Словен и рус

Русичи и славяне действительно были разными народами? И если да, то как и почему они соеденились?

Alex Pettere 1 3 года назад Пользователь TheQuestion

Русы были славянами.

Слово «Русь» никаким образом нельзя отнести к какому-либо из скандинавских или германских языков хотя бы по одной причине — ни в одном из них нет мягкого знака, и что еще более нагляднее,- нет изменения смысла слов при смягчении согласных звуков.

В русском языке, помимо обычного смягчения согласных звуков, мягкий знак может выполнять также словообразующую функцию, которая как раз используется в слове «Русь» для описания выражаемого им понятия,- преобразования множества в понятие, выраженное в единственном числе, – «те, кто молоды — молодь», «то, что старо — старь», «те, кто черны — чернь», «те, кто русы — русь».

Последний пример не является объяснением происхождения смысла слова «русы» и «русь», он только показывает, что слово «Русь» образовано по правилам русского языка, к тому же, настолько специфичным, что не только отсутствует в других неславянских языках, но и в современном русском языке не применяется к заимствованным словам. Из самого произношения «Русь» понятно то, что это слово является производным от другого слова, и цель такого произношения — обобщить другое понятие, в данном случае в виде общего наименования членов общины, или места их проживания.

Тот факт, что в русском языке имеется слово «рус» (краткая форма прилагательного «русый»), которое имеет самостоятельное значение, только подтверждает, что игнорирование славянского происхождения слова «русь» невозможно. Но в то же время, не имеет значения какая-либо связь между смысловым определением «рус» как «светловолос» и «рус» как название представителя общины,- произошло ли название племени от цвета волос или, наоборот, светловолосых стали так называть из-за специфичности внешности членов определенной общины. Эти метаморфозы понятий могли произойти в такой беспросветной древности, что любая попытка их объяснения «накроется тазом» умственных спекуляций, поэтому можно считать, что такой связи вообще нет. Это не существенно. Важно только то, что язык сохранил доказательство, что это слово является русским и не может быть отнесено к какому-либо скандинавскому или германскому языкам.

В древности и в средневековье народы не придумывали для себя национальности. Самый естественный принцип называть свои рода и общины – географический. Даже при всей Несторовой баснословности, касающейся времен, современником которых он не был, его слова о принципах именования племен славян выглядят вполне научными с современной точки зрения: «славяне разошлись по земле и назвались именами своими от мест, на которых сели». Логически отсюда следует, что для лучшей идентификации своей общины нужно использовать имена географических мест, не имеющих ни аналогов, ни других названий у других народов, т.е. названия своих городов (поселений), известных другим общинам. Даже названия рек и озер могут быть разными у разных общин.

Но решать, как лучше себя идентифицировать, могли, во-первых, общины, у которых есть свой город, достаточно известный среди других общин; во-вторых, общины, степень участия которых в междуобщинной жизни (военная, торговая деятельность), позволит озвучить и сохранить свое имя в истории. В противном случае, в истории останется то название общины или племени, которое ему дали те, чьими усилиями будет написана история. Другими словами, названия более развитых родов и общин, как правило, являются самоназваниями. В меньшей степени, это можно сказать об общинах, названных по имени рек и озер.

Тем более очевидно, что племена, имеющие названия среды обитания, например, обитающих «в древах», «в полях», «в болотах» (древляне, поляне, дреговичи), получили их от представителей другого народа. Невозможно представить, что какой-либо народ идентифицировал себя по типу местности. Такие племена могли иметь какие-либо самоназвания, но неизвестные или лишенные смысла для контактирующего с ними народа, и в силу этого, названы этим народом более понятно для себя по отличающимся от множества других племен, с которыми имел дело, преимущественными условиями проживания.

Если говорить о «национальностях», то стоит вспомнить какой национальности были древние римляне, очевидно, что они были «римляне», то есть не вызывает сомнение, что город дал название не только своим жителям, но и жителям империи. В русской истории упоминается, что жители Новгорода называли себя «новгородцы», города Пскова (Плескова) – «псковичи», города Мурома – «муромά», соответственно, жители города Руса – «русы».

Город Руса (только в 17 или 18 веке к его названию добавлена вторая буква «с» и слово «старая» – «Старая Русса») поселение на юго-восточном берегу озера Ильмень с VII века, на расстоянии 93 км. по современному шоссе от Великого Новгорода, расположенный в бассейне рек, названия которых прямо указывают на название географической области, по которым они протекают – р.Порусья и р.Порусь.

Утверждение о том, что жители Русы должны называться «русами» или «русичами», выглядит как аксиома с точки зрения традиций лексики и правил словообразования в русском языке. Может быть, поэтому во времена, относящиеся к переписыванию истории, в названии города появилась вторая буква «с», а жители города получили название, имеющее явно германскую интерпретацию произношения удвоенного «с», — «рушане». Но имена рек придуманы нашими предками таким образом, что не оставляют сомнения в том, что земля по которой они текут, — Русь.

Таким образом, область проживания русов, догосударственная Русь, географически представлявшая собой регион к юго-востоку от озера Ильмень, является территорией, входившей в состав России изначально при образовании государства и, неизменно остававшейся в нем во времена различной перекройки его границ. Община русов, давшая современное название народу России, является коренным народом России, проживавшей на Руси до образования государства не менее столетия, идентична по своим языковым, религиозным и культурным корням соседним славянским общинам.

Изменение названия общины (народа) с «русов» на «росов» недопустимо не только с точки зрения правил языка, но и не имеет какой-либо исторической основы. Форма «рос» (от слова Россия) появилась поздно (не ранее 16 века) и стала общепринятой лишь с 18 века. «Россия» как греческая транскрипция русского слова «Русь» вошла в употребление вместе с идеей «России – наследницы Византии» и, в связи с этим, намеренном заимствовании византийской символики и греческих терминов не только в религиозной, но и в политической жизни.

Во всех европейских языках, кроме русского и греческого, название страны «Россия» сохранило корень «rus», а слово «россы» впервые появилась как поэтическая форма, производная от «Россия», в одах Ломоносова, позже стихах Державина и других. Наверное, только поэтическая форма может оправдать явный диссонанс для русского слуха изменения слова в противоречии с правилами языка.

В русском языке есть «беглое О», которое может стать «А» при смене ударения, но изменение «О» на «У», или наоборот, совершенно недопустимо. Если попробовать изменить аналогичные по структуре слова, например «жук» на «жок» или «вошь» на «вушь», очевидно, что ни один русскоговорящий не определит смысл слов «жок» и «вушь» даже приблизительно. Но речь идет даже не о безобидных насекомых, а о народе известном «своей жестокостью и кровожадностию».

Подмена звуков в имени народа в наше время может звучать оскорбительно. Достаточно вспомнить современные попытки произношения слова «русские» на основе транскрипции языка, являющегося государственным у нынешнего «светоча цивилизации», то есть по правилам произношения этого слова на английском языке. Почему кто-то решил, что нашим предкам было все равно, как звучало их имя и, в связи с чем такие метаморфозы с именем народа рассматриваются как само собой разумеющиеся?

Дело в том, что даже при официальной трактовке исторических событий, связанных с возникновением Древнерусского государства, тезис о том, что Киев и, вообще, территория Украины, имеет к этому событию какое-либо отношение, достаточно трудно усваивается даже у людей, обладающих вполне приемлемым для проживания в социуме дефицитом здравого смысла. Поэтому здесь тоже выдвигается железобетонный принцип происхождения названий народов – географический. Оказывается, где-то в Черкасской области современной Украины есть река Рось – приток Днепра, и к тому же, имеющая собственный приток – Роська!

​Неважно, что это река находится гораздо южнее первоначальной колонии русских князей в Киеве,- а в первую очередь после Киева Олег занялся подчинением общин, расположенных севернее, чтобы соединить новые земли со славянскими. Неважно, что утверждение о том, что существование речки Рось якобы доказывает, что ядром Руси является среднее Поднепровье, потому что на ее берегах жили поляне, с которых брали дань пришлые русы в Киеве, не имеет отношение ни только к элементарной логике, но и не имеет хотя бы косвенных подтверждений (именование через двести лет Русью любых земель, на которых были русские князья, не ценнее, чем современные утверждения об этом).

​Но оказалось важным, что по-гречески «рус» пишется как «рос», что, вероятно, само по себе является богатым материалом для будущих трудов об исследовании бытовой грамотности славян IX века или частоты и массовости посещения ими византийских пляжей, имевших побочный эффект в виде амнезии на имя своего рода. Зато теперь — почти логично. Вот только обойдены вниманием другие реки с похожим названием Россь – в Белоруссии, Роська – в Тверской области и, еще пара рек с названием «Рόса» в западной Бразилии и восточном Перу.

​Древним названием представителя общины, давшим современное название коренной национальности России, является «рус» — в исходной форме, или слово «русич», грамматически образованное в виде устаревшей притяжательной формы исходного слова. Упоминание исторического названия «рус» с удвоенным «с» — «русс», не верно, так как второе «с» здесь является осколком от «ский», — суффикса и окончания, которые начали формироваться в русском языке не раньше 14 века, т.е. написание «русс» является результатом обратного преобразования от современного определения «русский», заменяющего сейчас в языке притяжательную форму «русич».

На территории общины русов к юго-востоку озера Ильмень количество соляных источников и следов солеварного производства VI-VIII вв. в разы превышает соответствующие количество солеваренных разработок того времени на землях Новгорода, Пскова, Поморья и Изборска, за счет того, что там находится подземное соленое озеро. Бившие из-под земли в большом количестве соляные источники, предоставлявшие более удобную организацию производства, чем при выпаривании морской воды, предопределили первоначальный род занятия общины русов практически полностью.

Древнерусские тексты сохранили и другие названия Ильменя, Мойское море и Русское море. Западный и юго-западный берег Ильменя в русских письменных источниках средневековья именовался Варяжским берегом. Вспомнив «славное море священный Байкал» и то, что Каспийское озеро даже сейчас официально называется «море», можно однозначно утверждать, что тысячу лет назад не руководствовались современными географическими признаками морей и, большие озера назывались морями.

Ильмень — это то море, за которое прогнали варягов первый раз и за которое ходили потом, за ними же. Город Руса находится как раз диаметрально противоположно Новгороду – за морем. И «ходили» — слово не из современного морского жаргона,- расстояние до Русы могло быть преодолено в пешем порядке за приемлемое время – 1,5-2 суток, в конном — меньше чем за день.

Кто-то верит, что делегация из Новгорода отправилась за 3,5 тысяч километров, на противоположный берег Балтийского моря? И туда же варягов загоняли тремя годами раньше?

Кто-то верит что народ, обладавший достаточно развитыми институтами гражданского общества и собственным религиозными представлениями, позовет управлять собой правителей другой веры, языка и культуры, к тому же не имевших собственной государственности, чтобы наверняка сломать уклад собственной жизни? Они могли это сделать, точно зная, какой порядок был у тех, кого они зовут, каковы их религиозные и культурные ценности, т.е. соседей, с которыми имели огромное количество контактов во всех сферах жизни.

Путь «из варяг в греки» начинался и заканчивался на берегах Ильменя. Путь по Двине в Балтийское море христианский монах Нестор «прокладывал» для обоснования басни о путешествии одного из апостолов Христа — Андрея в Рим через… всю Русь с обязательным посещением места, где будет Киев, и пророчеством о городе, над которым «воссияет благодать Божия». При этом он единственный назвал Балтийское море «Варяжским», очевидно будучи знакомым с преданиями о водном пути к варягам на берегах Варяжского моря, хотя ни пути, ни варяг, о которых он мог писать как современник, к моменту его летописательства не было. Если такие географические изыски для Нестора оправданы необходимостью объяснения причастности Руси к христианской истории, то повторение этого пути историками, или прокладывание его через Ладогу в обход Балтийского моря к скандинавским берегам остается объяснить географическим кретинизмом. Только люди, страдающие этим редким недугом, могут поверить в использовании этого маршрута от скандинавов до Византии, если для них гораздо короче путь через Европу, при этом проще и безопаснее.

Проживавшие на юго-востоке Ильменя русы, а точнее их вооруженные отряды, и были теми варягами, из которых история сделала учредителей государства Российского, правда умалчивая, что они не были единственными в этом качестве и не обладали «контрольным пакетом акций». Остается выяснить, относились ли варяги Руси и те, кто их позвали править, к разным этносам.

Известно, что новгородцев называли словенами, как и псковичей, — с буквой «о» в первом слоге и с ударением на нем же. Это слово – краткая форма прилагательного «словный» (как было сказано выше, полные формы с окончаниями «ий/ый» стали формироваться в языке с 14 века).

Для древних славян формула «слόвен или нем?» была единственным критерием определения принадлежности к своему народу. «Если кто-то слόвен, — его слова понятны для меня, значит он воспитан в той же культурной среде, что и я, и соответственно, исповедует те же ценности, которых придерживается мой род. Если кто-то обращается ко мне непонятными словами, для меня он – нем, немой, немец».

Ни цвет волос, ни разрез глаз, ни ген R1a1 не имел большого значения для славян, которые строили свой мир по буквальному значению этого слова – «мир – это спокойствие и взаимопонимание», а специального слова, которое, например, в английском языке обозначается как «world», они так и не придумали. (Неважно, что слово мир в географическом смысле позже письменно отличалось от «мира как взаимопонимание» точкой над i,- первенство остается за устной речью). Географический «мир» так и остался калькой с мира-взаимопонимания, потому что для древних славян и психологически, и географически мир был там, где есть взаимопонимание, которое по определению возможно только на основе общего языка. Несмотря на то, что эта аргументация максимально идеализирована, она объясняет, почему фактор общности языка лег в основу термина, играющего сегодня роль понятия, близкого к термину, обозначающему национальность,- «словен».

Язык постоянно пытается изменить в прилагательном слове его характеризующую функцию на именующую, сделав его нарицательным существительным, то есть из слов, отвечающих на вопросы «какой?», «чей?» в слова, отвечающие на вопросы «кто?», «что?» (постовой, столовая, домовой, легавая и т.п.). Принцип опознавания «свой-чужой» на основе определения «слόвен » формировался задолго до образования общин славян, уже известных к моменту возникновения Древнерусского государства. К этому времени слово просто именует представителя народа, а позже и его притяжательная форма «словѐнин», отвечающая на вопрос о принадлежности к общине — «чей?» с ударением на втором слоге, также становится существительным, переместив ударение на последний слог.

В русском языке изменение буквы «о» в слове при изменении ударения является естественным преобразованием, поэтому происхождение слова «славянин» обязано «слову», а не «славе». Похожее преобразование произошло со словом «ладья», когда оно стало употребляться с ударением на последнем слоге, но произошло от того же слова, что и современная «лодка» — «лόдья».

С точки зрения происхождения слова «славянин», хотя летописи прямо называют словенами только новгородцев и псковичей, славянами были члены всех других общин, использующих единый с новгородцами язык. Славянской общиной в этом смысле определенно являлись русы. Их не сопровождали специалисты по синхронному переводу для общения со славянами в путешествиях за море и обратно. Они прекрасно знали быт и культуру славянских общин, разделяли их верования. В языке обязательно должны сохраниться те слова, которыми они должны именовать себя, свое войско, свои военные резиденции на родном им языке. И они сохранились, это — «князь», «дружина», «столица».

Если происхождение слов «дружина» и «столица» не требует специального доказывания их славянского происхождения, то теорию о происхождении слова «князь» из-за незнания достаточно элементарных сведений (или нежелания их применять) о записи древнерусских слов «конь» и «коняжий» некоторые пытаются вывести из других языков. Но эти слова на древнерусском языке буквально указывают на смысл слова «князь», идентичный слову «коняжий», — «къняз» от слова «кънь» («конь»). Именно величина поголовья этих непарнокопытных, определяла знатность в славянских общинах. И дело не столько в их хозяйственной ценности, сколько в количестве всадников, которое может выставить и вооружить коняжий владелец.

​Скандинавских или германских терминов нет в русском языке не только по отношению к понятиям, которые чужеземные князья должны озвучивать так, как они привыкли – на родном языке, но и вообще, — влияние скандинавской культуры и языка в русской культуре и русском языке практически равно нулю. Что касается имен, то стоит выяснить, какие имена носили в России еще двести лет назад. Также, можно предположить, что исследователи истории России 21 века, через тысячу лет, могут сделать вывод о том, что здесь проживало в основном греческое и еврейское население. Как можно «требовать» от своих предков, чтобы они доказали свое славянское происхождение, присваивая понятные имена? Откуда мы можем знать традиции языческого общества тысячелетней давности в отношении того, как они называли своих детей, когда среди нас немного желающих дать имя ребенку, произношение которого до конца жизни будет ассоциировать его с какой либо вещью, животным, чувством, явлением и тому подобным?

​Выводы из любых свидетельств, используемых для этнического определения русов, — летописных, географических, лингвистических, культурологических, религиозных, — однозначно указывают, что варяги-русь – коренная славянская община, соседняя с новгородской и родственна ей.

> Происхождение славян

Версия Нестора

Вот повесть минувших лет, откуда пошла Русская земля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла Русская земля

Так начнём повесть сию.

По потопе трое сыновей Ноя разделили землю — Сим, Хам, Иафет. И достался восток Симу: Персия, Бактрия…

Хаму же достался юг: Египет, Эфиопия…

Иафету же достались страны запада и север:..

Так начинается «Повесть временных лет» — самый древний труд по русской истории, дошедший до нас. Он был создан монахом Киево-Печерского монастыря Нестором около 1110 года. До нас дошли поздние списки (не ранее 1377 года — Лаврентьевская летопись) её редакций, выполненных другими авторами в 1116 (редакция игумена киевского Выдубецкого монастыря Сильвестра) и 1118 годах (третья редакция), но редактирование в основном касалось текущей политики и в меньшей степени затрагивало исторические данные.

У Нестора были предшественники. К ним относятся автор «Сказания о первоначальном распространении христианства» — чисто житийного произведения, созданного около 1037-1039 гг. и монах Киево-Печерского монастыря Никон, составивший в 1093 году Начальный летописный свод. Он ввёл уже погодную запись событий. (Общепринятые результаты исследований А.А.Шахматова и др.)

Но именно Нестора с полным правом можно назвать не писателем или летописцем, а именно учёным-историком. Нестор создал труд, смысл которого — постижение истории, а методы, использованные Нестором: сравнительный анализ различных сообщений об одном и том же событии, сопоставление сообщений о событиях с памятниками материальной культуры, интерес к причинно-следственным связям, специальные разыскания для выяснения недостающих фактов и т.д. — это вполне научные методы не свойственные ни тем, кто пишет хронику событий, ни тем более житийным писателям.

ПВЛ состоит из погодных записей, рассказывающих о событиях того или иного года. Их предваряет некоторое введение, где Нестор даёт ответы на вопросы: о происхождении славян в связи с происхождением всех известных народов, о происхождении тех славян, которые населяют Русскую землю, и о происхождении самой Русской Земли, как государственного образования, т.е. о начале исторического времени для восточных славян.

Первый вопрос — откуда пошли славяне вообще, Нестор разрешает в библейской традиции, определяя славян наравне с другими народами запада и севера как потомков сыновей Иафета, а их язык как результат вавилонского смешения языков. По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же семидесяти двух язык произошёл и народ славянский от племени Иафета — так называемые норики, которые есть славяне. Т.е. первые славяне были норики. Среди известных народов под нориками можно понимать жителей царства, а затем римской провинции Норик, расположенной на левобережье Дуная на территории современных Австрии, Венгрии, Словении.

Следующий этап — разделение славян на разные племена. Нестор посчитал прародиной славян Дунайские низменности. Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Так одни, придя, сели на реке по имени Морава и прозвались морава, а другие прозвались чехи. А вот ещё славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи — лутичи, иные — мазовшане, иные — поморяне.

Второй вопрос — как славяне расселились по Русской равнине, Нестор связывает с первичным расселением славян из Придунавья. Так же и эти славяне (непосредственное продолжение предыдущей цитаты) пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие древлянами, потому что сели в лесах, а ещё другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами, по речке впадающей в Двину, по имени Полота, от неё получили название полочане. Те же славяне, которые сели около озера Ильмень, прозывались своим именем — славянами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле и назвались северянами. И так разошёлся народ, а по имени его и грамота назвалась «славянская».

Ещё дважды возвращается Нестор к расселению восточных славян.

От этих последних произошли кривичи, сидящие в верховьях Волги, и в верховьях Двины, их же город Смоленск: именно там сидят кривичи. От них же происходят северяне.

Поляне же живущие сами по себе, как мы уже говорили, были из словенского рода и только после назвались полянами, древляне произошли от тех же славян и так же не сразу назвались древлянами, радимичи же и вятичи — от рода ляхов. Были ведь два брата у ляхов — Радим, а другой Вятко; и пришли и сели; Радим на Соже, и от него прозвались радимичи, а Вятко сел с родом своим на Оке, от него получили своё название вятичи. И жили между собою в мире поляне, древляне, северяне, радимичи, вятичи и хорваты. Дулебы же жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы сидели по Днестру и соседили с Дунаем. Было их множество: сидели они прежде по Днестру до самого моря, и сохранились города их и доныне; вот почему греки называли их «Великая Скифь». Здесь Нестор дал объяснение эпитету «великая», а не основному названию — Скифь. Ещё во времена императора Диоклетиана (284-305 гг.) территория по побережью Чёрного моря от Дуная до Днестра была выделена в римскую провинцию Малая Скифия и под этим же названием эта провинция была в составе Византии до завоевания её болгарами. Под Великой Скифией греки понимали всю Восточно-европейскую равнину.

Третий вопрос — это вопрос о происхождении государства. Причём, если в современном русском сознании и языке существует оппозиция народ — государство (Лозунг типа «народ и партия едины» лишь подтверждает их разъединённость самим фактом необходимости своего существования; «антинародное государство» «народные массы и правящий класс» и т.п.) то в Несторово время термин Земля означал не столько территорию, сколько народ, объединённый государственной организацией. Таким образом, история народа — это история его государства и наоборот.

Начало государственной истории Нестор определяет на год 6360 от сотворения мира (852 от рождества Христова). В год 6360 индикта 15 , когда начал царствовать Михаил стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом. Вот почему с этой поры начнём и числа положим.

Продолжившие Несторово начинание летописцы продолжали его только в одном направлении — делали погодные записи. Следующего историка России пришлось ждать до XVIII века, до петровских времён. Тогда были не только собраны и прочитаны светскими деятелями русские летописи, чем занимался в частности В.Н.Татищев, собрание которого сгорело в московском пожаре 1812 года, но прочтены и труды античных авторов: Геродота, Тацита, Плиния Младшего, Страбона и др. Версия Нестора о нориках и дунайском происхождении славян поддержки не нашла. Первославянами с этих пор стали считать венедов. Ещё у М.В.Ломоносова в работе «Древняя российская история», написанной в 1754-1758 годах, можно прочитать: «Древнейшее всех переселение славян, по известиям старинных писателей, почитать должно из Азии в Европу. Что оное двумя путями происходило усмотреть нетрудно. Ибо венеды от Трои с Антенором плыли Архипелагом , Посрединным и Адриатическим морем».

С этой же версией, хотя и не в столь экзотической форме, как у М.В.Ломоносова, согласились, впрочем, не придавая проблеме этногенеза большого значения, авторы классических трудов по истории России, С.М.Соловьёв, первый том его «Истории России с древнейших времён» вышел в 1851 году, и В.О.Ключевский, первый том «Курса русской истории» — 1904 г. Время начала истории восточных славян и истории русской государственности эти авторы согласуют с данными «Повести временных лет».

>Вандал, царь Новгородский

До Рождества Христова 490 лето.

По смерти царя Славяна стал царствовать в построенном им городе Кунигардии сын его, царь Вандал. Он был во всем подобен отцу своему: мудрый законодатель и счастливый полководец. К нему присоединялися многие соседние с ним народы, для которых он на другом берегу реки Мутной построил крепкий город, назвал его Новым городом , а Кунигардию назвал Великим Словенском.

Премудрый царь Вандал разделил прежде на части отцово царство. Одна часть была у царя Вандала. Соправители его – четыре царя – не захотели повиноваться пятому, т.е. царю Вандалу. Поэтому четверо соединилися против пятого и согласились, чтобы каждому из них царствовать в своем царстве, в том числе и царю Вандалу, с равною силою и властию так, чтобы никому из них не нападать на другого. И для этого согласились все совокупно, в том числе и царь Вандал, и он свое согласие утвердил страшной клятвой. Помянем слова одного Божества, сказанного, что тот, кто напьется жертвенного вина из медной чаши, тот завладеет всеми пятью царствами.

Так эти пять царей в великом согласии и царствовали десять лет и каждый год справляли великое торжество Богу грома и пили тут жреческое вино, подаваемое от жрецов в златых чашах. В одно из таких торжеств жрец вынес только четыре златые чаши, а пятая, по словам его, утратилась.
Каждый царь взял по чаше, а царю Вандалу не досталося таковой. Тогда он без всякого умысла и избегая могущего между ними спора, заменил утраченную чашу своим медным шеломом.

Это так поразило всех прочих четырех царей, что они вспомнили предсказание Божества, и робость поселилась в их душах. Теперь они начали думать, как бы так устроить, чтобы минуло их предсказание Божества, и удумали сослать царя Вандала в заточение и непроходимые дебри и дремучие леса Севера, в одиноко стоящий Россов стан.

Там царь Вандал свел дружбу с различными соседними властителями Россова стана. И привлек он их к себе обещанием великих даров, и попросил помочь ему возвратить наследие своего отца. Сверх этих царей составилось из различных охотников немалое войско. И под началом полководцев Россова стана пошел он добывать наследие своего отца. Сверх этих царей составилось из различных охотников немалое войско. И под началом полководцев Россова стана пошел он добывать свое наследие. С многочисленною ратью напал он на похитителей своего царства. Одного за одним царь Вандал покорил их себе и наказал их примерным образом, и стал владеть один самовластно всеми бывшими пятью царствами, как владел и отец его, царь Славян.

Значение слова &laquoсия»

Цитаты из русской классики со словом «сия»

  • Анна Андреевна. Ну, скажите, пожалуйста: ну, не совестно ли вам? Я на вас одних полагалась, как на порядочного человека: все вдруг выбежали, и вы туда ж за ними! и я вот ни от кого до сих пор толку не доберусь. Не стыдно ли вам? Я у вас крестила вашего Ванечку и Лизаньку, а вы вот как со мною поступили!
  • Еще вчера я вырезал из газеты адрес – объявление «судебного пристава при С.-Петербургском мировом съезде» и проч., и проч. о том, что «девятнадцатого сего сентября, в двенадцать часов утра, Казанской части, такого-то участка и т. д., и т. д., в доме № такой-то, будет продаваться движимое имущество г-жи Лебрехт» и что «опись, оценку и продаваемое имущество можно рассмотреть в день продажи» и т. д., и т. д.
  • – Да-с, ну вот подите же! А по отца дьякона характеру, видите, не все равно что село им в голову, то уж им вынь да положь. «Я, говорят, этого песика по особенному случаю растревоженный домой принес, и хочу, чтоб он в означение сего случая таким особенным именем назывался, каких и нет»
  • (все цитаты из русской классики)

Значение слова сия

Примеры употребления слова сия в литературе.

Сумма сия оказалась в точности равной размеру бакшиша за продажу нефти по себестоимости.

Армия сия сразу же пошла сквозь Латвийское Герцогство, кое до того запрещало всякое появление у нас русских, и якобинцы попросту растерялись, — чудовищный двухсоттысячный корпус нежданно зашел им во фланг, а Бонапарт уверял всех в Прочности наших границ!

Он знал, что с мятежниками намерен говорить Бенкендорф, он признал мою лошадь, он поклялся убить меня, как члена царской фамилии и поэтому сия нелюдь, не всматриваясь в черты своей жертвы, из-за спин прочих выставила пистолет и нажала на спуск.

После службы я позвал священников и всех старшин в свой трапезный шатер и угостил несколькими чарками горилки, и тут отец Федор шепнул мне: — О сын мой, надо тебе упрятаться от суеты сией и дать отдохновение душе, ибо не выдержит она, оборвется, как струна на кобзе, а тогда грех великий ляжет на всех нас, на меня, слугу божьего, самый великий!

Бьярни с готовностью опустил камеру и приготовился ее бросить на саркофаг, но потом подумал, что раз этот тип так над сией чешуйчатой хреновиной трясется, не стоит, пожалуй.

Вот если б только сия дама брала с нас за уроки — только лишь гульдены.

Мы сошлись с ним на самой близкой ноге и дружба сия укрепилась со временем.

Помимо муки физической сия гадость вызывает и чувство безотчетного страха в той мере, что — женщина чует присутствие Смерти.

Начните с того, что девушка сия — в сущности не актриса и воспитывалась в семье со строгими нравами.

И только в миг поцелуя я вдруг застыл, как соляной столп, — мне сия женщина кого-то напомнила!

Так вот, — вся сия операция была спланирована и руководима фон Спренгтпортеном.

Нефть сия доставлялась тремя разными способами: по морю, по тракту Ростов — Баку и — чрез калмыцкие степи.

Работа сия на том не закончилась и ученые занялись поиском средств для борьбы с клопами и вошью, а также лекарствами от оспы, да тифа.

Но в 1811 году мы не знали сего и угроза сия довлела над нашими действиями.

Но в условиях 1812 года, — при полном разореньи Москвы и окрестностей, угроза сия обращалась в ничто.

Источник: библиотека Максима Мошкова

uCrazy.ru


Скифы – древний народ, который жил на территории современной России. Были сильными бойцами – их не удалось покорить ни персам, ни Римской империи. Куда же исчезли скифы и кто теперь является потомками этого знаменитого народа? Давайте разбираться.
Сперва греки так звали только кочевников, но потом название закрепилось. И, к примеру, войско князя Олега, где было много славянских воинов и варягов, греки тоже называли «Великой Скифью». Отсюда и путаница, что много лет скифы считались предками русских. На самом деле, у скифов своя уникальная история.
Скифы жили на территории Украины и России. Это был север Причерноморья (земли, расположенные вокруг Черного моря). Греки описывали земли скифов, как «странные, где всегда снег». Это, конечно, было утрирование, но самим грекам наш климат явно был не по душе.
Семьи у скифов были по принципу коммуны. Жены и дети в племенах были общие, как таковые классические браки были редкостью. К женщинам относились хорошо, уважительно.
И очень любили выпить! Скифы не разбавляли алкоголь и пили залпом, чем удивляли греков! В Спарте даже было в ходу выражение «Налить по-скифски». Наивные греки, видели бы они, как люди пьют в наши дни, если их удивляло, что можно пить вино неразбавленным. Скифы и греки недолюбливали друг друга. Греки считали скифов варварами, а скифы греков – избалованными неженками.
У скифов был настоящий культ золота. Вроде бы ничего удивительного, кто ж не любит золото и богатство? Но скифы его прямо боготворили, и найденное золото собирали и копили, вместо того, чтобы тратить на улучшение своего быта или расширения войска.
А какими они были внешне? Скифы, по описанию Геродота, больше напоминали северные народности. Были плотного телосложения («мясистые, но без мускулов»). Женщины были похожи на мужчин. И все скифы – рыжие.
При этом у многих скифов были эндокринные проблемы. По изучению находок в захоронениях скифов, многие из них страдали от синдрома Морганьи — Стюарта — Мореля. Это целый спектр эндокринных проблем, включая диабет и избыточное оволосение у женщин. Часто приводит к ожирению, депрессии и специфической форме лба, так как лобная кость у больных утолщается изнутри.
Воинские качества
В греческой мифологии скифы были потомками одного из сыновей Геракла. Видимо такая ассоциация была из-за их боевых качеств.
Скифы были серьезными бойцами и вовсю использовали свой опыт кочевников. Вести бой, изматывая противника стрелами, их излюбленная тактика. Оружие скифов:
Меч-акинак. Короткий меч, длина клинка всего 40 см. По сути, длинный кинжал.

Меч-акинак
Боевые луки и стрелы с бронзовыми наконечниками. Это главное оружие скифов. Луками владели мастерски. Наконечники часто смазывали ядом.
Легкие луки. Маленькие скифские луки по 60 см вошли в историю, как одно из самых эффективных видов дистанционного оружия.

Скифский лук с характерными загибами на концах
Они, в отличие от классических русских или европейских, легко натягивались и пружинили. Ими можно было вооружать даже женщин и детей, которые с такими луками были полноценными боевыми единицами.
Дротики и копья. Оружие посерьезнее, с железными наконечниками. Копья скифы очень любили. Использовали, как легкие, так и штурмовые — длиной в 3 метра.
Боевой топор или булава. Это оружие ближнего боя против воинов посерьезнее, там где простой кинжал не справится.
Доспехи. Гибкие кожаные доспехи скифов были очень эффективны. Они покрывали их металлическими чешуйками. Пробить такой доспех было непросто, при этом он был очень легким.
Войны скифов
Греки и скифы соперничали за господство в Причерноморье. Причем, скифы были удачливее. Они первыми захватили Мидию – богатое развитое государство, которое располагалось на территории современного Ирана. Скифы вытеснили киммерийцев – тоже древний кочевой народ, контролировавший Закавказье.
Отбиваться от лучших армий мира скифы тоже научились легко. Персидский царь Дарий, у которого, пожалуй, было самое сильное войско того времени, пошел на земли скифов. Но здесь скифы взяли хитростью – не вступая в прямую драку, они кружили вокруг персидских войск, обстреливая их из луков. А попробуй догони их в степи! В итоге Дарий, потеряв часть войск и время, вернулся назад ни с чем.

Примерно тоже случилось и с Александром Македонским. Пришел на земли скифов, погонялся за ними по степи. Потерял часть войска от огня лучников и вернулся ни с чем.
Закат величия скифов
За несколько веков это произошло естественным путем. То, что не удалось сделать лучшим армиям мира одним наступлением, решили годы противостояний с соседями. Из степей их вытеснили соседи, которые понемногу отхватывали часть территорий. Соседи – такие же кочевые племена: сарматы, саки, позднее – аланы. Это не было одномоментным захватом – скорее планомерным поглощением, потому что скифы смешивались с этими народами.
А скифы, как народ, в начале нашей эры остались только в Крыму. Там они от кочевого образа жизни перешли к «эллиннизированному». Стали строить города, заниматься земледелием. В скифские города стали приезжать торговцы из Греции, многие оставались жить в этом благодатном крае.
Одним из главных городов стал Неаполь Скифский, который был расположен на окраине нынешнего Симферополя.
Крах империи
В таком состоянии скифы могли прожить еще долго, но в 3 веке пришли воинственные готы. Эти племена объявили войну всем и сразу. Они легко разрушали крепости и один за другим скифские города пали.
Скифы поделились на два лагеря. Большая часть из них ушла в горы, спасаясь от захватчиков. А остальные влились в армию готов и пошла на Римскую империю. Довершили историю гунны – еще одни захватчики, которые пришли на место готов. Скифы, как самостоятельный народ, перестали существовать.
Сейчас некоторые историки считают, что современные чеченцы и осетины – потомки тех самых скифов, аланов и сарматов, которые ушли в горы, спасаясь от набегов готов и гуннов.

Сказание о Словене и Русе и городе Словенске

Запрос «Славенск» перенаправляется сюда. На эту тему нужно создать отдельную статью.

Сказание о Словене и Русе и городе Словенске

Сказа́ніе ѡ҆ слове́нѣ и҆ рꙋ́сѣ и҆ гра́дѣ слове́нсцѣ

Сказание о Словене и Русе и городе Словенске

Другие названия

Нача́ло вели́комꙋ слове́нскꙋ, є҆́же є҆́сть ны́нѣ вели́кїй но́вьградъ

Авторы

Киприан (Старорусенников)

Дата написания

1626—1634

Язык оригинала

церковнославянский

Страна

Описывает

2409 год до н. э.—862 год

Жанр

легенда

история русов от Всемирного потопа до призвания варягов

Персонажи

Словен Старый, Рус, Александр Македонский, Рюрик

Противоречит

Повесть временных лет

Рукописи

сохранившиеся списки:

  • Никоновский
  • Хронограф
  • Мазуринский
  • Забелинский
  • Погодинский

http://pravoslavie.chestisvet.ru/index.php4?id=207 (недоступная ссылка)

Сказание о Словене и Русе и городе Словенске — позднелетописная легенда XVII века о заселении окрестностей Новгорода племенем словен, о истории до Рюрика и об эпических предках русского народа.

История создания

До наших дней сохранилось более 100 списков «Сказания…» (с вариантами названий), датированных в основном второй половиной XVII века, в том числе в Летописном своде патриарха Никона 1652—1658 годов, «Хронографе» 1679 года, Новгородской III летописи, Мазуринском летописце Исидора Сназина, новгородских Забелинской и Погодинской летописях. Современные издания чаще основываются на списке из «Хронографа» 1679 года.

Историки А. В. Лаврентьев и Е. С. Галкина предполагают, что «Сказание…» было составлено основателем сибирского летописания митрополитом Киприаном (1626—1634 гг.), хотя версии о миграционных передвижениях Словена и Руса, их взаимоотношениях известны задолго до XVII века. Так, арабо-персидские авторы с XII века приводили сказания о русах и славянах с упоминанием эпонимов Рус и Славянин, иногда средневековые авторы ретроспективно связывали русов с более ранними событиями до VII века. Ещё с XIV века в западнославянском эпосе фигурируют Чех, Лех и Рус (Мех), византийский автор Симеон Логофет упоминает Руса как предка русского народа в X в.

Содержание «Сказания…»

«Сказание…» напоминает этногенетические легенды со времён Геродота и Диодора Сицилийского о происхождении народов Скифии. Предками русского народа называются в нём князья Словен и Рус — потомки князя Скифа. По этому «сказанию», в 3099 году от сотворения мира (2409 год до н. э.) Словен и Рус со своими родами начали уходить в поисках новых земель с берегов Чёрного моря и через 14 лет вышли на берега озера Мойско (Ильмень), где Словеном был основан город Словенск (современный Великий Новгород), а Русом — город Руса (современная Старая Русса).

«Сказание…» в традиционном для средневековой книжности эвгмерическом ключе даёт объяснения гидронимов и топонимов в районе Новгорода от имён родственников Словена и Руса, упоминает о расселении славян в то время до Белого моря и Урала, военных походах на Египет, Грецию и другие «варварские» страны.

Далее рассказывается о различных эпизодах истории славян, в частности, переговорах русских князей с Александром Македонским, посещением Руси апостолом Андреем, войнах с уграми и болгарами, правлении князя Гостомысла и призвании варягов. «Сказание…» повторяет распространённую легенду о происхождении Рюрика от римского императора Августа. При этом в сказании отмечается, что приглашён он был править русской землёй с территории Пруссии.

Использование «Сказания…»

Сказание было широко распространено в Московском государстве в XVII—XVIII веках, его пересказ или сходная информация содержится в Иоакимовской летописи, трудах П. Н. Крёкшина, М. В. Ломоносова, В. Н. Татищева и других. Частично используют сказание «Летопись, сказующая деяния от начала мира бытия до Рождества Христова» св. Дмитрия Ростовского и приписываемая Феофану Прокоповичу «Подробная летопись от начала России до Полтавской Баталии». Мимо сообщений сказания не прошли Н. М. Карамзин, Н. И. Костомаров и другие отечественные историки.

Сюжет «Сказания…» обыгран в сказке В. А. Лёвшина «Повесть о богатыре Булате» (1780—1783).

В наши дни ряд авторов фолк-хистори (А. И. Асов, В. Н. Дёмин и др.) отстаивает точку зрения о достоверности изложенных в «Сказании…» сведений — направлений миграций, которые авторы связывают с перемещением «ариев», якобы предков словен и русов, времени их выхода к Мойско (Ильменю), участия в ряде ярких исторических событий.

> См. также

  • Илмера
  • Князь Рус

Примечания

  1. 1 2 Фёдорова И. В. Конференция молодых учёных «Вопросы славяно-русского рукописного наследия» // Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН ТОДЛ : журнал. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. — Т. 53. — С. 662.
  2. См. статью Рус
  3. В. Л. Янин и др. Предисловие // Великая хроника о Польше, Руси и их соседях. — М., 1987.
  4. Мыльников А. С. Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы. Этногенетические легенды, догадки, протогипотезы XVI — начала XVIII века. — 2-е изд. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2000. — 320 с. — (Slavica Petropolitana). — ISBN 5-85803-063-7.
  5. Бегунов Ю. К. Сказания Новгорода Великого (IX—XIV вв.). СПб.: Политехника, 2004.
  6. Третье отделение. О начале древнего славенского народа // Сочинения святого Димитрия, митрополита Ростовского: В 5 томах. — 7-е изд. — М.: В Синодальной Тип., 1849. — Т. 4. Содержащий в себе Летопись, сказующую деяния от начала мира бытия до Рождества Христова.
  7. Подробная летопись от начала России до Полтавской Баталии: В 4 частях / Под ред. И. Н. Болтина и Н. А. Львова. — 1-е изд. — СПб.: Печ. у И. К. Шнора, 1798. — Т. I. — С. 1-12. — XXVI, 233 с.
  8. Шнирельман В. А. Арийский миф в современном мире. — М.: Новое литературное обозрение, 2015. — (Библиотека журнала «Неприкосновенный запас»).

Литература

Тексты

  • Гиляров Ф. I. Народописание Европы // Предания русской начальной летописи (по 969 год). Приложения. — М.: Тип. «Современных Известий», 1878. — С. 15-34. — 325 с.
  • Мазуринский летописец // Полное собрание русских летописей / Отв. ред. академик Б. А. Рыбаков. — М.: Наука, 1968. — Т. 31. Летописцы последней четверти XVII в. — С. 11-13, 27-28. — 263 с. — 2 200 экз.
  • О истории еже о начале Руския земли и создании Новаграда и откуду влечашеся род Словенских князей, а во иных гранографех сия повесть не обретается. (По списку Хронографа 1679 года) // Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесённых в хронографы русской редакции / Собрал и издал А. Попов. — М.: Тип. А. И. Мамонтова и Ко, 1869. — С. 442-447. — 541 с.

Библиография

  • Азбелев С. Н.: Новгородские летописи XVII в. Новгород, 1960.
  • Буланин Д. М., Турилов А. А. Сказание о Словене и Русе // Словарь книжников и книжности Древней Руси. — СПб.: Институт русской литературы РАН; Изд-во Дмитрий Буланин, 1998. — Вып. 3. XVII в. — Ч. 3. П—С. — С. 444—447.
  • Лурье Я. С. История России в летописании и восприятии нового времени. Гл. 3. Летописные известия в нарративных источниках XVII—XVIII вв. // Лурье Я. С. Россия древняя и Россия новая. СПб., 1997.
  • Диба Ю. «Словенська земля» літописних повідомлень про заснування Володимира: До волинського походження Новгородських етногенетичних легенд // Старий Луцьк. Науково-інформаційний збірник. Випуск IX. Матеріали наукової конференції «Любартівські читання», м. Луцьк, 22-23 травня 2013р. — Луцьк, 2013. — С. 93 — 113.

Ссылки

  • Текст «Сказания…»

Легендарные и полулегендарные правители восточных славян

Новгородские легендарные князья Рус Словен Старый Вандал Новгородский Столпосвят Избор Владимир Древний Буривой Гостомысл Словен Младый Вадим Храбрый Киевские легендарные князья Кий Щек Хорив Прочие легендарные князья Бравлин Лаборец Вятко Радим Тур

Потомки Скифа, Словена, Руса и Вандала


По мнению сторонников норманнской теории, первое Русское государство – Русь возникло благодаря призванию варягов-норманов, племени германо-скандинавского происхождения. «Повесть временных лет» сообщает, что представители северных племён-земель – словене, кривичи, чудь, весь, обратились к варягам с призывом придти княжить и владеть ими. Причиной призыва названо отсутствие порядка, закона. На этот зов откликнулись три брата княжеских кровей – Рюрик, Синеус и Трувор. Рюрик стал родоначальником знаменитой княжеской династии, которая правила Русью до 1598 г., до смерти Фёдора Ивановича. Надо отметить, что царь Василий Шуйский, правивший c 1606 по 1610 годы, также был из рода Рюриковичей.

Возникает вопрос: а кто же правил в Русских землях до призвания варягов? По словам русофобов умерших и здравствующих, до миссии западных цивилизаторов и крещения Руси, была у нас «дикость», люди «пням молились», ходили в звериных шкурах, не знали ни письменности, ни закона. К сожалению, до нас не дошло практически никаких письменных источников, которые бы рассказывали о дорюриковой Руси. Однако есть данные археологии, антропологии, лингвистики, мифологии и ряда других смежных с историей наук, которые говорят о многотысячелетней преемственности населения Руси с предыдущими культурами. Духовная и материальная культура Руси времен первых князей семьи Рюриковичей, имеет прямые аналогии с культурой Сарматии, Скифии и доскифских времен.
О древнейших корнях русского языка от палеолита (на десятки тысячелетий в глубь истории человечества) давно сообщают зарубежные и отечественные профессиональные лингвисты, историки, мифологи и другие специалисты. Среди них такие известные люди, как филолог-фольклорист В. Я. Пропп, археолог и историк Б. А. Рыбаков, филолог и историк культуры Е. М. Мелетинский, археолог и этнограф Ю. Е. Березкин. Их и другие объективные исследования опровергают доминирующие и поддерживаемые соответствующими СМИ несправедливые представления о русском народе. Русско-американский академик Г. В. Вернадский, сын более известного ученого В.И. Вернадского, в 1943 г. – острейший период борьбы СССР с нацистской Германией – выпустил том «Древняя Русь», и там историю Руси историк справедливо вел от палеолита.
В мировой и отечественной науке создан устойчивый миф о «дикости» русского народа и приоритетности «правильных народов» — англичан, итальянцев, германцев и евреев. В информационном поле создан образ, где одним народам положено иметь, в том числе в форме мифов, легенд и сказаний, многотысячелетнюю историю. В этом плане, повезло даже архаичным этносам Африки, Океании или Америки (в том числе и погибшим), об их истории и мифологии составляются красочные, с многотысячными тиражами издания, снимаются фильмы, ведутся дорогостоящие исследования. Однако русский народ «неправильный», поэтому нам нельзя иметь древнюю истории и мифологию. Рубеж очерчен чётко – 988 год, когда русские получили религию и письменность, им «привили» западную культуру. После этого русов-русских можно считать народом «второго ряда». Причём, попытки урезать русскую историю не прекращаются. В 1920-е годы пытались вырезать из «истории СССР» века «проклятого царизма», после 1991 года вырезают период «кровавого сталинизма», создают «новые хронологии».
Среди «сказок», «недостойного внимания вранья», и интереснейшее «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске», которое имеет аналогии в греческих и мусульманских источниках (в частности, связь с библейским «князем Росом»). По сообщению Иоакимовской летописи, опубликованной в 18 столетии русским историком, географом и государственным деятелем В. Н. Татищевым, «Сказанию о Словене и Русе», данным археологии, до Рюрика на Руси существовало централизованное государство. Его основателями, по данным «Сказания», были сыновья князя Скифа – братья Словен и Рус. По «Сказанию и Словене и Русе», в 3099 году от сотворения мира (2409 г. до н. э.) князья со своими родами и подданными начали уходить в поисках новых земель с черноморского побережья и 14 лет искали землю для поселения. Наконец 2395 году до н. э. переселенцы вышли к великому озеру, его первоначально назвали Мойско, а затем Илмером – по имени сестры князей – Илмеры. Старший брат Словен со своим родом и подданными поселился у реки, которую назвали Мутной (Волхов) и поставили град Словенск (будущий Новгород Великий). С этого момента скифы-сколоты стали именоваться словенами. Река впадающая в Илмер (Ильмень) была названа от имени жены Словена – Шелонь. Князь Рус основал град Рус – Старая Русса. От имени своих князей люди населяющие эти края стали зваться словенами и русами. Словен и рус, и наследовавшие им князья, управляли огромной территорией, которая доходила до Северного Ледовитого океана на севере и Урала реки Оби на востоке. Упоминается о походах русов на Египет, Грецию и другие страны.
Один из потомков Словена был князь Вандал. Именно при князе Вандале фактически и было создано Русское государство, которое получил в управление Рюрик. В него входили «словенские», русские племена и финно-угорские народности (весь, меря, чудь, мурома, мордва). Вандал завоевал значительные пространства на западе. У Вандала было трое сыновей: Избор, Владимир и Столпосвят, каждый имел свой град. Династия потомков Словена и Вандала правила Севером вплоть до Рюрика. Потомок Владимира Древнего (сына Вандала) в девятом колене Буривой был отцом князя Гостомысла. Гостомысл смог восстановить порядок на Севере, разбил варягов и изгнал их (его отец потерпел поражение на берегу реки Кумени и был вынужден отступить в город Бярмы, возможно, это Пермь). Князь прославился, не только как великий полководец и храбрый воин, но и мудрый и справедливый правитель, который пользовался любовью народа. Однако ни один из его троих сыновей и внук Избор (сын Словена) не дожили до конца правления Гостомысла, чтобы наследовать его власть. Назревал период новой Смуты. Именно тогда мудрый Гостомысл рассказал людям о сне, где из живота его дочери Умилы (она была выдана за ободритского князя Годлава) выросло огромное дерево, под ветвями которого мог укрыться целый город. Жрецы-волхвы разгадали смысл вещего сна: сын княгини примет власть и создаст великую державу. На трон северной державы призвали Рюрика и его братьев.
В результате преемственность власти была сохранена. Потомки Скифа, Словена и Руса правили Русской земле несколько тысяч лет.
Карта-схема. Наиболее вероятные Пути Словена и Руса от Черного моря по предполагаемым зонам распространения фатьяновской и близких культур.
а — культуры шаровидных амфор и шнуровой керамики; б — культуры ладьевидных топоров Прибалтики; в — неисследованная зона; г — двинско-ильменская группа; д — сред-неднепровская культура; е — московско-клязьминская группа; ж — верхневолжская группа; з — окско-деснинская груп­па; и — нижнеокская группа; к — вятско-ветлужская группа; л — балановская группа (средневолжская)
Приложение. Сказание о Словене и Русе и городе Словенске (из Хронографа 1679 года, публикуется по Полному собранию русских летописей. Т. 31. Л., 1977).
В лето от сотворения света 2244, во второе же лето по потопе, по благословению Ноя праотца разделися вся вселенная на три части трем сыном его, Симу, Хаму и Афету. Низвержеся от нерадения Хам от благословения отца своего Ноя, зане упився вином. И потом истрезвися Ной от вина, и разуме, елико сотвори ему менший сын Хам, и рече: «Проклят буди Хам отрок и да будет раб братома своима». И благослови Ное дву сынов своих, Сима и Афета, иже покрыта наготу отца своего, опак зряще, наготы же его не видеша. И благослови Сифа, сына Арфаксадова, да вселится в пределех Ханаановых. Афету же по благословению отца своего Ноя излиявшуся на западныя и на северный страны даже и до полунощия. По мале же времени правнуцы Афетовы Скиф и Зардан отлучишася от братий своих и от рода своего от западных стран, и коснушася полуденных стран, и вселишася во Ексинопонте, и живяху тамо многа лета, и от сих породишася сынове и внуцы и умножишася зело, и прозвашася по имени прадеда своего Скифа Скифия Великая. И бысть между ими распря и междоусобица и крамола многа и тесноты ради места. Начальницы же тогда родители их княжаху единого отца сынове пяточислении кровницы, им же имена: 1) Словен, 2) Рус, 3) Болгар, 4) Коман, 5) Истер. От сих же племене во время последнее и каган сыроядец изскочи, о нем же греческая история последи изъяснит. Мы же на предлежащее возвратимся, Князем убо скифским Словену и Русу, мудростию и храбростию в роде своем всех превозшедшим, и начаша размышляти со ближними своими премудре, рекоша же сице: «Или толико всего вселенныя, иже ныне под нами? Еда несть во жребии праотца нашего Афета еще части земли благи и ко вселению человечю угодны? Слышахом бо от предков своих, яко благословил праотец наш Ной прадеда нашего Афета частию земли всего западнаго и севернаго и полунощнаго ветров, и ныне убо, братие и друзи, послушайте совета нашего, оставим далече от нас вражду сию и несогласие, еже ныне тесноты ради творится в нас, и подвигнемся убо, и идем от земля сея и от рода нашего, и пойдем по вселенной света, сущей во жребии прадед наших, иде же нас приведет счастие и благословение праотца нашего благословеннаго Афета и подаст нам землю доброплодну во обитание нам и родом нашим». И люба бысть сия речь Словенова и Русова всем людем, и вей яко единемы усты реша: «Благ совет князей наших и добра речь и угодна премудрых держателей».
И в лето от сотворения света 3099 Словен и Рус с роды своими отлучишася от Ексинопонта, и идоша от роду своего и от братия своея, и хождаху по странам вселенныя, яко острокрилаты орли прелетаху сквозе пустыня многи, идуще себе на вселение места благопотребна. И во многих местех почиваху, мечтующе, но нигде же тогда обретше вселения по сердцу своему. 14 лет пустыя страны обхождаху, дондеже дошедше езера некоего велика, Моикса зовомаго, последи же от Словена Илмер проименовася во имя сестры их Илмеры. И тогда волхвование повеле им быти населником места оного.
И старейший, Словен, с родом своим и со всеми, иже под рукою его, седе на реце, зовомей тогда Мутная, последи ж Волхов проименовася во имя старейшаго сына Словенова, Волхова зовома. Начало Словенску граду, иже последи Новъград Великий проименовася. И поставиша град, и именоваша его по имени князя своего Словенеск Великий, той же ныне Новъград, от устия великаго езера Илмеря вниз по велицей реце, проименованием Волхов, полтора поприща. И от того времени новопришельцы скифстии начаху именоватися словяне, и реку некую, во Илмер впадшую, прозваша во имя жены Словеновы Шелони. Во имя же меньшаго сына Словенова Волховца преименова оборотню протоку, иж течет из великие реки Волхова и паки обращается в него. Больший же сын оного князя Словена Волхв бесоугодник и чародей и лют в людех тогда бысть, и бесовскими ухищреньми мечты творя многи, и преобразуяся во образ лютаго зверя коркодила, и залегаше в той реце Волхове путь водный, и не поклоняющих же ся ему овых пожираше, овых же испроверзая и утопляя. Сего же ради людие, тогда невегласи, сущим богом окаяннаго того нарицая и Грома его, или Перуна, рекоша, руским бо языком гром перун именуется. Постави же он, окаянный чародей, нощных ради мечтаний и собирания бесовскаго градок мал на месте некоем, зовомо Перыня, иде же и кумир Перунов стояше. И баснословят о сем волхве невегласи, глаголюще, в боги сел окаяннаго претворяюще. Наше же християнское истинное слово с неложным испытанием многоиспытне извести о сем окаяннем чародеи и Волхове, яко зле разбиен бысть и удавлен от бесов в реце Волхове и мечтаньми бесовскими окаянное тело несено бысть вверх по оной реце Волхову и извержено на брег противу волховнаго его градка, иде же ныне зовется Перыня. И со многим плачем тут от неверных погребен бысть окаянный с великою тризною поганскою, и могилу ссыпаша над ним велми высоку, яко же обычай есть поганым. И по трех убо днех окаяннаго того тризнища проседеся земля и пожре мерзкое тело коркодилово, и могила его просыпася с ним купно во дно адово, иже и доныне, яко ж поведают, знак ямы тоя не наполнися. Другий же сын Словенов малый Волховец живяше со отцем своим во граде своем великом Словенцы. И родися Волховцу сын Жилотуг, и протока проименовася во имя его Жилотуг, в ней же той утопе еще детеск.
Другий же брат Словенов Рус вселися на месте некоем разстояннем Словенска Великаго, яко стадий 50 у соленого студенца, и созда град между двема рекама, и нарече его во имя свое Руса, иж и доныне именуется Руса Старая. Реку же ту сущую едину прозва во имя жены своея Порусии, другую ж реку имянова во имя дщери своея Полиста. И инии градки многи Словен и Рус поставиша. И от того времени по имяном князей своих и градов их начахуся звати людие сии словяне и руси. От создания мира до потопа лет 2242, а от потопа до разделения язык 530 лет, а от разделения язык до начала создания Словенска Великаго, иже ныне Великий Новъград, 327 лет. И всех лет от сотворения света до начала словенскаго 3099 лет. Словен же и Рус живяху между собою в любви велице, и княжиша тамо, и завладеша многими странами тамошних краев. Такоже по них сынове их и внуцы княжаху по коленом своим и налезоша себе славы вечные и богатства многа мечем своим и луком. Обладаша же и северными странами, и по всему Поморию, даже и до предел Ледовитого моря, и окрест Желтовидных вод, и по великим рекам Печере и Выми, и за высокими и непроходимыми каменными горами во стране, рекома Скир, по велицей реце Обве, и до устия Беловодныя реки, ея же вода бела, яко млеко. Тамо бо берущи дорогою скорою звери, рекомаго дынка, сиречь соболь. Хождаху ж и на Египетъския страны воеваху, и многое храбрьство показующе во еллинских и варварских странах, велий страх от сих тогда належаше.

Начальницы же в Словенех во время Александра царя Македонскаго. Начальнейшии же тогда во Словянех и Русех князи быша, им же суть имена: первый Великосан, вторый Асан, третий Авесхасан. Сии же бяху храбръством и мудростию многих превзошедше. Всея же вселенныя тогда самодержец бысть многосчастный Александр, сын Филиппа Македонскаго. О сих же вышереченных словенех и русех от всех стран жалостен слух и самому самодержцу во уши провозгреме. Премудрый же самодержец и всесветлый царь нача розмышляти с подданными своими: «Что сотворити подобает с сыроядцы сими? Ратьми ли многими ополчитися и розбити сих и покорити в вечную работу? Но неудобно сему быти никако ж зелнейшаго ради дальняго разстояния пуста и неудобпроходных морских вод и превысоких гор». Но обаче посылает к ним з дары многими и писание, всякими похвалами украшено и самого царя высокодержавною десницею златопернатыми писмены подписано. Писание же имяше образ сицев:
Послание Александра царя Македонскаго.
«Александр, царь царем и над цари бичь божий, презвитяжный рыцарь, всего света обладатель и всех, иж под солнцем, грозный повелитель, к покорным же мне милосердый пощадитель, к непокорным же яростный мечь, страх всего света, честнейший над честнейшими, в далекоразстоятельном и незнаемом крае вашем от нашего величества честь и мир и милость вам и по вас храбросердому народу словенскому, зацнейшему колену русскому великим князем и владцом от моря Варяжского и до моря Хвалимского, велебным и милым мне храбрственному Великосану, мудрому Асану, счастному Авехасану вечне поздравляю, яко самех вас лицем к лицу любезне целую, сердечно приемлю яко други по сердцу моему и нагреднейшии подданицы нашему величеству и сию милость даю вашему владычеству. Аще каковый народ вселится в пределех вашего княжества от моря Варяжскаго и даже до моря Хвалимского, да будут вам и потомку вашему подлежимы вечной работе, во иныя ж пределы отнюдь да не вступит нога ваша. Сие достохвалное дело замкнено сим нашим листом и подписано нашею цысарскою высокодержавною правицею и за природным нашим государьским златокованным гербом привешеным. Дано вашей честности в вечность в месте нашего дела в Великой Александрии изволением великих богов Марша и Юпитера, и богини Верверы, и Венуса месяца примоса начальнейшаго дня». А припинье царские руки верх строк златопернатыми писмены написано сице: «Мы Александр, царь царем и над цари бичь, сын великих богов Юпитера и Венуса в небе, земский же Филиппа силнаго царя и Алимпиады царицы, нашею высокодержавною правицею утвердих вечне». Сии ж князи словено-рустии, иж таковыя высокия чести сподобишася от всего державнаго того самодержца прияти и сию пречестнейшую епистолию почитаху вельми и обесиша ю в божницы своей по правую страну идола Велеса и честно покланяхуся ей, и праздник честен творяху в началный день примоса месяца».
По сих же многим летом прешедшим, восташа от рода сих во языце словенстем два князя, Лалох и Лахерн, и сии паки воевати начаша земли скипетра греческаго. Приходиша же и под самый той царствующий град и много зла и кровопролития сотвориша скипетру греческаго царствия. И храбрый князь Лахерн под царствующим градом убиен бысть близ моря, место же то и доныне зовется Лахерново, на нем же монастырь честен возгражден во имя Пречистыя Богородицы, и множество тогда безчисленно руских вой под стенами града падоша. Князь же Лалох язвен велми со оставшими возвратися во своя со многим богатством. Живяху же отнюд погании, яко скот, не имуще закона. О них же свидетельствует в хожении своем блаженный апостол Андрей Первозванный, яко отнюдь невегласи тогда поганы беша. В Синдерех же тогда княжаху два брата, единому имя Диюлел, а другому Дидиядакх, невегласи боги их тогда нарицаху за то, иже пчелы им налезоша и борти верх древия устроиша. По мале ж времени прииде на землю Словенскую посланный праведный гнев божий, измроша людей без числа во всех градех и в весех, яко некому ужепогребати мертвых. Оставшии же люди пустоты ради избегоша из градов в дальныя страны, овии на Белыя воды, иже ныне зовется Бело езеро, овии на езере Тинном, и нарекошася весь, инии же по иным странам и прозвашася различными проимяновании. Овии же паки на Дунав ко прежним родом своим, на старожитныя страны возвратишась.
Первое запустение Словенску. А великий Словенеск и Руса опустеша до конца на многия лета, яко и дивиим зверем обитати и плодитися в них. По некоих же временех паки приидоша з Дунава словяне и подъяшаскифи болгар с собою немало, и начаша паки грады оны Словенеск и Русу населяти. И приидоша же на них угры белыя, и повоеваша их до конца, и грады их раскопаша, и положиша Словенскую землю в конечное запустение.
Второе запустение Словенску. По мнозе же времени оного запустения слышаху скифские жителие про беглецы словенстии о земли праотец своих, яко лежит пуста и никим не брегома, и о сем зжалишаси вельми и начаша мыслити в себе, како б им наследити землю отец своих. И паки приидоша из Дуная множество их без числа, с ними же и скифы и болгары и иностранницы поидоша на землю Словенскую и Рускую, и седоша паки близ озера Илмеря и обновиша град на новом месте, от старого Словенска вниз по Волхову яко поприща и боле, и нарекоша Новград Великий. И поставиша старейшину и князя от роду же своего именем Гостомысла. Тако же и Русу поставиша на старом месте, и ины грады многи обновиша. И разыдошася кииждо с родом своим по широте земли, и овии же седоша в полях и нарекошася поляне, сиречь поляки, овии полочане речки ради Полоты, овии мазовшане, овии жмутяня, инии же бужане по реце Бугу, овии дреговичи, овии кривичи, овии чюдь, инии меря, инии же древляне, и инии морава, серби, болгари сих же от роды, и инии же северы, и инии лопи, и инии жн мордва, и инии же мурама, инии же в различная именования прозвахуся.
И тако начаша разширятися страна она вельми, а общим же имянем прозывахуся. Сын старейшаго князя новгородцкаго Гостомысла, именуемый младый Словен, сей отъиде от отца своего в Чюдь и тамо постави град во имя свое над рекою на месте, нарицаемом Ходницы, и нарече граду имя Словенеск, и княжив в нем три лета, и умре. Сын же его Избор, сей преименова имя граду своему и нарече Изборск. Сей же князь Избор змием изъяден умре. Земля же Руская тогда сверже с себя ризы сетованныя и паки облечеся в порфиру и виссон и к тому уже не вдовствуя, ниже сетуя, но паки по сем же и дети разилоди и на многа лета опочивая пребывши с премудрым Гостомыслом. Егда ж сии во глубокую старость прииде и не могий уже разсуждати, ниже владети таковыми многочисленными народы, ниже утишити многомятежных междоусобных кровопролитий в роде своем, тогда убо он премудрый, седый умом и власы, призывает к себе вся властели ру-ския, иж под ним, и рече к ним осклабленым лицем: «О мужие и братие, сынове единокровницы, се аз уже состарехся вельми, крепость моя изчезает и ум отступает, но токмо смерть. А се вижду, яко земля наша добра и всеми благими изобильна, но не имать себе властодержца государя от роду царскаго. Сего ради в вас мятеж велик и неутишим и межъусобица зла. Молю убо вы, послушайте совета моего, иже реку вам. По смерти моей идите за море в Прускую землю и молите тамо живущих самодержцев, иже роди кесаря Августа, кровницы суще, да идут к вам княжити и владети вами, несть бо вам срама таковым покоритися и в подданстве у сих быти». И возлюбиша вси речь старейшинскую, и егда сей умре, тогда всем градом проводиша честно до гроба, до места, нарицаемаго Волотово, иде ж и погребоша его. По смерти же сего Гостомысла послашавсею Рускою землею послы своя в Прускую землю. Они же шедше и обретоша тамо курфистра или князя великого, именем Рюрика, рода суща Августова, и молиша сего, да будет к ним княжити. И умолен быв князь Рюрик, и поиде на Русь з двема братома своима, с Трувором и з Синеусом.
И седе Рюрик в Новеграде, а Синеус на Белеозере, а Струвор в Зборце. И по двою лету Синеус умре, потом же и Струвор, и бысть Рюрик единодержавен, над всею Рускою землею державствова лет 17. Новгородцы же видевше Рюриково доброродство и мужественное его остроумие, пророчествоваху к себе, глаголюще: «Разумейте, братие, яко непременно имамы быти под едином игом державнаго обладателя. От сего Рюрика и от рода его и не токмо упразднится им самовластие наше, но и раби им будем». Тогда Рюрик уби некоего храбра новгородца именем Вадима и иных многих новгородцев и советников его. Аще тогда и нечестиви бяху новгородцы, но обаче по пророчеству их, паче же благоволением божиим и доныне царствуют ими от Рюрикова семене благородное изращение. Яко же прежде в нечестии повиновася им и до блаженнаго Владимира, им же сподобишася познати сущаго Бога и просвещени быша святым крещением и сияют благочестием неподвижно и неотступно, веру христову держаще и непременно обладаеми Владимировыми благородными чады и внучаты в роды и роды.