Православные воины Руси

За землю русскую, за веру православную

(проводилось мероприятие совместно с учителем русского языка Крыжановской З.В.)

1чтец.

Слава нашей стороне!

Слава русской старине!

И про эту старину

Я рассказывать начну,

Чтобы люди знать могли

О делах родной страны.

Ведущий: Событием, изменившим ход истории, стала Куликовская битва. 21 сентября вся страна отмечает день Куликовской битвы. Битва произошла в 1380 году, в этом году будем отмечать 634 годовщину.

С благодарностью вспоминаются

Дни далёкие, дни великие

Русской мудрости, русской доблести,

Где ковыль-трава шепчет повесть нам

О великой битве-подвиге, где решилось в день

Быть Руси или в мрак уйти

На кровавом поле Куликовом.

Летописец: «Уже бо, брате, стук стучит, гром гремит в граде. То, брате, не стук стучит, не гром гремит. Стучит сильная рать великого князя Дмитрия Ивановича, гремят удальцы русские золочёными доспехами, червлёными щитами»

Историк: Вместе с русскими ратниками мы пройдём путь от Москвы до поля Куликова вместе с героями Куликовской битвы. Кто эти герои? Князь Московский Дмитрий Иванович. Игумен Троицкого монастыря Сергий Радонежский, монахи Александр Пересвет и Андрей Ослябя, князь Владимир Иванович, Дмитрий Боброк, Михаил Бренок… Кто же враги ? Это хан Мамай…

Князь Дмитрий: Я великий князь Московский и Владимирский, я –сын великого князя Ивана!!, внук Ивана Калиты. Прозван Донским за победу над ордынцами.

Не довольно ль, братцы, даром

Отдавать добро татарам?

Сбросить иго не пора ль?

Сколько лет нас обирали.

Ой ли, силы молодые,

Выше копья поднимай!

Возомнил себя Батыем

Злой татарин хан Мамай.

Он путём Батыя старым

Всей ордой пошёл на Русь.

Надо дать отпор татарам,

Я вас в бой вести берусь!

Сергий Радонежский: Меня нарекли игуменом Земли Русской. Великий князь! Тебе дано заботиться о славном нашем народе. Иди смело против безбожных. Бог поможет тебе. Ты победишь и вернёшься в своё Отечество. Даю тебе двух иноков – Ослябю и Пересвета. Когда русские воины. Когда русичи будут сражаться на поле брани, в церкви Живоначальной Троицы иноки будут молиться за победу нашего воинства, за освобождение Руси.

Князь Владимир Андреевич: Я – Владимир , внук Ивана Калиты, двоюродный брат Дмитрия Ивановича. Во всех начинаниях поддерживаю брата, в Куликовской битве командовал Засадным полком.

Боброк: Я– Дмитрий Михайлович Боброк Волынский князь, внук литовского князя Гедемина, служил Московскому князю. Руководил Засадным полком. В Куликовской битве остался жив.

Бренок: Я – Михаил Андреевич Бренок – любимец князя, командовал большим полком. Перед боем поменялся одеждой с Дмитрием Ивановичем. Во время сражения полк понёс большие потери. Древко Великокняжеского стяга было подрублено. Под ним геройски погиб и я.

Пересвет: Я – Александр Пересвет, брянский боярин, не пожелал служить Литве и ушёл на Москву, в Троицкий монастырь. Знаю ратное дело. Игумен Сергий Радонежский благословил меня идти в поход с князем Дмитрием. Я честно исполнил свой долг, сразившись с ордынским богатырём Челубеем.

Ослябя : Я — Ослябя, инок Троицкого монастыря , игумен Сергий Радонежский благословил меня идти в на битву с Мамаем, в бою заслонил собой Князя Дмитрия, спас его от смерти.

Историк: И перекшли Дон войска; пройдя, разрушили за собой мосты…

Чтец1:

На поле вылетел галопом

Батыр татарский Челубей,

И, оседлав гнедого резко,

Воловий щит прижав к груди,

Он русской рати крикнул дерзко:

«А ну, кто смелый, выходи!»

Чтец2:

И Пересвет, окинув дали,

Встал в полный рост на стремена,

Боярин смелый, боем ярый,

Вперёд помчал с копьём в руке.

Ошеломлённые татары

Стояли молча вдалеке.

И Челубей быстрее ветра

Гнедого плёткою хлестнул,

Летит навстречу Пересвету,

Степную голову нагнув.

Чтец1:

И будто с неба гром ударил,

Сломались копья, ветр затих:

И оба замертво упали,

Победы чашу не испив.

И только битвы грозный почерк

Навек судьбу их разведёт:

Один уйдёт в бессмертье ночи.

Другой в бессмертье дня уйдёт.

Летописец: «И была брань крепкая и сеча злая, и лилась кровь, как вода, и падало мёртвых бесчисленное множество от обеих сторон: от татарской и русской. Не только оружием убивали, но и под конскими копытами умирали, от тесноты великой задыхались, потому что не могло вместиться на поле Куликовом, между Доном и Непрядвой, такого множества сошедшихся сил…»

Чтец1:

На десять вёрст кипела сеча,

И Дон кровавый бил волной,

А люди смерти шли навстречу

За честь свой земли родной

Чтец2:

Ломить уж стали басурманы –

Засадный полк ударил в тыл.

Татары в страхе с поля брани

Пустились прочь, вздымая пыль.

Историк: Полегло почти всё Мамаево войско, но и потери русских были очень велики. Живые стекались к знамени, никто не знал, где же князь Дмитрий. Нашли его живым под грудой мертвых тел, всего израненного и утомлённого. Восемь дней стояло русское войско: хоронили погибших. Князя Дмитрия Было слово такое: «Положили они головы свои за святые церкви, за землю Русскую, за Веру православную. Простите меня, братия, и благословите в этом веке и будущем»

Чтец2:

А слава тех не умирает,

Кто за Отечество умрёт.

Она так в вечности сияет.

Как в море ночью лунный свет.

Историк: Колокольным звоном встречала воинов Москва. В память о битве было возведено немало церквей в Москве и в других городах… «На поле Куликово пошли дружины отдельных княжеств Северо-Восточной Руси, а вернулся единый русский народ», писал Лев Гумилёв. Сражение на Дону «ещё не прекратило бедствий России, но доказало возрождение сил её», — ответил Н.М.Карамзин.

Творцами победы на Куликовом поле были Великий князь Московский Дмитрий, прозванный Донским после битвы, и Сергий Радонежский, игумен Троицкого монастыря, наречённого игуменом Земли Русской за то, что поддержал и благословил русское воинство на битву.

Ратник

У этого термина существуют и другие значения, см. Ратник (значения). Ратники в тегиляях и шапках железных. Стрелки ополчения Вологодской и Олонецкой губерний, 1812.

Ра́тник (от: Рать) , в военном деле данный термин имеет следующие значения:

  1. Воин, Ратай, Ратный (военный) человек в Древнерусском государстве. В отличие от воинов княжеской дружины, ратников из числа сельского населения (смердов) и горожан собирали в количестве, определявшимся князем, только по мере надобности;
  2. В России имперского периода — солдат государственного ополчения (запаса Вооружённых сил). Ратниками считались военнообязанные запаса 2-й и 3-й очереди, существовали до 1917 года.

> Воин

Ратники Русского царства — даточные люди. Заведовал даточными людьми временно существовавший приказ сбора ратных людей.

Солдат государственного ополчения

Числящиеся в ополчении, кроме офицеров, именуются ратниками и делятся на два разряда. В первом разряде, предназначаемом как для образования особых ополченных частей, так и для пополнения, в случае надобности, частей постоянных войск, состоят служившие в войсках и перечисленные в ополчении из запаса, а из зачисленных в ополчении при призыве на службу — лица, физически вполне годные к службе, кроме пользующихся льготами по семейному положению 1-го разряда; во втором, предназначаемом исключительно для сформирования ополченных частей — физически негодные к службе в постоянных войсках, но способные носить оружие, и льготные 1-го разряда.

В мирное время ведется учёт только всем перечисленным в ополчении из запаса и четырём младшим возрастам из зачисленных в ополчении при первоначальном призыве. Эти же лица могут быть призываемы в учебные сборы, всего не более двух раз, на срок до 6 недель. Впервые учебные сборы ратников ополчения были произведены в 1890 году и с тех пор повторяются ежегодно.

Конный казак Московского ополчения 1812-1831 гг.

Государственное ополчение 1-го разряда созывается Высочайшим указом Правительствующему сенату, а призыв ратников 2-го разряда — Высочайшим манифестом. О роспуске ополчения объявляется Именным указом. Созванное ополчение формируется в пешие дружины, конные сотни, артиллерийские батареи, сапёрные роты, морские экипажи, полуэкипажи и роты. Формирование должно быть закончено в 28 дней. Места формирования ополченных частей определяются заблаговременно; в этих местах при управлениях уездных воинских начальников состоят в мирное время особые кадровые нижние чины, по два на каждую роту, сотню или батарею. Часть расходов на образование и содержание частей ополчения относится на счёт казны (содержание кадровых, снабжение оружием, обозом и др.), часть — на счёт земских учреждений (первоначальное снабжение ратников обмундированием, заведение хозяйственных принадлежностей, и др.).

Ополченным частям присваивается особая форма обмундирования. Вводить ополченные части в состав действующих армий предполагается лишь в виде исключения; вообще, назначение ополчения — замещение резервных войск.

Числящиеся в ополчении пользуются общими гражданскими правами и подсудны общему суду за исключением: 1) неявки по призыву на действительную службу или к учебным сборам и 2) преступлений и проступков, соединённых с нарушением законов дисциплины и обязанностей военной службы, а равно маловажных проступков во время нахождения в учебных сборах. С момента призыва на действительную службу, для усиления постоянных войск или для сформирования ополченных частей, на состоящих в ополчении распространяются все ограничения и особые правила, установленные для военнослужащих. Во время нахождения на действительной военной службе чины ополчения сохраняют за собой должности, которые занимали на государственной гражданской службе, присвоенное им содержание, пенсии и право на зачёт времени, проведённого в военной службе, в сроки выслуги, установленные для производства в гражданские чины и т. п..

> См. также

  • Дружинник;
  • Даточные люди;
  • Боевые холопы
  • Ополчение

Примечания

  1. Илл. 92. Ратники в тегиляях и шапках железных // Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению: в 30 т., в 60 кн. / Под ред. А. В. Висковатова. — Т. 1.
  2. Илл. 2562. Стрелки ополчения Вологодской и Олонецкой губерний, 1812 // Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению: в 30 т., в 60 кн. / Под ред. А. В. Висковатова. — Т. 18.
  3. Военный энциклопедический словарь (ВЭС), М., ВИ, 1984 г., 863 стр. с иллюстрациями (ил.), 30 листов (ил.)
  4. «Ратный» в словаре.
  5. Илл. 2527. Конный казак Московского ополчения 1812-1831 гг // Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению: в 30 т., в 60 кн. / Под ред. А. В. Висковатова. — Т. 18.

Литература

  • Толковый словарь Даля
  • Ратники ополчения // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Сборы учебные чинов запаса и ратников ополчения // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Большая советская энциклопедия (БСЭ), Третье издание, выпущенной издательством «Советская энциклопедия» в 1969—1978 годах в 30-ти томах;
  • Радиоконтроль — Тачанка / . — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1980. — 693 с. — (Советская военная энциклопедия : ; 1976—1980, т. 7).;
  • Военный энциклопедический словарь (ВЭС), М., ВИ, 1984 г., 863 стр. с иллюстрациями (ил.), 30 листов (ил.);
  • Под редакцией: В.А. Золотарева, В.В. Марущенко, С.С. Автюшина. Во имя России: Российское государство, армия и воинское воспитание. — М.: «Русь-РКБ», 1999. — С. 336 + вкл.. — ISBN 5-86273-020-6.

Путь русского воина. Идейные основы воспитания защитников Руси

Воспитанию воинов в Древней Руси всегда придавалось особое значение. Непрерывные войны с соседними племенами и государствами делали свое дело — каждый свободный общинник был воином и должен был с малых лет владеть оружием. Но мало одной подготовки — для того, чтобы воспитать полноценного воина, требовалось и духовное наполнение, как бы сейчас сказали — идеологическая и морально-психологическая подготовка.
Как известно, русская культура складывалась на основе двух начал — древней дохристианской культуры языческой Руси и христианства. Соответственно, и воспитание воинов включало в себя компоненты двух исторических культурных традиций, за столетия весьма переплетшиеся между собой и сформировавшие единую воинскую культуру.

Древнерусское воинское воспитание изначально основывалась на местных архаических традициях защиты материнства и рода. Путь воина воспринимался как защита своей родной земли, представителей своего рода и, соответственно, своего прошлого и будущего. Древнерусская знать — князь и его дружинники — считали войну своим главным занятием. И это действительно было так. С детских лет будущего дружинника готовили к ратным подвигам. За воспитание юного воина отвечал его родственник по женской линии — это мог быть дядя по матери, двоюродный дядя и т.д. В княжеских семьях его называли кормильцем. Уже позже, после принятия христианства, кормильцев стали выбирать и из представителей других знатных родов, так как христианизация позволила русским княжеским родам приглашать невест для князей из других стран, и соответственно братья или другие мужчины-родственники невесты оставались на своей родине, а место кормильца становилось вакантным.


Еще в глубоком детстве будущего воина сажали на коня, давали в руки оружие. В десять лет мальчика уже плотно обучали воинскому мастерству, а в двенадцать лет он начинал участвовать в походах, непрестанно совершенствуя свое воинское мастерство. Так воспитывали, к примеру, князя Святослава. Большую роль в воспитании знатных русичей играло знание обрядов. Князья считались внуками Даждьбога, потомками Солнца. Конечно, двенадцатилетнего отрока еще старались беречь от опасных ситуаций во время походов. Но вот к пятнадцати годам юный воин считался уже полностью сформировавшимся молодым мужчиной — он был годен и для войны, и для командования боевой дружиной, и для женитьбы.
Образцом для юного воина считались прославленные военачальники, былинные богатыри, которые совершали невероятные подвиги и обладали огромной силой и доблестью. Естественно, что они наделялись сверхъестественными качествами и рассматривались априори выше любых простолюдинов, такими свойствами не обладавших. Языческая воинская культура стала фундаментом, подвергшимся, тем не менее, серьезной трансформации после Крещения Руси и в процессе христианизации русских земель.
Постепенно уходили в прошлое представления о магическом могуществе русской знати. Теперь знатный человек должен был являть пример не только силы, доблести, воинских навыков, но и христианского благочестия. Формировалась традиция христианского воинского служения, которая, кстати, серьезно отличалась от византийской — ведь Византия прибегала к найму профессиональных воинов, а на Руси воинское служение воспринималось сквозь призму сочетания христианских и славянских архаичных традиций. Русский воин защищал свою землю и род, а после принятия христианства — еще и христианскую православную веру. Главными противниками Руси после ее христианизации стали государства и образования, исповедовавшие другие направления христианства или другие религии — тюркские кочевники-тенгрианцы, языческие племена Севера, немецкие католические рыцари, мусульманские государства, образовавшиеся после распада Золотой Орды. Таким образом, защита родной страны приобретала и религиозное содержание борьбы с иноверцами. Формируется и образ воина — мученика, который готов принять смерть от рук врага, но вынужден убивать и сам — для защиты своей страны и веры.

С утверждением христианства связано появление сакрального образа родной страны — Святой Руси. Сама земля русская начинает пониматься как особая страна, со своим историческим путем и великой миссией. По мере укрепления русского государства происходило и развитие представлений о православном государстве как пространстве благочестия, хранителе христианских ценностей. Естественно, что образ воина, защитника православной веры и православной страны, также наделялся героическими чертами.
Религия вообще играла большую роль в жизни русских воинов после принятия христианства на Руси и, в особенности, ко времени начала избавления от монголо-татарского ига. Известно то влияние, которое оказывали на легендарного князя Дмитрия Донского православные святители — митрополит Алексий, Сергий Радонежский, митрополит Киприан. Известно, что именно православные священнослужители сыграли ключевую роль в формировании идеи освобождения Святой Руси от Золотой Орды, они же определяли и внешнюю политику русских княжеств, особенно по отношению к «иноверческим» образованиям — той же Орде или орденам крестоносцев. Иеромонах Сергий Радонежский, в частности, оказывал большое влияние на Дмитрия Донского, и именно он убедил его покончить с вековой зависимостью от Орды и порвать всякие отношения с ордынским ханом и с беклярбеком Мамаем.

Христианство наложило существенный отпечаток и на образовательную парадигму Руси. Для русской знати желательными качествами стали грамотность, знакомство с христианской литературой, с историей православия. Еще князем Владимиром была основана в Киеве первая школа, встретившая поначалу сопротивление знатных людей, которые не хотели отдавать своих детей. В Новгороде школа была основана Ярославом Мудрым, который заложил основы для создания церковных школ во всех городах земли Русской. Обучали в школах славянской грамоте, Святому Писанию, основам богослужения, иногда — греческому языку. Так утвердилось представление, что знатный русич должен быть не только превосходным воином, но и образованным человеком. Интеллектуальная составляющая в воспитании начинает рассматриваться как значимая, хотя и в меньшей степени, чем воинская.
У русских воинов, благодаря христианству, утверждаются и моральные ценности. Среди них одно из главных мест занимает милосердие к побежденным, которым русские воины отличались в куда большей степени, чем их современники и на Востоке, и на Западе. Конечно, оно имело место далеко не всегда и не во всех ситуациях, но сложно отрицать то, что идеалы милосердия на Руси проповедовались активно, утверждались и среди знати, и среди простого люда. Знатный человек в идеале должен был быть добрым христианином и стремится к христианской добродетели. Например, Владимир Мономах в своем «Поучении» рассуждал о том, что князья должны вести аскетический образ жизни, не увлекаясь едой и питьем, пьянством и блудом, поскольку от пьянства и блуда «душа погибает и тело». Также он советовал не делать пакостей, кормить и помогать нищим, больше всего чтить гостей. Превыше же всего, как писал Мономах, должен быть страх перед Богом.
Таким образом, в «Поучении» Владимира Мономаха впервые были сформированы нравственные основы воинского служения в православной Руси. Воинское служение в этом понимании — это борьба добра со злом, православный воин должен быть на стороне добра и заботиться не только о победе, но и о том, чтобы остаться благочестивым, сохранить праведность. Защита земли Русской и веры Православной становится главным смыслом воинского служения, ради которого можно отдать жизнь свою, но и забрать жизни врагов страны и веры.
Настоящим испытанием для Руси стало вторжение монгольских орд и последовавшая зависимость от Золотой Орды. Православная церковь играла огромную роль в консолидации народа и сохранении русской идентичности, в те столетия «замешанной» именно на православии. Здесь стоит отметить, что свою роль сыграла первоначальная веротерпимость ордынских ханов, которые сильно не вмешивались во внутренние дела подконтрольных территорий и, благодаря этому, русской православной культуре удалось сохраниться в многочисленных монастырях. Православное духовенство в драматические для Руси времена вдохновляло русских воинов на защиту отечества, укрепляло их стойкость, внушало веру в свои силы и в Божью помощь в деле защиты русской земли. Неоднократно сами православные монахи были превосходными воинами и в сражениях с неприятелем, при обороне своих монастырей показывали и чудеса доблести, и прекрасные навыки обращения с оружием.

Именно в описываемый период начинает формироваться и идея жертвенности как неотъемлемого компонента воинского служения. Древний воин — язычник не обладал жертвенностью. Он был движим стремлением к победе, к завоеванию добычи, но не имел целью отдать жизнь за относительно абстрактные идеалы, более того — сильно удивился бы подобному предложению. Христианство, повлияв на русскую воинскую культуру, задало и модель жертвенности как желаемого поведения воина. Русский воин именно в христианский период истории Руси обрел готовность пожертвовать собой не только за родную землю, но и за веру, за своих товарищей по оружию. Таким образом, жертвенность превратилась в одну из высших этических ценностей, которая сопровождает русскую воинскую культуру многие столетия, вплоть до настоящего времени.
С христианством связано и утверждение в воинской культуре представлений о справедливости, о справедливой войне. В христианской Руси, особенно после освобождения от золотоордынского ига, насильственный способ разрешения конфликтной ситуации начинает рассматриваться как крайняя мера, применимая там, где нет иного способа утверждения справедливости, пусть и понимаемой князьями и их окружением специфически. Справедливость становится главным качеством, которое люди ценят и уважают в правителе, на более низком уровне — в любом командире, руководителе, начальнике. Таким образом, к воинским доблестям князя присоединяется и мудрость. Князь-воин становится также и мудрецом, способным принимать справедливые решения и миром разрешать конфликтные ситуации. Мудрый князь — это такой светлый образ, который вдохновлял его дружинников и вообще всех подданных, был для них примером доблести и ума.

После освобождения русских земель от Золотой Орды и после создания на основе Московского княжества централизованной русской государственности начинается церковная канонизация наиболее героических русских воинов. Герои XIII-XIV вв. — Александр Невский, Дмитрий Донской, Сергий Радонежский — были причислены к лику святых. Александр Невский и Дмитрий Донской были князьями, воинами, вошедшими в пантеон православных святых благодаря удивительному сочетанию воинской доблести и христианского благочестия, верности православию. Сергий Радонежский в еще большей степени соответствовал образу народного героя, поскольку своим примером показывал самоотверженность, заботу о своей земле и ее защите от иноземцев, высокую нравственность и верность христианству. Удивительный человек, монах — воин, Сергий Радонежский стал и олицетворением идеала русского воинского наставничества, сочетающего обучение воинской науке с привитием христианских, морально-нравственных ценностей и установок, патриотизма и идеалов справедливости.
Поскольку в те времена еще отсутствовал тот же институт Героев России или Советского Союза, иерархия государственных наград, канонизация воина, признание его выдающихся заслуг православной церковью становилось высшей наградой. Причисление воина к лику святых означало сохранение на века памяти о нем в народном сознании. При этом церковь славила не только воинов — победителей, но и проигравших, поскольку, в отличие от язычества, в христианстве главной ценностью являются благочестие, вера, служение, а не достигнутые на поле брани или на ниве государственного управления результаты.

Благодаря канонизации выдающихся воинов, был достигнут удивительный результат — фигура воина на Руси сакрализировалась, сформировалось «воинское общество», в котором защита Отечества рассматривалась как святая обязанность каждого человека, вне зависимости от его возраста и даже пола. Именно этой сакрализации воинского долга Русь, а затем и Россия обязана многочисленным примерам высочайшей храбрости, удивительного патриотизма, которые показывали русские люди в годы многочисленных войн. Когда в Великую Отечественную войну плечом к плечу стали люди от мала до велика, а в партизанские формирования потянулись и дети младшего школьного возраста, и старики, и пожилые женщины, это стало свидетельством глубокой укорененности таких представлений о воинском долге в русском сознании. Удивительно, но это представление о долге по защите Отечества транслировалось и другим народам, живущим в России. Их представители столь же самоотверженно начинали служить русскому государству, даже не будучи русскими и православными. Защита своего Отечества рассматривалась как однозначно благое, справедливое дело.
Таким образом, основы духовного и морально-нравственного воспитания русских воинов, заложенные почти тысячу лет назад, сформировали всю русскую воинскую культуру и смогли, несмотря на все многочисленные превратности и перипетии, испытанные страной за прошедшее время, сохраниться до наших дней.

Идейные основы и базовые принципы либерализма Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Том 150, кн. 7 Гуманитарные науки 2008

УДК 329.12

ИДЕЙНЫЕ ОСНОВЫ И БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ ЛИБЕРАЛИЗМА

Ю.Р. Нурмеев Аннотация

Либерализм является одной из наиболее влиятельных идеологий современности и оказывает значительное воздействие на политическую практику большинства государств мира. В статье рассматриваются идейные основы и базовые принципы либеральной доктрины, дается характеристика ряда теоретических проблем современного либерализма, а также перспектив его развития.

Ключевые слова: либерализм, капитализм, идеология, доктрина, концептуальные основания, либертарианство, либеральная демократия

Генезис западной (некоторые авторы называют ее «атлантистской», «ев-роамериканской» или «западнистской» ) цивилизации невозможно понять без анализа либерализма и либеральной доктрины. С момента своего появления до настоящего времени либерализм как идеология и политическая доктрина сыграл огромную роль в становлении и развитии этой цивилизации.

Либерализм явился не просто «одной из» идеологий, получивших распространение в странах Европы, Северной Америки, а позднее и по всему миру. Он лег в основание «жизнеустройства»,1 «институциональной матрицы» западной цивилизации и определил ее развитие на несколько веков вперед. Несмотря на многочисленные социальные катаклизмы и военные столкновения, межгосударственные размежевания и объединения, либерализм сохранил центральное место в идеологическом поле евроатлантической цивилизации.

Будучи результатом предыдущего развития западноевропейских обществ, либерализм вместе с тем явился и принципиально новой всеобъемлющей системой взглядов, со своими особенными философскими, антропологическими, политическими, экономическими, социальными и юридическими аспектами.

1 О толковании понятия «жизнеустройство» см.: Кара-Мурза С.Г. Великая геополитическая катастрофа ХХ века // Интернет против телеэкрана . — 2006. — 1 дек. — Режим доступа: http://www.contr-tv.ru/common/2077; Жесткая этнократия // Интернет против телеэкрана . — 2005. — 28 окт. — Режим доступа: http://www.contr-tv.ru/common/1392; Какую субкультуру поддержал Запад в России // Интернет против телеэкрана . — 2006. — 8 февр. — Режим доступа: http://www.contr-tv.ru/common/1583; Миф о военном времени // Интернет против телеэкрана . — 2005. — 31 марта. — Режим доступа: http://www.contr-tv.ru/common/1113; Реформа: создание бедности в благополучной стране // Интернет против телеэкрана . — 2006. — 10 февр. — Режим доступа: http://www.contr-tv.ru/common/1585; Сборка народа // Интернет против телеэкрана . — 2005. — 29 сент. — Режим доступа: http://www.contr-tv.ru/common/1331.

Становление либерализма в идейно-теоретической и практической плоскости было связано с несколькими разнонаправленными процессами в развитии европейских обществ:

1) с экстенсивным ростом рыночной экономики;

2) с разрушением традиционных сельских общин и урбанизацией;

3) со становлением системы национальных государств;

4) с переходом многих государств от монократической системы правления к представительной.

Либерализм обязан своим появлением эпохе Великих географических открытий и Реформации, он стал ответом на потребности формирования нового общественного строя в период становления новой системы координат во всех областях жизни европейской (а затем и глобальной) цивилизации.

Либерализм на заре своего существования сформировался в лоне протестантской англосаксонской традиции (Т. Гоббс, Д. Локк, Б. Мандевил, Д. Юм, А. Смит) и получил дальнейшее распространение в политической мысли и политической практике континентальной Европы (И. Кант, Б. Констан, А. де Ток-виль и др.) уже в XVIII — XIX вв. В процессе становления индустриального общества либерализм стал стержневой политической идеологией западной цивилизации, идеологией общественного консенсуса, и остается таковым с определенными изменениями по сей день.

По мнению известного американского теоретика И. Валлерстайна, суть либеральной идеологии выразилась в трех главных политических задачах:

1) достижения избирательных прав;

2) построения государства благосостояния;

3) выработки национальной идентичности .

Работы первых либералов были посвящены решению первой и третьей из этих задач, поскольку вторая появилась лишь в XIX в., с подъемом социализма и других антикапиталистических политических течений в философской мысли. Критика либерализма началась с обличения его как эгоистически-индивидуали-стической идеологии, потворствующей низменным инстинктам человека: жадности, корыстолюбию, стяжательству, ханжеству и лицемерию.

В истории либерализма не было работы, относительно которой можно было бы сказать, что она является наиболее полным манифестом этой идеологии, выражает в основных деталях ее сущность и структуру. Работы, систематизирующие положения либерализма, появились в основном уже в XX в. и имели своей целью отстоять его ценность перед лицом тех нападок, которым он подвергался в межвоенный период, в момент подъема авторитарных режимов по всему миру. К подобным работам можно отнести, в частности, труды Людвига фон Мизеса .

Работы Дэвида Боуза , Детмара Дёринга , Фридриха фон Хайека и других авторов появились уже после Второй мировой войны и были посвящены систематизированному описанию либеральной доктрины и ее потенциалу в условиях неоиндустриального общества и господства концепции «государства всеобщего благосостояния».

На протяжении своей более чем трехсотлетней истории либерализм постоянно эволюционировал, приобретал новое содержание в соответствии с дина-

мичным развитием капиталистического общества. Вполне закономерно, что в работах ведущих либеральных мыслителей содержались порой противоречащие друг другу положения — именно борьба за «правильную» интерпретацию идеологии сделала либерализм таким «выносливым» к различного рода атакам со стороны противостоящих ему идеологических течений.

Основные постулаты либерализма относятся к определению базовых принципов устройства политической, экономической, социальной, культурной, религиозной жизни общества. Идеалом либерализма является общество с индивидуальной свободой действий, ограниченной властью правительства, свободой вероисповедания, предпринимательства и частной собственности. Фундаментальные принципы либерализма включают индивидуальные права (на жизнь, личную свободу и собственность), равные права и всеобщее равенство перед законом, свободную рыночную экономику, правительство, избираемое на честных выборах, прозрачность государственной власти. Функция государственной власти при этом сводится к минимуму, необходимому для обеспечения этих принципов. Современный либерализм также отдаёт предпочтение открытому обществу, основанному на плюрализме и демократическом управлении государством при условии защиты прав меньшинств и отдельных граждан.

Либеральная доктрина, как и любая другая, содержит набор принципов, которые формируют ее базис и являются предметом консенсуса между различными течениями внутри идеологии. В либерализме можно выделить следующие базовые принципы:

1) принцип личной свободы;

2) принцип индивидуализма и защиты индивидуальных прав;

3) принцип защиты свободного рынка и частной собственности;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4) принцип либерального демократизма.

1. Свобода. Свобода — термин, давший название идеологии либерализма. Трактовке свободы, ее границ и степени выраженности в различных политических условиях посвящены работы почти всех крупных либеральных теоретиков.

В политическом смысле либерализм толкует свободу как свободу избирать органы власти и быть избранным в них, свободу от незаконного принуждения в правовом государстве при верховенстве закона и разделении властей. Все эти принципы явились основополагающими в развитии либерального конституционализма и зафиксированы в важнейших правовых документах современности — от «Декларации прав человека и гражданина» 1789 г. до Всемирной декларации прав человека 1948 г., а также конституций и сводов законов подавляющего большинства современных государств.

В экономическом смысле — и это исторически первый смысл, который либеральная теория придавала свободе, — следует говорить о свободе предпринимательства, торговли, владения и распоряжения собственностью, невозможности произвольного отчуждения собственности. Либерализм есть в первую очередь идеология защиты интересов частных собственников. Показательна фраза Людвига фон Мизеса: «… программа либерализма, если её сжато выразить одним словом, читалась бы так: собственность, то есть частное владение средствами производства.» . Защита собственности, право ее наследования

и передачи — эти положения красной нитью проходят через все труды сторонников либерализма. Формирование системы индивидуальных собственников на базе договорного права явилось основой для возникновения экономического феномена, обыкновенно называемого «капитализмом» или «рыночной экономикой» (один из трех базовых институтов западной институциональной матрицы по теории С. Кирдиной) .

При этом основополагающей для либерализма является негативная свобода, то есть свобода от любого принуждения. Понимание ограниченности этой трактовки привело к возникновению социального либерализма, который в той или иной степени реализован во всех современных демократических государствах. Вместе с тем радикальные либеральные течения, такие, как либертарианство и анархо-капитализм, отрицают необходимость обеспечения каких-либо позитивных свобод со стороны государства, так как это, по их мнению, неизбежно ведет к интервенционизму и в перспективе ко все большему ограничению индивидуальной свободы. Эта точка зрения ярко выражена в трудах Герберта Спенсера, Фредерика Бастиа и современных либертарианцев (М. Ротбарда, Г.-Г. Хоппе и др.).

Во второй половине ХХ в. значительная часть теоретических разработок в области либерализма была посвящена вопросам об общественном выборе и рыночных механизмах для достижения «либерального общества». Одно из центральных мест в этой дискуссии занимает «теорема невозможности Эрроу». Американский экономист Кеннет Эрроу сделал в своей работе попытку установить общий механизм, который мог бы трансформировать индивидуальные предпочтения в общественный выбор и при этом соответствовать 4 основным условиям: переходности, принципу эффективности Парето, добровольности и независимости от посторонних альтернатив. Следствием этой теоремы явился либеральный парадокс, согласно которому невозможно разработать демократическую процедуру, которая была бы совместима с неограниченной свободой личного выбора.

В целом же либерализм, по проницательному замечанию Алексиса де Ток-виля в труде «Демократия в Америке», зародился из сочетания двух порой чрезвычайно антагонистических начал — приверженности религии (в данном случае протестантизму) и духа свободы .

2. Индивидуализм и индивидуальные права. Другим основанием либеральной идеологии является индивидуализм. Либеральные теории отталкиваются от понимания общества как собрания индивидов, способных и обладающих правом принимать автономные решения о своей жизненной стратегии.

Индивидуализм подчеркивает самостоятельность и независимость личности и принципиальное право на отсутствие вмешательства в личную жизнь со стороны любых общественных институтов до тех пор, пока действия человека не угрожают общественной безопасности. В этом смысле индивидуализм противостоит холизму, коллективизму, этатизму и коммунитаризму. Он также выступает в целом против того, чтобы традиции, религиозные догмы или другие формы обобщенных стандартов препятствовали свободному выбору способа действий индивида.

Корни индивидуализма можно найти в христианском мировоззрении, особенно ярко выраженным носителем индивидуалистической идеологии является протестантизм с его теорией абсолютного предопределения и индивидуального спасения. Традиционными носителями индивидуалистического мировоззрения и доныне считаются страны, находящиеся в орбите влияния англосаксонского протестантизма.

В самом буквальном переводе слова «индивид» — «неделимый» — коренится мировоззренческая установка, определяющая развитие этого компонента либеральной идеологии. Индивид является конечной, далее неделимой инстанцией, принимающей решения и осуществляющей жизнедеятельность в социуме. Он является отправной точкой анализа любых общественных процессов. Крайние формы индивидуализма вообще отрицают возможность наличия самостоятельной сущности у каких-либо объединений индивидов, кроме семьи (такое понимание выражено в знаменитой реплике Маргарет Тэтчер «Такой вещи, как общество, не существует»).

Теория индивидуальных прав исходит из постулата о фундаментальности и неотчуждаемости прав, принадлежащих всем людям от рождения в силу изначально присущего человеку морального достоинства. Проблема сочетания индивидуальных прав и общего блага является одной из наиболее обсуждаемых в либеральной теории, в частности ее активно обсуждали утилитаристы в XIX в., представители австрийской школы в XIX — XX вв.

В проблеме защиты прав человека содержится одна из важнейших идеологических антиномий современности — защита прав является эффективной в сильном государстве, обладающем обширной компетенцией в этой области, и вместе с тем именно государство неизбежно выступает главным притеснителем и нарушителем фундаментальных прав, что явственно показывает история становления государственности современных обществ, в особенности тоталитарных диктатур ХХ в. Показательно высказывание Иммануэля Валлерстайна: «Очевидно, каждое идеологическое течение прибегало к разным уловкам для объяснения своих несколько странных симпатий к государственности. Социалисты утверждали, что государство воплощает в себе всеобщую волю. Консерваторы полагали, что государство защищает от всеобщей воли традиционные права. Либералы считали, что государство создает условия, позволяющие личности оптимально использовать свои права. Но в каждом случае результат был один и тот же — государство продолжало укреплять свои позиции по отношению к обществу, несмотря на риторические призывы к прямо противоположному» .

В современных условиях наблюдается смещение акцента от политических и экономических прав (которые уже считаются полностью утвержденными в практике развитых стран) к правам социальным и культурным. В фокусе внимания находятся проблемы брачных отношений, права на частную жизнь, соблюдения прав этнических, идеологических, сексуальных и т. д. меньшинств.

3. Капитализм и рыночная экономика. Экономический либерализм выступает за индивидуальные права на собственность и свободу контракта. Девизом этой формы либерализма является «свободное частное предприятие».

Предпочтение отдаётся капитализму на основе принципа невмешательства государства в экономику (laissez-faire), означающего отмену государственных субсидий и юридических барьеров для торговли. Экономические либералы полагают, что рынок не нуждается в государственном регулировании. Некоторые из них (например, К. Поппер) в своих трудах допускали правительственный надзор над монополиями и картелями, другие (Л. фон Мизес, Ф. фон Хайек, М. Ротбард) утверждают, что монополизация рынка возникает только как последствие действий государства.

Экономический либерализм утверждает, что стоимость товаров и услуг должна определяться свободным выбором индивидуумов, то есть рыночными силами. Некоторые допускают присутствие рыночных сил даже в областях, где государство традиционно сохраняет монополию, например в обеспечении безопасности или судопроизводстве (этому вопросу посвящены работы классика либертарианства М. Ротбарда). Экономический либерализм рассматривает экономическое неравенство, которое возникает из-за неравных позиций при заключении контрактов, как естественный результат конкуренции. В настоящее время данная форма наиболее выражена в либертарианстве, другими разновидностями являются минархизм и анархо-капитализм.

Ценность «рыночной экономики» является в либерализме аксиоматической и сомнению не подвергается. Вместе с тем необходимо отметить, что четкого понимания этого термина не существует: сегодня под рыночными экономиками понимаются совершенно разные хозяйственные системы, такие, как экономики США, Новой Зеландии, Ирландии (где через государственный бюджет перераспределяется 30-35% ВВП) и, например, скандинавских стран (где этот показатель составляет 55-60%). При этом наблюдается скорее «негативный консенсус» относительно того, какие экономики не считать рыночными. Это зачастую используется правительствами западных стран в качестве инструмента идеологического давления на развивающиеся страны, так как предоставление статуса страны с рыночной экономикой означает снятие целого ряда ограничений торгово-экономического сотрудничества.

В целом под капитализмом понимается экономическая и социальная система, в которой средства производства находятся в основном в частных руках и используются для извлечения прибыли, а способы инвестирования, распределения доходов, производства и ценообразования определяются при помощи рыночных механизмов свободного обмена. Это подразумевает права отдельных личностей и предприятий обмениваться капиталами, трудом, фондами и денежными средствами. В современных условиях, однако, теоретики в основном предпочитают пользоваться термином «смешанная экономика», подчеркивая значительную степень участия государства в экономическом развитии по сравнению с периодом классического капитализма. Необходимо отметить, что в силу этих причин концепт капитализма имеет довольно ограниченную эвристическую ценность.

4. Либеральный демократизм. Концепция либеральной демократии является центральной в современной либеральной теории и описывает характеристики такого состояния общества, к которому наиболее приближены развитые

государства Западной Европы и Северной Америки. Если использовать терминологию Макса Вебера, то именно эти государства являются образцами для идеально-типического описания либеральной демократии.

Основные признаки либеральной демократии в общем смысле таковы:

1) регулярные и свободные выборы с относительно неопределенным исходом в рамках сложившей политической системы (неопределенность может состоять и из двух вариантов выбора, как это де-факто имеет место в современных США), в которых имеют право принимать участие любые партии и движения, не призывающие к нарушению основ конституционного строя;

2) вооруженные силы и силовые ведомства находятся под гражданским контролем;

3) граждане пользуются свободой в создании различных общественных ассоциаций и объединений, в присоединении или неприсоединении к ним;

4) соблюдается свобода слова, убеждений, вероисповедания, ассоциаций, печати и собраний;

5) исполнительная власть находится в относительном равновесии с другими ветвями власти, существуют механизмы контроля и принуждения по отношению к исполнительной власти в случае ее выхода за пределы своей компетенции;

6) решения судебной власти эффективно защищают целостность правового поля (особенно в области защиты прав человека) и неукоснительно исполняются;

7) индивиды и различные меньшинства защищены от притеснений со стороны государства и преобладающих по численности и/или силовым ресурсам групп.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Либерализм и демократия на протяжении истории своего взаимодействия находились в различных отношениях, в частности в период Французской и Американской революций среди либералов были как сторонники, так и противники демократии. Противники отмечали опасность, которая может исходить от принятия решений по принципу большинства в условиях недостаточной образованности большей части населения («диктатура черни»). Однако в ходе становления государственности США и ряда стран Западной Европы концепция либеральной демократии (сочетания воли большинства с защитой индивидуальных прав) стала консенсусной для всех либералов.

Либерально-демократические режимы существуют сегодня как в республиканской, так и в монархической форме. Основополагающим при определении либеральной демократии является не система правления, а конституционализм. Большинство современных государств, причисляемых к либеральным демократиям, являются парламентскими республиками.

Господствующий в современной политической теории идеологический дискурс постулирует благотворность либеральной демократии для общественного развития. При этом в пример приводятся результаты, достигнутые странами «атлантистской» цивилизации в области экономического развития, прав человека, международных отношений и политического равенства. Однако сама причинно-следственная связь между этими явлениями и наличием либеральнодемократической политической системы является предметом споров. Приверженцы материалистического толкования истории (в том числе марксисты) счи-

тают буржуазную демократию порождением капиталистической общественноэкономической формации, а сторонники идеационного толкования истории (в духе Макса Вебера) настаивают на укорененности либеральной демократии в протестантских религиозных ценностях. Вместе с тем зачастую упускаются из вида моменты, связанные со становлением либеральных демократий, в особенности в той части, которая касается эксплуатации ими колоний и государств-сателлитов и неравного распределения экономических ресурсов.

Современные марксисты и анархисты полностью отрицают ценность либеральной демократии, называя ее властью капитала. Их критика сосредоточена на экономическом неравенстве и манипулятивных политических технологиях, достигших расцвета в конце ХХ в. Критики либеральной демократии указывают на двуличие существующей системы, при которой к любым относительно значимым рычагам принятия политических решений допускаются только имущие классы («плутодемократия» в терминологии Вильфредо Парето) . В обиход вошел термин «либеральный тоталитаризм» — так обозначается система, в которой попытки учета прав всех меньшинств приводят к абсурдным парадоксам и в конечном итоге — к новому ограничению прав человека, но уже «с другой стороны» (в частности, широко обсуждаемые нормативные акты по соблюдению прав женщин, по защите сексуальных меньшинств и т. д.). Еще один предъявляемый аргумент — эффект «популистского правительства». Избранные органы власти, озабоченные своей репутацией и желающие быстрого улучшения условий жизни избирателей, зачастую принимают «популярные» решения, вызывающие негативные долгосрочные последствия, особенно в области финансовой политики (это один из главных аргументов либертарианства и неоклассической экономической школы).

В политической практике современных государств либерализм обладает широчайшим спектром политических партий, движений, идеологических течений и теорий. В ведущих государствах Европы они представлены неравномерно: во Франции это движение «Либеральная альтернатива», в Германии — Свободная демократическая партия, в Великобритании — Либерально-демократическая партия, в Италии — блок «Вперед, Италия!», в Испании — Канарская Коалиция и Демократический Союз Каталонии. В США традиционно либеральной называют Демократическую партию, однако Республиканская партия в большей степени поддерживает экономический либерализм, в то время как демократы более сосредоточены на вопросе прав человека. Либеральные партии стран мира объединены в ряд международных организаций, наиболее известные из которых — Либеральный Интернационал (от России представлена партия «Яблоко») и Европейская либерально-демократическая реформистская партия (объединяет 49 партий и движений либерального толка из разных стран Европы).

В североевропейском культурном контексте либерализм понимается как идеология, отстаивающая индивидуальную свободу в экономических, социальных, культурных и этических вопросах и политику свободного рынка. Такое понимание не содержат в себе коннотаций радикализма, которые присущи американскому пониманию термина. В Южной Европе в значении термина сильны коннотации антиклерикализма (ввиду долгого противостояния либерализма официозному католицизму) и экономического либерализма. Во Франции термин

«либерализм» также понимается зачастую в негативном контексте и используется левыми партиями для обозначения «капиталистических экстремистов».

Сегодня существуют различные точки зрения относительно реализации либеральной доктрины в мировой политической практике, а также ее дальнейшей судьбы. Вместе с тем следует отметить, что есть некий базовый консенсус по поводу того, что либерализм достиг определенного пика своего развития и в дальнейшем его ожидают значительные метаморфозы и приспособление к новым глобальным политическим реалиям либо тотальное забвение.

В оптимистической форме эту точку зрения высказывает Фрэнсис Фукуяма, прежде всего в своей программной работе «Конец истории и последний человек». Фукуяма, интерпретируя историю в неогегельянском детерминистском духе, высказывает утверждение об окончательной победе либерализма во всемирном масштабе, о победе «общества потребления» над идеократическими обществами. Вместе с тем, по его мнению, идейная борьба и развитие человечества не могут остановиться из-за изначально присущего человеку стремления к признанию, или «тимоса» . Именно стремление к отличию от других, которое реализовывалось ранее в борьбе за права, теперь будет принимать другие формы. Другими словами, Фукуяма постулирует «смерть либерализма» ввиду выполненности его исторической задачи и высказывает предположения о том, где в дальнейшем пройдут линии политических фронтов .

Схожую точку зрения, но в пессимистическом духе, высказывает Иммануэль Валлерстайн в труде «После либерализма»: «В этой книге утверждается, что эту дату (бархатные революции 1989-1991 гг. в Восточной Европе. — Ю.Н.) полезнее было бы рассматривать как конец периода 1789-1989 гг., иначе говоря, времени победы и поражения, взлета и постепенного упадка либерализма как глобальной идеологии — я называю ее геокультурой — современной миросисте-мы» . Валлерстайн считает либерализм единственной действительно существовавшей в эпоху модерна идеологией, а консерватизм и социализм -лишь различными его формами, сущностно не отличавшимися от либерализма, но дополнявшими его формулу в увязке с интересами различных политических сил. Его книга посвящена описанию упадка либеральной идеологии и тех последствий (как позитивных, так и негативных), которые этот упадок несет для всей миросистемы («Поскольку большинство людей достаточно разумны и достаточно много знают, в самом скором будущем все надежды, возлагаемые на «рынок» как на панацею от всех бед, рассеются, оставив лишь тяжелый осадок» ).

Отступление либерализма, наблюдаемое сегодня как его сторонниками, так и противниками, дает повод для различных интерпретаций будущего либеральной идеологии. Однако общая тональность научных работ свидетельствует о том, что интеллектуальная атмосфера современности предрасполагает к мыслям об обострении как противоречий внутри либерализма, так и его противостояния с другими массовыми идеологиями.

Y.R. Nurmeev. Conceptual Basis and Main Principles of Liberalism.

Key words: liberalism, capitalism, ideology, doctrine, conceptual basis, libertarianism, liberal democracy.

Литература

1. Зиновьев А. Запад. — М.: ЭКСМО, 2003. — 512 с.

2. Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. — М.: ТЕИС, 2000. -213 с.

3. Валлерстайн И. После либерализма / Пер. с англ.; под ред. Б.Ю. Кагарлицкого. -М.: Едиториал УРСС, 2003. — 256 с.

4. Мизес Л. фон. Либерализм в классической традиции / Пер. с англ. А.В. Куряева. -М.: Социум; Экономика, 2001. — 239 с.

5. БоузД. Либертарианство: история, принципы, политика / Пер. с англ.; под ред. А.В. Куряева. — Челябинск: Социум, Cato Institute, 2004. — 392 с.

6. Дёринг Д. Либерализм: размышления о свободе / Пер. с нем. — М.: Комплекс-Прогресс, 2001. — 53 с.

7. Хайек Ф.А. фон. Судьбы либерализма. Сб. эссе: австрийская экономическая теория и идеал свободы / Пер. с англ. Б. Пинскера . — Режим доступа: http://www.libertarium.ru/libertarium/14000?PRINT_VIEW=1&N0_C0MMENTS=1.

8. Кеннет Эрроу. Премия памяти Нобеля по экономике, 1972 г. . — 1999. — Режим доступа: http://n-t.ru/nl/ek/arrow.htm.

9. Токвиль А. де. Демократия в Америке / Пер. с фр.; предисл. Гарольда Дж. Ласки. -М.: Прогресс, 1992. — 554 с.

10. Гофман А.Б. Лекции по социологии . — Режим доступа: http://www.pseudology.org/Reklama/GofmanAB/07.htm.

11. Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек / Пер. с англ. М.Б. Левина. — М.: АСТ: Ермак, 2005. — 592 с.

Поступила в редакцию 07.02.08

Нурмеев Юрий Рафикович — аспирант кафедры прикладной политологии Казанского государственного университета.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.