Падение теночтитлана

Гибель Теночтитлана

Осада Теночтитлана
Основной конфликт: Завоевание Кортесом Ацтекской империи

«Завоевание Мексики Кортесом». Неизвестный художник, вторая половина 17 века
Дата 26 мая — 13 августа 1521
Место Теночтитлан, нынешнее Мехико, Мексика
Итог победа испанских конкистадоров
Противники

Испания
Тласкала

Ацтекская империя

Командующие

Эрнан Кортес
Педро де Альварадо
Гонсало де Сандоваль

Куаутемок

Силы сторон

16 пушек
13 бригантин
80 000—200 000 воинов союзнических племён
86—96 кавалерии
900—1300 пехоты

300 000 воинов

Потери

450—860 испанцев
20 000 тласкаланцев

100 000 воинов
100 000 гражданских лиц

Медиафайлы на Викискладе

Осада Теночтитлана — осада с последующим захватом и разрушением столицы империи ацтеков, возглавляемая испанским конкистадором Эрнаном Кортесом, произошла в 1521 году. Несмотря на многочисленные бои, которые велись между коренным населением и конкистадорами, именно падение Теночтитлана стало началом падения Ацтекской империи. Завоевание Мексики было частью испанской колонизации Америки. Три штурмовые колонны возглавлялись Педро де Альварадо, Кристобалем де Олида, Гонсало де Сандовалем.

Испанцы, приплывшие в Америку в XVI веке, были поражены богатством городов ацтеков, их красотой и великолепием. Эрнан Кортес со своими солдатами и союзниками-индейцами вошёл в город 8 ноября 1519 года, но 1 июля 1520 года был вынужден бежать. Испанцы снова атаковали город 4 июня 1521 года. Осада закончилась падением Теночтитлана 13 августа 1521 года.

Начало осады

Захватив зимой и весной 1521 года все значительные города ацтеков вокруг Тескоко, Кортес 13 мая начал штурм Теночтитлана. Согласно плану Кортеса, три отряда ринулись на штурм столицы. Главная трудность предстоящего сражения заключалась в том, что к Теночтитлану нужно было пробиваться по дамбам, где нельзя было использовать лошадей. Индейцы на плотинах обстреливали европейцев из луков, укрываясь за домами, небольшими крепостями, баррикадами или просто завалами. В первые дни испанцам не удалось добиться каких-либо успехов. Тогда Кортес распорядился разрушить водопровод, снабжавший столицу питьевой водой. Это сооружение начиналось в Чапультепеке. Сюда был направлен первый удар отрядов Альварадо и Олида. Ацтеки защищались яростно, но не могли устоять против мощного натиска противника и отступили. Испанцы разрушили часть акведука — и водопровод перестал действовать. Население стало испытывать нужду в питьевой воде. В Теночтитлане было несколько колодцев, но воды, которую они давали, не хватало и её приходилось доставлять в город на лодках.

Первые битвы

Первые же попытки испанцев овладеть дамбами наткнулись на такой яростный отпор, что они вынуждены были поспешно отступить. Тысячные отряды воинов защищали подходы к столице и с суши, и с озера. Стрельба по пирогам была малоэффективной, так как вдоль бортов своих судёнышек индейцы укрепили толстые щиты. Первый серьёзный бой на воде подтвердил исключительное значение флотилии для овладения Теночтитланом. Теперь войска, боровшиеся за дамбы, имели надёжную защиту. Кроме того, флотилия позволяла полностью блокировать густонаселённый город, нуждавшийся в регулярном подвозе продовольствия и питьевой воды. Перехват жизненно-важных для населения грузов стал второй задачей, которую Кортес возложил на своих моряков. Далее неожиданно для ацтеков Кортес напал на Холок — важный узел на пересечении двух магистралей, расположенный у самых стен столицы. Испанцы засели в крепости, установили пушки. Хотя защитники города предприняли несколько отчаянных атак, им не удалось изгнать конкистадоров из захваченных укреплений.

Смелое решение Кортеса

Затянувшаяся борьба истощала силы испанцев и их союзников. Завоеватели были вымотаны, так как, помимо боевых действий, страдали от непривычного климата — продолжался сезон дождей. Союзники конкистадоров, не привыкшие к затяжным кампаниям, стали проявлять нерешительность. Кортес стал думать о более эффективных средствах, которые ускорили бы желанную развязку. Было решено сделать вылазку в самый город. Действуя совместно с пехотой, моряки ударили по ацтекским отрядам, оборонявшим каменные брустверы, построенные у проломов дамбы. Несколько раз они высаживали десанты по ту сторону проломов и вынуждали ацтеков отходить все дальше и дальше. Вслед за авангардными частями Кортеса двигались специальные отряды тлашкаланцев, которые заделывали проломы, сваливая туда камень, строительный мусор и другие материалы с разобранных брустверов и завалов. После нескольких часов боя передовые части дошли до главной магистрали, по которой испанцы когда-то вступили в Теночтитлан. Эта улица пересекала столицу с севера на юг и вела к площади, где находился грандиозный храм Уицилопочтли. Дальнейшее продвижение отрядов Кортеса замедлилось: бригантины не могли пройти по мелководью каналов. К тому же все крыши зданий были усеяны воинами, обстреливавшими испанцев и их союзников сверху. Кортес приказал срыть все дома до основания. Войска Кортеса продолжили наступление.

Подтянув артиллерию, конкистадоры разнесли оборонительные сооружения на противоположном берегу и уничтожили большую часть защитников в этой части города. В спешке мешики отступили. Преследуя их, атакующие вырвались на центральную площадь и овладели главным храмом, сбросив с пирамиды статую бога Уицилопочтли. Возмущённые кощунственным обращением с статуей своего бога, ацтеки перешли в наступление. Испанцы и их союзники поспешно отступали, и только появление группы всадников спасло их от истребления. Суеверный страх перед лошадьми дезориентировал мешиков, предоставив конкистадорам возможность отбить потерянные ранее орудия и покинуть столицу.

Падение Теночтитлана

Кортес принимает план полного уничтожения города. После упорных боёв, в ходе которых каждый из лейтенантов (Альварадо и Сандоваль) Кортеса, рискуя своей жизнью и жизнями сотоварищей по оружию, пытался пробиться первым на рыночную площадь, испанцы прорвались в эту часть города. Отряды соединились. Сражение окончательно превратилось в побоище. Конкистадоры и их индейские союзники стремились как можно скорее истребить уцелевших обитателей Теночтитлана.

13 августа 1521 г. штурм ацтекской столицы, продолжавшийся более 70 дней, завершился. В этот день испанцам удалось перехватить небольшую флотилию, отчалившую от одного из городских кварталов. В одном из каноэ оказался правитель ацтеков. «Он положил руку на мой кинжал, прося, чтобы я убил его», — писал Кортес. Но предводителю конкистадоров пленённый правитель был нужен как заложник. Испанцы разрешили безоружным истощённым ацтекам покинуть разрушенный город, добившись от их правителя сведений о местонахождении спрятанных сокровищ ацтеков. Завоевателям досталось золото, оценённое в сумму около 130 тысяч испанских золотых дукатов, но добыча показалась им слишком скромной, и они подвергли пленника пыткам. Испанцы надеялись выведать у Куаутемока, где скрыты остальные драгоценности, но не смогли добиться большего.

Уцелевшие здания поверженного Теночтитлана были разрушены, похоронив под собой тела павших защитников. На руинах индейской столицы был основан город Мехико. Предводитель конкистадоров сообщил императору Карлу V о долгожданной победе. В своём послании он указал, что в боях и в результате голода и эпидемий погибло 70 тысяч мешиков, более половины населения города. По утверждению завоевателей, потери их союзников приближались к 10 тысячам.

Примечания

Ацтекская группа источников

  • Пресвитер Хуан; Антонио Перес; фрай Педро де лос Риос (глоссы). Кодекс Теллериано-Ременсис. www.kuprienko.info. — Украина, Киев, 2010. Перевод с испанского — А.Скромницкий, В.Талах. Дата обращения 16 августа 2010. Архивировано 22 августа 2011 года.
  • Анонимный автор. Кодекс Мендоса.. www.kuprienko.info (1 декабря 2010). — Украина, Киев, 2010. Перевод с испанского — А.Скромницкий, В.Талах. Дата обращения 1 декабря 2010. Архивировано 24 августа 2011 года.

Испанские источники

  • Альва Иштлильшочитль, Фернандо де. История народа чичимеков, его поселения и обоснования в стране Анауак.. www.kuprienko.info (22 марта 2010). — пер. с исп. — В. Талах, Украина, Киев, 2010. Дата обращения 29 июня 2010.
  • Нора Молони. Археология. Оксфорд. — Москва, 1996.
  • Cortés, Hernán. Five Letters of Cortés to the Emperor. — 1969.
  • Díaz del Castillo, Bernal. The Conquest of New Spain. — 6th printing (1973). — Harmondsworth, England : Penguin Books, 1963. — ISBN 0-14-044123-9.
  • Smith, Michael E. (англ.)русск.. City Size in Late Post-Classic Mesoamerica (англ.) // Journal of Urban History (англ.)русск. : journal. — Beverley Hills, CA: SAGE Publications (англ.)русск., 2005. — May (vol. 31, no. 4). — P. 403—434. — DOI:10.1177/0096144204274396.
  • Soustelle, Jacques. La vida cotidiana de los aztecas en visperas de la conquista. — Mexico City : Fondo de Cultura Economica, 1984. (исп.)
  • Stannard, David E. American Holocaust: Columbus and the conquest of the New World. — 1992.
  • Walker, Charles. Wonders of the Ancient World. — 1980.

Ссылки

  • Теночтитлан — столица ацтеков
  • Гуляев В. И. «По следам конкистадоров», «Наука», 1976, — 160 с.
  • «Штурм пирамиды смерти» Губский В. И.
  • Правдивая история завоевания Новой Испании. Берналь Диас дель Кастильо

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

LCCN: sh85133917

  • Теноч (? — ок. 1350)
  • Акамапичтли (1376—1395)
  • Уитцилиуитль (1395—1417)
  • Чимальпопока (1417—1427)
  • Ицкоатль (1427—1440)
  • Монтесума I (1440—1469)
  • Ашаякатль (1469—1481)
  • Тисок (1481—1486)
  • Ауисотль (1486—1502)
  • Монтесума II (1502—1520)
  • Куитлауак (1520)
  • Куаутемок (1520—1521)

Доацтекские культуры Города и регионы Правители Теночтитлана Соперники и соседи Войско, оружие Общество, семья, экономика Мифология и религия Язык, письменность, источники Науки, философия Культура, искусства, литература Разное (быт, личности, другое)

Конкиста и ранний колониальный период
Конкистадоры Хронисты, историки, лингвисты Губернаторы События
  • См. также: Доколумбовы цивилизации
  • Мезоамериканская хронология

Мексиканская экспедиция Кортеса. Осада и падение Теночтитлана


Взятие Теночтитлана. Испанское изображение XVII в.
Измученный 93-дневной осадой, город был наконец покорен. Уже не слышалось на его улицах ни яростных криков «Сантьяго!», ни хриплых боевых кличей индейских воинов. К вечеру стихла и беспощадная резня – победители сами были измотаны упорными боями и пресытились кровью на сегодня. Эрнан Кортес, командующий испанским экспедиционным отрядом и военный вождь многочисленных индейских союзников, позволил остаткам населения покинуть опустошенный осадой, голодом и эпидемиями Теночтитлан. Около 30 тысяч жителей – все, что осталось от некогда густонаселенного города, измученные и истощенные, побрели по дамбам озера Тескоко. Дымящиеся и щедро усыпанные мертвецами руины подвели итог не только начатой 22 мая 1521 года от Рождества Христова осады «столицы дикарей», по сравнению с которой многие города родной Испании выглядели как большие деревни, но и завершили череду военных экспедиций против страны ацтеков. Экспедиций, которые должны были принести две самые необходимые вещи в здешних, уже начавшихся становиться колониальными, землях – золото и славу. В обретении славы испанцы не сомневались. Их подвиги в джунглях и болотах Вест-Индии должны были затмить даже заслуги покорителей мавританской Гранады. Предполагалось, что о золоте Эрану Кортесу поведает не кто иной, как правитель ацтеков Куаутемок, захваченный в плен. Но воля последнего вождя ацтеков оказалась крепче стен Теночтитлана. Победители еще не знали этого, надеясь взять богатую добычу.
Вслед за Колумбом
Открытие в 1492 г. новых земель за океаном создало для Испании перспективу превратиться из регионального королевства в мировые лидеры. Многовековой процесс реконкисты был завершен падением последнего мавританского оплота – Гранадского халифата. Многочисленное гордое и столь же бедное, сколь и воинственное испанское дворянство неохотно вложило меч в ножны. На Пиренейском полуострове более не осталось мест, где можно было сникать славу и раздобыть золото, – оставалось уповать на поиск далеких и, по слухам, сказочно богатых стран, расположенных далеко на Востоке. Можно было, конечно, заняться берберскими пиратами североафриканского берега, но трофеи, добываемые в подобных рейдах, не шли ни в какое сравнение с рассказами об Индиях, где золото валяется чуть ли не под ногами.
Энергия оставшейся на какое-то время не у дел военной аристократии и прочего поднаторевшего в ратных делах служилого люда уже начала искать себе выход, конвертируясь в рост внутренней напряженности. И тут очень кстати страну облетела весть о чудаковатом, но весьма энергичном генуэзце, добившемся у королевской четы Фердинанда и Изабеллы финансирования рискованной экспедиции, и об ее удачном завершении. Конечно, не возможное буйство скучающих идальго сподвигло монархов дать добро мореплавателю – государственная казна была так же далека от наполненности, как легендарный Катай или Индия от Мадрида. Колумб и его спутники поведали о многочисленных и сказочно богатых тропических островах и миролюбивых дикарях, обитавших на них. Начало было положено, и за океан потянулись все новые и новые экспедиции.

Вслед за Колумбом в новые земли направились личности, в чьих глазах и сердцах горел огонь не познания мира, а прагматичное пламя наживы. Их вела жажда золота. Многочисленные острова были действительно прекрасны, природа поражала пышностью и буйством красок. Однако это великолепие никак нельзя было превратить в звонкие дублоны. Драгоценного желтого металла у дикарей было немного, и его не прибавилось даже тогда, когда их начали истреблять и обращать в рабство со все более увеличивающимся размахом. Очень скоро испанцы получили сведения о находившемся дальше на западе обширном континенте, где, по неясным и противоречивым слухам, располагались большие города, битком набитые столь вожделенным желтым металлом. В ходе своего третьего плавания в Новый Свет корабли Колумба, наконец, достигли берегов современной Панамы и Коста-Рики, где местные жители поведали прибывшим о землях, богатых золотом, которые были расположены гораздо южнее. Очевидно, именно тогда испанцы впервые узнали о Перу.
Довольно долго испанская экспансия в Новом Свете ограничивалась бассейном Карибского моря – требовалось создать базу для дальнейшего продвижения на запад. Начало добычи золота на Эспаньоле подстегнуло испанцев к более интенсивной колонизации. В начале 1517 г. экспедиция Франсиско де Кордобы на трех кораблях в результате шторма очутилась у побережья полуострова Юкатан. Удалось выяснить, что эти земли населяют не примитивные с точки зрения европейцев дикари Карибского моря, а гораздо более развитый народ майя. Аборигены в изобилии носили золотые украшения, однако встретили пришельцев враждебно – испанцы, потрепанные в вооруженных стычках, где сам де Кордоба был тяжело ранен, были вынуждены вернуться на Кубу. Так стало известно, что довольно близко от недавно основанных колоний имеются еще не исследованные и, самое главное, богатые территории.
Сведения, полученные людьми де Кордобы, чрезвычайно взволновали местных поселенцев и вызвали живейший интерес губернатора Кубы Диего Веласкеса де Куэльяра. В 1518 году для более детального изучения открытых земель была снаряжена экспедиция Хуана де Грильхавы. Де Грильхава достиг побережья Юкатана и двинулся вдоль него на запад, достигнув вскоре Мексики, которую он назвал Новой Испанией. Тут экспедиция вступила в контакт с представителями правителя государства ацтеков, которые уже знали о появлении пришельцев. Де Грильхава доброжелательно и умело провел переговоры с индейцами, заверив их в самых мирных намерениях, и, кроме того, осуществил ряд выгодных торговых сделок, выменяв довольно много золота и драгоценных камней. Тепло попрощавшись с принимающей стороной, испанцы после 6-месячного похода вернулись на Кубу.
Догадки Диего Веласкеса подтвердились: на западе действительно располагались богатые золотом и другими драгоценностями земли. И эти земли еще не принадлежали испанской короне. Такое вопиющее упущение необходимо было исправить. И тогда предприимчивый губернатор начал готовить новую экспедицию, и была она уже не исследовательской.
«Денег у него было мало, зато долгов – много»

Фернандо Кортес де Монрой и Писарро Альтамирано. Так представлял конкистадора неизвестный художник XVIII в.
Вокруг будущей экспедиции почти сразу начали бушевать кастильские страсти с карибским оттенком. Предполагаемый размер богатства неизведанной страны в предприимчивых головах колонистов удобно трансформировался в достойный куш. Пользовавшийся большим авторитетом у своих солдат и моряков де Грильхава был оттеснен губернатором от участия в новом проекте. Веласкес опасался, что всё золото и другие сопутствующие оному приятные факторы, как расположение королевского двора и почести, пройдут мимо него. Для этой цели губернатор решил назначить другого человека, не подозревая, что с ним хлопот будет гораздо больше.
Эрнан Кортес, которому было суждено расширить владения испанской короны и необычайно обогатить королевскую сокровищницу, происходил из бедного, хотя и весьма знатного дворянского рода. Он родился в 1485 году – к моменту совершеннолетия юноши мавританских государств на территории Испании уже не осталось. Поэтому молодой Кортес отправился на учебу в университет Саламанки, где проучился два года. Однако учеба наскучила юному идальго, тем более все вокруг твердили о новых землях, открытых за океаном, где можно не только сделать карьеру, но и быстро разбогатеть. В 1504 г. Кортес бросает университет и отправляется через океан на Эспаньолу. Позже, в 1510–1514 гг. он принял участие в полном завоевании Кубы испанцами под командованием Диего Веласкеса.
К моменту снаряжения экспедиции в Мексику Кортес занимал должность алькальда в недавно основанном городе Сантьяго. Современники отмечали его живой, динамичный ум и образованность – несостоявшийся выпускник Саламанки хорошо знал латынь и в своих письмах не единожды цитировал античных авторов. В конце октября 1518 г. Веласкес подписал контракт и инструкции для Кортеса, согласно которому губернатор Кубы снаряжал три корабля, а средства для остальных десяти предоставлял сам Кортес и казначей колонии Амадор де Ларес. Таким образом, Веласкес курировал экспедицию, но вложил туда гораздо меньше средств, чем другие ее организаторы. Для изыскания необходимых средств Кортесу пришлось заложить все свое имущество и основательно влезть в долги. Вербовка участников шла подозрительно быстро – каждому Кортес обещал долю в добыче и обширное поместье с рабами.
Отряд искателей удачи численностью более 500 человек был набран без особого труда, однако такая активность несколько озадачила сеньора Веласкеса. В колониальной администрации, где одним из действенных средств достижения верхних ступенек карьерной лестницы являлось банальное подсиживание и регулярное доносительство, у Кортеса хватало и врагов, и соперников. По углам шептались даже, что гордый идальго хочет завоевать Мексику лично для себя и сделаться ее правителем. Естественно, подобные слухи тревожили сеньора Веласкеса, и он издал приказ сместить Кортеса с должности руководителя экспедиции, однако в ответ получил лишь ироничное письмо с просьбой не принимать ябедников всерьез. Взбешенный губернатор распорядился арестовать наглеца и задержать готовую к отплытию эскадру, однако 10 февраля 1519 г. 11 кораблей экспедиции покинули Кубу и взяли курс на запад.
Пришельцы и хозяева
Предприятие Кортеса по своей сути не являлось полноценным вторжением, а было скорее похоже на обычный разбойничий набег, организованный большой и хорошо вооруженной бандой. В распоряжении авантюриста было чуть более 550 человек (в их числе 32 арбалетчика и 13 аркебузиров), располагавших 14 орудиями и 16 лошадьми. К ним следует прибавить около сотни моряков из состава корабельных экипажей и около двухсот индейцев-носильщиков. На стороне испанцев был не только солидный боевой опыт европейских и колониальных войн, но и значительное технологическое преимущество. Кроме огнестрельного оружия и арбалетов, они располагали стальным оружием и доспехами. Лошади, совершенно не знакомые индейцам, долгое время воспринимались ими как своеобразное «чудо-оружие» белых пришельцев.

Обогнув полуостров Юкатан, Кортес сделал остановку в заливе Кампече. Местное население не испытывало к испанцам и крупицы радушия и поэтому ринулось в бой. Умело применив против индейцев артиллерию и всадников, Кортесу удалось рассеять многочисленного врага. Сделавшие необходимые выводы местные вожди прислали грозным пришельцам дары, включая 20 молодых женщин. Одну из них, после крещения получившую звучное имя донна Марина, руководитель экспедиции приблизил к себе, и она сыграла важную роль в завоевательном походе против ацтеков. Двинувшись дальше на запад вдоль побережья, 21 апреля 1519 г. испанцы высадились на берег и основали укрепленное поселение Веракрус. Оно стало главным опорным пунктом и перевалочной базой предстоящей кампании.
Кортес и его спутники в общих чертах уже представляли себе обстановку в местных краях. На большей части Мексики, от Тихого океана и до Мексиканского залива, раскинулось обширное государство ацтеков, фактически являющееся союзом трех городов: Тескоко, Тлакопана и Теночтитлана. Реальная власть была сосредоточена в Теночтитлане и находилась в руках верховного правителя, или императора, как его называли испанцы. Большое количество различных городов ацтеки обложили ежегодной данью – во внутренние дела они не вмешивались, требуя от местных властей лишь своевременных выплат и предоставления воинских контингентов в случае военных действий. Существующему порядку вещей имелась внушительная оппозиция в лице большого и сильного города Тласкалы, чье население достигало почти 300 тыс. человек. Правители Тласкалы являлись старыми врагами Теночтитлана и вели с ним непрекращающуюся войну. Императором ацтеков на момент появления Кортеса был Монтесума II, девятый по счету правитель. Он слыл опытным и искусным воином и талантливым администратором.
Вскоре после того, как испанцы укрепились в Веракрусе, к ним прибыла делегация во главе с местным ацтекским наместником. Его приняли доброжелательно, устроив целое представление, которое по совместительству являлось демонстрацией военной мощи. Люди Кортеса показали потрясенным аборигенам всадников, свое оружие и в качестве заключительного аккорда устроили артиллерийский салют. Глава конкистадоров был любезен и передал через наместника дары Монтесуме. Среди них особенно выделялся позолоченный испанский шлем.

Тем временем отряд Кортеса начал пробираться вглубь континента. Спутниками этого похода стали жара, москиты и вскоре начавшийся голод – привезенная с Кубы провизия пришла в негодность. Через неделю после визита наместника от ацтеков прибыла новая делегация с большими дарами, включая золото и дорогие украшения. Монтесума через своих посланников благодарил Кортеса, однако категорически отказался вести с пришельцами какие-либо переговоры и настойчиво просил их повернуть обратно. Большая часть испанского отряда поддержала подобную идею, считая полученную добычу достаточной, а невзгоды, испытываемые в походе, – слишком тяжелыми. Однако Кортес, который в этом предприятии поставил на карту всё, решительно настаивал на продолжении похода. В конце концов аргумент, что впереди ждет еще много добычи, сыграл свою роль, и поход продолжился. Постепенно Кортес и его спутники поняли, что им предстоит иметь дело не с диковатыми племенами Кубы и Эспаньолы, а с многочисленным и хорошо вооруженным по индейским меркам противником. Самым разумным в этой ситуации было воспользоваться раздорами среди индейцев и тем, что часть населения выражала недовольство ацтеками, и заполучить союзников среди местных.
По мере продвижения вглубь Мексики испанцы столкнулись с воинами города Тласкала, самого сильного и упорного соперника Теночтитлана. Первоначально тлашкальтеки по ошибке приняли белых за союзников ацтеков и напали на них. Это нападение было отбито, однако испанцы высоко оценили боевые качества воинов этого племени. Выяснив ситуацию, вожди Тласкалы предложили Кортесу свою помощь, выделив для его отряда носильщиков и воинов. Впоследствии испанцев подержали и другие племена. Никто из этих туземных князьков, очевидно, даже не подозревал, что после уничтожения ацтеков наступит и их черед, а кажущиеся дружелюбными белые не оставят даже памяти о своих индейских союзниках.
Поведение Монтесумы вызывало смущение у его приближенных – чем дальше продвигался отряд Кортеса, тем больше ацтекский правитель терял присутствие духа и присущую ему волю. Может быть, тут сыграла роль легенда о боге Кетцалькоатле, который однажды должен был вернуться, и которую Кортес якобы использовал в своих целях. А может, на Монтесуму повлияли сильно преувеличенные рассказы об оружии белых пришельцев и их лошадях. Раз за разом ацтекский правитель направлял к конкистадорам своих посланцев с богатыми дарами, настойчиво требуя от них повернуть обратно и не идти в Теночтитлан. Однако подобные мероприятия оказывали обратное действие. Аппетиты белых только росли, как и их стремление продолжать путь.
Монтесума продолжал удивлять своих подданных нерешительностью. С одной стороны, не без его ведома на испанцев была организована засада в городе Чолула, лишь в последний момент раскрытая спутницей Кортеса донной Мариной. А с другой стороны, ацтекский правитель с легкостью отрекся от правителей Чолулы, казненных пришельцами, объяснив произошедшее легким недоразумением. Располагая крупными военными силами, многократно превосходившими отряд испанцев и их союзников, Монтесума тем не менее не сдвинулся с места, а продолжал отправлять дары, каждый раз все больше и роскошнее, чем предыдущие, и просил пришельцев повернуть обратно. Кортес был неумолим, и в начале ноября 1519 г. его отряд увидел перед собой столицу ацтеков Теночтитлан.
Кортес в Теночтитлане, или Ночь печали
Отряд европейцев и их союзников беспрепятственно вошел в город, расположенный на острове посреди озера Тескоко, через одну из дамб, соединяющую Теночтитлан с берегом. При входе их встречал сам Монтесума и его ближайшие сановники в дорогих и нарядных одеждах. Наблюдательные солдаты к своему удовольствию заметили на «дикарях» большое количество золотых украшений. Город поразил европейцев своими размерами и благоустроенностью. В нем были и широкие улицы, и обширные площади – столица ацтеков ярко контрастировала со многими европейскими городами. Местность вокруг Теночтитлана была густо заселена, рядом располагались и другие не менее великолепные и большие города. И посреди всех этих рукотворных богатств находился Кортес с несколькими сотнями воинов, измученных дорогой через джунгли.

Испанское изображение Теночтитлана XVII в.
Не могло быть и речи о завоевании этой огромной и богатой страны такими мизерными силами, и главарь конкистадоров повел себя умно, расчетливо и изощренно. Он начал «обрабатывать» Монтесуму, постепенно подчиняя волю ацтекского правителя своей. Отряд расположился в обширном здании, почти в центре Теночтитлана, и Кортесу удалось уговорить Монтесуму в знак своего расположения к пришельцам перейти туда жить. Используя волнения индейцев и нападение их на гарнизон Веракруса, Кортес добился выдачи виновных в этом вождей и сожжения их на костре. Для пущей острастки самого Монтесуму заковали в кандалы.
Предприимчивый идальго начал править страной от его имени и в первую очередь потребовал от подвластных Теночтитлану правителей дани золотом. Объем взятой добычи был просто колоссален. Для удобства транспортировки испанцы большую часть украшений и ювелирных изделий перелили в золотые слитки. Малограмотные солдаты из Кастилии и Андалусии не знали таких цифр, чтобы подсчитать денежный эквивалент захваченных сокровищ. Однако их еще надо было вывезти из города, гостеприимство которого вызывало все больше опасений.
С побережья тем временем пришли тревожные новости. Губернатор Кубы сеньор Веласкес продолжал беспокоиться о судьбе удравшего Кортеса и его людей, поэтому послал по следам беглецов своего доверенного человека, Панфило де Нарваэса, на 18 кораблях в сопровождении отряда из 1500 солдат с приказом доставить Кортеса «живым или мертвым». Оставив в Теночтитлане небольшой гарнизон охранять Монтесуму, а также больных и раненых, Кортес ринулся к Веракрусу, имея при себе около 260 испанцев и 200 индейских воинов, вооруженных пиками. Он собирался хитростью и силой решить проблему с вновь прибывшими. Для начала к Нарваэсу были отправлены несколько офицеров, на которых предусмотрительно навесили много золотых украшений. Нарваэс был исправным служакой и отверг все попытки договориться, зато его подчиненные, узрев в нарядах парламентеров потрясающие возможности и перспективы, сделали надлежащие выводы. Под покровом ночи люди Кортеса напали на отряд Нарваэса. Им удалось незаметно снять часовых и захватить пушки. Их противники сражались неохотно и без должного энтузиазма, охотно переходя на сторону Кортеса. Сам Нарваэс потерял в бою глаз и был пленен. Его войско фактически пополнило ряды конкистадоров – Кортес распорядился вернуть им оружие и личные вещи, расположив их к себе подарками.
Во время разборок между испанцами прибыл гонец из Теночтитлана с пугающим известием, что в столице ацтеков началось восстание. Вскоре против пришельцев поднялась вся страна. Кортес оказался готов и к такому развитию событий. Теперь его армия насчитывала 1300 солдат, 100 всадников, 150 аркебузиров. Тлашкальтеки, оставшиеся его надежными союзниками, прибавили к этому числу более 2 тыс. отборных воинов. Стремительно наступая, союзники 24 июня 1520 г. подошли к Теночтитлану. И тут стали известны причины восстания: во время традиционного для индейцев празднества в честь бога войны Уицлипочтли испанцы во главе с командующим гарнизоном Педро де Альварадо захотели присвоить себе богатые золотые украшения, надетые на жрецов. В результате возникшей ссоры множество местных жителей и жрецов были убиты и ограблены. Это переполнило чашу терпения ацтеков, и они взялись за оружие.
Неверно представлять государственное образование ацтеков раем Нового Света, а его население доверчивыми и добродушными жителями сказочной страны. Власть ацтеков была жестока и беспощадна, их религиозный культ включал в себя регулярные и многочисленные человеческие жертвоприношения. Однако белые пришельцы, ошибочно принятые вначале за посланников богов, оказались на деле не менее жестокими, чем ацтеки, а их алчность и жажда золота не знала пределов. Кроме того, они привезли с собой доселе неизвестную болезнь, которая начала опустошать страну. Как оказалось, один из чернокожих рабов с кораблей Нарваэса был болен оспой, о которой индейцы и понятия не имели.
Располагая более крупными, чем в начале похода, силами, Кортес без особого труда вошел в Теночтитлан и деблокировал гарнизон Альварадо. Однако в скором времени индейцы блокировали захватчиков в занятых ими строениях, перекрыв к тому же подвоз продовольствия. Атаки продолжались практически ежедневно, и испанцы начали нести ощутимые потери, к которым прибавился голод. Находясь в осаде, Кортес вновь решил прибегнуть к помощи своего знатного пленника: он убедил Монтесуму выступить перед своими подданными и убедить их прекратить борьбу. Правитель ацтеков вышел в парадном одеянии на крышу здания и начал увещевать жителей и воинов остановить штурм и позволить пришельцам покинуть город. Его речь была встречена ливнем камней и стрел. Получив смертельное ранение, Монтесума через некоторое время скончался. Вместе с ним закончились попытки договориться с индейцами мирно.
Силы осаждающих увеличивались, положение осажденных в императорском дворце ухудшалось. Заканчивалось не только продовольствие, но и запасы пороха. В начале июля Кортес принимает нелегкое решение идти на прорыв из города. Из всех награбленных сокровищ он выделил обязательную к транспортировке королевскую долю, остальным же разрешил взять столько золота, сколько смогут. Опытные вояки прихватывали драгоценные камни, тогда как новички, бывшие солдаты Нарваэса, отягощали себя большим количеством желтого металла. Впоследствии это сыграло с ними смертельную шутку.
В глухую полночь, навьючив поклажу на индейцев и немногочисленных лошадей, отряд Кортеса пошел на прорыв. Однако шум походной колонны услышали часовые, и вскоре она была атакована многочисленными силами. Переносной мост, собранный для удобства форсирования каналов, опрокинулся, и многие из отступавших оказались в воде. Тяжесть только что обретенного богатства тянула своих новоиспеченных хозяев вниз, и многие попросту утонули. В сумятице ацтекам удалось взять некоторое количество пленных. С большим трудом испанцы и их союзники достигли берега озера Тескоко. В эту ночь, получившую впоследствии поэтическое название «Ночь печали», они понесли большие потери.

В последующие дни конкистадоры подверглись новым атакам и в конце концов отступили в союзную Тласкалу. В ночь печали и в последующие дни Кортес лишился почти 900 испанцев и около 1,5 тысяч союзников-индейцев. Захваченные в плен были принесены в жертву, как и несколько лошадей. У союзников Кортесу удалось привести в порядок свое потрепанное воинство и приступить к осуществлению реванша.
Осада и гибель Теночтитлана
Предводитель конкистадоров, несмотря на нелегкое положение и потери, со всей энергией начал готовить захват столицы ацтеков. Уговорами, обещаниями, подарками он смог склонить на свою сторону ряд индейских племен. Его соратники смогли перехватить несколько кораблей с подкреплениями и припасами, посланных губернатором Кубы на помощь отряду Нарваэса, о судьбе которого тот не имел ни малейшего представления. Понимая, что атаковать Теночтитлан только с суши будет дорого и не продуктивно, Кортес приказал находящемуся в его войске корабельному мастеру Мартину Лопесу построить 13 небольших разборных бригантин для действий на озере Тескоко.
Готовились к битве и ацтеки. После гибели Монтесумы верховная власть перешла к его брату, Куитлауаку, однако он вскоре скончался от оспы, и командование взял на себя его племянник, талантливый и смелый полководец Куаутемок. Он прилагал большие усилия, чтобы укрепить город и повысить боеспособность все еще многочисленного ацтекского войска.
28 декабря 1521 г. войска Кортеса выступили в поход на Теночтитлан. В его распоряжении было около 600 испанцев (из них 40 всадников и около 80 аркебузиров и арбалетчиков) и более 15 тысяч воинов союзных индейских племен. Достигнув лояльного ацтекам города Тескоко недалеко от одноименного озера, Кортес решил оборудовать тут свою штаб-квартиру. Здесь планировалось осуществить сборку построенных испанцами речных судов, для чего потребовалось прорыть канал в озеро Тескоко. На эту трудоемкую операцию ушло всего лишь несколько месяцев – рабочей силы у испанцев было в избытке. Кортес направил Куаутемоку послание, предлагая ему мир и власть над его государством в обмен на присягу испанскому королю. Зная, чем кончил не в меру доверчивый дядя, молодой правитель торжественно поклялся, что любой попавший в плен испанец будет в обязательном порядке принесен в жертву. Договориться не удалось, и вскоре боевые действия возобновились.
28 апреля 1521 г. испанцы вывели в озеро свои первые три судна, на каждом из которых была размещена пушка. 22 мая испанские и индейские войска блокировали все три дамбы, соединяющие Теночтитлан с берегом. Так началась трехмесячная осада города. Большое содействие союзникам оказывали предусмотрительно построенные бригантины, регулярно обстреливающие позиции ацтеков. Начатые штурмовые атаки, несмотря на достигнутый первоначальный успех, не привели к желаемым результатам – попытки закрепиться в городских кварталах раз за разом проваливались. Куаутемоку удалось хорошо укрепить свою столицу.
И все же стратегическое положение ацтеков ухудшалось. Видя их незавидное состояние, на сторону противника начали переходить прежние союзники. Теночтитлан оказался полностью блокирован, и в него прекратился подвоз продовольствия. В довершение всего по приказу Кортеса был разрушен акведук, снабжающий остров питьевой водой, которую осажденным пришлось добывать из колодцев. Одна из атак испанцев закончилась окружением и разгромом штурмовой колонны – 60 пленных были торжественно принесены в жертву на вершине Большого Храма, возвышающегося в центре города. Это тактическое поражение врага подбодрило защитников и заронило сомнения у союзников конкистадоров.
Тогда Кортес решил изменить тактику – вместо лобовых атак и попыток прорваться в центр города он начал планомерно прогрызать оборону. Захваченные здания разрушались, а городские каналы засыпались. Таким образом, получалось больше свободного пространства, удобного для действий артиллерии и кавалерии. Очередная попытка переговоров была с презрением отвергнута Куаутемоком, и 13 августа союзники пошли на общий штурм. Силы защитников к этому времени были подорваны голодом и прогрессирующими болезнями, и все же они оказали серьезное сопротивление.
О последних часах Теночтитлана имеются противоречивые сведения. Так, согласно одной из легенд, последний очаг сопротивления находился на вершине Большого Храма, где после беспощадной схватки испанцам удалось водрузить королевское знамя. С одной из бригантин были замечены четыре больших пироги, пытавшихся перейти озеро – корабль погнался за ними и захватил их. На одной из пирог находился Куаутемок, который предложил себя в заложники в обмен на неприкосновенность своих близких и спутников. Его отправили к Кортесу, который встретил пленного правителя с подчеркнутой вежливостью. В самом городе продолжалась резня, которая начала стихать лишь к вечеру. Потом победители «милостиво» разрешили оставить уцелевшим жителям свой город, превращенный в руины. Куаутемока впоследствии подвергли допросу и пыткам в надежде получить сведения о золоте – испанцы взяли куда более скромную добычу, чем ожидали. Не сказав ничего, последний правитель ацтеков был казнен, вместе с ним умерла тайна спрятанного по его приказу золота. Это не спасло ацтеков от колонизации. Как, впрочем, индейское золото впоследствии не только не спасло от краха испанскую колониальную империю, но и стало одной из причин упадка Испании.>Ацтеки. Город смерти Теночтитлан

Империя ацтеков

Теночтитлан существовал всего два столетия — мелочи в масштабах столичного города. Основанный примерно в 1325 году на острове посреди солёного озера Тескоко, он пал в 1521 году под натиском Эрнана Кортеса и его головорезов.

Столица ацтеков была названа в честь вождя Теноча: он как честный человек посудил, что раз сам основал город, то и назвать должен именем себя. Существуют, конечно, альтернативные версии о переводе. Так, по одной из них, Теночтитлан означает «город, на камнях которого в изобилии растут туны» (священные плоды), по другой — «сердце земли».

Древние ацтеки были охотниками-кочевниками. Чтобы выбрать место для столицы, индейцы 260 лет из края в край бродили по южным землям Северной Америки. И не просто так. По преданию, бог солнца и войны Уицилопочтли завещал основать город там, где ацтеки увидят сидящего на кактусе орла с добычей в когтях. Кстати, этот образ сегодня — на флаге Мексики. Бог сказал — делать нечего, надо искать. И вот, в первой четверти XIV века индейцам повезло — они нашли такое место: и с орлом, и с кактусами, и с жертвой.

Завоевание Мексики Кортесом. (wikipedia.org)

По другой, менее романтичной версии, к моменту, когда ацтеки пришли в долину современного Мехико, вся территория была поделена между местными племенами. Отдавать хороший кусок пришельцам никто не хотел, а вот выделить необитаемый остров на озере Тескоко, где водилось много змей, — это пожалуйста, милости просим. Местные ожидали, что чужакам придётся несладко. Однако не знали они, что змеи были обязательным элементом рациона ацтеков. Индейцы были счастливы.

Озеро Тескоко, на берегу которого появился Теночтитлан, было богато рыбой и водоплавающей птицей, здесь водилось много дичи. Хороший климат, еда в достатке — город разрастался быстро. Уже через 100 лет после основания в столице жило порядка 100 тыс. человек. К 1500 году это был самый большой город на Земле. Кстати, и сегодня Мехико — один из самых густонаселенных городов мира.

План Теночтитлана. (wikipedia.org)

В городе занимались земледелием. Ацтеки создавали искусственные острова, на которых выращивали овощи, пряности и цветы. Теночтитлан делился на четыре района, в каждом из которых имелся свой храмовый комплекс, а в центре города располагался гигантский ритуальный центр с множеством алтарей, над которыми возвышался 45-метровый Великий храм. Это был «город в городе»: на территорию, окруженную высокой стеной, заходили только для совершения особых ритуалов.

Все монументальные постройки ацтекские строители, учитывая рыхлость грунта, возводили на длинных, тонких и упругих сваях. Передвигаться внутри города нередко приходилось по воде. Одним словом, Венеция по-мексикански.

Сцена ритуального каннибализма. (wikipedia.org)

В ту пору были очень популярны жертвоприношения. Нужен дождь — принеси жертву, хочешь детей — принеси жертву, как разбогатеть — ну, вы поняли. И так во всем. Ацтеки практиковали это с особым размахом. Каждый праздник (в священном календаре их было почти два десятка) они складывали человеческие трупы на алтарь в знак великого почтения к богам.

Обычно жертву приводили на верхнюю площадку огромной пирамиды, укладывали на плиту, вспарывали живот, доставали сердце и поднимали вверх, к Солнцу. Затем сердце клали в особый каменный сосуд, а тело сбрасывали на лестницу, откуда его уносили жрецы. Потом от частей тела избавлялись различными способами: внутренности скармливали животным, череп полировали и выставляли на показ, а остальное либо сжигалось, либо разрубалось на мелкие кусочки и предлагалось в качестве подарка важным людям.

Цветочные войны ацтеков. (wikipedia.org)

Если в жертву приносили пленных, то их предварительно могли пытать, накачивать наркотиками — в общем, все, что душе угодно, лишь бы Солнце светило ярче. А специальные набеги для захвата пленников — будущих жертв — назывались очень романтично «цветочными войнами».

Были ли ацтеки каннибалами при этом? Однозначного ответа нет. Одни исследователи говорят, что мясо жертв было частью рациона высших классов в качестве награды, потому что в рационе было мало белка. В одном из писем Кортес, например, говорил, что его солдаты поймали ацтека, поджаривавшего младенца на завтрак.

По другим данным, после жертвоприношения тело отдавали воину, захватившему пленника, и тот, в свою очередь, варил его, затем разрезал и подносил кусочки в дар важным людям в обмен на подарки и рабов. Но это мясо редко употребляли в пищу, так как считали, что в нём не было ценности — его заменяли индейкой или попросту выбрасывали.

Завоевания Кортеса

Пришедшие в XVI веке испанцы были поражены. С одной стороны, их вдохновляли красота и богатство Теночтитлана, с другой, — истории о многочисленных жертвоприношениях холодили кровь. Первая попытка Эрнана Кортеса завоевать столицу была предпринята в 1519 году. Ацтеки дали отпор и выгнали захватчиков. Испанцы ушли, но вернулись через год со свежими силами. На этот раз, прежде чем атаковать столицу, испанские отряды захватили все значительные города ацтеков поблизости.

Осада Теночтитлана продолжалась 70 дней. Главная трудность сражения заключалась в том, что к городу нужно было пробиваться по дамбам, где нельзя было использовать лошадей. Тогда Кортес решил зайти с другой стороны и распорядился разрушить водопровод, снабжавший столицу питьевой водой.

Несмотря на это, ацтеки еще довольно долго сопротивлялись. Затянувшаяся борьба истощала силы обеих сторон. Завоеватели были вымотаны, их союзники из соседних племен начали роптать. Тогда Кортес принял план полного уничтожения города. После упорных боев испанцы прорвались в центр столицы, где сражение переросло в резню. Конкистадоры и их индейские союзники стремились как можно скорее истребить уцелевших обитателей Теночтитлана.

Когда стало понятно, что город сдается, император ацтеков Монтесума II решился на побег. Однако испанцы перехватили его каноэ и взяли правителя в заложники. После того, как они вынудили его рассказать, где спрятаны сокровища, из разрушенного Теночтитлана была выпущены безоружные истощенные ацтеки.

Завоевателям досталось золото, оцененное в сумму около 130 тысяч испанских золотых дукатов. Но … этого оказалось мало. Тогда они начали пытать пленных, требуя рассказать, где находятся сокровища. Больше, однако, им ничего не удалось узанать.

Взяв Теночтитлан, Кортес объявил его владением короля Испании. На руинах индейской столицы был основан город Мехико. На этом закончилась история империи ацтеков.

Теночтитлан

Общие сведения

Название своё город получил в честь легендарного вождя Теноча (отсюда и другое название ацтеков — «теночки»). Есть и другой перевод названия города — «место, где растёт на камне кактус».

Город был столицей ацтекской империи и располагался на острове посреди озера с болотистыми берегами в долине Мехико (долина Анауак). Озеро изобиловало рыбой, водоплавающей птицей. В приозёрных лесах водилось много дичи.

С берегом город связывали 3 широкие дороги-дамбы по числу городских ворот: на север в Тепейакак, на юг в Истапалапу и в Койоакан, на запад в Тлакопан и в Чапультепек. «Ясно видны были три дамбы, ведущие в Мексику, с их перерывами и мостами- через Истапалапан, по которой мы четыре дня тому назад вступили в столицу, через Тлакопу, по которой нам суждено было через целых 6 месяцев спасаться ночной порой, и через Тепеакилу» — . От западного берега Тескоко город находился на расстоянии около 1 км. А с востока для защиты от наводнений была построена каменная плотина (Истапалапская дорога).

Сама долина, в которой находилось озеро Тескоко, представляет собой обширную овальную выемку 112 километров длины и 64 километров ширины. В южной её части находится столица страны Мексики — город Мехико, построенный в XVI веке испанскими конкистадорами на развалинах ацтекского Теночтитлана. Высокие горные цепи окружают долину почти со всех сторон. А на юго-востоке её, словно два гигантских недремлющих стража, возвышаются вулканы — покрытый вечными снегами Попокатепетль («Дымящая гора») и его спутница Ицтаксиуатль («Спящая женщина»). Есть здесь и другие вулканы — помельче. Часть из них — постоянно действующие. Другие же молчат уже многие столетия, по крайней мере, на протяжении всей письменной истории Мексики.

Ко времени испанского завоевания этот город был лучше организован и больше по своим размерам, чем любой Европейский город того времени. Например, в Лондоне (в то время) проживало более чем в 4 раза меньшее количество людей. Теночтитлан превратился в огромный мегаполис со 150-200 тысячным населением (а по оценкам некоторых специалистов — 250 тысяч). Площадь города по некоторым оценкам достигала 12 км2.

Теночтитлан делился на 4 квартала: Теопан, Мойотлан, Куэпопан и Астакалько; а посреди города располагался гигантский ритуальный центр. В каждом из четырёх кварталов имелся свой храмовый комплекс и находилось специальное здание, в котором обитал глава данного района. В Теночтитлане было построено множество зданий — храмов, школ, служебных построек и домов. Все монументальные постройки ацтекские строители, учитывая рыхлость грунта, возводили на длинных, тонких и упругих сваях. Наводнения и оседание грунта влияли на сооружения, которые из-за этого неоднократно перестраивались и ремонтировались.

Передвигаться внутри города нередко приходилось по воде. Город пересекало 6 основных каналов и множество более мелких. «Всё озеро было, как на ладони; множество лодок сновало туда и сюда, доставляя людей и продукты в любой дом; а над домами повсюду высились, точно крепости, пирамиды храмов с часовнями и башенками на вершине».

Центр города был занят гигантским по размеру ритуальным центром с множеством храмов и алтарей, где надо всеми возвышался 45-метровый Великий храм. Священный центр был окружен защитной стеной, длина которой достигала 500 метров, а сам центр представлял из себя «город в городе» площадью более 1200 м2. Стена называлась Коатепантли («змеиная стена»), названная так из-за выгравированных на ней голов змей, которые составляли внешний орнамент стены. Войти в центр можно было только через ворота — по одному с каждой стороны. Центр использовался для проведения праздников, общих собраний и некоторых ритуалов.

Для снабжения жителей питьевой водой, в городе была построена сеть акведуков, главный из которых брал начало из источника на холме Чапультепек, находящийся на западной стороне озера и доставлялся по дамбе. «Ясно виден был и водопровод Чапультепекский, снабжавший весь город питьевой водой», — писал Берналь Диас.

В Тлателолько (северной части города) располагался главный рынок города, который по описанию испанцев, был очень большой и хорошо организованный, с огромным разнообразием товаров. «Внизу под ними кишел рынок с его многочисленной толпой, и шум его был слышен на далёкую округу. Некоторые из нас, побывавшие в Константинополе и даже исходившие всю Италию, уверяли, что нигде они не встречали столь большого и добро устроенного рынка».

Несмотря на то, что город фактически находился на воде, сельское хозяйство было важной стороной жизни в Теночтитлане. В кодексах ацтеков, а также в испанских хрониках говорится о том, что ацтекские земледельцы создавали полосы плодородной земли, используя ил и водоросли из окрестных болот. Эти искусственно созданные поля, называемые чинампами, разделялись каналами, а их края приходилось укреплять деревянными подпорками или специально посаженными по краям деревьями, чтобы земля не обваливалась обратно в болото. Чинампы были очень плодородными (в некоторых местах с них собирали до семи урожаев в год), а культуры выращенные на них потом свозились на рынок в Теночтитлане, в район под названием Тлателолько.

Правитель Теночтитлана и его знать жили в центре города, вблизи ритуальных сооружений. Дворец правителя был самым удивительным местом в городе.
Остальное же население жило по окраинам города группами, которые назывались кальпулли («группы домов») и состояли из тех, кто выполнял один вид работ и их родственников. Каждый клан селился отдельным жилым массивом, состоявшим из одноэтажных домов. Дома эти были мазанка ми, сделанными из прутьев и ила, либо глинобитными постройками из кирпича. Жилища соединялись в комплекс, в котором проживала обычно семья, включавшая от 2 до 6 малых родственных семей. Каждая женатая пара, как правило, занимала одну постройку из одной-двух комнат или один этаж в двухэтажном доме.
Некоторые дома были всё же очень большими (дома знати), и часто при них были сады — как наземные, так и висячие. В садах имелись фруктовые деревья, участки для пряных трав и бассейны с экзотическими рыбками. Нередко они были построены из камня (известняка).

История

В 1322 году правитель города Кулуакан прогоняет мешиков из своих земель, и они перебираются вглубь озера на болотистые островки. По другой версии, они получают независимость и покидают этот район — Тисапан («у меловой воды»).

Там, на острове озера Тескоко, ацтеки наяву наблюдают древнее про рочество. По легенде, бог солнца Уитцилопоч тли велел им обосноваться там, где они встретят особый знак: держащего змею орла на кактусе. Получив знак свыше, ацтеки решают основать на острове свой город — Теночтитлан. В 1325 году была основана будущая столица ацтекской империи.

В 1337 году к северу от Теночтитлана группой ацтеков, отделившейся от основного племени, основывается город-спутник Тлателолько.

Около 1390 года в центре города был заложен Великий Храм, посвящённый Уитцилопочтли (но, вполне вероятно, он мог быть построен и раньше).

В середине 15 века ацтеки продолжали обустраивать свою столицу и построили через озеро огромную дамбу, которая позволяла сохранять для жителей Теночтитлана пресную воду и защищала город от наводнений. Был построен первый акведук в городе.

В 1473 году Ашайакатль (правитель Теночтитлана) покоряет Тлателолько после того, как правитель этого города Мокиуштли провозглашает свою независимость.

В 1483 году новый правитель ацтеков Тисок Кальчиутлатонак («Продырявленный изумрудами») решает перестроить главный теокалли, посвящённый Уицилопочтли (Великий Храм). Ацтеки делают его ещё выше, величественнее и мощнее. А завершает его перестройку 19 февраля 1487 года новый тлатоани ацтеков — Ауитсотль. Он же был вынужден заняться строительством ирригационных и водосборных сооружений, из-за периодического недостатка пищи и пресной воды в Теночтитлане (население города стремительно росло). Так был построен второй акведук в городе.

Несмотря на наличие дамб, в 1503 году сильные ливневые дожди затопляют город Теночтитлан.

Первыми из европейцев город увидели Эрнан Кортес и его солдаты, вступившие в него 8 ноября 1519 года.

В «ночь печали» с 30 июня на 1 июля 1520 года (по данным Гомара; по Диасу это произошло в ночь на 11 июня) Кортес вынужден был бежать из города, гонимый ацтекским войском.

Но Кортес не намерен был отказаться от своей цели… В первых числах июня 1521 года он блокирует Теночтитлан и начинает штурмовать его.

13 августа 1521 года после 70-ти дневной осады, испанский завоеватель Эрнан Кортес объявил город Теночтитлан владением короля Испании.
Город лежал в развалинах…

Карта города:

Можно посмотреть приблизительное расположение города на карте Мезоамерики. План самого города приведён ниже.


(142,7 Kb)

(144,2 Kb)

(38,3 Kb)

(31,8 Kb)

Достопримечательности Теночтитлана

Великий храм был построен в виде пирамиды, его фасад был обращён на запад, а в высоту он достигал 45 метров. Размеры храма были такими: «Весь храм, как мне кажется, занимал огромную площадь, на которой могло бы поместиться сот пять обычных домов. Всё здание имело форму пирамиды с усечённой вершиной, на которой помещались башенки с идолами; ступени, идущие уступами, не имели перил». Широкая двойная лестница в 114 ступеней вела на самую вершину пирамиды, где на площадке стояли два храма поменьше. Это были храмы двух самых почитаемых ацтеками богов: Уитцилопочтли — бога солнца и войны и Тлалока — бога дождя и воды. «Взобравшись на самый верх, мы увидали площадку с несколькими крупными камнями, на которые кладутся жер твы. Подле стоял громадный истукан, вроде дракона, окружённый столь же отвратительными изваяниями, и весь пол кругом был забрызган, свежей ещё, кровью». Впоследствии каменные блоки храма использовались испанцами для строительства католического Собора — самого крупного на территории американского материка (строительство Собора шло три столетия). При раскопках было найдено множество каменных статуй и масок Тлалока, но ни одного изображения Уитцилопочтли. Из испанских хроник известно, что его изображения делались обычно из особого рода теста и семян, которые давным-давно разложились.

Описание храма: «Середину занимали два алтаря, на которых высились два идола громадных размеров и неуклюжей формы. Один из них представлял бога войны с широким лицом, безобразными свирепыми глазами; в одной руке был лук, в другой, оттопыренной, связка стрел; тело чудовища было опутано какими- то змеями, а подле него изображён малый бес, как бы паж бога войны, державший короткое копьё и богато изукрашенный щит; всё было густо покрыто золотом, драгоценными камнями и жемчугом. На шее главного идола висело несколько человеческих масок, а также сердец из золота и серебра. Перед идолом стояли курительницы с местным ладаном «копалем», на них три сердца только что замученных индейцев. Стены и пол чернели от человеческой крови и распространяли отвратительную вонь».

Храм посвящённый Тлалоку выглядел таким образом: «На самой высшей точке всего храма была ещё и другая капелла, изукрашенная чудной резьбой; там тоже был идол, получеловек полуящерица, наполовину закрытый; эта закрытая часть, говорили нам, изображает землю, произрастительницу всех семян и растений, а само божество — бог плодородия. Но и тут была ужасная вонь от той же ужасной причины — запёкшейся, гниющей крови. Здесь же хранится колоссальный барабан, обтянутый кожей какой-то исполинской змеи; звук этого адского инструмента, слышимый на целую милю, нагоняет несказанную тоску. Тут же помещалось и множество других храмовых принадлежностей — большие и малые трубы, всякие жертвенные ножи из камня, множество обгорелых, сморщенных человеческих сердец».
Всего в столице (по некоторым данным) было около 300 храмов меньшего размера нежели Великий храм.

Ритуальный центр. «Наконец, мы покинули рынок и вошли в громадные дворы, окружавшие главный храм. Каждый из них много больше рынка в Саламанке, окружён двойной стеной, выложен большими гладкими плитами. Всюду величайшая чистота, нигде ни соринки, ни травки», таково первое впечатление о центре оставленное Берналем Диасом. В самом центре было множество громадных дворов: «Вокруг одного из дворов шли жилища «пап» и прочей храмовой челяди, а в особом большом доме находилось множество знатных девушек, живших здесь в строгом затворе вроде монашек, с особым даже своим небольшим храмом…». Существовала данная женская школа (тельпочкалли) при храме бога Уитцилопочтли. Для обучения в школе набирались девочки, достигшие 12-13 лет. Воспитанницы находились в храме в течение всего дня, а на ночь отправлялись домой. Их называли девами покаяния или сёстрами Уитцилопочтли. Они носили белую без украшений одежду, при поступлении в школу коротко отрезали себе волосы, а потом отпускали их. Занятия продолжались ровно год, а потом они могли покинуть школу и выйти замуж, но был и другой вариант — девочки могли давать обет служения на 1-3 года (иногда и на больший срок). В некоторых раннеколониальных источниках хронисты называют их чиуатламакаце («совершенная женщина»).

«Следует упомянуть здесь лишь о небольшом здании в виде башни. Вход в него охранялся двумя разинутыми каменными пастями с огромными клыками, и воистину это был вход в адскую пасть: ибо внутри было множество идолов, а в соседнем помещении много посуды для варки жертвенного мяса, всякие ножи и топоры, точно у мясников. Вблизи же были заготовлены штабели дров, а также водоёмы чудесной чистой воды, прямо из общего городского водопровода».

Главный рынок — тиангис. Территория рынка была окружена аркадами и была способна вместить от 25 до 100 тысяч человек. Он был настолько велик, что шум его был слышен на расстоянии пяти километров. Этот рынок был открыт каждый день (другие действующие в городе рынки были открыты для торговли раз в пять дней). Каждый вид торговли имел своё собственное место, а наиболее объёмные товары (например, камень, доски, брусья и т.п.) располагались ещё и на трёх главных магистралях (продолжениях дамб). Все товары тщательно проверялись. Денег у ацтеков не было; люди обменивались между собой своими товарами или платили бобами какао, медными топорами или отрезками материи. За порядком на рынке следили государственные служащие и судьи, которые решали все возникающие споры, кроме них на рынке, на всякий случай, находились и врачи.

Дамбы. Высота дамб в общем достигала «30 и более шагов» и сооружались они из «дерева и земли». Дамбы возводились постепенно, учитывая подъём уровня воды в озере, чтобы решить проблему затопления жилищ и чинамп. В основном дамбы служили для передвижения по ним. В нескольких местах они прерывались протоками, которые обеспечивали свободный переток воды из одной части озера в другую и проход для лодок. Дамба по которой Кортес вошёл в город по его описаниям составляла в длину более 9 километров, а в ширину две длины копья, так что восемь всадников могли ехать рядом. На этой дамбе располагались 3 города, в каждом из которых было от трёх до шести тысяч домов, а его жители занимались соляной торговлей. Вход в Теночтитлан с этой дамбы перекрывал мост в десять шагов шириной, со съёмными несущими балками.

Акведук. Для снабжения города водой, по дамбе было проложено два канала, вымощенные известняком и имевшие в ширину два шага и в глубину два стадия — по описаниям Кортеса. «Толщина струи» (потока воды) была размером с человеческое тело. Каналы функционировали поочерёдно. Когда один из них перекрывали для очистки, то по другому вода продолжала поступать в город. Сам канал доходил до самого центра и имел множество ответвлений в разные концы города и даже в отдельные дома, а все жители пользовались водой из него. Всего в городе было 3 акведука.

Дворец тлатоани. Дворцовый комплекс состоял из нескольких десятков каменных одноэтажных зданий. В нём имелись также комнаты для заседаний совета и суда, помимо жилых помещений самого тлатоани, его жён и личных слуг. Во дворце размещалась и имперская гвардия, сильно напоминавшая двор, поскольку в неё входили вся наиболее родовитая знать страны. Всего по словам очевидцев дворец насчитывал около 300 комнат. Комплекс представлял собой совокупность внутренних и внешних дворов и двориков, а также помещений различного назначения. По одному из описаний, это сооружение имело 20 входов, по которым можно было выйти за пределы дворцового комплекса на прилегающие к дворцовым постройкам территории. Испанцы писали, что не зная расположения помещений, в этом дворце можно было легко заблудится. Все помещения комплекса так или иначе соединялись выходами в несколько патио (внутренние дворики, открытые помещения). В одном из патио находился выход водопровода, откуда вода поступала по скрытым каналам в другие части дома.
Весь дворец-комплекс тлатоани располагался за пределами ритуального центра. При нём находился арсенал, ткацкая мастерская, где женщины ткали материи специально для правителя, и мастерские где трудились гончары, мастера по металлу, ювелиры и другие ремесленники. Имелся также вольер, где содержались все мыслимые виды птиц со всех концов империи. За одними только птицами ухаживали три сотни слуг. Существовал даже орнитологический госпиталь для больных птиц. Наряду с диковинными птицамии зверями во дворце содержались и диковинные люди: карлики и всякие уродцы. Весь дворцовый ансамбль был окружён густыми садами и цветниками. Дворцовые парки были самыми удивительными и великолепными во всём мире в ту эпоху.

Дворец Ашайакатля. Здание выходило своей тыльной частью на Великий храм, а от дворца тлатоани было отделено только вольерами для птиц и храмом Тецкатлипоки. Дворец был огромен и являлся наполовину сокровищницей, а наполовину — храмом (ранее он использовался как закрытая обитель для жриц). Во дворце было множество залов, в которых могли разместиться до полторы сотен человек. Одна из зал была замурована непосредственно перед приходом испанцев (которых разместили в этом дворце). Однако люди Кортеса заметили заложенную кирпичом дверь и, взломав её, увидели несколько комнат, набитых ценностями, собранными отцом Монтесумы II за двенадцать лет его правления, — идолы, изделия из перьев, украшения, драгоценные камни, серебро и огромное количество золота: «Зрелище всего этого богатства ошеломило нас. Будучи в то время юношей и никогда прежде не видя подобных богатств, я был убеждён, что нигде в мире больше не может существовать такого хранилища».

Цомпантли. Недалеко от главных ворот Великого храма был расположен цомпантли. Выглядел он в форме амфитеатра, в котором черепа были установлены рядами между камнями, зубами наружу. В конце цомпантли стояли две башни, построенные из строительного раствора и черепов. Сверху было воткнуто более 70-ти высоких шестов со штырями, на которые были нанизаны через виски по пять черепов. Всего испанцы насчитали там 136000 черепов.

  • — «Теночтитлан в фотографиях».
  • — «Теночтитлан: некоторые сведения о городе».
  • — «Империя ацтеков: история цивилизации».

— здесь и далее курсивом выделены слова очевидца великолепия Теночтитлана того времени, участника завоевания Мексики Кортесом — Берналя Диаса дель Кастильо (1495-1580).

Использовались материалы:
— «Города майя и ацтеков», А.М. Веретенников — М.: Вече, 2003;
— » Конкистадоры. История испанских завоеваний XV-XVI веков», Хэммонд Иннес — М.: Центрполиграф, 2002, пер. с англ. Лисова Н.И.

27.1. Золото Кортеса

О пропавшем золоте и драгоценностях ацтеков сложено много легенд. До сего дня некоторые энтузиасты пытаются разыскать утраченное «золото Кортеса». Снимаются красочные кинофильмы, где восторженно повествуется о несметных сокровищах ацтеков, обнаруженных Кортесом, но потом потерянных и, вероятно, где-то надежно спрятанных ацтеками в дни временного отступления конкистадоров из Мешико. Об этой истории повествуют как Берналь Диас, так и другие авторы.

Началось с того, что местный касик — казак? — Олинтетль «рассказал об огромное количестве золота, серебра и драгоценных камней — chalchiuis и других богатствах, которые были у Мотекусомы. Немало мы дивились этим рассказам» , с. 80.

Когда Кортес вошел в Мешико и пленил Мотекухсому, он потребовал «отдать ему все золото из сокровищницы Теночтитлана. „И привел их Мотекухсома, — повествует безымянный индейский автор, — в зал, называемый Теухкалько, где находились пышные головные уборы из перьев и множество других вещей из золота, перьев и драгоценных камней.

Тогда начали испанцы вытаскивать золото из перьев, круглых щитов и иных украшений… а золото переплавили в слитки“…

Пока во дворце Мотекухсомы шел этот дикий грабеж, другие конкистадоры случайно обнаружили… тайник с сокровищами предыдущих правителей ацтеков, замурованный в стену. ЗОЛОТА В НЕМ ОКАЗАЛОСЬ ТАК МНОГО, что любой оборванец из армии Кортеса мог теперь чувствовать себя богачом. ТРИ ДНЯ И ТРИ НОЧИ, по словам Берналя Диаса, перетаскивали испанцы в центральный зал дворца Ашайякатли награбленные ценности. Непрерывно горели жаровни и костры… Тончайшие украшения, амулеты, фигурки людей и богов… превращались в безликие слитки металла (см. рис. 8.175 — Авт.)…

Рис. 8.175. «Конкистадоры переплавляют золотые изделия в слитки (с рисунка из „Флорентийского Кодекса“, XVI век)» , с. 165.

Из одного только Тескоко предводителю конкистадоров доставили целый сундук золота… Он потребовал от жителей города собрать еще один сундук с драгоценностями…

Золота, добытого в виде дани в подвластных ацтекам провинциях и хранившегося в царских сокровищницах, ОКАЗАЛОСЬ ТАК МНОГО, что только пятая часть этих богатств, отчисляемая в пользу испанского короля, составила свыше 324 000 золотых песо. Три большие груды золотых слитков возвышались посреди дворца Ашайякатля, возбуждая беспокойство и разжигая алчность конкистадоров… Начались споры о немедленном разделе награбленных сокровищ» , с. 42–43.

И далее: «Также Кортес сообщал Карлу V, что в Мешико-Теночтитлане ВО ДВОРЦАХ СКРЫТЫ ОГРОМНЫЕ СОКРОВИЩА, и что Мотекусоме II подчинены все местные племена и народы» , с. 348.

Берналь Диас добавляет следующие штрихи к «золотой теме»: «Мотекусома пригласил к себе Кортеса, наших капитанов и кое-кого из нас, солдат… и держал… речь: „Сеньор Малинче. Я давно уже должник вашего великого короля… Примите посему сие ЗОЛОТО В КАЧЕСТВЕ ДАНИ, а недостаточность его извините кратковременностью сбора… Через какой-нибудь час началась уже сдача великого клада. СОКРОВИЩ БЫЛО ТАК МНОГО, ЧТО НА ИХ ИЗВЛЕЧЕНИЕ И ПРОСМОТР ПОНАДОБИЛОСЬ ТРИ ДНЯ!.. Клад этот, нагроможденный в три большие кучи, представлял ценность в 600 000 с лишком песо, причем серебро и иные драгоценности — не золото, НЕ ПРИНИМАЛИСЬ ВО ВНИМАНИЕ. НЕ ВКЛЮЧЕНО БЫЛО ТАКЖЕ И ТО ЗОЛОТО, КОТОРОЕ ОКАЗАЛОСЬ НЕ В ИЗДЕЛИЯХ, А В ВИДЕ ЗОЛОТЫХ САМОРОДКОВ, СЛИТКОВ И ПЕСКА. Впрочем, вся масса целиком была перелита в золотые широкие бруски, величиной в три пальца… Замечательные самоцветы, роскошно украшенные луки, множество вышивок из жемчуга и перьев“» , с. 164–165.

Мы видим, что казаки Ермака, пораженные богатством золотых кладовых ацтеков, на первых порах вообще игнорировали «вульгарное золото» в виде самородков и слитков. Их более привлекало золото, обработанное в виде роскошных украшений. Хотя потом, поразмыслив, перелили в слитки все, что нашли. Надо думать, в том числе и «некрасивые» самородки.

Однако вскоре в Мешико вспыхнуло восстание ацтеков, см. выше. Ермаку-Кортесу пришлось временно покинуть столицу. Отступление конкистадоров-казаков происходило в обстановке яростных стычек.

«Кортес решил, наконец, вырваться из города… Пронесся слух, что Кортес снова раздает сокровища Мотекухсомы, и конкистадоры устремились в центральные покои дворца. На этот раз слух оказался верным. ЗОЛОТА БЫЛО ТАК МНОГО, ЧТО ЕГО ПРОСТО НЕ ПРЕДСТАВЛЯЛОСЬ ВОЗМОЖНЫМ УНЕСТИ. Поэтому Кортес, погрузив вьюки со своей и королевской долей сокровищ на уцелевших лошадей, милостиво разрешил подчиненным брать из оставшегося кто сколько захочет. И вот в колеблющемся свете факелов у сверкающей груды золотых слитков началась настоящая схватка… Обвешивались золотыми цепями и ожерельями, запихивали золотые слитки за пазуху, в сумки и сапоги» , с. 59–60.

ОДНАКО ВЗЯТЬ С СОБОЙ УДАЛОСЬ ЛИШЬ МАЛУЮ ЧАСТЬ СОКРОВИЩ АЦТЕКОВ. Основная часть золотых груд была брошена. Некоторые хронисты считали, что Кортесу удалось сохранить хотя бы ту часть сокровищ, которая была нагружена на вьючных животных и вывезена из царского дворца. «Правда, впоследствии он написал королю, что в роковую „Ночь печали“ В ВОДАХ ОЗЕРА ТЕСКОКО ПОГИБЛИ ВСЕ СОКРОВИЩА МОТЕКУХСОМЫ, ВКЛЮЧАЯ И КОРОЛЕВСКУЮ „ПЯТИНУ“» , с. 62.

Слухи вокруг золота ацтеков роились и множились. «По самым оптимистичным подсчетам общий объем добычи, захваченной в городе, составлял не более 130 тыс. золотых кастельянос. Это была примерно пятая часть того, что испанцы нашли в 1519 г. в тайниках дворца Мотекухсомы и растеряли затем во время своего панического бегства в роковую „Ночь печали“. По договору, именно эту сумму Кортес должен был отослать в Мадрид Карлу V (как мы понимаем, не в Мадрид, а в Москву, хану Ивану Грозному = Карлу V — Авт.)… Но когда испанский КОРАБЛЬ, НАГРУЖЕННЫЙ ЗОЛОТОМ, приблизился к европейским берегам, на него напали французы. И обладателем диковинных заморских сокровищ неожиданно стал вместо Карла V Франциск I (см. рис. 8.176 — Авт.). Золото и драгоценные камни… так и не попали тогда в руки САМОГО МОГУЩЕСТВЕННОГО МОНАРХА Европы» , с. 87.

Рис. 8.176. Франциск I. Считается королем Франции. Как мы понимаем, он был одним из имперских «монгольских» наместников Ивана Грозного = Карла V. Во второй половине XVI века Франциск I представлял Империю на территории будущей независимой Франции. Вышел из подчинения метрополии, поэтому и украл у Ивана Грозного испанский = османский корабль с золотом, направленным Ермаком-Кортесом в Москву. Взято из , с. 265.

Картина вполне ясна. Все эти события разворачивались уже в эпоху начавшейся Реформации, когда Западная Европа начала попытки освободиться из-под власти Руси-Орды и Османии-Атамании. Как мы видим, один из «монгольских» имперских наместников, именуемый сегодня «французом» Франциском I, нарушил ханский устав, подданические обязательства, фактически вышел из подчинения метрополии и демонстративно присвоил себе сокровища, предназначенные для императора-хана Ивана Грозного = Навуходоносора = Карла V. Кстати, любопытна реакция царя-хана на этот демарш «французского короля». Берналь Диас сообщает, что Карл V, «конечно, очень опечалился потерей золота, но утешился тем, что французский король таким образом узнал о великих доходах из колоний» , с. 265.

Вернемся к Кортесу-Ермаку. Конкистадоры в Мексике, победив, наконец, мешиков-ацтеков, бросились на ПОИСКИ ЗОЛОТА. Но его нигде не было. «Среди солдат Кортеса росло недовольство. Разочарованные и озлобленные конкистадоры ломали голову, куда могли деться те ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ГРУДЫ ЗОЛОТА, которые они не унесли из столичных дворцов в 1519 году. И вдруг кто-то вспомнил об угрозе молодого ацтекского правителя, высказанной им испанским послам в разгар осады Теночтитлана.

„Передайте Кортесу, — заявил тогда Куаутемок (см. рис. 8.177 — Авт.), — первое, что мы сделаем, — это БРОСИМ ВСЕ НАШИ СОКРОВИЩА В ВОДЫ ОЗЕРА, ГДЕ ВЫ ИХ НИКОГДА НЕ НАЙДЕТЕ, потому что мы не хотим, чтобы вы после нашей смерти наслаждались нашими богатствами“.

Рис. 8.177. Молодой ацтекский правитель Куаутемок, сменивший Мотекухсому. С портрета якобы XVI века. Взято из , с. 212.

Над головой Куаутемока стали сгущаться тучи. Раздавались возмущенные голоса и в адрес самого Кортеса… Наконец, наступил момент, когда королевский казначей Альдерете открыто обвинил Кортеса в том, что тот вступил в сговор с Куаутемоком и присвоил себе все СПРЯТАННЫЕ СОКРОВИЩА АЦТЕКОВ. Одновременно кто-то подбил раздраженную солдатскую массу схватить Куаутемока и хотя бы с помощью пытки вырвать у него ТАЙНУ ПРОПАВШЕГО КЛАДА» , с. 87–88.

На рис. 8.178—8.180 приведены старинные изображения пыток, при помощи которых конкистадоры безуспешно старались вырвать у пленных мешиков тайну спрятанного ими золотого клада. На рис. 8.178 и 8.179 показаны истязания царя Куаутемока. Кстати, на рис. 8.180 слева вверху изображены сам Кортес и донья Марина, наблюдающие за пытками индейцев.

Рис. 8.178. Испанцы = османы пытками вымогают у Куаутемока спрятанные ценности. Со старинной гравюры. Взято из , с. 259.

Рис. 8.179. «Конкистадоры пытают правителя Мешико Куаутемока и его двоюродного брата Тетлепанкецальцина — правителя Тлакопана (со старинного рисунка)». Взято из , с. 260.

Рис. 8.180. Слева: «Кортес, донья Марина, скованные цепью пленные индейские вожди, которых по одному конкистадоры травят собаками». Справа: «Избиение пленных индейцев… внизу — истязание Текуичпо — жены Куаутемока (с индейских рисунков, XVI век)» , с. 261.

«Куаутемок еще раз подтвердил, что большую часть золота незадолго до конца осады ацтеки утопили в водах озера Тескоко, но все попытки лучших испанских ныряльщиков найти этот клад ни к чему не привели.

Зато поиски другой группы испанцев, несколько дней копавшихся в обгоревших развалинах дворца Куаутемока и в саду частично увенчались успехом. Из-под земли был извлечен на поверхность огромный диск с изображением солнца, отлитый из червонного золота.

ОСНОВНАЯ ЖЕ ЧАСТЬ АЦТЕКСКИХ СОКРОВИЩ БЕССЛЕДНО ИСЧЕЗЛА, И ТАЙНА ИХ НЕ РАСКРЫТА ДО СИХ ПОР» , с. 88–89.

В хронике Берналя Диаса есть целый раздел, названный позднейшими комментаторами «Охотой за золотом». Летописец, в частности, говорит: «Давно уж Кортес слышал, что страны Гондурас и Игуэрас преизобилуют золотом и серебром. Иногда моряки, побывавшие там, рассказывали прямо чудеса: например, что индейцы тамошних мест при рыбной ловле употребляют грузила из чистого золота!..

Многих мы забрали в плен, но сокровищ никаких не нашли» , с. 277, 281.

Посмотрим теперь, что рассказывают обо этом громадном золотом кладе американских ацтеков = остяков русские источники.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Эрнан Кортес
(1485 — 1547)
Испанский конкистадор. В 1504 — 1519 годах служил на Кубе. В 1519 — 7527 годы возглавил завоевательный поход в Мексику, приведший к установлению испанского господства. В 1522 — 1528 годах — губернатор, а в 1529 — 1540-х — капитан Новой Испании (Мексики). В 1524 году в поисках морского прохода из Тихого океана в Атлантический пересек Центральную Америку. В последние годы жизни проявил себя как талантливый колонизатор.
Двое знаменитых конкистадоров были родом из испанской провинции Эс-тремадура Эрнан Кортес появился на свет в городке Медельин, Франсиско Писарро — в Трухильо Между ними существовала и родственная связь: Кортес был сыном Мартина Кортеса де Монро и донны Каталины Писарро Аль-тамарино. Кортес, Монро, Писарро, Альтамарино — древние знатные фамилии, отец и мать Кортеса принадлежали к сословию идальго В соответствии с испанским обычаем полное имя будущего завоевателя было Эрнан Кортес-и-Писарро
Кортеса и Писарро отличали незаурядная смелость, оба были прирожденными лидерами, искателями приключений. Более того, оба набирали своих лучших людей именно в Эстремадуре, суровой, высокогорной стране.
Отец Эрнана Кортеса прочил единственному сыну карьеру юриста. В четырнадцать лет юношу отправили в университет города Саламанки. Однако через два года Эрнан вернулся домой.
Хронист Берналь Диас писал о Кортесе: «Он был хорошим латинистом и, беседуя с учеными людьми, говорил с ними на этом языке По-видимому, он даже доктор права. Он также немного был поэтом и сочинял прелестные стихи, и то, что он писал, было весьма достойным».
После ухода из университета Кортес проводил свои дни в праздности. Он был слишком своевольным, чтобы позволить другим руководить собой Пылкий и резкий юноша уже тогда подумывал о карьере военного Однако он еще на два года задержался в Севилье.
В 1504 году девятнадцатилетний Кортес отправился на остров Эспаньолу. Здесь, на Гаити, Кортес обратился в Санто-Доминго с ходатайством о предоставлении ему права гражданства и о выделении земли По прибытии в Новый Свет он не имел намерения обосноваться здесь, однако в силу обстоятельств был вынужден попытать счастья в качестве муниципального чиновника и землевладельца. Губернатор Овандо выделил ему землю и индейцев для работ. Кроме того, Кортесу, как юристу, дали должность секретаря в совете вновь основанного города Асуа, где он прожил шесть лет. Однако Эрнан не отказался от своей склонности к приключениям и участвовал в боевых действиях против восставших индейцев.
В 1511 году Диего де Веласкес начал завоевание Кубы. Кортес, отказавшись от своих владений, сменил спокойное существование землевладельца на полную приключений жизнь конкистадора Во время кубинского похода он благодаря своей открытой, жизнерадостной натуре и мужеству приобрел немало друзей. Кортес находился в фаворе у вновь назначенного губернатора Велас-кеса и даже стал личным секретарем своего покровителя. Он поселился в первом испанском городе на Кубе, в Сантьяго-де-Барракоа, где дважды избирался алькальдом (городским судьей).
Он достиг успехов и как землевладелец, занявшись разведением овец, лошадей, крупного рогатого скота. В последующие годы он полностью посвятил себя обустройству своих поместий и с помощью выделенных ему индейцев добыл в горах и реках большое количество золота.
Изменения произошли и в его личной жизни; в Сантьяго, в присутствии губернатора, Кортес отпраздновал свою свадьбу с Каталиной Суарес, происходившей из мелкопоместного дворянства Гранады.
За годы, проведенные на Кубе, Кортес многому научился. Он понял, что продажное испанское чиновничество играет главную роль в карьере колониста. О любезности и дипломатической ловкости будущего завоевателя говорит то обстоятельство, что, несмотря на случавшиеся время от времени любовные интрижки и другие эскапады, приводившие к стычкам с Веласкесом, он продолжал пользоваться благосклонностью своенравного наместника.
Веласкес назначил Кортеса главнокомандующим экспедиции в Центральную Америку. Эрнан без промедления приступил к снаряжению флота. Он заложил свои имения, занял деньги у нескольких богатых граждан Сантьяго, а когда его кредит был исчерпан, использовал кредиты, предоставленные его Друзьям. Репутация Кортеса, а также весть о богатстве вновь открытых стран заставили многих искателей приключений поспешить под его знамена. Было снаряжено шесть кораблей, более трехсот человек вызвалось принять участие в экспедиции.
Однако Веласкес хотел ограничить размеры экспедиции небольшим количеством участников и кораблей, а цели ее — продолжением открытий, чтобы затем самому приступить к колонизации страны. Размах приготовлений вызвал недовольство губернатора, и он отстранил Кортеса от командования экспедицией.
Кортес в этой непростой для него ситуации проявил способность быстро принимать решения, что впоследствии не раз спасало экспедицию от верной гибели. Несмотря на то что экипаж не был полностью укомплектован, а корабли недостаточно оснащены, Эрнан Кортес тайно отдал приказ поднимать паруса В полночь небольшая флотилия снялась с якоря. Кортес рисковал головой, лишь успех экспедиции мог спасти его.
18 ноября флот двинулся в Макаку, небольшой порт примерно в 80 километрах западнее Сантьяго. Здесь участники экспедиции считали себя недосягаемыми для погони наместника. В Тринидаде Кортес пополнил запасы и приказал поднять свой штандарт черного бархата, на котором были изображены красный крест, окруженный белыми и синими языками пламени, и надпись на латинском «С этим знаком побеждаю». Под командованием Кортеса уже находились знатные и известные идальго, поэтому к экспедиции присоединялись все новые и новые люди. В конце концов в завоевании Мексики приняло участие около 2000 испанцев. С этим отрядом Кортес отправился в самый рискованный и трудный военный поход своего века.
10 февраля 1519 года эскадра взяла курс на мыс Сан-Антонио, выбранный в качестве места сбора. Экспедиция состояла из 11 старых судов. 18 февраля был взят курс на Юкатан. Солдат Берналь Диас дель Кастильо, описавший поход завоевателей, сообщал о своем 34-летнем главнокомандующем: «Что же касается внешности Кортеса, то он был привлекательным, статным и сильным. Лицо его имело пепельно-серый оттенок; оно было бы красивее, будь немного длиннее… Выражение лица едва ли свидетельствовало о веселом нраве. Его взгляд был большей частью серьезным, но он мог, когда хотел, придавать своим глазам большую любезность… Он был превосходным наездником, искусным в обращении с любым оружием, в сражении как в пешем, так и в конном строю, и, что самое главное, он обладал мужеством, которое не останавливалось ни перед чем. . Если Кортесом овладевала идея, то его уже невозможно было заставить отказаться от нее, в особенности в делах военных…»
Таков был человек, которому вверили себя испанские рыцари и которому довелось стать их предводителем в величайшей авантюре, о какой они не мечтали и в самых смелых своих фантазиях.
Флотилия, вышедшая в море при благоприятной погоде, затем попала в один из тех мощных ураганов, которые нередки в Карибском море в это время года Ее разметало во все стороны, и Кортес на своем флагманском судне «Капитанья» последним пришел к месту сбора — острову Косумель.
Наконец экспедиция достигла устья Рио-Табаско, или Рио-Грихальва, как эта река была названа в честь ее первооткрывателя. Испанцы заняли столицу провинции Табаско и вскоре пожалели, что пустились на подобную авантюру, поскольку к городу подошли многочисленные отряды индейцев.
После долгих раздумий Кортес решился дать противнику бой. Отступление в самом начале похода подорвало бы моральное состояние его людей и вдохновило индейцев. 25 марта 1519 года, в день Благовещения, члены экспедиции прослушали мессу, а затем бросились в бой И хотя испанцам противостояли превосходящие силы аборигенов, они одержали победу. Индейцы, прежде не видевшие лошадей, в паническом страхе обратились в бегство, а всадники, возглавляемые лично Кортесом, с криками «Сантьяго!» устремились вслед за ними. На месте победы впоследствии была сооружена новая столица провинции, названная Санта-Мария-де-ла-Виктория.
Потери испанцев оказались незначительными. Жители Табаско, потерявшие несколько тысяч человек, заключили с испанцами мир. Вожди преподнесли подарки, и в их числе 20 индейских девушек, которых Кортес после крещения распределил среди своих капитанов. Одна из них, Марина, родила Кортесу сына, получившего в честь деда имя дон Мартин Кортес и впоследствии ставшего командором рыцарского ордена в Яго…
Экспедиция продолжила путь В Сан-Хуан-де-Улуа состоялась первая встреча с могущественным правителем Мексики Монтесумой. По рассказам индейских послов можно было судить о величии и власти империи ацтеков. Идея покорить силой государство, в котором около двух миллионов воинов, отрядом из 600 человек должна была показаться чистейшим безумием. Завоевать Мексику можно было лишь с помощью политических и дипломатических средств, путем ловкого использования раскола, существовавшего внутри индейского народа.
Через неделю послы Монтесумы вновь прибыли в лагерь испанцев. Сотня носильщиков доставила подарки властителя завоевателям. К удивлению индейцев, Кортеса заинтересовал желтый металл, который добывался в горных рудниках. Сами индейцы называли золото «нечистотами богов».
С помощью драгоценных подношений Монтесума стремился заставить чужаков отказаться от плана захвата мексиканской столицы. Властитель не подозревал, что именно его богатые дары еще больше вдохновили испанцев на продвижение к источнику этих сокровищ. Изделия из золота могли предотвратить опасность, грозящую Мексике, не больше, чем заклинания магов и чародеев, вновь и вновь посылаемых Монтесумой.