Нормандская высадка 1944

В 1944 году, когда уже было ясно, что война вскоре придет к победному концу, было принято решение об участии союзных войск в боевых действиях в Европе. Подготовка к операции началась еще в 1943 году, после знаменитой Тегеранской конференции, на которой Сталин, наконец, сумел найти общий язык с Черчиллем и Рузвельтом.

Англо-американское командование подготовило две десантные операции: главную – на северном побережье Франции, в Нормандии – под названием «Оверлорд» и вспомогательную – на южном побережье в районе Марселя – операция «Энвил».

6 июня 1944 г. началась операция «Оверлорд» – самая крупная десантная операция Второй мировой войны, в которой участвовало свыше 6 тысяч кораблей, 1, 5 миллиона человек, 10 танковых дивизий и 11 тысяч самолетов, прикрывавших десант с воздуха. Вместе с английскими и американскими войсками в десанте участвовали канадские войска, польские воинские части, подчинявшиеся правительству в Лондоне, и французские воинские части, сформированные Французским Комитетом Национального Освобождения, который накануне высадки провозгласил себя Временным правительством Франции.

Высадка должна была осуществляться на северо-востоке Франции, на побережье Нормандии. Войскам союзников следовало захватить штурмом берег, а потом отправиться освобождать сухопутные территории. В военных штабах рассчитывали на то, что операция увенчается успехом, так как Гитлер и его военачальники считали, что в этой местности десанты с моря практически невозможны — слишком сложный рельеф берега и сильное течение. Поэтому район побережья Нормандии был слабо укреплен немецкими войсками, что увеличило шансы на победу.

«Историческая правда» предлагает посмотреть на снимках американских фоторепортеров, как проходила эта грандиозная операция.

Хронология инцидента на Лубянке: как прошла операция по ликвидации стрелка

В Москве выясняют обстоятельства стрельбы на Лубянке. Вечером, 19 декабря, неизвестный мужчина открыл огонь из автомата у здания ФСБ. В результате инцидента один сотрудник спецслужбы погиб, двое — тяжело ранены. В общей сложности, пострадавших пятеро.

Благодаря оперативной реакции силовиков из разных ведомств, жертв среди гражданского населения удалось избежать. Преступник был ликвидирован.

Сразу после происшествия район вокруг здания на Лубянке оцепили. Было перекрыто автомобильное движение, пешеходные зоны и ближайшие выходы из метро.

Первые выстрелы у здания ФСБ на Большой Лубянке прозвучали примерно в 18:10. По данным сотрудников госбезопасности, нападавшему не удалось проникнуть внутрь здания, поэтому он открыл стрельбу прямо на улице. Под огонь попал случайный прохожий.

На место происшествия прибыли бронеавтомобили с бойцами Росгвардии и спецназ. Перестрелка продолжалась недолго. По данным пресс-службы ФСБ, стрелок был нейтрализован.

После сообщения о том, что нападавший ликвидирован, из офисных зданий начали выходить люди, которые до этого находились в кольце оцепления. Благодаря оперативным действиям спецслужб жертв среди гражданского населения удалось избежать.

Позже в Минздраве сообщили, что пострадавших пятеро. Жертвой перестрелки стал сотрудник ФСБ. Теперь дело о стрельбе на Лубянке будет расследовать Центральный аппарат Следственного комитета.

Все это время район Лубянки находился в оцеплении. В настоящее время проводятся следственные действия. Сразу после первых сообщений о стрельбе пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что о происшествии было доложено российскому лидеру Владимиру Путину.

Нормандская операция

Запрос «Оверлорд» перенаправляется сюда; см. также другие значения.

Нормандская операция
Основной конфликт: Вторая мировая война

Войска союзников после высадки. Прибытие подкреплений на плацдарм.
Дата 6 июня — 31 августа 1944
Место Нормандия, Франция
Итог

Решительная победа союзников.

Открытие Второго фронта в Западной Европе.

Противники
  • США
  • Британская империя:
  • Великобритания
  • Канада
  • Австралия
  • Новая Зеландия
  • Сражающаяся Франция
  • Польша
  • Нидерланды
  • Бельгия
  • Чехословакия
  • Греция

Германия

Командующие
  • Дуайт Эйзенхауэр (верховный главнокомандующий)
  • Бернард Монтгомери (сухопутные войска — 21-я группа армий)
  • Бертрам Рамсей (флот)
  • Траффорд Ли-Мэллори (авиация)
  • Шарль де Голль
  • Герд фон Рундштедт (Западный фронт — до 17 июля 1944)
  • Гюнтер фон Клюге † (Западный фронт — после 17 июля 1944)
  • Эрвин Роммель (группа армий «B» — до 17 июля 1944)
  • Фридрих Долльман † (7-я армия)
Силы сторон
  • 1 452 000 (к 25 июля)
  • 2 052 299 (к 21 августа)
  • 2 876 000 к моменту завершения операции
  • 380 000 (к 23 июля) + 1 000 000 (на остальной территории Франции)
  • 2200—2300 танков
  • 2200 самолётов
Потери

Военные потери:

  • 56 197 убитых и пропавших без вести
  • 153 475 раненых и пленных

Всего: 226 386 человек

Гражданские потери:

  • От 24 700 до 38 890 погибших

Военные потери:

  • 250 000 убито, ранено и пропало без вести
  • 200 000 пленных

Всего: 450 000 человек

Потери в технике:

  • 1950 самолётов
  • 1900 танков
Медиафайлы на Викискладе

Нормандская операция, или операция «Оверлорд» (от англ. overlord «повелитель, владыка») — стратегическая операция союзников по высадке войск в Нормандии (Франция), начавшаяся рано утром 6 июня 1944 года и закончившаяся 25 августа 1944 года, после чего союзники пересекли реку Сену, освободили Париж и продолжили наступление к французско-германской границе.

Операция открыла Западный (или т. н. «второй») фронт в Европе во Второй мировой войне. До сих пор является крупнейшей десантной операцией в истории — в ней приняли участие более 3 миллионов человек, которые пересекли пролив Ла-Манш из Англии в Нормандию.

Нормандская операция осуществлялась в два этапа:

  • Операция »Нептун» — кодовое имя начальной фазы операции «Оверлорд» — началась 6 июня 1944 года (дата также известна как «День Д»), закончилась 1 июля 1944 года. Её целью было завоевание плацдарма на континенте, которое продолжалось до 25 июля;
  • Операция »Кобра» — прорыв и наступление по территории Франции была осуществлена союзниками сразу после конца первой операции («Нептун»).

Совместно с этим с 15 августа до начала осени американские и французские войска успешно провели Южно-французскую операцию, в качестве дополнения к Нормандской операции. Далее, осуществив эти операции, войска союзников, наступавшие с севера и юга Франции, соединились и продолжили наступление к германской границе, освободив практически всю территорию Франции.

При планировании десантной операции командование союзников использовало опыт, полученный на Средиземноморском театре военных действий в ходе высадки в Северной Африке в ноябре 1942 года, высадки на Сицилии в июле 1943 года и высадки в Италии в сентябре 1943 года — которые до высадки в Нормандии были крупнейшими десантными операциями, также союзники учитывали опыт некоторых операций, проводимых ВМС США на Тихоокеанском театре военных действий.

Операция была крайне засекречена. Весной 1944 года в целях безопасности было даже временно прекращено транспортное сообщение с Ирландией. Все военнослужащие, получившие приказ относительно будущей операции, переводились в лагеря на базах погрузки, где они изолировались, и им было запрещено покидать базу. Операции предшествовала крупная операция по дезинформации противника о времени и месте вторжения войск союзников в 1944 году в Нормандии (операция Fortitude), в её успехе большую роль сыграл Хуан Пужоль.

Основными силами союзников, принявшими участие в операции, были армии США, Великобритании, Канады и французского движения Сопротивления. В мае и начале июня 1944 года войска союзников были сконцентрированы преимущественно в южных районах Англии возле портовых городов. Перед самой высадкой союзники перевели свои войска на военные базы, расположенные на южном побережье Англии, самой важной из которых был Портсмут. С 3 по 5 июня происходила погрузка на транспортные суда войск первого эшелона вторжения. В ночь с 5 на 6 июня десантные корабли были сосредоточены в проливе Ла-Манш перед высадкой морского десанта. Точками высадки были преимущественно пляжи Нормандии, получившие кодовые названия «Омаха», «Сорд», «Джуно», «Голд» и «Юта».

Вторжение в Нормандию началось с массированного ночного парашютного десанта и высадки на планерах, воздушными атаками и обстрелом немецких береговых позиций флотом, а рано утром 6 июня началась высадка десанта с моря. Высадка производилась несколько суток, как днём, так и в ночное время.

Битва за Нормандию продолжалась более двух месяцев и заключалась в основании, удержании и расширении береговых плацдармов силами союзников. Она закончилась освобождением Парижа и падением Фалезского котла в конце августа 1944 года.

Энциклопедичный YouTube

Крупнейшая десантная операция в истории.

Высадка союзников в Нормандии

Несмотря на настойчивые требования советского руководства об открытии второго фронта, высадка во Франции раз за разом откладывалась. Окончательное решение было принято в конце 1943 года. Президенту США Франклину Рузвельту пришлось убеждать британского премьера Уинстона Черчилля, что в случае отказа англичан от высадки в 1944 году США будут вынуждены перебросить простаивающие без дела высадочные средства на Тихий Океан. Накануне операции «Нептун» в Англии была собрана огромная американская группировка: 1 млн 100 тыс. человек сухопутных войск, 124 тыс. моряков и 427 тыс. человек личного состава авиации.

Успех высадки союзников в значительной степени зависел от того, как быстро удастся накопить на захваченном плацдарме крупные силы пехоты и танков, способные выдержать немецкий контрудар. Неудачный рейд на Дьепп в августе 1942 года показал, что захват порта являлся почти неразрешимой задачей. Гавани и порты были серьезно укреплены немцами. Поэтому было решено захватывать плацдарм в стороне от портов и создавать искусственную гавань, пирсы которой получили условное наименование «Малбери».

Для отражения ожидавшегося десанта в распоряжении немецкого командования во Франции, Бельгии и Голландии в начале июня 1944 года было 880 тыс. человек. Теоретически они представляли собой значительную силу. Однако немецкие части были разбросаны на большом пространстве и не могли быть оперативно собраны в одном месте. Некоторые дивизии вообще были «стационарными», с низкой подвижностью. Поэтому союзники могли без труда создать локальное превосходство в произвольной точке высадки. Вместе с тем, не вполне верны легенды о пропустившей высадку союзников «дивизии желудочников». Это соединение из ограниченно годных солдат находилось на подступах к Амстердаму и, как ни странно, держалось довольно долго.

Большие споры среди немецких командующих вызвал выбор стратегии отражения десанта. Имевший значительный опыт войны с союзниками командующий группой армий «Б» Эрвин Роммель считал, что вопрос об успешности высадки будет решен в первые 24 часа сражения. Поэтому он выступал за удержание прочной обороны на побережье и предлагал создать вдоль него «жемчужное ожерелье» танковых частей. Другого мнения придерживались главнокомандующий немецкими войсками на Западе Герд фон Рундштедт и командующий танковой группой «Запад» Гейр фон Швеппенбург. Они предлагали держать танки в глубине континента, а в случае высадки разгромить противника в маневренном сражении. Фон Швеппенбург указывал, что на побережье танки попадут под огонь корабельной артиллерии. Роммель в ответ напоминал о господстве союзников в воздухе висящие над головой истребители-бомбардировщики затрудняли любые перемещения войск. В итоге Адольфом Гитлером было принято компромиссное решение: три танковые дивизии получил Роммель, три — Рундштедт и Гейр, и еще четыре находились в резерве верховного командования. Серьезным препятствием на пути реализации обоих вариантов было то, что многие немецкие подвижные соединения в Нормандии были недавно выведены с Восточного фронта на переформирование и мало боеспособны. Из вышеупомянутых десяти дивизий в Западной Европе только две были полностью боеготовы.

Наихудшим для немцев было соотношение сил в воздухе. В распоряжении 3-го воздушного флота находилось около 500 самолетов. Союзники же могли противопоставить им более 7 тыс. боевых самолетов. Высадке предшествовало воздушное наступление, длившееся несколько недель и приведшее к сильным разрушениям на севере Франции. Авиаударам подвергалась дорожная сеть, но одновременно разрушались жилые постройки, под бомбами союзников гибли французские мирные жители.

Определенные надежды на успех немцам давал строившийся с 1942 года «Атлантический вал» — полоса укреплений вдоль побережья. Однако в первую очередь укреплялись порты и прилежащее к ним побережье. Снабжение бетоном строительства «Атлантического вала» на других участках осуществлялось по остаточному принципу. Поэтому идея союзников с сооружением искусственной гавани открывала им дорогу для атаки наименее укрепленных позиций. Помимо препятствий и ДОТов на берегу немцами были построены заграждения в море. Металлические ежи, бетонные пирамиды должны были пробивать днища десантных кораблей. Поэтому союзным командованием было решено высаживаться во время отлива, когда все эти препятствия показывались из-под воды. За время до прилива саперы должны были подорвать заграждения, мешающие подойти к берегу.

Первоначально датой высадки было назначено 5 июня 1944 года. Утром 4 июня высадка была задержана на сутки в ожидании улучшения погодных условий. Вечером того же дня Эйзенхауэр принял решение — вторжение на континент должно начаться во вторник 6 июня. В пользу союзников сработал кажущийся малозначительным факт вытеснения немецких метеостанций из Северной Атлантики. Однако именно это помешало немцам увидеть приближающееся улучшение погодных условий, в отличие от метеослужбы англо-американских войск. Эрвин Роммель даже уехал к семье, будучи твердо уверен, что в ближайшее время высадки не будет.

Ход высадки

Операция «Оверлорд» началась 6 июня 1944 года, через несколько минут после полуночи, когда десантники союзников начали один за другим покидать транспортные самолеты. В Нормандии высадились 82-я и 101-я американские и 6-я английская воздушно-десантные дивизии. Десантникам удалось счастливо избежать «спаржи Роммеля» (специальных противодесантных заграждений) — они высаживались ближе к побережью, чем рассчитывали немцы. Из-за потери ориентировки десант был рассеян на большой площади, но задачи свои в конечном счете выполнил. Были захвачены несколько важных мостов, а некоторые из них — взорваны, чтобы не допустить немецкие подкрепления в район высадки. В 03:00 побережье атаковали две тысячи английских и американских бомбардировщиков. За налетом в 05:25 последовала бомбардировка немецких позиций с кораблей. На побережье обрушился огонь семи линкоров, 18 крейсеров, 43 эсминцев, двух канонерских лодок и монитора с тяжелыми орудиями. Казалось, что после града тяжелых снарядов на берегу не останется ничего живого.

Поддерживать первую волну десанта должны были специальные танки-амфибии Sherman, оснащенные водонепроницаемыми «юбками» и винтами. Однако волны заливали их, и они тонули. Почти половина танков-амфибий, которые должны были поддерживать высадку главных сил американцев на участке «Омаха», пошли ко дну, не добравшись до берега. В 06:30 началась высадка пехоты с десантных кораблей. Десант был сразу встречен шквалом огня. Немногие добравшиеся до берега танки-амфибии оказали неоценимую помощь высадившимся пехотинцам, расстреливая немецкие пулеметные гнезда. Сами танки вскоре попали под огонь противотанковых пушек бетонных ДОТов. Спасли положение эсминцы, которые приблизились вплотную к берегу. Под их огнем пушечные ДОТы стали замолкать один за другим.

«Героическая высадка» союзников в Нормандии

«На роль главной битвы Второй мировой войны претендуют многие сражения. Кто-то считает, что это битва под Москвой, в которой фашистские войска потерпели первое поражение. Другие полагают, что таковой нужно считать Сталинградскую битву, третьим кажется, что главным было сражение на Курской дуге. В Америке же (а в последнее время и в Западной Европе) никто не сомневается, что главной битвой была Нормандская десантная операция и последовавшие за ней сражения. Сдается мне, что западные историки правы, хотя и не во всем.


Давайте задумаемся, что было бы, если западные союзники в очередной раз промедлили и не высадили десант в 1944 году? Понятно, что Германия все равно была бы разбита, только Красная армия закончила бы войну не под Берлином и на Одере, а в Париже и на берегах Луары. Понятно, что к власти во Франции пришел бы не прибывший в обозе союзников генерал де Голль, а кто-нибудь из деятелей Коминтерна. Аналогичные деятели нашлись бы и для Бельгии, Голландии, Дании ну и всех прочих больших и малых стран Западной Европы (как они нашлись для стран Восточной Европы). Естественно, Германия не была бы разделена на четыре оккупационные зоны, следовательно, единое немецкое государство образовалось бы не в 90-х, а в 40-х, да и называлось бы оно не ФРГ, а ГДР. Не оказалось бы в этом гипотетическом мире и места для НАТО (кто бы в него вошел кроме США и Англии?), а вот в Варшавский договор объединил бы всю Европу. В конечном итоге Холодная война, если бы она вообще состоялась, носила бы совсем другой характер, и имела бы совсем другой исход. Впрочем, я вовсе не собираюсь доказывать, что все было бы именно так, а не иначе. Но в том, что итоги Второй мировой были бы другими, сомнений нет. Ну а битва, которая во многом определила ход послевоенного развития, по праву должна считаться главной битвой войны. Вот только битвой ее назвать можно с большой натяжкой.
Атлантический вал
Так называлась немецкая система обороны на западе. По фильмам и компьютерным играм этот вал представляется чем-то очень мощным — ряды противотанковых ежей, за ними бетонные ДОТы с пулеметами и орудиями, бункеры для живой силы и т.д. Однако вспомните, приходилось ли вам где-нибудь видеть фотографию, на которой все это было бы видно? На самой известной и широко тиражируемой фотографии НДО видны десантные баржи и бредущие по пояс в воде американские солдаты, причем снято это со стороны берега. Нам удалось разыскать фотографии мест высадки, которые вы здесь видите. Солдаты высаживаются на совершенно пустой берег, где кроме нескольких противотанковых ежей нет никаких оборонительных сооружений. Так что же все-таки представлял собой Атлантический вал?
Впервые это название прозвучало осенью 1940 года, когда в короткие сроки были сооружены четыре дальнобойные батареи на побережье Па-де-Кале. Правда, предназначались они не для отражения десанта, а для нарушения судоходства в проливе. Только в 1942 году, после неудачной высадки канадских рейнджеров под Дьеппом началось строительство оборонительных сооружений, главным образом все там же, на побережье Ла-Манша (предполагалось, что именно здесь произойдет высадка союзников), на остальные же участки рабочая сила и материалы выделялись по остаточному принципу. Оставалось же не так уж и много, особенно после активизации налетов на Германию союзной авиации (пришлось строить бомбоубежища для населения и промышленных предприятий). В результате сооружения Атлантического вала были готовы в целом процентов на 50, ну а непосредственно в Нормандии и того меньше. Более-менее был готов к обороне единственный участок, тот, который впоследствии получил наименование плацдарм «Омаха». Однако и он выглядел совсем не так, как это изображено в хорошо известной вам игре.

Подумайте сами, какой смысл располагать бетонные укрепления на самом берегу? Конечно, установленные там орудия могут обстреливать десантные суда, а пулеметным огнем можно поражать солдат противника, когда они бредут по пояс в воде. Но стоящие прямо на берегу бункеры прекрасно видны неприятелю, так что он без особого труда может подавить их корабельной артиллерией. Поэтому непосредственно у среза воды создаются только пассивные оборонительные сооружения (минные поля, бетонные надолбы, противотанковые ежи). За ними, желательно по гребням дюн или холмов, отрываются окопы, а на обратных склонах холмов сооружаются блиндажи и другие укрытия, где пехота может переждать артналет или бомбежку. Ну а еще дальше, иногда в нескольких километрах от берега, создаются закрытые артиллерийские позиции (вот тут-то и можно увидеть мощные бетонные казематы, которые нам так любят показывать в кино).
Примерно по такому плану и была выстроена оборона в Нормандии, но, повторюсь, основная ее часть была создана только на бумаге. Например, мин было выставлено около трех миллионов, однако по самым скромным подсчетам нужно было не менее шестидесяти миллионов. Артиллерийские позиции были в основном готовы, однако орудия были установлены далеко не всюду. Расскажу такую историю: задолго до начала вторжения французское движение Сопротивления доложило, что на батарее Merville немцы установили четыре морских 155-мм орудия. Дальность стрельбы этих орудий могла достигать 22 км, так что возникала опасность обстрела военных кораблей, поэтому было принято решение уничтожить батарею любой ценой. Эта задача была возложена на 9-й батальон 6-й парашютной дивизии, который готовился к ней почти три месяца. Был построен очень точный макет батареи, и бойцы батальона день за днем атаковали его со всех сторон. Наконец наступил день D, с большим шумом и гамом батальон захватил батарею и обнаружил там… четыре французских 75-мм пушки на железных колесах (времен Первой мировой). Позиции действительно были сделаны под 155-мм орудия, но вот самих орудий у немцев не было, так что они поставили то, что оказалось под рукой.
Надо сказать, что арсенал Атлантического вала вообще состоял главным образом из трофейных пушек. На протяжении четырех лет немцы методично стаскивали туда все, что досталось им от разбитых армий. Там были чешские, польские, французские и даже советские орудия, причем ко многим из них имелся весьма ограниченный запас снарядов. Примерно так же обстояло дело и со стрелковым вооружением, в Нормандию попадало либо трофейное, либо снятое с вооружения на Восточном фронте. Всего в 37-й армии (а именно на нее пришлась основная тяжесть сражения) использовалось 252 типа боеприпасов, причем 47 из них были давно сняты с производства.
Личный состав
Теперь поговорим о том, кому же именно пришлось отражать вторжение англо-американцев. Начнем с командного состава. Наверняка вы помните однорукого и одноглазого полковника Штауфенберга, совершившего неудачное покушение на Гитлера. А задавались ли вы вопросом, почему такой инвалид не был уволен вчистую, а продолжал служить, пусть и в армии резерва? Да потому, что к 44-му году требования к годности в Германии были значительно снижены, в частности, утрата глаза, руки, тяжелая контузия и т.п. уже не являлись основанием для увольнения со службы высшего и среднего офицерского состава. Конечно, на Восточном фронте проку от таких монстров было бы немного, но зато была возможность затыкать ими дыры в частях, дислоцировавшихся на Атлантическом вале. Так что примерно 50% командного состава там относилось к категории «ограниченно годен».

Не обошел фюрер своим вниманием и рядовой состав. Возьмем для примера 70-ю пехотную дивизию, более известную как «дивизия белого хлеба». Она целиком состояла из солдат, страдающих разного рода заболеваниями желудка, из-за чего им приходилось постоянно находиться на диете (естественно с началом вторжения диету соблюдать стало затруднительно, так что дивизия эта сама собой исчезла). В других частях были целые батальоны из солдат, страдающих плоскостопием, болезнями почек, диабетом и т.д. В сравнительно спокойной обстановке они могли нести тыловую службу, но боевая ценность их была близка к нулю.
Однако не все солдаты на Атлантическом вале были больными или калеками, имелось там немало и вполне здоровых, вот только было им за 40 лет (а в артиллерии так и вовсе главным образом служили пятидесятилетние).
Ну и последний, самый потрясающий факт — коренных немцев в пехотных дивизиях было всего около 50%, остальную же половину составляла всякая шваль со всех концов Европы и Азии. Стыдно в этом признаваться, но немало было там и наших соотечественников, например 162-я пехотная дивизия целиком состояла из так называемых «восточных легионов» (туркменских, узбекских, азербайджанских и т.д.). Были на Атлантическом вале и власовцы, правда, сами немцы не были уверены, что от них будет какой-то прок. Например, командующий гарнизоном Шербура генерал Шлибен говорил: «Очень сомнительно, что нам удастся склонить этих русских сражаться за Германию на территории Франции против американцев и англичан». Он оказался прав, большинство восточных войск сдались союзникам без боя.
Кровавый пляж «Омаха»
Американские войска высаживались на двух участках, «Юта» и «Омаха». На первом из них сражения не получилось — на этом участке имелось всего два опорных пункта, каждый из которых оборонялся усиленным взводом. Естественно, оказать какое-либо сопротивление 4-й американской дивизии они не смогли, тем более, что оба были практически уничтожены огнем корабельной артиллерии еще до начала высадки.
Кстати, тут имел место интересный случай, прекрасно характеризующий боевой дух союзников. За несколько часов до начала вторжения были высажены воздушные десанты в глубине обороны немцев. Из-за ошибки летчиков около трех десятков парашютистов были сброшены на самом берегу возле бункера W-5. Часть из них немцы уничтожили, других же взяли в плен. И вот в 4.00 эти пленные принялись упрашивать командира бункера немедленно отправить их в тыл. Когда же немцы поинтересовались, что это им так приспичило, бравые вояки тут же сообщили, что через час начнется артподготовка с кораблей, за которой последует высадка. Жаль, что история не сохранила имен этих «борцов за свободу и демократию», выдавших час начала вторжения ради спасения своей шкуры.
Вернемся, однако, на плацдарм «Омаха». В этом районе находится всего один доступный для высадки участок длиной 6.5 км (к востоку и к западу от него на многие километры тянуться крутые утесы). Естественно, что немцы смогли хорошо подготовить его к обороне, на флангах участка имелись два мощных бункера с орудиями и пулеметами. Однако пушки из них могли обстреливать только пляж и небольшую полосу воды вдоль него (со стороны моря бункеры были прикрыты скалами и шестиметровым слоем бетона). За сравнительно узкой полосой пляжа начинались холмы, высотой до 45 метров, по гребню которых были отрыты окопы. Вся эта система обороны была прекрасно известна союзникам, но они надеялись подавить ее до начала высадки. Огонь по плацдарму должны были вести два линкора, три крейсера и шесть эсминцев. Кроме того, с десантных судов должна была стрелять полевая артиллерия, ну а восемь десантных барж были переделаны в установки для пуска реактивных снарядов. Всего за тридцать минут должно было быть выпущено более 15 тыс. снарядов разных калибров (вплоть до 355-мм). И они были выпущены… в белый свет как в копеечку. Впоследствии союзники придумали множество оправданий малой эффективности стрельбы, тут и сильное волнение на море, и предрассветный туман, и еще что-то, но так или иначе, ни бункеры, ни даже окопы от артобстрела не пострадали.
Еще хуже действовала союзная авиация. Армада бомбардировщиков «Либерейтор» сбросила несколько сотен тонн бомб, однако ни одна из них не попала не только в укрепления противника, но даже на пляж (а некоторые бомбы взрывались в пяти километрах от берега).
Таким образом, пехоте пришлось преодолевать совершенно неповрежденную полосу обороны противника. Впрочем, неприятности для наземных частей начались еще до того, как они оказались на берегу. Например, из 32 плавающих танков (DD Sherman) 27 затонули почти сразу после спуска на воду (своим ходом до пляжа добрались два танка, еще три были выгружены прямо на берег). Командиры некоторых десантных барж, не желая входить в сектор, обстреливаемый немецкими орудиями (у американцев вообще инстинкт самосохранения развит гораздо лучше чувства долга, да и всех прочих чувств), откидывали аппарели и приступали к выгрузке на глубинах около двух метров, где большинство десантников успешно тонуло.
Наконец, худо-бедно первая волна десанта была высажена. В нее входил 146-й саперный батальон, бойцы которого должны были, прежде всего, уничтожить бетонные надолбы, чтобы можно было начать высадку танков. Но не тут-то было, за каждым надолбом лежало два-три бравых американских пехотинца, которые, мягко говоря, возражали против уничтожения такого надежного укрытия. Пришлось саперам закладывать взрывчатку со стороны, обращенной к неприятелю (естественно многие из них при этом гибли, всего из 272-х саперов было убито 111). Для помощи саперам в первой волне было придано 16 бронированных бульдозеров. До берега добралось только три, а использовать саперы смогли всего два из них — за третьим укрылись десантники и, угрожая водителю оружием, заставили его оставаться на месте. Думается, примеров «массового героизма» вполне достаточно.
Ну а дальше у нас начинаются сплошные загадки. В любом источнике, посвященном событиям на плацдарме «Омаха», обязательно есть упоминания о двух «огнедышащих бункерах на флангах», но ни в одном из них не говорится, кто, когда и как подавил огонь этих бункеров. Такое впечатление, что немцы стреляли-стреляли, а потом перестали (возможно, так оно и было, вспомните, что я писал выше о боеприпасах). Еще интереснее обстоит дело с пулеметами, стрелявшими по фронту. Когда американские саперы выкурили своих товарищей из-за бетонных надолбов, им пришлось искать спасения в мертвой зоне у подножия холмов (в некотором роде это можно считать наступлением). Одно из укрывшихся там отделений обнаружило узкую тропинку, ведущую к вершине.
Осторожно продвигаясь по этой тропинке, пехотинцы добрались до гребня холма, и обнаружили там совершенно пустые окопы! Куда же подевались оборонявшие их немцы? А их там и не было, на этом участке оборону занимала одна из рот 1-го батальона 726-го гренадерского полка, состоявшего преимущественно из чехов, насильно призванных в Вермахт. Естественно они мечтали как можно быстрее сдаться американцам, но согласитесь, выкидывать белый флаг еще до того, как неприятель тебя атакует как-то несолидно даже для потомков бравого солдата Швейка. Чехи лежали себе в окопах, время от времени выпуская очередь-другую в сторону американцев. Но через некоторое время они поняли, что даже такое формальное сопротивление сдерживает наступление противника, поэтому собрали манатки и отошли в тыл. Там их, в конце концов, и взяли в плен к общему удовольствию.

Короче говоря, перелопатив груду посвященных НДО материалов, мне удалось найти один единственный рассказ о боевом столкновении на плацдарме «Омаха», привожу его дословно. «Рота «Е», высадившаяся перед Кольвилем после двухчасового боя захватила немецкий бункер на вершине холма и взяла в плен 21 человека». Все!
Главная битва Второй мировой
В этом кратком обзоре я поведал только о первых часах Нормандской десантной операции. В последовавшие за ними дни англо-американцам пришлось столкнуться со многими трудностями. Тут и шторм, практически уничтоживший один из двух искусственных портов; и неразбериха со снабжением (полевые парикмахерские были доставлены на плацдарм с большим опозданием); и несогласованность действий союзников (англичане начали наступление на две недели раньше, чем было намечено, очевидно, они меньше американцев зависели от наличия полевых парикмахерских). Однако противодействие неприятеля среди этих трудностей стоит на самом последнем месте. Так стоит ли все это называть «битвой»?»

Открыт второй фронт

ВТОРОЙ ФРОНТ

Фронт вооруженной борьбы США и Великобритании, а также войск ряда союзных им государств, против нацистской Германии в 1944-1945 гг. в Западной Европе был открыт 6 июня 1944 г. высадкой англо-американских экспедиционных сил на территории Северной Франции (Нормандская десантная операция).

С самого начала Великой Отечественной войны советское руководство ставило перед США и Великобритании вопрос о скорейшем открытии англо-американскими войсками второго фронта в Западной Европе. Высадка союзников во Франции вела к уменьшению потерь Красной Армии и гражданского населения, быстрейшему изгнанию противника с оккупированных областей. На некоторых этапах боевых действий в 1941 — 1943 гг. проблема второго фронта имела для Советского Союза критическое значение. В то же время, своевременное открытие боевых действий на Западе могло значительно ускорить разгром фашистского блока, сократить продолжительность всей Второй мировой войны. Однако для западных лидеров вопрос о втором фронте был в большой степени вопросом претворения в жизнь их стратегии.

В ходе переговоров наркома иностранных дел В.М. Молотова с премьер министром Великобритании У. Черчиллем и президентом США Ф. Рузвельтом в мае-июне 1942 г. была достигнута договоренность о создании второго фронта в Западной Европе в 1942 г. Однако вскоре после переговоров западные лидеры приняли решение пересмотреть свои прежние обязательства и перенести открытие второго фронта

Лишь в ходе Тегеранской конференции в ноябре-декабре 1943 г. вопрос о сроках открытия второго фронта был решен. Союзники согласились высадить свои войска во Франции в мае 1944 г. Со своей стороны, Сталин сделал заявление, что примерно в то же время он начнет на советско-германском фронте мощное наступление.

Общее руководство боевыми операциями союзников в Европе было возложено на командующего экспедиционными силами генерала Д. Эйзенхауэра. Во главе английской группы войск стоял фельдмаршал Б. Монтгомери. Открытие второго фронта искренне приветствовали в Москве. Но за двухлетний период откладывания союзниками высадки в Северной Франции — с мая 1942 до июня 1944 гг. только безвозвратные потери советских вооруженных сил (убитыми, пленными и пропавшими без вести) составили более 5 млн человек.

Мягков М.Ю. Второй фронт. // Великая Отечественная война. Энциклопедия. /Отв. ред. Ак. А.О. Чубарьян. М., 2010

ПЕРЕПИСКА У.ЧЕРЧИЛЛЯ И И.СТАЛИНА В ПЕРИОД ВЫСАДКИ СИЛ СОЮЗНИКОВ В НОРМАНДИИ, 6-9 июня 1944 г.

А) ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ, 6 июня 1944 года.

Все началось хорошо. Мины, препятствия и береговые батареи в значительной степени преодолены. Воздушные десанты были весьма успешными и были предприняты в крупном масштабе. Высадка пехоты развертывается быстро, и большое количество танков и самоходных орудий уже на берегу.

Виды на погоду сносные, с тенденцией на улучшение.

Б) СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ, 6 июня 1944 года.

Ваше сообщение об успехе начала операций «Оверлорд» получил. Оно радует всех нас и обнадеживает относительно дальнейших успехов.

Летнее наступление советских войск, организованное согласно уговору на Тегеранской конференции, начнется к середине июня на одном из важных участков фронта. Общее наступление советских войск будет развертываться этапами путем последовательного ввода армий в наступательные операции. В конце июня и в течение июля наступательные операции превратятся в общее наступление советских войск.

Обязуюсь своевременно информировать Вас о ходе наступательных операций.

В) ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ, 7 июня 1944 года.

1. Благодарю Вас за Ваше послание и поздравление по поводу Рима. В отношении «Оверлорда» я вполне удовлетворен положением, как оно развивалось до полудня сегодня, 7 июня. Только в одном прибрежном районе, где высаживались американцы, были серьезные трудности, причем теперь они ликвидированы. В тылу противника на его флангах благополучно приземлились двадцать тысяч авиадесантных войск, в каждом случае они установили контакт с американскими и британскими войсками, высаженными с моря. Мы переправились с небольшими потерями. Мы рассчитывали потерять около 10 тысяч человек. Мы надеемся иметь сегодня к вечеру на берегу большую часть четверти миллиона людей, включая значительное количество бронетанковых сил (танков), выгруженных на берег со специальных судов или дошедших до берега своим ходом, вплавь. В этом последнем типе танков были довольно значительные потери, особенно на американском фронте, вследствие того, что волны опрокидывали эти плавающие танки. Мы должны теперь ожидать сильных контратак, но мы рассчитываем на превосходство в бронетанковых силах и, конечно, на подавляющее превосходство в воздухе всякий раз, когда небо будет свободно от облаков.

2. Вчера поздно вечером в районе Кана имело место танковое сражение наших только что выгруженных на берег бронетанковых сил с пятьюдесятью танками противника из 21-й бронетанковой гренадерской дивизии, в результате которого противник оставил поле боя. Сейчас вступает в действие 7-я британская бронетанковая дивизия, и она должна нам дать превосходство в течение нескольких дней. Речь идет о том, какое количество сил они могут бросить против нас в ближайшую неделю. Погода в районе Канала, по-видимому, не будет как-либо препятствовать продолжению нашей высадки. В самом деле, погода кажется более обещающей, чем прежде. Все командующие удовлетворены тем, что в действительности в процессе высадки десанта дела шли лучше, чем мы ожидали.

3. Особо секретно. Мы предполагаем очень скоро устроить два больших сборных порта на берегах широкого залива в устье Сены. Ничего похожего на эти порты не было видано когда-либо раньше. Большие океанские лайнеры будут иметь возможность разгружаться и через многочисленные причалы доставлять снабжение сражающимся войскам. Это должно быть совершенно неожиданным для противника, и это позволит производить накопление в весьма значительной степени независимо от условий погоды. Мы надеемся в скором времени в ходе операций захватить Шербур.

4. С другой стороны, противник будет быстро и интенсивно концентрировать свои силы, и бои будут ожесточенными, и их масштабы увеличатся. Мы по-прежнему надеемся, что к дате D-30 мы развернем около 25 дивизий со всеми их вспомогательными войсками, причем оба фланга фронта будут упираться в море и фронт будет располагать по крайней мере тремя хорошими портами: Шербуром и двумя сборными портами. Этот фронт будет непрерывно снабжаться и расширяться, причем позднее мы надеемся включить Брестский полуостров. Но все это зависит от случайностей войны, которые Вам, Маршал Сталин, так хорошо известны.

5. Мы надеемся, что эта успешная высадка и победа под Римом, плоды которой еще нужно собрать с отрезанных дивизий гуннов, обрадуют Ваших доблестных солдат после всего бремени, которое им пришлось нести и которое никто за пределами Вашей страны не ощущал более остро, чем я.

6. После того как я продиктовал вышеизложенное, я получил Ваше послание, касающееся успешного начала «Оверлорда», в котором Вы говорите о летнем наступлении советских войск. Я сердечно благодарю Вас за это. Я надеюсь, что Вы обратите внимание на то, что мы никогда не задавали Вам ни одного вопроса ввиду нашего полного доверия к Вам, Вашему народу и Вашим войскам.

Г) СЕКРЕТНО И ЛИЧНО ОТ ПРЕМЬЕРА И. В. СТАЛИНА ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ г-ну У. ЧЕРЧИЛЛЮ, 9 июня 1944 года.

Ваше послание от 7 июня с сообщением об успешном развертывании операции «Оверлорд» получил. Мы все приветствуем Вас и мужественные британские и американские войска и горячо желаем дальнейших успехов. Подготовка летнего наступления советских войск заканчивается. Завтра, 10 июня, открывается первый тур нашего летнего наступления на Ленинградском фронте.

Д) СТРОГО СЕКРЕТНО ЛИЧНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ, 9 июня 1944 г.

Я был очень рад получить Ваше послание, которое я сообщил генералу Эйзенхауэру. Весь мир может видеть воплощение тегеранских планов в наших согласованных атаках против нашего общего врага. Пусть же всяческие удачи и счастье сопутствуют советским армиям.

Переписка Председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Т.1. М., 1986

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ Д. ЭЙЗЕНХАУЭРА

Период от дня «Д» до нашего решительного прорыва вражеской обороны 25 июля составил определенную фазу в операциях союзных войск и получил название «Сражение за плацдарм». Эта фаза включала в себя ряд непрерывных и тяжелых боев, в ходе которых, если не считать захвата Шербура, нам не удалось далеко продвинуться. Однако именно в это время были подготовлены условия для последующих действий по освобождению Франции и Бельгии…

Со дня, как мы высадились на берег, боевые действия нигде не приобретали позиционного характера времен Первой мировой войны, за исключением боев у отдельных изолированных пунктов. Однако такая возможность существовала, и все мы, а особенно наши английские друзья, это все это помнили…

Ко 2 июля 1944 года мы высадили в Нормандии около миллиона человек, в том числе 13 американских, 11 английских и 1 канадскую дивизии. В этот же период мы выгрузили на берег 566 648 тонн грузов и 171 532 автошины. Это была очень тяжелая и изматывающая работа, но она окупилась сторицей, когда мы, наконец, подготовились к нанесению удара по противнику всей мощью. За эти первые три недели мы захватили 41 тыс. пленных. Наши потери составили 60 771 человек, из них 8975 убитыми.

Эйзенхауэр Д. Во главе союзных войск. // Вторая мировая война в воспоминаниях У. Черчилля, Ш. де Голля, К. Хэлла, У. Леги, Д. Эйзенхауэра. М., 1990