Шнуровой керамики культура

Содержание

Культура боевых топоров

Культурно-историческая общность • Бронзовый век
←Катакомбная
←Шаровидных амфор
←Неманская
Колоколовидных кубков→
Стжижовская→
Фатьяновская→
Сосницкая культура→
Жуцевская→
‘Культура боевых топоров (шнуровой керамики)
Баденская культура, культура боевых топоров и ямная культура.
Культуры в составе одиночных погребений, кубков с утолщённым дном, альпийская культура свайных жилищ), центральногерманская, богемско-моравская, малопольская, Злота, ладьевидных топоров, жуцевская культура, среднеднепровская культура, фатьяновская культура, балановская культура, подкарпатская культура
Датировка 3200 год до н. э./2300 год до н. э. — 2300 год до н. э./1800 год до н. э.
Территория
распространения
континентальная Европа
Этническая
принадлежность
индоевропейцы
Медиафайлы на Викискладе

Культура боевых топоров, культура шнуровой керамики (нем. Schnurkeramik) — археологическая культура медного и бронзового веков, распространённая на обширных территориях Центральной и Восточной Европы и датированная 3200 г. до н. э./2300 до н. э. — 2300 г. до н. э./1800 г. до н. э.

Территория

Охватывает большую часть континентальной Европы, за исключением стран средиземноморского и западного атлантического региона, где обитало доиндоевропейское население (лигуры, иберы и др., а также предки современных басков), и севера Скандинавии, где обитали носители языка, чьи слова ныне являются досаамским субстратом в языке саамов.

Название

Название «боевых топоров» возникло благодаря обычаю этих людей класть в мужские могилы каменный боевой топор. Другие названия («шнуровой керамики» и «одиночных могил») основаны на характерном способе орнаментации керамики и погребальном обряде.

Поздний боевой топор из Готланда, Швеция

Происхождение и развитие

Генофонд носителей «культуры боевых топоров» имеет много общего (до 79 %) с генофондом носителей ямной культуры и лишь на 21 % исходит от ранних жителей Европы (потомков палеолитических охотников и переселившихся ранее в Европу ближневосточных земледельцев), что было ранее доказано археологически (по А. Я. Брюсову, через носителей катакомбной культурно-исторической общности).

Определение соотношения изотопов углерода, кислорода, азота и стронция из зубов 60 мужчин, женщин и детей из семи захоронений культуры шнуровой керамики на юге Германии, показало, что 42 % останков с самого большого кладбища были из других регионов Европы. На другом большом кладбище «пришлых» людей было 28 %. Вывод о высокой мобильности женщин культуры шнуровой керамики подтверждается и генетическими исследованиями. Возможно, в исследуемых сообществах существовала экзогамия, поэтому женщины выходили замуж в другие регионы. «Неместные» женщины ели больше растительной и молочной пищи, в то время как местные мужчины и женщины придерживались одинаковой диеты. На западе включает в себя все области более ранней культуры воронковидных кубков и, очевидно, является её наследником (не обязательно единственным). На территории современных балтийских стран и Калининградской области культура шнуровой керамики, видимо, стала культурой пришельцев, сменившей юго-западную часть нарвской культуры

Хозяйство

Характерны очень маленькие поселения и земледелие, схожее с культурой воронковидных кубков, а также содержание домашнего скота. Большинство, по-видимому, вело кочевой или полукочевой образ жизни. Использовался колёсный транспорт (предположительно с волами в качестве тягловой силы). Лошади, возможно одомашненные, были представлены тарпаном. Основным домашним животным была свинья.

Могилы

Погребения делались глубиной около метра, без каких-либо внешних признаков, в скорченном положении; мужчины лежали на правом боку, женщины на левом, и те и другие лицом на юг. Могилы часто расположены в ряд. Многие отмечены небольшой насыпью. Могилы мужчин обычно содержат каменный боевой топор.

Существовавшая примерно в то же время культура колоколовидных кубков имела схожие погребальные традиции, и вместе эти две культуры занимали большую часть Западной и Центральной Европы.

Антропологический тип

А. Г. Кузьмин пишет:

Культуру шнуровой керамики часто рассматривают как исходную индоевропейскую. В свете вышеизложенного надежнее рассматривать её как одну из индоевропейских. Но безусловно, что именно связанный с ней антропологический тип ближе всего стоит к «классическому» кроманьонцу. В эпоху позднего неолита и бронзы (конец III—II тыс. до н. э.) культуры шнуровой керамики локализуются по большим пространствам северо-запада европейского побережья и Прибалтики, в Надпорожье и Приазовье, а также в некоторых районах Центральной Европы, где она входит в соприкосновение с культурой ленточной керамики. Именно основной антропологический тип населения, связанный с культурой шнуровой керамики, озадачил антропологов чрезвычайно широкой географией своего распространения. К тому же к названным областям надо прибавить Кавказ (кавкасионская группа населения) и Балканы (динарский тип в районе Албании и Черногории).

Гипотезы о протокультуре

В первой половине XX в. была весьма популярна гипотеза о культуре шнуровой керамики как протокультуре праиндоевропейцев. Эта точка зрения была поколеблена работами Марии Гимбутас и её энергичным продвижением курганной гипотезы.

Культура шнуровой керамики в терминах теории Гимбутас может рассматриваться как «курганная» культура, возникшая в Европе в эпоху позднего неолита (в России культуры шнуровой керамики относят к энеолиту или ранней бронзе). Начало этой «курганизации», или индоевропеизации, примерно совпадает с культурой шаровидных амфор. (около 3400-2800 до н. э.) и баденской культурой (около 3600-2800 до н. э.), процесс, описываемый Гимбутас как вторая волна «вторжения» курганной культуры. См. также Гипотеза германского субстрата. Похоже, что в ранней фазе существовала большая неиндоевропейская общность, часть которой Гимбутас обозначила как Старая Европа. Впоследствии эта общность, возможно, становилась более индоевропейской.

В настоящее время культуры шнуровой керамики рассматриваются (в том числе критиками курганной гипотезы) не как общий предок всех народов индоевропейской языковой семьи, а как одна из крупных ветвей данной семьи, а именно протобалтославян на востоке и протогерманцев, протокельтов и протоиталийцев на западе.

Палеогенетика

По данным сайта Eupedia, в образцах представителей культуры боевых топоров из Германии (Саксония-Анхальт) и Швейцарии существует следующее распределение митохондриальных гаплогрупп: HV, H, I, J, K, T, U, W, X.

Y-хромосомная гаплогруппа R1a была выявлена у одного представителя культуры шнуровой керамики из Эсперштедта и у двух индивидов из Ойлау. В другом исследовании 2015 года у представителей шнуровой керамики были определены Y-хромосомные гаплогруппы R, R1a, и митохондриальные гаплогруппы H5a1, J1c1b, J1b1a1, K1a2a, K1b1a1, T2e, U4, U5b1c2. Индивид мужского пола из курганной группы Ленки Мале (Польша), живший в 2286—2048 годах до н. э., у которого была обнаружена Y-хромосомная гаплогруппа R1a (R1a1a1-M417) и митохондриальная гаплогруппа T2e, может относиться не к культуре шнуровой керамики, а к прото-унетицкой культуре.

У двух обитателей кургана в районе Ягодно на окраине Вроцлава, живших 2800 лет до н. э., с очень высокой вероятностью обнаружены Y-хромосомная гаплогруппа G и одна из трёх Y-хромосомных гаплогрупп — J, I или E. Однако, относятся ли они к раннему этапу культуры шнуровой керамики или к неолитической культуре шаровидных амфор, пока неясно.

У четырёх представителей шнуровой керамики из двух разных местонахождений (Арду и Кунила) в Эстонии определена Y-хромосомная гаплогруппа R1a1a1b-Z645. У одного из образцов дополнительно определена ветвь к R1a1a1b1-Z283 (других не тестировали).

Проанализированы останки пятерых мужчин, найденные в Германии в Эсперштедте. Все они оказались родственниками. Один из них был погребён в отдельной каменной гробнице. В 700-х метрах от неё были похоронены другие четыре человека. Культура боевых топоров, по предположениям палеогенетиков и археологов, возникла во многом на основе миграции населения с востока, причём в большей части именно мужского. Выявленная патрилокальность культуры говорит о том, что мужчины жили по несколько поколений на одном месте, но жён брали не из своего селения или племени, а старались искать в соседних сообществах. Мужчины были носителями гаплогрупп R(xR1b), R1a1, R1a, R1a1a1. Их жёны были носительницами гаплогрупп J1c5, U2e1a1, K1a1b2a и U4b1a1a1.

У двух образцов из Pikutkowo определена Y-хромосомная гаплогруппа I2a2a, а также митохондриальные гаплогруппы U5b2a2 и H6a1a.

Генетические связи

Боевых топоров _________|________________________________________ | | | | Унетицкая Нордическая бронза Стжижовская Сосницкая | | | | Курганных погребений Ясторфская Тшинецкая Лебедовская | | |——————| Погребальных урн Пшеворская Милоградская Юхновская ________|_________ |————-| | | | Вельбарская Зарубинецкая | Вилланова Гальштатская |————-+—————-+ | Черняховская Пражская _______|_______ Латенская | | Мощинская Почепская

Подгруппы

Каменный ладьевидный боевой топор. Ранний бронзовый век. Национальный музей истории и культуры Беларуси. Почтовая марка Белоруссии

Культура шнуровой керамики — боевых топоров имела довольно широкую территорию распространения и делилась на региональные варианты:

  • культура одиночных погребений
  • культура кубков с утолщённым дном — Нидерланды
  • альпийская культура шнуровой керамики (свайных жилищ)
  • центральногерманская культура шнуровой керамики
  • богемско-моравская культура шнуровой керамики
  • малопольская культура шнуровой керамики
  • культура Злота
  • культура ладьевидных топоров, или культура боевых топоров в узком смысле — Норвегия и Швеция
  • жуцевская культура
  • среднеднепровская культура
  • фатьяновская культура
  • балановская культура

Культура одиночных погребений

Основная статья: Культура одиночных погребений

Культура шнуровой керамики

Шнуровая керамика из захоронения в Lilla Beddinge, Сконе, ШвецияШнуровой орнамент. Юго-восток Белоруссии. Керамика. Ранний бронзовый век. Национальный музей истории и культуры Беларуси. Почтовая марка Белоруссии

Памятники культуры шнуровой керамики, послужившей прототипом для культуры боевых топоров’, обнаружены в Центральной Европе, в основном в Германии и Польше, и представляют собой характерную керамику: влажная глина украшалась отпечатками верёвок. Это относится главным образом к захоронениям, в могилах и мужчин и женщин находят характерно украшенную посуду. Это были льняные либо пеньковые верёвки.

Голландская культура шнуровой керамики

Представляет собой ветвь культуры шнуровой керамики, иногда называемую культурой кубков с утолщённым дном. Памятники культуры обнаружены в Нидерландах и в нижнем течении Рейна на территории Германии. Для данной культуры характерна форма сосудов с расширяющимся горлом, S-образным профилем и плоским утолщённым дном. Сосуды украшались шнуровым орнаментом, отпечатками зубчатой лопаточки или насечками (при помощи рыбных косточек). Наблюдается также влияние на более позднюю культуру колоколовидных кубков.

Шведско-норвежская культура боевых топоров

Ладьевидный боевой топор из Нерке, Швеция

Шведско-норвежская культура боевых топоров, или Культура ладьевидных топоров, возникла около 2800 до н. э. и известна по примерно 3000 могил от Сконе до Уппланд и Трёнделаг. Время их появления и распространения по Скандинавии названо Период раздробленных черепов, потому что к этому времени относятся находки захоронений людей с раздробленными черепами, причём не только мужчин, но и много женщин и детей (Lindquist 1993:43). Наступление этой культуры было насильственным и быстрым, наиболее вероятно, что оно произошло в результате индоевропейского вторжения (особенно протогерманского).

По всей Скандинавии найдено около 3000 боевых топоров, большей частью в северной Норвегии. Известно менее 100 поселений и их остатки незначительны, так как располагаются на местах, занятых фермами и подвергавшихся интенсивной распашке. Известны поселения за Полярным кругом.

Базировалась на тех же приёмах земледелия, что и предшествовавшая Культура воронковидных кубков, но использование металла изменило общественную систему. Это ознаменовалось тем фактом, что для культуры трубчатого кубка были свойственны коллективные мегалитические захоронения и обильные жертвоприношения, а для культуры боевых топоров характерны одиночные могилы и персональные жертвы.

В 1993 году в Туринге, Сёдерманланд, были произведены раскопки дома смерти, что дало новые факты. За тяжёлыми деревянными стенами были найдены остатки примерно двадцати глиняных сосудов, шесть рабочих топоров и один боевой, относящиеся к последнему периоду культуры. Кроме того, здесь же были найдены кремированные останки как минимум шести человек. Это самый ранний из известных примеров кремации в Скандинавии, показывающий близкие контакты с Центральной Европой.

Ввиду вторжения в этот регион германцев Эйнар Ёстмо подчёркивает, что атлантическое и североморское побережье Скандинавии, как и Прибалтика, вели оживлённую морскую торговлю, что было обусловлено более широким географическим распространением и более близким культурным единством, чем имели внутриконтинентальные культуры. Он указывает на широко разбросанные находки большого количества резных изделий из камня этой эпохи, на которых изображены «тысячи» кораблей. Для культур мореходов, подобных этой, море — это дорога, а не препятствие.

Финская культура боевых топоров

Ладьевидный боевой топор из Финляндии

Финская культура боевых топоров была изначально культурой охотников и собирателей, и в их поселениях этого периода сделано очень мало находок.

Средний Днепр и культура Фатьяново-Баланово

Восточным форпостом культуры шнуровой керамики была среднеднепровская культура и фатьяновская культура в верховьях Волги. Иногда отдельно выделяют балановскую культуру, которую часть исследователей считает восточным вариантом фатьяновской. Среднеднепровская культура оставила крайне мало следов, однако занимала самый удобный путь в Центральную и Северную Европу из степей. Располагалась она, как видно из названия, по течению Днепра и его притоков примерно между Смоленском и Киевом. Синхронна катакомбной культуре Северного Причерноморья.

Жуцевская культура

Основная статья: Жуцевская культура

Представляла собой гибрид автохтонной нарвской культуры с пришлыми культурами шаровидных амфор и шнуровой керамики. Первоначально определялась как местный вариант культуры шнуровой керамики, однако более поздние исследования показали, что ее прототип сложился ещё до появления шнуровой керамики. В дальнейшем она эволюционировала в культуру самбийских курганов.

Примечания

  1. Палеогенетическое исследование 170 евразийцев VIII-I тыс. до н.э.
  2. Среднеднепровская культура (недоступная ссылка)
  3. Diet and Mobility in the Corded Ware of Central Europe, May 25, 2016.
  4. Женщины из культуры шнуровой керамики выходили замуж «за рубеж», 26 Май 2016.
  5. Нарвская культура
  6. Дикие лошади. Прямой предок лошади — Тарпан
  7. Киселев А. Г. Российская история
  8. Mallory (1989:185). «The Kurgan solution is attractive and has been accepted by many archaeologists and linguists, in part or total. It is the solution one encounters in the Encyclopaedia Britannica and the Grand Dictionnaire Encyclopédique Larousse.»
  9. Strazny (2000:163). «The single most popular proposal is the Pontic steppes (see the Kurgan hypothesis)…»
  10. Кузьмин А. Г., Из предыстории народов Европы
  11. Культура локализуется от бассейна Эльбы на западе до Вислы на востоке, распространяется на юг до середины Днестра и на восток до Днепра. Шаровидные амфоры, как заимствование соседними культурами, встречаются на гораздо более широкой территории, достигая Осетии
  12. Николаева — Культура шаровидных амфор на территории Северной Осетии (недоступная ссылка)
  13. Баденская культура
  14. Баденская культура — статья из Большой советской энциклопедии.
  15. (энеолитическая культура Центральной и Юго-восточной Европы (3600-2800 год до н. э.). Как варианты баденской рассматриваются костолацкая и болеразская культуры, хотя они имеют ряд важных отличий.
  16. Corded Ware Culture (c. 3000-2350 BCE)
  17. Massive migration from the steppe is a source for Indo-European languages in Europe, 2015
  18. Mitochondrial and Y-chromosome haplogroups extracted from historic and prehistoric human remains in Europe and related remains in Asia, arranged chronologically
  19. Morten E. Allentoft et al. «Population genomics of Bronze Age Eurasia»
  20. Assessment of late Neolithic pastoralist’s life conditions from the Wroclaw-Jagodno site (SW Poland) on the basis of physiological stress markers
  21. Lehti Saag et al. Extensive farming in Estonia started through a sex-biased migration from the Steppe, March 2, 2017
  22. Alissa Mittnik et al. The Genetic History of Northern Europe, 03.03.2017
  23. 1 2 Новый метод помог древним людям обрести родственников.
  24. Estimating genetic kin relationships in prehistoric populations. Plos One.
  25. Fernandes D. M. A genomic Neolithic time transect of hunter-farmer admixture in central Poland, 2018 Oct 5.
  26. J. Czebreszuk. Corded Ware from West to East // Peter Bogucki and Pam J. Crabtree (ed.) Ancient Europe. Encyclopedia of the barbarian World. Vol. 1. The Mesolithic to Copper Age.
  27. Bojtár Endre Foreword to the Past: A Cultural History of the Baltic People. — CEU Press, 1999. — P. 59. — ISBN 963-9116-42-4
  28. Brazaitis Džiugas Agrarinis neolitas // Lietuvos istorija. Akmens amžius ir ankstyvasis metalų laikotarpis. — Baltos lankos, 2005. — Vol. I. — P. 224—231. (лит.)
  29. Кулаков В. И. Памятники археологии Калининградской области (недоступная ссылка). Дата обращения 23 апреля 2012. Архивировано 14 декабря 2010 года.

Литература

  • J. P. Mallory, «Corded Ware Culture», Encyclopedia of Indo-European Culture, Fitzroy Dearborn, 1997.
  • Einar Østmo, «The Indo-European Question: a Norwegian perspective», pp. 23-41, in The Indo-Europeanization of Northern Europe, Martin E. Huld & Karlene Jones-Bley editors, Journal of Indo-European Studies Monograph No. 17, Institute for the Study of Man, Washington, DC, 1996.
  • Lindquist, H. Historien om Sverige, 1993.
  • Кренке Н. А., Ершов И. Н., Лазукин А. В., Войцик А. А., Раева В. А., Рожанская Н. И. Поселенческие объекты круга шнуровой керамики в долине Москвы-реки // Археология Подмосковья. Вып. 9 // Ред. А. В. Энговатова. М.: ИА РАН, 2013. С. 14-29.

> См. также

  • Культура трубчатого кубка
  • Фатьяновская культура
  • Среднеднепровская культура
  • Лабрис

Ссылки

Основные археологические культуры бронзового века Евразии

Атлантическая Европа

Италия и Адриатика

Карпаты, Балканы и Крит

Центральная Европа

Лесная полоса Евразии

Евразийские степи

Предкавказье, Северный
Кавказ и Закавказье

Азия

  • Средняя Азия: Маргианская
  • Тазабагьябская
  • Восточная: Саньсиндуй
  • Эрлиган
  • Эрлитоу
  • Южная: Джхангар
  • Джхукар
  • Кот-Диджи
  • Медных кладов
  • Хараппа

«Культура боевых топоров»

Сегодня многие народы (и государства!), а уж про отдельных граждан я и не говорю, ну просто одержимы идеей удревнить свои корни и доказать всем и каждому, что вот именно его народ самый… был самым продвинутым во всех отношениях. Почему? Да потому, что сейчас реально все решает производительность труда! У кого она выше, тот и гегемон всему. И тогда люди пытаются искать утешения в прошлом, мол, это сейчас так, а вот в прошлом… А что в прошлом? Что мы знаем о древних культурах на просторах Евразии, какие артефакты они после себя оставили? Как и с кем воевали, а так же – чем именно?


Ладьевидный каменный топор из Финляндии.
Обратимся к археологическим находкам переломной эпохи, от каменного века к веку металлов, и узнаем, что на территориях Центральной и Восточной Европы в период 3200 г. до н. э./2300 до н. э. — 2300 г. до н. э./1800 г. до н. э. существовала «культура боевых топоров». Впрочем, есть у нее и более миролюбивое название – «культура шнуровой керамики», что связано с характерным орнаментом на ее сосудах.
Считается, что она охватывала значительную часть континентальной Европы, кроме тех стран западного атлантического и средиземноморского региона, где обитали совсем уже древние доиндоевропейские народы (лигуры, иберы и др., и предки нынешних басков), и севера Скандинавии, где поселились предки саамов.

Основные культуры медного века Европы.
Название культуры возникло из-за обнаруженных в мужских погребениях каменных боевых топоров. Хотя кто-то предпочитает название «шнуровая керамика» и культура «одиночных могил», что связано с характерным орнаментом на керамике и погребальным обрядом.
Ряд ученых связывает происхождение всех «культур боевых топоров» (а их известно несколько в разных регионах) с катакомбной культурой (погребения в катакомбах) южной Европейской части Восточной Европы. Другие выводят культуру боевых топоров из более ранней ямной культуры (погребение в ямах). Считается, что на западе она стала наследницей более ранней культуры воронковидных кубков, а вот на территории современной Балтии и Калининградской области культура шнуровой керамики, скорее всего, является культурой пришельцев. На востоке, она была совершенно новой культурой, с более ранними местными культурами не связанной.

Каменные топоры катакомбной культуры.
Жили представители этой культуры в очень маленьких поселениях, содержали скот и занимались земледелием. Возможно, что они вели полукочевой образ жизни – когда поля истощались – шли дальше. Для перекочевок использовался колесный транспорт – волы, запряженные в повозки, низкорослые лошади использовались всадниками, а вот главным их домашним животным была явно свинья!
Своих умерших они погребали в неглубоких могилах (около 1 метра), причем мужчины в них лежали, скорчившись на правом боку, а женщины – на левом. Причем все лицом на юг. Погребения зачастую располагались рядами, но в могилах мужчин всегда лежит каменный боевой топор! В это же самое время существовала и культура колоколовидных кубков и она имела похожую погребальную обрядность, и вот эти-то две культуры и занимали тогда большую часть территории Западной и Центральной Европы. Что же касается антропологического типа, то представители этой культуры имели длинные и узкие черепа с высоким лбом и сводом, так что их легко отличить от всех прочих.

Типичная шаровидная амфора из раскопок в Пятра-Нямц.
Скорее всего, данную культуру следует рассматривать как одну из ряда индоевропейских культур. Причем одно время считалось, что это протокультура всех европейских индоевропейцев вообще. Но сейчас «культуру боевых топоров» считают одной из крупных ветвей древних народов Европы – протобалтославян на востоке и протогерманцев, протокельтов, и протоиталийцев на западе. Ну, а наличие в могилах боевых топоров указывает на их воинственность. Очевидно, что жизнь тогда была такая, что без каменного боевого топора тем людям было не прожить!
Поскольку региональных культур «боевых топоров», имевших свои особенности, было довольно много, есть смысл хотя бы в общих чертах познакомиться с каждой из них.
Начнем со шведско-норвежской, самой северной, поселения которой известны даже за Полярным кругом и которая имеет даже собственное название: «культура ладьевидных топоров». В Скандинавии нашли около 3000 топоров этой культуры, причем время ее распространения получило название «периода раздробленных черепов». Это указывает, что переселение в этот район узколицых пришельцев с боевыми топорами явно носило характер вторжения, и что пользовались ими они явно мастерски!

Финская «культура боевых топоров» являлась культурой охотников, живших в лесах. Находок, сделанных при раскопках поселений на этой территории, очень мало. В Центральной Европе главный вид находок – керамика, украшенная отпечатками веревок, причем посуду находят как в могилах женщин, так и в могилах мужчин.
На востоке известны среднеднепровская культура и фатьяновская культура в верховьях Волги. Некоторые из исследователей выделяют и балановскую культуру, которую относят к восточному варианту фатьяновской. От среднеднепровской культуры осталось мало следов, хотя она занимала удобный путь из степей в Центральную и Северную Европу. Как видно из ее названия, она располагалась по течению Днепра и его притоков в районе между Смоленском и Киевом. По времени она совпадает с катакомбной культурой в Северном Причерноморье.
Ну, а теперь о том, что стало своего рода «визитной карточкой» племен данной культуры – каменных просверленных боевых топорах! Их находки встречаются на всей территории расселения этих племен повсеместно. Но они разные! По классификации, например, Д.А. Крайнова, только основных типов топоров характерных для фатьяновской культуры можно насчитать шестнадцать, и девять для среднеднепровской культуры. А еще есть от трех до пяти подтипов, так что для неспециалиста все эти топоры сплошная головная боль.

Типичный топор-колун. Краеведческий музей г. Пятигорска.
Как бы там ни было, а самой ранней формой этого оружия был топор-колун. Такие топоры находят и в Курской, и в Орловской, и Белгородской, и в Липецкой областях. Этими топорами можно было с успехом и деревья рубить и черепа разбивать. Однако позднее, во второй четверти II тысячелетия до н.э. основным типом топора стал топор-молоток с вытянутым обухом. Затем в верхневолжском регионе появились топоры в форме лопасти – очень красивые и изящные каменные изделия. Находят их в Костромской, Ярославской и Тверской областях, но со временем форма топоров все более и более упрощается и красоты в них уже особой нет. Почему? Видимо, с переходом к более мирной жизни, так как в погребениях стало больше орудий труда, нежели оружия. Ну, а потом на смену камня здесь и вовсе пришла медь, хотя внешне первые медные топоры были еще очень похожи на каменные. Правда, на территории бывшего СССР таких топоров найдено всего около 30, что явным образом указывает на то, что это была большая редкость.
Еще более редкими являются медные наконечники копий. Известно всего пять находок, из которых три относятся к фатьяновской культуре, а два – к среднеднепровской. Обычно наконечники эти кованые, имеют втулку с отверстиями для гвоздей и орнамент.
Фатьяновская культура на территории Восточной Европы.
Затем идут кремневые наконечники дротиков и стрел, разнообразием не отличающиеся. В большинстве своем они имеют черешок и два отведенных в сторону шипа, так что ранения, наносимые ими, могли быть очень серьезны. Скорее всего, эти наконечники служили для боевых стрел, но вот характерны такие находки главным образом для московско-клязминской и окско-деснинской групп погребений. Возможно, что это связано с расцветом военного искусства у фатьяновцев, которые стали пренебрегать рукопашным боем, и уже более полагаться на лук и стрелы. Кстати, фатьяновцы хоронили своих умерших также в скорченном положении, мужчин, как правило, на правом боку, но головой на запад, а женщин на левом и головой на восток!

Булава из краеведческого музея в г. Пятигорске.
Очень редко находят так называемые «метательные камни». Это каменные шары небольшого размера и очень хорошо отполированные. Возможно, что это камни для пращи, но уж что-то слишком они тщательно обработаны. В лесной местности такие камни могли, скорее всего, применяться в качестве навершия для так называемой «гибкой палицы» – очень популярного оружия индейцев-дакота. Камень обертывался кожей и прикреплялся к деревянной рукоятке таким образом, что соединение было не жестким. Удар таким оружием по голове (даже через меховую шапку) носил, безусловно, сокрушительный характер.
Ну, а сверлили каменные топоры при помочи лучкового стационарного сверла, вот почему раньше, чем появился лук, они также появиться не могли. В качестве сверла использовался либо деревянный стержень (рабочим телом служил кварцевый песок) либо пустотелая кость, надетая на палку. И палок, и костей было много, а уж песка и подавно! Один «пилил» топор с помощью лука, а его помощник, либо помощники, занимались тем, что готовили ему «сверла». Вот так, буквально на «потоке», эти топоры и создавались, хотя после черновой обработки их нужно было еще долго обтачивать, шлифовать и полировать!
Ладьевидный полированный каменный боевой топор раннего бронзового века из Национального музея истории и культуры Беларуси. Почтовая марка республики Беларусь.
Ну и последнее – то, что касается попыток политизировать древнюю историю в нынешней Украине и приписать ей достижения, которыми культуры, существовавшие на ее территории, не обладали. Все было примерно как у всех. Да по-другому и быть не могло и находки археологов это совершенно ясно подтверждают!

Синкретизм как главная характеристика первобытной культуры: понятие протокультуры

Протокультура – это культура, которая характеризуется альтернативностью и открытостью моделирования развития человека и общества, высокой инновационной и созидательной активностью, характерной для нестабильных культурных систем.

Специфической чертой первобытной культуры является синкретизм (неразделенность), когда формы сознания, хозяйственные занятия, общественная жизнь, искусство не отделялись и не противопоставлялись друг другу.

Синкретизм –

1) нерасчлененность, характеризующая неразвитое состояние какого-либо явления (напр., искусства на первоначальных стадиях человеческой культуры, когда музыка, пение, поэзия, танец не были отделены друг от друга).

2) Смешение, неорганическое слияние разнородных элементов, напр. различных культов и религиозных систем.

Любой вид деятельности содержал в себе другие виды.

Например, в охоте были соединены – технологические приемы изготовления оружия, стихийные научные знания, о привычках животных, социальных связях, которые выражались в организации охоты.

Индивидуальные, коллективные связи, религиозные представления, – магические действия по обеспечению успеха.

Они, в свою очередь, включали элементы художественной культуры – песни, танцы, живопись.

Именно в результате такого синкретизма характеристика первобытной культуры предусматривает целостное рассмотрение материальной и духовной культуры, четкое осознание условности такого распределения.

Основой такого синкретизма был ритуал.

Ритуал(лат. rutis – религиозный обряд, торжественная церемония) – одна из форм символического действия, выражающая связь субъекта с системой социальных отношений и ценностей.

Структуру ритуала составляет строго регламентируемая последовательность действий, связанных со специальными предметами, изображениями, текстами в условиях соответствующей мобилизации настроений и чувств действующих лиц и групп.

Символическое значение ритуала, его обособленность от повседневно-практической жизни подчеркивается атмосферой торжественности.

Скарификация. Жители Папуа-Новой Гвинеи из племени Канингара проводят ритуал, в процессе которого юноша становится мужчиной. В течение двух месяцев они проводят обряд шрамирования, нанося на спину узор, напоминающий кожу крокодила, который, по их мнению, приобщает их к богам – прародителям человека. Такими прародителями они считают крокодилов.

Посмертные обряды. Жители племени Яномами, живущие на Амазонке, считают, что если съесть пепел сожжённого тела усопшего с бананами, то его дух останется жить с ними.


Накалывание. В курортном городе Таиланда Пхукете ежегодно проходит опасный фестиваль. Местные жители пронзают свою плоть металлическими предметами, доводя себя до транса, помогая таким образом духам войти в их тело и помочь им в будущем либо исцелиться от болезней.

Танцы с мертвыми. Жители Мадагаскара считают, что человеческая душа освободится только тогда, когда тело человека полностью разложится, и раз в несколько лет они перезахоранивают усопших, танцуя с трупом вокруг могилы в ходе этого процесса.

Огненные прогулки.Малазийские жители считают, что огонь может очистить их и освободить от болезней. Они практикуют хождение по углям и прыжки через костёр, причем не так, как это было принято в Древней Руси, а через стену огня, доходящую до середины человеческого роста.

Небесные погребения. Тибетские буддисты относятся с пренебрежением к земному миру и считают желания источником всех бед. После смерти, по их представлениям, человек переродится, и нет никакой необходимости сохранять его телесную составляющую. Усопших отдают на растерзание стервятникам.

Вуду и духовные владения. Последователи культа Вуду практикуют различные ритуалы, в ходе которых под действием трав и ритмичных танцев вводят себя в состояние транса, в котором, как они считают, в их тело вселяется дух и находятся там несколько дней. Это позволяет им не только общаться с духами, но и просить у них исцеления или выполнения своих пожеланий.

Прыжки с лозы Гкол.Жители селения Бунлап на небольшом острове в Тихом океане проводят ритуал, который не все из них могут пережить.

Как современные бейдж-джамперы прыгают на эластичной веревке с мостов и различных сооружений, индейцы прыгают на сплетенных лианах со специально построенной башни, бросаясь вниз головой.


Они считают, что чем дольше длится полет, тем больше благосклонности богов они получают за свой рискованный прыжок.

Самобичевание. Каждый год радикальные мусульмане-шииты проводят обряд самобичевания в память мученической смерти Хусейна, внука пророка Мухаммеда. Они истязают себя цепями с прикрепленными к ним лезвиями, молясь и впадая в транс, пока вся спина не покроется кровью.

Танец солнца. Американские индейцы, поклоняясь духам земли, пронзают кожу крюком, который веревкой прикреплен к столбу, и танцуют вокруг него, пытаясь освободиться, при этом кожа на груди рвется. Такой танец может продолжаться часами.

Каннибализм.В Индии, в местечке Варанаси, живут Агхори Бабы, считающие, что страх смерти человеку мешает его духовному перерождению, и, чтобы от него избавиться, нужно съесть мертвого человека и встать на путь просветления.

Широко распространена практика кремирования усопших, за исключением святых, детей, незамужних женщин, беременных и людей, которые умерли от проказы или укусов змеи.

Их отправляют в последний путь по священной реке Ганг на плотах, некоторых из которых как раз и вылавливают Агхори и употребляют в пищу.

Ритуал играет очень важную роль в культуре первобытного общества.

Сквозь его призму рассматриваются природа и социальное бытие, дается оценка поступков и действий людей, а так же разнообразных явлений окружающего мира.

Важной особенностью первобытного мышления было также синкретичное восприятие символов, т.е. слияние символа и того, что он обозначает.

К примеру, предмет, принадлежащий человеку, отождествлялся с самим человеком.

Поэтому с помощью нанесения вреда предмету или изображению человека считалось возможным причинить ему реальное зло.

Именно подобный синкретизм сделал возможным появление фетишизма – веры в способность предметов обладать сверхъестественной силой.

Слияние символа и объекта приводило также к отождествлению психических процессов и внешних предметов.

Отсюда происходили многие табу.

Например, нельзя смотреть в рот едящего и пьющего человека, так как взгляд способен извлечь душу изо рта.

А обычай завешивать зеркала в доме умершего восходит к опасению, что отражение живого человека (его душа) может быть похищено духом покойника.

Особым символом в первобытной культуре выступало слово.

Называние явления, животного, человека, мистического существа в магических обрядах было одновременно вызыванием его, а слова, срывающиеся с уст шамана, который в момент экстаза становился вместилищем духа, создавали иллюзию его фактического присутствия.

Имена воспринимались как часть человека или вещи.

Поэтому произнесение имен в определенном контексте могло таить опасность для их обладателя.

В частности, имя тотемного животного в повседневном общении не назвалось.

Вместо него использовалось иное обозначение.

Так, у славян слово «медведь» – иносказательное именование («ведающий мед»), а запретная форма названия этого животного, вероятно, была близка индоевропейской (ср. нем. Bar), отголоском чего выступает слово берлога («логово бера»).

Каменный топор

Топоры, в том числе транше и шлифованные. Дания. Клиновидный топор из жадеита. Англия, неолит, 4—2 тыс. л. до н. э. Церемониальный монолитный и клиновидные топоры культуры миссисипи Сверлёный топор бронзового века. Швеция

Каменный топор (англ. stone axe; фр. hache; нем. Steinaxt, Steinbeil) — орудие с рабочей частью из камня, имеющее поперечную рукоятку. Сменил в верхнем (позднем) палеолите более древнее рубило (палеолитическое универсальное орудие, не имеющее рукоятки). Материалом служил кремень, обсидиан, роговик, сланец или всякий другой подходящий камень с раковистым изломом, позволяющим получать при оббивке заготовки острые сколы, а также более «вязкие» породы: сланцы, амфиболит, нефрит, серпентинит и другие, к которым применялись методы шлифовки и сверления.

Древнейшие топоры

Первые топоры, возможно, появились в свидерской культуре Европы. Эти топоры изготовлялись методом оббивки и не имели отверстия. Очень редко, но кое-где уже и в палеолите подшлифовывали лезвия, а в последующем мезолите — и всё орудие. Но, в основном, даже в мезолите изготовляли топоры (т. н. «транше» мезолита) только оббивкой. Для свидерских топоров характерно наличие слабо выраженного перехвата, который помогал закрепить топор в развилке или расщелине рукоятки привязыванием ремнями из сырой или сыромятной кожи, жилами и т. п.

Шлифованные топоры

В неолите уже повсеместно стали применять шлифовку. В первую очередь — для рабочего лезвия т. н. «клиновидных топоров» (англ. stone celt, фр. hache polie), которые в английской терминологии называются «кельтами». Важно, что подточка не сколом, а шлифовкой значительно продлевает жизнь орудию. В это время стали использовать и новые породы камня (нефрит, жадеит диорит, серпентинит, эклогит, порфирит, спессартит и многие другие), у которых не получить острого лезвия только оббивкой, но обязательно требовалась последующая шлифовка и даже полировка. Эти топоры использовали и как клинья для раскалывания древесины вдоль волокон. Если лезвие топора закреплено в рукоятке поперечно, то это уже тесло (англ. adze; фр. herminette; нем. Dechsel, Querbeil). Но так как рукоятки очень редко сохраняются до нашего времени, то в археологии обычно принято называть теслом топор с несимметричным в профиль лезвием. Вообще пропорции и размеры клиновидных топоров были самыми разнообразными. В поперечном сечении они тоже различались. Оно могло быть плоским, плоско-овальным, округлым. Выделяют миниатюрные стамески, и узкие, но достаточно толстые долота. Они могли использоваться не только для работы по дереву, но и в качестве лощил при выделке кожи или глиняных сосудов. Некоторые из долот имеют желобчатую форму лезвия. К редким видам орудий относятся круммейсели — скебущие инструменты с сильно загнутым лезвием. Возможно, что иногда клиновидные топоры использовали и в качестве мотыг (англ. hoe, mattock, нем. Hacke) или заступов (англ. spade).

Клиновидные топоры, тёсла и более мелкие подобные орудия изготовлялись не только из камня. В Месопотамии (Джемдет-Наср) тёсла делали из сильно обожжённой глины. В других регионах использовали также кость и раковины. Причём их применяли не только там, где не всегда имелся подходящий камень, как, например, в Полинезии.

Способы крепления

Кроме привязывания, топоры без отверстия также могли вставляться в специально выдолбленное гнездо в ложе рукоятки, которое могло быть сквозной проушиной или глухим. Использовалась смола. Иногда клинок топора заранее вставляли в ветку или ствол растущего дерева. Часто топор сначала закрепляли в специальной оправе или муфте (англ. antler sleeve нем. Horntülle) из кости или свилеватого дерева (кап). Очень надёжным было закрепление в муфте из рога оленя. Сама же муфта далее вставлялась в отверстие в деревянной рукоятки или наоборот надевалась на неё, имея соответствующее отверстие. Бывало роговым и всё топорище. Роль несъёмной муфты могло играть утолщение, например, соснового корня.

Иногда шлифованные топоры имели поперечный желобок (англ. grooved axe), облегчающий закрепление на рукоятке с помощью гибких прутьев или сырой кожи. Такие топоры особенно характерны для Северной Америки. В Европе известен также тип топора наоборот с ребром-утолщением перед местом закрепления. Оба эти типа могли быть двухсторонними. В странах Дальнего Востока, Индокитая, а также в ранней Месопотамии применялись так называемые «лопатообразные топоры», имеющие на обухе короткий черенок. Бесчеренковые разновидности (такие имелись и в Южной Америке) привязывались к рукоятке с помощью выступов сверху и снизу обушковой части. Или же обвязка осуществлялась с помощью круглого отверстия на плоскости орудия, расположенного ближе к задней части.

Сверлёные топоры

В неолите стали появляться и топоры с отверстием-проухом для закрепления на рукоятке, но основная их масса изготовлена уже в энеолите и бронзовом веке, когда появилось большинство и массивных грубых топоров, и самые великолепные экземпляры. Сверление чаще производилось трубчатой костью с песком в качестве абразива, хотя могли применяться деревянная палка, сплошная или полая, бамбук, каменное сверло или медная трубка.

Многие топоры часто своими очертаниями напоминают перевёрнутую лодку, за что они и получили название «ладьевидные топоры» (англ. boat-axe, нем. Booataxt). Их формы часто повторяют формы бронзовых топоров. Разновидностью этого типа являются топоры с полуциркульным лезвием — «лопастные топоры», у которых лезвие снизу образует полукруг. Гораздо более редки топоры с широким округлым (лунообразным) лезвием, направленным вперёд. Некоторые топоры имеют заметное утолщение или выступы по бокам («крестовидные топоры»), которые предназначены для усиления наиболее слабой части напротив отверстия. Иногда сверлёные топоры украшены орнаментом, в котором угадываются литейные швы бронзовых топоров или верёвочная привязка к топорищу. На месте обуха иногда имеется второе лезвие, чисто декоративное лезвие или изображение животного. Но чаще там находится молот (молоток), простой или грибовидный. Часто такие топоры имеют вислообушную форму. Изделия с молотком называют «топорами-молотами (-молотками)» (англ. axe-hammer, нем. Hammeraxt). Эти тщательно сделанные топоры, видимо, были боевыми и церемониальными. Подобные предметы из труднообрабатываемых красивых пород камня дошли до нашего времени в составе кладов (клад L из Трои, Бородинский клад).

К боевым относят и топоры менее изящных форм: пестиковые, крестовидные, ромбические, обушковые, клиновидные, треугольные, булавовидные, молотковидные. Такие, как булавовидные, большее напоминают булавы. А молотковидные вообще не имеют лезвия. Многочисленные находки боевых топоров (англ. battleaxe, нем. Streitaxt) и дали повод назвать ряд археологических культур «культурами боевых топоров».

Естественно, сверлёные топоры использовали и для различных работ. Не только для рубки, но и в качестве молотков и клиньев для расщеплении дерева. Предполагают, что для надёжного закрепения достаточно тонкой круглой рукоятки сверлёные топоры могли заранее надевать на ветви растущих деревьев.

В степных районах России сверлёные топорики иногда изготовлялись из не очень крепкого камня. Они также имели слишком тонкую рукоятку. Предполагают, что эти не предназначенные для рубки изделия служили знаками статуса вождей, хотя в и качестве булав они вполне функциональны.

Что касается простых клиновидных шлифованных орудий, то их продолжали использовать и в бронзовом веке. Более того, каменные топоры и тёсла кое-где дожили и до настоящего времени, например, в Новой Гвинее.

Время изготовления и производительность

При проведённых экспериментах (см. «Экспериментальная археология»), на изготовление крупного орудия из колющихся пород у опытного мастера уходит 25—30 минут. Шлифованный и полированный топор без отверстия изготавливался из зелёного сланца в зависимости от формы и размера за 3—9 часов. Из нефрита подобный большой топор изготовляется за 30—35 часов. Отверстие в зелёном сланце сверлится деревянным сверлом с песком с производительностью около 3 мм в час. На изготовление изделий сложных форм должно уходить значительно больше времени.

Молодая ольха диаметром 10 см перерубается нефритовым топором за 1 минуту. Сосна диаметром 25 см перерубается топором из зелёного сланца за 15 минут. Производительность каменного топора ниже производительности медного в 2—3 раза, а стального — в 3—6 раз.

Галерея

  • Двусторонний боевой топор. Дания
  • Топоры — символы власти. Жадеит, нефрит, лазурит. Троя II, клад L, 2600—2300 л. до н. э.
  • Топор с плечиками. Камбоджа, 1800—1500 гг. до н. э.

> См. также

  • Каменные орудия
  • Кельт (археология)
  • Лэнгдейлские каменные топоры
  • Макролит
  • Рубило
  • Тесло
  • Транше
  1. Николева Н. А., Сафронов В. А. Истоки славянской и евразийской мифологии. — М.: Белый волк, КРАФТ ГУП «Облиздат», 1999. — С. 283—286. — ISBN 5-89653-054-4.
  2. В Ирландии найден древнейший отполированный топор.
  3. Богаевский Б. Л. Техника первобытно-коммунистического общества — Ч. I // История техники — Т. I // Труды Института истории науки и техники АН СССР. — М. — Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1936. — Сер. IV, вып. 1. — С. 245—247, 270, 271.
  4. Брей У., Трамп Д. Археологический словарь. — М.: Прогресс, 1990. — 367 c. — С. 211. — Фото 21. — ISBN 5-01-0021-05-6.
  5. Моисеев Н. Б., Семёнов М. И. Реконструкция насадки каменных орудий // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. — 2009. — № 1. — С. 184—189.
  6. Малинова Р., Малина Я. Прыжок в прошлое: Эксперимент раскрывает тайны древних эпох / Пер. с чеш. — М.: Мысль, 1988. — С. 136, 140—141. — ISBN 5-244-00188-4.
  7. Малинова Р., Малина Я. Прыжок в прошлое: Эксперимент раскрывает тайны древних эпох / Пер. с чеш. — М.: Мысль, 1988. — С. 150. — ISBN 5-244-00188-4.

  • Богаевский Б. Л. Техника первобытно-коммунистического общества — Ч. I // История техники — Т. I // Труды Института истории науки и техники АН СССР. — М. — Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1936. — Сер. IV, вып. 1. — С. 202—205, 243—271.
  • Брей У., Трамп Д. Археологический словарь. — М.: Прогресс, 1990. — 367 c. — С. 211. — Фото 21. — ISBN 5-01-0021-05-6.
  • Брюсов А. Я., Зимина М. П. Каменные сверлёные боевые топоры на территории Европейской части СССР // Свод археологических источников. — М.: Наука, 1966. — Вып. В4—4. — 99 с.
  • Малинова Р., Малина Я. Прыжок в прошлое: Эксперимент раскрывает тайны древних эпох / Пер. с чеш. — М.: Мысль, 1988. — С. 140—143. — ISBN 5-244-00188-4.
  • Моисеев Н. Б., Семёнов М. И. Реконструкция насадки каменных орудий // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки : Журнал. — 2009. — № 1. — С. 184—189. — ISSN 1810-0201.
  • Древнейший шлифованный топор
  • Клиновидный топор (англ.)
  • Желобчатый топор (англ.)

Каков в работе бронзовый топор? Практическая разница с каменными орудиями. Отношение древнего человека к изделиям из бронзы. Символика. Социальное значение. Тяга человека к улучшению жизни, к обновлению того, что нас окружает. Об этом нам расскажет Андрей Цыбрий, археолог, кандидат исторических наук, научный сотрудник Донского археологического общества, соавтор этно-археологического комплекса «Затерянный Мир».

«Сегодня мы рассматриваем топоры раннего бронзового века.

Это реплика, точная копия, отлитая в «Затерянном мире». Это относительно небольшое изделие, внешне напоминающее современный туристический топорик. Как он работал? Можно попробовать перерубить довольно толстую ветку тополя, а полученный материал использовать для строительства хижины.

Конечно, тополь не относится к прочной древесине, но главной целью не ставится показать, что бронзовый топор – это что-то совершенно феноменальное по своим рабочим качествам. Основная задача – показать, что открытия, которые были ключевыми для целых эпох и целых периодов – это не выдумка учёных, а те реалии жизни людей бронзового века, которые позволяли делать им работу более быстро и более эффективно, а, самое главное – каменный топор тоже рубил неплохо.

Но, если он сломался, его нельзя починить, он утрачивается, нужно делать новый. А если сломается бронзовый топор (а они тоже ломались, мы находим целые клады из сломанных бронзовых вещей), это не страшно, он вечен. В глазах первобытного человека это вечный материал, потому что сломанная вещь шла в переплавку и опять превращалась в топор или серп. Если наступали грозные времена, он становился кинжалом или наконечником копья. А если наступали мирные времена, он превращался в украшение для любимой девушки.

Бронзовые серпы

Бронза – металл многоликий, разнообразный и одновременно это солнечный, светлый металл. Светит яркое солнце и на нём блестит бронзовый топор. В природе нет ничего, что было бы на него похоже, кроме солнца. Для древнего человека такой солнечный топор, появляется вследствие магии, какого-то волшебства.

Что такое процесс плавки металла был для первобытного человека? Это магия высшей пробы. Даже сейчас, если бы нам не объясняли в своё время в школе, что плавить металл – это норма, что он расплавляется и течёт, как вода, принимает любую форму, а потом остывает и опять становится прочным, для нас до сих пор это было бы волшебство.

Волшебством это было и для древнего человека. Ему невероятно хотелось обладать не просто рубящим изделием, утилитарным, полезным практически – ему хотелось, чтобы это изделие было принадлежностью солнечного божества, чтобы это изделие было вечным, чтобы это изделие перешло от него к его детям, а потом к его внукам. Это всё металл позволял.

Все эти свойства не только сделали металл полезным, но сделали его престижным. А престижность – это то, что и сейчас в значительной мере определяет наши мотивы, когда мы приобретаем ту или иную вещь. Эти брюки ещё можно носить, но мы приобретаем новые. Блузка женщине идёт и даже нравится, но такое уже «никто не носит» и приобретается что-то новое. Эти моменты, по-человечески и сейчас нам понятные, присутствовали и в бронзовом веке. Археологическим выражением тяги к новому, к модным вещам, являются находки каменных топоров.

В бронзовом веке были ещё каменные топоры, и довольно долго они существовали наряду с бронзовыми, и даже больше было каменных, чем бронзовых. На некоторых каменных топорах мастер любовно вывел литейный шов, который получается, когда отливают в форме топор и образуется рантик, литейный шов.

Вот нет возможности у человека приобрести бронзовый топор, то он, конечно же, будет для него дорог. В донских степях руд никаких нет, а везти – это Урал, Кавказ, Балканы… Конечно же, металл был очень дорог. Древнему человеку хотелось, чтобы его каменный топор хоть чем-то внешне напоминал бронзовый. И вот изобразил он на каменном топоре литейный шов бронзового топора.

Это всё, что и нам сейчас так близко и знакомо. Это то, что не подчиняет нашу жизнь только утилитарным мотивам и проявлениям. То, что делает её интереснее, и то, что делает нашу жизнь более разнообразной. Эта тяга к новизне, к обновлению того, что нас окружает.

В бронзовом веке это была бронза, первый сплав в истории человечества.»

Томагавк: почему индейцы не отказались от боевого топора после приобретения огнестрельного оружия



Пожалуй, о том, что такое томагавк, знает большинство из нас. Боевой топорик с перьями или трубкой в нашем представлении – это не просто грозное оружие индейцев, но и, по сути, обязательный атрибут их образа. Однако далеко не всем известно о его подлинной истории, которая расскажет и о том, какие материалы использовались для его изготовления, как европейцы налаживали производство аутентичного оружия североамериканцев, и даже о том, что томагавк даже не всегда был собственно топором.


Грозное оружие североамериканских индейцев. /Фото: popmech.ru

История боевых топоров коренных жителей Северной Америки берет начало еще с самой первой так называемой «технологической эпохи» — каменного века. Именно тогда, а точнее в период верхнего палеолита, то есть примерно сорок тысяч лет назад и появляются первые орудия труда, которые стали прародителями как индейских томагавком, так и современных нам топоров. Эти изделия представляли собой заостренный камень, которые были присоединены к деревянному топорищу путем привязки или вставки в желоб. В частности, подобные орудия находят и на североамериканском континенте.

Церемониальный монолитный и клиноподобный каменные топоры культуры Миссисипи. /Фото: wikipedia.org

Когда же каменная эпоха была отправлена на периферию истории появлением технологий выплавки металла, то и оружие едва ли не в первую очередь переориентировали под новый, более прочный и долговечный, материал. На территории Европы, Азии, Северной Африки и Ближнего Востока быстро смогли не только приручить более привередливую сталь, но и создать более утонченные виды холодного оружия – ножи, кинжалы и мечи.
И только в Северной Америке технической революции не произошло, во многом из-за ее удаленности от других континентов. Конечно, выплавка и обработка металлов со временем также появилась в арсенале умений древних индейцев, однако в основном эти технологии применялись в отношении более мягких меди и золота, а целью этой работы было изготовление ювелирных украшений и атрибутов для сакральных ритуалов. Само собой, на развитие оружия эта тенденция никак не повлияла – единственными материалами для его изготовления оставались дерево и камень.

В отличие от европейцев, индейцы пользовались оружием из камня и дерева. /Фото: topwar.ru

Именно каменные боевые топоры на деревянной рукоятке увидели первые европейские колонисты, прибывшие в Северную Америку. Так, английский натуралист Марк Кейтсби в своих воспоминаниях запечатлел такую характеристику оружия индейцев: «Это были небольшие по раз­меру каменные топорики. Для их изготовления заготовку шлифовали, затачивали до острого лезвия и прикрепляли к деревянному топори­щу. Их можно было использовать как оружие в бою или как инструмент: для выдалбливания лодок и других хозяйственных задач. Каменные томагавки были спутниками индейцев в повседневном труде и в военном походе. С распространением железных топоров каменные навсегда вышли из упо­требления».

Современная реплика индийского каменного томагавка. /Фото: yaplakal.com

Интересна этимология и самого слова «томагавк». На самом деле, в привычном для нас звучании название оружия коренных жителей Северной Америки обязано своим появлением именно европейцам, а не самим индейцам. Причина крылась в трудностях перевода. Колонисты, которые плохо разбирались в местных языках и говорах попросту неправильно записали индейское слово «тамахак» ( также «тамахакан»), которое было в лексиконе алгонкинской группы языков и означало «орудие для резки».
Привычное же нам «томагавк», согласно распространенному мнению, впервые использовал легендарный колонист капитан Джон Смит в составленном им кратком словаре индейских слов. Им же было указано, что данным термином могут обозначаться не только боевой топор определенного типа, но и другие его виды.

Капитан Джон Смит. /Фото: istockphoto.com

После Джона Смита тенденция к расширению рамок употребления термина «томагавк» по отношению к оружию только усилилось. Этим словом стали называть едва ли не половину всего, чем дрались индейцы. Так, колонист из Британии Уильям Вуд в своей книге «New England’s prospect» (1634) заметил: «Томагавком называли дубинку длиной два с поло­виной фута (75 см), с шаровид­ным навершием». По сути, он имел ввиду индийскую боевую дубину из дерева, которая была крайне популярна. Ею, к примеру, любили «потрясти» в качестве аргумента в споре, а также широко применяли во время охоты.
В какой-то момент «томагавком» стали именовать практически каждую палицу или топорик, какую видели в руках у индейца. Определить реальное значение слова в таких условиях практически невозможно. В результате, спустя некоторое время, «томагавк» стал названием только для боевых топоров, которые использовались коренным населением Северной Америки.

Индейская боевая дубина конца 18 века. /Фото: radikal.ru

Некоторое время после появления первых колонистов индейцы пользовались только собственным каменным оружием. Ситуация стала меняться именно с подачи европейцев: они начали преподносить в качестве подарков собственные топоры, и те пришлись по вкусу местному населению. Для применения в бою они показались индейцам слишком тяжелыми, но вот для хозяйственных нужд крепкие и долговечные металлические орудия оказались довольно пригодными. К тому же, возможность выменять железный топор у европейцев избавляла местных жителей от долгого и трудоемкого занятия по изготовлению каменных аналогов.

Железные томагавки стали пользоваться большим спросом. /Фото: shopity.com

А тем временем, колонистов становилось все больше. В начале 17 века рядом с британцами появляются и другие переселенцы: французы, голландцы, шведы. Постепенно расселяясь по территории североамериканского континента — вглубь Виргинии и Новой Англии, вверх по рекам Гудзон и Делавэр к Гудзонову заливу – увеличиваются и масштабы контактов с местным населением. И, согласно данным из сохранившихся списков подарков для последних, железные топоры разного типа были одними из самых желанных вещей.
Интересно, что с годами огромный спрос на эти орудия не угас, причем цена на европейские товары росла прямопропорционально удаленности от побережья континента. Так, например, сегодня можно встретить сведения о том, как в середине 18 века в районе Монреаля можно было выменять у индейцев за два топора одну бобровую шкурку, а западнее Великих озер за один топор могли получить больше трех шкурок.

Бобровые шкуры были желанным товаром среди европейцев. /Фото: swf.so

Такая популярность на топоры привела к трансформациям как во внешнем виде оружия, так и в технологии его изготовления. Производство претерпело ряд упрощений и стало выглядеть следующим образом: железную полосу сгибалась для образования проушины под топорище, затем концы этой полосы соединялись, после чего ковался клинок топора. Для получения томагавков более высокого качества между концами полосы вставлялась пластинка из стали, которая улучшала эффективность режущей кромки.

Изменился и сам топор: для удовлетворения запросов потенциальных владельцев их стали делать более легкими, чтобы появилась возможность их применения в бою. Кроме того, в процессе трансформации были изготовлены несколько новых видов железных томагавков: трубочные, кельты, эспонтонные, с острием и др.


Вождь племени омаха Большой Лось с трубочным томагавком. /Фото: wikipedia.org

Спросом на топоры среди североамериканского коренного населения умело пользовались целые государства. Так, представитель Британской империи в Северной Америке, Уильям Джонсон отмечал, что в 1765 году Североиндийскому Департаменту для продажи индейцам необходимо было получить десять тысяч топоров. А в общем за два столетия колониальные империи реализовали или подарили сотни тысяч единиц оружия.

Торговля колонистов с индейцами развивалась активно и масштабно. /Фото history-doc.ru

Индейцы очень умело использовали купленные или полученные железные томагавки во время боя. В основном, причиной такой эффективности боевого топора в руках воина-дикаря была их давняя традиция использовать в битвах в качестве ударного оружия дубинки с шарообразным концом. Поэтому еще в 17 веке томагавк больше других видов оружия наводил ужас на всех потенциальных и реальных противников местного населения.
Сегодня мы также располагаем информацией о том, как именно применялся в бою индейский топор. Ученый-этнолог Уэйн Ван Хорн провел исследования скелетов, имевших следы повреждений от томагавка. Отметив, что зона расположения ранений в основном ограничивалась черепом, ключицами, ребрами и предплечьями, он пришел к выводу, что наиболее распространенным приёмом атаки был рубящий удар в область головы. То есть, повреждения на ключицах появлялись, если лезвие проходило вскользь, а на предплечьях — в случаях, когда жертва пыталась защититься рукой.

Томагавк в руках индейца был по-настоящему страшным оружием. /Фото: yaplakal.com

Томагавк имел такую огромную популярность и уважение среди коренного населения Северной Америки, что даже распространение огнестрельного оружия боевой топор оставался у индейцев в приоритете. Все дело в тактике наступления и ведения боя. После выстрела из ружья или мушкета его нужно было перезаряжать, но времени часто для этого просто не было, и грозное до этого оружия становилось громоздкой и неудобной палицей. Поэтому после выстрела индеец зачастую брался за любимый томагавк. Кроме того, последний, в отличие от тех же «огнестрелов», не издавали громыхающих звуков и были идеальным оружием во время внезапных нападений на врага или нейтрализации дежурных и постовых.
Интересный факт: томагавк, как и любой элемент идеализированного образа, обзавелся собственным арсеналом мифов. Одним из самых распространенных, который часто можно увидеть в фильмах про индейцев, является заблуждение, что томагавки использовали как оружие для метания. На самом деле, топор в принципе сложно метнуть, особенно в движущуюся цель. Более того, такое применения томагавка попросту нерационально, ведь индеец в таком случае оставался без оружия.

Даже с появлением ружей и мушкетов индейцы не отказались от любимого оружия. /Фото: proza.ru

История томагавка на просторах североамериканского континента была длинной и полной любопытных деталей. Индейский боевой топор прошел долгий путь и завоевал настолько ошеломляющую популярность, что с угасанием коренных культур континента не ушел в забвение вместе с ними. Колониальные империи взяли на вооружение опыт индейцев и обеспечили часть собственных формирований разведывательных отрядов топорами взамен саблей. Более того, история грозного оружия дикарей Северной Америки продолжается и сегодня — модернизированные по последнему слову техники тактические томагавки являются частью вооружения армии США.

Современный армейский тактический томагавк. /Фото: army-news.ru

Хочешь узнать больше о топорах воинов разных стран? Тогда читай: 5 впечатляющих боевых топоров, которыми наносились сокрушительные удары

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Древний топор.

Другие ответы на вопросы

  • Древний народ Южной Америки, считавший что регулярные человеческие жертвоприношения лучше жертв в виде животных или тканей? 6 букв
  • Название арфы, которую изготовляли племена Африки из тыквы. 5 букв
  • Он не носит “Prada”. Он одевается исключительно в полосатое. О ком идет речь? 6 букв
  • На гербе, какого города изображена охапка колосьев с серпом? 9 букв
  • Один из послов подарил египетскому фараону приспособление, которое представляло собой свечу с прикрепленным к ней шариком, а под свечой помещалась металлическая чаша. Во что превратилось это приспособление в наши дни? 9 букв
  • Каким греческим словом называют точку лунной орбиты, наиболее удаленную от Земли? 6 букв
  • В метро этого города для того, чтобы играть в переходах, нужно еще получить специальную лицензию. 7 букв
  • Что проводит звук в десять раз быстрее воздуха 6 букв
  • Фамилия русского путешественника, который в 15 веке совершил поход в Индию и описал живущих, там обезьян. 7 букв
  • Как бы мы сегодня назвали непременный атрибут прогулок русских цариц 16-17 веков, который в те времена называли солнечник. 6 букв