Т 34 конструктор

Содержание

Кошкин, Михаил Ильич

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Кошкин; Кошкин, Михаил.

Михаил Ильич Кошкин
Дата рождения 21 ноября (3 декабря) 1898
Место рождения деревня Брынчаги,
Угличский уезд,
Ярославская губерния
Дата смерти 26 сентября 1940 (41 год)
Место смерти Змиёвский район,
Харьковская область,
УССР, СССР
Гражданство Российская империя, СССР
Род деятельности инженер, военнослужащий, военный инженер
Супруга Вера Николаевна
Дети Елизавета, Тамара, Татьяна
Награды и премии

Медиафайлы на Викискладе

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин (1898—1940) — советский инженер-конструктор, создатель и первый главный конструктор танка Т-34, начальник КБ танкостроения Харьковского паровозостроительного завода имени Коминтерна. Герой Социалистического Труда (1990, посмертно).

Биография

Ранние годы

Родился 21 ноября (3 декабря) 1898 года в селе Брынчаги (ныне — Переславский район, Ярославская область). Семья жила бедно, земли было мало, и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену и троих малолетних детей. Из-за бедности мать Михаила идёт батрачить, а он, окончив в 10-летнем возрасте 3 класса церковно-приходской школы, уезжает на заработки в Москву, где устраивается на кондитерскую фабрику и за 8 лет работы проходит путь от ученика пекаря до рабочего по обслуживанию карамельных автоматов.

Служба в армии

В начале 1917 года, перед Февральской революцией, Михаил Кошкин призывается в Русскую императорскую армию, попадает на Западный фронт, где воюет в составе 58-го пехотного полка. В августе 1917 года, после ранения, направляется на лечение в Москву, после чего получает отпуск и, в конце 1917 года, демобилизуется из армии.

15 апреля 1918 года добровольцем уходит в сформированный в Москве железнодорожный отряд РККА. Участвует в боях на фронтах Гражданской войны и в отражении иностранной военной интервенции в России. До 1919 года воюет под Царицыном, затем переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт, где воюет против английских интервентов и принимает участие во взятии Архангельска. Там же Кошкин, вероятнее всего, впервые знакомится с бронетехникой: бронепоездами РККА и английскими танками «Рикардо» Mark V, которые использовались интервентами на этом участке фронта.

После ликвидации Архангельского фронта 3-й железнодорожный батальон перебрасывается на Польский фронт, но Михаил Кошкин по дороге заболел тифом и был снят с эшелона, затем направлен в Киев, на Южный фронт, в 3-ю железнодорожную бригаду, которая занимается восстановлением ж/д пути и мостов в полосе наступления.

Летом 1921 года железнодорожная бригада расформировывается, и Михаил Кошкин заканчивает армейскую службу.

Партийная карьера в ВКП(б)

В 1919 году, на Северном фронте, вступает в члены РКП(б), выбран секретарём партячейки 3-й железнодорожной бригады. После окончания службы в 1921 году с отличием оканчивает военно-политические курсы в Харькове, после которых командируется на учёбу в Москву в Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова. Во время учёбы лично знакомится с С. М. Кировым и Г. К. Орджоникидзе.

После окончания университета командируется в город Вятка (г. Киров), где с 1924 по 1925 годы успешно руководит кондитерской фабрикой. В 1925—1926 годы — заведующий агитационно-пропагандистского (по другим данным — промышленного) отдела 2-го райкома ВКП(б). В 1926—1928 годах — заведует Губсовпартшколой. С 1928 года — заместитель заведующего, а с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б) г. Вятка.

В Вятке Михаил Кошкин женится на служащей Губпотребсоюза Вере Катаевой, рождается дочь Лиза.

Михаила Кошкина могла ждать блестящая партийная карьера, однако он отправляет письмо Сергею Кирову с просьбой оказать содействие в получении технического образования и в 1929 году получает вызов в Ленинград.

Начало конструкторской деятельности

В 1929 году, в 30-летнем возрасте, в числе «парттысячников», Михаил Кошкин зачислен в Ленинградский технологический институт, однако тема обучения ему кажется неинтересной и он добивается перевода на машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института.

В 1934 году защищает диплом по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов», тема дипломной работы «Коробка передач среднего танка». Преддипломную практику проходит в ОКБ при Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185. Спроектированную КП решено установить на опытный колёсно-гусеничный танк Т-29. Производственную практику проходил на Нижегородском автомобильном заводе имени В. М. Молотова (сейчас ГАЗ) в должности мастера дефектного отдела, зарекомендовал себя способным специалистом, руководство завода направило ходатайство в Наркомат тяжёлой промышленности с просьбой направить Михаила Кошкина после окончания обучения на своё предприятие, однако он добивается продолжения работы в танковом КБ.

С 1934 года 2,5 года трудится в КБ Ленинградского завода имени С. М. Кирова. С должности рядового конструктора дошёл до заместителя начальника КБ. В это время КБ работает над танками Т-29 и Т-46-1, которые представляют собой модернизацию серийных Т-28 и Т-26 с переводом их на колёсно-гусеничный ход. Работа проведена успешно, хотя впоследствии оказалось, что танки бесперспективны (чрезмерная сложность и высокая стоимость показали невозможность их серийного производства).

11 апреля 1936 года М. И. Кошкин, в числе других конструкторов, «За отличную работу в области машиностроения» награждается орденом Красной Звезды.

  • Кошкин (справа) в Крыму.

  • Кошкин (справа) в Вятке.

Харьков

В конце декабря 1936 года нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе, обеспокоенный напряжённой обстановкой в Танковом отделе Харьковского завода, сложившейся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного лёгкого танка БТ-7, лично нашёл М. И. Кошкина, и после собеседования принял решение направить его с Ленинградского опытного завода на Харьковский завод. Решение о переводе в Харьков конструктора М. И. Кошкина было принято с учётом его деловых качеств и личного стремления создать быстроходный средний танк, пригодный для крупносерийного производства.

Примечание: Впервые в мире концепция быстроходного среднего танка с противоснарядной броневой защитой и мощным вооружением была реализована в 1934 году в опытном танке Т-29 (проект КБ Ленинградского завода). К концу 1936 года, было очевидно, что Т-29 в серию не пойдёт… Одна из причин — несоответствие проекта общим тенденциям развития конструкции танка на Ленинградском заводе. В то время заместитель начальника КБ Ленинградского опытного завода М. И. Кошкин, участвуя в разработке Т-29, определил основные направления улучшения проекта Т-29 и доложил о них непосредственно наркому тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе. Танки Т-29 и БТ-7 имели аналогичный колёсно-гусеничный движитель с опорными катками большого диаметра. Колёсно-гусеничный движитель танка Т-29 имел катки большого диаметра с независимой торсионной подвеской (в отличие от пружинной подвески танка БТ). Торсионные валы, изготовленные по технологии Ленинградского завода, в условиях движения танка Т-29 по пересечённой местности работали неудовлетворительно. Тем не менее конструктор М. И. Кошкин являлся сторонником применения на быстроходном среднем танке катков большого диаметра — основного элемента обеспечения быстроходности танка при условии последующей доработки торсионной подвески.

28 декабря 1936 года, нарком тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе подписал Приказ о направлении М. И. Кошкина в Харьков на ХПЗ имени Коминтерна (№ 183) на должность руководителя танкового КБ-190.

В то время Танковый отдел Харьковского завода № 183 выпускал лёгкие колёсно-гусеничные быстроходные танки серии «БТ», которые, наряду с лёгким танком Т-26 Кировского завода, составляли основу бронетанковых войск РККА. Проблемами серийного производства и модернизации танка БТ в Танковом отделе завода № 183 занималось КБ-190 под руководством А. О. Фирсова.

Конфликт между ГАБТУ РККА и Танковым отделом завода № 183 возник ввиду технических дефектов, проявившихся в процессе эксплуатации танка БТ-7. Было начато расследование по делу о поставке в войска 687 танков с недоработанной КПП. В свою очередь представители Танкового отдела завода обвиняли военных в неправильной эксплуатации танков БТ (прыжки с трамплина). В ходе расследования А. О. Фирсов был отстранён от руководства КБ-190 и работал рядовым конструктором, а руководство КБ-190 было временно возложено на Николая Кучеренко.

Начало работы. КБ-190. Кризис танкостроения.

В январе 1937 года М. И. Кошкин впервые без сопровождающих появился в КБ (бюро 190). Одет был просто. Во второй половине дня в сопровождении А. О. Фирсова и Н. А. Кучеренко сделал обход, познакомился с ведущими конструкторами и осмотрел помещения. В течение последующих дней М. И. Кошкин познакомился с каждым из конструкторов и выполняемой ими работой. Предстояло правильно сориентировать коллектив КБ, организовать его работу, вдохнуть веру в достижимость поставленной первоочередной цели, заразить своей работоспособностью.

Задачей КБ-190 является обеспечение производства и модернизация БТ-7. 48 конструкторов перегружены работой, в плане на 1937 год силы распределены по 14 направлениям, в числе которых установка на БТ-7 новейшего дизельного двигателя В-2 (БТ-7М, А-8), САУ на базе танка, разработка новых — БТ-9 (заказ АБТУ) и БТ-ИС (проект на основе работ группы Цыганова, переданный с танкоремонтного завода № 48). Условия и сроки жёсткие, по словам Афанасия Фирсова: «Мы между Сциллой и Харибдой. Сдадим сырой танк — жди беды. А не сдадим — головы полетят». В марте 1937 года Афанасий Фирсов был арестован.

Одновременно назревает общий кризис танкостроения, вызванный появлением нового вида оружия — противотанковой пушки. Гражданская война в Испании с участием легкобронированных БТ-7, Т-26 показала их высокую уязвимость для огня артиллерии и даже крупнокалиберных пулемётов. А так как эти танки являлись основными в Красной Армии, это означало, по сути, необходимость срочной замены всего танкового парка. Проблема усугублялась тем, что в СССР, на этот момент, моделей танков с противоснарядным бронированием, готовых к массовому производству, не было. В то же время колёсно-гусеничная схема Уолтера Кристи, положенная в основу танков БТ, достигла предела модернизации. Противоснарядное бронирование неизбежно увеличивало массу машины, при которой трансмиссия БТ-7 не выдерживала нагрузок, а колёсный ход становился невозможным из-за повышенного давления катков-колёс на грунт. В БТ-9 и БТ-ИС предпринималась попытка решить проблему колёсного хода усложнением трансмиссии, сделав ведущими не одну, как у БТ-7, а три пары задних колёс, дополнительно пытались осуществить возможность движения на одной гусенице и колёсах с разных сторон (так называемый синхронизированный ход), это ещё более усложняло задачу и делало танк довольно трудоёмким и дорогим в производстве.

7 мая 1937 года Кошкин предлагает объединить схожие проекты БТ-9 и БТ-ИС (БТ-7-Б-ИС) с целью экономии сил, предложение поддерживает 8-е Главное управление НКОП, которому подчинён завод № 183. Поскольку тактико-технические требования (ТТТ) на объединённый проект выдвинуты не были, КБ получает определённую свободу действий, однако чиновников АБТУ инициатива Кошкина не устраивает:

«… Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект даёт новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т. д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колёса и т. д. Причём проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ…»

— Докладная записка инспектора АБТУ Сапрыгина о состоянии дел на заводе № 183 зам. начальнику АБТУ Густаву Бокису (20 августа 1937 г.)

Инспектор Сапрыгин также обвиняет Михаила Кошкина в попытке срыва работы конструктора А. Я. Дика, направленного на завод от АБТУ летом 1937 года с целью разработки вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.

28 сентября 1937 года на завод приходит директива 8-го Главного управления НКОП, об организации особого конструкторского бюро (ОКБ). Перед ОКБ ставится цель спроектировать и к 1939 году подготовить серийное производство быстроходных колёсно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Начальником ОКБ назначен военный инженер 3-го ранга, адъюнкт Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина (ВАММ) А. Я. Дик, от ВАММ в ОКБ прикомандированы несколько инженеров и 41 слушатель-дипломник, от завода в ОКБ переведён 21 конструктор. Завод обязывают выполнять все работы, связанные с ОКБ во внеочередном порядке. В результате этого КБ-190 Кошкина было практически обескровлено, из 48 человек в ОКБ переведены 19 лучших конструкторов его отдела.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк БТ-20 (заводской индекс А-20), но в конце октября прибывшая на завод комиссия констатировала, что ОКБ с работой не справляется, Адольф Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески. ОКБ было расформировано, вскоре был арестован и начальник АБТУ Густав Бокис, административное давление со стороны военных временно ослабевает…

В октябре 1937 года после получения заводом № 183 задания от ГАБТУ РККА на разработку нового маневренного колёсно-гусеничного танка М. И. Кошкин возглавил новое конструкторское подразделение КБ-24, которое менее чем за год спроектировало колёсно-гусеничный танк под индексом БТ-20.

В начале ноября 1937 года с целью продолжения работы над БТ-20, Кошкин формирует новое КБ-24, а руководство КБ-190 вновь переходит к Николаю Кучеренко.

КБ-24 формировалось на добровольных началах, в него вошёл 21 человек из КБ-190 и КБ-35 завода, при приёме Кошкин беседовал с каждым лично, его заместителем стал Александр Морозов. Подбору работников М. И. Кошкин и А. А. Морозов уделили особое внимание, в целях создания творческих и товарищеских взаимоотношений в коллективе. Были назначены руководители групп по проектированию основных узлов будущей машины, и КБ сразу приступило к работе.

В ноябре 1937 года, менее чем за год работы М. Кошкина в должности главного конструктора, под его руководством была успешно завершена модернизация танка БТ-7 с установкой в нём дизеля В-2 (танк БТ-7М).

В феврале 1938 года М. Кошкин работал в комиссии по дополнительным заводским испытаниям колёсно-гусеничного танка изобретателя Н. Ф. Цыганова — БТ-СВ-2 («Черепаха») .

КБ-24, проект А-32.

Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 образца 1940 года с пушкой Л-11, Т-34 образца 1941 года с пушкой Ф-34.

В марте 1938 года утверждается эскизный проект БТ-20 (А-20). Однако, несмотря на новизну, по боевым качествам он мало отличался от БТ-7, вооружение (45 мм пушка 20-К) осталось прежним, увеличение толщины брони до 20 мм не обеспечивало надёжную защиту от противотанковой артиллерии. Кошкин и его помощники загорелись «гусеничным» вариантом, который мог упростить конструкцию и позволял значительно усилить броню и вооружение за счёт экономии и увеличения веса.

28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать наряду с колёсно-гусеничным А-20 (как и предполагалось изначальным заданием), чисто гусеничный танк, получивший индекс А-32. Кошкина поддержал И. В. Сталин, предложив не ограничивать инициативу завода.

6 сентября 1938 года М. И. Кошкин участвовал в представлении комиссии ГАБТУ разработанного проекта и макета танка БТ-20. По решению макетной комиссии под руководством М. И. Кошкина в КБ-24 приступили к разработке и изготовлению трёх опытных танков (одного колёсно-гусеничного танка А-20 и двух гусеничных — А-32) .

9—10 декабря 1938 года М. Кошкин демонстрировал Главному Военному совету чертежи и макеты опытных танков А-20 и А-32.

16 декабря 1938 года М. Кошкин назначен главным конструктором трёх объединённых КБ завода № 183 в единое конструкторское бюро КБ-520.

Срочная разработка чертежей танков А-20 и А-32 потребовала сотен людей, поэтому в начале 1939 года все танковые КБ завода (КБ-24, КБ-190 и КБ-35) были объединены в КБ-520, одновременно произошло объединение опытных цехов в единый цех, тесно связанный с КБ. Михаил Кошкин был назначен главным конструктором, его заместителями А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, А. В. Колесников и В. М. Дорошенко.

Совместные испытания А-20 и А-32

5 июня 1939 года М. И. Кошкин присутствовал при первом пробном пробеге опытного колёсно-гусеничного танка А-20.

16 июля 1939 года М. И. Кошкин принимал участие в первом пробном пробеге опытного гусеничного танка А-32.

В середине 1939 года в Харькове Кошкин представил опытные образцы А-20 и А-32. При испытаниях Государственная Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надёжности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее». Колёсно-гусеничный А-20 показывал большую скорость и тактическую подвижность, А-32 лучшую проходимость и бронезащиту, имея резервы по её усилению (обе машины изготавливались в одинаковом весе и изначально позиционировались как лёгкие танки), но ни одному из них долгое время не было отдано предпочтение, споры между противниками и сторонниками колёсно-гусеничного движителя продолжались. В КБ работа велась над обеими машинами параллельно.

23 сентября 1939 года М. И. Кошкин участвовал в показе на Полигоне в Кубинке опытных машин А-20 и А-32 членам правительства.

В сентябре 1939 года в Кубинке А-20 и А-32 (Т-32), вместе с перспективными танками других заводов, повторно были показаны госкомиссии. Показ прошёл с большим успехом, Т-32 произвёл впечатление на присутствующих необычно красивой формой и отличными ходовыми качествами. При этом Кошкин уже представил обновлённый А-32 с 76,2 мм пушкой Л-10, получивший индекс Т-32. На последовавшем совещании он вновь активно выступает за Т-32, позиционируя его уже как средний танк, на замену устаревшему Т-28, особо отмечая его простоту и большие резервы по дальнейшему улучшению, предлагая составить график запуска машины в серийное производство. Военные чиновники опять ни одному из танков не отдали предпочтение, рассматривая вопрос об одновременном производстве А-20 и Т-32.

Проект А-32 с усиленным бронированием

С сентября 1939 года по февраль 1940 года на основании решения командования АБТУ под руководством М. И. Кошкина велось проектирование и изготовление двух опытных гусеничных танков А-32 с усиленным бронированием.

Начавшаяся Советско-финская война (1939—1940) снова показала плохую оснащённость РККА танками с мощным вооружением и бронезащитой. Совершенствование Т-32 активизировалось, были проведены испытания с дополнительной нагрузкой, имитирующей увеличение толщины брони до 45 мм, которые прошли успешно, и будущий танк формально приняли на вооружение до изготовления опытного образца под индексом Т-34. Кошкин и конструкторы его КБ работают напряжённо, целыми днями пропадая на работе. Объём работ был значительным, в результате всех модернизаций масса возросла на 6 тонн, усилен гусеничный движитель, увеличились габариты, перерасчёт конструкции и чертежи делались заново.

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР № 443 от 19 декабря 1939 года А-32 с толщиной брони 45 мм, названный танком Т-34, был принят на вооружение Красной Армии.

Опытные Т-34 № 1 и Т-34 № 2

10 февраля 1940 года изготовлены два первых Т-34 и начаты их испытания. На 17 марта в Москве назначается показ танков членам правительства, с этой целью организуется танкопробег Харьков — Москва. Учитывая важность мероприятия, Михаил Кошкин сам отправляется на новых машинах как ответственный представитель завода.

В марте 1940 года М. И. Кошкин принял личное участие в проведении войсковых испытаний двух опытных танков Т-34 (А-34) с совершением пробега Харьков-Москва и обратно.

750 км от Харькова до Москвы и обратно ещё недоработанные танки прошли своим ходом в трудных условиях бездорожья и снежных заносов.

17 марта 1940 года М. И. Кошкин участвовал в показе своих машин Т-34 членам правительства в Кремле. Показ на Ивановской площади Кремля в присутствии всего высшего руководства СССР (И. В. Сталин, М. И. Калинин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов) и всесторонние стендовые и ходовые испытания на танковом полигоне окончательно решили судьбу танка. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

31 марта 1940 года М. И. Кошкин представил опытные танки Наркому среднего машиностроения и Наркому обороны, которые рекомендовали немедленно поставить танк Т-34 на производство на заводах № 183 и СТЗ.

Последние месяцы жизни

Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника в селе Брынчаги.

Пробег Харьков — Москва — Харьков подорвал здоровье Михаила Кошкина, простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией. Однако напряжение последних лет не ослабло, организация серийного производства Т-34, значительно отличающегося по конструкции от БТ-7, шла тяжело, требовалась масса текущих доработок, кроме того, в это время в КБ-520 работали над следующей моделью — Т-34М и намечался перспективный танк с поперечным расположением двигателя Т-44.

Вскоре заболевание обострилось, Михаилу Кошкину пришлось удалить одно лёгкое, он был направлен на реабилитационный курс лечения в заводской санаторий «Занки» под Харьковом, где скончался 26 сентября 1940 года, за 9 месяцев до начала войны. Главным конструктором и руководителем КБ-520 стал заместитель Кошкина А. А. Морозов.

Михаил Кошкин был похоронен в Харькове на Первом городском кладбище (ныне Молодёжный парк).

До сегодняшнего дня могила не сохранилась. По одним данным, она была целенаправленно уничтожена немецкими бомбардировками. По другим данным, гроб с телом Кошкина был кремирован, урна с прахом хранилась в помещении при городском морге г. Харькова, который и был подвергнут бомбовому удару. События происходили в конце 1941 года, на конечной стадии эвакуации ХПЗ в Нижний Тагил и перед захватом города немецкими войсками.

Семья

Открытие бронзового бюста в селе Брынчаги. 21 ноября 1998 года

  • жена — Вера Николаевна
  • дочери
    • Елизавета — учитель географии,
    • Тамара — геолог,
    • Татьяна — преподаватель Харьковского университета.

Награды и премии

Памятник в Харькове

  • орден Красной Звезды за разработку опытной модели среднего танка Т-111
  • Сталинская премия (посмертно, 10 апреля 1942 года) «за разработку конструкции нового типа среднего танка» (Т-34)
  • Герой Социалистического Труда (посмертно, Указом Президента СССР № 824 от 4 октября 1990 года)
  • орден Ленина

Память

Почтовая марка к 100-летию со дня рождения Кошкина

25 рублей 2019 г.
Памятники

  • В Харькове, недалеко от проходной Завода имени Малышева, в мае 1985 года Михаилу Ильичу Кошкину был торжественно открыт памятник. Также в Харькове в честь Михаила Ильича названа улица.
  • Памятник танку «Т-34», а фактически М. И. Кошкину, установлен на трассе М-8 рядом с указателем поворота на родное село Кошкина Брынчаги в Ярославской области.
  • Памятник М. И. Кошкину установлен в центре его родной деревни Брынчаги Ярославской области (дом в котором он родился и жил, сгорел во время большого пожара в 1938 году).
  • В Кирове (Вятке) на доме, где жил М. И. Кошкин (ул. Спасская, 31), установлена мемориальная доска.
  • Мемориальная доска установлена в Главном здании СПбГПУ, где учился Михаил Ильич.
  • Мемориальная доска установлена на здании, где жил Михаил Ильич (г. Харьков, ул. Пушкинская, 54/2).

Книги

  • Резник Я. Л. Сотворение брони. — М.: Воениздат, 1987.
  • Вишняков В. А. Танк, обогнавший время. — Ради жизни на земле. — М.: ДОСААФ, 1986. — 525 с. — 100 000 экз.
  • Вишняков В. А. Конструкторы. 1989.
  • Брошюра «Михаил Кошкин: уникальные документы, фотографии, факты, воспоминания (к 110-летию со дня рождения)», 2009 г.

Фильмы

  • «Главный конструктор», реж. В. Семаков, в роли Кошкина Борис Невзоров.
  • «Танки», реж. К. Дружинин, в роли Кошкина Андрей Мерзликин.

В филателии

  • В 1998 году к 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина была выпущена российская почтовая марка с его портретом. На рисунке справа — установленный на постамент танк Т-34. На марке напечатан текст: «М. И. Кошкин. 1898—1940». Номинал марки — 1 рубль. Рисунок был выполнен Л. Зайцевым.

В нумизматике

2 декабря 2019 года Банк России выпустил в обращение памятную монету номиналом 25 рублей посвящённую М.И. Кошкину и танку Т-34 (в серии «Оружие Великой Победы (конструкторы оружия)»).

> См. также

  • Морозов, Александр Александрович
  • Кучеренко, Николай Алексеевич
  • Герои Социалистического Труда Кировской области

Примечания

  1. 1 2 3 История Дмитриевской общеобразовательной школы Переславского МР Ярославской области Архивная копия от 22 декабря 2015 на Wayback Machine // 76pz-dmitrshkola.edusite.ru
  2. 1 2 Александр Левченко «Он одел солдат в броню» (недоступная ссылка). Дата обращения 23 апреля 2009. Архивировано 27 апреля 2009 года.
  3. Елизавета Кошкина «Отец не стал давать танку своё имя Архивная копия от 23 декабря 2015 на Wayback Machine» Еженедельник «Молодость Сибири» № 3 (4499) 2007 г.
  4. Учётная карточка члена ВКП(б) Кошкина М. И. Государственный архив социально-политической истории Кировской области, ф. 4112, оп. 18, д. 36-81-3883, кор. 7.
  5. Казаков Михаил, «Лучший танк Великой Отечественной войны»
  6. ХПЗ — Завод Им. Малышева, 1995, с. 186—187.
  7. 1 2 3 «Кому сегодня мешает советская Тридцатьчетвёрка?» О. А. Наказной, И. Г. Желтов, А. Г. Солянкин «Военно-исторический журнал» — № 5 — 2009 г.
  8. ХПЗ — Завод им. Малышева, 1995, с. 178.
  9. «Очень красивое творение рук человека» Елена Василькова, Российская газета (Неделя) № 6126 от 11 июля 2013 г.
  10. «Неизвестный Т-34» И. Желтов, М. Павлов, И. Павлов, А. Сергеев, А. Солянкин, Экспринт 2001.ISBN 5-94038-013-1
  11. Кавалерчик Б. Ещё раз о Т-34. — Танковый удар. Советские танки в боях 1942—1943: Сборник. М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 448 с. ISBN 978-5-699-22807-2
  12. Осторожно: «специалисты»! Архивная копия от 4 марта 2009 на Wayback Machine Л. Васильева-Кучеренко. Литературная газета. 22-28 октября 2008 г. № 43 (6195).
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Техника и Вооружение, 2008, с. 23.
  14. Харьковское Конструкторское бюро по Машиностроению (история) (недоступная ссылка). Дата обращения 6 января 2016. Архивировано 4 марта 2016 года.
  15. 1 2 Яков Баран Так родилась «тридцатьчетвёрка» (Т-34 путь к Победе. Воспоминания танкостроителей и танкистов К. М. Слободин, В. Д. Листровой Xарьков, «Прапор» 1985.)
  16. Александр ВЕТРОВ. Непревзойдённая «тридцатьчетвёрка» (Т-34 путь к Победе Воспоминания танкостроителей и танкистов К. М. Слободин, В. Д. Листровой Xарьков, «Прапор» 1985.)
  17. И. Желтов, А. Макаров «А-34 рождение тридцатьчетвёрки» Москва, «Тактикал пресс» 2014.
  18. газета «Вечерний Харьков» — Не осталось даже могилы
  19. Документальный фильм «Прохоровка. Укрощение „Тигра“»
  20. История создания среднего танка Т-111 (недоступная ссылка)
  21. 1 2 Кошкин Михаил Ильич — статья из Большой советской энциклопедии.
  22. Банк России, о выпуске в обращение памятной монеты номиналом 25 рублей посвящённой М.И. Кошкину и танку Т-34

Литература

  • ХПЗ — завод имени Малышева 1895—1995 гг.: Краткая история развития. — Харьков: Прапор, 1995.
  • Творцы отечественной бронетанковой техники // «Техника и вооружение», № 12, 2008. С. 23.

Ссылки

  • Кошкин, Михаил Ильич. Сайт «Герои страны».
  • Он одел солдат в броню — очерк о конструкторе танка Т-34 Михаиле Кошкине
  • Статьи о Кошкине
  • д/ф «Крупнейшее танковое сражение Второй мировой. Прохоровка. Укрощение „Тигра“» (History Channel, 2015)

Тематические сайты

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

ISNI: 0000 0000 3039 8110 · LCCN: n88249573 · VIAF: 13876060 · WorldCat VIAF: 13876060

Российские и советские конструкторы бронетехники

* — приглашённые иностранные специалисты

Михаил Ильич Кошкин — знаменитый конструктор и создатель легендарного танка Т-34

После Первой Мировой войны основную часть механизированных войск Советской России составляли легкие танки. Обладая хорошей мобильностью, они позволяли маневрировать в открытом бою, однако проигрывали при столкновении с серьезной обороной противника.

Появление эффективного противотанкового оружия показало уязвимость легкобронированных машин. Гражданская война в Испании, а затем и Советско-финская война, обнаружила востребованность бронированных танков, способных стать основой наступления.

Кошкин Михаил Ильич — советский инженер, конструктор нескольких прототипов танков, один из главных создателей Т-34. Его вклад в советское танкостроение трудно переоценить, особенно с учетом роли, которую его танки сыграли в Великой Отечественной.

Биография конструктора

М. И. Кошкин

М. И. Кошкин родился 21 ноября 1898 года (по новому стилю — 3 декабря) в селе Брынчаги. Условно биографию изобретателя делят на три периода:

  • ранние годы;
  • обучение;
  • работа в Харькове.

Последний период считается ключевым в биографии конструктора. Напряженная работа и постоянная борьба с военными чиновниками за продвижение своих идей подорвала его здоровье. Несмотря на это М. И. Кошкин добился признания и еще при жизни получил одобрение И. В. Сталина на производство Т-34.

Учеба и работа на кондитерской фабрике

М. И. Кошкин родился в бедной семье, не имевшей достаточного количества земли. Из-за этого отец занимался различными сезонными работами. В 1905 на заготовках леса он надорвался и умер. Мать будущего конструктора вынуждена была пойти в батрачки.

Сам Кошкин в десятилетнем возрасте окончил три класса церковно-приходской школы, получив начальное образование. После этого он уезжает в Москву и поступает на работу учеником пекаря в кондитерской фабрике. Здесь он проработал 8 лет, дослужив до обслуживающего карамельные аппараты.

В начале 1917, еще до Февральской революции, М. Кошкина призывают в армию и направляют в составе пехотного полка на Западный фронт. В августе он получает ранение, возвращается на лечение в Москву, в конце 1917 демобилизуется.

С началом Гражданской войны 15 апреля 1918 добровольно идет на службу в железнодорожный отряд Красной армии. До 1919 воюет под Царицыном, после этого переведен в Петроград в состав железнодорожного батальона. Соединение перебрасывается на Северный фронт против англичан, М. Кошкин участвует в боях за Архангельск.

Считается, что именно на Северном фронте будущий конструктор впервые тесно знакомится с бронетехникой — броневыми поездами Красной армии и танками англичан «Рикардо». После этого батальон перебрасывают на войну с Польшей, но Кошкин заболевает тифом и снимается с эшелона.

После выздоровления направляется на Южный фронт в железнодорожную бригаду по восстановлению фронтовых путей и мостов. Летом 1921 бригада расформирована и Кошкин оставляет армейскую службу.

Образование в техническом Ленинградском институте

Кошкин (справа) в Крыму

Получение образования М. Кошкина тесно связано с его партийной деятельностью. Началась она еще в 1919, когда он вступил в ряды РКП(б). После окончания армейской службы в 1921 будущий конструктор с отличием заканчивает военно-политические курсы в Харькове.

С окончанием курсов Кошкина направляют на учебу в Московский коммунистический университет им. Свердлова. Здесь он знакомится с С.М. Кировым и Г. К. Орджоникидзе. После окончания Кошкина направляют в Вятку, где он:

  • в 1924-25 гг руководит кондитерской фабрикой;
  • в 1925-26 заведует агитационно-пропагандистским отделом второго райкома ВКП(б);
  • с 1926 по 1928 заведует Губсовпартшколой;
  • в 1928 становится заместителем заведующего, а позднее и заведующим агитационной пропагандой Губкома ВКП(б) Вятки.

Вместо продолжения политической карьеры М. Кошкин направляет письмо С. Кирову с просьбой о получении технического образования. В 1929 его вызывают в Ленинград и зачисляют в Ленинградский технологический институт. Однако вскоре Кошкин по собственной инициативе переводится в Ленинградский политехнический институт.

В 1934 М. Кошкин защитил дипломную работу по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов». Темой диплома была выбрана коробка передач среднего танка. Преддипломную практику Кошкин проходил на Ленинградском заводе опытного машиностроения. Сконструированную им коробку передач решено было монтировать на опытный вариант танка Т-29.

Практику на производстве М. Кошкин проходил на Нижегородском автомобильном заводе. Зарекомендовал себя хорошим специалистом, после чего добился продолжения своей работы в танковом конструкторском бюро (КБ). В течение следующих двух с половиной лет работает на Ленинградском заводе им. Кирова, участвуя в проектировании Т-29 и Т-46-1.

Харьковский период

Слева направо — БТ-7М, А-20, Т-34 (1940) и Т-34 (1941)

В конце декабря 1936 по инициативе Орджоникидзе Кошкин переводится на Харьковский завод. Перевод был обусловлен тяжелой ситуацией в танковом отделе и сложностях работы над легким танком БТ-7. Учитывалось и желание самого конструктора создать быстрый средний танк для серийного производства.

Направление в Харьков назначает М. Кошкина руководителем танкового КБ-190. Ситуация с БТ-7 осложнялась поступлением в войска нескольких сотен танков с дефектной коробкой передач. Ситуация осложнялась перегруженностью персонала, танковый отдел занимался одновременно четырнадцатью проектами.

Вместе с этой загруженностью проявился и общий кризис танкостроительной промышленности. Гражданская война в Испании показала неспособность легких советских танков вести эффективные боевые действия. Машин с усиленным бронированием в производстве не было, а усилить имевшийся БТ-7 не могли ввиду достигнутых пределов массы и нагрузки на трансмиссионную часть.

Военные чиновники продолжают нагружать завод новыми требованиями и заданиями. Разработка проектов осложняется и кадровыми перестановками. В этих условиях Кошкин формирует собственное КБ-24, в которое сам отбирает людей на добровольных началах. Своим заместителем он назначает А. А. Морозова.

Создание танка А-20 и А-32

Задание на разработку нового танка БТ-20, получившего в итоге индекс А-20, выдано в октябре 1937. За несколько месяцев КБ Кошкина смогло разработать эскиз новой машины, а также испытать дизельный двигатель В-2 на БТ-7. В данном контексте возникла идея перевести новый танк полностью на гусеничный ход.

В апреле 1938 Кошкин добивается разрешения на параллельную разработку с А-20 гусеничного варианта А-32. Одобрение высказал И. В. Сталин, предложивший не ограничивать инициативу КБ и завода. К концу того же года были разработаны три опытных образца — один А-20 и два А-32.

Испытания обеих моделей проводились в первой половине 1939. А-20 на колесно-гусеничном ходу показал хорошую скорость и маневренность. У А-32 оказалась выше проходимость и броня, при этом имелся ресурс для ее дальнейшего усиления. Комиссия не смогла определиться с предпочтениями, дальнейшая работа велась над двумя моделями сразу.

К концу года Кошкин представил обновленный А-32 с пушкой 76,2 мм. Танк получил индекс Т-32, позиционировался уже как средний танк с простотой изготовления и хорошими возможностями для дальнейшей модернизации. Однако чиновники продолжали колебаться.

Триумф и создание военного агрегата Т-34

Наследие М. И. Кошкина не только в танке, но и в победе

Советско-финская война показала недостатки легкобронированных танков. В конце 1939 проводятся испытания моделей Т-32 с повышенным бронированием, ее толщина возросла до 45 мм. Одновременно были увеличены габариты, усилен гусеничный движитель, все чертежи и перерасчеты делались заново.

Новый танк принят на вооружение 19 декабря 1939, еще до сборки опытных образцов, получив индекс Т-34. Первые два образца изготовлены 10 февраля 1940. Показ был назначен на 17 марта, Кошкин решает везти танки из Харькова в Москву своим ходом и сам принимает участие в пробеге.

В назначенный день танки оказались на Ивановской площади Кремля, пройдя 750 км по бездорожью и снежным заносам. Успешная демонстрация ходовых и боевых качеств перед высшим руководством страны предопределило немедленное серийное производство Т-34. Это был триумф М. И. Кошкина.

Простуда и смерть создателя, доработка проекта

Изматывающая работа над проектами, переутомление и сложность зимнего пробега на танках Харьков-Москва-Харьков подорвали здоровье конструктора. У него обнаружилась пневмония. Несмотря на это он продолжил работу.

Сложность серийного производства Т-34 заключалась в значительных отличиях от БТ-7. Требовалось доработать многие аспекты и переориентировать производство. Одновременно с этим велись работы по модернизации и созданию Т-34М, а также над перспективным проектом Т-44 с поперечным расположением двигателя.

Заболевание Михаила Ильича обострилось, ему удалили одно легкое, после чего направили на реабилитацию в санаторий под Харьковом. 26 сентября 1940 главный конструктор танка Т-34 скончался в возрасте 41 года.

Достигнутая цель жизни Михаила Кошкина

Кошкин Михаил Ильич прожил на свете 41 год, и значительную часть этих лет проработал кондитером. Он был хорошим семьянином и перспективным партийным работником. Однако истинно великим делом его жизни стал танк. Дело это стоило конструктору жизни. Имя его никогда не было широко известно, но детище знали и знают все.

Нет в истории танка, более знаменитого, чем Т-34. Им одинаково восхищались по обе стороны фронта. И каждый лестный отзыв о танке поневоле превращался в похвалу его создателю. Мало найдется инженеров, которых бы вспоминали так часто благодаря единственной разработке.

Кондитер из-под Ярославля

Долгое время биография будущего конструктора не давала оснований видеть в нем технического гения. Михаил Ильич Кошкин родился в 1898 году в деревне Брынчаги (Ярославская губерния) в семье малоземельного крестьянина. Главным источником доходов семьи были промыслы, но они стали и причиной несчастья. Михаилу было всего 7 лет, когда отец умер, надорвавшись на заготовке леса.

Сыну пришлось помогать матери, оставшейся вдовой с тремя маленькими детьми. Работа нашлась в столице на кондитерской фабрике (ныне «Красный октябрь»), куда он поступил в 14 лет. Вначале он ходил в учениках, но вскоре стал оператором в карамельном цеху.

«Кондитерская» биография продолжилась и после службы в армии и участия в гражданской войне.

В 1921-24 гг. будущий создатель Т-34 учился в Коммунистическом университете в Москве (как подающий надежды молодой партийный руководитель), а затем был отправлен в Вятку, где до 1929 года руководил кондитерской фабрикой.

Сохранившиеся документы свидетельствуют, что Кошкин был хорошим руководителем, подчиненные уважали его и отмечали его заслуги в поднятии показателей производства.

Кошкин и потребность страны в танках

Военная биография Михаила Ильича Кошкина достаточно короткая. Он был призван в армию перед самой Февральской революцией, служил при Керенском, затем вступил в Красную армию. Красноармеец Кошкин участвовал в боях под Архангельском и Царицыным, в разгроме Врангеля. Был ранен, переболел тифом, из-за чего и демобилизовался. Во время службы он стал большевиком и познакомился с военным железнодорожным делом.

Но вот обстоятельства появления у Кошкина интереса к танкам не вполне ясны. Вероятно, он заинтересовался ими под Архангельском – там танки были у интервентов-англичан.

Важнейшая цель индустриализации

В 1929 году в СССР объявили курс на индустриализацию. Одной из его главных задач было обеспечение обороноспособности страны, чего нельзя было сделать без развития тяжелой промышленности.

Собственного производства танков СССР на то время фактически не имел. Пропаганда заработала, объявив создание бронетанковых войск делом чести всех сознательных советских граждан. Но это не означало, что реализовать замысел было легко.

Требовалось не только создать с нуля производственные мощности, но и подготовить кадры.

Некоторые источники утверждают, что 30-летний Михаил Ильич Кошкин (семейный человек, успешный руководитель) сам попросил своего приятеля, видного партийного руководителя С.М.Кирова отправить его учиться на инженера. Для поступления на выбранную специальность в то время не всегда хватало знаний и желания, нужно было, чтобы направление считалось «политически правильным».

По другой версии, он стал студентом «по мобилизации», попав в число партийных «пятитысячников», направленных для целевого обучения. Ясно одно: в 1929 году Кошкин начал учиться сначала в ленинградском технологическом, а затем в политехническом институте. Изучая устройство автомобилей и тракторов.

Харьковский конструктор танков

Танк и трактор в СССР – понятия родственные. Дипломная работа «автомобилиста» Кошкина посвящалась коробке передач для среднего танка. По окончании учебы его приглашал на работу завод им. Молотова (ныне известен как ГАЗ), где он проходил практику.

Но выпускник настоял на своем определении в танковое КБ. Нарком тяжелой промышленности С.К.Орджоникидзе прислушался к мнению своего друга Кошкина, а не руководства завода. С Орджоникидзе (как и с Кировым) будущий конструктор познакомился и подружился во время учебы в коммунистическом университете.

Орджоникидзе в 1936 году и командировал его в Харьков. Там в танковом отделе при ХПЗ (харьковский паровозостроительный завод) возникли проблемы с модернизацией БТ-7, массового серийного танка. Кошкин, уже имеющий опыт работы в бюро в Ленинграде (он участвовал в создании Т-29 и Т-46-1), согласился возглавить отдел, по сути свой – танковое конструкторское бюро.

Человеческие качества имеют значение

Стоит отметить, что Михаил Ильич Кошкин дело всегда ставил на первое место, как это было принято в его время. Но это не значит, что он был лишь инженер, и ничего более.

В Вятке Михаил Ильич женился на В.Н.Катаевой. У них родились три дочери: Елизавета, Тамара, Татьяна. Супруга не обрадовалась необходимости переезжать из Ленинграда в Харьков, но не спорила. Семья смирялась с постоянной занятостью своего мужа и его частыми отлучками.

Сослуживцы тоже отдавали должное человеческим качествам Кошкина. Его характеризовали как человека, умеющего легко сходиться с людьми, отличного организатора. Сотрудники могли спорить с ним, и он всегда готов был изменить свое мнение под влиянием аргументов.

Из-за сложной обстановки в стране, когда развивалась карьера Кошкина, его, гораздо позже, уже в годы перестройки, обвиняли в интриганстве и чуть ли не в плагиате. Но вряд ли «критики» сами смогли бы во имя высшей цели спорить с маршалами, нарушать их прямые приказы и на себе тащить танки из болота. А Кошкин – мог.

Сложная биография «тридцатьчетверки»

В танковый отдел при КБ Харьковского паровозного завода Кошкин прибыл в начале 1937 года. В этой организации он проработал до смерти (сначала – руководитель отдела, затем – главный конструктор). Харьков стал колыбелью «тридцатьчетверки». Но биография у танка оказалась непростой.

1937-й год в советской истории знаменит печально началом репресий. Задел он и коллег Кошкина. Его предшественник А.Фирсов был арестован, едва успев передать дела. Поводом стали постоянные неполадки в работе БТ-7. Репрессировали и одного из лучших конструкторов бюро, А.Дика. Недоброжелатели из-за этого обвиняют Кошкина в том, что он присвоил их идеи, а его личный вклад в создание Т-34 незначителен.

Но период вообще был сложным для отечественного танкостроения. Идею формирования бронетанковых войск активно «пробивали» в свое время такие «враги народа», как Уборевич и Якир. Да и друг Кошкина С.К.Орджоникидзе «попал под раздачу» репрессивной системы. Поэтому удивляться арестам конструкторов не стоит.

А Кошкин, конечно, не один работал над танком и использовал некоторые наработки предшественников. Но именно он сумел «протолкнуть» их общее детище в производство, пожертвовав ради этого жизнью.

«Быстроходные самовары» и «калоши»

За год работы Кошкин сумел устранить некоторые недостатки танка БТ-7, но далее перед конструкторским бюро была поставлена новая задача – создать колесно-гусеничный средний танк, достаточно защищенный от вражеского огня, но при этом подвижный и быстрый.

И в этом вопросе Кошкин решительно не сошелся во мнении с руководством армии. Он видел эту машину гусеничной. Тогда советская конструкторская хитрость подсказала Кошкину выход – он начал разрабатывать сразу два проекта. А-20 представлял собой колесно-гусеничный, а А-32 – гусеничный танк. По весу и бронированию они были сравнимы.

С этого момента история создания Т-34 превратилась в приключенческий роман. Перед докладом создателя танков на Высшем военном совете заместитель наркома маршал Кулик прямо запретил Кошкину рассказывать о гусеничном проекте. Но оказалось, что сдвинуть с места танк легче, чем заупрямившегося Кошкина.

Конструктор Т-34 не стал говорить маршалу, что колесные машины потенциальный противник (немцы) непочтительно именует «быстроходными самоварами». Он просто нелегально протащил на доклад модель гусеничного танка, и выступление начал именно с его характеристики.

Кулик обозвал гусеницы «калошами» и настаивал на внедрении колесного танка. Большинство военных поддержали его. Но на стороне Кошкина внезапно выступила величайшая сила страны. И.В.Сталин лично велел конструктору изготавливать в Харькове опытные образцы обоих машин.

Вскоре (в 1939 году) на испытаниях они показали примерно одинаковые результаты, но А-34 демонстрировали лучшую проходимость. Испытания в условиях войны с финнами подтвердили: в бою «калоши» надежнее. В серию поступили обе машины, причем А-32 получил код Т-34.

Своим ходом в историю

Для окончательного ввода Т-34 в серию оставалась самая малость – пройти смотр в Москве, назначенный на 17 марта 1940 года. Танк был усовершенствован и доработан (в частности, увеличена до 45 мм броня). Но для допуска машины на смотр было необходимо, чтобы у нее имелся определенный техническими условиями пробег.

Кошкин справа

Первые попытки набрать его оказались неудачными – у одного из опытных танков сломался двигатель. Времени на обкатку не хватало. Решение нашел сам Кошкин: Т-34 наберут пробег, добираясь на смотр своим ходом.

Километраж Харьков – Москва для этой цели подходил. Но были другие сложности. Необходимо было не только успеть к сроку, но и соблюдать строгую конспирацию. Недоброжелатели пророчили бесславную гибель в снегах.

Танки бездорожья не боятся. Вне основных шоссе, избегая излишнего внимания, гнал Кошкин караван из 2 танков, передвижной мастерской и тягача-бытовки. Сам конструктор сидел за рычагами, сменяя механиков-водителей.

Было холодно, а Кошкин был сильно простужен. В пути часто случались мелкие поломки, но танки двигались дальше. Финальное испытание получилось на славу – танки шли по оврагам и перелескам, болотам и ручейкам Харьковщины, Белгородщины, Тульщины.

Они успели вовремя, набрав километраж и оставшись полностью на ходу. 17 марта 1940 года 2 «тридцатьчетверки» впервые исполнили на Красной площади нечто похожее на современный «танковый вальс». Сталин жал экипажу руки и называл танки «ласточками». Их судьба была решена.

Тяжелый путь домой

Высшее руководство страны благодарило конструктора и советовало срочно лечиться – страшный кашель не мог не привлечь внимания. Диагностировали воспаление легких.

Михаил Кошкин справа

Вместо больницы Кошкин опять уселся в танк и отправился по обратному маршруту.

В районе Орла один из танков по случайности попал в озеро. По грудь в воде, простуженный конструктор помогал ее вытаскивать, от чего пневмония усилилась.

Харьковские врачи позвали на помощь московских специалистов. Конструктору вырезали одно легкое. Но ничего не помогло – он умер на 42-м году жизни. О причине смерти не особо распространялись, написали – тромбоз.

Но весь завод нес цветы своему «Мише», умершему на посту. Его могила была на Первом кладбище Харькова. Она не сохранилась – уничтожена не то бомбами, не то гитлеровцами целенаправленно.

Легенда танкового строя

Т-34 не отличался какими-то уникальными техническими характеристиками. Танк был прост в изготовлении, обслуживании и ремонте. Главным в нем было удачно скомпонованное простое и надежное оборудование. Вот его некоторые характеристики.

  • Размеры корпуса: ширина – 3 м, длина – 5,92 м, высота – 2,405 м.
  • Общая масса – 25,6 т (позднее допускалось ее увеличение до 27,3 т).
  • Броня: 45 мм (лоб, низ бортов, башня); 40 мм (верхняя часть бортов, маска орудия); на днище и крыше корпуса и башни толщина брони составляла 15-20 мм. Главной особенностью были углы наклона броневых листов относительно вертикали (40-60 градусов) на бортах, лбу и корме, что способствовало рикошету снарядов.
  • Вооружение: пушка 76 мм (вначале Л-11, затем Ф-34, в 1940-41 гг. танки с обоими видами орудий выпускались одновременно), 2 пулемета ДТ калибр 7,62; мог устанавливаться и зенитный пулемет.
  • Дальность стрельбы – до 6 км.
  • Боезапас, снарядов – до 100 (с пушкой Ф-34).
  • Скорость максимальная: по шоссе – 54 км/ч; по бездорожью –36 км/ч.
  • Запас хода – 380 км (по шоссе).
  • Двигатель – дизельный В-2 мощность 500 л.с. Во время войны на танки нередко устанавливали бензиновые авиационные двигатели М-17. Выбор двигателя оказался особенной удачей конструктора.
  • Экипаж – 4 человека.

Танк мог преодолевать подъем в 36 градусов и брод глубиной более метра. Он оказывал незначительное давление на грунт (0,62 кг/кв. см), что обеспечивало высокую проходимость. Не то чтобы он был неуязвим – немецкие орудия часто пробивали его броню и легко сбивали гусеницы. Но попасть в него из-за скорости, маневренности и «приземленного» силуэта было непросто, а ремонтировался танк легко.

Еще до войны начались работы по усовершенствованию танка (пример – смена орудия), немало модификаций появилось в военные годы. В деле принимали участие и сотрудники бюро Кошкина.

Танк Т-34 был рассчитан на производство в СССР, и более нигде.

Уральские танкостроители рассказывали, что немцы неоднократно пытались скопировать «тридцатьчетверки», но результат их трудов неизменно весил на несколько тонн больше и терял разом все преимущества.

Причина – в автоматизированной сварке.

Она давала более толстые швы на броневых листах. А харьковские, челябинские и нижнетагильские мастера варили швы вручную…

Весь мир единогласно признал Т-34 лучшим танком Второй мировой. Гитлеровские конструкторы обреченно заявляли, что слабых мест у него нет. Его конструктор даже был почтен повышенным вниманием лично фюрера.

Наслушавшись историй о страхе своих солдат перед Т-34, Гитлер объявил его создателя своим личным врагом (такая себе посмертная награда получилась). Возможно, по этой причине могила Михаила Кошкина в Харькове была уничтожена захватчиками (хотя это могло произойти и случайно).

Мы не ждали посмертной славы

Но вряд ли Михаила Кошкина волновала собственная посмертная репутация. Биография танка явно значила для него больше – иначе он никогда бы не жил так, как жил.

При жизни за свои работы в КБ в Ленинграде он был награжден орденом Красной Звезды. Посмертно, в 1942 году, ему была присуждена Сталинская премия. В 1990 году конструктор стал Героем Социалистического Труда. О Кошкине и его легендарном «пробеге на Москву» сняли фильм «Главный конструктор».

У него нет могилы. Но по количеству памятников себе этот человек смело может спорить с Мао Цзэдуном. Ибо в Харькове и Уфе, Берлине и Брянске, Киеве и Донецке, Луганске и Кенигсберге, и множестве иных городов и сел замерли на постаментах «тридцатьчетверки» – страшнейший ночной кошмар любого нациста.

Советский бард Михаил Анчаров в пронзительной балладе назвал их «любовью, застывшей на века». И лучшего памятника конструктору не надо…

Конструктор танка Т-34 Кошкин: биография, семья, награды, причина смерти. Михаил Ильич Кошкин

Биография Кошкина – конструктора танка Т-34 — полна удивительных историй, невероятных случайностей, потрясающих достижений и подлинного героизма. Этот человек своим легендарным изобретением смог изменить ход военной истории. Танк Т-34 – это не просто боевая машина, подарившая нашей армии преимущество в ходе Второй мировой войны, это символ, олицетворяющий веру в победу и героизм целого народа.

Биография

Михаил Ильич Кошкин родился в Ярославской области, в селе под названием Брынчаги, 21 ноября 1898 г. Его семья была очень бедна, отец тяжело трудился на лесозаготовках, когда Михаилу исполнилось 7, отца не стало – он надорвался и умер. Вдова осталась с тремя маленькими детьми на руках. Михаил с братом по мере сил помогали матери, после школы занимаясь выпасом свиней, но этого все равно было мало. Окончив всего 3 класса церковно-приходской школы, десятилетний Михаил, подобно другому Михаилу – Ломоносову, отправляется пешком в Москву в надежде заработать для семьи деньги. В столице у него были родственники по материнской линии, к ним он и шел. Мать снабдила его запиской с адресом, но эта важная бумажка была утеряна Михаилом раньше, чем он дошел до пункта назначения. А случилось это потому, что в пути он наткнулся на драку: несколько взрослых мальчишек избивали одного мальчика помладше, пройти мимо герой нашей статьи не смог, он заступился за слабого. В пылу драки и пропала заветная записка. И неизвестно, как могла бы сложиться дальнейшая судьба Михаила, если бы не случайный прохожий. Им оказался рабочий Московской кондитерской фабрики. Он не только выходил нашего героя, но и помог устроиться на фабрику.

Работая на фабрике, юный Михаил зарекомендовал себя как способный и добросовестный работник. Спустя 8 лет он уже был мастером цеха, а ведь ему не было еще и 19 лет.

В начале революционного 1917 года Михаил был призван в армию. Он воевал на Западном фронте, был ранен и отправлен в Москву в госпиталь, откуда был демобилизован. Но уже в 1918 году он возвращается в армию добровольно, вступив в ряды железнодорожного отряда Красной Армии. Принимал участие в боевых действиях под Царицыном.

В 1919 году получает перевод на Северный фронт, где сражается в боях за Архангельск. По дороге в Польшу Михаил Ильич заболел тифом. После выздоровления возвращается в ряды армии, на этот раз он воюет на Южном фронте.

Когда Гражданская война закончилась, он был направлен на обучение в Коммунистический университет им. Я. В. Свердлова. По окончании университета в 1924 году направлен на кондитерский завод в Вятке. Здесь на посту директора он проявил себя как грамотный, чуткий и ответственный руководитель.

Семья

Со своей будущей женой Михаил Кошкин познакомился во время работы в Вятке. Вера Николаевна Катаева была служащей Губпотребсоюза. Здесь же, в Вятке, рождается старшая дочь Елизавета. Семья Михаила Кошкина проживала на территории Трифонового монастыря. Об этом времени Лиза позже расскажет много любопытных подробностей. Например, как отец занимался организацией курсов ликбеза, где и сам учился, и других учил. Или о том, как он выдавал зарплату своим служащим: в день получки Михаил Ильич приглашал в свой кабинет жен и детей своих сотрудников, дети получали сладости, а женам выдавалась зарплата. Это делалось для того, чтобы работники не имели возможности пропить необходимые семье деньги.

Всего в браке детей у Михаила Ильича Кошкина было трое – это дочери Елизавета, Тамара и Татьяна. Старшая стала учителем географии, Тамара выбрала профессию геолога, а Татьяна преподавала в Харьковском университете.

Конструкторская карьера

В 1929 году по личному требованию Кирова С. М. Михаил Ильич был направлен в Ленинградский политехнический институт, где обучался на кафедре «Автомобили и тракторы». Успешно окончив заведение в 1934 году, Кошкин поступает на работу в танковое конструкторское бюро Ленинградского завода им. С. М. Кирова. Здесь и берет начало история легендарного изобретения советского инженера-конструктора. На этом заводе под руководством Кошкина были созданы танки Т-29 и Т-46-5.

В Харьков Михаил Ильич Кошкин был направлен в 1936 г., он занял должность начальника КБ завода №183. Первым достижением нашего героя стала модернизация танка БТ-7, которая заключалась в установке двигателя В-2. Так появился первый в мире дизельный танк.

Первый полностью гусеничный танк был также разработан КБ, которым руководил Михаил Ильич Кошкин. Несмотря на скепсис многих авторитетных коллег, Кошкин смог доказать преимущество гусеничного хода над колесным и смешанным. Новый гусеничный танк назывался А-32. Он показал превосходную маневренность в бою в условиях пересеченной местности.

Рождение легенды

Использование дизельного мотора, а также пятиопорного гусеничного хода открывало новые возможности в усовершенствовании танков. Чтобы доказать это, в конце 1939 – начале 1940 Кошкин строит два опытных образца танка, которому был присвоен индекс А-34. По сравнению с предыдущими моделями данный танк обладал несколькими серьезными преимуществами, среди которых значительное поднятие боевой массы (на 10 тонн) и двойное увеличение толщины брони. А-34 стал прототипом для Т-34.

Во время работы над чертежами «тридцатьчетверки» Михаил Ильич отдавался этому процессу целиком, практически поселившись на заводе. В отношении работы он всегда был очень требователен к себе и окружающим, напорист, целеустремлен и принципиален. Именно эта способность трудиться до полного самозабвения делала его специалистом высшего класса.

Первые опытные образцы танка Т-34 Михаил Кошкин создал весной 1940 года. К марту было выпущено два экземпляра. Несмотря на то, что танки уже были на ходу, общий их пробег пока не позволял перейти к публичным испытаниям. На спидометре каждого танка, согласно нормативам, должны были быть показатели свыше 2000 км. А между тем уже 17 марта в Кремле должен был состояться показ новой техники.

Вся биография конструктора танка Т-34 Кошкина свидетельствует о том, что этот человек не боялся принимать сложные решения и никогда не бежал от ответственности. Сложившаяся острая ситуация с публичной демонстрацией для высших эшелонов власти не стала исключением. Михаил Ильич нашел единственный возможный, но крайне рискованный, выход – он решает перегнать танки в Москву своим ходом. Это одновременно позволяло и провести полевые испытания, и набрать необходимый пробег.

Ситуация осложнялась еще и тем, что на тот момент Т-34 был изделием засекреченным, открыто демонстрировать его было невозможно, а значит маршрут строился в обход дорог и населенных пунктов, чтобы не допустить разглашения гостайны. К тому же еще лежал снег. А в Москве в назначенный час ждал Сталин. Условия по-настоящему экстремальные.

Сейчас, вероятно, сложно представить, какая чудовищная ответственность лежала на Кошкине, не только как на конструкторе, но и как на человеке, принявшем решение совершить пробег. Без преувеличения, он рисковал не только свободой, но, возможно, и жизнью. В случае если бы что-то пошло не так, отвечать перед Сталиным пришлось бы именно ему.

В ночь на 6 марта колонна с двумя закамуфлированными танками двинулась в путь. За рычаги танков Т-34 Михаил Кошкин в пути часто садился сам. Все недостатки конструкции, которые проявлялись во множественных мелких поломках, устранялись в полевых условиях.

Спустя почти неделю, 12 марта, танки были в Москве, а 17-го состоялась триумфальная демонстрация в Кремле. Иосиф Виссарионович остался доволен.

Смерть

К сожалению, кошмарные условия перегона танков из Харькова в столицу не прошли для Михаила Ильича бесследно. Кошкин сильно простудился. Ситуация усугубилась во время обратного перегона, когда один из танков упал в воду и он участвовал в извлечении машины. Болезнь обострилась, перейдя в пневмонию, которая и стала причиной смерти Михаила Кошкина.

Он не переставал работать, невзирая на острое течение болезни и госпитализацию. Вскоре пришлось удалить легкое, которое перестало функционировать, но это уже не могло спасти жизнь Михаилу Ильичу.

Кошкин скончался 26 сентября 1940 г. в санатории под Харьковом. Был похоронен на харьковском Первом городском кладбище.

Награды

Михаил Кошкин был награжден Орденом Ленина, за танк Т-111 ему был вручен Орден Красной Звезды. Посмертно награжден Сталинской премией за Т-34. В 1990 г. ему также посмертно присуждено звание Героя Социалистического Труда.

Память

В Харькове в 1985 г. установлен памятник Михаилу Кошкину. Также одна из улиц города носит его имя.

Памятник конструктору есть в Ярославской области, в центре деревни Брынчаги, где он родился.

В Кирове (прежде Вятке) на доме №31 по улице Спасской располагается мемориальная доска.В этом доме жил и трудился Михаил Ильич. На здании СПбГПУ также установлена мемориальная доска, так как здесь он учился. И еще одна мемориальная доска находится в Харькове, она установлена на доме, где проживал конструктор с семьей, по адресу: улица Пушкинская, 54/2.

А еще существует памятник легендарному танку Т-34, он расположен на трассе федерального значения М-8, неподалеку от указателя поворота на село Брынчаги.

Кроме архитектурных сооружений, достижения инженера-конструктора М. И. Кошкина запечатлены на страницах книг – это «Сотворение брони» Я.Л Резника, выпущенная к 110 юбилею нашего героя брошюра «Михаил Кошкин: уникальные документы, фотографии, факты, воспоминания», «Танк, обогнавший время» и «Конструкторы» за авторством В. А. Вишнякова.

Также в 1998 г. выпущена почтовая марка с изображением самого Кошкина и его главного изобретения.

Война и танки

М. И. Кошкин скончался за девять месяцев до начала войны, ему так и не довелось засвидетельствовать триумф своей самой совершенной разработки.

К моменту начала войны Советский Союз располагал 1225 единицами Т-34. Танк хоть и находился в среднем классе, но был оснащен превосходной броней и мощным орудием, что позволяло ему вступать в противостояние с машинами тяжелого класса, такими как немецкие «Тигры» и «Пантеры». Последние были в разы дальнобойнее, но не могли пробить броню «тридцатьчетверки», а он, в свою очередь, хоть и с меньшего расстояния, но уверенно поражал вражескую технику. На тот моменту немцев на вооружении не было танка, который мог бы выдержать прямой удар Т-34.

И это было не единственным его преимуществом. Беспрецедентная маневренность позволяла вести бой в любых, даже самых сложных, условиях. Т-34 проходил там, где, по мнению противника, пройти просто невозможно.

Наша машина превосходила не только немецкие танки, она была лучшей в мире. Даже захватив уцелевшую в бою модель Т-34, немцы не смогли создать его копию, хоть многие идеи и были взяты на вооружение в дальнейших разработках. Можно сказать, что немецкие «Пантеры» и «Тигры» были созданы именно как ответ русскому Т-34.

Этот танк на поле боя вызывал ужас у танкистов врага и восторг у их конструкторов.Мюллер-Гиллебрандт, немецкий генерал-майор, даже говорил о развитии в рядах немецких войск «танкобоязни».

Некоторые элементы конструкции так и остались для них тайной за семью печатями, например, особый способ закалки стали для изготовления танков – сварка под флюсом, разработанная советским академиком Патоном Е. О.

До конца войны Т-34 не сдавал своих лидерских позиций на мировом рынке танкостроения. Технологические особенности и возможности серийного производства привели к тому, что он вошел в историю как самый массовый танк Великой Отечественной войны.

«Главный конструктор»

Биография конструктора танка Т-34 Кошкина М. И. была положена в основу книги «Сотворение брони» Я. Резника. Фильм «Главный конструктор» снят по мотивам этого произведения.

В основе сюжета – реальная история перегона первых опытных образцов Т-34 из Харькова в Москву для демонстрации в Кремле и обратно на завод в Харькове.

Роль Кошкина в киноленте исполнил Борис Невзоров. Фильм вышел на экраны в октябре 1980 г.

«Танки» и «Т-34»

О легендарной советской машине, прошедшей всю войну, существует масса историй. Они сохранились в архивах и воспоминаниях, получили воплощение в литературе и кинематографе.

В апреле 2018 года на экраны вышел фильм «Танки». Его режиссером выступил Ким дружижин. Роль Кошкина исполнил Андрей Мерзликин. Кинолента предлагает зрителю альтернативную, далекую от реальных исторических фактов историю в приключенческом жанре о том, как Михаил Кошкин совершил тайный марш-бросок в Москву на опытных образцах Т-34. Биография конструктора танка Т-34 Кошкина М. И. трактуется в данном произведении кинематографического искусства весьма вольно. По сюжету фильма, его целью является получение разрешения на массовое производство танков нового типа. Тех самых «тридцатьчетверок», которые помогли одержать победу в Великой Отечественной войне.

Российскими критиками картина была принята довольно прохладно. Среди зрителей встречаются разноречивые отзывы, но большая часть из высказавшихся солидарна в том, что это кино развлекательного плана.

В декабре 2018 года нас ожидает премьера еще одного российского фильма о танке. Он называется, как и сама боевая машина, «Т-34». В основе сюжета – история курсанта Ивушкина, который попадает в плен к немцам. Герой планирует побег при помощи танка Т-34, захваченного фашистами. Ему удается собрать среди других военнопленных экипаж машины. Он бросает вызов немецким танкистам-ассам, среди которых сам Ягер. Главную мужскую роль в фильме исполняет Александр Петров.

Можно по-разному относиться к выходящим на широкие экраны фильмам о «танке победы», но их несомненным достоинством является то, что каждый зритель после просмотра будет знать, что главным конструктором победоносного танка Т-34 был Михаил Ильич Кошкин. Человек, который всегда улыбался, никогда не повышал голоса, был столь же неприхотлив в быту, сколь притязателен в работе. Человек, положивший жизнь на то, чтобы подарить своей Родине Т-34, значение которого для Советской армии переоценить невозможно.

Когда Вторая мировая война закончилась, У. Черчилль назвал советский «чудо-танк» Т-34 одним из трех решающих орудий отгремевшей войны.

Главное дело конструктора Кошкина. Танк Т-34 стоил жизни его создателю

3 декабря 1898 года родился советский инженер-конструктор Михаил Кошкин.

Для нескольких поколений граждан нашей страны танк Т-34 является одним из символов Победы, символом мощи отечественного оружия.

Человек, создавший «тридцатьчетверку», не дожил до триумфа своего детища. Своей жизнью он пожертвовал для того, чтобы Советский Союз как можно скорее получил новый танк.

«Сладкая жизнь» крестьянского сына

Ничто не говорило о том, что Михаил Кошкин может стать конструктором бронетехники. Он родился 3 декабря 1898 года в крестьянской семье в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии. Мальчику не было и семи, когда умер отец, надорвавшись на лесозаготовках. Мать осталась с тремя малолетними детьми на руках, и Михаилу пришлось думать не об учебе, а зарабатывании на кусок хлеба.

В 14 лет он уехал на заработки в Москву. Кошкина приняли подмастерьем в карамельный цех кондитерской фабрики, которая позднее будет носить название «Красный Октябрь».

Советская карьера

В 1917 году его призвали в армию. В составе 58-го пехотного полка Кошкин сражался на фронте, был ранен. К моменту восстановления здоровья началась демобилизация старой царской армии, и Михаил снял военную форму.

Правда, ненадолго — в апреле 1918 года он добровольцем ушел в Красную Армию. В ее рядах Кошкин воевал под Царицыном, под Архангельском, сражался с армией Врангеля.

После нескольких ранений и тифа его военная карьера завершилась. Но в Кошкине разглядели потенциал руководителя, поэтому он был отправлен в Москву, в Коммунистический университет имени Свердлова.

После окончания университета в 1924 году Михаил Кошкин стал директором кондитерской фабрики в Вятке. Там же он начал двигаться по партийной линии, к 1929 году став заведующии агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б).

Стране нужны танки, а танкам нужны конструкторы

Ему 30 лет, есть жена, ребенок, он в прошлом кондитер, а в настоящем партийный работник — какие тут могут быть танки?

Но у страны проблема — танковая промышленность практически отсутствует. Ситуацию нужно менять кардинально. Срочно нужны образованные кадры.

Призыв «Коммунисты, вперед!» звучал тогда весьма серьезно. И в числе других партийных работников Кошкин отправляется получать техническое образование, поступив на машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института.

Это позднее начало карьеры будут потом считать доказательством — не мог сам Кошкин создать Т-34, не было у него ни навыков, ни знаний.

Но те, кто знал Михаила, рассказывали, что «гранит науки» он грыз яростно, его упрямства и целеустремлённости хватило бы на двоих.

Ещё студентом Кошкин работает в конструкторском бюро Ленинградского Кировского завода, изучая модели иностранных танков, закупленные за рубежом. Он вместе с коллегами не только ищет пути совершенствования имеющейся техники, но и вынашивает идеи принципиально нового танка.

В 1934 году Михаил Кошкин защищает диплом по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов», тема дипломной работы «Коробка переменных передач среднего танка».

Фирсов и Дик

После окончания вуза «молодой специалист», которому уже 36, работает в Ленинграде, и его способности начинают раскрываться. Он стремительно проходит путь от рядового конструктора до заместителя начальника КБ. Кошкин участвовал в создании танка Т-29 и опытной модели среднего танка Т-111, за что был удостоен ордена Красной Звезды.

В декабре 1936 года Михаила Кошкина отправляют в Харьков в качестве начальника танкового КБ завода № 183.

Афанасий Фирсов. Фото: Commons.wikimedia.org

Назначение Кошкина на должность произошло при достаточно трагических обстоятельствах — прежний глава КБ Афанасий Фирсов и ещё ряд конструкторов попали под дело о вредительстве после того, как выпускаемые заводом танки БТ-7 стали массово выходить из строя.

Фирсова, который до ареста успел передать дела Кошкину, расстреляют в 1937 году. Конспирологи впоследствии будут называть его настоящим «отцом» Т-34.

Под руководством Кошкина была проведена модернизация танка БТ-7, который был оснащён новым двигателем. А осенью 1937 года Автобронетанковое управление РККА выдало Харьковскому заводу задание на разработку нового колёсно-гусеничного танка.

На заводе в Харькове одновременно с Кошкиным работает конструктор Адольф Дик. По одной из версий, именно он разработал проект танка под названием А-20, который отвечал требованиям технического задания. Но проект был готов позже запланированных сроков, после чего Дик получил то же обвинение, что и Фирсов, и оказался в тюрьме. Но Дику повезло — в отличие от Фирсова, он избежал расстрела, много лет провел в ссылке, потом вернулся к работе конструктора. Адольф Яковлевич дожил до конца 1970-х. Легенда в броне. История лучшего танка Второй мировой войны Подробнее

Модель А-32

Вернемся к Кошкину. Безусловно, он опирался и на работы Фирсова, и на работы Дика. Как, собственно, и на весь мировой опыт танкостроения. Однако у него было своё видение танка будущего.

Кошкин хотел создать скоростную машину, с высокой проходимостью, выдерживающую огонь артиллерии и обладающую значительной ударной мощью.

Наряду с колёсно-гусеничной моделью А-20 конструктор разрабатывает гусеничную модель А-32. Вместе с Кошкиным работают его единомышленники, которые впоследствии продолжат его дело — Александр Морозов, Николай Кучеренко и конструктор двигателей Юрий Максарев.

На Высшем военном Совете в Москве, где были представлены проекты и колёсно-гусеничного А-20, и гусеничного А-32, военные откровенно не в восторге от «самодеятельности» конструкторов. Но в разгар полемики вмешался Сталин — пусть Харьковский завод построит и испытает обе модели. Идеи Кошкина получили право на жизнь.

Конструктор очень спешил. Он понимал, что большая война стоит на пороге. Первые образцы танков были готовы и поступили на испытания осенью 1939 года, когда Вторая мировая уже началась. Эксперты признали: и А-20, и А-32 лучше всех моделей, ранее выпускавшихся в СССР. Но окончательного решения принято не было.

Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 образца 1940 года с пушкой Л-11, Т-34 образца 1941 года с пушкой Ф-34. Фото: Commons.wikimedia.org

Харьков — Москва — Харьков

Образцы испытывали и в реальных условиях — во время советско-финской войны 1939–1940 годов. И вот здесь гусеничный вариант Кошкина явно вырвался вперёд.

С учётом замечаний танк доработали — нарастили броню до 45 мм, поставили 76-миллиметровую пушку.

Два опытных образца гусеничного танка были готовы в начале февраля 1940 года. Кошкин стремился как можно скорее запустить машину в серийное производство, но для этого, помимо других испытаний, танки должны пройти определённое количество километров.

На 17 марта 1940 года назначен показ машин, получивших официальное наименование Т-34, в Москве. Кошкин решает — его танки пойдут из Харькова в столицу своим ходом, набирая по пути нужный пробег.

Этот пробег стал легендой танкостроения. Михаил Кошкин серьезно простудился, а танк, тем более в зимнее время — не лучшее место для больного. Конструктор отмахивался от тех, кто пытался уговорить его отказаться от участия в пробеге.

17 марта 1940 года танки были представлены в Кремле. Восхищённый Сталин назвал Т-34 «первой ласточкой наших бронетанковых сил».

Кошкин заслужил признание, его пригласил в Большой театр на спектакль, на котором присутствовали первые лица страны. Но болезнь усиливалось, кашель конструктора становился пугающим, и ему настоятельно рекомендовали заняться здоровьем.

Куда там… Танкам не хватало для серийного производства еще 3000 км пробега. Конструктор приказал — обратно в Харьков пойдем также своим ходом.

Под Орлом один из танков съезжает в озеро, и конструктор помогает его вытаскивать, стоя в ледяной воде.

Открытие бронзового бюста Михаила Кошкина в селе Брынчаги. 21 ноября 1998 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Самая высокая цена

Много ли вы знаете карьеристов, которые ради чужого, присвоенного проекта, способны на подобное самоотречение? Ответ прост — танк Т-34 был детищем самого Михаила Кошкина. И не ради тщеславия он боролся за него, а ради страны, которой новая машина была необходима.

В Харькове его все-таки госпитализировали с диагнозом «пневмония». Но как только становилось легче, Кошкин сбегал на завод, чтобы продолжить доработку проекта и проследить за началом серийного производства.

Эти побеги не прошли даром. Здоровье конструктора ухудшилось настолько, что в Москву прислали бригаду медиков, чтобы помочь местным специалистам. Кошкину пришлось удалить легкое, после чего его направили на реабилитацию. А он все продолжал думать о своем танке, и коллеги, приходившие его навестить, вынуждены были обсуждать не самочувствие конструктора, а ход работ на заводе.

26 сентября 1940 года Михаил Ильич Кошкин скончался в возрасте 41 года.

В годы немецкой оккупации Харькова исчезнет даже могила конструктора, пожертвовавшего жизнью ради Т-34.

Победитель

Но эта жертва не будет напрасной, и его имя не забудут. Профессор Оксфордского университета Норман Дейвис, автор книги «Европа в войне. 1939–1945. Без простой победы», писал: «Кто в 1939 году мог подумать, что лучший танк Второй мировой будет производиться в СССР? Т-34 был лучшим танком не потому, что он был самым мощным или тяжёлым, немецкие танки в этом смысле его опережали. Но он был очень эффективным для той войны и позволял решать тактические задачи. Маневренные советские Т-34 „охотились стаями“, как волки, что не давало шансов неповоротливым немецким „Тиграм“. Американские и британские танки были не столь успешны в противостоянии немецкой технике».

10 апреля 1942 года конструктору Михаилу Кошкину посмертно была присуждена Сталинская премия за разработку танка Т-34.

Единомышленники конструктора продолжили совершенствовать танк, который пройдет все дороги войны, и победителем войдет в Берлин.

Конструктор Кошкин сделал для этой победы все, что мог.

Спустя пятьдесят лет после смерти, в октябре 1990 года, Михаилу Ильичу Кошкину будет присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Звезда и смерть Михаила Кошкина

3 декабря 1898 года родился Михаил Ильич Кошкин.
Михаил Ильич Кошкин родился 3 декабря (21 ноября по старому стилю) 1898 года в деревне Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья рабочего Кошкина была многодетной и бедной. В 1905 году отец, тяжело трудясь на лесоразработках, надорвался и умер. Мать вынуждена была батрачить. Михаил с братом Сергеем учились в церковно-приходской школе, в свободное время пасли свиней, чтобы хоть немного заработать на жизнь.
Дочь М. Кошкина Елизавета Михайловна через много лет рассказывала: «Миша, как старший, чтобы помочь матери, ушел на заработки в Москву, пешком с торбой сухарей за плечами и лаптями наперевес, как тот Ломоносов. Он направлялся к какому-то родственнику матери, она дала ему записку с адресом. Но буквально в первый день, не дойдя до места, он наткнулся на драку, несколько сильных мальчишек избивали одного слабого. Он вмешался, выручил того, кто слабее, но в драке потерял записку. Он остался один без денег и знакомых, но тут его подобрал рабочий Московской кондитерской фабрики. Этот мастер и его жена выходили моего отца и устроили на фабрику». На фабрике подросток проявил усердие и склонность к обучению, быстро прошел путь от подсобника до мастера цеха.
В 1917 году, уже в период руководства страной Временного правительства, незадолго до октябрьских событий, Кошкин был призван на службу в армию. После Октябрьской революции вступил в ряды 58-го пехотного полка Красной армии и был отправлен на Западный фронт, получил ранение, лечился в Москве, где и был демобилизован.
15 апреля 1918 года Михаил добровольно поступил в Московский железнодорожный отряд Красной армии, в составе которого воевал под Царицыном. В следующем году был переведен в 3-й железнодорожный батальон на должность заместителя командира военного подразделения по политическому руководству, участвовал во взятии Архангельска, в боях против английских интервентов.
После окончания Гражданской войны политрук Кошкин был направлен в Коммунистический университет имени Свердлова, где проучился с 1921 по 1924 годы. В годы учебы Кошкин сблизился с известным военачальником РККА Михаилом Тухачевским, известно также о его контактах с советскими государственными деятелями Кировым и Орджоникидзе.
После окончания Коммунистического университета Кошкин был направлен в Вятку (ныне Киров) на кондитерскую фабрику, где вскоре вышел в директора, сделав фабрику одним из самых прибыльных и процветающих предприятий в городе. Сохранился фрагмент протокола заседания комитета фабрики, где рассматривается просьба коллектива задержать М. Кошкина на должности директора, дабы он подготовил достойного преемника.
В Вятке Кошкин повстречался со своей будущей женой. Дочь Елизавета о том периоде рассказывала: «Я родилась в Вятке, в келье Трифонового монастыря, где мы и жили. Там же отец организовал курсы ликбеза, учился сам и учил других. Он окончил всего лишь два класса церковно-приходской школы и всю жизнь писал с ошибками, но был при этом человеком знания. Кстати, на эти же курсы он отправил мою няньку, а потом способствовал ее поступлению в медицинский институт. Он всегда заботился о людях. Еще один яркий пример: будучи начальником фабрики в день выдачи зарплаты он собирал у себя в кабинете жен своих сотрудников с детьми. Детей угощал конфетами, а зарплату выдавал на руки женам, чтобы вятские мужики не пропили все деньги».
Во второй половине 20-х годов Кошкин преуспел и как партийный функционер, пройдя путь от заведующего агитационно-пропагандистским отделом райкома до губернского комитета партии. В 1929 году Кошкина по требованию Кирова в счет «партийной тысячи» направили учиться в Ленинградский политехнический институт на кафедру «Автомобили и тракторы».
Эта кафедра выпустила много квалифицированных специалистов для будущего танкостроения: помимо М. И. Кошкина, конструктора Т-34, были выпущены С. П. Изотов, конструктор газотурбинного двигателя танка Т-80, а также Н. Ф. Шашмурин, создатель танков ИС-2, ИС-7, Пт-76, БТР-50 п.
Практика М. Кошкина проходила на известном Горьковском автозаводе, а во время преддипломной подготовки Кошкина направили в конструкторский отдел Ленинградского завода № 185, где впервые доверили заниматься проектировкой экспериментальных танковых образцов. В документальной повести «Сотворение брони» Я. Резник писал: «Не раз, указывая на Кошкина, Сергей Миронович (Киров — автор) советовал: нагружайте его хорошенько, не бойтесь поручать сложную работу. Удивительно башковитый и цельный мужик. Этому по плечу большие дела, этот себя покажет». На этом заводе Кошкин остался и после окончания института в 1934 году, заняв должность заместителя начальника конструкторского бюро. Под его началом были созданы танки Т-46-5 и Т-29.
В 1936 году Михаил Кошкин был назначен начальником конструкторского бюро завода № 183 в Харькове. В момент прибытия нового начальника КБ на заводе в производстве уже были танки БТ-5 и БТ-7 и имелись собственные разработки танков Т-12 и Т-24. Кошкин влился в коллектив, быстро заслужив уважение сотрудников своим трудолюбием и принципиальностью. За год работы М. Кошкин вместе с помощниками Н. Кучеренко и А. Морозовым осуществили модернизацию танка БТ-7, установив на нем двигатель В-2, тем самым был создан первый в мире танк с дизельным двигателем.
В сентябре 1937 года Автобронетанковое управление РККА поставило задачу разработать новый маневренный колесно-гусеничный танк. В кратчайшие сроки под руководством Кошкина КБ разработало новый танк А-20. В процессе долгих конструкторских дискуссий от колесного хода, который плохо проявил себя в бою, полностью отказались, сделав боевую машину чисто гусеничной. Так появился новый танк, получивший индекс А-32.
На рассмотрение И. Сталину тогда было представлено два проекта. Глава государства незамедлительно велел изготовить оба и сравнить их по результатам испытаний. В 1939 году экспериментальные образцы танков А-20 и А-32 были готовы для испытаний.
«Когда он работал над своей “тридцатьчетверкой”, то дневал и ночевал на заводе — все его силы, мысли, время были поглощены новым танком, — писала Е. Кошкина. — Мы, дочери, редко видели его дома. Просыпаемся — папы уже нет, засыпаем — он еще не пришел. А когда выдавался свободный вечерок и отец принимался лепить пельмени, он непременно брал меня в помощницы. А маме, пытавшейся нам помочь, говорил: «Не надо, Верочка, мы уж с Лизой сами как-нибудь. Все будет в полном порядке». Исключительно нетребовательный в быту, в отношении к собственным нуждам, он был напорист, принципиален и требователен в работе. Не терпел разгильдяйства, халатности. Это был человек одержимый. Он ничего не делал вполсердца, вполсилы».
В середине – конце лета 1939 года в Харькове проходили испытания новые образцы танков. Был принято заключение комиссии, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее…» Но предпочтения ни одному из танков отдано не было, хотя и было замечено что они «выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках».
Вопрос о типе ходовой части оставался открытым. Именно М. И. Кошкину пришлось убеждать руководство армии и страны, что танк на гусеничном ходу обладает дополнительными резервами для увеличения толщины брони, повышения боевой массы не в ущерб скорости и маневренности. В то же время у колесно-гусеничного танка такого запаса нет, а на снегу или пашне он без гусениц сразу же застрянет. А ведь у Кошкина хватало серьезных и влиятельных оппонентов из числа сторонников комбинированной ходовой части.
Чтобы окончательно доказать правоту Кошкина, зимой 1939-1940 годов на заводе построили два опытных танка А-34, у которых гусеничный ход с пятью опорными катками позволил увеличить по сравнению с А-20 и А-32 боевую массу примерно на 10 тонн, и поднять толщину брони с 20 до 40-45 мм. Это были первые прототипы будущего Т-34.
Еще одной заслугой М.И. Кошкина стал безошибочный выбор типа двигателя. Харьковские конструкторы К.Ф. Челпан, И.Я. Трашутин, Я.Е. Викман, И.С. Бер и их товарищи спроектировали новый дизельный двигатель В-2 мощностью 400-500 л.с. Первые образцы нового мотора установили на танки БТ-7 взамен бензинового авиационного М-17. Но узлы трансмиссии БТ, рассчитанные на меньшие нагрузки, не выдерживали и выходили из строя. Ресурс первых В-2, которые завод еще не научился изготавливать, тоже оставлял желать лучшего. Кстати, поломки БТ-7 с В-2 стали одной из причин отстранения от должности и уголовного преследования А.О. Фирсова. Отстаивая необходимость использования именно дизеля В-2, М.И. Кошкин тоже шел на риск.
На 17 марта 1940 года был назначен показ в Кремле высшим руководителям страны новых образцов танковой техники. Изготовление двух прототипов Т-34 только-только завершилось, танки уже ездили своим ходом, у них работали все механизмы. Но спидометры машин только-только отсчитывали первые сотни километров пробега. По действовавшим тогда нормативам пробег допущенных к показу и испытаниям танков должен был составлять более двух тысяч километров. Чтобы успеть произвести обкатку и намотать необходимый пробег, Михаил Ильич Кошкин принял решение перегнать опытные машины из Харькова в Москву своим ходом. Это было рискованное решение: сами танки являлись секретным изделием, которое никак нельзя было показывать населению. Один факт выезда на дороги общего пользования, правоохранительные органы могли расценить, как разглашение государственной тайны. На тысячекилометровом пути не обкатанная, толком незнакомая механикам-водителям и ремонтникам техника могла встать из-за любых поломок, попасть в аварию. К тому же начало марта – это еще зима. Но в то же время пробег предоставлял уникальный шанс опробовать новые машины в экстремальных условиях, проверить правильность выбранных технических решений, выявить достоинства и недостатки узлов и агрегатов танка.
Кошкин лично взял на себя огромную ответственность за этот пробег. В ночь с 5 на 6 марта 1940 года из Харькова вышла колонна – два закамуфлированных танка в сопровождении тягачей «Ворошиловец», один из которых был загружен горючим, инструментами и запчастями, а на втором стоял пассажирский кузов наподобие «кунга» для отдыха участников. Часть пути Кошкин сам вел новые танки, садясь за их рычаги попеременно с заводскими механиками-водителями. Маршрут для секретности пролегал вне дорог по заснеженным лесам, полям и пересеченной местности Харьковской, Белгородской, Тульской и Московской областей. На бездорожье, зимой агрегаты работали на пределе, пришлось устранять немало мелких поломок, производить необходимые регулировки.
Но до Москвы будущие Т-34 все же дошли 12 марта, а 17 числа их перегнали с танкоремонтного завода в Кремль. За время пробега М.И. Кошкин простудился. На показе он сильно кашлял, на что обратили внимание даже члены правительства. Однако сам показ стал триумфом новинки. Два танка, ведомые испытателями Н.Носиком и В.Дюкановым, разъехались по Ивановской площади Кремля – один к Троицким, другой к Боровицким воротам. Не доезжая ворот, они эффектно развернулись и понеслись навстречу друг другу, высекая искры из брусчатки, остановились, развернулись, сделали несколько кругов на высокой скорости, затормозили на прежнем месте. И.В. Сталину понравилась изящная быстрая машина. Его слова разные источники передают по-разному. Одни очевидцы утверждают, что Иосиф Виссарионович сказал: «Это будет ласточка в танковых войсках», по словам других, фраза звучала иначе: «Это первая ласточка танковых войск».
В апреле, возвращаясь в Харьков своим ходом, один из танков упал в воду. Кошкин лично участвовал в спасении машины и опять сильно простудился. Однако, невзирая на болезнь и госпитализацию, лично участвовал в окончательной доработке конструкции и налаживании серийного производства танка. Недуг стремительно прогрессировал, пришлось удалить отказавшее легкое. Однако усилия врачей оказались тщетными — 26 сентября 1940 года М. И. Кошкин скончался.
Работы над освоением танка Т-34 продолжал товарищ Кошкина новый Главный конструктор А.А. Морозов.
В 1942 году М.И. Кошкин, А.А. Морозов и Н.А. Кучеренко за создание Т-34 стали лауреатами Сталинской премии, для Михаила Ильича она оказалась посмертной. К счастью, он успел дать «34-ке» жизнь.
ИСТОЧНИК