Паспортная система 1932

LiveInternetLiveInternet

В последние двадцать лет байка о бедных колхозниках, превращённых кровавым сталинским режимом в крепостных крестьян, набила оскомину. Навязла в зубах и мулька о добром Хрущёве, разрешившим выдавать крестьянам паспорта. Дескать, Сталин запретил крестьянам уходить из деревень в города, не выдавая им удостоверение личности.

Распространяющие этот шизофренический бред трепачи, не только не могут показать какой-либо правовой или нормативный акт, подтверждающий их точку зрения, но отказываются объяснять, зачем советской власти, отчаянно нуждавшейся в рабочих руках на великих стройках, саму себя наказывать. (За годы советской власти образовалось 1300 городов, то есть 200% от дореволюционного количества; между тем, как за такой же срок, примерно в 75 лет, до революции, прирост составил всего 10%.

Масштаб урбанизации составил 60% от общего числа; к моменту революции 20% жили в городах, 80% — в деревне, а к 1991 году 80% в городах, 20% в деревне.)Каким образом, и когда перешли 60% населения целой страны из села в город, если их не пускали, шизофреники оставляют без ответа. Что ж, давайте поможем им разобраться.

Совет Народных Комиссаров СССР

Постановление

от 28 апреля 1933 года № 861

О выдаче гражданам Союза ССР паспортов на территории Союза ССР

На основании статьи 3 Постановления ЦИК и СНК Союза ССР от 27 декабря 1932 г. об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов (С. З. СССР, 1932, № 84, ст. 516) Совет народных комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Паспортную систему ввести для всего населения городов, рабочих поселков, населенных пунктов, являющихся районными центрами, а также на всех новостройках, на промышленных предприятиях, на транспорте, в совхозах, в населенных пунктах, где расположены МТС, и в населенных пунктах в пределах 100-километровой западно-европейской пограничной полосы Союза ССР.

2. Граждане, постоянно проживающие в сельских местностях (кроме предусмотренных в ст. 1 настоящего Постановления и установленной полосы вокруг Москвы, Ленинграда и Харькова), паспортов не получают. Учет населения в этих местностях ведется по поселенным спискам сельскими и поселковыми советами под наблюдением районных управлений рабоче-крестьянской милиции.

3.В тех случаях, когда лица, проживающие в сельских местностях, выбывают на длительное или постоянное жительство в местности, где введена паспортная система, они получают паспорта в районных или городских управлениях рабоче-крестьянской милиции по месту своего прежнего жительства сроком на 1 год.

По истечении годичного срока лица, приехавшие на постоянное жительство, получают по новому месту жительства паспорта на общих основаниях.

<…>

Председатель СНК Союза ССР

В.МОЛОТОВ (СКРЯБИН)

Управляющий делами СНК Союза ССР

И.МИРОШНИКОВ

Вышеприведённый документ регламентирует получение паспорта жителем сельской местности при переезде в город. Никаких препятствий не указано. Согласно пункту 3, жители села решившие переехать в город, просто получают паспорта по новому месту жительства. Есть так же и ещё один документ, вводящий уголовную ответственность для руководителей, препятствующих отходу крестьян в города на временные работы.

Постановление СНК СССР от 16 марта1930 г. об устранении препятствий к свободному отходу крестьян на отхожие промысла и сезонные работы

206. Об устранении препятствий к свободному отходу крестьян на отхожие промысла и сезонные работы.

В некоторых местностях Союза ССР местные органы власти, а также колхозные организации препятствуют свободному отходу крестьян, в особенности колхозников, на отхожие промысла и сезонные работы.

Такие самочинные действия, срывая выполнение важнейших хозяйственных планов (строительство, лесозаготовки и друг.), причиняют большой вред народному хозяйству Союза ССР.

Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Решительно воспретить местным органам власти и колхозным организациям каким бы то ни было образом препятствовать отходу крестьян, в том числе и колхозников, на отхожие промысла и сезонные работы (строительные работы, лесозаготовки, рыбные промысла и т. п.).

2.Окружные и районные исполнительные комитеты, под личной ответственностью их председателей, обязаны немедленно установить строгое наблюдение за проведением в жизнь настоящего постановления, привлекая его нарушителей к уголовной ответственности.

Председатель СНК Союза ССР А. И. Рыков.

Управляющий Делами СНК Союза ССР и СТО Н. Горбунов.

Следует отметить, что Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17.03.1933 «О порядке отходничества из колхозов», устанавливалось, что колхозник, самовольно, без зарегистрированного в правлении колхоза договора с «хозорганом» — предприятием, куда он устраивался на работу, покинувший колхоз, подлежит исключению из колхоза. То есть, никто его насильно в колхозе не держал, как не держал и в деревне. Очевидно, что паспортная система рассматривалась советской властью как обременение. Советская власть хотела уйти от неё, поэтому освободила от паспортов основную часть, — крестьян. Не выдача им паспортов было привилегией, а не ущемлением.

Для прописки колхозникам паспорт не требовался. Более того, крестьяне имели право проживать без прописки в случаях, когда остальные категории граждан обязаны были прописываться. Например, Постановление СНК СССР от 10.09.1940 № 1667 «Об утверждении Положения о паспортах»устанавливало, что колхозники, единоличники и другие лица проживающие в сельской местности, где не введена паспортная система, прибывающие в города своей области на срок до 5 суток проживают без прописки (остальные граждане, кроме военнослужащих, также не имевших паспортов, обязаны были прописаться в течение 24 часов). То же постановление освобождало колхозников и единоличников, временно работающих в период посевной или уборочной кампании в совхозах и МТС в пределах своего района, хоть бы там и была введена паспортная система, от обязанности проживать с паспортом.

Вот так ещё одна гнусная буржуазная клевета на советское общество, при соприкосновении с фактами, развалилась как гнилой пень.

При содействии издательства Вагриус «Власть» представляет серию исторических материалов в рубрику АРХИВ

35 лет назад, в 1974 году, сельским жителям СССР наконец-то решили выдавать паспорта, запретив, правда, принимать их в городах на работу. Обозреватель «Власти» Евгений Жирнов восстановил историю борьбы советского руководства за сохранение отмененного столетием ранее крепостного права.

«Возникла необходимость более точного учета»

Когда советские школьники разучивали стихи про «краснокожую паспортину», многим из них строки Маяковского напоминали о том, что их родители при всем желании не могут получить «дубликат бесценного груза», поскольку деревенским жителям он по закону не полагался. А также о том, что, собираясь поехать из родного села куда-нибудь дальше райцентра, каждый колхозник был обязан обзавестись удостоверяющей его личность справкой из сельсовета, действовавшей не более тридцати дней. И что давали ее исключительно с разрешения председателя колхоза, чтобы пожизненно записанный в его ряды крестьянин не вздумал оставить коллективное хозяйство по собственному желанию.

Одни селяне, в особенности те, кто имел многочисленных городских родственников, стыдились своего ущербного положения. А другие о несправедливости советских законов даже не задумывались, поскольку никогда за всю жизнь не покидали родной деревни и окружавших ее полей. Впрочем, как и многие поколения их предков. Ведь именно такой привязанности к родным очагам добивался Петр I, когда три века назад вводил в обиход неведомые прежде паспорта. Царь-реформатор с их помощью пытался создать полноценную налоговую и рекрутскую систему, а также искоренить праздношатания по Руси. Однако речь шла не столько о поголовном учете подданных империи, сколько о тотальном ограничении свободы передвижений. Даже с позволения собственного барина, имея письменное разрешение от него, крестьяне не могли отъехать от родной деревни далее чем на тридцать верст. А для более далеких путешествий требовалось выправлять паспорт на бланке, за который с екатерининских времен требовалось еще и уплатить немалые деньги.

Позднее свободы передвижения лишились и представители других сословий русского общества, включая дворян. Но все же главные ограничения касались крестьян. Даже после отмены крепостного права без согласия сельского общества, подтверждавшего, что за просителем паспорта нет ни недоимок по податям, ни задолженностей по повинностям, получить паспорт было невозможно. А для всех сословий существовала регистрация паспортов и видов на жительство в полиции, аналогичная знакомой всем современной регистрации. Паспорта, правда, довольно легко подделывали, а от их регистрации во многих случаях почти легально уклонялись. Но все же учет обывателей значительно облегчал контроль за ними и всю сыскную работу полиции.

Так что не было ничего удивительного в том, что и при новой, революционной власти милиция решила упростить себе жизнь путем тотального учета граждан. Ведь после окончания Гражданской войны и введения новой экономической политики началось не только оживление частного бизнеса и торговли, но и массовое перемещение граждан, ищущих лучшей доли. Однако рыночные отношения подразумевали и наличие рынка труда со свободно перемещающейся рабочей силой. Поэтому предложение НКВД в Совнаркоме встретили без особого энтузиазма. В январе 1923 года нарком внутренних дел Александр Белобородов жаловался в ЦК РКП(б):

«С начала 1922 года перед Н.К.В.Д. встал вопрос о необходимости изменения существующего порядка о видах на жительство. Декрет ВЦИК и СНК от 28/VI-19 г. определял лишь введение трудовых книжек в городах Петрограде и Москве, а в остальных частях Республики никакие документы этим декретом не вводились и лишь косвенно указывалось (ст. 3 этого декрета) на существование паспорта, по предъявлению которого и выдавалась трудкнижка. С введением Н.Э.П. отпал смысл выдачи трудкнижек в Москве и Петрограде и вместе с тем, в связи с установлением частного товарооборота и частного производства, возникла необходимость более точного учета городского населения, а следовательно, и необходимость введения того порядка, при котором учет мог бы быть полностью обеспечен. Кроме того, практика децентрализованной выдачи документов на местах показала, что документы эти выдавались крайне разнообразные и по существу, и по форме, причем выданные удостоверения настолько просты, что подделка их не представляет никакого затруднения, что, в свою очередь, крайне затрудняет работу розыскных органов и милиции. Учитывая все изложенное, НКВД разработал проект положения, который после согласования с заинтересованными ведомствами 23 февраля 22 г. был внесен в СНК на утверждение. В Малом Совнаркоме в заседании от 26 мая 22 г. признано введение единого вида на жительство в РСФСР нецелесообразным».

После долгих мытарств по инстанциям вопрос о паспортах добрался до высшего законодательного органа — Президиума ВЦИК, но и там его отклонили. Но Белобородов настаивал:

«Потребность в установленном документе — удостоверении личности так велика, что на местах уже приступили к решению вопроса по-своему. Проекты разработали Петроград, Москва, Турк-Республика, Украина, Карельская Коммуна, Крымская Республика и целый ряд губерний. Допущение разнообразных типов удостоверений личности для отдельных губерний, областей чрезвычайно затруднит работу административных органов и создаст много неудобств для населения».

В ЦК тоже не сразу пришли к единому мнению. Но в конце концов решили, что контроль важнее рыночных принципов, и с 1 января запретили дореволюционные документы, а также любые другие бумаги, использовавшиеся для подтверждения личности, включая трудовые книжки. Вместо них вводилось единое удостоверение личности гражданина СССР.

«Число задержанных было очень значительным»

Однако на деле паспортизация та и не была проведена, и все свелось к справкам установленного образца из домоуправлений, с помощью которых наладить реальный контроль за перемещениями граждан так и не удалось. Комиссия Политбюро, в 1932 году рассматривавшая вопрос о паспортизации страны, констатировала:

«Порядок, установленный декретом ВЦИК от 20.VI.1923 г., измененный декретом от 18.VII.1927 г., являлся настолько несовершенным, что в данное время создалось следующее положение. Удостоверение личности не обязательно, за исключением «случаев, предусмотренных законом», но такие случаи в самом законе не оговорены. Удостоверением личности является всякий документ вплоть до справок, выданных домоуправлением. Этих же документов достаточно и для прописки, и для получения продовольственной карточки, что дает самую благоприятную почву для злоупотреблений, поскольку домоуправления на основании ими же выданных документов сами производят прописку и выдают карточки. Наконец, постановлением ВЦИКа и Совнаркома от 10.XI.1930 года право выдачи удостоверений личности было предоставлено сельсоветам и отменена обязательная публикация об утере документов. Этот закон фактически аннулировал документацию населения в СССР».

Вопрос о паспортах возник в 1932 году не случайно. После сплошной коллективизации сельского хозяйства началось массовое бегство крестьян в города, что усугубило нараставшие год от года продовольственные трудности. И именно для очистки городов, прежде всего Москвы и Ленинграда, от этого пришлого элемента предназначалась новая паспортная система. Единый документ, удостоверяющий личность, вводился в городах, объявленных режимными, и паспортизация служила одновременно способом их очистки от беглых крестьян. Паспорта, правда, не выдавали не только им, а еще и недругам советской власти, лишенным избирательных прав, неоднократно судимым уголовникам, а также всем подозрительным и социально чуждым элементам. Отказ в выдаче паспорта означал автоматическое выселение из режимного города, и за первые четыре месяца 1933 года, когда проходила паспортизация двух столиц, в Москве убыль населения составила 214 700 человек, а в Ленинграде — 476 182.

В ходе кампании, как водится, случались многочисленные ошибки и перегибы. Так, Политбюро указало милиции, что старикам, дети которых получили паспорта, их тоже следует выдавать, даже несмотря на принадлежность до революции к имущим и правящим классам. А для поддержания антирелигиозной работы разрешили паспортизировать бывших священнослужителей, добровольно отказавшихся от сана.

В трех крупнейших городах страны, включая тогдашнюю столицу Украины Харьков, после паспортизации улучшилась не только криминальная обстановка, но и стало меньше едоков. И снабжение паспортизированного населения пусть и не слишком существенно, но улучшилось. На что не могли не обратить внимание главы других крупных городов страны, а также окружавших их областей и районов. Вслед за Москвой паспортизацию провели в стоверстной зоне вокруг столицы. А уже в феврале 1933 года в список городов, где проводилась первоочередная паспортизация, включили, к примеру, строящийся Магнитогорск.

По мере расширения списка режимных городов и местностей ширилось и противодействие населения. Граждане СССР, оставшиеся без паспортов, обзаводились липовыми справками, меняли биографии и фамилии и перебирались в места, где паспортизация только предстояла и можно было попытать счастья еще раз. А многие приезжали в режимные города, жили там нелегально и добывали себе пропитание, работая на дому по заказам разнообразных артелей. Так что даже после окончания паспортизации очистка режимных городов не прекращалась. В 1935 году глава НКВД Генрих Ягода и прокурор СССР Андрей Вышинский докладывали в ЦК и Совнарком о создании внесудебных «троек» для нарушителей паспортного режима:

«В целях быстрейшей очистки городов, подпадающих под действие ст. 10 закона о паспортах, от уголовных и деклассированных элементов, а также злостных нарушителей Положения о паспортах, Наркомвнудел и Прокуратура Союза СССР 10 января 1935 г. дали распоряжение об образовании на местах специальных троек для разрешения дел указанной категории. Это мероприятие диктовалось тем, что число задержанных лиц по указанным делам было очень значительным, и рассмотрение этих дел в Москве в Особом Совещании приводило к чрезмерной затяжке рассмотрения этих дел и к перегрузке мест предварительного заключения».

На документе Сталин написал резолюцию: «»Быстрейшая» очистка опасна. Надо очищать постепенно и основательно, без толчков и излишнего административного восторга. Следовало бы определить годичный срок окончания чисток».

К 1937 году всестороннюю чистку городов в НКВД сочли завершенной и докладывали в Совнарком:

«1. По СССР выданы паспорта населению городов, рабочих поселков, районных центров, новостроек, мест расположения МТС, а также всех населенных пунктов в пределах 100-километровой полосы вокруг гг. Москвы, Ленинграда, 50-километровой полосы вокруг Киева и Харькова; 100-километровой Западно-Европейской, Восточной (Вост. Сибирь) и Дальне-Восточной пограничной полосы; эспланадной зоны ДВК и острова Сахалина и рабочим и служащим (с семьями) водного и железнодорожного транспорта.

2. В остальных сельских не паспортизованных местностях паспорта выдаются лишь населению, уходящему на отходничество, на учебу, на лечение и по другим причинам».

Собственно, это и было второй по очередности, но главной по смыслу целью паспортизации. Оставшееся без документов сельское население не могло покинуть родных мест, поскольку нарушителей паспортного режима ожидали «тройки» и тюремное заключение. А получить справку на выезд для работы в городе без согласия правления колхоза было абсолютно невозможно. Так что крестьяне, как и во времена крепостного права, оказались намертво привязанными к родным очагам и должны были наполнять закрома родины за жалкие выдачи зерна на трудодни или вовсе бесплатно, поскольку никакого другого выбора им попросту не оставили.

Паспорта дали лишь крестьянам в приграничных запретных зонах (в число этих крестьян в 1937 году вошли колхозники из закавказских и среднеазиатских республик), а также жителям сельских местностей присоединенных к СССР Латвии, Литвы и Эстонии.

«Такой порядок ничем не оправдан»

В последующие годы паспортная система лишь ужесточалась. Вводились ограничения на проживание в режимных городах для всех нетрудовых элементов, за исключением пенсионеров, инвалидов и иждивенцев трудящихся, что на деле означало автоматическое лишение прописки и выселение из города любого человека, потерявшего работу и не имеющего работающих близких. Появилась и практика закрепления на тяжелых работах путем изъятия паспортов. Например, с 1940 года у шахтеров в отделах кадров изымали паспорта, выдавая вместо них специальные удостоверения, обладатели которых не могли ни устроиться на новую работу, ни покинуть определенные им места проживания.

Естественно, народ искал лазейки в законах и пытался вырваться на свободу. Главным способом оставить родной колхоз стала вербовка на еще более тяжелые работы — лесозаготовки, разработку торфа, строительство в отдаленных северных районах. Если сверху спускалась разнарядка на рабочую силу, председатели колхозов могли только тянуть волынку и оттягивать выдачу разрешительных документов. Правда, паспорт завербованному выдавался лишь на срок действия договора, максимум на год. После чего бывший колхозник всеми правдами и неправдами пытался продлить договор, а там и перейти в разряд постоянных работников своего нового предприятия.

Еще одним действенным способом получения паспорта стала ранняя отправка детей на учебу в фабрично-заводские училища и техникумы. В колхоз добровольно-принудительно записывали всех живущих на его территории, начиная с шестнадцати лет. И фокус заключался в том, чтобы подросток поступил учиться в 14-15 лет, а уже там, в городе, получил паспорт.

Однако самым надежным средством избавления от колхозной кабалы многие годы оставалась служба в армии. Отдав родине патриотический долг, сельские парни толпами шли на заводы, стройки, в милицию, оставались на сверхсрочную службу, лишь бы не возвращаться домой, в колхоз. Причем родители их всячески в этом поддерживали.

Казалось бы, конец колхозного ига должен был наступить после смерти Сталина и прихода к власти любящего и понимающего крестьянство Хрущева. Но «дорогой Никита Сергеевич» не сделал для изменения паспортного режима на селе ровным счетом ничего, видимо, понимая, что, получив свободу передвижения, крестьяне перестанут работать за гроши. Ничего не изменилось и после смещения Хрущева и перехода власти к триумвирату — Брежневу, Косыгину и Подгорному. Ведь стране по-прежнему требовалось много дешевого хлеба, а получать его иначе, как эксплуатируя крестьян, давно уже разучились. Именно поэтому в 1967 году предложение первого заместителя председателя Совмина СССР и главного ответственного за сельское хозяйство Дмитрия Полянского первыми лицами страны было встречено в штыки.

«Согласно действующему законодательству,— писал Полянский,— выдача паспортов в нашей стране распространяется только на лиц, проживающих в городах, районных центрах и поселках городского типа (в возрасте 16 лет и старше). Те, кто живет в сельской местности, не имеют права на получение этого основного документа, удостоверяющего личность советского гражданина. Такой порядок в настоящее время ничем не оправдан, тем более что на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР, Московской и Калининградской областей, некоторых районов Казахской ССР, Ленинградской области, Краснодарского и Ставропольского краев и в пограничной зоне паспорта выдаются всем проживающим там, независимо от того, горожане они или деревенские жители. Кроме того, по сложившейся практике паспорта выдаются и гражданам, проживающим в сельской местности, если они работают в промышленных предприятиях, учреждениях и организациях или на транспорте, а также материально-ответственным работникам в колхозах и совхозах. По данным Министерства охраны общественного порядка СССР, число лиц, проживающих сейчас в сельской местности и не имеющих права на паспорт, достигает почти 58 млн человек (в возрасте 16 лет и старше); это составляет 37 процентов всех граждан СССР. Отсутствие паспортов у этих граждан создает для них значительные трудности при осуществлении трудовых, семейных и имущественных прав, поступлении на учебу, при получении различного рода почтовых отправлений, приобретении товаров в кредит, прописке в гостиницах и т. п… Одним из главных доводов нецелесообразности выдачи паспортов гражданам, проживающим в сельской местности, являлось стремление сдержать механический рост городского населения. Однако проведенная в указанных выше союзных республиках и областях паспортизация всего населения показала необоснованность имевшихся на сей счет опасений; она не вызвала дополнительного притока населения из деревни в город. К тому же такой приток можно регулировать и при наличии паспортов у сельских жителей. Нынешний порядок паспортизации, ущемляющий права советских граждан, проживающих в деревне, вызывает у них законное недовольство. Они справедливо считают, что такой порядок означает для значительной части населения ничем не обоснованную дискриминацию, с которой надо покончить».

При голосовании по предложенному Полянским постановлению Политбюро самые маститые его члены — Брежнев и Суслов — проект не поддержали, а не менее влиятельный Косыгин предложил обсудить вопрос дополнительно. А после возникновения разногласий, по заведенному Брежневым порядку, любая проблема снималась с рассмотрения на неопределенное время.

Однако вопрос возник снова два года спустя, в 1969 году, причем поднял его министр внутренних дел СССР Николай Щелоков, столкнувшийся, как и его предшественник Белобородов, с необходимостью организации точного поголовного учета всех граждан страны. Ведь если на каждого паспортизованного гражданина страны в милиции вместе с его данными хранилась фотография, то опознать совершивших преступления гастролеров из сел не представлялось возможным. Щелоков, правда, попытался представить дело так, будто речь идет о выдаче новых паспортов всей стране, в ходе которой можно устранить и несправедливость в отношении крестьян.

«Издание нового Положения о паспортной системе в СССР,— говорилось в записке МВД в ЦК КПСС,— вызывается также необходимостью иного подхода к решению ряда вопросов, связанных с паспортной системой, в связи с принятием новых уголовного и гражданского законодательств. Кроме того, в данное время согласно существующему Положению паспорта имеют только жители городских местностей, сельское население их не имеет, что создает для жителей села большие трудности (при получении почтовых отправлений, приобретении товаров в кредит, выезде по туристским путевкам за границу и т. п.). Происшедшие в стране изменения, рост благосостояния сельского населения и укрепление экономической базы колхозов подготовили условия для выдачи паспортов и сельскому населению, что приведет к устранению различий в правовом положении граждан СССР в части документирования их паспортами. Вместе с тем ныне действующие паспорта, изготовляемые по образцам, утвержденным еще в тридцатых годах, морально устарели, их внешний вид и качество вызывают справедливые нарекания трудящихся».

Щелоков входил в ближайшее окружение Брежнева и мог рассчитывать на успех. Однако теперь уже Подгорный, который голосовал за проект Полянского, выступил резко против: «Это мероприятие несвоевременно и надуманно». И вопрос с паспортизацией колхозников снова повис в воздухе.

Лишь в 1973 году дело сдвинулось с мертвой точки. Щелоков вновь направил в Политбюро записку о необходимости изменения паспортной системы, которую поддержали все руководители КГБ, прокуратуры и органов юстиции. Могло показаться, что единственный раз за всю историю СССР советские правоохранительные органы защищали права советских граждан. Но это только казалось. В отзыве отдела административных органов ЦК КПСС, курировавшем армию, КГБ, МВД, прокуратуру и судебные органы, говорилось:

«По мнению МВД СССР, назрела необходимость по-новому решить ряд вопросов паспортной системы в стране. В частности, предлагается паспортизировать не только городское, но и все сельское население, которое в настоящее время паспортов не имеет. Это касается 62,6 миллиона жителей сельской местности в возрасте старше 16 лет, что составляет 36 процентов к численности всего населения такого возраста. Предполагается, что паспортизация сельских жителей улучшит организацию учета населения и будет способствовать более успешному выявлению антиобщественных элементов. Вместе с тем следует иметь в виду, что осуществление этого мероприятия может повлиять в отдельных местностях на процессы миграции сельского населения в города».

Созданная для подготовки паспортной реформы комиссия Политбюро учитывала интересы всех сторон, работала неспешно и подготовила свои предложения лишь в следующем, 1974 году:

«Полагали бы необходимым принять новое Положение о паспортной системе в СССР, поскольку действующее сейчас Положение о паспортах, утвержденное в 1953 году, в значительной мере устарело и некоторые установленные им правила требуют пересмотра… Проектом предусматривается выдавать паспорта всему населению. Это создаст более благоприятные условия для осуществления гражданами своих прав и будет способствовать более полному учету движения населения. При этом для колхозников сохраняется существующий порядок приема их на работу на предприятия и стройки, т. е. при наличии справок об отпуске их правлениями колхозов».

В результате колхозники ничего, кроме возможности доставать из штанин «краснокожую паспортину», так и не получили. Зато на проходившем в том же 1974 году в Хельсинки совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, где вопрос о правах человека в СССР дебатировался достаточно остро, никто не мог бросить упрек Брежневу, что у него шестьдесят миллионов человек лишены свободы передвижения. А то, что они как работали при крепостном праве, так и продолжали работать за гроши, оставалось второстепенной деталью.

Паспорт гражданина СССР

Паспорт гражданина СССР


обложка, первый и второй развороты, Ф. И. О., №, фото, личные данные владельца

Введён

28 августа 1974 года

Выдаётся в

МВД СССР

Тип документа

паспорт

Назначение

идентификация

Требования к правообладанию

гражданство СССР

Медиафайлы на Викискладе

Паспорт гражданина СССР — основной документ, удостоверявший личность гражданина СССР.

Описание

С 1932 года паспорт имел серую тканевую обложку с чёрным гербом СССР сверху и с чёрными надписями «ПАСПОРТ» посредине: кириллицей (русский, белорусский), грузинской и армянской письменностями, латиницей (финский, литовский, латышский, эстонский), арабской вязью.

С 1954 по 1975 год выдача паспортов регулировалась положением о паспортах, утверждённым постановлением Совета министров СССР от 21 октября 1953 года. Они были немного меньшего формата, обложка — тёмно-зелёного цвета с диагональной фактурной сеткой. Надпись «ПАСПОРТ» чёрными буквами располагалась посредине, в верхней части находился чёрный герб СССР. Первый паспорт такого образца выдавался гражданину в возрасте 16 лет; срок его действия ограничивался 5 годами, после чего паспорт подлежал замене. Последующие паспорта могли выдаваться уже со сроком действия в 10 лет. Гражданину, достигшему 45-летнего возраста, выдавался паспорт с неограниченным сроком действия.

До введения единой паспортной системы советский паспорт удостоверял личность его владельца как за границей, так и в пределах СССР и выдавался гражданам из числа государственных служащих и работающих за границей. Именно он прославлен Маяковским в его строчках:

Я

достаю из широких штанин

дубликатом

бесценного груза.

Читайте,

завидуйте, я — гражданин

Советского Союза.

— В. В. Маяковский, Стихи о советском паспорте, 1929

Постановлением Совмина СССР от 28 августа 1974 года № 677 «Об утверждении положения о паспортной системе в СССР» был утверждён новый бланк документа. Оно впервые за всю историю Российской империи и СССР обязало всех советских граждан, достигших 16-летнего возраста, иметь паспорт. До 1 января 1975 года порядок административного учёта, контроля и регулирования передвижения населения посредством введения паспортов регулировало постановление ЦИК и СНК СССР от 27 декабря 1932 года «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописке паспортов», где указывались следующие причины паспортизации:

Установить по Союзу ССР единую паспортную систему на основании положения о паспортах… В целях лучшего учёта населения городов, рабочих посёлков и новостроек и разгрузки этих населённых мест от лиц, не связанных с производством и работой в учреждениях или школах и не занятых общественно-полезным трудом (за исключением инвалидов и пенсионеров), а также в целях очистки этих населённых мест от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов.

Обложка паспорта стала тёмно-красного цвета с надписью «СССР», выполненной золотыми буквами, в верхней части, золотым гербом СССР в центре и надписью «ПАСПОРТ» золотыми буквами в нижней части. Паспорта выдавались гражданам, достигшим 16 лет, не были ограничены по сроку действия. По достижении владельцем возраста 25 и 45 лет в паспорт вклеивалась новая фотография. В паспортах от руки записывались фамилия, имя и отчество гражданина, дата и место его рождения, национальность на русском языке и на языке соответствующей союзной республики или автономной республики. Проставлялись штампы о семейном положении, прописке, выписке и воинской обязанности. Иногда в паспорта также ставились специальные отметки, например, группа крови и резус-фактор, до 1990 года вносились сведения о наличии судимости, информация об отсутствии права нахождения ближе 101 километра от режимных городов, информация о предыдущем гражданстве лица.

Кроме внутренних общегражданских паспортов, в СССР для удостоверения личности гражданина, использовались также военные билеты и удостоверения личности офицера; военнослужащие паспортов не имели.

При выезде за границу использовались: общегражданский заграничный паспорт (коричневого цвета), служебный паспорт (синего цвета), дипломатический паспорт (зелёного цвета), паспорт моряка. Транслитерация имени и фамилии с кириллицы на латинскую графику в заграничных паспортах производилась в соответствии с нормами французского языка.

По возвращении в СССР данные паспорта необходимо было сдать в выдавшие их учреждения.

Относительно сроков получения новых паспортов в постановлении от 28 августа 1974 года указано так:

Выдачу паспортов нового образца провести с 1 января 1976 г. по 31 декабря 1981 г. Гражданам, проживающим в сельской местности, которым ранее паспорта не выдавались, при выезде в другую местность на продолжительный срок выдаются паспорта, а при выезде на срок до полутора месяцев, а также в санатории, дома отдыха, на совещания, в командировки или при временном привлечении их на посевные, уборочные и другие работы выдаются исполнительными комитетами сельских, поселковых Советов депутатов трудящихся справки, удостоверяющие их личность и цель выезда. Форма справки устанавливается Министерством внутренних дел СССР.

Согласно положению Совета министров СССР от 21 октября 1953 года «О паспортах», был несколько расширен список местностей, где граждане были обязаны иметь паспорта. Кроме городов, районных центров и посёлков городского типа, паспорта вводились для рабочих и служащих, проживавших на селе, включая работников совхозов. Сельское население начало получать паспорта только с 1974 года, а в период с 1935 по 1974 год колхозникам не разрешалось переезжать в другую местность, и они были привязаны к колхозу и месту жительства. Колхозники (общая численность которых всех возрастов, по данным переписи 1970 года, составляла около 50 миллионов человек, или 20,5 % населения страны), как и ранее, были лишены паспортов и свободы передвижения. Они не могли без них покидать место жительства. Согласно пункту 11 постановления о паспортах это влекло штраф до 100 рублей и выдворение милицией. Повторное нарушение влекло за собою уголовную ответственность. Введённая 1 июля 1934 года в УК РСФСР 1926 года статья 192а предусматривала за это лишение свободы на срок до двух лет.

О ситуации с паспортами в сельской местности в 1967 году дает представление доклад первого заместителя председателя Совмина СССР и главного ответственного за сельское хозяйство Дмитрия Полянского :

По данным Министерства охраны общественного порядка СССР, число лиц, проживающих сейчас в сельской местности и не имеющих права на паспорт, достигает почти 58 млн человек (в возрасте 16 лет и старше); это составляет 37 процентов всех граждан СССР. Отсутствие паспортов у этих граждан создает для них значительные трудности при осуществлении трудовых, семейных и имущественных прав, поступлении на учебу, при получении различного рода почтовых отправлений, приобретении товаров в кредит, прописке в гостиницах и т. п…

Для паспортизованных граждан был сохранён режим прописки. Прописке подлежали все лица, сменившие место жительства хотя бы временно, на срок выше трёх суток. Вводилось понятие временной прописки (при сохранении постоянной по месту жительства). Паспорт во всех случаях должен был быть сдан на прописку в суточный срок и прописан в городах не позднее трёх суток со дня прибытия, а в сельских местностях — не позднее 7 суток. Постоянно прописаться можно было только при наличии штампа о выписке с предыдущего места жительства.

Использование в СССР и России

«Прописаться» и «выписаться» можно было, только лично явившись в «паспортный стол» отделения милиции. Эти действия, как и получение выездных виз в ОВИРе, нельзя было совершить по почте, поэтому зачастую образовывались большие очереди.

9 декабря 1992 года постановлением правительства РСФСР № 950 были утверждены временные документы, удостоверяющие гражданство Российской Федерации, которые вкладывались в советские паспорта до 2002 года. До принятия постановления Правительства РФ от 08.07.1997 № 828 «Об утверждении Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, образца бланка и описания паспорта гражданина Российской Федерации» гражданам Российской Федерации выдавались паспорта гражданина СССР с отпечатанным на второй странице обложки текстом, свидетельствующим о принадлежности к гражданству Российской Федерации

Впоследствии Верховный Суд Российской Федерации своим определением от 4 ноября 2003 года № КАС 03-521 признал, что постановление Правительства РФ от 08.07.1997 № 828 не регулирует сроки действия паспортов и на граждан никаких обязательств не возлагает.

В Российской Федерации Министерством внутренних дел Российской Федерации для обмена паспортов гражданина СССР был установлен срок до 1 июля 2004 года.

Статус на постсоветском пространстве

  • В Азербайджане советские паспорта недействительны с 30 июня 2005 года.
  • В Республике Беларусь — недействительны с 1 июля 2004 года.
  • В Грузии — недействительны с 15 июля 2006 года.
  • В Казахстане обмен советских паспортов на казахские был завершён 1 марта 1999 года, с этого момента советские паспорта считаются недействительными. Однако, по данным на 2010 и на 2019 годы, в Казахстане некоторые люди всё ещё проживали по паспорту советского образца.
  • В Киргизии — недействительны с 1 июля 2004 года.
  • В Латвии — недействительны с апреля 2000 года.
  • В Литве — недействительны с 1 января 2006 года.
  • В Молдавии — недействительны с 1 сентября 2014 года. При этом, в 2014 году советские паспорта имели 146 тысяч граждан Молдавии.

По данным на 2018 год, советские паспорта действуют на территории непризнанной Приднестровской Республики.

  • В России обмен советских паспортов на российские был завершён 1 июля 2004 года. Однако, паспорта советского образца остаются действительными.
  • На Украине — недействительны с 1 сентября 2002 года.
  • В Эстонии — недействительны с мая 1997 года.

> См. также

  • Паспортная система
  • Прописка
  • Пятая графа
  • Лишенец

Галерея

  • Загранпаспорт образца 1929 года

  • Разворот паспорта Л. И. Брежнева 1947 года

  • Обложка советского паспорта образца
    1953 года

  • Обложка советского загранпаспорта, 1976 год.

  • Разворот советского загранпаспорта, 1976 год.

  • Обложка советского загранпаспорта образца 1991 года

  • Бланк выездной визы для загранпаспорта.

Примечания

  1. Lenta.ru: Россия: Политика: В Госдуму внесли законопроект о возвращении в паспорт графы «национальность»
  2. Зона паспортного режима
  3. Сергей Викторович Новиков. Большая историческая энциклопедия. — ОЛМА Медиа Групп, 2003. — С. 476. — 943 с. — ISBN 9785812301750.
  4. Любарский К. Паспортная система и система прописки в России (недоступная ссылка). hrights.ru. Дата обращения 4 июня 2013. Архивировано 29 апреля 2009 года.
  5. Не имеют права на паспорт 37 процентов граждан
  6. В Азербайджане истекает срок действия советских паспортов. Кавказский Узел (23 декабря 2004). Дата обращения 14 сентября 2019.
  7. Сегодня бывшие советские паспорта утрачивают силу действия на территории Азербайджана. Day.Az (1 июля 2005). Дата обращения 14 сентября 2019.
  8. Постановление Совета Министров РБ № 1492 от 29.10.2002. Об ограничении срока действия паспорта гражданина СССР образца 1974 года и паспорта гражданина Республики Беларусь образца 1993 года. Белзакон.net — законы Республики Беларусь. Дата обращения 14 сентября 2019.
  9. С 15 июля по всей Грузии прекращается действие паспортов советского типа. Trend News Agency (6 июля 2006). Дата обращения 14 сентября 2019.
  10. Паспорт СССР образца 1974 года. De Facto (18.08.2008/24.07.2012). Дата обращения 14 сентября 2019.
  11. В Казахстане еще немало людей имеют советский паспорт. Automan.kz (19.02.2010). Дата обращения 14 сентября 2019.
  12. В Казахстане есть люди, до сих пор не поменявшие советские паспорта. Экспресс К (10 Января 2019). Дата обращения 14 сентября 2019.
  13. Киргизия: советские паспорта не отменяют. Дни.ру (22 января 2004). Дата обращения 14 сентября 2019.
  14. Срок действия советских паспортов в Киргизии продлевается еще на полгода. РИА Новости (22.01.2004). Дата обращения 14 сентября 2019.
  15. В Латвии отменили советские паспорта. Коммерсантъ (04.04.2000). Дата обращения 14 сентября 2019.
  16. Советский паспорт в Литве больше не действует. KM.RU (01.01.2006). Дата обращения 14 сентября 2019.
  17. С 1 сентября в Молдавии прекратят действовать советские паспорта. ТВЦ (11 АПРЕЛЯ 2014). Дата обращения 14 сентября 2019.
  18. В Приднестровье советские паспорта признали действительными. РИА Новости (30.10.2018). Дата обращения 14 сентября 2019.
  19. Советский паспорт — в законе!. Комсомольская правда (19.01.2007). Дата обращения 14 сентября 2019.
  20. Верховный суд признал действительным паспорт СССР. Lenta.ru (26 апреля 2006). Дата обращения 14 сентября 2019.
  21. Паспорта советского образца действительны до осени. Корреспондент (11 июля 2002). Дата обращения 14 сентября 2019.
  22. В Эстонии паспорт СССР больше не действует. Коммерсантъ (16.05.1997). Дата обращения 14 сентября 2019.

Ссылки

  • Постановление СМ СССР от 28 августа 1974 г. № 677 «Об утверждении положения о паспортной системе в СССР»
  • Попов В. Паспортная система советского крепостничества // «Новый мир». — 1996. — № 6
  • Юрий Шаповал, «Повелительная необходимость»:
  • «Советские» паспорта могут стать легитимными

Создание системы контроля над населением в СССР. Паспорт как классовая сущность

Подробности Категория: Цех историков Опубликовано: 08 июня 2018 Просмотров: 4940

Паспортная система антидемократична – так утверждали в начале XX в. российские социал-демократы. В. И. Ленин (Ульянов) прямо писал в 1903 г.: «Социал-демократы требуют для народа полной свободы передвижения и промыслов.

Что это значит: свобода передвижения?.. Это значит, чтобы и в России были уничтожены паспорта (в других государствах давно уже нет паспортов), чтобы ни один урядник, ни один земской начальник не смел мешать никакому крестьянину селиться и работать, где ему угодно».

Указом от 8 октября 1906 г. правительство П. А. Столыпина уничтожило ряд ограничений, существовавших для крестьян и других лиц бывших податных сословий. Местом постоянного жительства для них стало считаться не место приписки к тому или иному обществу (городскому или сельскому), а место фактического проживания, которое можно было выбрать свободно.

Парадоксально, что после захвата власти именно партия, возглавляемая Лениным, восстановила «крепостную зависимость» народа от государства в таком масштабе, какой и не снился предреволюционной России.

Сразу после Октябрьской революции 1917 г. большевики в одном из первых своих постановлений – декрете «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» от 11 ноября 1917 г. – полностью ликвидировали паспортную систему Российской империи. С конца 1918 г. главным удостоверением личности в стране стала трудовая книжка. Однако в реальности ее могли получить только жители Москвы, Петрограда и нескольких промышленно развитых губерний. С 1923 г. в СССР был введен новый основной документ – удостоверение личности, выдаваемое по желанию граждан на три года.

«Великий перелом» конца 1920-х – начала 1930-х гг. покончил с последними иллюзиями о свободе в государстве рабочих и крестьян. 27 декабря 1932 г. председателем ЦИК СССР М. И. Калининым, председателем Совнаркома СССР В. М. Молотовым (Скрябиным) и секретарем ЦИК СССР А. С. Енукидзе было подписано Постановление № 57/1917 «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов». Паспортизация проводилась для ужесточения государственного контроля над населением Страны Советов – «в целях лучшего учета населения городов, рабочих поселков, новостроек и разгрузки этих населенных мест от лиц, не связанных с производством и работой в учреждениях или школах», а также «в целях очистки этих населенных мест от укрывающихся кулацких… и иных антиобщественных элементов». Этот документ стал юридической основой советской паспортной системы. Он устанавливал, что отныне «все граждане Союза ССР в возрасте от 16 лет, постоянно проживающие в городах, рабочих поселках, работающие на транспорте, в совхозах и на новостройках, обязаны иметь паспорта». Таким образом, далеко не вся страна была охвачена паспортизацией: за пределами последней осталось подавляющее большинство крестьянства, особые удостоверения выдавались военнослужащим.

Удостоверение личности гражданина СССР. 1923 г.

Паспорт теперь являлся единственным документом, «удостоверяющим личность владельца». Все бумаги, исполнявшие прежде роль вида на жительство, отменялись. Вводилась обязательная прописка паспортов в органах милиции «не позднее 24 часов по прибытии на новое местожительство». Обязательной стала и выписка – для тех, кто выбывал «из пределов данного населенного пункта совсем или на срок более двух месяцев», а также для обменивающих паспорта, заключенных, арестованных, содержащихся под стражей более двух месяцев.

В паспорте указывались имя, отчество, фамилия, дата и место рождения, национальная принадлежность, социальное положение («рабочий», «крестьянин-единоличник», «служащий», «учащийся» и т. д.), адрес постоянного проживания, место работы или прохождения военной службы, а также сведения о документах, на основании которых выдан паспорт. В нем имелось место для фотографии, которую долгое время вклеивали только при необходимости, однако с октября 1937 г. это стало обязательным. Предприятия и учреждения должны были требовать от принимаемых на работу паспорта (или временные удостоверения), отмечая в них время зачисления в штат. С 8 августа 1936 г. в паспортах лиц, имевших судимость, делали секретную отметку, которая затрудняла устройство на работу для осужденных по политическим мотивам.

Крестьяне на строительстве Днепрогэса. Конец 1920-х – начало 1930-х гг.

Процесс паспортизации, разумеется, происходил не одномоментно. В первую очередь ее провели в Москве, Ленинграде, Харькове и в обширных зонах рядом с ними (100 км вокруг Москвы и Ленинграда, 50 км вокруг Харькова). Эти территории объявили режимными, т. е. запрещалось выдавать паспорта и проживать там лицам, в которых советская власть видела прямую или косвенную угрозу своему существованию: «не занятым общественно-полезным трудом» на производстве, в учреждениях, школах (за исключением инвалидов и пенсионеров); убежавшим из деревень «кулакам» и «раскулаченным» (хотя бы они и «работали на предприятиях или состояли на службе в советских учреждениях»); «перебежчикам из-за границы»; прибывшим из других городов и сел страны после 1 января 1931 г. «без приглашения на работу учреждением или предприятием, если они не имеют в настоящее время определенных занятий или хотя и работают в учреждениях или предприятиях, но являются явными летунами или подвергались увольнению за дезорганизацию производства»; «лишенцам» – людям, лишенным советским законом избирательных прав, представителям «бывших эксплуататорских классов»; бывшим заключенным и ссыльным; а также членам семей граждан всех вышеперечисленных групп. Они подлежали выдворению в другие местности страны в течение десяти дней, где получали «право беспрепятственного проживания» с выдачей паспорта.

К 1953 г. режимными в СССР считались уже 340 городов (среди них Одесса, Ростов-на-Дону, Сталинград, Горький, Магнитогорск, Челябинск, Грозный, Севастополь и др.), железнодорожных узлов с обширными зонами вокруг них (от 15 до 500 км) и отдельных местностей. Закарпатская, Калининградская и Сахалинская области, Приморский и Хабаровский края, Камчатка были объявлены полностью режимными.

Как уже говорилось, паспортизация не распространялась на крестьян (за исключением жителей режимных территорий). Тех же, кто желал покинуть деревню, ожидала длинная и мучительная процедура получения паспортов. Формально вроде бы все было просто. Закон гласил: «В тех случаях, когда лица, проживающие в сельских местностях, выбывают на длительное или постоянное жительство в местности, где введена паспортная система, они получают паспорта в районных или городских управлениях рабоче-крестьянской милиции по месту своего прежнего жительства сроком на один год. По истечении годичного срока лица, приехавшие на постоянное жительство, получают по новому месту жительства паспорта на общих основаниях». На практике же закон «корректировался» до неузнаваемости.

Согласно постановлению ЦИК и Совнаркома СССР от 17 марта 1933 г., крестьянин-«отходник» должен был иметь на руках «зарегистрированный в правлении колхоза договор с хозорганами», т. е. с представителями предприятия, бравшего «отходника» на работу по «орг­набору». 19 сентября 1934 г. было принято закрытое постановление Совнаркома СССР, в котором уточнялось, что в паспортизированных местностях предприятия могут принимать на работу колхозников, ушедших в отход без зарегистрированного в правлении колхоза договора с хозорганами, «лишь при наличии у этих колхозников паспортов, полученных по прежнему местожительству, и справки правления колхоза о его согласии на отход колхозника». Таким образом, возможность крестьянина уйти из колхоза полностью ставилась под контроль местного начальства. Уходившие же самовольно серьезно рисковали. Согласно постановлению о паспортах, «беспаспортные» подвергались штрафу до 100 рублей и «удалению распоряжением органов милиции». Повторное нарушение влекло за собой уголовную ответственность. Введенная 1 июля 1934 г. в УК РСФСР статья 192-а предусматривала за нарушение паспортного режима лишение свободы на срок до двух лет. Большая советская энциклопедия 1939 г. формулировала суть советской паспортной системы весьма откровенно: «…порядок административного учета, контроля и регулирования передвижения населения посредством введения для последнего паспортов. Советское законодательство, в отличие от буржуазного, никогда не вуалировало классовую сущность своей П. с. , пользуясь последней в соответствии с условиями классовой борьбы и с задачами диктатуры рабочего класса на разных этапах строительства социализма».

Крестьяне на строительстве Днепрогэса. Конец 1920-х – начало 1930-х гг.

Современный историк В. П. Попов так описывает ситуацию с получением паспорта на селе: «Перед крестьянами, решившими уехать из деревни с соблюдением паспортных законов, о которых они знали понаслышке, стояла трудноразрешимая задача: надо было иметь договор с предприятием – только тогда они могли получить в милиции паспорт и уехать. Если договора не было, приходилось идти на поклон к председателю колхоза и просить справку на “отход”. Но не для того создавалась колхозная система, чтобы сельским невольникам разрешалось свободно “разгуливать” по стране. Председатель колхоза хорошо понимал этот “политический момент” и свою задачу: “держать и не пущать”… Попытаемся представить мытарства крестьянина для получения “вольной”. Договора, как правило, в руках нет, так как государство внимательно контролировало и регулировало “оргнабор” в деревне. В зависимости от положения с кадрами в той или иной отрасли, на стройке, заводе, шахте оно то разрешало государственным вербовщикам набирать рабочую силу по деревням… то закрывало эту лазейку. Значит, перво-наперво крестьянину следовало идти за справкой к председателю колхоза. Тот отказывает прямо или тянет, предлагает подождать с уходом до завершения сельскохозяйственных работ. Ничего не добившись в колхозе, крестьянин пытается начать с другого конца – сначала заручиться согласием в сельсовете. Председатель сельсовета – такая же “тварь дрожащая”, как и председатель колхоза, существо зависимое, ценящее свое место “начальника” больше всего на свете. Естественно, он спрашивает крестьянина, есть ли у того справка из правления, просит ее показать. Если справки нет, разговор окончен, круг замкнулся. Остается только возможность подкупить сельских чиновников или подделать необходимую справку. Но на то и милиция, чтобы проверять все документы до точки, а при необходимости запрашивать ту инстанцию, которая выдала справку. Так создается почва для сращивания местной власти – колхозной, советской, милицейской, которая становится безраздельным хозяином деревни».

Положение «паспортизованных» жителей городов было чуть более свободным. Передвигаться по стране они могли, но выбор постоянного места жительства был ограничен необходимостью прописки, причем паспорт стал единственно допустимым для этого документом. Таким образом, механизм прописки служил мощным инструментом регулирования расселения граждан по территории СССР. Разрешая прописку или отказывая в ней, можно было эффективно влиять на выбор места жительства. Проживание без прописки каралось штрафом, а при рецидиве – исправительно-трудовыми работами на срок до 6 месяцев (уже упомянутая статья 192-а УК РСФСР). Колоссально возросли возможности контроля над гражданами, резко облегчился механизм полицейского сыска: возникла система «всесоюзного розыска» через сеть паспортных столов – специальных справочных центров, созданных в населенных пунктах.

С начала Второй мировой войны паспортный режим в городах ужесточился. В мае 1940 г. НКВД СССР распорядился выдавать работникам угольной промышленности вместо паспортов спецудостоверения. Паспорта хранились в отделах кадров предприятий и выдавались на руки в исключительных случаях (например, для предъявления документа в загсе при перемене фамилии, вступлении в брак или при разводе). В 1940–1944 гг. это распоряжение распространилось на работников предприятий черной и цветной металлургии, химической промышленности, тяжелой индустрии, судостроения, железнодорожного, морского и речного транспорта, системы Главного управления трудовых резервов. Такой порядок отменили только в мае 1948 г.

В 1949 г. Бюро Совмина СССР по инициативе министра внутренних дел Л. П. Берии рассматривало вопрос о реформе паспортной системы, предусматривавшей введение паспорта нового образца и «выдачу паспортов не только городскому, но и сельскому населению». Однако предложение было отклонено. Зато в мае 1953 г. Совмин утвердил проект того же Берии «О сокращении режимных местностей и паспортных ограничений», исключавший из числа режимных около 150 городов и местностей, все железнодорожные узлы и станции. С октября 1953 г. вступило в силу новое положение, несколько расширившее список местностей, где граждане были обязаны иметь паспорта. Лицам, достигшим 40 лет, выдавались бессрочные документы, лицам в возрасте от 20 до 40 лет – десятилетние, лицам в возрасте от 16 до 20 лет – пятилетние. Краткосрочный паспорт (на срок не более 6 месяцев) выдавался в случаях, когда люди не могли представить все необходимые для получения паспорта справки, при утрате паспортов, а также выбывающим из сельской местности на сезонные работы (в «отход»). Но в целом основы советской паспортной системы и режима прописки остались неприкосновенными. Сохранена была и уголовная ответственность за нарушение паспортного режима.

В отношении крестьянства никакой либерализации системы ни после окончания Великой Отечественной войны, ни после смерти Сталина, ни во время хрущёвской оттепели так и не последовало. Только 28 августа 1974 г. Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР «О мерах по дальнейшему совершенствованию паспортной системы в СССР» было принято решение о введении с 1976 г. паспорта гражданина СССР нового образца. Отныне «паспорт гражданина СССР обязаны иметь все советские граждане, достигшие 16-летнего возраста». Выдача и обмен документов должны были проводиться с 1976 по 1981 г. За шесть лет в сельской местности впервые было выдано 50 млн паспортов (на отдаленных территориях процесс продолжался до 1989 г.).

Паспорт стал бессрочным, были ликвидированы буквенно-цифровые коды, которыми отмечались документы бывших заключенных, военнопленных или лиц, находившихся на оккупированной территории. Для учета изменения внешних черт владельца паспорта ввели последовательную вклейку 3 фотографий: при получении паспорта в 16 лет, при достижении 25 и 45 лет. Однако режим прописки новое Положение о паспортах оставило практически неизменным. Чуть более либеральными стали ее сроки.

Советские паспорта продолжали действовать на территории Российской Федерации практически все 1990-е и в начале 2000-х гг. В июле 1997 г. правительство утвердило положение о российском паспорте и его описание. Обмен старых советских паспортов на новые российские завершился лишь в 2008 г.

Сергей Михайлов, кандидат исторических наук

История паспортной системы в России от Петра I до наших дней

Удостоверением личности признавался любой официально выданный документ — от справки волисполкома до профсоюзного билета.

Законом от 24 января 1922 года всем гражданам Российской Федерации было предоставлено право свободного передвижения по всей территории РСФСР. Право свободного передвижения и поселения было также подтверждено в Гражданском кодексе РСФСР (ст. 5). Статья 1 декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 20 июля 1923 года «Об удостоверении личности» запретила требовать от граждан РСФСР обязательное предъявление паспортов и иных видов на жительство, стесняющих их право передвигаться и селиться на территории РСФСР. Все эти документы, а также трудовые книжки, аннулировались. Граждане, в случае необходимости, могли получить удостоверение личности, однако это было их правом, но не обязанностью.

Ужесточение политического режима в конце 20-х — начале 30-х годов повлекло за собой стремление властей усилить контроль за передвижением населения, что повлекло за собой восстановление паспортной системы.

27 декабря 1932 года в Москве председателем ЦИК СССР Михаилом Калининым, председателем Совнарком (СНК) СССР Вячеславом Молотовым и секретарем ЦИК СССР Авелем Енукидзе было подписано Постановление № 57/1917 «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов».

Паспорта вернули в городах, поселках городского типа, районных центрах, а также в Московской области и ряде районов Ленинградской области. С возрождением паспортов возник и институт прописки. Паспорта не выдавались военнослужащим, инвалидам и жителям сельской местности.

В паспортах образца 1932 года указывались следующие сведения: имя, отчество, фамилия, дата и место рождения, национальность, социальное положение постоянное местожительство и место работы, прохождение обязательной военной службы и документы, на основании которых выдавался паспорт.

Также 27 декабря 1932 года было издано постановление «Об образовании Главного управления рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ Союза ССР». Этот орган создавался для общего руководства работой управления рабоче-крестьянской милиции (РКМ) союзных республик, а также для введения по всему Советскому Союзу единой паспортной системы.

В областных и городских управлениях РКМ были образованы паспортные отделы, а в отделениях милиции — паспортные столы. Была также проведена реорганизация адресно-справочных бюро.

Ответственность за проведение в жизнь паспортной системы и за состояние паспортной работы несли начальники городских и районных управлений милиции.

Паспорт СССР

Паспорт СССР Советский паспорт образца 1953 года Советский внутренний паспорт образца 1974 года Советский загранпаспорт образца 1991 года Выездная виза в загранпаспорте, разрешающая гражданину СССР временный выезд за границу

Советский паспорт — документ, удостоверявший личность гражданина СССР. Единая паспортная система в Советском Союзе была введена в ряде населенных пунктов 27 декабря 1932 года. Согласно постановлению ЦИК и СНК СССР от 27 декабря 1932 «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописке паспортов», указываются следующие причины паспортизации:

Установить по Союзу ССР единую паспортную систему на основании положения о паспортах … В целях лучшего учета населения городов, рабочих поселков и новостроек и разгрузки этих населенных мест от лиц, несвязанных с производством и работой в учреждениях или школах и не занятых общественно-полезным трудом (за исключением инвалидов и пенсионеров), а также в целях очистки этих населенных мест от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов.

Кроме внутренних общегражданских паспортов в СССР использовались также общегражданские заграничные паспорта, паспорта моряка, дипломатические паспорта, а также удостоверения личности военнослужащих.

С распадом СССР в Российской Федерации МВД России было предписано осуществить обмен паспортов гражданина СССР в срок до 1 июля 2004. Однако, позднее Верховный Суд Российской Федерации своим определением от 4 ноября 2003 года № КАС 03-521 признал, что Постановление Правительства РФ № 828 об осуществлении поэтапной замены паспортов не регулирует сроки действия паспортов и на граждан никаких обязательств не возлагает.

На других территориях пост-советского пространства срок замены паспортов отличался, а, например, в Приднестровье советские паспорта используются до сих пор.

Паспорта последнего советского образца были введены в 1974 году. Обложка паспорта была тёмно-красного цвета с надписью «СССР», выполненной золотыми буквами, в верхней части, гербом СССР в центре и надписью «ПАСПОРТ» в нижней части. Паспорта выдавались гражданам, достигшим 16 лет, и были не ограничены по сроку действия. По достижении владельцем возраста 25 и 45 лет в паспорт просто вклеивалась новая фотография. В паспортах фиксировались фамилия, имя и отчество гражданина, дата и место его рождения, национальность, семейное положение, прописка, сведения о воинской обязанности. Иногда в паспорта также ставились специальные отметки, например, группа крови и резус фактор, право на ношение радиостанции, сведения о наличии судимости, информация об отсутствии права нахождения ближе 101 километра от режимных городов, информация о предыдущем гражданстве лица.

До этого действовали паспорта образца 1953 года. Они были немного меньшего формата, обложка была тёмно-зелёного цвета. Выдавались такие паспорта на 10 лет с последующей заменой.

Ещё до введения единой паспортной системы «молоткастый, серпастый советский паспорт» (по-видимому, заграничный) был прославлен Маяковским в его строчках:

Я достаю из широких штанин

дубликатом бесценного груза.

Читайте, завидуйте, я — гражданин

Советского Союза.

— В. В. Маяковский, Стихи о советском паспорте, 1929

В позднесоветские годы паспортная система регулировалась Постановлением Совета Министров СССР от 28 августа 1974 г. № 677 «Об утверждении положения о паспортной системе в СССР». В нем впервые за всю историю Российской империи и СССР постулируется, что: «паспорт гражданина СССР обязаны иметь все советские граждане, достигшие 16-летнего возраста».

Относительно сроков получения новых паспортов в постановлении от 28 августа 1974 указано так:

Выдачу паспортов нового образца провести с 1 января 1976 г. по 31 декабря 1981 г. Гражданам, проживающим в сельской местности, которым ранее паспорта не выдавались, при выезде в другую местность на продолжительный срок выдаются паспорта, а при выезде на срок до полутора месяцев, а также в санатории, дома отдыха, на совещания, в командировки или при временном привлечении их на посевные, уборочные и другие работы выдаются исполнительными комитетами сельских, поселковых Советов депутатов трудящихся справки, удостоверяющие их личность и цель выезда. Форма справки устанавливается Министерством внутренних дел СССР.

Ранее выдача паспортов регулировалась «Положением о паспортах», утверждённым постановлением Совета Министров СССР от 21 октября 1953 года. Его полный текст на текущий момент (май 2009) является секретным. Опубликованной в конце 80-х частью Положения 1953 года был несколько расширен список местностей, где граждане были обязаны иметь паспорта. Кроме городов, районных центров и посёлков городского типа паспорта вводились для рабочих и служащих, проживавших на селе (включая работников совхозов), по всей территории прибалтийских республик, Московской области, ряда районов Ленинградской области и в пограничных районах СССР. Колхозники (общая численность которых всех возрастов, по данным переписи 1970 года, составляла около 50 млн человек, или 20,5 % населения страны), как и ранее, были лишены паспортов и не могли без них покидать место жительства более чем на 30 дней. Но и при краткосрочном выезде, например, служебной командировке, требовалось получение специальной справки в сельсовете.

Для паспортизованных граждан был сохранен режим прописки. Прописке подлежали все лица, сменившие место жительства хотя бы временно, на срок выше 3 суток. Вводилось понятие временной прописки (при сохранении постоянной по месту жительства). Паспорт во всех случаях должен был быть сдан на прописку в суточный срок и прописан в городах не позднее 3 суток со дня прибытия, а в сельских местностях — не позднее 7 суток. Постоянно прописаться можно было только при наличии штампа о выписке с предыдущего места жительства.

«Прописаться» и «выписаться» можно было только лично явившись в «паспортный стол» отделения милиции. Эти действия, как и получение выездных виз в ОВИРе, нельзя было совершить по почте, по-этому зачастую образовывались большие очереди. 9 декабря 1992 года постановлением правительства РСФСР № 950 было утверждены временные документы, удостоверяющих гражданство Российской Федерации, которые вкладывались в советские паспорта.

Интересные факты

В СССР транслитерация имени и фамилии с кириллицы на латинскую графику в заграничных паспортах производилась в соответствии с нормами французского языка. В заграничных паспортах Российской Федерации транслитерация производится в соответствии с нормами английского языка.

См. также

  • Паспорт гражданина Российской Федерации
  • Паспорт гражданина Украины
  • Паспортная система
  • Паспорт
  • Прописка
  • Пятая графа
  • Лишенец
  • Попов В. Паспортная система советского крепостничества // «Новый мир». — 1996. — № 6. (рус.)

Алжира · Ботсваны · Бурунди · Габона · Ганы · Демократической Республики Конго · Джибути · Египта7 · Камеруна · Капе Верде · Кении · Кот-д’Ивуара · Ливии · Мавритании · Мадагаскара · Намибии · Нигерии · Марокко · Республики Конго · Республики Сейшелы · Руанды · Свазиленда · Судана · Танзании · Туниса · Эритреи · Эфиопии · ЮАР

Абхазии9 · Азербайджана · Армении · Афганистана · Бангладеша · Бахрейна · Брунея · Вьетнама · Гонконга · Грузии · Израиля · Индии · Индонезии · Иордании · Ирака · Ирана · Йемена · Казахстана · Катара · Китайской Народной Республики · Киргизии · КНДР · Кувейта · Мьянмы · Республики Кипр2 · Республики Мальдивы · Республики Филиппины · Ливан · Макао · Малайзия · Монголии · Непала · Объединённых Арабских Эмиратов · Омана · Пакистана · Саудовской Аравии · Сингапура · Сирии · Таиланда · Тайваня8 · Турции1 · Южной Кореи · Японии

Австралии · Новой Зеландии · Папуа — Новая Гвинеи

Австрии · Албании · Андорры · Бельгии · Белоруссии · Болгарии · Боснии и Герцеговины · Ватикана · Великобритании3 · Венгрии · Германии · Гибралтара · Греции · Дании3 · Ирландии · Исландии · Испании3 · Италии · Косово5 · Латвии · Литвы · Лихтенштейна · Люксембурга · Македонии4 · Мальта · Молдавии · Монако · Нидерландов3 · Норвегии3 · Польши · Португалии3 · Приднестровья · России · Румынии · Сан-Марино · Сербии · Словакии · Словении · Украины · Финляндии · Франции3 · Хорватии · Черногории · Чехии · Швейцарии · Швеции · Эстонии

Антигуа и Барбуда · Багамских Островов · Барбадоса · Белиза · Гаити · Гватемалы · Гондураса · Гренады · Доминики · Доминиканской Республики · Канады · Коста-Рики · Кубы · Мексики · Никарагуа · Панамы · Сальвадора · Сент-Винсент и Гренадины · Сент-Китс и Невис · Сент-Люсии · США6 · Тринидада и Тобаго · Ямайки

Аргентины · Боливии · Бразилии · Венесуэлы · Гайаны · Колумбии · Парагвая · Перу · Суринама · Уругвая · Чили · Эквадора

Андского сообщества · Европейского союза · Карибского сообщества · ООН

Паспорт
Континент Африка Азия Австралия и Океания Европа Северная Америка Южная Америка Международные
организации
Тип Биометрический · Внутренний · Машиносчитываемый
Прочие Иностранца · Камуфляжный · Фальшивый · Паломника · Свидетельство на возвращение · Ветеринарный (для животных) · Гражданина мира
Исторические Британской Индии · ГДР · Паспорт Нансена · СССР · Чехословакии · Югославии
Примечания

1 Часть территории страны лежит вне Азии. ² Государство находится в западной Азии но имеет социально-политические связи с Европой. ³ Государство имеет зависимые территории или территории со схожим статусом за пределами Европы. 4 Название страны оспаривается Грецией, см. Республика_Македония#Территория и имя. 5 Страна провозгласила независимость от Сербии 17 февраля 2008 года и признана 58-ю государствами-членами ООН. 6 Часть территории лежит вне Северной Америки. 7 Частично в Азии. 8 Тайвань официально не признан ООН, однако поддеживает дипломатические отношения с 23-мя государствами-членами ООН. 9 Страна объявила независимость от Грузии и признана двумя государствами-членами ООН.

d_v_sokolov

27 декабря 1932 года в Москве председателем ЦИК СССР М.И. Калининым, председателем Совнаркома СССР В.М. Молотовым, секретарем ЦИК СССР А.С. Енукидзе было подписано постановление № 57/1917 «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов». Время выбиралось не случайно — сельское население было с корнем вырвано из родной почвы и рассеяно по стране.
Миллионы «раскулаченных» и бежавших в страхе из деревни от «коллективизации»1 и непосильных хлебозаготовок надо было выявить, учесть, распределить на потоки в зависимости от «социального положения» и закрепить за государственными работами. Следовало умело воспользоваться плодами «победы», достигнутой в ходе «коренного перелома», закрепить принудительное разделение российского общества на «чистых» и «грешников».
Теперь каждый должен был находиться под недреманным оком ОГПУ. Положение о паспортах устанавливало, что «Все граждане Союза ССР в возрасте от 16 лет, постоянно проживающие в городах, рабочих поселках, работающие на транспорте, в совхозах и на новостройках, обязаны иметь паспорта». Отныне вся территория страны делилась на две неравные части — ту, где была введена паспортная система, и ту, где ее не было.
В паспортизированных местностях паспорт являлся единственным документом, «удостоверяющим личность владельца». Были отменены все прежние документы, которые ранее служили видом на жительство2, введена обязательная прописка паспортов в органах милиции «не позднее 24 часов по прибытии на новое местожительство». Также обязательной стала выписка: для всех, кто выбывал «из пределов данного населенного пункта совсем или на срок более двух месяцев»; для всех, меняющих местожительство, обменивающих паспорта; заключенных; арестованных, содержащихся под стражей более двух месяцев; умерших.
Помимо кратких сведений о владельце (имя, отчество, фамилия, время и место рождения, национальность), в паспорте в обязательном порядке указывались: социальное положение (взамен чинов и званий Российской империи советский новояз устанавливал следующие социальные ярлыки для людей — «рабочий», «колхозник», «крестьянин-единоличник», «служащий», «учащийся», «писатель», «художник», «артист», «скульптор» и т.д., «кустарь», «пенсионер», «иждивенец», «без определенных занятий), постоянное местожительство и место работы, прохождение обязательной военной службы и перечень документов, на основании которых выдавался паспорт.
Предприятия и учреждения должны были требовать от всех принимаемых на работу паспорта (или временные удостоверения) и отмечать,в них время поступления на работу. Постановление поручало Главному управлению рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР в десятидневный срок представить в Совнарком инструкцию о «проведении постановления»3. Минимальный срок подготовки инструкции, о котором говорится в постановлении, указывает на то, что она была составлена и согласована во всех звеньях высшего партийно-государственного аппарата советской власти задолго до декабря 1932 г.
Анализ законодательных документов советской эпохи свидетельствует, что большинство тех из них, которые регулировали основные вопросы жизни народа, никогда полностью в открытой печати не публиковались. Многочисленные указы СССР и соответствующие им акты союзных республик, постановления Совнаркома и ЦК партии, циркуляры, директивы, приказы наркоматов (министерств), в том числе важнейших — внутренних дел, юстиции, финансов, заготовок, имели грифы «не для печати», «не публиковать», «не подлежит оглашению», «секретно», «совершенно секретно» и проч.
Законодательство имело как бы две стороны: одну, в которой открыто и гласно — «для народа» — определялась правовая норма. И вторую, секретную, которая являлась главной, потому что в ней всем государственным органам предписывалось к а к и м е н н о следует понимать закон и п р а к т и ч е с к и проводить его в жизнь. Потому-то постановление Совнаркома СССР № 43 от 14 января 1933 г. утверждало «Инструкцию о выдаче паспортов», которая имела два раздела — общий и секретный.
Первоначально предписывалось проведение паспортизации с обязательной пропиской в Москве, Ленинграде (включая 100-километровую полосу вокруг них). Харькове (включая 50-километровую полосу вокруг города) за январь-июнь 1933 г. Далее в течение того же года предполагалось закончить работу на остальной территории страны, подпадающей под паспортизацию. Территории трех вышеназванных городов со 100-50-километровыми полосами вокруг них объявлялись р е ж и м н ы м и . Позже постановлением Совнаркома СССР № 861 от 28 апреля 1933 г.
«О выдаче гражданам Союза ССР паспортов на территории СССР» к р е ж и м н ы м были отнесены города: Киев, Одесса, Минск, Ростов-на-Дону, Сталинград, Сталинск, Баку, Горький, Сормово. Магнитогорск, Челябинск, Грозный. Севастополь, Сталино, Пермь, Днепропетровск, Свердловск, Владивосток, Хабаровск, Никольско-Уссурийск, Спасск, Благовещенск, Анжеро-Судженск, Прокопьевск, Ленинск, а также населенные пункты в пределах 100-километровой западноевропейской пограничной полосы СССР. В этих режимных местностях запрещалось выдавать паспорта и проживать всем лицам, в которых советская власть видела прямую или косвенную угрозу своему существованию. Эти люди под контролем органов милиции подлежали выдворению в другие местности страны в срок не более 10 дней, где им предоставлялось «право беспрепятственного проживания» и выдавались паспорта.
Секретный раздел инструкции о выдаче паспортов 1933 г. устанавливал ограничения на выдачу паспортов и прописку в режимных местностях для следующих групп населения: «не занятых общественно-полезным трудом» на производстве, в учреждениях, школах (за исключением инвалидов и пенсионеров); убежавших из деревень («сбежавших», по советской терминологии) «кулаков» и «раскулаченных», хотя бы они и «работали на предприятиях или состояли на службе в советских учреждениях»; «перебежчиков из-за границы», т.е. самовольно перешедших границу СССР (кроме политэмигрантов, имеющих соответствующую справку от ЦК МОПРа); прибывших из других городов и сел страны п о с л е 1 января 1931 г. «без приглашения на работу учреждением или предприятием, если они не имеют в настоящее время определенных занятий, или хотя и работают в учреждениях или предприятиях, но являются явными летунами (так советская власть именовала тех, кто часто менял место работы в поисках лучшей жизни. — В.П.), или подвергались увольнению за дезорганизацию производства», т.е. опять-таки тех, кто убежал из деревни до начала развертывания «сплошной коллективизации»; «лишенцев», т.е. лишенных советским законом избирательных прав — тех же «кулаков», людей, «использующих наемный труд», частных торговцев, священнослужителей; бывших заключенных и ссыльных, в том числе судимых даже за незначительные преступления (в постановлении от 14 января 1933 г. приводился «не подлежащий оглашению» специальный перечень этих лиц): членов семей всех вышеперечисленных групп4.
Поскольку советское народное хозяйство не могло обойтись без труда специалистов, для последних делались «изъятия из закона» и им выдавались паспорта, если они могли представить «от этих предприятий и учреждений свидетельство об их полезной работе». Такие же исключения делались для лишенных избирательных прав, если они находились на иждивении у своих родственников, которые служили в Красной Армий (этих стариков и старух советская власть считала уже неопасными; кроме того, они представляли собой заложников на случай «нелояльного поведения» военно-служащих), а также для священнослужителей «исполняющих функции по обслуживанию действующих храмов» — иными словами, находящихся под полным контролем ОГПУ.
Первоначально исключения делались и в отношении незанятых «общественно-полезным трудом» и лишенных избирательных прав, если они являлись уроженцами режимных местностей и постоянно проживали в них. Постановление Совнаркома СССР № 440 от 16 марта 1935 г. отменяло эту временную «уступку». Ниже мы подробнее остановимся на данном вопросе.
Вновь прибывающие в режимные местности обязаны были для прописки представлять кроме паспорта справку о наличии жилплощади и документы, удостоверяющие цель приезда (приглашение на работу, договор о вербовке, справку правления колхоза об отпуске «в отход» и др.). Если размер жилплощади, на которую собирался прописаться приезжающий, оказывался меньше установленной санитарной нормы (в Москве, например, санитарная норма составляла 4-6 м2 в общежитиях и 9 м2 в государственных домах), то ему в прописке отказывали.
Как мы показали, первоначально число режимных местностей было небольшим — дело новое, на все сразу у ОГПУ рук не хватало. Кроме того, надо было дать возможность людям привыкнуть, чтобы не спровоцировать массовых народных волнений, направить стихийную миграцию в нужное для режима русло. К 1953 г. р е ж и м был распространен на 340 городов, местностей и железнодорожных узлов, на пограничную зону вдоль всей границы страны шириной от 15 до 200 км, а на Дальнем Востоке до 500 км.
При этом Закарпатская, Калининградская. Сахалинская области, Приморский и Хабаровский края, в том числе Камчатка были полностью объявлены р е ж и м н ы м и м е с т н о с т я м и5.Чем быстрее рос город и больше возводилось в нем промышленных объектов, большое число которых входило в военно-промышленный комплекс, тем скорее осуществлялся его перевод в «режимную местность». Таким образом, с точки зрения свободы выбора местожительства в родной стране, индустриализация вела к быстрому принудительному разделению территории страны на большие и малые «зоны».
Режимные города, «очищенные» советской властью от всех нежелательных «элементов», давали своим жителям гарантированный заработок и жилье, но взамен требовали «ударного труда» и полной покорности новой -«социалистической» идеологии. Так вырабатывался особый тип «городского человека» и «городской культуры», слабо связанный со своим историческим прошлым.
Эту беду понял и правдиво описал еще в 1922 г. — за десять лет до введения паспортной системы! — Сергей Есенин:
«Город, город! ты в схватке жестокой
Окрестил нас как падаль и мразь.
Стынет поле в тоске волоокой.
Телеграфными столбами дивясь.
Жилист мускул у дьявольской выи,
И легка ей чугунная гать.
Ну, да что же?
Ведь нам не впервые
И расшатываться и пропадать».
Поэт дал исторически точную и христиански осмысленную картину разорения земли русской. Он показал, что правит в стране существо с «дьявольской выей», что земля превращена им в индустриальное болото, по которому проложена «чугунная гать». И схвачено главное: вся Россия — строительная площадка, засасывающая людей, которые для новых хозяев страны только «падаль» и «мразь». Отсюда угадывается и конечный результат- придется народу «расшатываться и пропадать». Большинство и сегодня, читая эти стихи, не склонно придавать серьезного значения пророческому предвидению, рассматривая стихи как лирическую тоску по «уходящей деревне».
Особенно унизительному закрепощению подверглось сельское население, т.к. согласно вышеуказанным постановлениям Совнаркома СССР № 57/1917 от 27 декабря 1932 г. и № 861 от 28 апреля 1933 г., в сельских местностях паспорта выдавались только в совхозах и на территориях, объявленных «режимными». Остальные граждане великой страны, проживающие на селе, паспортов не получили. Оба постановления устанавливали длинную, сопряженную со многими трудностями, процедуру получения паспортов для жителей села, если они хотели уехать из деревни.
Ф о р м а л ь н о закон определял, что «в тех случаях, когда лица, проживающие в сельских местностях, выбывают на длительное или постоянное жительство в местности, где введена паспортная система, они получают паспорта в районных или городских управлениях рабоче-крестьянской милиции по месту своего прежнего жительства сроком на один год. По истечении годичного срока лица, приехавшие на постоянное жительство, получают по новому месту жительства паспорта на общих основаниях» (пункт 3 постановления СНК СССР № 861 от 28 апреля 1933 г.). Ф а к т и ч е с к и все обстояло и н а ч е . 17 марта 1933 г. постановление ЦИК и Совнаркома СССР «О порядке отходничества из колхозов» обязывало правления колхозов «исключать из колхоза тех колхозников, которые самовольно, без зарегистрированного в правлении колхоза договора с хозорганами (так именовались представители администрации, которые от имени советских предприятий ездили по деревням и заключали договоры с колхозниками. — В.П.) бросают свое колхозное хозяйство»6.
Необходимость иметь на руках договор п е р е д выездом из деревни — первый серьезный барьер для колхозников. Исключение из колхоза не могло сильно напугать или остановить людей, которые на собственной шкуре успели испытать тяжесть колхозных работ, хлебозаготовки, оплату по трудодням, голод. Препятствие состояло в другом. 19 сентября 1934 г. принимается закрытое постановление Совнаркома СССР № 2193 «О прописке паспортов колхозников-отходников поступающих на работу в предприятия без договоров с хозорганами». Традиционный термин «отходники» должен был завуалировать массовое бегство крестьян из деревни перед теми, кто проводил секретное постановление в жизнь и перед будущими историками, чтобы меньше внимания обращали на самое существенное.
Постановление от 19 сентября 1934 г. определяло, что в паспортизированных местностях предприятия могут принимать на работу колхозников, которые ушли в отход без договора с хозорганами, «лишь при наличии у этих колхозников паспортов, полученных по прежнему местожительству и справки правления колхоза о его согласии на отход колхозника (выделено мною — В.П.)». Проходили десятки лет. менялись инструкции и положения по паспортной работе, наркомы и министры внутренних дел, руководители страны, но это решение — основа прикрепления крестьян к колхозным работам — сохраняло свою практическую силу7.
По мере того как крестьяне находили мельчайшие лазейки в паспортном законодательстве и пытались использовать их для бегства из деревни, правительство ужесточало закон. Циркуляр Главного управления милиции НКВД СССР № 37 от 16 марта 1935 г., принятый в соответствии с постановлением Совнаркома СССР № 302 от 27 февраля 1935 г., предписывал, что «лица, проживающие в сельской непаспортизированной местности, вне зависимости от того, куда они едут (даже если едут в нспаспортизнрованную сельскую местность) — обязаны получать паспорта до выезда, по месту своего жительства сроком на один год»8.
До этого закон обязывал деревенских жителей получать паспорта только при выезде в «паспортизированную местность». Конечно, и тогда власти понимали, что крестьяне переезжают из села в село в поисках такого места, откуда легче убежать в город. Например, люди узнавали, что в Челябинске строится большой тракторный за-вод и, следовательно, в окрестных деревнях и районах будет проводиться усиленный оргнабор.
Поэтому они стремились переехать в сельскую местность поближе к этому городу, чтобы попытать счастья. Правда, Челябинск, как и другой город этой области — Магнитогорск, относились к числу «режимных» и люди с «социально-чуждым» советской власти происхождением почти не имели шансов в нем прописаться. Таким надо было искать место поглуше, уезжать туда, где их никто не знал, и пытаться получить новые документы, чтобы скрыть прошлое. В любом случае переезд на постоянное жительство из одной сельской местности в другую являлся в 1933 г. -марте 1935 г. как бы «легальным» способом бегства, который закон не запрещал.
После принятия постановления в феврале 1935 г. те, кто не имел никакой надежды на сносную жизнь в родном селе — практически все крестьяне, пострадавшие от «коллективизации» и не смирившиеся с колхозами — как и до этого вынуждены были бежать из родных мест. Почему? Согласно вышеуказанному милицейскому циркуляру местные органы советской власти, включая осведомительскую сеть в деревне. обязаны были брать под наблюдение всех вновь приезжающих в сельскую местность после 15 апреля 1935 г. и удалять из нее тех, кто прибыл без паспортов.
Циркуляр не разъяснял к у д а следовало удалять беспаспортных беглецов, т.е. оставлял полную свободу действий для произвола местных властей. Представим себе психологическое состояние человека, который подлежал «удалению». Вернуться в родное село -значит не только вновь тянуть опостылевшую колхозную лямку, но и лишить себя всяких, даже призрачных надежд на спокойное существование. Ведь «коллективизация» с ее принудительным выселением «кулаков», зверскими хлебозаготовками, голодом, беспределом местных властей вполне показали крестьянину его колхозное будущее. Факт бегства из колхоза вряд ли мог пройти незамеченным для деревенского начальства, т.к. прямо свидетельствовал о «неблагонадежности».
Оставался один выход — бежать дальше, туда, где, по представлениям людей, закрепощение деревни еще не достигло своего максимума, где маячила хоть малейшая надежда. Поэтому истинный смысл поправки к паспортному закону (постановление Совнаркома СССР № 302 от 27 февраля 1935 г.) заключался в том, чтобы закрепить за крестьянами-беглецами, не имеющими паспортов, их «нелегальное положение» в любой точке СССР, превратить их в невольных преступников.
В деревнях и селах оставались те, кто сделал ставку на советскую власть, кто решил ей верно служить, вознамерился сделать карьеру на унижении и порабощении односельчан, построить себе лучшую жизнь за счет эксплуатации рядовых колхозников. Оставались одураченные режимом, клюнувшие на щедрые посулы, не нашедшие в себе смелости пойти наперекор; оставались люди, которые по возрасту, семейным обстоятельствам или физическому увечью не могли убежать и, наконец, те, кто еще в 1935 г. понимал, что от советской власти далеко не убежишь.
Верное своему исписанному правилу (все действительно относящееся прямо к жизни народа — таить от него) правительство не опубликовало новое постановление. Милицейский циркуляр предлагал «широко объявить сельскому населению» изменения в паспортном законе «через местную печать, путем объявлений, через сельсоветы, участковых инспекторов и т.д.».
Перед крестьянами, решившими уехать из деревни с соблюдением паспортных законов, о которых они знали понаслышке, стояла трудноразрешимая задача — надо было иметь договор с предприятием, и тогда они могли получить в милиции паспорт и уехать. Если договора не было приходилось идти на поклон к председателю колхоза и просить справку на «отход». Но не для того создавалась колхозная система, чтобы колхозники могли по собственному желанию бросать работу и свободно «разгуливать» по стране. Председатель колхоза хорошо понимал этот «политический момент» и свою задачу — «держать и не пущать».
Мы уже указывали, что формальные права на получение паспорта сохранялись и за жителями «непаспортизированных районов». Так определяло правительственное постановление от 28 апреля 1933 г. При чтении этого документа у обычного человека могло создаться впечатление, что получение паспорта в районном (или городском) отделении милиции дело самое обычное, но так могли думать только непосвященные во все тонкости дела крестьяне.
В самой же инструкции по паспортной работе, введенной в действие 14 февраля 1935 г. приказом № 0069 ее наркома внутренних дел СССР Г. Ягоды, существовала масса юридических заковык, внешне (по форме) противоречивых, но включенных в документ сознательно с тем. чтобы дать представителям местных властей (от председателя колхоза или сельсовета до начальника районного управления милиции) полную возможность для безграничного произвола в отношении рядового колхозника.
Единственным могущим возникнуть»ограничением» был тот «высший интерес», когда Индустриальный Молох вновь широко отверзал свою ненасытную пасть, требуя новых жертв-тогда местный советский «князек» обязан был на время забыть про самодурство и не мешать уезжать крестьянам в город по гак называемому «оргнабору», т.е. попадать под следующий зубец безжалостной Машины по штамповке «советского человека» из православных русских людей.
Приведем небольшой пример уже из времен «оттепели». По секретному постановлению Совмина СССР № 959-566 сс от 18 мая 1955 г. на территории РСФСР (за исключением северных районов) проводился призыв граждан призывных возрастов для работы на предприятиях и стройках министерства строительства СССР. Дабы не сорвать государственное мероприятие МВД СССР дало указание подведомственным органам о «беспрепятственной выдаче паспортов лицам этой категории (призывникам. — В.П.). проживающим в непаспортизированной местности, направляемым для работы на указанные предприятия и стройки»9.
Пункт 22 инструкции по паспортной работе 1935 г. перечислял следующие документы, необходимые для получения паспорта: 1) справку домоуправления или сельсовета с места постоянного жительства (по форме № 1); 2) справку предприятия или учреждения о работе или службе с обязательным указанием «с какого времени и в качестве кого работает на данном предприятии (учреждении)»; 3) документ об отношении к военной службе «для всех обязанных иметь таковой по закону»; 4) любой документ, удостоверяющий место и время рождения (метрическую выпись, свидетельство ЗАГСа и проч.)10.
Пункт 24 той же инструкции указывал, что «колхозники, крестьяне единоличники и некооперированные кустари, проживающие в сельской местности — никаких справок о работе не представляют». Казалось бы, этот пункт дает колхознику право не представлять в милицию справку правления колхоза о разрешении уйти в «отход», иначе зачем включать специальный пункт об этом в инструкцию? Но это была видимость.
В инструкции в разделе «Выдача паспортов лицам, выезжающим из сельских местностей» пунктом 46 предписывалось: «Лица постоянно проживающие в сельской местности, где паспортизация не проводится, и выезжающие на срок более пяти дней в местности, где паспортизация проведена, пли поступающие на работу в промпредприятия, новостройки, транспорт, совхозы, обязаны получить паспорта по месту своего жительства до выезда (до поступления на работу)». И далее статья 47: «Лица, указанные в статье 46 обязаны представить в милицию все документы (значит включая и справку с места работы, т.е. разрешение правления колхоза на «отход». — В.П.), необходимые для получения паспорта (см. ст. 22), а также справку правления колхоза (а единоличники — справку сельсовета) об отпуске в отход»11.
Дважды в разной форме, чтобы было понятно всем без исключения, в одном предложении подчеркивается, что все крестьяне (колхозники и единоличники) о б я за н ы для выезда из деревни на срок более пяти дней иметь справку от местных органов власти, которая практически являлась главным документом дня получения паспорта.
Ничего этого крестьяне не знали, ведь инструкция по паспортной работе явилась приложением к приказу НКВД СССР, который имел гриф «сов. секретно». Поэтому особенно циничной, когда они с ней сталкивались, звучала для людей древняя юридическая норма: незнание закона не освобождает от наказания по нему.
(Продолжение следует)
Василий Попов, кандидат исторических наук
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Известия ЦИК СССР и ВЦИК № 358 от 28 декабря 1932 г.
2 В стране с 1919 г. документом, удостоверяющим личность гражданина РСФСР, являлись трудовые
книжки С 1924 г. стали выдаваться удостоверения личности сроком на три года. С 1927 г. юридическая сила удостоверений личности распространялась на такие документы как метрические выписки о рождении или браке, справки домоуправлений или сельсоветов о проживании, служебные удостоверения, профсоюзные, военные, студенческие билеты, документы об окончании вузов. См.: Шумилин Б.Т. Молоткаетый. серпастый… М.. 1979.
3 ГАРФ. Ф. 9401. Он. 12. Д. 137. Л. 54-138.
4 Там же. Л. 59-60. По данным милицейских сводок, к 20 апреля 1933 г. в Москве и еще десяти столичных и крупных городах страны было выдано 6.6 млн. паспортов и отказано в выдаче документов 265 тыс. человек. Среди отверженных милиция установила 67,8 тыс. «сбежавших кулаков и раскулаченных». 21,9 тыс. «лишенцев». 34,8 тыс «не занятых общественно-полезным трудом». См.: ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 14а. Д. 740. Л. 71-81.
5 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 233. Т. 3. Б.н.
6 Собрание законов и распоряжении Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. № 21. Ст. 116.
7 ГАРФ. Ф. 5446. Оп. I. Д. 91. Л. 149. Несмотря на то. что октябрьское 1953 г. положение о паспортах
узаконивало выдачу краткосрочных паспортов «отходникам» на «срок действия договора», колхозники
хорошо понимали относительную ценность этих документов и рассматривали их как формальное
разрешение на сезонные работы. Поэтому они следовали устоявшейся двадцатилетней практике и.
чтобы лишний раз не связываться с милицией, брали справки в правлениях колхозов и сельсоветах.Еще
спустя пять лет после введения для колхозников так называемых краткосрочных паспортов,в1958 г.
МИД СССР отмечало многочисленные факты «когда граждане, завербованные в сельской непа-
спортизированной местности на сезонные работы, не обеспечиваются краткосрочными паспортами, а
вывозятся за пределы областей, краев и республик… по справкам сельских Советов или колхозов».
См.: ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 233. Т. 2. Б.Н.
8 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 137. Л. 237-237 об.
9 ГАРФ. Ф. 9415. Он. 3. Д. 1447. Л. 99.
10 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 137. Л. 80-81.
11 Там же. Л, 84.
http://cripo.com.ua/print.php?sect_id=9&aid=78129Tags: большевики, коллективизация, сталинизм

Ложь о паспортной системе СССР

В последние двадцать лет байка о бедных колхозниках, превращённых кровавым сталинским режимом в крепостных крестьян, набила оскомину. Навязла в зубах и мулька о добром Хрущёве, разрешившим выдавать крестьянам паспорта. Дескать, Сталин запретил крестьянам уходить из деревень в города, не выдавая им удостоверение личности. Распространяющие этот шизофренический бред трепачи, не только не могут показать какой-либо правовой или нормативный акт, подтверждающий их точку зрения, но отказываются объяснять, зачем советской власти, отчаянно нуждавшейся в рабочих руках на великих стройках, саму себя наказывать. (За годы советской власти образовалось 1300 городов, то есть 200% от дореволюционного количества; между тем, как за такой же срок, примерно в 75 лет, до революции, прирост составил всего 10%. Масштаб урбанизации составил 60% от общего числа; к моменту революции 20% жили в городах, 80% — в деревне, а к 1991 году 80% в городах, 20% в деревне.) Каким образом, и когда перешли 60% населения целой страны из села в город, если их не пускали, шизофреники оставляют без ответа. Что ж, давайте поможем им разобраться.
Совет Народных Комиссаров СССР
Постановление
от 28 апреля 1933 года № 861
О выдаче гражданам Союза ССР паспортов на территории Союза ССР
На основании статьи 3 Постановления ЦИК и СНК Союза ССР от 27 декабря 1932 г. об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов (С. З. СССР, 1932, № 84, ст. 516) Совет народных комиссаров Союза ССР постановляет:
1. Паспортную систему ввести для всего населения городов, рабочих поселков, населенных пунктов, являющихся районными центрами, а также на всех новостройках, на промышленных предприятиях, на транспорте, в совхозах, в населенных пунктах, где расположены МТС, и в населенных пунктах в пределах 100-километровой западно-европейской пограничной полосы Союза ССР.
2. Граждане, постоянно проживающие в сельских местностях (кроме предусмотренных в ст. 1 настоящего Постановления и установленной полосы вокруг Москвы, Ленинграда и Харькова), паспортов не получают. Учет населения в этих местностях ведется по поселенным спискам сельскими и поселковыми советами под наблюдением районных управлений рабоче-крестьянской милиции.
3. В тех случаях, когда лица, проживающие в сельских местностях, выбывают на длительное или постоянное жительство в местности, где введена паспортная система, они получают паспорта в районных или городских управлениях рабоче-крестьянской милиции по месту своего прежнего жительства сроком на 1 год.
По истечении годичного срока лица, приехавшие на постоянное жительство, получают по новому месту жительства паспорта на общих основаниях.
Председатель СНК Союза ССР
В.МОЛОТОВ (СКРЯБИН)
Управляющий делами СНК Союза ССР
И.МИРОШНИКОВ
Вышеприведённый документ регламентирует получение паспорта жителем сельской местности при переезде в город. Никаких препятствий не указано. Согласно пункту 3, жители села решившие переехать в город, просто получают паспорта по новому месту жительства. Есть так же и ещё один документ, вводящий уголовную ответственность для руководителей, препятствующих отходу крестьян в города на временные работы.
Постановление СНК СССР от 16 марта 1930 г. об устранении препятствий к свободному отходу крестьян на отхожие промысла и сезонные работы
206. Об устранении препятствий к свободному отходу крестьян на отхожие промысла и сезонные работы.
В некоторых местностях Союза ССР местные органы власти, а также колхозные организации препятствуют свободному отходу крестьян, в особенности колхозников, на отхожие промысла и сезонные работы.
Такие самочинные действия, срывая выполнение важнейших хозяйственных планов (строительство, лесозаготовки и друг.), причиняют большой вред народному хозяйству Союза ССР.
Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:
1. Решительно воспретить местным органам власти и колхозным организациям каким бы то ни было образом препятствовать отходу крестьян, в том числе и колхозников, на отхожие промысла и сезонные работы (строительные работы, лесозаготовки, рыбные промысла и т. п.).
2. Окружные и районные исполнительные комитеты, под личной ответственностью их председателей, обязаны немедленно установить строгое наблюдение за проведением в жизнь настоящего постановления, привлекая его нарушителей к уголовной ответственности.
Председатель СНК Союза ССР А. И. Рыков.
Управляющий Делами СНК Союза ССР и СТО Н. Горбунов.
Следует отметить, что Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17.03.1933 «О порядке отходничества из колхозов», устанавливалось, что колхозник, самовольно, без зарегистрированного в правлении колхоза договора с «хозорганом» — предприятием, куда он устраивался на работу, покинувший колхоз, подлежит исключению из колхоза. То есть, никто его насильно в колхозе не держал, как не держал и в деревне. Очевидно, что паспортная система рассматривалась советской властью как обременение. Советская власть хотела уйти от неё, поэтому освободила от паспортов основную часть, — крестьян. Не выдача им паспортов было привилегией, а не ущемлением.
Для прописки колхозникам паспорт не требовался. Более того, крестьяне имели право проживать без прописки в случаях, когда остальные категории граждан обязаны были прописываться. Например, Постановление СНК СССР от 10.09.1940 № 1667 «Об утверждении Положения о паспортах» устанавливало, что колхозники, единоличники и другие лица проживающие в сельской местности, где не введена паспортная система, прибывающие в города своей области на срок до 5 суток проживают без прописки (остальные граждане, кроме военнослужащих, также не имевших паспортов, обязаны были прописаться в течение 24 часов). То же постановление освобождало колхозников и единоличников, временно работающих в период посевной или уборочной кампании в совхозах и МТС в пределах своего района, хоть бы там и была введена паспортная система, от обязанности проживать с паспортом.
Скорость миграции населения СССР из сельской местности в города.
Перепись населения СССР Всего городское население сельское в город перешло
млн млн % млн % млн %
1926
147 26,3 18 120,7 82
1939
70,5 56,1 33 114,4 67 30 17,3
1959
208,8 100 48 108,8 52 44 21
1970
241,7 136 56 106 44 36 15
1979
262,4 163,5 62 99 38 27,5 10,5
Вот так ещё одна гнусная буржуазная клевета на советское общество, при соприкосновении с фактами, развалилась как гнилой пень.
Поливанов О.И.
9.06.2014г.
Ссылки:
http://ru.wikisource.org/wiki/Постановление_СНК_СССР_от_28.04.1933_№_861

Постановление Совмина СССР от 28.08.1974 N 678
(ред. от 08.09.1990)
«О некоторых правилах прописки граждан»

СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 августа 1974 г. N 678

О НЕКОТОРЫХ ПРАВИЛАХ ПРОПИСКИ ГРАЖДАН

(в ред. Постановлений Совмина СССР

от 18.03.85 N 241, от 26.02.86 N 271,

от 28.08.86 N 1029, от 08.09.90 N 907)

Совет Министров СССР постановляет:

1. Установить, что в городах и поселках городского типа прописываются независимо от размера жилой площади:

а) супруг — на жилую площадь другого супруга;

б) несовершеннолетние дети и подопечные — на жилую площадь родителей и опекунов;

в) совершеннолетние дети, не имеющие своих семей или имеющие несовершеннолетних детей, но не состоящие в браке, — на жилую площадь родителей;

г) родители — на жилую площадь детей;

д) родные братья и сестры, не достигшие совершеннолетия и не имеющие родителей, а также родные братья и сестры, являющиеся нетрудоспособными, независимо от возраста, если они не имеют своих семей, — на жилую площадь брата или сестры;

е) военнослужащие, уволенные из Вооруженных Сил СССР по окончании срочной службы, в случаях, если они были призваны на военную службу из данного населенного пункта, — на жилую площадь, которую они занимали до призыва на военную службу, либо на жилую площадь родителей или других родственников;

ж) уволенные в запас или в отставку военнослужащие сверхсрочной службы, прапорщики, мичманы и офицеры Вооруженных Сил СССР, органов Комитета государственной безопасности СССР, лица начальствующего состава органов внутренних дел и члены их семей — на жилую площадь родственников уволенного в запас или в отставку или родственников его супруга;

з) лица, ранее проживавшие в данном населенном пункте и выезжавшие по призыву общественных организаций на важнейшие стройки или предприятия страны или по другим уважительным причинам, — на жилую площадь, на которой они проживали до выезда;

и) лица, освобожденные от отбывания наказания в виде лишения свободы, ссылки, высылки, а также лица, с которых сняты ограничения, вытекающие из условного осуждения к лишению свободы с обязательным привлечением к труду либо условного освобождения из мест лишения свободы для работы на строительстве предприятий народного хозяйства, — на жилую площадь, занимаемую членами их семей или родственниками, с которыми они проживали до осуждения.

Независимо от размера жилой площади в городах и поселках городского типа прописываются также временно отсутствовавшие граждане, если согласно действующему законодательству за ними сохраняется право пользования жилым помещением.

2. Другие лица, кроме указанных в пункте 1 настоящего Постановления, прописываются в установленном порядке в городах и поселках городского типа, если в результате их вселения размер жилой площади, приходящейся на каждого проживающего, не будет меньше нормы жилой площади, предусмотренной гражданским законодательством.

3. Независимо от размера жилой площади разрешается прописка прибывших для временного проживания:

а) студентов (слушателей) учебных заведений, отнесенных в установленном порядке к высшим или средним специальным учебным заведениям, а также аспирантов, адъюнктов, ординаторов, слушателей курсов по подготовке и переподготовке кадров или повышению квалификации — на время учебы;

б) членов семей аспирантов, адъюнктов, ординаторов и слушателей военных академий и учебных заведений Комитета государственной безопасности СССР и Министерства внутренних дел СССР, отнесенных в установленном порядке к высшим учебным заведениям, — на время учебы аспирантов, адъюнктов, ординаторов и слушателей указанных учебных заведений;

в) уволенных в запас или в отставку военнослужащих сверхсрочной службы, прапорщиков, мичманов и офицеров Вооруженных Сил СССР, органов Комитета государственной безопасности СССР (с членами семей) в тех населенных пунктах, где они постоянно проживали до призыва в армию или поступления на службу, и при условии, если они прибыли в эти населенные пункты в течение 6-месячного срока после увольнения в запас или в отставку, — на время до получения жилой площади в этих населенных пунктах в установленном порядке;

г) состоящих на действительной военной службе военнослужащих сверхсрочной службы, прапорщиков, мичманов и офицеров Вооруженных Сил СССР, органов Комитета государственной безопасности СССР (с членами семей) — на жилую площадь других лиц или воинской части — на время до получения жилой площади в установленном порядке;

(пп. «г» введен Постановлением СМ СССР от 18.03.85 N 241 (СП СССР, 1985, N 13, ст. 55))

д) уволенных в запас или в отставку по состоянию здоровья, возрасту или по сокращению штатов военнослужащих сверхсрочной службы, прапорщиков, мичманов и офицеров Вооруженных Сил СССР, органов Комитета государственной безопасности СССР (с членами семей) в избранных ими для проживания населенных пунктах — на время до получения жилой площади в этих населенных пунктах в установленном порядке.

При этом прописка военнослужащих сверхсрочной службы, прапорщиков и мичманов производится при условии, если они находились на действительной военной службе не менее 20 календарных лет;

(пп. «д» введен Постановлением СМ СССР от 26.02.86 N 271 (СП СССР, 1986, N 12, ст. 72))

е) лиц начальствующего состава (с членами семей) лесных исправительно — трудовых учреждений Министерства внутренних дел СССР, уволенных со службы с назначением пенсии, а также лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава (с членами семей) органов Министерства внутренних дел СССР, прослуживших в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, не менее 15 лет и уволенных со службы из указанных районов и местностей с назначением пенсии, в избранных ими для проживания населенных пунктах — на время до получения жилой площади в этих населенных пунктах в установленном порядке.

При этом прописка лиц начальствующего состава производится при условии увольнения их со службы по состоянию здоровья, возрасту или по сокращению штатов.

(пп. «е» введен Постановлением СМ СССР от 28.08.86 N 1029)

4. Установить, что исполнительные комитеты городских и районных Советов депутатов трудящихся вправе в порядке исключения при наличии уважительных причин разрешать прописку граждан в случаях, не предусмотренных настоящим Постановлением.

Пп. 5 — 10 — не для печати.

(пп. 5 — 8, абзац 2 п. 9 утратили силу. — Постановление Совмина СССР от 08.09.90 N 907).

Председатель Совета

Министров СССР

А.КОСЫГИН

Управляющий Делами

Совета Министров СССР

М.СМИРТЮКОВ

Судебная практика и законодательство — Постановление Совмина СССР от 28.08.1974 N 678 (ред. от 08.09.1990) «О некоторых правилах прописки граждан»

Заключение Комитета конституционного надзора СССР от 11.10.1991 N 26 (2-1) «О разрешительном порядке прописки граждан»

Положения о прописке, содержащиеся в действующих до настоящего времени Положении о паспортной системе в СССР (утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 28 августа 1974 г. N 677), Постановлении Совета Министров СССР от 28 августа 1974 г. N 678 «О некоторых правилах прописки граждан», Положении о прописке и выписке населения в городе Москве (утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 25 июня 1964 г. N 585), Постановлениях Совета Министров СССР об ограничении прописки граждан в Ленинграде, Киеве и других местностях, а также изданных на основе решений Правительства СССР ведомственных актах и актах местных органов власти и управления, возлагают на каждого гражданина обязанность получать от административных органов разрешение на проживание или нахождение в избранном им месте, предусматривают тем самым всеобщий административный контроль за передвижением граждан внутри страны и устанавливают ответственность за неисполнение соответствующих положений. При этом возможность получения гражданином такого разрешения в виде прописки поставлена в зависимость от наличия различного рода условий и усмотрения административных органов, осуществляющих прописку.

Всеобщая паспортизация в СССР прошла спустя полвека после образования государства

Всего 45 лет назад, 28 августа 1974 года, Совет Министров СССР утвердил Положение о паспортной системе. Документ распространил обязанность иметь паспорт для всего населения страны, кроме военнослужащих.

Сама история распространения паспортов в России насчитывает куда больше лет. Первые удостоверения личности появились в государстве ещё в XVIII веке: их ввёл Пётр I для крестьян, которые покидали своё место жительства. Заграничные паспорта вошли в обиход жителей России в начале XIX века.

В 1918 году советские власти упразднили паспортную систему. С того момента удостоверением личности могла считаться любая официальная бумага, будь то справка волостного исполкома или профсоюзный билет.

Советская паспортная система начала формироваться только в 30-е годы. Так, 27 декабря 1932 года ЦИК и СНК СССР издали постановление, согласно которому паспорта должны были оформить все городские жители. Сельское население начало получать паспорта только в 60-е годы.

Новое положение о паспортной системе, согласно которой паспортизация распространилась на всех жителей страны (кроме военных), Совмин СССР утвердил 28 августа 1974 года. В полном объёме документ вступил в силу через два года — столько шла подготовка госаппарата к этой задаче. С тех пор паспорт гражданина СССР были обязаны иметь все советские граждане старше 16 лет.

Исключением стали военнослужащие, удостоверением личности которых считался военный билет. В постановлении Совмина были особые указания насчёт жителей сельской местности: тем из них, кто ранее паспорта не получал, новый документ полагался лишь в случае выезда в другую местность на длительный срок. Если же они покидали родной посёлок максимум на полтора месяца, в том числе ехали в санаторий или в командировку, то удостоверением личности для них служила справка от сельского исполкома с указанием цели выезда.

Примечательно, что при выезде за границу полагалось сдавать общегражданские паспорта.

Один из важных пунктов Положения касался срока действия паспортов — он стал неограниченным, а по достижении гражданином 25 и 45 лет полагалось вклеивать в документ новые фотокарточки.

Записи в паспорте велись на русском языке, а также дублировались на языке союзной республики, автономной республики, области или округа.

Согласно положению, графа «Национальность» заполнялась в соответствии с национальностью родителей. Если происхождение отца и матери было разным, гражданин мог сам выбрать, чью национальность вписать в документ.

Сотрудники органов внутренних дел имели право сделать отметку об обязанности платить алименты в паспорте злостного неплательщика.

Госпошлина за выдачу паспорта составляла 2 рубля. От неё были освобождены граждане, находящиеся на полном государственном обеспечении.

За проживание без паспорта или по недействительному паспорту, а также за отсутствие прописки или регистрации в этом документе гражданам могли вынести предупреждение или выписать штраф в размере до 10 рублей. Аналогичные санкции налагались при умышленной порче или небрежном хранении паспорта, повлекшее его утрату. «За злостное нарушение правил паспортной системы виновные граждане привлекаются к уголовной ответственности», — отмечалось в Положении Совмина.

Штраф до 10 рублей платили также люди, ответственные за соблюдение паспортной системы и допустившие нарушения (например, проживание гражданина без паспорта), а ещё должностные лица предприятий, которые брали на работу сотрудников без паспортов, и чиновники, незаконно изъявшие паспорт.