По миус фронт

Миус-фронт

Придорожный знак «Линия Миус-фронта», установленный вдоль дорог на всей его протяжённости, от Донбасса до Азовского моря.

«Миус-фронт» — укреплённый оборонительный рубеж вермахта во время Великой Отечественной войны на западном берегу реки Миус. Создан в декабре 1941 года.

Советские войска дважды пытались прорвать рубеж «Миус-фронта»: с декабря 1941 по июль 1942 года, и с февраля по август 1943 года. Им это удалось лишь в августе 1943 года в ходе Донбасской наступательной операции, когда войска Южного фронта прорвали немецкий рубеж обороны в районе посёлка Куйбышево. По некоторым данным, общие потери РККА на «Миус-фронте» (убитые, раненые, пленные и пропавшие без вести) составили около 150 тысяч человек.

Описание укреплений

Основная линия обороны начиналась у побережья Азовского моря к востоку от Таганрога, затем проходила по реке Миус, что и дало название всей линии.

Глубина укреплений линии местами доходила до 11 километров. Вдоль р. Миус линия проходила по правому, то есть высокому берегу реки. Также были использованы частые обрывы, высоты, овраги и скалы, характерные для данного участка Донецкого кряжа. В том числе, в систему обороны входил курган Саур-Могила — господствующая высота вблизи с. Сауровка в Шахтёрском районе Донецкой области.

Всего для обороны было задействовано порядка 800 населённых пунктов в полосе шириной 45-50 километров. Вторая линия обороны проходила по правым берегам рек Крынка и Мокрый Еланчик и через населённые пункты Красный Кут, Мануйловка, Андреевка. Третья линия обороны проходила по правому берегу реки Кальмиус, к востоку от Сталино, Макеевки и Горловки. Однако эти укрепления в боях задействованы не были.

Для сооружения укреплений использовались рельсы, лес со складов на шахтах, разбирались дома местных жителей. В постройках оборонительной линии участвовало гражданское население, включая женщин, детей и стариков.

Были сооружены цепи дотов и дзотов, пулемётные гнёзда и артиллерийские позиции. Были заминированы поля, прорыты траншеи, противотанковые рвы и выставлены проволочные заграждения. Ширина минных полей была не менее 200 метров. Плотность дотов и дзотов доходила до 20-30 на квадратный километр.

Осень 1941 — весна 1942

Август-декабрь 1941

На рубеж р. Миус немецкая армия (танковая группа Клейста) вышла в середине октября 1941: 17 октября пал Таганрог. Наступившая осенняя распутица и истощение запасов горючего заставили задержать продвижение. Командующий группы «Юг» фельдмаршал Герд фон Рундштедт полагал, что в преддверии зимы продолжать наступление не следует. Поэтому было начато сооружение линии укреплений на р. Миус.. Однако Гитлер настоял на продолжении наступления, и 17 ноября танки Клейста двинулись на Ростов-на-Дону. После недели упорных боёв оборона Красной Армии была сломлена, и в ночь на 20 ноября немецкие войска вошли в город.

В полном соответствии с предсказанием Рундштедта, сил для удержания города не хватило и уже 28 ноября советские войска под командованием С. К. Тимошенко после упорного и кровопролитного боя вновь заняли Ростов-на-Дону. Рундштедт запросил разрешения Гитлера отвести войска на подготовленный рубеж обороны на р. Миус, но разрешения не получил. Тем не менее, приказ к отходу был отдан, за что в тот же день Рундштедт был отстранён от командования. Новый командующий группой «Юг» Вальтер фон Райхенау, прибыв на место, подтвердил приказ к отступлению. Рубеж Миуса части 17-й полевой армии удерживали всю весну следующего 1942 вплоть до начала наступления на Кавказ.

Храм-памятник Павла Таганрогского в Матвеевом Кургане

Зима 1942/43

См. также: Вторая битва за Харьков, Битва за Кавказ (1942—1943) и Третья битва за ХарьковЗима 1942-43

Оборона вермахта на Миус-фронте продолжалась до июля 1942, когда после провала наступления Красной Армии под Харьковом немецкое командование начало наступление на Кубань и Кавказ. 24 июля части 17-й армии вновь вошли в Ростов. На этот раз советские войска не смогли удержать город, что было отмечено в тексте известного приказа НКО № 227 — «Ни шагу назад!».

После окружения 6-й армии Паулюса под Сталинградом в декабре 1942, группировке вермахта на Кубани и Северном Кавказе (группа армий «А») грозило окружение, поскольку части Красной Армии, находившиеся в районе Сталинграда, оказались намного ближе к Ростову-на-Дону, через который проходила связь группы с остальными частями Восточного фронта.

Приказ Гитлера на отступление с Кавказа последовал 27 декабря 1942, когда силы Красной Армии уже находились в опасной близости к Ростову. Упорные бои на подступах к городу продолжались в течение января 1943. Вермахту всё же удалось сдержать натиск Красной Армии: 1-я танковая переправилась через Дон и избежала окружения. После этого немецкие войска оставили Ростов-на-Дону (освобождён 14 февраля 1943) и вновь отошли на линию Миус-фронта, где и закрепились до лета 1943.

Прорыв Миус-фронта

Подготовка к прорыву Миус-фронта была начата в мае 1943 года. В наступлении участвовали соединения Южного фронта.

17 июля — 2 августа

Основная статья: Миусская операция

17 июля советские войска внезапной атакой трёх гвардейских мехкорпусов (с севера на юг: 1-й, 4-й и 2-й г.м.к.) при поддержке 31-го гвардейского пехотного корпуса прорвали фронт 6-й армии вермахта на глубину до 10 км и заняли плацдарм на западном берегу Миуса в районе сёл Степановка и Мариновка. Для ликвидации угрозы, немецкое командование срочно перебросило танковые части с других участков южного направления. Из-под Харькова были переброшены танковые дивизии СС «Дас Райх» и «Тотенкопф», несмотря на то, что бои за Харьков ещё продолжались. Была выведена из резерва 6-й армии и направлена на Миус-фронт недавно переформированная 23-я танковая дивизия. Южный фланг выступа прикрывала 294-я пехотная дивизия.

В результате упорных боёв с участием крупных танковых и моторизованных сил с обеих сторон, к 2 августа противнику удалось ликвидировать прорыв и вновь выйти на рубеж р. Миус в районе сёл Куйбышево — Дмитровка. К концу июля на Миус-фронте наступило затишье.

18 — 31 августа

Наступление советской армии в июле-декабре 1943

18 августа было начато наступление войск Южного фронта. Предварительно была проведена 70-минутная артподготовка в которой участвовали 1500 артиллерийских орудий и миномётов. После артподготовки части 5-й ударной армии стали наступать. Атаковали танки, перед ними шли сапёры, которые показывали проходы в минных полях, так как из-за пыли и дыма обзор был затруднён и танкисты не видели вешек, установленных сапёрами. За танками шла пехота. С воздуха атаку поддерживали «Илы» — штурмовики 7-го штурмового авиационного корпуса. Миус-фронт был прорван на глубину 8-9 километров.

19 августа у села Куйбышево 4-й гвардейский механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта Т. И. Танасчишина выдвинулись за линию фронта на 20 километров. Их танки подошли к Амвросиевке. В основном же прорыв составил 24 километров в глубину и до 16 километров по фронту приблизившись ко второй линии обороны.

20 и 21 августа в результате контратак немцев советские войска немного отступили. 22-26 августа германское командование перебросило из Крыма 13-ю танковую дивизию. Собрав подразделения с соседних участков фронта, немцы попытались фланговыми ударами окружить наступавших.

В ночь на 24 августа советские войска пошли в атаку и заняли сёла Артёмовка, Кринички, хутор Семёновский. Была занята дорога на Таганрог, что лишило германские войска возможности перебрасывать резервы.

27 августа была освобождена Амвросиевка, сёла Большое Мешково и Благодатное.

Штурм Саур-Могилы советскими войсками был начат 28 августа 1943 года. В штурме участвовали части 96-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал гвардии полковник Семён Самуилович Левин. 29 августа после артналёта советские войска почти захватили вершину, но контратака немцев в направлении хутора Саурмогильский (теперь село Сауровка) оттеснила нападавших. Высота была взята утром 31 августа. После взятия высоты советские войска сразу же продолжили преследование немецких войск, отступавших в направлении Снежного и Чистяково (теперь Торез(теперь опять Чистяково)).

Значение

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 31 декабря 2015 года.

Миус-фронт надолго задержал продвижение Красной Армии на южном направлении. Если Ростов-на-Дону был освобождён в феврале 1943 года, то Таганрог — лишь 30 августа того же года. Одновременно с этим, Миус-фронт отвлёк на себя определённую часть сил вермахта, внеся свой вклад в общие успехи Красной Армии на других направлениях.

В 1943-м июльское наступление Южного фронта заставило Германию перебросить с Курской дуги на Миус-фронт три танковые дивизии, что не могло не отразиться на результатах Курской битвы. При этом 30—31 июля 1943 года при попытке отбить прорыв Миус-фронта частями Красной Армии, элитный танковый корпус СС потерял людей и техники больше, чем двумя неделями раньше под Прохоровкой. Потери на Миус-фронте были столь велики, что на одного погибшего немецкого солдата приходилось семь-восемь солдат РККА.

Многие годы в отечественной истории и литературе сведения о миусских боях и всех понесённых на Миусе потерях скрывались, а значение Миус-фронта и подвиг бойцов, прошедших здесь, по их собственному признанию, «маленький Сталинград», до сих пор так и остались недооценённым и неизвестным основной массе россиян.

Память о боях на Миус-фронте

  • Возле города Снежное находится мемориальный комплекс «Саур-Могила» — высота, за которую в августе 1943 года вели ожесточённые бои с немецко-фашистскими войсками части 5-й ударной армии Южного фронта. В 1967—1975 годах на Саур-Могиле сооружён мемориальный комплекс в память о подвиге советских солдат, погибших при штурме высоты и прорыве немецкой оборонительной линии на реке Миус.
  • В Красном Луче сооружён мемориальный комплекс «Миус-Фронт».
  • 7 мая 1980 года в Неклиновском районе Ростовской области недалеко от посёлка Самбек в честь воинов 130-й и 416-й стрелковых дивизий, удостоенных почётного наименования «Таганрогских» был воздвигнут Мемориал боевой славы, официально названный «Мемориал Славы на Самбекских высотах». Памятник воздвигнут на самой высокой точке возле осыпающихся от времени окопов, разрушенных пулемётных гнёзд, блиндажей на окраине села. На большом камне у входа в мемориальный комплекс высечена надпись:

Остановись, товарищ! Поклонись земле, обагрённой кровью богатырей твоего народа, отстоявших мир, в котором ты живёшь. Пусть на этом кургане твоё сердце воспламенится великим огнём их беззаветной любви к Родине, а память твоя сквозь годы пронесёт славу их бессмертного подвига для передачи потомкам в веках. Никто не забыт, ничто не забыто».

Автор комплекса — бакинский скульптор Э. Шамилов и ростовские архитекторы В. И. и И. В. Григор. Памятник представляет собой две бетонные стены — две стрелковые дивизии, освобождавшие эти места и является самым крупным памятником на территории Ростовской области. В открытии памятника участвовала азербайджанская делегация во главе с первым секретарём ЦК Компартии Азербайджанской ССР Гейдаром Алиевым.

  • Памятник «Якорь», находится в 5 км от посёлка Матвеев Курган, на Волковой горе Матвеево-Курганского района Ростовской области России.

Высота памятника — 27 метров, открыт в 1973 году в честь моряков 3-го гвардейского стрелкового корпуса, бригады которого были сформированы из курсантов Севастопольского и Бакинского военно-морских училищ. В марте 1942 года здесь шли наступательные бои за освобождение Таганрога, где ключевым узлом являлась Волкова гора, которую обороняла танковая дивизия СС «Викинг». У постамента возле памятника есть надпись: «Проявив отвагу и героизм, моряки захватили этот опорный узел фашистов». Мемориал «Якорь» просматривается со всех сторон Матвеево-Курганского района.

В настоящее время «Якорь» является достопримечательностью и символом района, а также памятью о тех, кто погиб на этой высоте. Здесь проводятся торжественные мероприятия, сюда приходят школьники и молодёжь.

  • Памятник «Прорыв Миус-фронта». Открыт в 1983 году. Находится на х. Степанове Матвеево-Курганского района Ростовской области России, по трассе Ростов — Донецк (Украина). Автор (архитектор) — Перфилов В. И.

В 2008 году, в честь 65-летия прорыва Миус-фронта, здесь прошла военно-историческая реконструкция событий августа 1943 года.

  • Памятник «Пушка». Установлен советским воинам стрелковой роты 905-го полка 248 стрелковой дивизии, штурмовавшим Миус-фронт в августе 1943 года. Гора Чёрный Ворон у хутора Подгорный и села Петрополье, высоко возвышающаяся посреди ровной, как стол, степи, являлась одной из стратегически-важных высот.

При штурме горы старший сержант Павел Пудовкин повторил подвиг Александра Матросова, закрыв своим телом амбразуру дота, что позволило бойцам полка продолжить атаку, взять штурмом гору и прорвать Миус-фронт на этом участке. Старшему сержанту Павлу Пудовкину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

  • Храм-памятник Святого блаженного Павла Таганрогского в посёлке Матвеев Курган.

Храм-памятник ратному подвигу всех советских воинов, принимавших участие в боях за освобождение миусской земли. Построен по инициативе местных жителей на народные деньги и пожертвования. На стенах храма в будущем планируется золотыми буквами увековечить в мраморе наименования всех воинских частей и соединений Красной Армии, оборонявших Примиусье и штурмовавших Миус-фронт.

  • Мемориальный комплекс «Миус-Фронт» в Красном Луче, 2007 год

  • «Мемориал Славы на Самбекских высотах» в Неклиновском районе Ростовской области недалеко от посёлка Самбек

  • Памятник «Якорь», Волкова гора, Матвеево-Курганский район

  • Памятник «Прорыв Миус-фронта», х. Степанов, Матвеево-Курганский район

  • Памятник советским воинам, штурмовавшим Миус-фронт, г. Чёрный Ворон, близ х. Подгорный, Матвеево-Курганский район

  1. Рубеж был оставлен противником в ходе общего отступления на рубеж Днепра (См. Линия Пантера — Вотан).
  2. высота кургана 277,9 метров, одна из высочайших точек донецкого кряжа
  3. В составе сил, оборонявших Миус-фронт в зимой-весной 1942 была и 1-я горнострелковая дивизия ()
  4. По некоторым данным, потери II танкового корпуса СС в боях у Степановки превысили потери последнего за всё время Курской битвы (Рипли, стр. 155)

Примечания

  1. Чаленко С. Цена победного салюта // Таганрогская правда. — 2013. — 30 авг.
  2. Олейников М. Я. Саур-Могила. Путеводитель. — Донецк: «Донбасс», 1976. — С. 8. — 25 000 экз.
  3. David Irving, «Hitler’s War», Viking Adult (1977) ISBN 0-670-37412-1, ISBN 978-0-670-37412-0
  4. С. Митчем, «Фельдмаршалы Гитлера», Смоленск «Русич», 1999, стр. 396
  5. Э. фон Манштейн «Утерянные победы»
  6. Рипли, 2009, с. 156.
  7. Митчем, 2009, с. 256.
  8. Рипли, 2009, с. 161.
  9. Жирохов, 2011, с. 100.
  10. Бровкина М. Самбекские высоты // Российская газета. — 2012. — 12 мая.
  11. Мемориал Славы на Самбекских высотах на сайте «Wikimapia»
  12. Открытие «Мемориала славы» воинского подвига бойцов 130-й и 416-й стрелковых дивизий в честь 35-летия Победы
  13. Азербайджанская диаспора приняла участие в Параде Победы у «Мемориала Славы «На Самбекских Высотах» (недоступная ссылка)

Литература

  • Твои освободители, Донбасс. Очерки, воспоминания / составитель Тепляков Г. В. — 5-е, дополненное. — Донецк: «Донбасс», 1976. — 423 с. — 100 000 экз.
  • Олейников М. Я. Саур-Могила. Путеводитель. — Донецк: «Донбасс», 1976. — 32 с. — 25 000 экз.
  • Пужаев Г. К. Кровь и слава Миуса. — 3-е перераб.. — Таганрог: БАННЭРплюс, 2008. — 400 с. — ISBN 5-7280-0041-X.
  • Миус-фронт в ВОВ, 1941—1942 годы, 1943 год. — Ростов-на-Дону: Южный научный центр РАН, 2010.
  • Чаленко С. Миус-фронт ждёт правды // Таганрогская правда. — 2010. — 28 дек.
  • Тим Рипли. История войск СС 1925 — 1945. — М.: Центрполиграф, 2009. — 351 с.
  • Сэмьюэл В. Митчем. Танковые легионы Гитлера. — Москва: Яуза-Пресс, 2009. — 416 с. — ISBN 978-5-9955-0042-1.
  • Жирохов М. А. Битва за Донбасс. Миус-фронт. 1941-1943. — Москва: Центрполиграф, 2011. — 352 с. — 4000 экз. — ISBN 978-5-227-02674-3.

Ссылки

  • Миус-фронт — наше время
  • Саур-Могила — мемориальный сайт
  • Берега, обагрённые кровью
  • Это моя война
  • Поисковый отряд
  • В Ростовской области началось строительство музея Миус-фронта (недоступная ссылка)
  • Поляков Ю. Миус-фронт: октябрь 1941 — август 1943 // Донской временник / Донская государственная публичная библиотека. Ростов-на-Дону, 1993—2014
  • Венков А. В. Малая энциклопедия боёв на Юге: рецензия на книгу «Миус-фронт в Великой Отечественной войне. 1941/1942 гг. 1943 г.» // Донской временник / Донская государственная публичная библиотека. Ростов-на-Дону, 1993—2014

В тени великих битв. Июль 1943-го, Миус-фронт

Оборонительный рубеж на реке Миус в районе Донбасса был для вермахта «насиженным местом» ещё с конца 1941 года. Во время наступления на Кавказ немцы «подвинули» линию фронта на восток, до самой Волги. Миусский рубеж опустел, но ненадолго: уже зимой 43-го, после катастрофы под Сталинградом, вермахту снова пришлось подновлять обветшавшие окопы и заполнять их частями, спешно переброшенными, чтобы заткнуть брешь, образовавшуюся после окружения и капитуляции армии Паулюса.

К этому времени советские войска уже были измотаны в длительных боях, линии их снабжения растянулись, большая часть пехоты отстала от танков, вырвавшихся вперёд. Так что в феврале Миус-фронт оказался для Красной армии непреодолимым. Следующая попытка его прорвать состоялась в середине июля.

Вцепившиеся в плацдарм

Удержанию Донбасского региона в ставке Гитлера придавалось особое значение. Но это не помешало летом 1943 года оставить восстановленную немецкую 6-ю армию без крупных танковых резервов — все они были направлены на Курскую дугу. Всё, что было у командующего армией генерала Холлидта, — полсотни танков потрёпанной 16-й панцергренадёрской дивизии и три дивизиона штурмовых орудий StuG(около 90 машин). При необходимости на помощь могла прийти 23-я танковая дивизия, находившаяся неподалёку и восстанавливавшаяся после боёв.

Миусский рубеж был преградой на пути советских войск к Донбассу, ресурсы которого имели огромное значение для немцев

В штабе советского Южного фронта, готовящегося к наступлению на этом участке, тоже прекрасно понимали, насколько Миус-фронт ценен для Германии.

Советские командиры неплохо изучили противника за два года войны. Они знали, что одним из любимых приёмов немецких генералов был удар во фланг наступающим. Подобное случилось, например, в феврале 1943-го, когда части 4-го гвардейского механизированного корпуса и два стрелковых полка, переправившиеся через Миус, оказались окружены и вынуждены были пробиваться назад. Поэтому флангам прорыва и отражению немецких контрударов по ним при подготовке Миусской операции советское командование уделяло особое внимание.

На рассвете 17 июля войска Южного фронта пошли в наступление, переправились через реку и захватили довольно обширный плацдарм. Уже на следующий день немцы попытались отрезать от Миуса прорвавшиеся части 2-го гвардейского механизированного корпуса. Для танков и панцергренадёров 16-й дивизии этот бой сложился не особенно удачно. Во-первых, немецкие танки были вынуждены отражать атаки советских. А пехота, которая в результате оказалась без поддержки бронёй, не сумела достичь существенного результата в атаке. Всё, что смогли немцы, — немного задержать наступающие советские танки. В результате боёв Красной армии удалось захватить населённый пункт Степановка, удержание которого в последующих боях сыграло важную роль.

Огненный клинч

К вечеру 18 июля в 16-й дивизии у немцев осталось лишь 20 боеготовых танков из 53. Но это были цветочки. На следующий день панцергренадёрам снова приказали атаковать — на этот раз в качестве поддержки для 23-й танковой дивизии, прибывшей затыкать советский прорыв. Немецкая контратака вылилась в ожесточённый встречный танковый бой с частями 2-го гвардейского мехкорпуса. Семь немецких танков смогли ворваться на окраину Степановки с северо-запада, но там они и остановились под огнём советской артиллерии и танков. На других участках панцергренадёры добились нескольких локальных успехов, но в сумме наступление 16-й дивизии провалилось, а количество боеспособных танков в её составе сократилось до пяти.

У 23-й танковой дивизии, которой так «успешно» помогала 16-я панцергренадёрская, дела обстояли ничуть не лучше. Командование советской 5-й ударной армии отлично позаботилось о фланговом заслоне. Танки и артиллерия били по немецкой технике с господствующих высот, а с воздуха по ней активно работали штурмовики. Пехота 23-й дивизии, остановленная огнём орудий, миномётов и стрелкового оружия, понесла большие потери и не смогла помочь своим танкам. Оказавшись без поддержки, они были вынуждены вернуться на исходные позиции, причём сильно битыми — из полусотни танков у 23-й танковой осталось всего 22.

Всего за два дня боёв немцами были безвозвратно потеряны 24 танка. Более сорока нуждались в ремонте, причём почти два десятка — в долгосрочном.

Для обеих сторон в битве настоящую проблему представлял сложный рельеф местности. И если высоты у Степановки были костью в горле для немцев, то для частей Южного фронта таковой стала высота 277,9 — курган Саур-Могила. Бригады 2-го мехкорпуса смогли занять его только 19 июля. Наутро оставшиеся немецкие танки 23-й дивизии атаковали высоту. Бой шёл весь день, курган несколько раз переходил из рук в руки, но к полуночи советские танкисты всё-таки оставили поле боя за собой.

21 июля попытки взлома немецкой обороны продолжились. Лишившись уже почти всех танков, 16-я панцергренадёрская дивизия сумела создать мощный заслон из подтянутых к месту боя 8,8-см зениток — знаменитых «ахт-комма-ахт». Кроме того, чтобы хоть как-то поддержать истрёпанные силы Холлидта, немецкое командование стало «россыпью» перебрасывать ему технику, приходящую на фронт с завода. Всё, что требовалось немцам, — продержаться ещё чуть-чуть. Потому что с Курской дуги уже спешили на помощь три дивизии 2-го танкового корпуса СС.

Последний натиск

Конечно, в конце июля эсэсовские дивизии были уже далеко не те, что в начале «Цитадели». Но благодаря ремонту подбитой техники в «Мёртвой голове», «Райхе» и 3-й танковой суммарно набралось без малого две с половиной сотни боеспособных танков и «Штугов».

Всего за десять дней войска 5-й ударной армии создали оборонительный рубеж, о который вдребезги разбились одни из лучших немецких дивизий Восточного фронта

Дивизии, шедшие на помощь Холлидту, уже успели прочувствовать на себе качество советской противотанковой обороны лета 43-го. Опыт вышел болезненным, но по сравнению с тем, что эсэсовцев ожидало впереди, — очень неполным. До прибытия эсэсовцев у 5-й ударной армии было десять дней на создание надёжного оборонительного рубежа с большим количеством противотанковых орудий и минных полей.

30 июля эсэсовцы нанесли удар в направлении деревень Степановка, Герасимовка и господствующих высот поблизости.

Дивизия «Райх» должна была захватить Степановку, где находилось много советских пушек, контролирующих подступы к высотам. Хотя и без этого здесь дела у немцев шли так себе. Несколько десятков танков с ходу «разулись» на минном поле, пехота и самоходки увязли в бою на окраине деревни, в общем — минус 25 машин за день плюс большие потери в живой силе.

Провал «Райха» оказал прямое влияние на результат действий «Мёртвой головы». Дивизия, наступавшая на Герасимовку с «непробиваемыми» «Тиграми» впереди, быстро застряла на советских минных полях. Пока сапёры суетились, расчищая проходы, по ним и танкам стреляло всё, что могло стрелять: пулемёты, миномёты, орудия всех калибров. Особенно сильный огонь вёлся во фланг немцам с окраины Степановки, которую так и не взял «Райх». Вскоре к «охоте» присоединились и штурмовики Ил-2. За весь день обе бронегруппы «Мёртвой головы» не продвинулись дальше восточных склонов высот у Герасимовки. Более того, после наступления темноты они вынуждены были отступить, потеряв восемь «Тигров» из десяти, почти полсотни других танков и 12 «Штугов» из 26.

3-я танковая дивизия немцев в целом повторила этот сценарий. Минное поле, остановка на нём, кое-как проделанный проход, снова небольшое продвижение — и опять мины. После того как советские танки контратаковали противника, он был вынужден отойти. Перегруппировавшись, 3-я танковая ещё несколько раз пыталась атаковать, но безуспешно и неся большие потери в технике.

Такого сокрушительного удара эсэсовцы не получали даже под Курском. Только за 30 июля 2-й танковый корпус СС потерял более 100 танков и самоходок подбитым и уничтоженными и более 1500 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

Но жестокие бои продолжались. Советскому командованию было ясно, что немцы, подтянув сильные резервы, рано или поздно «дожмут» измотанные советские части, которым уже не хватало боеприпасов. В то же время немцы уже не могли держать 2-й танковый корпус СС на реке Миус, он был нужен под Харьковом, чтобы останавливать очередное советское наступление. Ирония судьбы: обе стороны приняли решение прекратить наступление почти одновременно.

2 августа войска Южного фронта закончили переправу с плацдарма на восточный берег Миуса. Наступление временно остановилось. Но существовать Миус-фронту осталось немногим больше двух недель.

Авторы текста — А. Томзов и А. Уланов

Миусская операция

Миусская операция
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Дата 17 июля — 2 августа 1943
Место Донецкий бассейн, СССР
Итог Безуспешная
Противники

СССР

Германия

Командующие

Ф. И. Толбухин

Э. Манштейн

Силы сторон

271 790 человек

к началу операции — 11 дивизий, 5 батальонов штурмовых орудий

Потери

общие по сов.данным: 61 070 человек,
из них 15 303 — безвозвратные,
45 767 человек — санитарные

общие по нем.данным: 21 369 человек,
в том числе 3 289 убитыми,
2 254 пропавшими без вести,
15 817 ранеными;
общие по сов.данным: около 35 000 человек

Миусская наступательная операция, наступательная операция на р. Миус (17 июля — 2 августа 1943 года) — фронтовая наступательная операция войск советского Южного фронта против немецких войск в Донбассе.

Силы сторон и план операции

План наступления Южного и Юго-Западного фронтов 1943 г.

Ещё в 1942 году германское командование приступило к созданию оборонительного рубежа, известного как Миус-фронт, на подступах к Донбассу по территориям Ростовской, Ворошиловградской и Донецкой областей. На этом рубеже немецкие войска остановили советское наступление во время Ростовской операции в феврале 1943 года, после чего он непрерывно совершенствовался и достраивался. К июлю 1943 года Миус-фронт имел три оборонительные полосы. Первая — на западном берегу Миуса на глубину до 21 километра. Вторая — по берегам рек Мокрый Еланчик и Крынка на глубину до 11 километров. Третья — по рекам Кальмиусу и Грузской на глубину до 7 километров. Каждая оборонительная полоса имела от 1 до 3 линий траншей. Между полосами имелись промежуточные и отсечные оборонительные рубежи. Общая протяженность всех траншей в системе Миус-фронта превышала 18 тысяч километров. Между ними располагались минные поля с плотностью до 1800 мин на один квадратный километр. На один километр фронта приходилось по 12-15 дотов и дзотов, в своем большинстве железобетонных. Были подготовлены «волчьи ямы», дно которых было утыкано острыми штырями, эскарпы, противотанковые рвы, подвижные бронированные щиты с амбразурами для ведения огня. Общая глубина обороны составляла 40-50 километров.

Оборону Миус-фронта в полосе предстоящей операции занимал 6-я армия (командующий — генерал-полковник Карл-Адольф Холлидт) из состава группы армий «Юг» (генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн), а также 4-й воздушный флот (командующий — генерал-фельдмаршал авиации Вольфрам фон Рихтгофен). Непосредственно против войск Южного фронта в полосе 180 километров оборонялись три немецких армейских корпуса, объединявших 11 дивизий и 5 батальонов штурмовых орудий из состава 6-й армии. Кроме того, в донбасскую группировку противника входила 1-я танковая армия.

Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед командованием Южного фронта (командующий генерал-полковник Ф. И. Толбухин) задачу целью сковать, а при благоприятных условиях во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта разгромить донбасскую группировку гитлеровцев, не допустив переброску её сил в район Курского выступа, где шли решающие сражения Курской битвы.

В состав Южного фронта входили:
• 51-я армия (генерал-лейтенант Г. Ф. Захаров),
• 5-я ударная армия (генерал-лейтенант В. Д. Цветаев),
• 28-я армия (генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко),
• 44-я армия (генерал-лейтенант В. А. Хоменко),
• 2-я гвардейская армия (генерал-лейтенант Я. Г. Крейзер, с 30 июля — генерал-лейтенант Г. Ф. Захаров),
• 8-я воздушная армия (генерал-лейтенант авиации Т. Т. Хрюкин).

Общая численность войск фронта составляла к началу операции 271 790 человек. Главный удар наносили 5-я ударная и 28-я армии в центре из района Куйбышево — Дмитровка в направлении Успенской, Артёмовки, Фёдоровки. При благоприятном развитии операции эти армии должны были наступать через Амвросиевку и охватить с севера таганрогскую группировку противника. Для развития успеха в резерве фронта находилась 2-я гвардейская армия с приданными ей двумя механизированными корпусами (2-й гвардейский мехкорпус и 4-й мехкорпус), её ввод в бой планировался в полосе 28-й армии. Вспомогательные удары — частью сил 51-й армии на правом крыле (в направлении Красный Луч — Сталино) и 44-й армией на левом крыле фронта (севернее Матвеев-Кургана).

С аналогичными целями на Юго-Западном фронте в это же время проводилась Изюм-Барвенковская наступательная операция. Действия Южного и Юго-Западного фронтов координировал представитель Ставки Верховного Главнокомандования Маршал Советского Союза А. М. Василевский.

По утверждению Манштейна, немецкая воздушная разведка установила подготовку советских войск к предстоящему наступлению.

Ход операции

Наступление советских войск началось 17 июля 1943 года после мощной артиллерийской подготовки. Сражение с первых часов приобрело исключительно упорный характер. Многие мощные узлы обороны и оборонительные сооружения оказались не подавленными артиллерией. Немецкие войска оказывали упорное сопротивление. Кроме того, немецкое командование сразу ввело в бой большие силы авиации, которая эшелонами бомбила наступающие войска и подходящие к месту сражения резервы. Не способствовали успеху и условия местности — левый берег Миуса господствовал над правым, а многочисленные балки затрудняли использование танков.

Тем не менее, на направлении главного удара войскам Южного фронта удалось вклиниться в немецкую оборону, прорвать первый оборонительный рубеж и захватить небольшой плацдарм (глубиной 5-6 километров, по фронту до 35 километров) на реке Миус в районе Степановка, Мариновка. Противник оказал упорное сопротивление, и, опираясь на мощную систему обороны, остановил советское наступление. В последующие дни на достигнутом рубеже велись исключительно упорные бои — советские войска непрерывно атаковали врага, немецкие части отбивали их удары и сами непрерывно контратаковали. К месту прорыва перебрасывались подкрепления — к 19 июля немецкое командование дополнительно ввело в бой 4 дивизии из резерва армии: 16-ю танково-гренадёрскую дивизию, 32-ю, 111-ю, 336-ю пехотные дивизии и унтер-офицерскую школу 6-й армии (БИРЮЗОВ), а 20 июля — 24-й танковый корпус из состава 1-й танковой армии. Срочно были переброшены и несколько авиационных групп с Курского направления, а с неатакованных участков фронта — переброшено большое количество немецкой артиллерии.

Советское командование также ввело в бой фронтовой резерв — во второй половине дня 17 июля началась переброска на плацдарм 2-й гвардейской армии. В связи с неудачными действиями 28-й армии, фронтовой резерв Толбухин решил вводить в бой в полосе 5-й ударной армии. Но ввод в бой 2-й гвардейской армии и её мехкорпусов был организован неудачно: они атаковали по мере переправы частей через Миус, подход войск к переправам и переправа производились под непрерывными бомбежками немецкой авиации, движение частей армии было сразу установлено немецкой разведкой. Мощного удара не получилось, армия «завязла» в обороне врага, сумев продвинуться только на несколько километров и освободив три села. Несмотря на упорство сражения, ни одна из сторон не могла добиться успеха.

Уже 19 июля немецкое командования контратаковало с юга советский плацдарм силами 16-й танково-гренадерской и 23-й танковой дивизий. Эта атака была отбита. Новый контрудар 20 июля также удалось отразить, но и наступавшие советские войска врагу удалось сковать. В этих боях противник потерял до 100 танков и штурмовых орудий.

Только 21 июля (из-за трудностей с переправой через Миус и сосредоточением на плацдарме) удалось ввести в бой советский 4-й механизированный корпус, уже понёсший существенные потери от ударов немецкой авиации. 22 июля советские войска возобновили наступление и продвинулись ещё на несколько километров, но прорвать немецкую оборону не смогли — по-прежнему шло «выдавливание» противника. 23 июля наступление советских войск было остановлено противником. Последняя попытка советского наступления 25 июля окончилась вообще без каких-либо результатов и со значительными потерями.

Чтобы не допустить прорыва обороны на реке Миус, 28 июля 1943 года к плацдарму был переброшен 2-й танковый корпус СС (3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф», 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх», 3-я танковая дивизия). Эти дивизии прибыли из-под Курска. К названным танковым дивизиям добавилась оперативная группа «Кемпф», а также 4 авиационные группы из-под Курска и с Таманского полуострова.

Немецкое контрнаступление, 30 Июля 1943 г.

30 июля противник нанёс сильный контрудар этими силами (в бой введено единовременно до 258 танков и около 100 штурмовых орудий) в полосе сильно ослабленного в предыдущих боях 31-го стрелкового корпуса 5-й ударной армии и соседних частей 28-й армии. Также 294-я пехотная и 15-я авиаполевая дивизии атаковали части 2-й ударной армии. Наступавшим частям 24-го немецкого танкового корпуса удалось потеснить расположение советских войск, при этом четыре стрелковых полка были окружёны. 2-й немецкий танковый корпус СС только на одном участке смог незначительно вклиниться в советскую оборону, на остальных участках его наступление было отбито с большими потерями (91 танк и свыше 900 человек). Ожесточенное сражение продолжалось всю ночь и следующие сутки. Стороны непрерывно контратаковали друг друга; позиции, высоты и населённые пункты неоднократно переходили из рук в руки. Но непосредственная угроза переправам и как следствие — окружения советских войск на плацдарме — со стороны немецкого 24-го танкового корпуса сохранялась.

По категорическому требованию И. В. Сталина 31 июля ценой больших усилий войска фронта попытались вывести из окружения окружённые полки, но спасти удалось только один из них — остальные к тому времени почти полностью погибли. 1 августа непрерывные немецкие атаки продолжались, продвижение врага развивалось, хотя и очень медленно из-за сопротивления советских войск, но безостановочно. Немцы ввели в бой практически все боеспособные танки — 400—500 единиц. Командующие армиями были вынуждены начать частичный отвод войск за Миус по своей инициативе. Видя невозможность восстановления позиций и чтобы не допустить уничтожения войск на плацдарме, командующий фронтом Ф. И. Толбухин вечером 1 августа обратился в Ставку за разрешением на отвод войск за Миус. Разрешение было получено, эвакуация была выполнена в сложной обстановке под прикрытием усиленных арьергардов основными силами в ночь на 2 августа, а к 17-00 2 августа переправились и прикрывавшие отход части.

На вспомогательных направлениях наступление советских войск было отбито: 51-я армия продвинулась 17-го июля на несколько километров, но 20-го июля немецким контрударом отброшена в исходное положение. Последующие атаки до 27 июля успеха не имели. Аналогично так же завершился удар и в 44-й армии.

Примерно таким же образом завершилось наступление и соседнего Юго-Западного фронта (Изюм-Барвенковская наступательная операция).

Итоги операции

Таким образом, в Миусской операции советские войска не смогли прорвать Миус-фронт и нанести поражение противнику. Занятый в начале операции и удерживаемый с тяжелыми потерями плацдарм пришлось оставить. Однако вторая цель операции была достигнута: Южный фронт своими активными действиями сковал 6-ю армию и 1-ю танковую армию противника в Донбассе, не позволил ему перебросить отсюда ни одной дивизии под Курск. Более того, немецкое командование оказалось вынуждено направлять резервы из-под Харькова на направление отвлекающего удара. К Миусу было стянуто большое количество вражеских войск, в том числе и с Курского направления (2-й танковый корпус СС). Хотя изначально немецкое командование планировало иначе — так, 16-я моторизованная и 23-я танковая дивизии к началу операции уже начали выдвижение с Миуса под Харьков. Это безусловно облегчило успех советского наступления в Белгородско-Харьковской операции. Кроме того, «опыт этой операции был обобщён и учтён советским командованием при проведении Донбасской операции 1943 года, в ходе которой оборона противника на реке Миус была успешно прорвана».

Потери сторон

Общие потери советских войск составили 61 070 человек, из них 15 303 — безвозвратные, 45 767 человек — санитарные. Манштейн в своих мемуарах утверждает, что в сражении на Миусском плацдарме советские войска потеряли около 18 000 только пленными, 700 танков (что даже больше заявления немецкого командования того времени — в 1943 году немцы заявили об уничтожении 585 советских танков), 200 орудий и 400 противотанковых орудий. По данным Типпельскирха, только пленных немцы взяли на Миусском плацдарме около 18 тысяч (в некоторых немецких изданиях приводится более точная цифра — 17 762). По мнению Б. Соколова, «истинные безвозвратные потери должны составить около 51 628 убитых и пропавших без вести, а общие потери — около 97 395» (впрочем, он постоянно завышает потери советских войск).

Немецкая 6-я армия по собственным данным в период с 17 июля по 2 августа потеряла 21 369 человек, в том числе 3289 убитыми, 2254 пропавшими без вести и 15 817 ранеными. Потери в танках и штурмовых орудий превысили 300 единиц. Общие потери немецких войск по оценке советского командования составили около 35 000 человек.

Причины неудачного исхода операции

Основные причины кроются в ошибках командования Южного фронта. Оно недооценило силу немецкой обороны, хотя имело о ней достаточное представление. Основные причины:
1. Нанесение двух главных и двух вспомогательных отвлекающих ударов (распыление сил).
2. Запоздалый и плохо организованный ввод в сражение соединений 2-й гвардейской армии.
3. Предпринимаемые по инициативе Ф. И. Толбухина попытки возобновления наступления в кратчайшие сроки без достаточной подготовки.
4. Не учитывались большие трудности снабжения сразу трёх советских армий на насквозь простреливаемом плацдарме (как следствие — постоянный недостаток боеприпасов в сражающихся войсках, перебои с питанием и горючим).
5. Колебания советского командования после 30 июля относительно судьбы плацдарма до тех пор, пока 1 августа падение плацдарма не стало неизбежным. Здесь доля вины лежит и на И. В. Сталине, отдавшем личный приказ о спасении окруженных полков без учета общей ситуации на плацдарме, что на сутки затянуло сражение и вызвало очень большие потери 1 августа.
6. Недостаточная разведка неприятельских позиций, неспособность артиллерии и авиации в ходе артподготовки подавить огневые точки врага.
7. Немецкая авиация в ходе сражения завоевала и удерживала господство в воздухе, нанося большой урон советским войскам, атакуя выдвигающиеся резервы и срывая подвоз боеприпасов и снабжения.
8. Плохая связь штаба фронта со штабами армий и штабов армий — со штабами корпусов, что мешало оперативно реагировать на немецкий контрудар.
9. Умелое сосредоточение войск противника и переброска им крупных соединений с других участков фронта (Южный фронт провёл всю операцию только имеющимися к её началу средствами и в ходе сражения усилен не был).

В то же время советские войска в ходе операции проявили упорство в наступлении и обороне, массовый героизм, стойкость в исключительно сложной обстановке.

  1. 1 2 3 Гриф секретности снят: Потери Вооружённых Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. С. 370. ISBN 5-203-01400-0
  2. ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 30157 ПРЕДСТАВИТЕЛЮ СТАВКИ, КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ЮЖНОГО ФРОНТА С ТРЕБОВАНИЕМ ОСТАНОВИТЬ НАСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВНИКА И ДЕБЛОКИРОВАТЬ ОКРУЖЕННЫЕ ЧАСТИ.//Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК: Документы и материалы. 1943 год. Т. 16 (5-3). — М: ТЕРРА, 1999. — С. 185.
  3. Ершов А. Г. Освобождение Донбасса. М., Воениздат, 1973. — С.117.
  4. Советская военная энциклопедия. Том 5:»Линия»—»Объектовая». Москва, Военное издательство, 1978. — С.329.
  5. Донбасская наступательная операция началась 13 августа 1943 года, все три рубежа Миус-фронта были прорваны к 30 августа 1943, и в этот же день был освобождён Таганрог.
  6. В. Литвиненко. Невменяемый фальсификатор. // «Советская Россия». — 2017, 17 августа.
  7. Литвиненко В. Псевдонаучные миражи Б. Соколова. Статья на сайте издания «Военно-промышленный курьер».
  8. Орлов В. К науке отношения не имеет. // «Независимое военное обозрение». — 2001, 28 сентября.
  9. Жирохов М. Битва за Донбасс. Миус-фронт, 1941—1943 (Глава 4: Прорыв Миус-фронта летом 1943 года. Июльское наступление).
  10. Бирюзов С. С. Когда гремели пушки. — М.: Воениздат, 1961. — С.166.
  • Великая Отечественная война 1941—1945. Энциклопедия. Главный редактор профессор, генерал армии Козлов М. М. Москва, Советская энциклопедия, 1985. — С.450.
  • Ершов А. Г. Освобождение Донбасса. М., Воениздат, 1973. — С.111-117.
  • Миус-фронт в Великой Отечественной войне. 1941—1942 гг., 1943 г. / Г. Г. Матишов, В. И. Афанасенко, Е. Ф. Кринко. — Ростов-на-Дону : ЮНЦ РАН, 2010. — 216 с.
  • Жирохов М. Битва за Донбасс. Миус-фронт, 1941—1943 (Глава 4: Прорыв Миус-фронта летом 1943 года. Июльское наступление).
  • Исаев А. Прорыв Миус-фронта июль-август 1943 года. «Фронтовая иллюстрация», 2006, № 3. М.: Издательство «Стратегия КМ», 2006.
  • Матишов, Г. Г. Миус-фронт в Великой Отечественной войне. 1941/1942 г.г. 1943 г. / Г. Г. Матишов, В. И. Афанасенко, Е. Ф. Кринко. — Ростов-на-Дону: изд-во ЮНЦ РАН, 2010. — 216с
  • Толубко В. Ф. Барышев Н.И. На южном фланге. Боевой путь 4-го гвардейского механизированного корпуса (1942–1945 гг.).. — М: Наука, 1973. — 400 с.
  • Бирюзов С. С. Когда гремели пушки. — М.: Воениздат, 1961. — Глава «Освобождение Донбасса».
  • Соколов Б. Красная армия против войск СС. — М. : Яуза, Эксмо, 2008. — Глава «Сражение на Миус-фронте и контрудары под Богодуховом».

Сражение за Донбасс. Прорыв Миус-фронта


17 июля войска Юго-Западного и Южного фронтов приступили к наступательной операции против 6-й и 1-й танковой армий вермахта. Красная армия наступала от Изюма на Красноармейск силами Юго-Западного фронта и от Куйбышева на Сталино силами Южного фронта с задачей разбить немецкую группировку и освободить Донбасс. К 1 августа 1943 года вермахт смог ликвидировать прорыв Миус-фронта советскими войсками и вновь выйти на рубеж реки Миус в районе сел Куйбышево — Дмитровка, до 18 августа наступило затишье.
Миус-фронт
Укреплённый оборонительный рубеж немецких вооружённых сил на западном берегу р. Миус вошёл в историю как «Миус-фронт». Он был создан ещё в декабре 1941 года и в течение двух зимних кампаний был опорой для отступающих под ударами Красной армии немецких войск. Своим появлением эта укреплённая линия была обязана отступлению группы армий «Юг» от Ростова-на-Дону в ноябре – начале декабря 1941 года. Западный берег реки Миус возвышался над восточным и создавал благоприятные возможности для возведения оборонительной линии.
На рубеж р. Миус немецкие войска вышли в октябре 1941 года. 20 ноября вермахт вошёл в Ростов-на-Дону. 28 ноября советские войска под началом С. К. Тимошенко после жестокого и кровопролитного боя отбили город. Командующий группы «Юг» фельдмаршал Герд фон Рундштедт был вынужден отдать приказ об отступлении, хотя Гитлер не дал разрешения отвести войска на рубеж по р. Миус. Советские войска попытались пробить немецкую оборону, но не смогли.
В течение зимы 1941-1942 гг. немцы создали на реке плотную оборону. К весне немцы построили развитую систему траншей, минных полей, противотанковых рвов и проволочных заграждений. Оборону укрепляли цепи дотов и дзотов, пулемётных гнезд (до 20-30 единиц на один километр) и артиллерийские позиции, а также десятки населённых пунктов, превращённых в узлы сопротивления, с круговой обороной.
Весной 1942 года советское командование подготовило операцию на этом направлении. Войска Южного фронта под командованием Р. Я. Малиновского должны были внезапным ударом отсечь выступ между Матвеевым Курганом и Самбеком, освободить Таганрог. Глубина планируемой операции была относительно небольшой – около 40 километров. Её предполагалось провести в 2-3 дня. В операции должно было принять участие 4 дивизии и 6 бригад 56-й армии, при поддержке 260 орудий и 60 танков. Из резервов Ставки для проведения операции выделили 3-й гвардейский стрелковый корпус, основой которого была 2-я гвардейская стрелковая дивизия, и танковую бригаду. В наступление также приняли участие морские стрелковые бригады. 8 марта 1942 года советские войска перешли в наступление, но прорвать мощную немецкую оборону не смогли. 14 марта и 24-26 марта 1942 года провалились новые попытки Красной армии взломать немецкую оборону.

Немецкий пост на Северском Донце.
Летом 1942 года вермахт перешёл в наступление на Волгу, Кубань и Кавказ. Миус-фронт был оставлен в тылу. После поражения немецких войск под Сталинградом и в битве за Кавказ, Миус-фронт снова оказался нужен. Его заняли в феврале 1943 года войска, переброшенные с других участков фронта и с запада. 14 февраля 1943 года соединения Южного фронта освободили Ростов и продолжили движение на запад. Подвижные соединения фронта получили задачу развить успех в западном направлении, форсировать реку Миус и занять район Анастасиевки. К концу 17 февраля 4-й гвардейский механизированный корпус в районе Матвеевого Кургана форсировал реку, и на плечах отступающих немцев ворвался в Анастасиевку. Надо отметить, что к этому моменту в корпусе было всего 14 танков, он был обессилен предшествующими боями. 2-й и 3-й гвардейские механизированные корпуса вышли к реке только 20 февраля, т. к. ожидали подвоза горючего. Стрелковые части также отстали, за 4-м гвардейским мехкорпусом успели переправиться только два полка 33-й гвардейской стрелковой дивизии.
Немецкое командование воспользовалось отрывом передовых советских частей от основных сил и в ночь на 20 февраля закрыло брешь в районе Матвеева Кургана. 4-й гвардейский мехкорпус и два стрелковых полка попали в «котёл» в районе Анастасиевки. 2-й и 3-й гвардейские мехкорпуса и части 2-й гвардейской армии попытались деблокировать окружённых, но не смогли. В ночь на 22 февраля по приказу командования окруженцы пробились к своим. До конца месяца советские войска пытались пробить немецкую оборону, но успеха не добились. Линия фронта стабилизировалась на несколько месяцев.
Вступление немцев в Сталино.
Июльское наступление
Весной – летом 1943 года вермахт и Красная армия готовились к решающему сражению. После успешного удара в районе Курского выступа немецкое командование планировало нанести удар в тыл Юго-Западного фронта. Войска Юго-Западного и Южного фронтов должны были сыграть важную роль в Курской битве. Их силы должны были перейти к активным наступательным действиям, чтобы лишить немецкое командование возможности маневрировать своими резервами и перебросить на курское направление силы с других участков советско-германского фронта. Юго-Западный и Южный фронты должны были перейти в наступление и связать своими действиями донбасскую группировку вермахта. Июльское наступление советских войск на донбасском направлении сыграло важную роль в Курской битве. Немецкое командование демонтировало ударную группировку 4-й танковой армии на южном фасе Курской дуги и стало спешно перебрасывать войска на Миус-фронт и в полосу обороны 1-й танковой армии.
К началу Великой Курской битвы участок фронта от Азовского моря до Харькова был стабилен, обе стороны окапывались и проводили серьезные инженерные работы. К июлю немецкие войска имели на Миус-фронте мощную, глубоко эшелонированную оборону, которая состояла из 2-3 полос. Первая (главная) полоса обороны имела глубину 6–8 км, а на отдельных направлениях до 10–12 км. Вторая оборонительная полоса была хорошо подготовлена в инженерном отношении. В 40–50 км западнее Северского Донца и Миуса была построена третья армейская полоса. В оборонительных порядках широко применялись противопехотные и противотанковые поля, с глубиной полей до 200 метров и с плотностью 1,5-1,8 тыс. мин на километр фронта. На 1 км фронта на правом берегу Северского Донца в среднем плотность фортификационного оборудования местности составляла: 1960 погонных метров траншей и ходов сообщений, 1640 погонных метров противопехотных препятствий, 9 блиндажей, землянок, 4 дзота и 151 открытая пулеметная точка. Сама природа помогала здесь создавать оборонительные рубежи: местность представляла собой открытую всхолмленную равнину, сильно изрезанную балками, оврагами и высотами. Передний край немецкой обороны проходил в основном по правому, высокому и местами обрывистому берегу Северского Донца и Миуса. Многочисленные высоты позволяли хорошо просматривать местность и создавать на них укрепленные позиции. Всё это мешало наступлению и укрепляло противотанковую оборону вермахта. Особенно мощной оборона была на Миус-фронте.

Донбасский плацдарм немецких войск был частью белгородско-харьковского плацдарма и задачи его обороны решали 1-я танковая, 6-я армии и часть сил оперативной группы «Кемпф» из состава группы армий «Юг». Всего немецкое командование имело на этом направлении 27 дивизий, включая 5 танковых и 1 моторизованную. В первой линии обороны располагалось 22 дивизии. В оперативном резерве было 5 дивизий – 3 танковые, 1 моторизованная и 1 пехотная. В целом, несмотря на мощь инженерных сооружений, плотность оборонительных порядков немецких войск была невысокой — 15–20 км, а местами до 30 км на дивизию. Как правило, все полки пехотных дивизий были встроены в одну линию, а не эшелонировались в глубину. В резерве дивизии было только до двух батальонов пехоты, в резерве корпусов – 1-2 пехотных батальона и специальные, вспомогательные части. Вторая полоса обороны вообще не была занята войсками, её должны били занять дивизии из первой (главной) полосы, при её прорыве. Устойчивость обороны достигалась быстрым маневром тактических и оперативных резервов. В случае серьёзного кризиса приходилось рассчитывать только на переброску войск с других участков советско-германского фронта.
7 июля, по указанию Ставки Верховного Главнокомандования, войска Юго-Западного и Южного фронтов приступили к подготовке наступательной операции. Юго-Западный фронт под командованием Родиона Малиновского наносил концентрический удар от Изюма на Красноармейск, Южный фронт Фёдора Толбухина — от Куйбышева на Сталино. Юго-Западный фронт к началу операции занимал оборону по левому берегу реки Северский Донец. В его состав входили 6-я, 12-я, 57-я и 1-я, 8-я, 3-я гвардейские армии, а также 17-я воздушная армия. Войска Юго-Западного фронта занимали охватывающее положение по отношению к донбасской группировке вермахта, что создавало благоприятные условия для удара по войскам противника. Юго-Западному фронту противостояла 1-я танковая армия под командованием Эберхарда фон Макензена и часть группы «Кемпф».
Наступление Юго-Западного фронта. Малиновский решил основные усилия сосредоточить в центре, на направлении Барвенково — Красноармейск. Главный удар наносили смежные фланги 8-й и 1-й гвардейских армий. Советские войска использовали плацдарм в районе Изюма, и должны были форсировать Северский Донец юго-западнее и юго-восточнее этого города. Во втором эшелоне наступающих войск была 12-я армия. Её войска должны были войти в прорыв и развить успех армий первого эшелона. Войска Юго-Западного фронта должны были развивая наступление в юго-западном направлении на 5-7 день с начала операции пройти 100–120 км и выйти на линию Грушеваха — Близнецы — Петропавловка — Красноармейск — Константиновка. Подвижные соединения фронта — 23-й танковый и 1-й гвардейский механизированный корпуса, наступая на острие 12-й армии, должны были выйти в район Сталино и совместно с частями Южного фронта довершить окружение и разгром войск 6-й армии противника. Войска 3-й гвардейской армии наносили вспомогательный удар на левом крыле фронта, используя плацдарм у Привольного. Они наступали из района Лисичанск – Привольное в общем направлении на Артемовск. Армии правого крыла фронта 6-я и 57-я должны были продолжать держать оборону.
Рано утром 17 июля 1943 года была проведена артиллерийская и авиационная подготовка. 1-я гвардейская армия под началом Василия Кузнецова сосредоточивала главные усилия на своем левом фланге. В её составе было 8 стрелковых дивизий и 3 танковые бригады. Гвардейцам предстояло прорвать немецкую оборону на участке Червонный Шахтер — Семеновка и в дальнейшем наступать по линии Барвенково — Петропавловка. Части 4-го гвардейского стрелкового корпуса успешно форсировали Северный Донец и атаковали позиции 257-й пехотной дивизии противника. Гвардейцев встретил шквал артиллерийского, миномётного и пулемётного огня, немцы неоднократно ходили в контратаки, пытаясь сбросить советские войска в реку. Группы немецких самолётов наносили удары по советским войскам.
8-я гвардейская армия под руководством Василия Чуйкова наступала на своём правом фланге, на участке Каменка — Сеничено. Войска армии были выстроены в два эшелона: в первом эшелоне располагались два стрелковых корпуса — 29-й гвардейский и 33-й, во втором — 28-й гвардейский стрелковый корпус. Армия наступала в направлении Красноармейска. Для захвата плацдармов в полках были сформированы ударные батальоны усиленные артиллерией и минометами. Особенно успешно наступали части 33-го стрелкового корпуса, который действовал на левом фланге армии. Стрелки, форсировав реку и отбив контратаки противника, продвинулись от берега на 6 км. Это позволило приступить к возведению переправы длиной в 89 метров. В 11 часов возведение переправы завершили.
29-й гвардейский стрелковый корпус встретил более сильное сопротивление противника. Однако и на его участке за день возвели две переправы, одну грузоподъемностью 16 тонн, вторую – на 60 тонн (всего в первый день наступления планировали возвести 4 переправы). В дальнейшем временные наплавные мосты и понтонные переправы, заменили на деревянные мосты на постоянных опорах (на шестой день операции таких мостов возвели четыре). Во второй половине дня 17 июля немецкое командование ввело из резерва в бой подразделения 33-й пехотной дивизии и потеснило советские войска в районе севернее селения Хрестище.
18 июля был введён в бой 28-й гвардейский стрелковый корпус, он должен был наступать на южном направлении западнее Славянска. В этот же день в полосе наступления 29-го гвардейского стрелкового корпуса бросили в сражение подразделения 1-го гвардейского мехкорпуса, он должен был вместе с 23-м танковым корпусом развивать наступление на Красноармейск. Однако немецкие войска продолжали удерживаться на главной полосе обороны, советские войска продвигались медленно. Шли упорные бои. Немцы не раз переходили в контратаки. Активно действовала немецкая авиация.
Ожесточённые бои шли и на других участках фронта. 3-я гвардейская армия за десять дней упорных боев заняла на правом берегу реки плацдарм по фронту на 36 км и в глубину на 3–5 км. 27 июля армии Юго-Западного фронта перешли к обороне. Фронт достиг ограниченного успеха, но не сумел пробить немецкую оборону. Это было связано с исключительно серьёзной обороной противника на этом направлении и искусными действиями сил противника. Немцы ежедневно предпринимали против наших войск по нескольку контратак, на некоторых участках до 13-18 контратак в день. Большие помехи создавала немецкая авиация, которая большими группами бомбила советские войска и переправы. За 10 дней боёв насчитали до 2600 самолёто-вылетов противника. К тому же немецкое командование перебросило на Донбасс сильные в количественном и качественном отношении части 24-го танкового корпуса, 2-го танкового корпуса СС. Своими действиями войска Юго-Западного фронта оказали большую помощь силам Воронежского и Степного фронтов, который отражали удар противника на южном фасе Курской дуги.

Обстановка на южном участке советско-германского фронта к июлю 1943 г. План операций Юго-Западного и Южного фронтов. Источник: М. А. Жирохов Сражение за Донбасс. Миус-фронт. 1941–1943 гг.
Южный фронт. В состав фронта входили 51-я, 28-я и 44-я армии, 5-я ударная, 2-я гвардейская армии, 8-я воздушная армия. Южный фронт под началом Толбухина действовал против войск 6-й армии под командованием Карла-Адольфа Холлидта. Ударная группировка фронта наносила удар в центре с рубежа Дмитриевка — Куйбышево — Ясиновский, протяженностью около 30 километров. Южный фронт должен был разгромить таганрогскую группировку вермахта, освободить Таганрог, выйти на рубеж реки Еланчик и оттуда наступать на Сталино, на соединение с войсками ЮЗФ.
51-я армия на правом крыле фронта получила задачу нанести вспомогательный удар на Петрово-Красноселье. В составе армии было семь стрелковых дивизий, отдельная танковая бригада. 5-я ударная армия наносила удар в районе Дмитриевки, и должна была развивать наступление в северо-западном направлении. В составе армии было семь стрелковых дивизий, отдельные танковая бригада и танковый полк. Четыре дивизии наступали в первом эшелоне, две были во втором. 28-я армия получила задачу пробить оборону противника южнее Куйбышева и развивать наступление на юго-запад, чтобы уничтожить войска противника в районе Таганрога. В составе армии было шесть стрелковых дивизий, танковая бригада и танковый полк. В первом эшелоне было четыре стрелковые дивизии, танковые части, во втором – две стрелковые дивизии. 44-я армия в составе трёх стрелковых дивизий удерживала рубеж Ясиновка – Приморка и способствовала наступлению 28-й армии. Во втором эшелоне фронта была 2-я гвардейская армия, имея в своём составе шесть стрелковых дивизий и два мехкорпуса. Второй эшелон фронта планировали ввести в бой, когда силы 5-й ударной и 28-й армий преодолеют тактическую полосу обороны противника. 2-я гвардейская армия должна была наступать по линии Кутейниково – Сталино.
В ночь перед наступлением советская авиация нанесла удары по немецкому переднему краю и наиболее важным узлам обороны. В 6 часов 17 июля после артподготовки в атаку пошли сухопутные войска. Длительная практически четырёхчасовая артиллерийская подготовка позволила форсировать реку и занять передовые позиции противника. С самого начал операции советские войска встретили мощное сопротивление. Советские атаки захлебывались под артиллерийским огнем противника и ударами люфтваффе. 5-я ударная армия под командованием Вячеслава Цветаева продвинулась к концу первого дня наступательной операции на глубину от 2 до 6 км. Немецкое командование стало подтягивать к месту намечающегося прорыва свои тактические резервы.
К концу 18 июля советские войска захватили на правом берегу Миуса небольшой плацдарм – в глубину на 10 км, примерно столько же в ширину. Немецкое командование было вынуждено бросить в бой из оперативного резерва подразделения 16-й моторизованной дивизии, которую планировали отправить в район Харькова. 28-я армия добилась незначительных успехов. Командование фронта приказало перегруппировать основные силы 28-й армии к правому флангу, чтобы использовать относительный успех 5-й ударной армии. Перегруппировку совершили в течение 19 июля. К этому моменту немецкое командование начало переброску войск с белгородско-харьковского направления.
Во второй половине дня 18 июля, командование Южного фронта, не дождавшись успеха ударных группировок 5-й ударной и 28-я армий, ввело в сражение 2-ю гвардейскую армию под командованием Якова Крейзера. Соединения 2-й гвардейской армии, взаимодействуя с частями 5-й ударной и 28-й армий, продвинулись вглубь немецкой обороны. Заняли несколько населённых пунктов. Немецкое командование перебросило в район сражения части 23-й танковой дивизии, которую вернули с полпути на Харьков, а также 336-й пехотной дивизии и некоторые другие подразделения. Еще более усилила активность немецкая авиация.
Командование Южного фронта начало перегруппировку сил, чтобы перейти 31 июля 1943 года в наступление с общим направлением на Успенскую. Однако продолжить наступление войска Южного фронта не успели. 29 июля в районе боёв появились переброшенные с курского направления элитные танковые соединения СС – дивизии «Мертвая голова», «Рейх», а также 3-я танковая дивизия. 30-31 июля немецкие войска при поддержке крупных сил люфтваффе нанесли сильные контрудары по советским войскам. Южный фронт не смог пробить немецкую и оборону и начал отводить войска на левый берег Миуса. К 1 августа фронт был стабилизирован.
Июльская наступательная операция Юго-Западного и Южного фронтов на Северском Донце и на Миусе не принесла успеха Красной армии. Донбасская группировка противника сохранили прежние позиции. Однако эта операция имела стратегические последствия на других участках советско-германского фронта. Советские войска не дали немецкому командованию перебросить часть сил из района Донбасса на Курский выступ, усилив ударные группировки в ходе наступательной операции «Цитадель». Более того, немецкому командованию пришлось снять с курского направления до пяти танковых дивизий, а также значительные силы авиации и перебросить их для удержания позиций на Северском Донце и Миусе. Это ослабило белгородско-харьковскую группировку вермахта и создало более благоприятные условия для проведения операции «Румянцев» силами Воронежского и Степного фронтов. Таким образом, войска Юго-Западного и Южного решили основную задачу — они не дали немецкому командованию использовать все оперативные резервы группы армий «Юг» в операции «Цитадель» и притянули к себе значительные силы противника с Курской дуги.
Продолжение следует…

Герой прорыва Миус-фронта

Имя Героя Советского Союза, генерала армии Василия Филипповича Маргелова (1908-1990) стало легендой еще при его жизни — советская «крылатая пехота» (ВДВ еще называли и совсем просто — «войска Дяди Васи») под его командованием стала элитным видом войск Советской Армии и не раз доказывала по всему миру, что нет для нее невыполнимых боевых задач. В июле 2015 года в Донецке на Набережной реки Кальмиус был установлен памятник этому прославленному советскому военачальнику. Есть в биографии Василия Филипповича страница, посвященная освобождению Донбасса от фашистов во время Великой Отечественной войне. О ней мало рассказывали военные историки и практически никто не знает из историков и краеведов Донбасса.

Информацию о награде узнали из электронной базы данных времен Великой Отечественной войны Министерства обороны Российской Федерации, которая размещена на сайте «Подвиг народа». Там есть наградной лист тогда уже гвардии полковника, заместителя командира 3 гвардейской стрелковой дивизии по строевой части 12 гвардейского стрелкового корпуса 2 гвардейской армии 4 Украинского фронта Василия Маргелова. В описании подвига на представление к ордену Боевого Красного Знамени комдив гвардии генерал-майор Кантемир Александрович Цаликов рассказал о боевой деятельности гвардии полковника с сентября по ноябрь 1943 года.

«Гвардии полковник Маргелов в дивизии с июня 1942 года, в период боев за Родину от стен Сталинграда и до Днепра неоднократно водил полки в тяжелые бои, проявляя при этом исключительную храбрость и упорство, в трудные моменты находясь непосредственно в боевых порядках подразделений и частей дивизии, невзирая на личную опасность, во всех случаях добивался точного выполнения боевого приказа командования по разгрому немецких войск на сильной укрепленной оборонной полосе немцев на реке Кальмиус и Молочная, а также в Донбассе. 10 сентября 1943 года, находясь в 9 гвардейском стрелковом полку с выходом командира полка из строя, принял на себя командование полком. Решительным наступлением первым с полком ворвался в оборону противника, прорвал ее и, преследуя противника, умело маневрируя, обходом справа овладел крупной железнодорожной станцией Волноваха, где уничтожено: более 700 солдат и офицеров противника, 30 взято в плен, захвачено 40 железнодорожных вагонов, 250 тонн горюче-смазочных материалов», — записано в официальном наградном листе. Далее командир дивизии рассказывает об умелом наступлении и взятии Каховки. «За наступательный порыв, исключительную отвагу, презрение к смерти, личное участие в очистке Донбасса — прорыве сильно укрепленной линии на реке Кальмиус и Молочная…вполне достоин правительственной награды ордена «Красное Знамя», — такой вывод сделал тогда гвардии генерал-майор Цаликов.

Наградили же гвардии полковника Василия Маргелова орденом Отечественной войны I степени в конце января 1944 года. Таким образом, этими документами официально подтверждено участие будущего легендарного командующего советскими воздушно-десантными войсками в освобождении Донбасса от немецко-фашистских захватчиков. А 3-я гвардейская стрелковая дивизия за успешные освободительные бои в нашем крае получила почетное право называться «Волновахской».

Анатолий Жаров

«Произносили шёпотом». Поисковики возвращают имена героев Миус-фронта

В 2018 году мы отмечаем 73-ю годовщину Победы. Но до сих пор на местах былых боёв, фронтовых дорогах, в степях и оврагах лежат неупокоенными останки тысяч солдат.

Пропавшие без вести, неопознанные и неприкаянные. Защитники, оказавшиеся незащищёнными после своей смерти. Те, кому вместо почестей выпало забвение.

Гиблое место

Говорят, война не закончена, пока не похоронен последний солдат. Наверное, именно это заставляет живых искать мёртвых. На прошлой неделе, 4 мая, на Аллее Памяти мемориала Самбекские высоты торжественно захоронили останки ещё шестидесяти одного советского солдата и офицера. Все они погибли в боях на Миус-фронте.

Долгое время о событиях, которые разворачивались на миусских высотах, власти старались умалчивать. Писали книги и снимали фильмы о кровопролитных боях подо Ржевом или под Вязьмой, но прорыв Миус-фронта, сопоставимый по своей значимости и масштабам потерь с Курской дугой, был на десятилетия незаслуженно забыт.

Вероятно, из-за огромных человеческих жертв — около 830 тысяч погибших (четвёртое место по численности потерь Красной армии). По воспоминаниям старожилов, Ми­ус-фронт произносили шёпотом, мол, мясорубка, гиблое место. И когда в 90-е поисковики начали разыскивать останки павших бойцов, то счёт найденных пошёл на десятки и сотни.

«Самбекские высоты». Перезахоронение останков погибших защитников Отечества | Фотогалерея

Останки 46-ти тел и фрагменты личных вещей, оружия бойцов были найдены поисковиками на линии обороны, которая проходила под Ростовом на Миус-фронте в 1941-1943 годах.

Так и на этот раз весенняя Вахта памяти позволила избежать забвения и казакам-кавалеристам, и морякам, и танкистам, и ополченцам.

«Находки были практически каждый день, — говорит руководитель поискового объединения «Миус-фронт» Андрей Кудряков. — В одном месте подняли из воронки засыпанного казака с шашкой, который шёл в октябре 1941-го со своим полком навстречу немецким танкам. В другом — бойца дивизии НКВД, который будучи уже раненым, застрелился, чтобы не попасть в плен к врагу. Он лежал в заросшем бурьяном овраге».

История подвига

Тогда же у села Покровского из реки Миус водолазы-поисковики достали с семиметровой глубины, из-под трёхметрового слоя ила, танк «Т-34» с останками экипажа. Это уникальный случай, так как за последние пять лет в России подобных операций не проводили.

И о каждом найденном герое можно смело писать свою историю подвига. Символично, что всех этих людей с честью захоронили накануне Дня Победы.

К сожалению, установить личность найденного погибшего получается далеко не всегда. Один случай из ста.

У советских бойцов считалось плохой приметой заполнять смертные медальоны полным именем и адресом. Якобы, к верной гибели. Из эбонитовых капсул для медальонов, как правило, делали мундштуки, а вкладыши выкидывали.

Поисковикам помогают чудом уцелевшие надписи на фляжках, ложках, котелках, когда-то выцарапанные хозяином.

Найденное имя позволяет не просто идентифицировать личность. Оно снимает позорное клеймо с целой семьи: в совет­ское время пропавшие без вести считались предателями, перебежчиками и дезертирами посмертно. К их родным относились как к неблагонадёжным.

И поиск пропавших без вести меняет отношение к истории. Поисковики выражают уважение к подвигу погибших, возвращают хотя бы отчасти личный долг павшим солдатам вот так, с лопатой в руках. Ведь все они для нас — свои. А своих на войне не бросают…

Настоятель Старо-Покровского храма Ростова протоиерей Даниил Азизов сказал корреспонденту «АиФ на Дону»:

«Наши солдаты победили не оружием, числом или даже умением. Победили духом. И очень важно их дух, их души проводить достойно, если это не было сделано вовремя.

В ходе перезахоронения на Самбекских высотах по погибшим отслужили заупокойную литию и тем самым с любовью и молитвой проводили в последний путь. К их подвигу важно относиться как к святыне, иначе никакого урока из страшной войны вынесено не будет».