Шлем Александра Невского

Содержание

Шапки ерихонские русских царей

Шапки ерихонские русских царей — шесть парадных шлемов-шишаков типа ерихонка, хранящиеся в Оружейной палате Московского Кремля.

Эти шлемы использовались «при московском дворе во время торжественных военных смотров в качестве царского наголовья». Они примечательны тем, что переделаны из восточного доспеха и украшены арабскими кораническими надписями.

Характеристика

«В описях оружия русских царей и аристократов XVII века особо выделяются боевые изголовья, называвшиеся „шапками ерихонскими“ или „ерихонками“. Купола этих шлемов различны по форме (известны полусферические, конические и сфероконические), однако и каждом из этих случаев к куполу крепились науши, назатыльник и козырек с наносной стрелкой. Еще одним важным отличием ерихонок от других наголовий является их декор, явно парадный по своему характеру».

Список

  • №1. Михаила Фёдоровича

  • №2. Алексея Михайловича

  • №3. Кучумовская

  • №4. Мстиславского

  • №5. Львова

  • 6. Прончищева

Наиболее полное описание оставил Ф. Г. Солнцев в своей книге «Древности Российского государства», создав, однако, некоторую путаницу в именовании шапок.

Царя Михаила Фёдоровича

Основная статья: Шапка ерихонская Михаила Фёдоровича

«Большая ерихонка», шлем Александра Невского. Судя по документам, сделана в 1621 году мастером Никитой Давыдовым.

«Среди царских ерихонских шапок шлем работы Давыдова занимал особое место. В Росписи Походной казны 1654 года он назван „большой ерихонкой“, а в Переписной книге Оружейной казны 1687 года был оценен в огромную сумму — 1175 рублей (это чуть меньше, чем общая цена пяти следующих за ним ерихонских шапок)».

Помещена на герб Российской империи.

Арабская надпись на шлеме гласит:

Обрадуй правоверных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы (13-й аят 61-й суры Корана)

Царя Алексея Михайловича

Шлем-«шапка ерихонская» царя Алексея Михайловича — Турция, XVII в. Серебро, сталь булатная, ткань шелковая. Резьба, ковка, чеканка, насечка золотом, золочение.

Арабская надпись на шлеме гласит:

Аллах — нет божества, кроме Него, вечно живого, вечно сущего. Не властны над Ним ни дремота, ни сон…

У Солнцева описание отсутствует.

Кучумовская

Кучумовская шапка-ерихонка

Этой ерихонской шапкой, как видно из переписной книги 1687 г., ударил челом царю Алексею Михайловичу боярин и дворецкий Борис Петрович Шереметев. По той же переписной книге она называется Кучумовской и, судя по этому сказанию, если принадлежала не собственно Сибирскому владетелю (салтану) Кучуму, то, может быть, племяннику, а по «Строгановской летописи», сыну его Маметкулу, взятому в 1582 г. в плен и служившему впоследствии в русских ополчениях. Эта ерихонская шапка (в описи Оружейной палаты — № 3) красного булата, насечена по венцу и по тулье в узор золотыми травами; внизу по венцу опушка из чеканенного золота, в которой вставлены смазни, или стекла с подкладкой. Верх шапки украшен золотой с небольшим яблоком трубкой, покрытой разноцветной финифтью. Нос и наушни булатные с насечкой; тыл булатный же, состоящий из одной пластинки без насечки; на шапке в венце против наушней находятся в золотых гнездах два небольших лала. В опушке красных смазней шесть, и один синий, да пустых мест десять. В слухах в каждом по одному лалу; на тех же наушнях по краю искр бирюзовых и лаловых по десяти; пустых мест шесть; на носу вверху одно бурмицкое зерно. Вся шапка подбита красным атласом на хлопчатой бумаге.

В переписной книге царской Оружейной казны 1687 г.:

«Шапка Ерихонская булат красной, по булату венец и ушки наведены травы по нарезке золотой, у каймы под венцом опушка золотая чеканная, в опушке в венце восемь камешков червчатых, да восемь лазоревых смазней, да в венце над ушьми по лалику; уши прорезные, на ушках на прорезке по лалу; опушка около ушей серебреная, в опушке в обоих ушах по шти бирюзок да по шти искорок яхонтовых и лаликовых; в ушах же по колечку привязному золотому; у затылка кайма, около наведены сусальным золотом; у затылка ж три чепи серебреные золоченые; в затылках же по краям семь гвоздей серебреных золоченых окрепочных, чем окреплена подкладка; на носу наведены травы чеадайские по нарезке золотом, наверху зерно бурмицкое; подвершье травы мелкие чеадайские наведены золотом по нарезке; городок золотой наведен финифты розными на фряское дело; подкладка отлас червчат; завязки у тое шапки отлас желтой; на затылке бывало золочено сусальным золотом; в золотом венце шесть мест порозших выпалых камышков; в прежних переписных книгах под тою статьею написано по сказке мастеров: „бывала та шапка Кучумовская, ударил челом Государю Борис Петрович Шереметев“.

А по нынешней переписи рч`є года (1687) и по осмотру, та шапка против прежних переписных книг сошлась, завязок нет, цена двести двадцать рублев; а в прежней описной книге написана вторая».

Князя Ф. И. Мстиславского

Шапка Ерихонская (шлем) князя Федора Ивановича Мстиславского — Турция, XVI в. Булатная сталь, серебро, рубины, бирюза, ткань; ковка, чеканка, насечка золотом, резьба. «Колпак шапки сравнительно невысокий, граненый. Насечка золотом с особенным вкусом исполнена на козырьке и назатыльнике: в „ковровый“, золотой по темному булатному фону, растительный орнамент введены фигурные клейма с „обратным“ колористическим решением — это темный орнамент по золотому фону. Ерихонская шапка значится в „Росписи, что взято в Государеву казну после смерти князя Ивана Федоровича Мстиславского 130 (1622) году апреля в 3-й день“. В оружейной казне российских государей она имела очень высокий статус. В Переписной книге 1686/87 г. была оценена в 330 рублей и среди всех ерихонских шапок помещена на третьей позиции, причем тут же отмечено, что в „прежней описной книге“ она была „написана первою“. В 1654—1656 гг. ерихонка сопровождала царя Алексея Михайловича в Смоленском и Рижском походах».

Примечание. Прежние ярлыки, бывшие на ерихонских шапках князя Ф. И. Мстиславского, боярина Прончищева и Алексея Михайловича Львова, вероятно, были перемешаны, а потому и на рисунках подписи, по поверке с описными книгами 1687-го и 1701 г., оказались ошибочны: ерихонская шапка вывоза Прончищева названа шапкой князя Ф. И. Мстиславского, а шапка Мстиславского шлемом царя Алексея Михайловича.

Изображенная на рисунках № 10, 11 ерихонская шапка, по описи Оружейной палаты 1835 г., означена под № 6; она из красного булата, от венца до вершины отерта продольными плоскими гранями, поперек которых сделаны три узких пояска в виде обручиков: один вверху венца, другой посредине тульца, третий разделяет на две части тулью между граненой, украшающей верх шишечкой и средним ободком. Верхушка и края венца, также местами щиток, наушни и затылок, состоящий из одной пластины, наведены золотом. На верхушке носа и посредине венца золотая подпись, состоящая из арабских букв. На тулье и щитке гвоздей серебряных с рубчатыми головками десять, да малых горошчатых сорок два. По наушням и затылку гвоздей с дорожчатыми головками десять, горошчатых золоченых и не золоченых — двести сорок два. Затылок состоит из одной выгнутой пластины, прикрепленной тремя серебряными цепочками. Вся шапка подбита красным, стеганным на хлопчатой бумаге атласом. При ней для подвязки четыре лопасти атласных же, из них две красные и две желтые.

По переписным книгам 1687-го и 1701 г., описание её следующее:

«Шапка Ерихонская булат красной, отерта на грани, венец по нарезке наведен золотом, меж наводки слова Арабские, и поверх венца мишенцы да четыре мишени больших; подвершье и яблочко, уши и полка, и затылок наведены золотом, промеж навод слова Арабские, да на ушах сто сорок гвоздей горощетых, да в полке и в венце, и в ушах в закрепке двадцать гвоздей репчатых, да на венце и на полке и на затылке и на ушах дорога серебряная золочена, а в ней в закрепке тридцать гвоздиков маленьких горощетых; опушка у дороги и около венца и полки, и затылка, и ушей сканная, у затылка три чепи серебреные золочены, нос прорезной наведен золотом травы, подложены отлас червчат, да по две завязки отлас червчат жолт. А в прежних переписных книгах под тою статьею написано по сказке мастеров: та шапка Афанасьевскаго вывозу Прончищева.

А по нынешней переписи рч`є года и по осмотру, та шапка против прежних переписных книг сошлась; цена той шапке триста пятьдесят рублев;

а в прежней описной книге написана четвертая».

Князя А. М. Львова

Шапка-ерихонка Алексея Михайловича Львова — единственный шлем, фото которого на сайте Музеев Кремля не нашлось.

Булатный шлем, хранящийся в Оружейной палате под № 5, по описи 1687 г., составленной по «прежним переписным книгам», означен «Князя Алексея Михайловича Львова», окольничего при царе Михаиле Федоровиче. Подвершье, венец, щиток, нос, бармица и наушки насечены золотом в узор с арабскими речениями из Корана, сходными с изображенными на шлеме благоверного великого князя Александра Невского.

В описи 1687 г., листы 462—463, он означен четвертым и описан следующим образом:

«Шапка Ерихонская з долами, булат красной, венец и в венце в наводе слова Арабские, по верху венца кайма и под верхним венцом кайма ж и над каймою подвершье наведено золотом, да наверху яблоко золочено гладью; дорога на затылке и на ушках и на полке круглая гладкая золотая; на ушках сто шестьдесят гвоздей горощетых да десять репейчатых серебреных золоченых; на венце и на полке в закрепке десять гвоздей репейчатых; уши и затылок и полка наведены золотом, промеж наводу слова Арабские; у затылка три чепи серебреные с пробойцы золочены; нос прорезной наведен золотом травы; подложено отласом червчатым да по две завязки отлас желт да червчат. В прежних переписных книгах под тою статьею написано, по сказке мастеров: та шапка Князя Алексеевская Михайловича Львова.

А по нынешней переписи рч`є года (1687) и по осмотру, та шапка против прежних переписных книг сошлась; цена той шапке триста рублей; а в прежней описной книге написана третья».

Боярина А. О. Прончищева

Шлем-шапка «ерихонская» — Турция, 30-е гг. XVII в. Сталь булатная, серебро, шелковая ткань, ковка, чеканка, резьба. Принадлежал царю Михаилу Федоровичу. Привезен из Константинополя послом Афанасием Осиповичем Прончищевым.

«Парадный шлем — „шапка ерихонская“ — выкован из булатной стали. Назатыльник прикреплен к тулье тремя серебряными цепочками. На козырьке укреплена носовая стрелка с прорезной надписью. Почти всю поверхность шлема покрывает „кружево“ насечённого золотом стилизованного орнамента и надписей — изречений из Корана».

«Шлем был привезен в Россию в 1633 году Афанасием Прончищевым, побывавшим во главе русского посольства в Стамбуле. Посольство принимали с большими почестями, однако на обратном пути корабль попал в бурю, а жители Кафы (Феодосии) чуть не убили послов. Несмотря ни на что, Прончищеву удалось сберечь и доставить государю ценности, среди которых был и парадный шлем».

При описании шапки вывоза боярина Афанасия Прончищева (рис. № 10, 11) мы объяснили причину ошибочной подписи, сделанной на рисунках ерихонских шапок Алексея Михайловича Львова, Прончищева и Мстиславского. Шлем, изображенный на рисунках № 16 и 17, подписанный: «царя Алексея Михайловича», принадлежал, как оказалось теперь, по рассмотрении старинных описей 1687-го и 1701 г., боярину князю Федору Ивановичу Мстиславскому.

В описной книге государевой Оружейной казны 1687 г. он означен в числе ерихонских шапок третьим:

«Шапка Ерихонская булат красной, наведена по нарезке золотом, нос и уши прорезные; венец и кайма поверх венца, и затылок, и полка наведены золотом же, в ушах в закрепке девяносто шесть гнезд серебреных горощетых, да в венце и в полке и в ушах двадцать гвоздей серебреных золоченых, репчатых; верх и яблочка и плащи чеканные золотые с каменем, каменье бирюз и винисок пятьдесят восемь; около шапки и полки и затылка и ушей дорога серебреная позолочена; по верхним плащам кайма наведена по нарезке золотом; на носу в гнездех камень яхонт лазорев с дырою; на носу ж на спне в закрепке два зерна бурмицких, подложены отласом червчатым; на ушах по две завязки отласных по червчатой, да по жолтой; у затылка три цепочки серебряных золочены; а в прежних переписных книгах под тою статьею написано по сказке мастеров: та шапка бывала Князя Федора Ивановича Мстиславскаго.

А по нынешней переписи рч`є года и по осмотру, та шапка против прежних переписных книг сошлась; чехол суконной красной; по осмотру, на затылке у чепочки гвоздика нет. Цена той шапке триста тридцать рублев, а в прежней описной книге написана первою».

> См. также

  • Шапки Русского царства
  • Короны Российской империи

Примечания

  1. 1 2 3 На сайте Музеев Московского Кремля
  2. 1 2 Цари и Восток
  3. Русские доспехи и оружие
  4. Романовы. Начало династии
  5. Царь Алексей Михайлович и патриарх Никон. Премудрая двоица
  6. 1 2 3 4 Ф. Солнцев. Древности Российского государства
  7. Искусство блистательной Порты
  8. 1 2 Турецкое вооружение 16-17 вв.

Ссылки

  • Фотогалерея
  • Оружие средневековой Руси в памятниках александровского классицизма
  • Арабские надписи на русском оружии

Два шлема Александра Невского

Шлем князя Ярослава Всеволодовича. Именно его вариацию использовали С. Эйзенштейн в фильме «Ледовое побоище» и художник П. Корин на своей знаменитой картине.

Хотите эксперимент?

Выгляньте на улицу и спросите у прохожих, как выглядит шлем Александра Невского.

Большинство скажет: «ну такой, богатырский, с бляхой на лбу».

И попадет впросак.

Потому что вообще-то шлем Александра Невского не найден. До сих пор.

А вот Сергею Эйзенштейну, режиссеру старого фильма «Ледовое побоище», можно заочно присвоить академика по пропаганде. Потому что именно с его подачи шлем с налобной иконой стал визитной карточкой Александра Невского .

Впрочем, есть еще один шлем.
В XIX веке его не только объявили доспехом благоверного князя, но и поместили на государственный герб Российской империи!

Но – о каждом по порядку.

1. Шлем Ярослава: клад в орешнике

Тот самый «шлем с бляхой на лбу» принадлежал отцу Александра Невского, князю Ярославу Всеволодовичу — так гласит официальная версия.

Шлем нашла осенью 1808 года крестьянка Ларионова. Было это во Владимирской области, близ села Лыково. Она собирала в кустарнике орехи, и «усмотрела в кочке что-то светящееся».

Этим чем-то оказался позолоченый шлем. Подойдя ближе она увидела под ним аккуратно свернутую кольчугу. Поскольку на шлеме было изображение архангела Михаила, женщина понесла его настоятелю местной церкви. Находка получила огласку и дошла до царя. Александр I отписал ее президенту Академии художеств А.Н. Оленину.

Президент Академии художеств А.Н. Оленин. Он первым изучил шлем, который официально называется сейчас «шлем из Лыково»

Тот, в свою очередь, предположил, что доспехи были оставлены Ярославом Всеволодовичем 22 апреля 1216 года в ходе Липицкой битвы.

Причин так думать у него было, по меньшей мере, три.

1. Шлем дорогой, и по уровню отделки вполне себе княжеский.

2. В местах, где он был найден, случилась знаменитая Липицкая битва, окончившаяся поражением Ярослава Всеволодовича. Значит, есть несколько князей (один из которых Ярослав), которые были там лично вместе со своими доспехами.

3. Налобная пластина шлема украшена образом Архангела Михаила, который в христианской традиции именуется «Архистратигом», иначе говоря, полководцем.
По периметру иконы проходит надпись: «Вьликъи архистратиже ги Михаиле помози рабу своему Феодору». То есть, «великий Архистратиг Господень Михаил, помоги рабу своему Федору». А мы знаем, что именно Ярослав получил при крещении христианское имя Федор.

Таким образом, сложив факты вместе, Оленин сделал вывод: шлем принадлежал князю Ярославу Всеволодовичу, отцу Александра Невского.

Правда, автора этих строк смущает аккуратность, с которой доспехи были сложены в местах, позже поросших орешником. Считается, что они были брошены во время битвы, когда князь понял, что пора уносить ноги.

Но разве в такой момент до аккуратного складывания — кольчуга снизу, шлем сверху? Не до того — враги настигают. Да и снять кольчугу сложнее, чем панцирь, который застегивается ремешками на боках. На скаку это сложнее, чем пешему, а ведь сперва еще надо шлем снять.
Однако другой официальной версии пока нет, будем ждать ее появления.

Кстати, у Эйзенштейна есть интересный «киноляп».


Заметил я его совершенно случайно. Представьте: сижу перед телевизором, смотрю фильм. В кадре – князь, который скачет вперед на верном коне. На голове у него шлем (см. кадр слева).

Вдруг сменяется ракурс, и Александр продолжает скакать, но уже в другом шлеме (см. кадр справа).
Прямо как в компьютерной игре, где у героя из подмышки возникает целый арсенал)))!

Кажется странным, что княжеские шлема в реквизите фильма сильно отличались. Я не знаю, что у них там стряслось, но все, как говорится, вышло по Фрейду.))

Если внимательно посмотреть на шлем князя Ярослава, становится видно, что наносник, берегущий лицо от вражеского удара, приделан поверх налобной иконы. И закрывает собой ее нижнюю часть.

Скорее всего, его когда-то сняли, чтобы снабдить шлем образом Архангела Михаила, а затем вернули обратно.

Этот «нос» породил в XIX веке прорисовку, на которой был частью полумаски. Считалось, что она сгнила в земле, а изначально предохраняла собой скулы.

Однако, найденный в Киеве шлем (справа) доказал, что такой наносник мог быть и отдельным, вполне самостоятельным защитным элементом. Причем, как показывает практика, более ценным в полевых условиях, чем полумаска.

Итак, Ярослав Всеволодович был последним, но скорее всего не первым владельцем этого шлема. Мы можем лишь догадываться, какие князья носили этот шлем до него. И в каких битвах он побывал.

2. Шлем Михаила: крест на имени Аллаха

Второй шлем, который приписывают Александру Невскому, тоже хранится в Оружейной палате, и является одним из самых ее знаменитых экспонатов.

Изображение с сайта http://www.arco-iris.com/George/nev_helm.htm

Его официальное название – «Ерихонская шапка царя Михаила Федоровича». Того самого царя Михаила, который стал основателем династии Романовых.

Вы конечно спросите: «А при чем здесь Александр Невский, живший не в 17-м, а в 13-м веке?» А вот причем.

В XIX веке появилась легенда о том, что шлем царя Михаила был переделан из бывшего шлема князя Александра Ярославича.

Откуда растут ноги этой легенды не совсем ясно. Возможно, то был политический ход. Цель? Например, напомнить всем, что династия Романовых стала преемником Александра Невского и всей династии Рюриковичей. Так сказать, прорастить публично исторические корни.

Правда это или нет, но в 1857 году был утвержден Большой герб Российской империи. И на почетном месте, аккурат над гербовым щитом, был помещен «шлем князя Александра».

Большой герб Российской империи образца 1857 года

Тем не менее, специалисты сомневались в том, что этот шлем был изготовлен на Руси 13-го века. И после Великой Отечественной войны, с помощью высоких технологий того времени, удалось доказать: шлем, действительно, относится к началу ХVII века. А значит, все, что связывает его с именем Александра Невского – легенда.

Но легенд было несколько.
О том, как они столкнулись с суровой реальностью, кандидат исторических наук С. Ахмедов рассказал в своей статье «Шлем работы Никиты Давыдова». Вкратце перескажу суть его расследования.

Ерихонская шапка, пишет он, в русской средневековой литературе означала головной убор, связанный с Ближним Востоком, Палестиной. Помните Иерихонские трубы в Библии?

Сам шлем интересен тем, что являет собой чистейший образец восточной доспешной традиции, однако наряду с арабской надписью, на нем содержатся и православные символы.

Мог ли русский мастер Никита Давыдов изготовить этот шлем сам, с оглядкой на восточных мастеров и мешая ислам с христианством? Сомнительно.

Во-первых, с какой стати православному человеку делать на шлеме другого православного человека арабскую надпись «Обрадуй правоверных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы», да еще вязью, на языке оригинала?

Во-вторых, 18 декабря 1621 года в приходно-расходной книге была сделана запись следующего содержания: «Государева жалованья Оружейного приказу самопальному мастеру Никите Давыдову поларшина (далее следует перечисление тканей, которые надо выдать мастеру), а пожаловал его государь за то, что он и венцы, и мишени, и науши наводил золотом».

Расшифровывается она примерно так: «Выдать мастеру по огнестрельному оружию (т.е., самопальному мастеру) Никите Давыдову то-то и то-то за то, что он навел золотом верх шлема, его украшения (гроверовку?) и защиту ушей».

Украшения шлема царя Михаила

Получается, что перед нами не шлем работы Никиты Давыдова, но шлем, дополнительно им украшенный. Однако, не стоит думать, что мастер выполнял досужую государеву прихоть.

Скорее всего в его работе была политическая необходимость. То, что я расскажу дальше – всего лишь моя версия событий. Возможно, я ошибаюсь.
А возможно, дело было именно так…

Этот шлем – подарок или трофей, попавший к царю с Востока. Скорее всего – подарок, ибо острой необходимости украшать и без того дорогой шлем не было. А вот если это был подарок – дело другое.

Представьте, что вы – царь Михаил.
И некий могучий властитель с Востока дарит вам шлем. Возможно, даже, собственный. Предполагается, что вы наденете его на голову публично.

А вам нельзя – ибо вы царь Православной страны, а на шлеме цитаты из Корана.

Что делать? Восток – дело тонкое. Обидеть дарителя отказом от подарка нельзя. Обида — это повод к вражде и войне. Надеть – тоже нельзя, православный народ не поймет, бунт поднимет.

Тут-то и пригодился Никита Данилов. Его стараниями, на носовой стрелке шлема появилось миниатюрное изображение архангела Михаила, выполненное цветными эмалями.

Кроме того, Давыдов, с помощью золотой насечки, покрыл купол коронами, и изготовил золотой крест, укрепленный на навершии шлема. Крест этот не сохранился, но насколько ясно из Росписи Походной казны 1654 года, он был аналогичен крестам на золотых царских венцах Романовых.

Это, кстати, не единственный случай, когда предметы с Востока обретали на Руси новое значение.
Несмотря на все легенды о подарке из Византии, шапка Мономаха оказалась золотой среднеазиатсой тюбетейкой 14-го века. Попав на Русь, она была обшита соболиным мехом на манер местных шапок и увенчана православным крестом.

…………………………………………………..

Что ж, будем надеяться, что когда-нибудь нам все-таки станет известен настоящий шлем Александра Невского. Возможно даже не один. Как пел Владимир Семенович «Вы поиски, недры, глубины, не сбрасывайте со счетов».

Литература:

А. Н. Кирпичников «Древнерусское оружие»

А.Н. Кирпичников «Раннесредневековые золоченые шлемы»

С. Ахмедов «Шлем работы Никиты Давыдова, или Как русские писали арабскими буквами».

Официальный сайт Московского Кремля. Раздел «Арсенал русских царей»

Что доказывают русские шлемы с арабскими надписями?

Вокруг море бранное доспехов волнуется,
и конница среди них крутому под стать холму.
Заполнит все впадины, и местность сравняется,
и горы нанижутся, как бусины на тесьму.
А лица у воинов мечами исписаны,
копьем точки ставлены. Их грамоту я пойму.
Он львиные лапы приподнял над кольчугою,
и войско внимает его взору змеиному.
Арабской породы и знамена, и лошади,
и бронь, и отрава стрел, несущих врагам чуму.
Арабский поэт Абу Нувас и ал-Мутанабби, 915—965
Образцы материальной культуры минувших веков. Не так давно на «ВО» была опубликована статья, в которой шла речь о… не важно, о чем, важно, что там было написано, что арабские надписи на «шлеме Александра Невского» что-то доказывают. А они ничего не доказывают, поскольку шлема Александра Невского как такового не существует. А то, что не существует, ничего доказывать не может! Но шлемы с арабскими надписями у нас в музеях есть? Ну, скажем в той же Оружейной палате Кремля? Есть! И что же они доказывают? А вот об этом мы вам сейчас и расскажем.

Александр Невский в шлеме с наносником и налобной пластиной ставит перед воинами боевую задачу…

Не самый древний, но самый известный

Начнем с того, что особо древних шлемов, сделанных из железа, сохранилось до обидного мало. И понятно почему. Стоило перестать за таким шлемом ухаживать, как его съедала ржавчина.

Князю – князево, простому «воину» – «воиново»!
Вот и шлем князя Ярослава Всеволодовича — как раз один из таких редчайших артефактов. Это древнерусский шлем, который принято датировать второй половиной XII или же первой половиной XIII века. Сегодня он экспонируется в Оружейной палате Московском Кремля, и по праву считается одним из выдающихся памятников отечественного оружейного дела. Настолько он функционален и по-настоящему красив.

Турецкий шлем начала XVII в. из Метрополитен-музея в Нью-Йорке. Обратите внимание, что он очень похож на древнерусские шлемы или русские шлемы похожи на этот шлем. Курица и яйцо – прямо-таки классика жанра и настоящая находка для фолкхиториков. Для нас же важно, что затем к шлемам подобного типа добавили еще и козырек, и «стрелку-наносник», чтобы можно было поднимать и опускать, «наушники», назатыльник, и получилась таким образом… «шапка ерихонская» или же «восточный бургиньот» (бургонет), как такие шлемы назвали на Западе
Известный российский ученый А.Н. Кирпичников, создавший типологию древнерусского оружия и шлемов в том числе, относил его к типу IV. И он же подчеркивал, что именно этот шлем стал одним из первых артефактов, с которых и началось изучение русских древностей.

Шлем Ярослава Всеволодовича
История его находки давно уже сама по себе превратилась в своего рода легенду российской археологии. Мол, некая жительница села Лыкова А. Ларионова, что стояло вблизи города Юрьева-Подольского, пошла осенью 1808 года в лес «щипать орехи». Пошла, да и усмотрела вблизи орехового куста в кочке шлем, а под ним еще и кольчугу. И принесла крестьянка свою находку деревенскому старосте, потому, как был на шлеме святой образ, а тот передал его архиерею. И дошел шлем в итоге до самого Александра I, и отдал он его изучать в Академию Художеств. Изучали шлем долго и решили, что это шлем отца Александра Невского, что сделан он, скорее всего, из нескольких металлических пластин (так ли это точно выяснить уже нельзя), а также, что он неоднократно подвергался переделкам.
Шлем украшала налобная пластина с образом Архангела Михаила и там же была надпись кириллицей: «Вьликъи архистратиже ги Михаиле помози рабу свуему Феодору». А.Н. Кирпичников считал, что этот шлем могли переделывать по меньшей мере три раза, и что и до того, как он попал в руки князя Ярослава, у него были другие хозяева. По мнению историка К.А. Жукова, у шлема не было вырезов для глаз, и он так и был сразу изготовлен с полумаской. Н.В. Чеботарев – автор интересной статьи «Шлем князя Ярослава Всеволодовича» указывает, что налобная икона закрывает часть надписи, а этого быть, по идее, не могло, если все детали шлема делались последовательно.

Шлемы из кино

В детстве юный Александр несомненно баловался отцовской «военной справой» и его шлем на себя примерял. Этот или какой-то другой, опять же не суть важно. Важно, насколько «шлем Ярослава Всеволодовича» был типичен для своего времени. Сказать, что именно все такие шлемы у наших воинов и были… нельзя из-за скудости материальной базы. Однако в этом нет и ничего невозможного. Просто у рядовых воинов они были попроще: князю на шлем серебряный образ архангела Михаила, а рядовому воину, скорее всего, было довольно и самого шлема.

Этот шлем никакого отношения к теме вроде бы не имеет, но «картинка» показательна в плане того, что… «кино есть кино». Бедный рыцарь 1242 года отправился на войну в шлеме а-ля жабья голова 1480-го… Устроен он так был, чтобы турнирное копье при ударе не попало в смотровую щель. Но это на турнире. В бою ему достаточно было распрямиться, и он бы ничего не увидел. Просто самоубийца какой-то. Ну, а Эйзенштейн… тот явно решил над немцами немного посмеяться!
Кстати, именно с опорой на этот шлем были сделаны и два (кстати, а почему два и почему он носит их одновременно?) шлема для съемок легендарного кинофильма «Александр Невский». Особенно эффектно и грозно смотрится шлем, в котором он собственно и воюет на поле боя – с полумаской и прямым острым носом. А потом начали печатать наборы открыток, на которых князь Александр был изображен в «киношном шлеме». И поскольку печатались они тысячными тиражами, неудивительно, что долгое время у нас все думали, что «киношный шлем» делался по образцу действительно существовавшего, хотя это было на самом деле совсем не так.

В бой князь у Эйзенштейна идет уже в этом шлеме, хотя и прежний у него был очень даже историчен! Этот, кстати, менее… Находки именно таких лицевых масок неизвестны

Шлемы Ивана Грозного и его сына

Шло время, военные моды менялись, доспехи совершенствовались и шлемы наконец-то научились ковать из одного листа. В том, что это так, нас убеждают опять-таки экспонаты Оружейной палаты и Стокгольмской оружейной палаты, в которой хранится шлем царя… Ивана Грозного! Впервые шлем Ивана Грозного упоминается в записях Королевского арсенала в Стокгольме в 1663 году, но как он туда попал, каким судьбами – неизвестно.
Шлем Ивана Грозного (Королевский арсенал, Стокгольм)
Типологически это «шелом», то есть высокий конический шлем с длинным шпилем. В описании шлема в Королевском арсенале написано: высота – 380 мм, ширина наибольшая 190 мм, вес шлема 1180 г. Также в описании сообщается, что он изготовлен около 1533 года, а попал в Стокгольм из Варшавы в 1655 году. Данный шлем очень похож на экспонат из Метрополитен-музея в Нью-Йорке.

Шлем из музея Метрополитен
А вот, что написано про шлем на предыдущей фотографии в сопроводительной записи в Метрополитен-музее: «Этот чрезвычайно высокий конический шлем заслуживает внимания как пример того, какие шлемы носили в Иране и России в конце XV и начале XVI веков. Подобные шлемы, изображенные на миниатюрах, часто украшает маленький вымпел, прикрепленный к шпилю. Культура: южная русская или иранская. Материал: сталь, железо, медный сплав, кожа. Размеры: высота 46,7 см; вес 1560 г.
Интересно, что на шлеме Ивана Грозного есть надписи на арабским, но также имеется и русская надпись следующего содержания: «Шелом князя Ивана Васильевича, великого князя, сына Василия Ивановича, господина всея Руси, самодержца». Но царем князь Иван Васильевич стал в январе 1547 года, когда ему было 16 лет. Значит и шлем, и эта надпись были сделаны до этого, то есть для совсем еще юного великого князя Ивана Васильевича! И годился ли он на голову повзрослевшего царя, а если не годился, то кому он его подарил, и кто его носил впоследствии? Явно, что работа восточная, но… переделанная русским мастером на потребу юного государя.
Надпись на шлеме из Стокгольма
Шлем, принадлежавший царевичу Ивану Ивановичу, сыну Ивана Грозного, похож на шлем его отца, это тот же шелом, но украшен он не так богато. Зато на нем есть и русскоязычная надпись, в которой написано, что сделан он повелением князя и царя Иоанна Васильевича для его сына Иоанна Иоанновича в лето 7065 (1557) июня в 8 день.

Шлем-шишак (Бургонет), ок. 1560-1570 гг., изготовленный в Германии в период борьбы с Османской империей. Вероятно, предназначался для экспорта в Венгрию. Материал: сталь, позолота, медь, кожа. Высота: 27,9 см; вес 1508,2 г (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)
А вот наконец и шлем Александра Невского из Оружейной палаты Московского Кремля. Рисунок из книги «Древности Российского государства, изданные по Высочайшему повелению» (1853 г.). В то время подобные качественные рисунки были обычным явлением в книгах о культурных ценностях Российской империи! Тогда не было требований обязательно предоставлять фотографии «паблик домайн». На рисунке показан вид шлема спереди и сзади
И также очень похожий на наш, шлем из Стокгольма, Королевского арсенала. В описании сказано, что он турецкой работы, изготовлен в 1475-1525 гг. в Стамбульском арсенале (клеймо). Материалы и технологии: сталь, травление, резьба, золочение. Высота 230 мм, диаметр около 210 мм
Наконец мы добрались до пресловутого шлема Александра Невского, который на самом деле является шлемом царя Михаила Федоровича. Сначала, мол, он был Александра Невского, а потом его переделали для первого царя-батюшки из рода Романовых. Так утверждалось довольно долго. Но очевидно же, что шлем сделали в XVII веке. И на нем есть арабская надпись, которая переводится примерно, как: «Обрадуй же правоверных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы». Но там же присутствует и изображение архангела Михаила. Что говорит только лишь о том, что шлем этот – восточной, скорее всего турецкой работы, и был подарен Михаилу Федоровичу, который затем приказал добавить в него христианской символики. В документах Оружейного приказа имеется упоминание об оружейнике Никите Давыдове, который золотил как раз в это время некий шлем и получил за это оплату натурой.

Шлем-шишак турецкой работы из Стамбула. Ок. 1500-1525 гг. Это один из немногих шлемов этого периода, у которого сохранились все его детали: наносник, науши, назатыльник. Латунная отделка типична для шлемов мамлюков и османов около 1500 Материалы и технологии: сталь, железо, золото, латунь, позолота, гравировка, резьба по металлу. Высота 39,4 см; диаметр 21,3 см; вес 1797,4 г (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Еще один шлем мамлюков: ок. 1515-1520 гг. Египетский или сирийский. Гравированные украшения, которые включают в себя тексты Корана, относятся к последним годам правления мамлюков, то есть до того, как османы завоевали Египет в 1517 году. Считается, что шлем был доработан в Судане во время восстания Махди в 1880-х и 1890-х годах. Материалы и технологии: сталь, железо, медь, золото, гравировка, позолота. Высота 62,2 см (вместе с бармицей); диаметр 20,3 см; вес 1468,5 г (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Арабская надпись на этом шлеме
И доказывает все это только то, что как раз в начале XVI века, равно как и в XVII веке, успехи турецкого оружия и мастерство турецких оружейников сделало его очень популярным в Европе, причем Россия не была исключением. Шлемы, юшманы и бахтерцы, шлемы и сабли, а также щиты и огнестрельное оружие, седла и упряжь турецкого производства добывали как трофеи и покупали в периоды замирения.
Продолжение следует…

lsvsx

Сколько весил меч Александра Невского? Сохранилось ли оружие в топях Невы? Ответы на эти вопросы пропитаны мистикой и подкреплены летописными сводами того времени.
Александр Невский – одна из наиболее величественных фигур в истории Древней Руси, талантливый полководец, строгий правитель и бравый воин, получивший свой прозвище в легендарной битве со Швецией 1240 года на реке Неве.
Оружие и защитная амуниция Великого Князя стали славянскими реликвиями, почти обожествлёнными в летописях и житиях.
Сколько весил меч Александра Невского? Есть мнение что пять пудов
Меч – главное орудие воина 13 века. А орудовать 82-килограммовым (1 пуд — чуть больше 16 кг) холодным оружием, мягко говоря, проблематично.
Считается, что самым тяжёлым в истории мира был меч Голиафа (царь Иудеи, воин огромного роста) – его масса составляла 7,2 кг. На гравюре ниже, легендарное оружие находится в руке Давида (это враг Голиафа).
Историческая справка: обычный меч весил около полутора килограммов. Мечи для турниров и других состязаний – до 3 кг. Парадное оружие, выполненное из чистого золота или серебра и украшенное самоцветами, могло достигать массы в 5 кг, однако на поле боя оно не применялось ввиду неудобства и большого веса.
Взгляните на картину ниже. Она изображает Великого Князя в парадной форме, соответственно и меч большего объёма — для парада, для придания величия!
Откуда же появились 5 пудов? Видимо историкам прошлых столетий (а особенно Средневековья) было свойственно приукрашивать действительные события, выставляя посредственные победы великими, обычных правителей – мудрыми, некрасивых князей – прекрасными.
Это продиктовано необходимостью: враги, узнав о доблести, мужестве и могучей силе князя, должны были отступить под натиском страха и такой мощи. Именно поэтому есть такое мнение, что меч Александра Невского «весил» не 1,5 кг, а целых 5 пудов.
Меч Александра Невского хранится на Руси и защищает её земли от вторжения врагов, правда ли это?
Историки и археологи не дают однозначного ответа о возможном местонахождении меча Александра Невского. Единственное, что известно наверняка – оружие не было найдено ни в одной из многочисленных экспедиций.
Вероятно так же и то, что Александр Невский пользовался не единственным мечом, а менял их от сражения к сражению, поскольку холодное оружие зазубривается и приходит в негодность…
Орудия 13 века – это редкие реликвии. Почти все они утеряны. Наиболее знаменитый меч, принадлежавший князю Довмонту (правил в Пскове с 1266 по 1299 годы) – хранится в Псковском музее:
Меч Александра Невского обладал волшебными свойствами?
В битве на Неве славянские войска были в меньшинстве, однако многие шведы бежали с поля боя ещё до того, как началось сражение. Был это тактический ход или роковая случайность – не ясно.
Русские воины стояли лицом к восходящему солнцу. Александр Невский был на возвышении и поднял меч вверх, призывая воинов к битве, – в этот момент лучи солнца попали на клинок, заставив сталь светиться и напугав противника.
Согласно летописям, после Невского сражения меч отнесли в дом старейшины Пелгусия, где хранились и другие драгоценные вещи. Вскоре дом сгорел, а погреб был засыпан землёй и обломками.
С этого момента мы начинаем путешествие по шаткому миру домыслов и догадок:
1. В 18 веке монахи недалеко от Невы возводили церковь. При строительстве они обнаружили сломанный надвое меч Александра Невского.
2. Монахи справедливо решили, что обломки клинка должны защищать храм от напастей, а потому положили их в фундамент здания.

3. Во время революции 20 века церковь и сопутствующие ей документы уничтожили.
4. В конце 20 века учёные обнаружили дневник Андрея Ратникова (это белый офицер), несколько страниц которого были посвящены легендарному клинку.
Сколько весил меч Александра Невского? Одно мы можем сказать наверняка: не 5 пудов, скорее всего как обычный клинок 1,5 кг. Это был прекрасный клинок, принёсший воинам Древней Руси победу, повернувшую ход истории!
И все таки хотелось бы знать, была ли заключена в нём могущественная магия…
Владислав Tags: История, Славяне Предки Русь>Металлоискатели в России / Только белая техника!

Меч Александра Невского

Каким был легендарный клинок новгородского князя Александра Невского? Где хранится это оружие? Ответы на эти вопросы пропитаны мистикой и подкреплены летописными сводами того времени.

Александр Невский, он же Александр Ярославич, сын князя Ярослава Всеволодовича, князь новгородский, оставил незабываемый след в истории Руси. Как только о нем заходит разговор, то большинство из нас вспоминают легендарное Ледовое побоище на льду Чудского озера, когда войско под командованием князя повергло ливонских рыцарей.

Однако почему мы знаем Александра Невского, а не Чудского? Свое прозвище новгородский князь получил за подвиг, который был совершен ранее, в 1240 году. В местечке под названием Усть-Ижора, над рекой Невой, в битве под руководством князя были в пух и прах разбиты шведы. Об этом известно из «Первой новгородской летописи»: «Придоша свеи в силе веилкой, и мурмане, и сумь, и емь в кораблих множество зело… Князь же Олександр не умедли ни мало с новгородцы и ладожаны приде на ня и победи я».

Уже позже, в «Лицевом летописном своде», созданном при Иване Грозном, большое внимание уделено мечу князя Александра. В частности, упоминается, что свет от меча, когда Александр Ярославич стоял на холме, устрашил шведов. Есть и иллюстрации, на котором показано сие замечательное оружие. На вид меч выглядит необычно длинным и массивным.

Имеется также упоминание о том, что меч князя весил «пять пудов». Напомним, пуд – это 16,3 кг, получается, что оружие весило 81,5 кг!

Для справки, обычные древнерусские мечи весили от полутора до трех килограммов. По сохранившимся и сделанным недавно находкам это можно четко проследить: под Смоленском в 2000-х годах было найдено около 30 мечей, вес их начинается от 1 кг. По сведениям историков, это обычные боевые мечи. А парадное оружие, выполненное из серебра, богато изукрашенное золотом и каменьями, могло достигать массы в пять килограммов. На поле боя такие драгоценности чаще всего не брали в виду их неудобства.

Откуда же появилась тогда цифра в 5 пудов?

Можно предположить, что историкам прошлых столетий было свойственно приукрашивать действительные события. Достаточно часто они выставляли небольшие победы великими, обычнх правителей – мудрыми, прекрасными и бесстрашными. Это было продиктовано необходимостью: враги, прознав о мужестве, доблести, могучей силе правителя, должны были отступить под воздействием такой мощи. Может быть, именно поэтому и было указано, что меч Александра Невского весил не стандартные 1,5 кг, а целых 5 пудов.

Ну а теперь попробуем разобраться, где может находиться меч Невского сегодня. Археологи не дают однозначного ответа о возможном местонахождении княжеского оружия. Единственное, что известно наверняка – легендарный меч не был найден ни в одной из многочисленных экспедиций – ни в устье Ижоры, где она впадает в Неву, ни на дне Ладожского озера. Так же точно установлено, что Александр Невский пользовался не единственным мечом, а менял их от сражения к сражению, поскольку лезвие зазубривалось и приходило в негодность.

Вообще, любому кладоискателю и просто увлеченному историей родной страны человеку понятно, что древнерусские реликвии XIII века – редкие находки. Наиболее знаменит меч, принадлежавший князю Довмонту, который правил в Пскове с 1266 по 1299 годы, сегодня хранится в Псковском музее. Установить хозяев подавляющего большинства мечей невозможно, потому-то и неясно, где следует искать «наследие» Александра Невского.

Однако некоторые наводки могут дать все те же летописи. Согласно им, меч князя Александра после Невского сражения отнесли в дом старейшины Пелгуса (Филиппа), в котором лежали «в сохранении» и другие драгоценные вещи. В скором времени дом сгорел, остался только подвал.

Следующее упоминание о мече Александра Невского относится к XVIII веку. Известно, что монахи недалеко от Невы возводили церковь. При строительстве они будто бы обнаружили сломанный надвое меч Александра Невского. Монахи решили, что обломки клинка должны защищать храм от напастей, а потому положили их в фундамент здания. А во время революции 1917 года церковь и сопутствующие ей документы были уничтожены.

Так что, вероятно, меч Александра Невского еще предстоит найти и установить, сколько он весит и каким он был.

Павел Макаров

Тематическая подборка:

Не менее интересно:

Вещи порой говорят о своем хозяине больше, чем письменные свидетельства современников и домыслы историков. Шлем Александра Невского, который хранится в Оружейной палате Московского Кремля, относится к таким безмолвным свидетелям того, кем был легендарный князь.

Шлем поражает своей редкой красотой и смысловой символикой, которая на первый взгляд кажется христианской. Прежде всего, бросается в глаза образ архистратига Михаила Архангела над носовой стрелкой, который выполнен с редким ювелирным мастерством. Поражает с каким изяществом расположены алмазы, рубины, изумруды, жемчуг. Но! Далее по всему периметру шлема идет арабский текст «Обрадуй правоверных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы» (Коран, 13-й стих 61-ой суры).

Многие видят в этом парадокс: как сочетается образ Архангела Михаила и высказывания из Корана? Да очень просто сочетается. В исламе Архангел Михаил (Микаил) возглавляет небесное войско и является символом победы над силами зла.

Надпись из Корана на шлеме Александра Невского это расшифровка символики – там, где Михаил Архангел, там «скорая победа». Кстати говоря, арабские тексты из Корана украшали и шлем Ивана Грозного, и многих других родовитых персон средневековой Руси. Приемный сын хана Батыя, легендарный Александр Невский не был «белой вороной» среди сородичей, скорее, наоборот, был частью того тюрко-славянского союза, который и заложил основы государственности России подробнее см. в кн.: (Шангареев И, Латыпов Н. Ислам и мир: Восток глазами классиков. М.: АСТ, 2017).

Александр Невский оставил самый яркий след в истории допетровской России. Я специально подчеркиваю допетровской, потому, что далее начинается период фальсификаций истории России, который продолжается и по сей день. И речь идет не столько о фактах, сколько об их интерпретации. Мало кто из историков остался равнодушен к тому, что Александр Невский был приемный сыном хана Батыя, сотрудничал после его смерти с ханом Берке, который, кстати к тому времени, принял ислам (не случайно же мы находим стих из 61 суры из Корана на шлеме Александра Невского).

Ради справедливости надо сказать, что в последние годы появились ученые, которые освещают главные смыслы отношений Александра Невского с золотоордынцами с позиций, я бы сказал, исторической целесообразности, развенчивая мифы и стереотипы, складывавшиеся веками, отбрасывая при этом, на сколько это возможно, субъективные оценки.

В книге «Ислам и мир: Восток глазами классиков» я не раз подчеркивал, что категоричность суждений – тупиковый путь. Подчеркивая, что, говоря с позиций вероятности, мы с вами свободны делать самые смелые предположения, оценивать события так, словно перед нами несколько альтернативных реальностей. Это, безусловно, продуктивный и, главное, в своей основе системный подход. Кто-то очень верно заметил, что часто через ворота мечты, мы легко попадаем в мир реальности. В нашем случае это возможная реальность, неизрасходованный ресурс самоорганизации в истории России.

Скажу сразу, что пытаясь восстановить историческую справедливость, некоторые авторы пытаются одни мифы заменить другими. Так, например, не могу разделить утверждение Геннадия Тюньдешева, которое он вынес в заглавие своей книги «Великий хан Батый – основатель Российской государственности». У меня не вызывает сомнений, что история России начиная от незапамятных времен Великой Тартарии, а позднее с внуков кагана Муэмина II — Бориса и Глеба, неразрывно связана с эволюцией тюрко-славянского этноса и монгольская составляющая здесь весьма ограничена, как бы кому не хотелось ее идеализировать.

Основу – ядро истории допетровской России составлял тюрко-славянский этнос. Золотая Орда как феном монгольской культуры, по моему глубокому убеждению, сыграла уникальную системообразующую роль, которую блестяще использовали такие пассионарии как Александр Невский. Он нуждался в Батые как в союзнике и отце-наставнике, но и Батый нуждался в нем как в умном и сильном союзнике. Это был тот самый пример разумного симбиоза людей различных культур, который сыграл решающую роль в формировании будущей России, ее евразийской сущности, о которой в наши дни многие забывают, абсолютизируя «русскость» в ущерб «татарскости».

Однако, именно Александр Невский с его ориентацией на единство с татаро-монголами, с его более чем лояльным отношением к исламу (в период союза с ханом Берке) в коллективном бессознательном современной России по результатам широкомасштабного опроса россиян 28 декабря 2008 года был выбран «именем России».

Если отбросить все рассуждения о Невском в духе «наш или не наш», то не трудно представить себе ситуацию, при которой он одновременно являлся по сути ордынским ханом (имея ярлык на великое княжение), побратимом сына хана Батыя — Джучи хана Сартака и князем новгородским, великим князем киевским, и великим князем владимирским. Некоторые историки пишут, что такое невозможно. Позвольте спросить почему?

Филипп Москвитин. Князь Александр Невский и его побратим правитель улуса Джучи хан Сартак.

Киевская Русь во все времена была в тесном контакте с тюркскими народами, было много общего в языке, песнях и плясках. Почему двое молодых князя не могли дружить и сражаться плечом к плечу. Лев Гумилев в своих исследованиях этого периода истории отмечал, что в 1251 году «Александр приехал в орду Батыя, подружился, а потом побратался с его сыном Сартаком, вследствие чего стал сыном хана и в 1252 году привёл на Русь татарский корпус с опытным нойоном Неврюем».

Слышу возгласы возмущения. Не спешите. Сегодня мы доподлинно знаем, что те «русские земли, которые приняли союз с Ордой, смогли сохранить свой уклад, частичную самостоятельность, право жить по своему порядку. Русь же в Монгольском улусе стала не провинцией, а страной-союзником великого хана…».

Вот как выглядели геополитические успехи Александра Невского.

Мне могут возразить, но ведь был шанс стать страной — союзником Европы? Увы, в этом случае русские княжества ждало как духовное, так и физическое поглощение. В доказательство тому — судьба земель, которые не согласились на союз с Ордой — они были захвачены Польшей и Литвой. Но главный враг – Германия, для которой с 1202 года походы на Русь стали чуть ли не смыслом всей внешней политики. На Чудском озере 5 апреля 1242 г. Александр Невский выиграл одно из самых своих ярких сражений, но это была только отсрочка. Он это хорошо понимал, как и то, что остановить превосходящие силы с Запада может только одна сила – Золотая Орда.

Предположим, что он сделал свой выбор преследуя различные, в том числе личные интересы и предпочтения (в чем его постоянно обвиняют), но в масштабах истории это был выбор в пользу России, в пользу православия, Выбор, который заложил ключевой камень в фундамент российской государственности.

Писатель-публицист Исмаил Шангареев

Заметьте, это при том, что во многом благодаря его усилиям, на время Золотой Орды пришелся расцвет православия. В этот период появились многочисленные монастыри, которые по высочайшему повелению монгольских ханов полностью освобождались от налогов. И все же, кто бы что не говорил, но время все ставит на свои места. Спустя столетия после того как началась удивительная история жизни Александра Ярославовича, 10 сентября 2019 года в Сергиевском зале кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве состоялось заседание Организационного комитета по подготовке и проведению в 2021 г. юбилейных мероприятий, посвященных 800-летию со дня рождения князя Александра Невского.

Мне представляется, что это празднование должно стать не просто торжеством исторической правды по отношению к одному из архитекторов российской государственности, обладателю ярлыка на великое княжение Александру Ярославовичу Невскому, но и к тому, чем в действительности была золотая Орда, и те народы, которые она объединяла на евразийском пространстве.

Писатель-публицист

Шлем Александра Невского с надписью из Корана был сделан в столице Золотой Орды

Историков уже давно мучает вопрос, откуда на шлеме Александра Невского коранические надписи. «Радуй верных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы», — гласят священные строки, выгравированные золотом.

Шлем, который был у Александра Невского, стал каноническим символом и даже украшал герб Российской империи. Он выкован таким образом, чтобы стрелы не могли его пробить, а лишь скользили по нему — из-за его овальной формы.

После Александра Невского его носил царь Михаил Романов. Также шлемы с арабской вязью были у Ивана Грозного и князя Федора Мстиславского. Любитель-реконструктор из Астаны Василий Шепнев уверен: все дело в том, что элитное вооружение закупалось в Иране.

Однако многие российские историки утверждают, что шлемы делали все-таки русские мастера, а арабскую вязь использовали в качестве украшения. Но эта версия не выдерживает критики. А недавно в российской прессе предположили, что шлем не принадлежал Александру Невскому, а был обычным дипломатическим даром. Вряд ли, ведь только подлинный шлем мог стать государственной реликвией.

«Все эти шлемы с арабской вязью делали в Сарай-Бату — столице Золотой Орды, — уверен исследователь Саят Рахымберды. — Сарай-Бату был городом мастеров. Бату хан, так же как и его дед, очень высоко ценил мастеров. Последних никогда не убивали, а превращали в рабов. Фактически город состоял из военного гарнизона, а мирное население составляли мастера со всего света: оружейники, гончары, ткачи, ювелиры. У каждого мастера был свой хозяин в лице того или иного золотоордынского вельможи, который мог кочевать, но вся прибыль от деятельности мастера шла ему в карман».

Что касается Александра Невского, то известно, что он был в очень хороших отношениях с Золотой Ордой. Наследник Бату хана Сартак был названным братом Невского и даже принял с его подачи христианство. Однако Сартак правил всего год, и ему на смену пришел Берке хан, исповедовавший ислам.

«Времена Золотой Орды российские историки называют игом, но все поданные империи имели равные права, — говорит Рахымберды. — Русские княжества, как и все, платили налоги, свободно торговали и несли воинскую повинность в пределах Великого улуса. Известно, что Золотая Орда хотела завоевать Персию. И в походах хана Джаныбека на Иран принимали участие дружины русских князей. Шлемы и юшманы (латы) с арабской вязью были своего рода униформой Золотой Орды».

В Оружейной палате Московского Кремля под инвентарным номером 4411 хранится воинский головной убор, украшенный золотым орнаментом и драгоценными камнями. До середины XIX века его демонстрировали с указанием, что это шлем святого великого князя Александра Невского. Изображение шлема даже попало на герб Российской империи — несмотря на то что среди украшающей его христианской символики выделяется арабская вязь со строкой из Корана. Но каким образом эта надпись оказалась на головном уборе православного князя?

Шапка ерихонская

Шлем, сделанный в 1621 году мастером Никитой Давыдовым для царя Михаила Федоровича

Внешний вид шлема очень примечателен. Он выкован из красного железа и покрыт растительным золотым орнаментом. На нем размещены 95 алмазов, 228 рубинов и 10 изумрудов, с трех сторон насечены золотом короны с крестами. Над передней задвижкой, защищающей нос, располагается изображение архангела Михаила.

Арабская надпись представляет собой 13-й аят 61-й суры Корана и переводится так: «Обрадуй правоверных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы». Даже без тщательной экспертизы заметно, что христианские изображения на шлеме появились позже данной надписи — некоторые из них слегка накладываются на нее сверху.

Наносник шлема царя Михаила Романова с изображением архангела Михаила. Чеканка, эмаль

В сохранившейся описи царской оружейной казны от 1687 года шлем назван «шапка ерихонская» с припиской «Микитина дела Давыдова». То есть создателем головного убора указан мастер Никита Давыдов, работавший в Оружейной палате Московского Кремля с 1613 по 1664 год. В других исторических документах отмечено, что шлем был преподнесен в дар царю Михаилу Федоровичу, первому из династии Романовых, и упоминается дата этого события — 1621 год.

Но почему же владельцем головного убора называют Александра Невского, жившего намного раньше, в XIII веке?

Смерть великого князя

Историки Российской империи ссылались на легенду, согласно которой ерихонская шапка царя Михаила Федоровича была перекована из шлема святого великого князя.

В 1262 году в русских городах Владимир, Суздаль, Ростов и Ярославль начались восстания против татаро-монгольского правления, в ходе которых убили ордынских откупщиков дани. В это же время хан Берке, готовившийся к борьбе с Ираном, объявил военный набор среди жителей России. Великий князь Александр Ярославич, передав власть сыновьям, поехал к хану улаживать оба важнейших политических вопроса.

Его визит затянулся почти на год. Князю удалось уговорить хана не разорять мятежные города и отказаться от призыва российских воинов. Но, находясь в Орде, Александр Ярославич заболел (по некоторым данным, его отравили). На обратном пути он доехал до Городца Волжского (или Мещерского) недалеко от Нижнего Новгорода и там в Федоровском монастыре осенью 1263 года скончался, перед смертью приняв схиму под именем Алексий. Его тело было перевезено и похоронено в монастыре Рождества Богородицы во Владимире (в 1724 году мощи святого князя по приказу Петра I перезахоронили в Санкт-Петербурге).

Далее в легенде наблюдается некоторая нестыковка — потому что, согласно преданию, шлем великого князя был перевезен в Москву и позже оказался в Оружейной палате. Хотя Москва только через 100 лет после смерти Александра Невского стала центром Российского государства, а Оружейная палата впервые упомянута в документах как Оружейный приказ вообще только в 1547 году!

Где все это время находился шлем великого князя — неизвестно. Но данную легенду активно поддерживали представители царского дома Романовых. Делалось это сразу по двум причинам: во-первых, головной убор Александра Ярославича, переделанный для царя Михаила Федоровича, символизировал преемственность двух династий — Рюриковичей и Романовых. А во-вторых, вещь, когда-то принадлежавшая канонизированному в 1547 году и ставшему святым Александру Невскому, в глазах народа, несомненно, налагала отпечаток святости и на ее последующих владельцев.

Артист на ордене

Никаких документов о судьбе вещей князя Александра Ярославича не сохранилось. Российские историки долгое время придерживались версии, что шлем мог храниться в Федоровском монастыре — поскольку на Руси при принятии схимы надо было отдавать храму все личное имущество, — и спустя несколько столетий его передали в Оружейный приказ.

До середины XIX века считалось, что шлем был выкован в Золотой Орде, а арабскую надпись объясняли тесными связями Александра Невского с ее правителями. Когда-то его отец, Ярослав Всеволодович, отдал малолетнего сына на воспитание хану Батыю — это было одним из условий утверждения Ярослава на великое княжение. Александр вырос в ханской семье и даже побратался на крови с Сартаком, сыном Батыя, так что ему, несомненно, было известно значение арабской надписи.

Утверждение, что ерихонская шапка когда-то принадлежала святому князю, казалось бесспорным, и ее изображение попало не только на большой герб Российской империи, но и на учрежденный в 1725 году орден Святого Александра Невского. Знак награды представлял собой крест, в центре которого находился круглый медальон с изображение князя на коне. Фигура была очень мелкой, из- за чего черты лица вышли непроработанными, но шлем получился очень узнаваемым.

После Октябрьской революции эта награда была отменена, но в 1942 году ее учредили вновь — для награждения высшего командного состава. Эскиз разрабатывал художник Иван Телятников. Поскольку прижизненных изображений Александра Невского не сохранилось, он воссоздал на ордене образ, созданный артистом Николаем Черкасовым в вышедшем в 1938 году фильме режиссера Сергея Эйзенштейна «Александр Невский». Соответственно, шлем великого князя стал другим, таким, как в кинокартине, — с большой надлобной иконой и без исламской надписи.

Арабский как второй церковный язык?

В середине XIX века историки пришли к единодушному выводу — ерихонская шапка царя Михаила Федоровича не является головным убором Александра Невского и создана в XVII веке (уже в советское время этот факт подтвердила тщательная научная экспертиза). Но ученым Российской империи не хотелось, чтобы такой яркий образец оружейного искусства считался творением зарубежных мастеров. Экспонат Оружейной палаты получил название «Шлем булатный работы Никиты Давыдова» и датировку — 1621 год. Исламскую надпись объясняли тем, что в начале XVII века арабский язык использовался на Руси для некоторых обрядов и в качестве второго церковного языка.

При этом исследователи ссылались на огромное количество хранящихся в разных музеях оружия и украшений, на которые нанесены арабские надписи. Например, на одной из богато инкрустированных сабель есть исламское изречение, которое можно перевести как «Во имя Бога, благого и милосердного». На шлеме царя Иоанна Грозного, из-за формы также названного ерихонской шапкой, по окружности семь раз повторяются арабские слова «Аллах Мухаммед». Исламская надпись присутствует даже на митре православного епископа, которая хранится в музее Троице-Сергиевой лавры, — она размещена под драгоценным камнем, расположенным рядом с православным крестом.

Подобной точки зрения придерживались и советские исследователи середины XX века (в частности, Ф. Я. Мишутин и А. В. Писаревская): шлем царя Михаила Федоровича изготовлен русским мастером Никитой Давыдовым, а исламская надпись сделана, исходя из существующих в то время военных и религиозных традиций. Но если принять версию об арабском языке как втором церковном, почему на шлеме нет кириллической надписи, относящейся к основному церковному языку? И главное — почему на головном уборе нанесена цитата не из Библии, а из Корана?

Полотно за работу

В красочном альбоме «Государственная Оружейная палата» (авторы И.А. Бобров- ницкая, Л.П. Кириллова и др., год издания — 1990-й) приводится другая точка зрения. Исследователи считают, что русские мастера XVII века попросту копировали восточное оружие вместе с надписями на нем. По их мнению, шлем, который когда-то приписывался Александру Невскому, Никита Давыдов создавал с некоего несохранившегося образца, воспроизведя арабскую вязь и в дополнение украсив православной символикой.

Загадка ерихонской шапки царя Михаила Федоровича была раскрыта только в конце XX века, когда в исторических архивах отыскали лист из книги Казенного приказа, датированный 1621 годом, — о выдаче мастеру Никите Давыдову нескольких аршинов тканей, которые государь пожаловал ему за то, что он «венцы, мишени и науши наводил золотом» (венец — верх шлема, мишень — отдельный орнамент, науши — пластины для защиты ушей). Таким образом, русский мастер совершенно очевидно не изготавливал головной убор, а лишь дополнил и украсил его.

Шлем святого князя Ярослава Всеволодовича, найденный в 1808 году возле села Лыково Владимирской области

Дальше все достаточно просто и понятно. Само словосочетание «ерихонская шапка» указывает на ближневосточный город Иерихон — то есть шлем, как и многое другое оружие, был выкован на Ближнем Востоке, скорее всего — в Иране. Восточный булат в Средние века очень ценился — и надписи на арабском языке бережно сохранялись и служили чем-то вроде клейма качества.

Подлинный шлем Александра Невского пока так и не обнаружен. Но можно вспомнить, что осенью далекого 1808 года возле села Лыково Владимирской губернии крестьянка Ларионова нашла головной убор, принадлежавший отцу святого князя Ярославу Всеволодовичу (в этих местах в 1216 году была битва на реке Липице — одно из междоусобных сражений сыновей Всеволода Большое Гнездо за владимирский престол). Именно он послужил прообразом княжеского шлема в фильме Сергея Эйзенштейна и на советском боевом ордене. Так что есть надежда, что когда-нибудь найдется и головной убор Александра Невского. И, может быть, даже не один.

Анастасия Бабановская