Политика берии и маленкова

После смерти Сталина главой советского правительства стал Георгий Маленков, проработавший на этом посту меньше двух лет. Почему выдающийся мастер аппаратных игр потерял должность, к которой стремился на протяжении всей своей политической карьеры? Об этом обозревателю «Власти» Евгению Жирнову рассказал бывший управляющий делами Совета министров СССР Михаил Смиртюков.

Так почему же Маленков лишился главного поста в правительстве? Опыта ему было не занимать — он работал в партийном и государственном аппарате с молодости. А во главе страны и правительства пробыл меньше двух лет.

Формально ему поставили в вину политические просчеты и ошибки. А по сути, товарищи по коллективному руководству страной не простили ему того, что он начал принимать отдельные важные решения, не советуясь с ними. Как Сталин.

Но, возможно, он имел для этого некоторые основания? Ведь его иногда называли прямым наследником Сталина. Существует даже легенда о том, что умирающий вождь пожал ему руку в знак того, что передает ему власть.

Это действительно легенда. Еще рассказывали, что будто бы Сталин незадолго до смерти открыл глаза и свирепо взглянул на Берию. Я на Ближней даче не бывал. Но мне говорили, что Сталин после инсульта в сознание не приходил, ни на кого не смотрел и рук не пожимал. А Маленков, надо сказать, даже внешне не очень подходил на роль сменщика Сталина. Ходил он, правда, в полувоенном френче, похожем на сталинский. Но одинаковая одежда только подчеркивала различия их сложения: Сталин был сухощавым, а Маленков — не по возрасту полным. Они и говорили по-разному. Сталин — негромко, но твердо. А Маленков всегда разговаривал мягко, даже когда произносил самые страшные слова. Кроме того, он всегда старался убедить собеседника в своей правоте — беседовал ли он с рядовым сотрудником Совнаркома или с самим Сталиным. Я был свидетелем одного такого его разговора. В 1943 году меня направили на Центральный фронт, где командующим был маршал Рокоссовский, а представителем Ставки — Маленков. Поздно вечером Маленков по ВЧ-телефону докладывал Сталину обстановку. Все вокруг почтительно слушали. «Хорошо бы,— говорит,— товарищ Сталин, еще полчок самоходок на наш фронт подбросить». Сталин, наверное, ему сказал, что и в других местах техники не хватает. Маленков: «Это верно, товарищ Сталин, это верно, но это как раз то, что нам очень надо было бы,— полчок». И стал приводить аргумент за аргументом в подкрепление своей просьбы. Потом послушал, сказал: «Спасибо, товарищ Сталин», попрощался, положил трубку и, улыбаясь, обратился к нам: «Ну командующий где наш?» Говорят, что он уже отдыхает. Рокоссовский, как мне говорили, вне зависимости от обстановки — есть бой или нет — ложился спать всегда в одно и то же время и очень рано вставал. «Тогда не трогайте его, пожалуйста,— говорит довольный Маленков,— а полчок у нас будет».

То есть Сталин его все-таки выделял из числа других приближенных?

Сталин выделял всех людей, имеющих специальное образование и крепко знающих какое-либо дело. Косыгина он ценил как специалиста в легкой и текстильной промышленности, Тевосяна — как грамотного металлурга, а Маленкова за глубокие знания в энергетике — он ведь окончил МВТУ. Сталин вообще не терпел в своем окружении «чистых партийцев». У него каждый член Политбюро отвечал за конкретную отрасль промышленности и ее состояние. Микоян, например,— за снабжение, торговлю, пищевую промышленность. Берия — за нефтяные и угольные дела. Каганович — за транспорт. И почти все члены Политбюро были заместителями председателя правительства. Те, кого Сталин до Отечественной войны приближал к себе, обязательно проходили своеобразную стажировку в Экономсовете. Был такой орган Совнаркома, который решал абсолютно все вопросы оперативного управления страной, кроме утверждения годового плана и бюджета. Его членами были и Маленков с Берией. На заседаниях, кстати, они всегда садились рядом.

Фото: Росинформ, Коммерсантъ

Это тогда образовался союз этих двух политиков?

Я бы не называл их отношения союзом. По-видимому, когда их интересы совпадали, они действовали совместно. А бывало это очень часто. К примеру, обоим было выгодно держать руководящие хозяйственные кадры в постоянном напряжении. Чтобы те не забывали, как говорил Горбачев, «кто есть ху». У Берии это превратилось в своего рода страсть. Он приходил на заседания Экономсовета, а позднее Президиума Совнаркома на 5-10 минут раньше других руководителей. Сядет за стол, оглядится по сторонам и сам себя спрашивает: «Кому бы сегодня выговор влепить?» Вслух! И всегда, черт его возьми, находил жертву. Помню одно заседание по легкой промышленности. Выступает министр Шестаков. Все идет тихо и мирно. Вдруг, оправдываясь за какие-то огрехи, Шестаков говорит: «А она нам электроэнергию не дает». Берия сразу встрепенулся: «Кто она?» — «Электростанция на Москве-реке».— «А министр где?» — кричит Берия. Поднимается министр электростанций: «Он неправду говорит. Мы ему даем электроэнергию. Только он за нее не платит». А Берия вошел в раж и кричит на министра электростанций: «Слушайте, вы где работаете?! Я считаю, как минимум объявить ему строгий выговор и с предупреждением! — А сам улыбается сидит.— Так я говорю? Наверно, правильно?!» Маленков кивает. Остальные, глядя на них, тоже поддакивают.

А Сталин?

Он нечасто бывал на заседаниях правительства. Но во время ужинов в узком кругу всегда раздавал поручения своим соратникам. Когда на следующий день на заседании заканчивались основные вопросы повестки, приближенные к вождю руководители доставали из карманов кто листок, кто обрывок бумажки, на которых за столом записывали указания, и начинали коллективно вспоминать: «Вот товарищ Сталин вчера говорил…» И быстро вместе формулировали проекты решений, а Маленков их записывал. Берия и тут проявлял особое рвение. Считал, что лучше других помнит, что именно приказал Сталин. У него даже пенсне как-то ярче блестеть начинало. Стекла большие, цилиндрами, не такие, как на его фотографиях.

Может, вам стекла от страха большими казались? Не вы один Берию боялись.

Особой боязни у меня не было. Но опасаться — опасался. Помню, в конце 40-х годов как-то вечером Берия вызвал меня и министра торговли Василия Жаворонкова. «Чтобы завтра был готов квартальный план снабжения населения»,— говорит. Мы попытались было возражать. Стали доказывать, что обычно план представляется позже и что у нас пока ничего для его составления не подготовлено. Берия посмотрел на нас внимательно и совершенно спокойно говорит: «Чтобы через сутки план был готов. Опоздаете, руки-ноги переломаю». Жаворонков был мужик смелый, в войну успешно руководил обороной Тулы и без войск, рабочими отрядами и полком НКВД, защитил ее от немецких танковых армий. А тут у него руки от страха затряслись. План мы составили к двум часам следующего дня. А в семь вечера его уже утвердили.

Берия обладал такой властью, что мог казнить и миловать министров?

Большую власть они с Маленковым получили не сразу. Вскоре после войны их оттеснили от Сталина руководители нового поколения — «ленинградцы» — Вознесенский и другие. Сталин приказал Берии сосредоточиться на атомных делах, а Маленков за ошибки в руководстве авиационной промышленностью ненадолго потерял большинство своих постов. Но вскоре они отыгрались. Заместитель председателя Госснаба Михаил Помазнев написал письмо в Совет министров о том, что председатель Госплана Вознесенский закладывает в годовые планы заниженные показатели. Для проверки письма была создана комиссия во главе с Маленковым и Берией. Они подтянули к своему расследованию историю с подготовкой в Ленинграде Всероссийской ярмарки, которую руководители города и РСФСР просили курировать Вознесенского. И все это представили как проявление сепаратизма. И получилось, что недруги Маленкова и Берии поголовно враги народа. Потом Сталин постепенно стал отходить от руководства текущими делами, и решение оперативных вопросов, а по сути, управление страной оказалось в руках Маленкова и Берии. По-моему, явочным порядком. После Ленинградского дела остальные члены руководства страны боялись их так, что никто не посмел возразить, когда они фактически взяли в свои руки бразды правления.

«Сталин постепенно стал отходить от руководства текущими делами, и управление страной оказалось в руках Маленкова и Берии»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

В чем это проявлялось?

Решения по всем вопросам принимали три заместителя председателя Совета министров: Берия, Маленков и Булганин. Берия всегда читал документы, которые мы приносили ему на подпись, серьезно и внимательно. Как обычно, находил, к чему придраться, и начинал нас распекать. Пока мы ехали в ЦК, к Маленкову, всего-то несколько минут от Кремля до Старой площади, они успевали созвониться. И Маленков был недоволен теми же самыми документами, что и Берия. «Зачем вы вообще эти вопросы поставили на голосование?» — спрашивает. «Микоян внес этот, а этот — Молотов»,— отвечаем. Недовольство Маленкова только усиливалось. «Мало ли что они требуют рассматривать»,— говорит. Иногда первым документы просматривал Маленков. И Берия к нашему приезду был в курсе того, какие вопросы он снял. Мнение Булганина значения уже не имело, и он, понимая это, голосовал точно так же, как Берия и Маленков.

А каким образом после смерти Сталина Маленков стал первым лицом партии и государства?

Конечно, все было оформлено решением Президиума ЦК, а затем в советском порядке. Но произошло все, как мне тогда показалось, опять же явочным порядком. В день смерти Сталина нас вызвали к Маленкову, и оказалось, что он занял кабинет Сталина. Там же он начал проводить заседания Президиумов ЦК и Совета министров и вести их.

Но отношения Маленкова с Берией с этого времени стали быстро ухудшаться?

Чувствовалось, что Берия не очень доволен сложившимся раскладом постов. Помню, звонит мне помощник Берии Ордынцев. «Тот,— говорит,— тебя зовет Лаврентий Павлович». Дело в том, что Помазнева, ставшего управляющим делами Совмина, Берия называл «этот», а меня — «тот». Иду. В кабинете Берии сидел насупленный Маленков. Они решали вопрос о переходе на нормальный график работы государственных органов. При Сталине, как известно, вся жизнь страны подстраивалась под его режим дня: работа руководителей учреждений начиналась почти в полдень и продолжалась до поздней ночи. Берия расспросил меня о том, какой должна быть продолжительность рабочего дня и рабочей недели. А Маленков говорит: «Иди, мы тут все сами решим». Зачем Берия меня позвал? Про длительность недели он все знал и без меня. Мне показалось, что Берия хотел продемонстрировать Маленкову, а в моем лице и аппарату, что хозяин положения на самом деле он.

Стремление переделить власть и привело к падению Берии?

Никакого «заговора Берии», о котором так много говорили потом, на самом деле не существовало. Товарищи по Президиуму ЦК арестовали его превентивно. Уж очень они боялись его интриганских способностей. Боялись, что он сможет провернуть что-нибудь эдакое. Но заговор был придуман потом, чтобы как-то объяснить массам, за что арестовали самого верного ученика Сталина.

«Берия считал, что лучше других помнит, что именно приказал Сталин. У него даже пенсне как-то ярче блестеть начинало»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

После устранения Берии с политической арены настроение коллективного руководства изменилось?

Им как будто стало легче дышать. С лица Маленкова в первые месяцы после ареста Берии просто не сходила улыбка. Он вел заседания раскованно, шутил. Решения правительства стали совершенно маленковскими: обстоятельными, но очень многословными. К примеру, до него решение о выделении двух новых самолетов училищу гражданской авиации выглядело бы просто: Минавиапрому изготовить и передать такому-то училищу самолеты. При Маленкове решению предшествовала большая вводная часть: «В целях улучшения подготовки» и т. д. И в самом решении пунктов было раза в два больше: «Обратить внимание на недостаточную заботу о подготовке летного состава» и т. п. Такими же длинными, хотя и дельными, были его выступления и статьи.

Хрущев воспользовался всеобщей расслабленностью и в 1953 году стал первым секретарем ЦК, а в 1955-м сместил Маленкова и с должности главы правительства?

Дело было не столько в Хрущеве, сколько в партаппарате. При Сталине верховной властью в стране был он сам, а текущие вопросы в основном решались в правительстве. После смерти Сталина работники ЦК и секретари обкомов захотели встать над государственным аппаратом и правительством, а Хрущев был только выразителем их интересов. Когда сталинские соратники и в их числе Маленков в 1957 году попытались сместить Хрущева, было уже поздно. Власть в центре и на местах перешла к партийным органам, которые поддерживали Хрущева. Антипартийную группу Молотова, Маленкова и Кагановича разоблачили. Маленков потерял посты заместителя председателя Совета министров и министра электростанций. Его назначили директором ГРЭС в Усть-Каменогорске, затем перебросили в Экибастуз — руководить ТЭЦ.

Вы встречались с ним после его опалы?

Когда ему разрешили вернуться в Москву, он время от времени мне звонил. Просил помочь в решении бытовых проблем. Пенсию всем троим, Молотову, Маленкову и Кагановичу, назначили одинаковую — 300 рублей.

Максимальная для простых пенсионеров была 60 рублей?

Да, но министры получали пенсию в 400 рублей, а зампреды Совмина и секретари ЦК — 500. Так вот Молотову и Кагановичу потом пенсии повышали, а Маленков не просил ни о пенсии, ни о прикреплении к кремлевской столовой. Мы помогали ему с квартирой, с путевками в санаторий. Но встречаться нам не приходилось. Его заявления с просьбами привозили или жена, или дочь Воля. Сам он в Кремле не был больше ни разу. Маленков то ли опасался напоминать новому руководству страны о своем существовании, то ли не хотел напоминать самому себе о том, что он имел и потерял.

Реформы Берии

Стенограмма июльского пленума (1953 года), впервые опубликованная в 1991 году, оказала неоценимую услугу исследователям, – ведь события, случившиеся после смерти Сталина, долгие годы были окутаны завесой секретности. Частично они стали достоянием гласности. Набросившись на Берию, члены ЦК перечислили его инициативы, которые, по их мнению, были отказом от коммунистического наследия. Они были правы. Размах бериевских реформ впечатляет. Никто из последующих советских вождей, включая Горбачёва, не был столь революционен в своих реформах.

Сто двенадцать дней, с 5 марта по 25 июня, Берия входил в правящий триумвират. Он успел развернуть страну, начав борьбу с культом личности Сталина, и предпринял попытку либерализации государственного строя.

Вот короткий список того, что он успел сделать.

¦ Закрыл «дело врачей» и осуществил их реабилитацию. Инициировал аресты и осуждение лиц, занимавшихся фальсификацией дел.

¦ Закрыл «грузинское дело».

¦ Остановил планировавшуюся депортацию евреев.

¦ Осуществил широкомасштабную амнистию. На свободу вышли 1,2 миллиона заключенных, осуждённых за незначительные провинности, такие как кража трёх колосков, прогулы или три опоздания на работу более чем на пять минут. Позднее Хрущёвско-брежневское КГБ, пытаясь его дискредитировать, запустит слух, что Берия выпустил на свободу толпы уголовников.

¦ Прекратил 400 тысяч следственных дел, находившихся в разработке.

¦ Предложил лишить Особые совещания МВД-МГБ права выносить приговоры без суда и следствия о высшей мере наказания и лишении свободы на 25 лет.

¦ На другой день после похорон Сталина инициировал внутрипартийное осуждение культа личности и решение ЦК, согласно которому имя Сталина стало исчезать со страниц печати и из передач радио и телевидения. Готовил общественное мнение к публичному развенчанию культа личности Сталина.

¦ Инициировал решение «не украшать» улицы портретами живых вождей и не носить их изображения на праздничных демонстрациях.

¦ Предложил остановить издание полного собрания сочинений Сталина.

¦ Предложил отказаться от насаждения колхозов. Ратовал за частную собственность и свободу частного предпринимательства. (Горбачёв легализовал частную предпринимательскую деятельность через 35 лет, поэтапно, с интервалом в два года.)

¦ Инициировал предложение об ограничении власти партийного аппарата и разделении властей (на партийную и советскую).

¦ Предложил в национальных республиках заменить русских ставленников местными кадрами, предоставить республикам право иметь собственные государственные награды с национальной символикой.

¦ Предложил отменить паспортные ограничения, в том числе на жительство в Москве и Ленинграде.

¦ Предложил написать правдивую историю Великой Отечественной войны.

Губительными для него стали инициативы во внешней политике. Он предложил то, на что «старая гвардия» не могла согласиться.

¦ Вернуть Японии спорные острова Курильской гряды (этот вопрос не разрешён до сих пор и является препятствием для заключения мирного договора между Россией и Японией – то есть формально Вторая мировая война ещё не завершена).

¦ Отказаться от строительства социализма в Восточной Германии, разрешить создание единой Германии на принципах западной демократии; в целях же недопущения новой войны заключить с объединённой Германией договор, исключающий её вхождение в военные блоки (Присуждая в 1990 году Горбачёву Нобелевскую премию мира за объединение Германии, Нобелевский комитет должен был разделить её с Берией. Но в 1990 году любая правдивая информация о Берии была засекречена).

¦ Инициировал начало мирных переговоров о перемирии в Корее.

¦ Инициировал примирение с Югославией, ставшей на отличный от Советского Союза путь построения социализма и допустившей сосуществование различных видов собственности.

¦ Предложил резко сократить численный состав советской разведки в капиталистических странах.

Берия выступил за сокращение расходов на военные нужды, за замораживание дорогостоящих строек (Главный Туркменский и Волго-Балтийский каналы), предложил изменить уголовный кодекс, сократив наказания за некоторые преступления вдвое, с двадцати лет – до десяти.

Трудно поверить, но на все это ушло 112 дней. Такие реформы не могли быть спонтанными, они были глубоко продуманы – Берия поплатился за попытку опередить время.

Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС (2–7 июля 1953 года) показывает не только вздорность обвинений, выдвинутых против Берии, но и то, что в реальности никто из членов ЦК не помышлял о десталинизации СССР:

¦ «хотел подорвать культ личности товарища Сталина» – Микоян;

¦ «появился откуда-то вопрос о культе личности», «демонстрацию проводить без портретов, не вывешивать портретов» – Андреев;

¦ подчёркивал «в записках МВД,…разосланных по его настоянию всем партийным организациям, что избиение арестованных производилось по прямому указанию товарища Сталина» – Тевосян;

¦ «навязал нам даже то, что мы не хотели бы» – Ворошилов;

¦ «нечего заниматься строительством социализма в Восточной Германии» – Молотов.

Теперь понятен смысл официально опубликованного решения пленума, обвинившего Берию в «преступных антипартийных и антигосударственных действиях, направленных на подрыв Советского государства». Это был тот редкий случай, когда решение ЦК соответствовало действительности. Если бы планы Берии осуществились, страна кардинально бы изменилась.

С 26 июня 1953 года правящий триумвират стал дуэтом. Через полтора года, 9 февраля 1955, Маленков, подчиняясь давлению Хрущёва, «сдал» ему пост главы правительства. Хрущёв, самый хитрый из «консулов», убрал конкурентов и, как Бонапарт, стал единоличным правителем.

После ареста Берии процесс реабилитации жертв политических репрессий растянулся надолго. Хрущёв сделал это в два этапа – кулуарно в 1956 году, в секретном докладе, и публично в 1961 году. Для этого ему потребовалось восемь с половиной лет! В брежневские времена процесс реабилитаций заглох. Он возобновился лишь в начале 1990-х годов, с созданием комиссии Яковлева, и не завершился поныне. В октябре 2009 года, после настойчивых просьб наследников Николая II, Генеральная прокуратура России реабилитировала его слуг, лакеев, врачей, разделивших в 1918 году трагическую судьбу царской семьи. Ещё 52 человека.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Чёрный миф о «кровавом» Берии

5 марта 1953 года ушёл из жизни настоящий титан, одна из величайших фигур не только российской, но и мировой истории – Иосиф Виссарионович Сталин. С ним ушла целая эпоха, полная борьбы и свершений, СССР погрузился в траур. В руководстве Союза началась делёжка постов. Уже 2 марта, после инсульта Сталина, начались скрытые переговоры Берии, Маленкова, Хрущёва, Булганина. А 6 марта они собрались, чтобы определиться с новой верховной властью. Фактически это был верхушечный заговор, не созывались съезды, пленумы, сессии Верховного Совета.

А решения последнего XIX съезда и пленума, которые провел Сталин, они немедленно свернули. Бюро Президиума ЦК упразднили, Президиум сократили с 36 до 14 человек. Из него выбросили новых сталинских выдвиженцев, которыми Сталин «разбавлял» старые кадры. Зато вернули старые кадры, которые в конце жизни вождя попали в опалу – Молотова, Кагановича, Микояна, Ворошилова.
«Наследником» Сталина стали считать Маленкова, он получил посты председателя Совета Министров, первого секретаря ЦК. Берия считался «вторым человеком» в державе, контролируя объединённое МВД-МГБ, получив пост первого заместителя председателя Совмина. Посты заместителей председателя Совмина получили Молотов, Булганин, Каганович. Ворошилов получил почётную должность председателя Президиума. Но на этом передел власти не остановился, товарищи Маленкова посчитали, что он получил слишком большой «кусок пирога». На него надавили и 14 марта поставили перед выбором, сохранить пост главы Совмина или партии. Маленков не смог противостоять этому давлению и выбрал Совмин. Первым секретарём ЦК стал Н.Хрущёв.
Но в реальности «теневым лидером» был Берия. Лаврентий Павлович Берия обладал настоящим авторитетом, высокими деловыми качествами, за его спиной были реальные победы и достижения, плюс весь репрессивный аппарат СССР. К тому же он действовал в тандеме с Маленковым.
После гибели (убийства?) Берии о нём был создан «чёрный» миф как о сталинском «палаче», абсолютном чудовище. Этот миф с радостью поддержали на Западе и в среде космополитов СССР. Создали же этот миф, как и миф о Сталине, с целью полной дискредитации сталинской эпохи. Слишком «пигмейскими» выглядели последующие вожди, особенно Хрущев, по сравнению с этими двумя титанами. Вместо того чтобы своими действиями доказывать свои высокие качества руководителя, Хрущёв пошёл путём «принижения» прежних вождей.
В реальности многие преступления, которые свалили на мёртвого Берию, а защитников у него не было, совершили они сами. Так, тот же Маленков, в период «ежовщины» (Н.И. Ежов руководил НКВД в период 1936-1938 годов), курировал НКВД в Политбюро в период самых знаменитых «чисток», он же лично осуществлял репрессии в Белоруссии. А Хрущев руководил «чистками» в московской парторганизации, на Украине. И даже когда масштабные «чистки» стали сворачивать, Хрущёв не останавливался. В 1939 году Сталин прислал ему телеграмму: «Уймись, дурак». Берия же наоборот, когда возглавил НКВД (с декабря 1938 года), начал активную работу по проведению «работы над ошибками», тогда тысячи людей были реабилитированы, восстановлены в правах, а особо ретивых палачей самих «зачистили».
Конечно, идеализировать его тоже не надо, это не был рыцарь в «белых перчатках». Это был типичный деятель той жестокой эпохи, прошедший школу подпольной борьбы, революции, Гражданской войны. Волевой, с железной волей, жестокий, с изворотливым умом. Но это был, в отличие от того же Хрущева, человек очень умный, умевший стратегически и глубоко мыслить, без садистских склонностей. Не сторонник лишнего кровопролития. Так, ещё в Грузии можно отметить два интересных эпизода. В 1924 году он был заместителем председателя местного ЧК, хотел предотвратить восстание националистов – допустил утечку информации, что о заговоре всё известно. Считалось, что узнав об этом, националисты откажутся от своих планов. Правда, те не вняли предупреждению. А в период «большой чистки», когда он возглавлял компартию Грузии, не допустил большого террора. В Грузии всего было репрессировано 5 тыс. человек, для Грузии, где были традиционно сильны позиции националистов, троцкистов, бывших меньшевиков и т. д., это было немного.
Поэтому Сталин и назначил Берию на место Ежова. Новая кампания репрессий теперь была направлена на виновников немотивированных арестов, тех, кто раздувал пламя террора. Была проведена масштабная ревизия всех дел, прошли массовые реабилитации. Так, в 1939 году по поручению Сталина были освобождены тысячи священников и их прихожан, которых осудили по «церковным» делам. В НКВД был создан «церковный» отдел, занимавшийся пересмотром дел, другими вопросами церкви. Он не только осуществлял надзор, но и фактически «опекал» церковь от нападок, различных поползновений. Так как до 1943 года аппарат патриархии фактически действовал на нелегальном положении.
Именно Берия выправил тяжелейшую ситуацию, которая сложилась в области советской разведки (которую фактически разгромили в 1937-1938 годы), оборонной промышленности. За решётку были брошены Туполев, Мясищев, Петляков, Королев, Томашевич и многие другие конструкторы, инженеры, директора заводов. А именно эти люди потом составят гордость истории СССР, да и всей российской истории. Они могли просто погибнуть или не суметь после заключения свершить свои великие дела. Берия не только их реабилитировал, но и взял под персональную опеку, помогал восстановить разгромленные предприятия, конструкторские бюро, институты. Помогал с кадрами, оборудованием.
Берия лично возглавил восстановление советской разведки. В помощники в этом важном деле взял П.А. Судоплатова, которого уже планировали исключить из партии и арестовать. По его заявлениям Берия группами освобождал всех уцелевших специалистов, которые сидели по лагерям и тюрьмам. Он добился того, чтобы в Политбюро ему поручили курировать стратегическую разведку. То есть Берия смог централизовать управление спецслужб различных ведомств – ИНО НКВД, ГРУ РККА и другие. Это была весьма важная задача, бывало, что они конкурировали с друг другом, действовали вразнобой. По данным Судоплатова, Берия кардинальным образом пересмотрел стратегию советских разведывательных органов. Если с начала 1920-х годов главными задачами считались организация диверсионных операций через иностранные компартии, борьба с организациями эмигрантов, то теперь эта деятельность перестала быть приоритетной. Берия перенес приоритеты советской разведки на отлаживание работы резидентур для политической, экономической, технологической, военной разведки, на вербовку или внедрение агентов влияния. Началась энергичная работа по восстановлению разведывательных сетей. В очень быстрые сроки (строить ведь не ломать), до войны, смогли выполнить эту титаническую задачу. Механизмы советских спецслужб вышли на уровень лучших мировых разведок, британской или германской.
В 1942 году Берия в качестве члена Государственного Комитета Обороны (ГКО) смог небольшими силами организовать, без специально заранее подготовленных рубежей, оборону Кавказа. Это также его победа и заслуга. Заслуга Берии и в том, что в начале войны спецслужбам Германии не удалось организовать серьёзных действий «пятой колонны» в советском тылу. Хотя надежды были очень большие, немцы развернули кипучую деятельность, но успехов в этом деле не достигли. Хотя их в отсутствии высокой квалификации не обвинишь. В СССР удалось до войны нейтрализовать большую часть вражеской агентуры.

После 1942 года Берию перебросили, как выдающегося управленца своей эпохи, на другой важнейший фронт работ. Произошла реорганизация: от НКВД отделили НКГБ во главе с Меркуловым, а от НКГБ отдели стратегическую разведку, она осталась под контролем Берии. Берия был назначен курировать разработку новых видов вооружения. Под его эгидой создали ряд учреждений, ответственных за обороноспособность державы, включая Московский механический институт боеприпасов (затем Московский инженерно-физический институт). Он возглавил и Специальный комитет, т. е. разработку ядерного и термоядерного оружия. Это было правильное решение – возглавляя внешнюю разведку и спецпроекты, Берия мог направлять полученные ценнейшие данные о германских и американских разработках советским учёным. Советская наука смогла сократить время на разработку ядерного оружия и других проектов. Но говорить о том, что СССР «украл» секрет ядерной бомбы у США, неправильно. Американцы действовали теми же методами, получив большую часть научно-технического наследия Третьего рейха. Поэтому Берии надо сказать «спасибо» за то, что в тяжелейший период, когда СССР угрожала Третья мировая войн с применением ядерного оружия, мы получили свое ядерное оружие. Этот факт охладил «ястребов» из Лондона и Вашингтона. Было установлено относительное равновесие. Кстати, сын Берии сделал блестящую научную карьеру, работал на благо родины.
Понятно, что байки о «соблазнении и похищении женщин» ничего общего с реальностью не имеют. Лаврентий Павлович был убеждённым и любящим семьянином. Даже простой логике эти сплетни противоречат. При Сталине на такие авантюры было идти смертельно опасно. Тот же Абакумов с удовольствием бы донёс о таком случае. А дураком Берия никогда не был.
Берия был человеком, который поддерживал начинания Сталина и понимал всю важность кардинальных реформ. Так, партия, по мысли Сталина, должна была стать своего рода «орденом меченосцев», чисто идеологической структурой, потерявшей реальную власть. Партия была должна объединить наиболее энергичных, с высокими идеалами людей. Вся власть должна была перейти местным Советам, т. е. фактически было бы восстановлено реальное местное самоуправление. Были разработаны и другие реформы, повышающие уровень жизни колхозников и т.д. Об этом и другом можно почитать в прекрасных книгах Юрия Мухина. Берия, будучи шефом разведки, лучше многих других знал настоящее положение дел в стране. О перекосах в экономике, трудном положении крестьянства и т. п.
Реформы Берии, планы
Поэтому, когда Сталина не стало, Берия попытался продолжить его дело и начать реформирование системы. Была проведена массовая амнистия, которую борцы с «тоталитаризмом» записали в негатив, мол, это был такой хитрый план. Бывшие заключённые должны были увеличить криминогенный фон в стране, и Берия стал диктатором, «вторым изданием Сталина». Было освобождено 900 тыс., по другим данным 1 млн. 200 тыс. человек. К «бандитам-рецидивистам» амнистия отношения не имела: были отпущены люди, имеющие небольшие сроки — от 5 лет и меньше, матери, имеющие детей до 10 лет, лица, осужденные за административные, экономические правонарушения, получили свободу «бытовики», «указники» — сидели за нарушение трудовой дисциплины, мелкие хищения, приписки, члены семей т. н. «политических» преступников. То есть отпустили тех, кто не представлял угрозы для государства и людей. Из уголовников освободили только мелких хулиганов, воришек.
Да и сам ГУЛАГ Берия вывел из подчинения МВД и передал Министерству юстиции. А строительный, производственный главки ГУЛАГа отдал отраслевым министерствам. Были урезаны права Особого Совещания при МВД, прекращён ряд дел – «мингрельское», «дело врачей», «дело Шахурина», «дело маршала Яковлева». Берия начал новую «чистку» репрессивных органов, шло расследование по поводу ложных обвинений, незаконных методов работы.
Берия предлагал провести радикальные реформы в области народного хозяйства. Мощный ВПК, машиностроение, другие отрасли тяжёлой промышленности уже были созданы, война завершена победой, угрозы новой большой войны не было, поэтому Лаврентий Павлович планировал срочно усилить развитие лёгкой и пищевой промышленности. Увеличить капиталовложения в сельское хозяйство, снизить налоги на крестьян, расширить самоуправление колхозов, вплоть до создания своих предприятий, кооперативов, налаживания экономических взаимосвязей с друг другом. Учитывая огромный успешный опыт в области народного хозяйства, который Берия получил в Грузии, можно говорить о том, что после этих реформ благосостояние народа бы резко повысилось, особенно в селе.
Как и планировал Сталин, Берия хотел ослабить роль партии, убрать своего рода «двоевластие» в стране – наличие госорганов и партийного аппарата. Партия была должна потерять управленческие, государственные функции.
Во внешней политике Берия собирался улучшить отношения с Западом. В странах Восточной Европы предлагалось прекратить строить социализм по «советской модели», необходима было более гибкая модель, с учётом местных особенностей. Привязка этих стран к СССР должна была идти по другим каналам – экономическим, дипломатическим. Это позволило бы отказаться от обременительной для СССР и его народов «братской помощи» молодым соцстранам.
На Черноморском побережье Кавказа Берия планировал создать мощную курортную зону международного класса, с привлечением западных инвесторов, на концессионных началах. Создав, таким образом, своего рода «окно» для привлечения иностранного капитала в СССР. То есть Берия фактически предвосхитил нынешние планы РФ о создании такой зоны в Краснодарской крае, Сочи и т. д.
Ряд мероприятий Берии выглядят спорными, но нельзя отрицать их общую положительную направленность. Берия мог стать своего рода советским «Дэн Сяопином», сохранив советскую идеологию, он допускал большую свободу в экономике, в местном самоуправлении. Да и как управленец, человек, умеющий осуществлять стратегическое планирование, Берия был на порядок выше Хрущева, да и других советских лидеров.
Помешал всем этим планам, как Сталина, так и Берии, Хрущёв и стоявшие за ним люди.

НОВЫЙ КУРС» БЕРИЯ

Лаврентий Павлович Берия – маршал Советского Союза, глава госбезопасности, лицемер, циник, отличался организаторскими талантами, которые соответствовали недемократической системе. В 1939 г. приобрел репутацию борца с «ежовщиной». Берия был привычен к насилию и лично пытал арестованных.

После смерти Берия заявляет о себе как сторонник коррекции внутриполитического курса. На вопрос Микояна, зачем Берия хочет возглавить министерство внутренних дел, тот ответил, что необходимо восстановить законность в стране, чтобы зря не посылать людей в лагеря. С марта по июнь 53-го Берия содействует реабилитации ряда высокопоставленных чиновников, генералитета, таких известных лиц как певица Лидия Русланова, возвращает из ссылки супругу Молотова Полину Жемчужину.

По инициативе Берии пересматриваются дела жертв послевоенных преследований в Грузии («Мингрельское дело») и прекращается следствие по делу кремлевских врачей

Берия запрещает применять к арестованным какие-либо меры принуждения и физического воздействия (были разрешены в 1936 г.).

По предложению Берии в марте 53-го была объявлена широкая амнистия. На свободу вышло более 1 млн. человек, осужденных ранее на срок менее 5-ти лет, в том числе несовершеннолетние, беременные женщины, матери, имевшие детей в возрасте до 10 лет, осужденные за взяточничество, экономические, военные и административные правонарушения.

Исправительно-трудовые лагеря и колонии (ГУЛАГ) передаются от МВД в ведение Министерства юстиции. В мае – июне 53-го, когда произошли волнения в Горном лагере (Норильск), Берия предпочитает вести диалог с заключенными и принять частично их требования, а не использовать военную силу.

Берия неосторожно выходит за рамки своей ведомственной компетенции.

В октябре 52-го на XIX съезде партии Берия подчеркнуто повторил сталинское положение об особой роли русской нации среди народов СССР. Теперь же он предлагает отказаться от русификации союзных республик и убеждает сделать ставку на национальные кадры.

Берия выступает за ограничение монопольных функций ЦК партии. По его мнению, вопросы текущей политики должны решаться правительством, а ЦК обязан заниматься исключительно партийными кадрами и пропагандой.

От Берии исходит ряд еретических заявлений по внешнеполитическим проблемам, имевших тенденцию к ограничению внешнеполитических амбиций и интересов СССР. Он рекомендует нормализовать отношения с Югославией. Министр рекомендует венграм не торопиться с кооперацией сельского хозяйства по советскому образцу и не увлекаться колхозами. Берия предлагает отказаться от курса на построение социализма в ГДР. По словам Берии, более важным было иметь единую нейтральную Германию, а не обязательно социалистическую половинку.

С марта 1953 г. в высших сферах складывается антибериевская фронда в составе Маленкова, Хрущева и Булганина, которых вскоре активно поддержал Молотов. Мотивация заговорщиков была и общей и различной. С одной стороны, срабатывает инстинкт самосохранения, т.к. сталинские соратники побаивались полицейской предприимчивости Берии. Все предложения и начинания Берии они трактовали не иначе как стремление подмять коллег под себя и монополизировать власть.

С другой стороны, Маленков, будучи лично человеком инертным и опасавшимся, что Берия выйдет на первые роли, был встревожен тем, что к ответственности был привлечен бывший министр МВД Игнатьев и его подчиненные, которые выполняли указания Маленкова, в том числе по «делу врачей». Консерватор Молотов справедливо видел в инициативах Берия явную ревизию многочисленных принципов советской внутренней и внешней политики. В свою очередь Хрущев стремился расколоть тандем Маленкова – Берии, за счет чего укрепить собственные позиции в руководстве.

26 июня 1953 г. на заседании Президиума ЦК КПСС Берия был арестован с помощью нескольких высших генералов (Жуков, Москаленко, Батицкий, Гетман). Арест Берии был проведен в традициях дворцового переворота, без учета существующих норм законодательства. Почти сразу происходят аресты высокопоставленных чиновников госбезопасности из ближайшего служебного окружения Берии. Сформированная следственная комиссия получила установку доказать антисоветскую враждебную деятельность Берии и его подчиненных. Следствие длилось полгода и зачастую велось в привычном провокаторском ключе.

С 18 по 23 декабря 1953 г. состоялся закрытый судебный процесс под председательством маршала Конева. Берия и его окружение были обвинены в намерении захватить власть, ликвидировать советский строй и реставрировать капитализм. Сработала инерция прошлых лет: Берию обвинили в сотрудничестве с заграничными разведками и установлении связи с грузинскими меньшевиками.

Как отмечают современные исследователи, до сих пор не представлено ни одного конкретного доказательства, что Берия готовился к захвату власти (Ю. Жуков). Вывод о таких планах зависел от истолкования мероприятий проводимых Берия. Например, Берию подозревали, что он объявил амнистию с целью дестабилизировать с помощью уголовного элемента ситуацию в стране, вызвать недовольство народа, обвинить остальное руководство в неспособности навести порядок в стране и под этим предлогом узурпировать власть и т.д.

23 декабря 53-го Берия и ряд его бывших коллег по госбезопасности были расстреляны.

Среди исследователей одним из первых о позитивной бериевской альтернативе заговорил западногерманский историк Абдурахман Авторханов: Берия был не только полицейским: как политик он был намного выше своих коллег. По мнению историка, малоуловимая политическая программа Берии могла выглядеть как «спуск на тормозах».

Биограф Берии американская исследовательница Эми Найт пришла к выводу, что Берия был полицейским превратившимся в либерала, что программа Берии была чревата к подрыву сталинской системы и могла привести к отказу от нее.

Российский историк Олег Хлевнюк также признает, что Берия раньше других наследников Сталина провозгласил необходимость преобразований. В тоже время Хлевнюк скептически относится к реформаторским перспективам курса Берии, ссылаясь на полицейское прошлое Берии.

ss69100

Как-то уж повелось, что о Лаврентии Павловиче Берии пишут либо только хорошее, либо исключительно плохое. Предлагаем ознакомиться с оценкой деятельности Берии российским писателем, журналистом и ведущим на Общественном телевидении России Дмитрием Лысковым. Оценка писателем представляется наиболее взвешенной.***

Лаврентий Берия

Вряд ли в отечественной истории найдётся более демоническая фигура.
Это имя чётко ассоциируется со сталинским произволом, причём на всём его протяжении. «Документы обличают прямую причастность Л. Берии, начиная с 20-х годов, к абсолютно незаконным репрессиям от „Большого (всесоюзного) террора“ до личного участия в убийствах и избиениях», — сообщает в 2003 году информагентство «Культура» в статье, приуроченной к 50-й годовщине со дня смерти Л. Берии.

Никита Петров, исследователь общества «Мемориал», говорит в интервью, которое публикует «Библиотека центра экстремальной журналистики»: «Преступления Советской власти не заключаются только в преступлениях Берии, всё гораздо шире. Берию и его сообщников обвиняли в проведении репрессий 1937–1938 гг., и вне всякого сомнения, в материалах дела это есть, в этом он повинен — в репрессиях на территории Грузии».

Обвинялся Берия и в разгроме советской военной разведки накануне Великой Отечественной. Так, Овидий Горчаков, разведчик, писатель и кинорежиссёр, автор телефильма «Вызываем огонь на себя», писал в предисловии к русскому изданию глав из книги Джона Ле Карре «Шпион, который вернулся с холода»: «Мы ещё не воздали по-настоящему Сталину, Берии и присным за разгром нашей военной разведки и контрразведки в канун величайшей из войн».

В печати можно встретить такие упоминания: «По указанию Берии к середине 1938 года почти все резиденты внешней разведки были отозваны в Москву, многим из них выражено недоверие, и назад они не вернулись». Или о репрессиях в РККА: в отношении «Тухачевского и других военачальников, дела которых были состряпаны Берией и его подручными».

Образ палача настолько ёмок, что многие с искренним недоумением встречают информацию о том, что Берия никак не мог «состряпать дело Тухачевского», нести ответственность за «Большой террор» 1937 года и разгромить советскую военную разведку в середине 1938-го.

В это время Лаврентий Берия вообще не имел отношения к НКВД, занимаясь партийной работой в Закавказье. Первым заместителем наркома внутренних дел он был назначен лишь 22 августа 1938 года, а наркомом внутренних дел — 25 ноября 1938 года, сменив на этом посту Ежова.

В цитировавшемся выше интервью исследователя «Мемориала» Никиты Петрова есть важная оговорка, которая касается участия Л. Берии в репрессиях 1937–1938 годов: «В этом он повинен — в репрессиях на территории Грузии». Оставим за скобками тот факт, что в таком случае в репрессиях на всех советских территориях повинны десятки людей, в том числе и Н. С. Хрущев — и в Москве, и на Украине.

Как известно, «ежовщина» (а именно к ней относятся репрессии 1937 года) была осуждена ещё при Сталине, причём Лаврентий Берия воспринимался на посту главы НКВД как полная противоположность Ежова. Так, Константин Симонов в книге «Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине» писал: «В своё время, в конце тридцать восьмого года, Сталин назначил его вместо Ежова, и начало деятельности Берии в Москве было связано с многочисленными реабилитациями, прекращением дел и возвращением из лагерей и тюрем десятков, если не сотен тысяч людей».

Не менее интересна биография Л. Берии, публикуемая современной электронной энциклопедией «Кругосвет»: «Получив назначение, Берия, в отличие от Ежова, отнюдь не был бесцветной и несамостоятельной фигурой. Берия изгнал из карательных органов множество работников, участвовавших в репрессиях 1937 года.
Первоначально его приход к руководству НКВД вызвал ослабление массового террора. „На свою должность, — вспоминал видный политический деятель 1930–1960‑х годов Анастас Микоян, — он заступил дипломатично. Первым делом заявил: хватит „чисток“, пора заняться настоящей работой. От таких речей с облегчением вздохнули многие…“ Некоторая часть репрессированных была освобождена. В ноябре 1939 года вышел приказ „О недостатках в следственной работе органов НКВД“, требовавший строго соблюдать уголовно-процессуальные нормы».

Безусловно, не подпадающие под жёсткие рамки чёрного мифа действия Л. Берии можно трактовать как тонкий политический маневр, своеобразную игру в «доброго следователя». Однако в архивах хранятся документы, способные ещё более запутать сложившуюся на сегодняшний день картину.

После смерти И. В. Сталина в 1953 году Л. Берия развил бурную деятельность, о которой нам известно преимущественно как о попытке узурпировать власть и ввергнуть страну в пучину нового террора. Якобы предотвращая такое развитие событий, группа реформаторов во главе с Хрущевым произвела арест Берии, вскоре он был расстрелян.

Однако с момента смерти Сталина и до своего ареста Л. Берия успел подготовить ряд постановлений, которые, по объективным причинам, так и остались в виде проектов. Среди них «Приказ министра внутренних дел Л. П. Берии „О запрещении применения к арестованным каких-либо мер физического воздействия“ от 4 апреля 1953 г., „Об упразднении паспортных ограничений и режимных местностей“ от 13 мая 1953 г.,» многочисленные записки о реабилитации партийных и советских деятелей.

Не меньше выпадает из сложившегося стереотипа и поведение Л. Берии во время берлинского кризиса 1953 года, известного в отечественной историографии как «Мармеладный бунт». В обширном исследовании «Советский Союз в локальных конфликтах» так описана эта ситуация:

«27 мая 1953 г. министр иностранных дел СССР В. Молотов, курировавший ситуацию в ГДР, вынес вопрос о положении в Германии на заседание Президиума Совета Министров СССР. На этом заседании был сделан решительный вывод: без наличия советских войск существующий в ГДР режим неустойчив.

Мидовцы предлагали „не проводить форсированную политику строительства социализма в ГДР“. Но ещё более неожиданным стало выступление на заседании нового министра внутренних дел Л. Берии, предложившего вообще выбросить из решения слово „форсированный“.
На вопрос, почему он так считает, Берия ответил: „Потому что нам нужна только мирная Германия, а будет там социализм или не будет, нам всё равно“. Для Советского Союза, продолжал Л. Берия, будет достаточно, если Германия воссоединится — пусть даже на буржуазных началах. Свою позицию он мотивировал частично и тем, что единая, сильная Германия станет серьёзным противовесом американскому влиянию в Западной Европе.

Но подобная позиция вызвала жёсткую реакцию В. Молотова. Он подчеркнул, что вопрос, по какому пути пойдёт страна в самом центре Европы, очень важен. Хотя это и „неполная Германия“, но от неё многое зависит. Следовательно, надо „взять твёрдую линию“ на построение социализма в ГДР, но не торопиться с этим».

Кто знает, прислушайся тогда Совмин к словам Берии, как повернулись бы отношения внутри социалистического блока много лет спустя. Не было бы Берлинской стены и длительного противостояния СССР и США по линии, разделившей Германию.

С другой стороны, не стоит сбрасывать со счетов обоснования Молотова: «По словам руководителя МИДа, „отказ от создания социалистического государства в Германии будет означать дезориентацию партийных сил не только Восточной Германии, но и во всей Восточной Европе в целом. А это, в свою очередь, откроет перспективу капитуляции восточноевропейских государств перед американцами“».

Исключить такое развитие событий также было нельзя. Впрочем, их развитие зависело от гибкости советской дипломатии, ниже мы увидим, что в реальности события развивались едва ли не худшим образом.

Не стоит забывать и о сути реформ, которые готовил Л. Берия. Основной их смысл сводился к передаче власти от партийных органов Совету министров СССР, то есть правительству. Фактически Л. Берия готовил частичную деидеологизацию управляющих механизмов, рассредоточение властных полномочий, широкую амнистию заключённых и реформирование системы госбезопасности и правоохранительных органов. С полным основанием можно утверждать, что Лаврентий Берия планировал десталинизацию, как минимум сравнимую с той, что осуществил позже Н. С. Хрущев.

* * *

Читателю может показаться, что перед ним предстал совсем другой Берия, а автор всеми силами пытается обелить кровавого палача. Признаться, я не ставил перед собой такой цели, но не сыграть на контрастах оказалось невозможно.

Без сомнения, Л. Берия несёт ответственность за послевоенные репрессии, а одним из первых его приказов на посту главы НКВД, наряду с реабилитацией и требованиями о соблюдении законности, стала отмена системы досрочного освобождения за ударный труд. С именем Берии принято связывать расширение полномочий ОСО — Особого совещания, на Лаврентия Берию принято возлагать ответственность за депортацию народов 1944 года. Последняя тема, впрочем, требует отдельного рассмотрения, и её мы поднимем позже.

Одновременно нельзя не упомянуть вклад Л. Берии в создание советского ядерного оружия. Атомный проект, реализованный под его непосредственным контролем (причём назначить его на эту работу просил лично Курчатов), показал блестящие организаторские способности Л. Берии, вдумчивое понимание стоящих перед учёными задач. Что не удивительно: в молодости Л. Берия окончил техническое училище, учился в Политехническом институте.

На примере этой главы мы видели, насколько нетрудно представить одного и того же человека в чёрном или белом свете. Естественно, в реальности не бывает столь чётких градаций, выпячивание одной стороны характера или деятельности, огульное очернение (демонизация) или превращение в ангела во плоти — классический признак работы пропагандистов. Нередко случается, что они перевыполняют план, создавая вместо негативного персонажа карикатурного абсолютного злодея из комиксов.

Что-то подобное произошло и с образом Л. Берии. Если перечислить в одном абзаце все преступления, в которых он был обвинён начиная с 1953 года, не забывая и многочисленные изнасилования девушек, которых якобы ловили по его приказу на улицах Москвы, выглядеть это будет если не комично, то заставит задуматься.

Конечно, Л. Берия был неоднозначной фигурой, вряд ли он был добряком-дедушкой, и, скорее всего, у людей были основания опасаться перейти ему дорогу. Профессиональная деформация не могла не сказаться на характере человека, многие годы возглавлявшего спецслужбы огромной страны.

Однако образ кровавого монстра, малообразованного, без следа человечности, мало соответствует действительности, являясь очередным элементом чёрного мифа о сталинских репрессиях.

25 В. Суворов. «День М: Когда началась Вторая мировая война?» М., 1994, цит. поhttp://militera.lib.ru/research/suvorov2/index.html 26 «Мемориал». «Жертвы политического террора в СССР». http://lists.memo.ru/ 27 http://www.library.cjes.ru/online/?a=con_and_b_id=607_and_c_id=7225 («_and_» заменить значком «and»!) 28 К. Симонов. «Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В. Сталине». Цит. поhttp://www.hrono.rii/dokum/197_dok/ 19790409sim.html 29 «Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС и другие документы». Сост. В. П. Наумов, Ю. В. Сигачев. М., 1999.
Дмитрий Юрьевич Лысков.
Спасибо коллеге artyushenkooleg за ссылку на источник.
Метки: СССР, Сталин, закон, история, либералы, ложь, миф>Реформы Берии

Реформы Берии — преобразования, проводившиеся или предлагавшиеся Л. П. Берия в период 5 марта—26 июня 1953, после смерти Сталина.

История

После смерти 5 марта 1953 года Иосифа Сталина, Лаврентий Берия стал одним из ключевых претендентов на роль лидера Советского государства. По многим вопросам Берия выступал совместно с Георгием Маленковым, занявшим пост Председателя Совета Министров СССР.

Возглавив МВД СССР, Берия выдвинул ряд инициатив, в основном в форме записок, передававшихся в Президиум ЦК КПСС. Выступал за пересмотр части репрессий, проведённых при Сталине, предлагал проведение различных внутриполитических и внешнеполитических преобразований. Некоторые из этих инициатив были реализованы, некоторые — не были.

Сущность реформ

Внутренняя политика

Берия, совместно с Маленковым, выступил за значительное расширение полномочий государственных органов за счёт партийных. Руководство КПСС, во главе с первым секретарём Никитой Хрущёвым, выступило против планов Берии. Известен инцидент, произошедший во время визита венгерской делегации в СССР в июне 1953 года по вопросу о разделении функций среди венгерского руководства. Во время этого визита Берия заметил:

Что ЦК? Пусть Совмин решает, а ЦК пусть занимается кадрами и пропагандой.

При участии Берии была начата реабилитация лиц, пострадавших от сталинских репрессий, закрыты «Дело врачей» и «Мингрельское дело», проведена массовая амнистия заключённых, смягчено уголовное законодательство. 4 апреля 1953 года были запрещены пытки при допросах.

Национальные реформы в западных республиках СССР

Изложенные в т. н записках Берия по Белорусской ССР, Литовской ССР, Эстонской ССР и Украинской ССР, в дальнейшем подержанные в проектах идентичных записок, представленных Н. Хрущевым по Латвийской ССР, Молдавской ССР директивы по продвижению национальных кадров в республиках в противовес некоренным представителям не титульный национальностей.

Серия писем и инициатив Берия о национальной политике в республиках западной части СССР в Президиум ЦК КПСС Постановление Президиума ЦК КПСС о политическом и хозяйственном состоянии Западных областей Украинской ССР. 26 мая 1953 г. — по подготовленному Берия проекту постановления. Постановление Президиума ЦК КПСС о положении в Литовской ССР. 26 мая 1953 г.- по подготовленному Берия проекту постановления. Письмо «О национальном составе аппарата МВД БССР», 8 июня 1953 г.

Принятые решения ЦК вызвали сильную волну националистических выступлений, резкое обострение межнациональных отношений в республиках, серьёзно ухудшили отношения между коренным титульным населением западных республик СССР и русскими вместе со всеми иными национальностями, работающими и проживающими в республикамх. Все «бериевские» постановления ЦК в отношении национальной политики были отменены как ошибочные в течение 1953 г. сразу после его ареста.

Внешняя политика

Одной из внешнеполитических инициатив Берии было прекращение поддержки просоветского режима Вальтера Ульбрихта в Германской Демократической Республике, не пользовавшегося популярностью в стране, и согласие СССР на объединение Германии в обмен на репарации в размере 10 млрд. долл. США.

Примечания

  1. Цит. по: Кожинов В. В. Россия. Век XX (1939—1964)
  2. Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. Под ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. В. Наумов, Ю. Сигачев. М.: МФД, 1999 — стр. 46-49 — (Россия. XX век. Документы). Архив: АП РФ, ф. З, оп.61, д.846, лл. 135—140. Копия.
  3. Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. Под ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. В. Наумов, Ю. Сигачев. М.: МФД, 1999 — стр. 49-52 — (Россия. XX век. Документы). Архив: АП РФ, ф.3, on.61, д.207, лл. 15-19. Копия.
  4. Опубликовано: Кокурин А. И.; Пожаров А. И. «Новый курс» Л. П. Берии. 1953 г. // Исторический архив. № 4, 1996 С. 132—164; Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. Под ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. В. Наумов, Ю. Сигачев. М.: МФД, 1999 — стр. 61-62 — (Россия. XX век. Документы); АП РФ, ф. З, оп.61, д.51, л. 124. Копия.
  5. А. П. Мякшев. ИНИЦИАТИВЫ Л. П. БЕРИИ В НАЦИОНАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ ВЕСНОЙ-ЛЕТОМ 1953 ГОДА: ПОВОРОТ В ПОЛИТИКЕ ИЛИ БОРЬБА ЗА Власть? // сб. Новейшая история отечества. Саратовский государственный университет, Саратов

Литература

  • Вагнер Петр Несколько замечаний по поводу деятельности Л. П. Берии после смерти И. В. Сталина // Международный исторический журнал, № 14, март-апрель 2001.
  • Пихоя Р. Г.. Медленно тающий лед (март 1953 — конец 1957 гг.) // Международный исторический журнал, № 7, январь-февраль 2000.
  • Серго Берия. Мой отец — Лаврентий Берия: 1994 ISBN 5 270 01848 9
  • Зубкова Е. Ю. Феномен «местного национализма»: «эстонское дело» 1949—1952 гг. в контексте советизации Балтии. С. 89-102 // Отечественная история. 2001. № 3.;
  • А. П. Мякшев. Инициативы Л. П. Берии
  • Подготовленный Н. С. Хрущевым и разосланный 8 июня 1953 г. членам Президиума ЦК КПСС проект постановления «О положении дел в Латвийской ССР» // РГАНИ, ф. 5, оп. 30, д. 6, л. 20.
  • Таннберг Т. Политика Москвы в республиках Балтии в послевоенные годы (1944-1956). Исследования и документы. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН): Фонд «Президентский центр Б.Н.Ельцина», 2010. — 431 с.

>Реформы Берии

Реформы Берии — преобразования, проводившиеся или предлагавшиеся Лаврентием Павловичем Берия в СССР в период 5 марта—26 июня 1953, после смерти Сталина.

Берия, совместно с Маленковым, выступил за значительное расширение полномочий государственных органов за счёт партийных. Руководство КПСС, во главе с первым секретарём Никитой Хрущёвым, выступило против планов Берии. Известен инцидент, произошедший во время визита венгерской делегации в СССР в июне 1953 года по вопросу о разделении функций среди венгерского руководства. Во время этого визита Берия заметил:

Что ЦК? Пусть Совмин решает, а ЦК пусть занимается кадрами и пропагандой.

При участии Берии была начата реабилитация лиц, пострадавших от сталинских репрессий, закрыты «Дело врачей» и «Мингрельское дело», проведена массовая амнистия заключённых, смягчено уголовное законодательство. 4 апреля 1953 года были запрещены пытки при допросах.

Одной из внешнеполитических инициатив Берия было прекращение поддержки просоветского режима Вальтера Ульбрихта в Германской Демократической Республике, не пользовавшегося популярностью в стране, и согласие СССР на объединение Германии. Эта инициатива также не была поддержана другими членами советского руководства.

> Примечания

  1. Цит. по: Кожинов В. В. Россия. Век XX (1939—1964)
  • Вагнер Пeтр Несколько замечаний по поводу деятельности Л. П. Берии после смерти И. В. Сталина // Международный исторический журнал, № 14, март-апрель 2001.
  • Рудольф Пихоя. Медленно тающий лед (март 1953 — конец 1957 гг.) // Международный исторический журнал, № 7, январь-февраль 2000.
  • Серго Берия. Мой отец – Лаврентий Берия: 1994 ISBN 5 270 01848 9

В данной статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок, но источники отдельных утверждений остаются неясными из-за отсутствия сносок. Вы можете улучшить статью, внеся более точные указания на источники.