцев требования британцев об их «особом положении» Сообществе, во-вторых, достаточно серьезные экономические, социальные и политические отличия Великобритании от прочих стран Сообщества, в-третьих, наличие у Великобритании кардинально отличного от французского представления о будущем Общего Рынка, и в-четвертых, боязнь того, что в результате вступления Англии в Сообщество Франция может уступить ей место лидера европейской интеграции. *

Великобритания – ЕС: история отношений

Истоки и первые шаги

После окончания Второй мировой войны, на волне интеграции, в основе которой лежали идеи мирного сосуществования, государства Западной Европы стали объединяться в союзы в начале 1950-х годов. Несмотря на одну из ведущих ролей в создании Совета Европы в 1949 году, Великобритания не сразу присоединилась к процессу экономической интеграции.

Первые шаги в этом направлении были сделаны уже в начале 1970-х годов, во время “первой волны” расширения Европейского Экономического Сообщества, в которое к тому времени входили всего 6 государств (Франция, ФРГ, Италия и страны Бенилюкса). Великобритания присоединилася к ЕЭС в 1973 году вместе с Ирландией и Данией.

На момент вступления в ЕЭС, британская экономика была одной из самых слабых в Западной Европе, значительно отставая от темпов роста Франции, Германии или Италии. Интересно, что предыдущие попытки вступления Британии в ЕЭС в 1960-х годах блокировались французскими властями: президент Франции Шарль де Голль дважды накладывал вето на присоединение к Сообществу “туманного Альбиона” из опасений слишком тесного исторического альянса британцев с США, с одной стороны, и со странами Содружества (наследием Британской империи), с другой.

“Евроскептицизм”

Практически с момента вступления в ЕЭС, внутри Великобритании зазвучали голоса евроскептиков. Ещё в 1974 году Лорд Деннинг, занимавший один из высших постов в судебной системе королевства, заявил: “Если глубже рассмотреть наши отношения с Европой, то договор сравним с мощным морским приливом: он проникает во все реки и поднимается вверх по течению. И его уже нельзя сдержать.”

На волне опасений о слишком резкой потере суверенитета, всего два года спустя после вступления в ЕЭС, в июне 1975 года, правительство организует первый референдум об участии страны в “общей Европе”. Несмотря на спекулятивные заявления политиков о потере государственного суверенитета, широкие массы населения больше волнуют вопросы борьбы с безработицей и сохранения уровня цен: стабильность этих двух элементов в народном сознании ассоциируется с общим экономическим пространством. Европейскую интеграцию в момент референдума поддержали многие политики, в том числе восходящая “звезда” консерватизма Маргарет Тэтчер. В результате голосования две трети населения поддержали проект “Европа”.

“Верните наши деньги!”

В 1984 году на встрече во французском Фонтенбло Тэтчер высказывает уже другую точку зрения: Великобритания не довольна размером той помощи, которую она получает от ЕС в обмен на ежегодные взносы. Согласно принципам Единой сельскохозяйственной политики ЕС от перераспределения финансовых средств традиционно выигрывали, прежде всего, французские фермеры. Англичане чувствуют себя несправедливо “обобранными”, и в результате принимается решение о возврате в британскую казну 66% ежегодных выплат. Эта договорённость осталась в силе и более 30 лет спустя с момента встречи в Фонтенбло.

Создание “общего рынка”

Евроинтеграция продолжалась в течение 1980-х, и этот процесс создал экономические основы последующего расширения ЕС после распада восточного социалистического блока. Либеральная политика Маргарет Тэтчер в середине 80-х сочетается с идеями единого рынка и отсутствием торговых барьеров внутри ЕС. Но уже в начале 1990-х годов растёт недовольство подписанным в 1986 году Единым европейским актом (ЕЕА), создавшим основы для реализации идеи “общего рынка” с 1992 года. Впоследствии, уже в начале 2000-х годов, сама баронесса Тэтчер заявит, что сожалеет о подписании договора ЕЕА как о серьёзной политической ошибке.

Сомнения и терзания власти

В 1988 году, выступая на встрече в бельгийском Брюгге, Тэтчер делает запомнившееся британцам заявление: “Мы не для того согласились убрать наши национальные границы, чтобы увидеть создание этих же границ на европейском уровне, при том что европейское супер-государство командует из Брюсселя.”

Убеждённый либеральный политик, Тэтчер рассматривала европейское доминирование прежде всего как угрозу единого социалистического государства. Речь в Брюгге, фактически, послужила запалом для последующего роста евроскептицизма в Великобритании, вплоть до наших дней. Но бывший советник Тэтчер по международным вопросам, Чарльз Пауэлл, считает, что эта речь не была направлена против самой идеи общей Европы. У британского премьера было своё, отличное от брюссельского, видение. Ведь ей же принадлежат слова о том, что будущее Британии не на окраине единой Европы, а в составе общеевропейской семьи.

В 1990 году отношения с Европой фактически раскололи Консервативную партию – эта внутрипартийная тенденция сохраняется по сей день.

Возглавлявший Европейскую Комиссию в течение десяти лет (1985-1995) французский политик Жак Делор стал одним из инициаторов новой волны евроинтеграции. В 1992 году был подписан Маастрихтский договор, положивший начало Европейскому союзу в его современном виде. Федерализация Европы, единая европейская валюта и централизованная фискальная политика не устраивали правительство Тэтчер. В то же время, ввиду её резкого отказа от идеи евроинтеграции, в ноябре 1990 года в отставку – в знак протеста – подал верный соратник Тэтчер по партии, вице-премьер Джеффри Хау. Эта отставка в результате привела к уходу с политической сцены и самой Маргарет Тэтчер лишь месяц спустя.

Единая европейская валюта

Перед самым уходом из политики, Тэтчер, выступавшая против участия Британии в Единой европейской валюте, всё же подписывает договор о Европейском механизме валютных курсов (ЕМВК), положивший начало евро.

В 1992 году Британия переживает “чёрную среду”, когда спекуляции на валютном рынке привели к падению фунта, и правительство Джона Меджора, оказавшееся не в состоянии поддержать национальную валюту, вынуждено выйти из ЕМВК.

Вступивший в силу в 1993 году Маастрихтский договор расширил политические полномочия Брюсселя: к ним добавились внешняя политика, безопасность, правосудие и внутренняя политика. В то же время, договор вводит так называемый “принцип субсидиарности”, который позволяет решать многие вопросы на местном, национальном уровне. Британские евроскептики рассматривают эту часть договора как “ложку мёда в бочке дёгтя”.

От “тэтчеризма” к “блеризму”: новые веяния

Эра консерваторов сменяется с приходом Тони Блэра, которого многие в Британии ассоциируют с идеями европейской интеграции. В году его премьерства были сделаны шаги в сторону Лиссабонского договора, который задумывался для реформирования и модернизации Евросоюза. Блэр активно ратовал за расширение Евросоюза за счёт десятка новых стран, принятых в блок в середине 2000-х годов. В то же время, под конец своего пребывания во главе британского кабинета, Тони Блэр заявлял уже о том, что поборет “дракона европейского федерализма”.

Внешняя политика кабинета Блэра внесла раздор в хор европейских политиков. Найдя общий язык с администрацией президента Буша, Британия заняла близкую США позицию по вопросу военного вторжения в Ирак, что шло в разрез с позициями Франции и Германии. Близость Британии к Вашингтону всегда была и остаётся предметом полемики в вопросе членства королевства в ЕС, как со стороны британских политиков, так и со стороны европейских соседей.

Евро или фунт?

Дискуссия по поводу участия Британии в единой европейской валюте продолжается на протяжении всего премьерства Блэра. Как указывают комментаторы, в его правительстве были одновременно и сторонники, и противники идеи. А потому отношение британских властей в евро также менялось день ото дня: отказ от фунта всегда оставался слишком тяжеловесным политическим вопросом для британского кабинета.

Министр финансов в правительстве Блэра, Гордон Браун, предлагает провести экономическую проверку по пяти пунктам прежде, чем решиться на вступление в евро. В июне 2003 года британский минфин раппортует: страна не готова к присоединению к евро. После вступления Гордона Брауна в должность премьера разговоры об участии в евро постепенно сходят на нет: новый премьер не форсирует дискуссию ввиду кризисного положения в европейских финансах.

Боязнь польского сантехника

Очередное расширение Евросоюза в 2004 году породило волну новых страхов, связанных с притоком с востока дешёвой рабочей силы. Почти все “старые” члены ЕС ограничивают доступ к своим рынкам рабочей силы для новых экономических мигрантов (для этого в законе была предусмотрена специальная поправка). Такой возможностью не воспользовались лишь три страны, в том числе и Великобритания, где надеются на помощь дешёвой рабочей силы в экономическом строительстве.

Знаменитый в Европе образ “польского сантехника” поначалу больше волнует французов. Но резкий приток экономических мигрантов в Британию заставляет и англичан задуматься о целесообразности открытия границ. На фоне отъезда из страны сотен тысяч британцев, которые решают “осесть” в других, более солнечных странах Европы, мигранты возмещают недостаток в рабочей силе. Но с другой стороны, в определённых кругах приток в Великобританию иностранцев вызывает опасения потери национальной идентичности. Это мнение усугубляют вопрос создания дополнительной инфраструктуры для новых жителей Британских островов: необходимо строить новые школы, больницы и дороги, предоставлять социальную помощь малоимущим, и т.д.

Фараж и Партия независимости

В конце 2005 года лидером консерваторов (на тот момент, в оппозиции) становится будущий премьер Дэвид Кэмерон. На следующий год относительно молодую Партию независимости Соединённого Королевства возглавляет ярый евроскептик Найджел Фараж. Согласно красочному описанию Кэмерона, эта партия фактически состоит из “чудиков и латентных расистов”. Фараж, разумеется, отвечает на этот выпад резким протестом. Как бы то ни было, основной своей задачей Партия независимости видит выход Британии из Евросоюза.

Новая Евроопа

В декабре 2009 года в силу вступает Лиссабонский договор. Поиск компромисса для его подписания всеми членами ЕС продолжался несколько лет. Критики заявляют, что этот договор – слишком откровенный шаг к европейскому федерализму. Британия, уже отказавшаяся от участия в шенгенской зоне и в механизме евро, на этот раз выторговывает себе отказ от применения Хартии ЕС по правам человека (из всех стан Союза, кроме Соединённого Королевства, от Хартии отказалась только Польша).

В этом же году Дэвид Кэмерон формирует новую фракцию евроскептиков в Европейском парламенте, покинув вместе с соратниками Европейскую народную партию, которая представляет в Брюсселе блок политиков право-центристов.

На пути к референдуму

Очередной виток напряжённости между Лондоном и Брюсселем наступает в 2011 году. Сначала британцы отказываются от участия в саммитах еврозоны, мотивируя это тем, что более тесная интеграция в этом направлении Британию не интересует. В декабре Кэмерон накладывает вето на новый договор ЕС по фискальной политике. Франция и Германия снова недовольны, а Великобритания оказывается в изоляции.

В январе 2013 года Кэмерон впервые обещает британцам референдум по вопросу членства в ЕС. На тот момент Партию независимости поддерживают всего 10% граждан. В 2014-м истёк срок запрета на работу в Соединённом Королевстве граждан Румынии и Болгарии, вступивших в ЕС в 2007 году. Несмотря на растущее число приезжих из Евросоюза (123,000 в 2013 г. и 178,000 в 2014 г.), основная масса мигрантов добирается до Альбиона из-за пределов ЕС.

В 2015-м Кэмерон одерживает маленькую победу: референдум по независимости в Шотландии отвергает идею выхода этой части страны из Королевства. На этой волне, тори одерживают победу на парламентских выборах.

Наконец, в феврале 2016 года Лондон договаривается с Брюсселем о новых уступках в случае, если страна останется в ЕС. Они включают в себя отказ от идеи “тесного союза” (которая лежит в основе интеграционной политики ЕС), жёсткие гарантии членам ЕС, которые на входят в зону евро, возможности снижения социальных выплат мигрантам и отказ от многих бюрократических элементов.

Евроскептики в Британии не в восторге от новых правил. Но эта договорённость с Брюсселем позволила Кэмерону назначить референдум, имея в виду конкретную перспективу для страны, если она всё же останется в Евросоюзе.