Танковые дуэли великой отечественной

«Рыцарская дуэль», редкий случай в танковой истории


Разгар боёв на Курской дуге. Июль 1943-го.
– Эй, русский, эй, Сашка, ты еще живой? Я думал, что ты сгорел в своем танке… Еще сгоришь. Я буду поджигать тебя, пока тебе не будет могила, – доносился чужой голос из рации.
Командир «тридцатьчетверки» старшина Александр Милюков опешил. Что за чушь собачья? А рация продолжала доносить с хрипотцой голос:
– На твоем колхозном тракторе только в могилу. Ну что выйдешь на нем один на один против моей «Пантеры»? Один на один, по-рыцарски…
– Ах, это ты, гад, мать твою?!., – чертыхнулся старшина Милюков, поняв, с кем имеет дело. Волну радиостанции его танка отыскал фашист. Да не простой, ас, «хитрющий», как его прозвали в экипаже.
– Я готов, – Александр перед этим щелкнул тумблером. – Посмотрим чья возьмет, фашист недобитый.
– Выходи на дуэль сейчас. Только завещание напиши, а то не найдут, твоя страна очень широка, узнал, когда русский учил…
– Сам о завещании побеспокойся, – уже не говорил, а кричал Милюков, матеря немца, что называется, на чем свет стоит.
Немец умолк, умолк и Милюков и стал ждать, что скажут члены экипажа. Гитлеровец-то в более выгодных условиях, 76-мм пушка Т-34 не брала лобовую броню «Пантеры», а немецкий танк мог сжечь «тридцатьчетверку» чуть ли не с двух километров, а с тысячи метров уж наверняка.
Да, дело обстояло так, а не иначе…
25 ноября 1941 года министерство вооружений и боеприпасов рейха поручает фирмам «Даймлер-Бенц» и MAN выпустить машину, превосходящую советский средний чудо-танк Т-34 по вооружению и бронированию. Немецкая «тридцатьчетверка» (будущий танк T-V «Пантера») должна была иметь массу 35 тонн, 37-мм пушку с длиной ствола 70 калибров, максимальную скорость передвижения 55 километров в час, бронирование: лоб – 60 и борт – 40 мм. Мощность двигателя – 650…700 лошадиных сил.

В мае 1942-го фирмы представили на суд специально созданной комиссии свои проекты. «Даймлер-Бенц» предложила танк, даже внешним видом напоминавший Т-34, с такой же компоновкой агрегатов. Но требование комиссии об установлении на новом танке длинноствольной 75-мм пушки, по существу, отстранило проект немецкой «тридцатьчетверки». Прошел проект фирмы MAN. Первый образец был изготовлен в сентябре 1942 года и подвергся тщательным испытаниям, а в ноябре начался серийный выпуск. Если сегодня, с высоты пройденных лет, оценивать созданный танк, то можно отметить, что он не затмил славу «тридцатьчетверки», но с длинноствольной 75-мм пушкой получился самым добротным в гитлеровских «панцерваффе».

«Пантеры» на советско-германском фронте массированно были применены в июле 1943-го на южном фасе Курской дуги. И в течение полугода экипажам наших танков, в том числе КВ-1 и Т-34, чтобы выиграть дуэль у «Пантеры», приходилось проявлять высочайшее мастерство.

Только зимой 1944-го в танковые части начал поступать более мощный танк Т-34-85 (на «тридцатьчетверке» была установлена длинноствольная 85-мм пушка – в башне с увеличенной толщиной брони и она по всем параметрам превзошла «Пантеру»), впоследствии признанный лучшим танком второй мировой. Одновременно на фронт направляется сильнейший танк войны – тяжелый ИС-2.

А теперь вернемся к факту, с которого начали рассказ.
Итак, командир немецкого танка T-V «Пантера» выходит на волну радиостанции одного Т-34 из танковой бригады Воронежского фронта, называет «тридцатьчетверку» колхозным трактором и предлагает командиру советского танка рыцарскую дуэль – один на один. Наши танкисты принимают вызов.
Звучит команда «по местам!». «Тридцатьчетверка» Милюкова стрелой, по другому и не скажешь, вылетает на исходную. Велик риск вступить в поединок один на один с экипажем, имеющим на вооружении более мощную пушку. Но когда еще можно встретиться с «хитрющим», расквитаться с ним. Расквитаться было за что. В недавнем бою именно его «Пантера» двумя снарядами прошила «тридцатьчетверку». Экипаж Милюкова ее проворонил, она внезапно выползла из второго эшелона и открыла прицельный огонь. Тогда все чудом остались живы.

старшина Александр Милюков
Известно, что за одного битого двух небитых дают. Во втором бою уже ловушку запомнившейся нашим танкистам «Пантере» устроил экипаж Милюкова. Но не тут-то было. Как ни старался командир орудия сержант Семен Брагин, как ни материл его Милюков, снаряды шли мимо. Уворачивался немец, да так ловко, что все поняли – за рычагами «Пантеры» ас. Впрочем, другому не позволили бы постоянно пастись во втором эшелоне, не позволили быть свободным охотником. Заряжающий рядовой Григорий Чумак обозвал немца «хитрющим», и это прозвище закрепилось в экипаже. И вот танкисты вступают с ним в схватку, Милюков нервничал, понимал, что останется в живых и командиром экипажа только при одном условии – если с блеском выиграет поединок. Иначе трибунал, «тридцатьчетверка» сорвалась с боевой позиции без приказа комбата. Проигрыш же вообще сулил верную смерть – живым на этот раз немецкий ас никого не выпустит, после первого попадания положит копеечка в копеечку еще несколько снарядов.
Успокаивало то, что местность для поединка давала шанс экипажу на успех, она была безлесой, но испещренной балками и оврагами. А «тридцатьчетверка» – это скорость, маневренность, куда там «Пантере» до нее. Машина же Милюкова и вовсе летала до шестидесяти километров в час. В прошлом механик-водитель старшина Милюков выжимал из нее все соки, заводские характеристики превышал почти на треть. Словом, успех в поединке зависел от мастерства двух экипажей. От того, кто первым обнаружит противника, кто первым нанесет прицельный выстрел, кто сумеет вовремя увернуться и от многого, многого другого.
Главное – любыми способами приблизиться к «Пантере» на дистанцию 300-400 метров, тогда можно огневую дуэль вести на равных. Но немец-то не будет ждать, значит метров 700 метров «тридцатьчетверке» придется идти под его прицельным огнем.
Гитлеровец выстрелил, сразу после того как экипажи увидели друг друга. Да, он не хотел терять ни метра преимущества из тех семисот, что у него были в запасе. Снаряд вонзился рядом с советским танком. Прибавить скорость? Но «тридцатьчетверка» на каменистом участке давала километров тридцать, не более, и прибавить могла лишь чуть-чуть. Не пролетишь эти семьсот метров, успеет немец смертельно врезать. И Милюков тут же дал по тормозам, снизил скорость. Решил, пусть немец прицелится: Александр «видел» его за броней, «видел», вот сейчас он весь впился в прицел… «Нет, гад, ничего не получится». «Даю скорость! Маневрирую!» – прокричал Милюков. «Тридцатьчетверка» рванулась чуть раньше, может на секунду, прежде чем из ствола «Пантеры» плеснуло пламя. Опоздал немец, снаряд прошел мимо.

«Вот так-то, фриц, дальнобойная пушка это еще не все». К Милюкову пришла уверенность, он теперь знал, увильнуть от снаряда можно и на открытой местности, можно превзойти в расторопности немецкого аса. А тут еще Николай Лукьянский – он находился на командирском месте:
– Двенадцать секунд, командир, я засек, двенадцать.
– Умница Лукьянский, – похвалил Милюков.
Теперь он знал, что между первым и вторым выстрелом немца двенадцать секунд. Увеличил скорость, проскочить бы еще метров двести ровного поля, метров двести. А Лукьянский считал: «…Семь! Восемь! Девять! Десять! Одиннадцать!..» Милюков тут же, что было силы, рванул на себя оба бортовых фрикциона. Танк вздрогнул и замер. Снаряд перед самым носом вспахал землю. «Посмотрим, чья возьмет!»
Русский танк то резко тормозил, то резко бросался в одну или другую стороны, и немецкие снаряды шли мимо. Экипаж мастерски использовал каждую ложбинку, холмик для своей защиты. Советская боевая машина неумолимо приближалась к «Пантере». Немецкий ас посылал снаряд за снарядом, но «тридцатьчетверка» была неуязвима, она «росла» в прицеле неестественно быстро. И нервы у немца не выдержали, «Пантера» стала отступать. «Струсил, гад!» – кричал Милюков, – «Даю скорость!»

Танк противника пятился назад. В том, что в нем сидел настоящий ас, наши танкисты убедились еще раз. Ни разу немец не подставил борт или корму. И только раз, когда перед отступающей «Пантерой» оказался спуск, она, задрав пушку, на секунду показала днище. Этой секунды и хватило для того, чтобы Семен Брагин влепил бронебойным в ее уязвимое место.

Немецкий танк охватило пламя, «Пантера» заносчивого немецкого аса горела. Экипаж Милюкова захлебывался от восторга, танкисты кричали, хохотали, ругались.
Всех их отрезвил голос комбата по рации:
– Милюков! Дуэлянт хренов, под суд пойдешь.
Уже после боя отважной четверке скажут, как внимательно за поединком наблюдали с советской и немецкой сторон – за то время не было произведено никем ни одного выстрела, кроме участников дуэли. Наблюдали с тревогой и любопытством – наиредчайший случай рыцарской дуэли в двадцатом веке. Уже после боя Милюков оценил выдержку комбата, его опыт. В момент поединка он не произнес ни слова, понимал – не под руку. Свое недовольство высказал, когда поединок был выигран, и одиножды. Может быть потому, что в душе был доволен, а может оттого, по окончании рыцарской дуэли бой разгорелся уже между подразделениями, и экипаж Милюкова вновь праздновал победу, да какую! «Тридцатьчетверка» встретилась с 3 «Тиграми», сожгла их, а затем раздавила вместе с расчетами несколько артиллерийских орудий…
А теперь еще раз об участниках суперпоединка.
Ими были: командир танка старшина Александр Милюков, заменивший в период дуэли механика-водителя, механик-водитель рядовой Николай Лукьяновский, занявший командирское кресло, заряжающий рядовой Григорий Чумак и командир орудия сержант Семен Брагин, выстрел которого и поставил точку в этом необычном состязании.
Как сложилась их судьба? Семен Брагин и Николай Лукьянский погибли, первый – в день Победы в Кенигсберге, второй – 2 мая в Берлине. О Григории Чумаке автору ничего не известно. Александр Милюков встретил Победу в Германии, остался в живых. Впрочем, о нем чуть подробнее. Он один из тех, кто входит в когорту советских асов-танкистов. Отметим (делая уточнение), что отважный воин уничтожил 6 «Тигров» и одну «Пантеру».

Родился Александр Милюков в 1923 году в селе Наровчат Пензенской области в крестьянской семье. Окончил 10 классов и школу Гражданского воздушного флота. Но так вышло, что летчиком не стал. На фронт прибыл в 1942-м, попросился в танкисты, механиком-водителем. После того, как его KB подбили, пересел на «тридцатьчетверку», вскоре стал командиром. В феврале 1943-го в боях за Харьков его экипаж одерживает первую победу -уничтожает «Тигра», который по многим параметрам превосходил Т-34. Под тем же Харьковом Александр горел в танке.
В самый разгар боев на Курской дуге он в остром поединке, как уже знает читатель, сжигает «Пантеру» немецкого аса, а затем еще 3 «Тигра». В 1944-м Милюков оканчивает Саратовское танковое училище. Еще 2 «Тигра» он записывает на свой счет уже в 1945-м, в Германии – под Гольсеном и Дрезденом, будучи младшим лейтенантом, командиром роты 53-й гвардейской танковой бригады (3-я танковая армия, 1-й Украинский фронт). Принимает участие в уличных боях в Берлине. В июне 1945-го за проявленные мужество и героизм удостаивается звания Героя Советского Союза.
После войны работает на Одесской киностудии. По его сценарию снят захватывающий фильм «Экипаж машины боевой». О самом остром поединке в его жизни – о рыцарской дуэли. На Курской дуге.
В тему:
Последний бой танкистов. Осень 1941-го
Побег на танке
Письмо танкиста
Наградить посмертно с вручением…
Танковые асы ВОВ
Битва под Сенно
22:0 в пользу советских танкистов

26 марта 1944 года танк Т-70 младшего лейтенанта Григория Ивановича Пегова выехал на разведку местности перед позициями, которые занимала его часть – 31-я танковая бригада 29-го танкового корпуса 5-й танковой армии 1-го Прибалтийского фронта.

Примерно в полдень Пегов заметил впереди немецкую танковую колону, которая, перегруппировавшись, готовилась нанести контрудар по позициям наступающих советских войск. Пегов замаскировал свой танк в кустарнике вблизи дороги и когда два приближающихся немецких танка PzKpfw V Пантера приблизились на 150-200 метров и подставили под удар борта, Т-70 внезапно из засады открыл огонь и уничтожил их быстрее, чем те смогли его обнаружить. Головной танк противника был поражен первым же выстрелов в борт, после чего загорелся. Его экипаж выбраться из танка не смог. Следовавшему вторым в колонне немецкому танку снарядом перебило ленивец и экипаж поспешил его покинуть. Остальные танки противника, полагая, что натолкнулись на сильную противотанковую оборону противника, повернули назад. Таким образом, смелыми и умелыми действиями младшего лейтенанта Пегова была сорвана попытка противника провести контрудар по наступающим частям РККА.

Через несколько месяцев, в октябре 1944 года, Григорий Пегов, являясь командиром взвода разведки своего танкового батальона, одним из первых с боем прорвался к берегу Балтийского моря в районе населенного пункта Каролининкай (Кретингский район Литовской ССР) и обеспечил подход главных сил бригады. 24 марта 1975 года Григорию Ивановичу Пегову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Неравные танковые дуэли. Часть 1. Т-70 против «Пантеры»

Каким бы ни было превосходство сторон в боевой технике, побед на поле боя удавалось добиться не только техническим превосходством оружия, но и мужеством и смекалкой его обладателей. В годы Великой Отечественной войны советские танкисты на более слабых боевых машинах выходили победителями из встреч с грозными немецкими танками «Тиграми» и «Пантерами». Примером такого неравного противоборства является бой легкого танка Т-70 младшего лейтенанта Григория Пегова против немецких Пантер, закончившийся победой советских воинов.
Герой Советского Союза старший лейтенант Пегов Григорий Иванович родился 28 марта 1919 года в небольшом селе Привольное, расположенном в Николаевской области, в обычной крестьянской семье, по национальности украинец. Получив в школе 7-классовое образование, он пошел работать трактористом. В ряды Красной Армии был призван в 1939 году. На фронтах Великой Отечественной войны находился с 1941 года, успешно прошел всю войну. В 1943 году он закончил Сталинградское танковое училище, после чего ему было присвоено звание младшего лейтенанта. После училища он был отправлен командиром танкового взвода 31-й танковой бригады, которая входила в состав 29-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии, действовавшей в составе 1-го Прибалтийского фронта. Звание Героя Советского Союза Пегову было присвоено 24 марта 1945 года (номер награды 8587). В 1946 году старший лейтенант Пегов вышел в запас. В 1948 год окончил Одесскую совпартшколу, жил и работал в Одессе.

Бой, который прославил имя младшего лейтенанта Григория Пегова, произошел 26 марта 1944 года. В этот день легкий танк Т-70 Пегова отправился на разведку местности. Примерно в полдень советские танкисты заметили немецкую танковую колонну, которая предположительно, собирались нанести контрудар по позициям наступающих советских войск. В немецкой колонне были танки PzKpfw V Пантера, но Григорий Пегов все равно решил дать немцам бой.

Стоит отметить, что этот шаг был довольно смелым, если представлять себе, насколько разными были два этих танка. По массе Пантера превосходила советскую машину более чем в 4,5 раза. Советский легкий танк Т-70 был принят на вооружение в январе 1942 года. Производство этого легкого танка продолжалось до октября 1943 года, после чего было остановлено. Максимальная масса танка составляла 9,2 тонны, толщина лобовой брони до 45 мм, толщина бортов 15 мм, бронирование башни 35 мм. В движение танк приводила спарка бензиновых двигателей мощностью по 70 л.с. каждый. Максимальная скорость танка составляла 42 км/ч. Основным вооружением Т-70 была 45-мм пушка (20-К), танковый вариант знаменитой сорокапятки. Практическая скорострельность орудия значительно отличалась от табличных значений и составляла всего 3-5 выстрелов в минуту, так как командиру в не самой просторной башне приходилось одновременно выполнять функции и заряжающего, и наводчика. Орудие, прямо скажем, не с самыми выдающимися для 1944 года характеристики, но при грамотном применении и оно позволяло бороться с грозными немецкими машинами.

На фоне Т-70 немецкая Пантера представлялась настоящим монстром. Этот немецкий средний танк вполне можно было назвать тяжелым. Машина весом в 44,5 тонны отличалась хорошим лобовым бронированием и мощным вооружением. Толщина верхней лобовой детали составляла 80 мм, при этом она была расположена под хорошим углом наклона. Лоб башни имел толщину 110 мм, маска орудия 100 мм. А вот бронирование танка с бортов было более уязвим, толщина бортов корпуса — 50 мм, бортов башни — 45 мм. Машина оснащалась двигателем мощностью 700 л.с. и могла развивать максимальную скорость 46 км/ч. На танке была установлена 75-мм танковая пушка KwK 42 с длиной ствола 70 калибров. Данное орудие представляло опасность для всех советских танков. Снаряд, выпущенный из этой пушки, мог пробить легкий танк Т-70 насквозь.
Казалось, исход боя 26 марта 1944 года должен был сложиться в пользу немецких 45-тоннных боевых машин, отличавшихся отличным орудием и прекрасными приборами наблюдения и прицелами. Пантера действительно серьезно превосходила легкий танк Т-70 по всем параметрам, но бой все равно сложился в пользу Пегова, потому что он грамотно организовал засаду и раньше обнаружил противника. Младший лейтенант Пегов замаскировал свой легкий танк недалеко от дороги в кустах. При этом, уже обнаружив врага, он выжидал до последнего, подпустив противника примерно на 150 метров, дождавшись, пока Пантеры, идущие в голове колонны, подставят борта его танку. С этого небольшого расстояния из засады Т-70 и открыл огонь. Головная машина была поражена первым же выстрелом в борт, в результате чего танк противника загорелся, экипаж не смог выбраться из машины. После этого Пегов перевел огонь на вторую Пантеру и добился повреждения ее ходовой части, у машины была сбита гусеница. После этого экипаж второй немецкой Пантеры ретировался с места боя. Остальные немецкие танки, полагая, что натолкнулись на сильную советскую противотанковую оборону, решили отступить назад. Таким образом, благодаря смелым действиям младшего лейтенанта Григория Пегова, который не испугался боя с немецкой танковой колонной, в голове которой шли танки Пантера, удалось сорвать замыслы противника.
Возможно, те самые Пантеры, подбитые танком Т-70 Пегова
Через несколько месяцев, в октябре того же года, Григорий Пегов вновь отличился. Будучи командиром взвода разведки своего танкового батальона, он одним из первых с боем сумел прорваться к берегу Балтийского моря в районе населенного пункта Каролинкай (Литовская ССР) и помог обеспечить подход основных сил своей бригады. 24 марта 1945 года Пегову было присвоено звание Героя Советского Союза, помимо этого он был кавалером орденов Ленина, Красного Знамени и Отечественной войны 1-й степени, различных медалей.
Некоторым обывателям подвиг экипажа танка Григория Пегова может показаться не таким уж геройским. Но важно понимать, что Пегов не испугался дать бой превосходящему численно и качественно противнику. Необходимо помнить, что первое же попадание немецкой Пантеры в Т-70 могло стать последним в жизни экипажа советского танка. Но Григорий Пегов все равно рискнул, вступил в бой и вышел из него победителем.
Источники информации:

В начале марта 1945 года вермахт оставил западную часть Кельна, отступив за Рейн, мосты через который было приказано взорвать. Работу саперов прикрывала танковая группа из трех PzKpfw IV и двух PzKpfw V «Panther» из 106-й панцербригады «Фельдхернхалле». 6 марта минирование было завершено, перед взрывом танки ушли на восточный берег, но экипаж одной «Пантеры» по неизвестной причине решил остаться на западном берегу, где в одиночку принял бой с наступающей 3-й танковой дивизией США.

Заняв позицию перед Кельнским собором, к которому с запада вели две улицы, командир танка Бартельборт с первого выстрела уничтожил передовой американский M4 Sherman, три члена экипажа которого погибли (этот дымящийся танк появляется на первых секундах видео). После этого он развернул танк так, чтобы встретить в лоб ожидаемую атаку американцев, которые, по его расчету, должны пойти по другой улице, чтобы зайти «Пантере» в менее защищенный борт.

Бартельборт не ошибся, именно так американцы и поступили. Чего немцы не ожидали, так это того, что их атакует новейший американский танк M26 Pershing, который даже в армии США часто принимали за немецкий. Из развалин близлежащего дома атаку «Першинга» снимал сержант Джим Бейтс из Сигнального корпуса 1-й армии.