Кто такой паскевич

>Непобедимый Паскевич. История лучшего полководца Николая I

Полный кавалер

Эпоха правления императора Николая I, начавшаяся с восстания декабристов и завершившаяся поражением в Крымской войне, не получила в истории таких же восторженных оценок, как примеру правление Петра I, или же царствование Екатерины Великой. Жесткая линия, проводимая Николаем Павловичем как во внутренней, так и во внешней политике, закончилась глубоким кризисом в последние годы его царствования.

Во многом из-за этого генерал-фельдмаршал Иван Федорович Паскевич, блестящий военачальник и талантливый управленец, не попал в число самых известных полководцев в русской истории.

А ведь именно Паскевич единственный в истории кавалер одновременно двух орденов — Святого Георгия и Святого Владимира, а также один из четырёх полных кавалеров ордена Святого Георгия. Паскевич — обладатель самой большой в истории Российской империи единовременной денежной награды в один миллион рублей ассигнациями. Он же был удостоен права на воинские почести, определённые только императору.

Паж императора Павла

Иван Паскевич родился 8 (19 по новому стилю) мая 1782 года в Полтаве, в семье председатель Верховного Земского Суда Вознесенской губернии, коллежского советника Фёдора Григорьевича Паскевича.

Паскевичи — малороссийский потомственный казацкий род Полтавского полка, ведущего начало от казака Пасько, старшины в армии гетмана Богдана Хмельницкого.

Родители, дав Ивану первоначальное образование, определили его вместе с братом Степаном в столичный Пажеский корпус. Это учебное заведение станет полностью военным в 1802 году, а на момент поступления братьев Паскевичей корпус занимался воспитанием юношей для придворной службы. Воспитанники корпуса часто бывали при дворе, а вот с учебой дело обстояло туго. Воспитанием и обучением внуков в Петербурге занялся дед Ивана и Степана, Григорий Иванович.

Чтобы затем не возвращаться к теме Степана Паскевича, скажем, что его карьера тоже удалась, но не по военной а по гражданской службе — он губернаторствовал в Тамбове, Курске и Владимире.

Ивану Паскевичу благоволила фортуна — незадолго до окончания Пажеского корпуса он попался на глаза императору Павлу I, который произвел его в лейб-пажи. По окончании учебы Паскевич был назначен поручиком гвардии в Преображенском полку и флигель-адъютантом Павла Петровича.

Карьерный взлет Паскевича прервался в 1801 году — после дворцового переворота и гибели Павла I любимчики погибшего императора оказались не в чести у Александра I.

Иван Паскевич. Репродукция портрета.

Боец, дипломат и педагог

Весной 1805 года Паскевич получил назначение под начало генерала Ивана Михельсона, в составе армии которого он принял участие в русско-турецкой войне 1806-1812 годов.

Здесь Паскевич был удостоен первых своих боевых наград — ордена святого Владимира 4-й степени и золотой сабли «За храбрость».

Во время этой войны что-то неладное творилось с военными кадрами — на место 67-летнего Ивана Михельсона, скончавшегося в ходе кампании, был назначен 74-летний генерал-фельдмаршал Александр Прозоровский, тоже ушедший из жизни еще до окончания войны.

При Прозоровском Паскевич исполнял обязанности посланника, дважды побывав в Стамбуле, в том числе решив вопрос об обмене военнопленными. За это он был произведен в капитаны, а также удостоен ордена Полумесяца — награды от султана.

Покончив с дипломатическими обязанностями, Паскевич вернулся на поле боя — он был ранен при осаде Браилова, отличился в сражении под Татарицей и был награждён орденом святой Анны 2-й степени, участвовал в штурме Базарджика, отбил контратаку турок при осаде Варны.

В декабре 1810 года Паскевичу была поручена задача формирования нового, Орловского полка. Под его командование был переданы, что называется, «штрафники» — плохо дисциплинированные солдаты, уличенные в различных нарушениях офицеры. Но командир полка показала себя с наилучшей стороны — заботясь о личном составе, называя только за дело, Паскевич сумел завоевать доверие и уважение к себе, выстроить дисциплину и наладить обучение подчиненных.

Вчерашние «штрафники» превратились в образцовый полк, а Паскевича срочно отправили на лечение — здоровье от тяжких трудов пошатнулось.

«Познакомься с одним из лучших генералов моей армии»

В январе 1812 года Иван Паскевич возвращается в армию генералом и получает под командование 26-ю дивизию.

Во время Отечественной войны генерал Паскевич проявил себя блестяще. В Бородинском сражении его дивизия отчаянно оборонялась от войск Евгения Богарне, имевших пятикратный перевес в живой силе. Под генералом погибли две лошади, а сам он даже не был контужен. В сражении под Красным Паскевич возглавил штыковую атаку трех пехотных полков, опрокинувших колонны маршала Нея.

Во время заграничного похода русской армии Иван Паскевич отличился в боях под Лейпицгом , за что был произведен в генерал-лейтенанты. За взятие Парижа генерал Паскевич был отмечен орденом святого Александра Невского.

В Париже случилось событие, которое в жизни Паскевича сыграло важнейшую роль. Во время смотра войск Александр I представил 32-летнего генерала своему 18-летнему брату Николаю Павловичу: «Познакомься с одним из лучших генералов моей армии, которого я ещё не успел поблагодарить за его отличную службу».

После Отечественной войны Паскевич командовал дивизией, расквартированной в Смоленске, выполнял особые поручения императора, сопровождал в путешествии по России и Европе брата императора, великого князя Михаила Павловича.

Паскевич был противником армейской реформы проводившейся графом Аракчеевым, полагая, что насаждаемая в войсках муштра ничего не дает в плане усиления боеспособности частей.

Покоритель персов

Среди декабристов оказалось немало героев Отечественной войны 1812 года, но Паскевичу революционные настроения близки не были. Ставший в декабре 1825 года императором Николай Павлович, подавив восстание декабристов, назначил Паскевича членом Верховного уголовного суда. В сложившихся условиях это было максимальное проявления доверия.

Коронация Николая I состоялась в августе 1826 года, а за две недели до нее Паскевич был откомандирован на Кавказ, где началась русско-персидская война. Паскевичу формально предписывалось оказывать содействие главнокомандующему Отдельным Кавказским корпусом Алексею Ермолову. Но фактически это была замена своенравного и жесткого военачальника, к которому новый император не испытывал доверия.

Генерал от инфантерии И. Ф. Паскевич и принц Аббас-Мирза на подписании мирного договора в Туркманчае. репродукция

7-тысячная армия под командованием Ивана Паскевича 14 сентября 1826 года нанесла поражение 35-тысячному войску наследного принца Аббас-мирзы под Елизаветполем. Эта победа во многом определила дальнейший ход войны.

Весной 1827 года русская армия перешла в наступление, заняла Нахичевань, Эривань и Тебрих, и стала угрожать Тегерану. Персы начали переговоры о мире, хотя и отчаянно пытались их затягивать. Паскевич и сам участвовал в переговорах, а когда они буксовали, проводил небольшие военные операции, после чего персы шли на уступки.

10 февраля 1828 года был подписан мир в деревне Туркманчай, по которому Персия уступала России Эриванское и Нахичеванское ханства, а также обязывалась выплатить 20 млн рублей серебром контрибуции.

Эта победа стала первым триумфом эпохи Николая I, император не скупился на награды. Высочайшим указом генерал-адъютант, генерал от инфантерии Иван Фёдорович Паскевич был возведён, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство, с именованием граф Паскевич-Эриванский, и получил из контрибуции миллион рублей ассигнациями.

Государственный (сейчас Национальный) исторический музей Армении. Макет Ереванской крепости. Момент освобождения Эривани от персов русскими войсками под командованием генерала Ивана Федоровича Паскевича 5 октября 1827 года. Фото: РИА Новости/ А. Экекян

Эрзерум просит милости

В 1828 году вспыхнула очередная русско-турецкая война. Паскевичу было предписано прикрывать границу на Кавказе. Генерал, однако, решил, что в данных условиях лучшая защита — это нападение.

В июне 1828 года войска Паскевича двинулись к крепости Карс, осадили ее и принудили к капитуляции. 23 июля русская армия штурмом взяла крепость Ахалкалаки. В августе 1828 года у стен крепости Ахалцих 9000 русских воинов под командованием Паскевича нанесли поражение 30-тысячной турецкой армии под командованием Киос-Магомет-паши. После этого сражения крепость сдалась.

Отбив весной 1829 года попытки турок вернуть утраченные крепости, в июне Паскевич привел армию под стены Эрзерума. Нанеся поражение османам в нескольких стычках, русский генерал потребовал капитуляции города, и Эрзерум сдался на милость победителей.

За взятие Эрзерума Иван Паскевич был удостоен ордена святого Георгия 1-й степени.

Паскевич на картине польского художника Януария Суходольского. репродукция

«Варшава у ног Вашего Императорского Величества»

После окончания русско-турецкой войны на Паскевича, ставшего генерал-фельдмаршалом, было возложено военное управление Кавказом. Однако в этой роли генерал пробыл недолго – в 1831 году он был направлен на подавление восстания в Польше.

Опытный Паскевич действовал быстро и решительно — обойдя сильную армию поляков под начальством Скржинецкого, он оттеснил противника к Варшаве и предложил им сдаться. После отрицательного ответа, был начат штурм.

26 августа 1831 года Паскевич отправил донесение императору: «Варшава у ног Вашего Императорского Величества». С донесением в Петербург поехал штабс-ротмистр Александр Суворов, внук великого полководца, в свое время тоже разгромившего польских мятежников.

В сентябре 1831 года главнокомандующий действующей армией, генерал-фельдмаршал, граф Иван Фёдорович Паскевич-Эриванский был возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское Российской империи достоинство, с титулом светлости и наименованием Варшавский.

Теперь имя полководца официально звучало как Иван Фёдорович Варшавский, граф Паскевич-Эриванский.

Николай I решил, что лучшей кандидатуры на роль наместника в Польше, чем сам Паскевич, быть не может.

Ивану Паскевичу действительно удалось укрепить русскую власть в Польше. Ненавидевшие его польские националисты планировали несколько раз покушения на наместника, но эти идеи потерпели фиаско.

Памятник Паскевичу перед губернаторским дворцом в Варшаве. Фото: Public Domain

Фельдмаршал трех стран

Вспыхнувшая 1848 году революция в Венгрии заставила австрийского императора Франца-Иосифа просить военной помощи у России.

5 июня 1849 года экспедиционной корпус Ивана Паскевича вступил на территорию Венгрии, имея предписание Николая I «не щадить каналий».

Паскевич справился с задачей как всегда. 1 августа мятежники капитулировали. В сентябре 1849 года генерал-фельдмаршал написал в рапорте о кампании: «Венгрия у ног Вашего Императорского Величества».

В награду за усмирение Венгрии Николай I повелел оказывать Паскевичу те же воинские почести, какие воздаются только особе Его Императорского Величества.

5 октября 1850 года в Варшаве состоялся торжественный парад войск в честь 50-летнего служебного юбилея Ивана Паскевича. Присутствовавший на церемонии император Николай I вручил юбиляру новый образец фельдмаршальского жезла с надписью «За двадцатичетырехлетнее предводительство победоносными русскими войсками в Персии, Турции, Польше и Венгрии», а король прусский и император австрийский возвели его также в фельдмаршалы своих войск.

Графиня Паскевич в официальном придворном платье статс-дамы на портрете Н. Г. Шильдера. репродукция

Старый полководец не пережил падения Севастополя

В 1853 году, в начале Крымской войны, Паскевич был назначен главнокомандующим Южной и Западной армиями. Но полководцу было уже 72 года, здоровье его было неважным, а в мае 1854 года под Силистрией Паскевич был сильно контужен ядром. Фельдмаршал вынужден был сдать командование и уехать на лечение.

Он вернулся к исполнению обязанностей наместника в Польше, но контузия привела к обострению хронических болезней. А тут еще неудачных ход Крымской войны добавлял переживаний немолодому Паскевичу.

В феврале 1855 года умер Николай I, и для Паскевича это стало очередным сильным потрясением. Последним ударом стало оставление русскими войсками Севастополя в начале сентября 1855 года, после новости о котором полководец слег и уже больше не вставал.

Иван Федорович Паскевич умер 20 января 1856 года. Первоначально прах полководца покоился в Польше, но в 1889 года останки Паскевича и его жены были перезахоронены в семейной усыпальнице князей Паскевичей, выстроенной в Гомеле.

Дворец Румянцевых — Паскевичей в Гомеле, купленный в 1834 году. Фото: Commons.wikimedia.org

Иван Федорович Паскевич кратко и понятно – самое главное

Иван Паскевич показательная фигура в русской истории. Он смог своим потом и кровью проделать славный путь от никому не известного вояки, до одного из самых авторитетных и значимых людей в Российской Империи.
Иван Федорович родился в 1782 году, в семье незнатных белорусских и украинских дворян, живших в Полтаве. У Ивана было четверо младших братьев, которые, как и он впоследствии стали известными и уважаемыми людьми.
Братья должны быть благодарны своему деду, который в 1793 году отвез внуков в столицу Российской Империи. Двух братьев Степана и Ивана Паскевич записали в Пажеский корпус.
Иван Федорович становится личным пажом императора Павла I. Вскоре, имея чин поручика Преображенского полка, производится во флигель-адъютанты.
Первой военной кампанией, в которой участвовал Паскевич, стала русско-турецкая война 1806-1812 годов. Он был адъютантом у меняющихся как перчатки главнокомандующих русской армии.
Несмотря на чин адъютанта, стремился при любой возможности непосредственно поучаствовать в сражении. В войне с Турцией, был награжден Орденом Святого Георгия третьей и четвертой степени. За участие в этой же войне ему был пожалован чин полковника.
Осенью 1810 года он отлично проявил себя в битве под Ватином. За участие в этом сражении полковнику Паскевичу был пожалован чин генерал-майора русской армии. В этом же году он получает назначение в Киев, руководить 26-ой пехотной дивизией, которая отлично проявила себя во время Отечественной Войны 1812 года.
Бойцы его действовали в составе армии Багратиона, и проявили себя с наилучшей стороны в тяжелых боях под Смоленском и Салтыковкой. За участие в Смоленском сражении, Паскевича лично благодарил Багратион за его мужество и стойкость.
В Бородинском сражении, Иван Федорович и его дивизия, вели ожесточенные бои за «батарею Раевского». Французы имели пятикратный численный перевес, но русским воинам страх невидан. Витязи полковника раз за разом отражали атаки неприятеля.
Под Иваном Паскевичем за время Бородинской битвы, погибли две лошади, а сам он даже не был контужен. За храбрость и мужество, проявленное на Бородинском поле, Паскевич был награжден орденом Святой Анны второй степени. Полковник, наверное, не хуже Кутузова знал, как бить французов.
На протяжении всей кампании Наполеоновский войн, ему неизменно сопутствовала удача. Но удача эта улыбалась Паскевичу за его храбрость, мужество, дерзость, ум, и готовность отдать свою жизнь во славу отечества.
В сражение под Красным, он возглавил штыковую атаку русской армии, и опрокинул строй неприятеля, за что и был награжден орденом Святого Владимира второй степени. Под Лейпцигом, Дрезденом и Гамбургом, тоже не обошлось без деятельного участия Ивана Паскевича.
За успехи на европейских полях сражений был произведен в генерал-лейтенанты русской армии, награжден орденом святой Анны первой степени. В начале 1814 года он был назначен командиром второй гренадерской дивизии, в составе которой громил маршала Нея и брал Париж.
В 1817-1819 году Паскевич сопровождал великого князя Михаила Павловича в путешествии по Европе. Был представлен Николаю Павловичу, и в последствии, проводил с будущим императором много времени, подробно рассказывая особенности военного дела.
В 1819 году Иван Федорович пополнил коллекцию своих наград орденом Святого Александра Невского. Получил новое назначение, возглавил гвардейскую пехотную дивизию, начальником которой были Великие князья Николай и Михаил.
В 1817 году он женился на сестре Грибоедова. В начале 1925 года стал генерал-адъютантом и командиром первого пехотного корпуса. Во время восстания декабристов, встал на сторону законного императора Николая I. После подавления восстания Паскевич был членом суда по делу восставших.
Через год, после восстания декабристов, он был отправлен на Кавказ, содействовать Алексею Петровичу Ермолову в его начинаниях. Начиналась война с Персией. Во время этой войны, Паскевич вписал в русскую историю еще одну великолепную страницу.
В сражение под Елизаветполем семь тысяч русских солдат и офицеров смогли одолеть противника, численность войск которого в разы превышала численность русских войск.
35 тысяч персов были биты семью тысячами русских витязей. После победы под Елизаветполем, Николай I произвел Паскевича в генералы от инфантерии. Это была первая военная победа в царствование Николая I.
Осенью 1827 года русская армия под предводительством Ивана Федоровича двинулась в поход в территорию Эриванского ханства. Эриванское ханство было подвластно Персии, и было её оплотом. Русской армии предстояло завладеть крепостью Сардар-Абад.
С помощью осадных орудий удалось пробить укрепления крепости, и взять её. Следующим пунктом назначения была крепость Эривань. Эта крепость представляла собой непреступный оплот персов. Мощные двоенные стены, ров, артиллерия. Но Паскевич не растерялся и принялся к осаде.
На помощь русской армии, пришло местное население крепости. Армяне подняли волнение, и гарнизон капитулировал. Русская армия взяла богатые трофеи. Паскевич же, за свои умелые действия, был награжден Орденом Святого Георгия второй степени и большим денежным подарком. Покорив Эриванское ханство, он готовил поход на Тегеран, но там вовремя сообразили начать мирные переговоры.
В 1828-1829 генерал воевал с турками, брал «непреступные крепости» Карс и Эрзерум. Война с Турцией принесла Ивану Федоровичу орден Святого Георгия первой степени. Он стал последним русским полководцем, обладателем орденов Святого Георгия всех четырех степеней.
Умер Иван Паскевич в январе 1856 года, в своем имении под Гомелем. Он завещал 50 тысяч рублей на содержание двухсот человек, бывших воинов нижних чинов получившие увечья во время военных кампаний.

Паскевич-Эриванский, Иван Федорович

Паскевич-Эриванский, Иван Федорович

Иван Фёдорович Паскевич

8 (19) мая 1782 – 20 января (1 февраля) 1856


Портрет Ивана Фёдоровича Паскевича
работы Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Место рождения

Полтава

Место смерти

Варшава

Принадлежность

Россия

Звание

генерал-фельдмаршал

Сражения/войны

Салтановка, Смоленск, Бородино, Вязьма, Дрезден, Лейпциг

Награды

полный кавалер орденов Святого Георгия и Святого Владимира

Ива́н Фёдорович Паске́вич (8 (19) мая 1782, Полтава — 20 января (1 февраля) 1856, Варшава) — граф Эриванский (1828), светлейший князь Варшавский (1831); российский военный деятель украинского происхождения, генерал-фельдмаршал (1829), генерал-адъютант (1825).

Биография

Происходил из потомственного казаческого рода Полтавского полка, ведущего начало от Пасько, старшины в армии гетмана Богдана Хмельницкого.

Отец его, председатель Верховного Земского Суда Вознесенской губернии, коллегиальный советник Фёдор Григорьевич (умер 14 апреля 1832 года в Харькове), был помещиком Полтавской губернии имел 500 душ крестьян.

Обучив сына французскому и немецкому языкам, он определил его вместе со своим другим сыном, Степаном, в Пажеский корпус, бывший в то время придворно-воспитательным, а не исключительно военным заведением; вследствие этого пажи бывали часто при пышном дворе императрицы Екатерины II, оставившем неизгладимые впечатления в душе молодого Паскевича, о которых он с восторгом вспоминал в семейном кругу, будучи уже фельдмаршалом. Научное образование пажей было неудовлетворительно, но дед молодого Паскевича, Григорий Иванович — живший тогда в Петербурге — следил за воспитанием внуков и старался восполнить пробелы их образования, поручив внуков своих Ивану Ивановичу Мартынову (впоследствии известному учёному, лингвисту и литератору), которому будущий граф и был обязан не только научным образованием, но и соей привычкой к труду.

Пожалованый в 1798 году в камер-пажи, а за несколько месяцев до выпуска — в лейб-пажи, молодой Паскевич понравился императору Павлу I и был выпущен, в октябре 1800 года, поручиком в лейб-гвардии Преображенский полк, с назначением флигель-адъютантом к государю. Он ежедневно присутствовал на учениях, смотрах и вахт-парадах и исполнял разные высочайшие повеления по осмотру в войсках вводимых новых строевых порядков.

В 1805 году он был назначен в распоряжение генерала Михельсона, командовавшего в то время армией на западной границе России, между Гродно и Брест-Литовском. Михельсону и его армии не пришлось принять участия в кампании против французов, окончившейся сражением при Аустерлице. В виду ожидаемой войны с Турцией, Михельсон был назначен в 1806 году главнокомандующим южной, Днестровской (Молдавской), армией и вскоре вступил в Молдавию и Валахию. В это время началась боевая деятельность Паскевича. Когда, в марте 1806 года, под Журжей, в темноте ночи, проводники колонн сбились с дороги, — он с неустрашимостью поехал один открывать дорогу в степи, за что был награждён орденом святого Владимира 4-й степени. После Паскевич был в отряде, занятом блокадой Измаила, и, по словам Михельсона, «явил себя неустрашимым и войну понимающим офицером, каковых поболее желать надлежит». За эту компанию Паскевич был награждён при высочайшем рескрипте золотой саблей «за храбрость».

Тильзитский мир 1807 года приостановил военные действия с Турцией; в Слободзе начались переговоры о мире, в продолжении которых Михельсон умер, а новый главнокомандующий — князь Прозоровский, несмотря на преклонные годы (ему было 75 лет), со свойственной ему энергией, послал немедленно Паскевича в Константинополь с поручением объявить Порте, что перемирие, подписанное Лошкарёвым и ратификованное бароном Мейендорфом, как старшим за смертью Михельсона, не утверждено императором, и что наши войска не будут очищать Придунайских княжеств. Паскевич очень благополучно исполнил возложенное на него поручение, успел собрать, кроме того, некоторые сведения о турецкой армии, с которыми благополучно вернулся в главную квартиру князя Прозоровского, но вскоре снова был послан в Константинополь по поводу размена пленных. За успешное исполнение этих поручений Паскевич в конце января 1808 года произведён в капитаны с оставлением в звании флигель-адъютанта. Скоро в армию Прозоровского приехал назначенный ему в помощником Михаил Илларионович Кутузов и с ним — Карл Фёдорович Толь, только что произведённый в полковники.

Тем временем наша армия расположилась на зимние квартиры, и на Паскевича было возложены различные поручения по наблюдению за обеспечением армии провиантом, доставка которого в огромном количестве была очень затруднительна.

С 1806 по 1812 принимал участие в войне против турок, командовал небольшими отрядами и исполнял различные административные и дипломатические поручения: в 1811 назначен бригадным командиром.

В Отечественную войну 1812 г. принимал видное участие в боях под Салтановкой, Смоленском, Бородиным, Вязьмой. В 1813 блокировал польскую крепость Модлин, а затем, состоя в армии Беннигсена, участвовал в делах у Дрездена, в сражении под Лейпцигом, в блокаде Гамбурга.

Назначенный начальником 2-й гренад. дивизии, в 1814 участвовал в бою у Арсис-на-Обе и во взятии Парижа. В 1817 был избран руководителем путешествия великого князя Михаила Павловича, при котором состоял до 1821. Затем командовал 1-ю гвард. пехотной дивизией, бригадами которой командовали великие князья Николай и Михаил Павловичи (поэтому первый из них, уже будучи государем, называл Паскевича отцом-командиром).

В 1821 получил начальство над 1-м арм. корпусом; в 1825 назначен генерал-адъютантом; по вступлении на престол императора Николая вызван был в Санкт-Петербург для участия в суде над декабристами.

В 1826 получил повеление ехать на Кавказ для командования войсками против персиян, совместно с Ермоловым, причем ему вручен был секретный указ — заместить последнего, если найдет это нужным. Действия его против персиян были удачны: он разбил их под Елизаветполем, а за овладение Эриванью возведен был в графское достоинство, с наименованием «Эриванский». В 1827 заменил на Кавказе Ермолова, уволенного в отставку, а в 1828—1829 искусно руководил военными действиями против турок в Малой Азии. В первый год войны им взяты были Карс, Ахалкалаки, Ахалцих; в 1829, разбив неприятеля при Гасан-Кала, он занял Эрзерум, и в день обнародования адрианопольского мира был произведен в генерал-фельдмаршалы.

«Бородинская годовщина»

Могучий мститель злых обид
Кто покорил вершины Тавра
Пред кем смирилась Эривань
Кому суворовского лавра
Венок сплела тройная брань

А.С.Пушкин, о И.Ф.Паскевиче

Отвлечённый войной, не имел достаточно времени вникать в дела по управлению Кавказским краем; да и оставаться там ему пришлось недолго, так как уже летом 1831, по случаю кончины Дибича, он был назначен главнокомандующим войск в Польше. Здесь в действиях своих он выказал чрезмерную медлительность и осторожность, хотя главная польская армия ещё до него была совершенно разбита под Остроленкой. Взятие Варшавы покрыло его, однако, новыми лаврами: он получил титул светлейшего князя Варшавского и звание наместника Царства Польского. Полным его именем с этого времени было князь Иван Фёдорович Варшавский, граф Паскевич-Эриванский.

Водворив порядок в взволнованном крае, Паскевич сосредоточил все свои усилия на поддержании там русской власти. В 1849, когда император Николай решился подать помощь австрийскому императору против восставших венгров, снова стал во главе армии и был пожалован званием австрийского фельдмаршала.

Действуя в эту кампанию (см. Венгерская война 1848—49), стремился стратегическим маневрированиям поставить восставших в безвыходное положение и вынудить капитулировать. Хотя замысел был успешно воплощён, отсутствие видимых сражений и звонких реляций снизило его авторитет среди общества. В 1854, во время восточной войны был направлен в Дунайскую армию, но фактически не приступив к командованию был тяжело ранен и в дальнейших боевых действиях участия не принимал.

Награды

Ордена Российской империи

  • Орден Святого Владимира IV степени с бантом (1807)
  • Орден Святой Анны II степени (1809)
  • Алмазные знаки ордена Святой Анны II степени (1809)
  • Орден Святого Владимира III степени (1810)
  • Орден Святого Георгия IV степени (1810)
  • Орден Святого Георгия III степени (1810)
  • Орден Святой Анны I степени (1812)
  • Орден Святого Владимира II степени (1812)
  • Алмазные знаки ордена Святой Анны I степени (1813)
  • Орден Святого Александра Невского (1814)
  • Алмазные знаки ордена Святого Александра Невского (1821)
  • Орден Святого Владимира I степени (1827)
  • Орден Святого Георгия II степени (1827)
  • Орден Святого апостола Андрея Первозванного (1828)
  • Алмазные знаки Святого апостола Андрея Первозванного (1829)
  • Орден Святого Георгия I степени (1829)
  • Орден «Virtuti militari» I степени (1831)

Наградное оружие

  • Золотое оружие «За храбрость» (1807)
  • Золотая шпага украшенная бриллиантами с надписью «За порожение персиян при Елизаветполе»

Иностранные ордена

  • Орден Льва и Солнца украшенный бриллиантами на цепи (Персия, 1828)
  • Орден Чёрного Орла (Пруссия, 1834)
  • Орден Белого Сокола 1 степени (Саксен-Веймар, 1841)
  • Орден Святого Стефана (Австрия, 1844)

> Почётные воинские звания

  • Генерал-фельдмаршал Пруссии
  • Генерал-Фельдмаршал Австрии

Литература

Дворец Паскевича в Гомеле (Белоруссия)

  • Русский биографический словарь: В 25 т. / под наблюдением А. А. Половцова. 1896—1918.
  • Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг. // Российский архив : Сб. — М.: студия «ТРИТЭ» Н.Михалкова, 1996. — Т. VII. — С. 509-510.
  • Бантыш-Каменский, Д.Н. 45-й генерал-фельдмаршал князь Иван Федорович Варшавский, граф Паскевич-Эриванский // Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. В 4-х частях. Репринтное воспроизведение издания 1840 года. — М.: Культура, 1991.
  • Ср. кн. Щербатов, «Ген.-фельдмаршал кн. П.» (СПб. 1888—94);
  • Н. Шильдер, «Фельдм. П. в крымскую войну» («Русск. Старина», 1875 г, т. XII и XII);
  • А. Верже, «Кн. П. в Царстве Польском в 1846 г.» («Русск. Старина», 1885 г, т. XLVIII);
  • переписка П. с имп. Николаем I, в «Русск. Старине», 1872 г, т. V и VI; 1880 г, т. XXIX; 1881 г, т. XXXII; 1884 г т. XLI; 1896 г, т. LXXXVI;
  • с имп. Александром II, 1855 г, там же, 1881 г, т. XXXII;
  • «Из записок кн. П. до августа 1826 г » («Русск. Архив» 1889 г, т. I).

> Ссылки

  • Польза, честь и слава. Генерал-фельдмаршал И. Ф. Паскевич (1782—1856)

Примечания

  1. Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В.Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А.Е. Кроль, К.М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 254, кат.№ 7888. — 360 с.

Ф. А. Головин | К.-Е. Круа | Б. П. Шереметев | А. Д. Меншиков | А. И. Репнин | М. М. Голицын | Я. Сапега | Я. В. Брюс | В. В. Долгоруков | И. Ю. Трубецкой | И. Б. Х. Миних | П. П. Ласси | принц Гессен-Гомбургский | К. Г. Разумовский | Н. Ю. Трубецкой | А. Б. Бутурлин | А. Г. Разумовский | С. Ф. Апраксин | П. С. Салтыков | А. И. Шувалов | П. И. Шувалов | герцог Карл Людвиг Гольштейн-Бекский | принц Петр Август Фридрих Гольштейн-Бекский | принц Шлезвиг-Гольштейнский | А. П. Бестужев-Рюмин | А. М. Голицын | П. А. Румянцев-Задунайский | З. Г. Чернышёв | Г. А. Потёмкин | ландграф Людвиг IX Гессен-Дармштадтский | А. В. Суворов | Н. И. Салтыков | Н. В. Репнин | И. Г. Чернышёв | И. П. Салтыков | И. К. Эльмпт | В. П. Мусин-Пушкин | М. Ф. Каменский | В. Ф. Брольи | А. А. Прозоровский | И. В. Гудович | М. И. Кутузов | М. Б. Барклай-де-Толли | А. У. Веллингтон | П. Х. Витгенштейн | Ф. В. Остен-Сакен | И. И. Дибич-Забалканский | И. Ф. Паскевич | эрцгерцог Иоганн Австрийский | Й. Радецкий | П. М. Волконский | М. С. Воронцов | А. И. Барятинский | Ф. Ф. Берг | Альбрехт, герцог Тешен | Фридрих Вильгельм, кронпринц Германский | принц Альбрехт Фридрих Прусский | принц Фридрих Карл Прусский | принц Карл Фридрих Прусский | Альбрехт, кронпринц Саксонии | Х. К. Б. фон Мольтке | вел. кн. Михаил Николаевич | вел. кн. Николай Николаевич Ст. | И. В. Гурко | Д. А. Милютин | король Черногории Никола I | король Румынии Кароль I

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Паскевич Иван Фёдорович (1782-1856) — русский полководец и государственный деятель, генерал-фельдмаршал. В 1812 году — командир 26-й пехотной дивизии.

Походные записки

1812 год в воспоминаниях современников, под ред. Тартаковского А.Г. М.: Наука, 1985

Иван Федорович Паскевич (1782-1856). Походные записки

/ c. 93 — 99 /

Дела под Смоленском

3-го июля, в семь час. утра, я соединился с Неверовским и сообщил ему приказание корпусного командира передать мне командование авангардом, а ему присоединиться к корпусу. Войска мои заняли позицию за оврагом. В 4 часа пополудни показались неприятельские фланкеры, а потом его авангард. Кавалерия неприятеля, опрокинув моих казаков, подошла к оврагу и остановилась на пушечный выстрел от моей батареи. На противной стороне на высотах неприятель строился в боевой порядок. Сильными колоннами развернулся он наравне с моим флангом. Я видел, что до 4 тыс. кавалерии обошли мой левый фланг и остановились в деревне. Ночь застигла все эти движения.

Приготовление к Смоленскому делу

В полночь получаю приказание от корпусного командира приехать в главную его квартиру. Он расположился с 12-й и 27-й дивизиею в 3 верстах позади моей позиции и в таком же расстоянии от Смоленска.

Я застал генерала Раевского, окруженного своими генералами. «Иван Федорович, — сказал он мне, — мы получили повеление держаться до последней крайности, чтобы дать время придти армии к Смоленску1. Я выбрал эту позицию, и мы решили принять здесь сражение». «И будете совершенно разбиты, — был мой ответ. — Если счастьем кто и спасется, то по крайней мере мы потеряем все орудия, и главное, Смоленск будет в руках неприятеля». Раевский улыбнулся: «Отчего Вы так думаете?» «Вот мои доказательства. Вы занимаете точно такую же позицию, как и я, впереди Вас за три версты. Правый фланг защищен Днепром, но левый совершенно открыт. К тому еще позади Вас лощина, не проходимая для артиллерии. Сего дня неприятель обошел кавалериею мой левый фланг. Завтра она повторит тот же маневр против Вас. Если Вы даже отобьете французов с фронта, то во время дела они обойдут Вас с левого фланга и займут Смоленск. Вы принуждены будете отступить и, к несчастью, на свой левый фланг, то есть в руки неприятеля, ибо не забудьте, что сзади Вас овраг, а там стены Смоленска Положим, что, ударив с пехотою на неприятеля, при самом большом счастии Вы даже пробьетесь к местам Смоленским, но артиллерию не провезете». «Где же Вы думаете дать сражение?» — спросил меня Раевский. «В самом Смоленске. Может быть, мы там удержимся. В несчастьи потеряем артиллерию, но сохраним корпус. Во всяком случае, выиграем время и дадим возможность армии придти к нам на помощь». Генерал Раевский задумался. Трудно было ему отстать от своего плана, тогда как он решился драться на выбранной им позиции, и принять новое чужое мнение, хотя и основанное на большей вероятности успеха, мы оставались в молчании. Наконец, чтобы вывести его из этого неприятного положения, я предложил ему ехать верхом, так как ночь была месячная и светлая, осмотреть Смоленск и выбрать место, где бы можно было поставить войско с большею для нас выгодою на случай сражения. Генерал Раевский согласился.

Смоленск лежит на левом берегу Днепра и огражден высокою, но каменною стеною. Ограда снабжена 30 башнями. Неглубокий ров и перед ним покрытый путь с гласисом окружают стену. По западную сторону города по высоте находится большое земляное укрепление неправильной фигуры, называемое Королевским бастионом. На левой же стороне находятся городские предместья. Но все земляные укрепления обвалились, ибо Смоленск был совершенно заброшен. Остались только каменные стены, хорошо сохранившиеся, кроме одной стороны, что к реке, где был обвал сажень в 50. Дорогою я сказал генералу Раевскому: «Позвольте Вам показать места, где мы с удобностью можем драться». Он отвечал, что все понял и согласен с моим мнением. Я упросил позволить мне с 26-й дивизиею стать в Королевском бастионе, на который, по всем вероятностям, неприятель поведет атаку. Левый же форштат решено занять войсками 12-й дивизии. Затем пехоте приказано отходить, а кавалерия оставлена до расчета на местах. Она должна была поддерживать огни, когда неприятель ее атакует, отступить к Смоленску. Ночью я занялся размещением войск. На правом фланге поставил я два орудия, обстреливавшие дорогу по Днепру, шесть батальонов моей дивизии положил за покрытым путем. На бастионе выставил 18 орудий и разбросал по стене Виленский полк. Бригаду 27-й дивизии под командою полковника Ставицкого, поступившую ко мне в команду, на кладбище левого форштата; перед кладбищем 24 орудия. Восемь батальонов и 24 орудия 12-й дивизии в самом форштате с приказанием, что если неприятель сделает нападение на предместье и будет усиливаться, то зажечь дома и отступить в город. Наконец, на левом фланге крепости два батальона и 4 орудия, а в резерве остальная бригада 27-й дивизии. Устроившись таким образом, мы ожидали прибытия неприятеля. Около 6 час. утра я лег отдохнуть. Через полчаса меня разбудили. Неприятель уже показался2. Кавалерия наша во всю прыть отступала от неприятельской. Мы открыли огонь из орудий и остановили преследование. Не прошло 20 мин. как увидели три большие колонны французской пехоты, к которым вскоре прибыл сам Наполеон3. Одна из них шла прямо на бастион, другая на кладбище, третья вдоль Днепра, на правый наш фланг. Я бросился к 6 батальонам, лежащем в резерве, и вел их из-за непокрытого пути. Все семьдесят орудий наших были уже в действии. Но неприятель прошел ядра, прошел картечь и приближался к рытвине, составлявшей на том месте ров Смоленской крепости. Только что я успел выстроить один батальон, как французы были уже на гласисе. Орловский полк открыл ружейный огонь и остановил неприятеля. Несколько раз покушался он выйти из оврага, несколько раз бросался на нашу пехоту, но каждый раз встречал наш сильный огонь и принужден был возвращаться в овраг. Тела его покрывали гласис. Замечая, что атаки неприятеля слабеют, я приказал 1-му батальону Орловского полка броситься на него в штыки.

Батальон вышел из покрытого пути, но, увидев, что второй батальон за ним не идет, остановился. Я послал адъютанта моего Бородина. Он стал на гласис в нескольких шагах от неприятеля, закричал «ура», и оба батальона с криком бросились на французов. В это же время полки Ладожский и Нижегородский ударили в штыки, и неприятель был опрокинут, выбит из рытвины и трупами его устлано все пространство от гласиса до противной стороны оврага. Полки мои бросились было преследовать неприятеля. Я ударил отбой, возвратил их и вновь построил батальоны за покрытым путем. Вскоре и неприятель, получив подкрепление, опять подошел к нам, но, остановясь по ту сторону оврага, перестреливался и не смел делать на нас новых покушений.

На левом фланге неприятель в стрелках и колоннах подошел к нашим батареям и сам выдвинул артиллерию. Его встретили картечью. Генерал Раевский, боясь потерять орудия, приказал им отойти, но командир одной из артиллерийских рот подполковник Жураковский решился держаться и продолжал стрелять картечью. Вскоре последовало общее «ура», и неприятель был и с этой стороны в большой потере. На левом форштате, занятом 12-й дивизиею, атаки не было.

Все это происходило около 9 час. пополуночи. В это время стала собираться под Смоленском вся французская армия, становилась в позицию и окружала город. Я видел здесь до 200 тыс. чел., в темных массах стоявших. Неприятель, видя неудачу приступов, устроил батарею и стал бить стены города, поддерживая промежутки батареи стрелками. Целые полки подходили по-батальонно и рассыпались в стрелки. Мы за покрытым путем теряли людей не много, а французы беспрерывно подкрепляли свои батальоны. У меня были дурные ружья. Я велел подобрать ружья французские и переменить их на весь полк.
Около полдня показалась с другой стороны и наша 2-я армия. Кн. Багратион, послав накануне генерала Раевского, сам думал перейти Днепр у с. Катани, но, узнав, что все силы Наполеона направлены к Смоленску, снял мост и 4-го на рассвете выступил из Катани. Седьмой корпус был подкреплен 2-й гренадерскою дивизиею принца Карла Мекленбургского. Ко мне прислали батальон Сибирского гренадерского полка. К вечеру прибыл генерал Барклай де Толли с 1-й армиею и стал на высотах правого берега Днепра. В это время я видел, как обе армии становились на позицию. У Наполеона было 185 тыс. чел. под ружьем, не считая корпусов Жюно и вице-короля Итальянского, не успевших к нему присоединиться. С нашей же стороны едва ли было до 130 тыс. Канонада продолжалась до самой ночи. Ко мне приезжал наш главнокомандующий, благодарил меня за это дело, обнял и сказал: «Я знаю, Иван Федорович, что ты делал, знаю, чем мы тебе обязаны». Я был счастлив4. Почти все генералы приходили смотреть, как гласис против моего бастиона был устлан телами французов. Наконец, был у меня и главнокомандующий министр и благодарил с обыкновенным его хладнокровием. Седьмой корпус, изнуренный двухдневным походом и сражением, в ночь на 5-е число сменен был 6-м корпусом. Доказательством хорошего выбора места служит приказ генерала Барклая де Толли, чтобы 6-й корпус стал точно на тех же местах, какие занимал седьмой, и вообще действовал по тем же распоряжениям, какие сделаны были на 4-е число.

Оба главнокомандующие, опасаясь быть обойденными от стороны г. Ельно и потерять сообщение с Москвою, приняли намерение потянуться влево. Генерал Барклай де Толли взял на себя оборону Смоленска, а кн. Багратион безопасность Московской дороги. 5-го августа, в 4 часа пополуночи, Вторая армия выступила и заняла позицию на Московской дороге, за речкою Колоднею, в 8 верстах от Смоленска. Арьергард ее оставлен был в 4 верстах от города против дер. Шейна острога, лежавшей на оконечности правого крыла французов. Генерал Раевский с войском, под начальством его состоявшим, присоединился к Второй армии, кроме 27-й дивизии и двух полков 12-го (6-го егерского и Смоленского), оставленных в Смоленске. Мне же приказано было генералом Раевским остаться для указания мест и рассказа. «Так как я, — говорил он. — распоряжался всеми движениями 4-го числа». Войска мои сменены были 24-й дивизиею генерал-майора Лихачева. Разместив его дивизию, я поехал к корпусному командиру генералу Дохтурову и нашел его в укреплении перед воротами Смоленска. Выслушав меня, он просил рассказать все это начальнику его штаба. Отыскав полковника Монахтина, я увидел, что он одну бригаду, сменившую мои войска, распустил всю в стрелки и гонит неприятеля под его батарею. Резервов у нею не было. Стрелки его могли быть опрокинуты, неприятель вошел бы в укрепление вместе с нашими. Передав Монахтину, каким образом мы защищались 4-го числа, я возвратился и встретил в воротах генерала Коновницына, который сам меня отыскивал. Не зная меня, он спросил: «Вы ли генерал Паскевич? Нам приказано у Вас учиться». Мы поехали вокруг Смоленска, и более часа я рассказывал ему малейшие происшествия 4-го числа. Я рад был видеть генерала, который один только входил в дело и хотел знать все его подробности. Может быть, поэтому 5-го числа, когда седьмая дивизия была опрокинута и бежала, генерал Коновницын умел поправить все дело, выступив со своею дивизиею против неприятеля, и остановить его дальнейшие покушения. Тогда же видел я и генерала гр. Кутайсова. Он снял 24 орудия, поставленные мною на кладбище, полагая, что орудия тут не безопасны. Но сии 24 орудия обстреливали лощину, и без них неприятель мог весьма удобно атаковать левый форштат. В самом деле так и случилось. Когда Наполеон в начале сражения направил свой первый корпус против форштата, то неприятель, пройдя лощинами, взял во фланг седьмую дивизию и почти истребил ее в течение получаса, и здесь-то именно Коновницын вовремя вышел из города и остановил неприятеля.

5-го числа генерал Дохтуров с двумя дивизиями своего корпуса, с 27-й дивизиею генерала Неверовского. 3-й пехотною генерала Коновницына и двумя полками 12-й дивизии защищал Смоленск. В течение дня ему прислана была в подкрепление еще дивизия принца Евгения Виртембергского. Дохтуров потерял предместья, но удержался в городе. Несмотря, однако ж, на мужественное сопротивление наших, Смоленск не раз подвергался опасности, особенно когда Наполеон послал корпус поляков с правого фланга в тыл города, где стена в одном месте разрушилась. С этой стороны у нас находилось мало войск и мало орудий. Поляки могли бы легко ворваться, но у них недостало мужества. Они были уже во 100 шагах от лома и отступили. Удивляюсь, отчего генерал Барклай де Толли поставил на флангах только по 24 орудия, он мог бы поставить их сто. Тогда было бы менее риска и менее потери людей. Я уверен, что в таком случае и третий день можно было удержаться в Смоленске, ибо неприятель в сии два дня потерял уже около 15 тыс. чел. Наполеон так был ожесточен, что поставил большие батареи, для того чтобы разбивать Смоленскую стену, как будто можно было разбить ее полевыми орудиями. Около пяти часов Смоленск был весь в огне. Конечно, мудрено удержать город, когда соединение внутри крепости между флангами затруднительно. Но надлежало рассчитать, что пожар мог прекратиться, и тогда колонны неприятеля с трудом могли бы двинуться в город. Два дня под Смоленском стоили Наполеону около 20 тыс. чел. Кн. Багратион, зная преклонное упорство императора французов, был уверен, что он и в следующий день возобновит атаку и опять столько же потеряет. Поэтому при свидании с генералом Барклай де Толли около второго часа он просил его держаться в Смоленске. Потом посылал к нему адъютанта с письмом о том же. В Первой армии 2-й и 4-й корпуса и Гренадерская дивизия еще не были в деле. Следовательно, можно было, сменив пятью дивизиями 6-й корпус, удержать за собою город еще день. Но генерал Барклай де Толли полагал, что Наполеон, потянувшись вправо, овладеет Московскою дорогою и что Вторая армия не в состоянии будет защитить ее. В этом предположении Барклай с Первою армиею в ночь на 6-е число оставил не только Смоленск, но даже и Петербургское предместье, оставаясь сам на Петербургской дороге, следовательно, разобщенный со 2-й армиею, которая потянулась к Соловьеву перевозу на Днепре.

На рассвете, вслед движению наших войск неприятель в брод перешел Днепр, овладел Петербургским предместьем и отрезал генерала Барклая от Московской дороги. Коновницын принужден был возвратиться, выгнал французов из предместья, но потерял при этом более тысячи человек.

Первая армия заняла позицию на дороге к Поречью. Вторая пошла к Дорогобужу, оставив на Смоленской дороге арьергард генерал-майора Карпова с четырьмя казачьими полками.

Мы отступали от Смоленска в виду неприятельских войск. Сперва появилась кавалерия, потом пехота, поставили батарею, и мы отходили под их выстрелами. Но в 6 верстах они нас оставили. Между тем позиция Первой армии по дороге к Поречью, как и сказал уже, опять разобщала ее со Второю армиею. Ей необходимо было выйти на Московскую дорогу, чтобы стать на своем естественном пути действий.

Генерал Барклай де Толли сделал ту ошибку, что, простояв полторы сутки на Петербургской дороге, двинулся обходом только в ночь на третий день. Дурные проселочные дороги затрудняли поход. Притом одно пустое, но несчастное происшествие было причиною, что в целую ночь прошли только 6 верст. Ездовой на патронном ящике заснул и упал с лошади. Колонна остановилась, задержала войска, следовавшие за нею, и таким образом промешкали до рассвета. Корпуса Первой армии разделились и едва не были отрезаны от Московской дороги. Дело под Валутиной горой завязалось именно по этому несчастному случаю. Надобно было дать время войскам 1-й армии выбраться на Московскую дорогу, по которой между тем неприятель преследовал арьергард генерала Карпова. Генерал-майор Тучков 3-й, посланный с 2400 чел. в подкрепление Карпова, встретился с передовыми колоннами корпуса маршала Нея и с 10 час. утра до 3 час. пополудни выдерживал натиск превосходного числом неприятеля. В это время к неприятелю беспрерывно подходили подкрепления. Мало-помалу войска сближались и с нашей стороны. К концу дела у французов было до 35 тыс., у нас же только 16 тыс. День этот славен для русского оружия. Сам главнокомандующий генерал Барклай несколько раз водил батальоны в штыки. Беспримерное упорство нашей пехоты, в особенности стойкость 1-й Гренадерской дивизии, и блестящие кавалерийские атаки генерал-адъютанта гр. Орлова-Денисова служат новым доказательством превосходства русских войск.

Французы приписывают неудачу их покушений в этот день ошибке генерала Жюно, не умевшего будто бы обойти наш левый фланг, но я думаю, что этот обход был даже не возможен за болотами. По отступлении нашем от Валутина поляки нашли случай показать нам свою ненависть. В виду нашем они убивали русских раненых пленных. 9-го августа Вторая армия прибыла к Дорогобужу. Первая подвинулась к с. Усвяти на р. Уже. Генерал Барклай де Толли, соединясь опять со Второй армиею и восстановив сообщение с Москвою, хотел остановиться и ожидать неприятеля. Но на Усвятской позиции сильнейший нас числом неприятель мог обойти наше левое крыло, отрезать от Дорогобужа и оттеснить в угол при слиянии рек Ужи с Днепром. Кн. Багратион убедил генерала Барклая де Толли отступить по дороге к Вязьме и искать другой выгоднейшей позиции. Но и окрестности Вязьмы не представляли довольно выгодной позиции для сражения. Обе армии продолжали отступление и 17-го расположились при Царевом Займище. В этот день прибыл из Калуги в Гжатск генерал Милорадович с 15-тысячным корпусом новосформированных войск. С сим подкреплением генерал Барклай де Толли еще раз хотел ожидать неприятеля при Царевом Займище, но приготовления его к сражению были еще раз остановлены прибытием генерала кн. Голенищева-Кутузова, назначенного главнокомандующим русских армий, действовавших против Наполеона.

К счастью, что по тому случаю мы не держались на позиции при Царевом Займище. Ровное необозримое поле было бы в пользу сильной неприятельской кавалерии, превышавшей нашу 25 тыс. чел.

1 На полях рукописи помета неустановленного лица: NB. нет ли каких-либо сведений у Богдановича?

2 На полях рукописи против этой фразы помета писарским почерком: Смоленское дело.

3 На полях рукописи помета И.Ф Паскевича: Около 9 часов.

4 На полях рукописи помета неустановленного лица: Как пишет Богданович?

5 «Он (Наполеон) обошел слева русскую армию, переправился через Днепр и подступил к Смоленску, куда он прибыл на 24 часа раньше русской армии, которая задержалась в своем отступлении, один отряд из 15 тыс. русских, который случайно оказался в Смоленске, имел счастье защищать это место один день, что дало время Барклаю де Толли подойти назавтра. Если бы французская армия неожиданно взяла Смоленск, она перешла бы Днепр и неожиданно остановила бы русскую армию, не собранную и в беспорядке, этот крупный случай был упущен» (фр.).

8 (19 по новому стилю) мая 1782 года родился русский военачальник, генерал-фельдмаршал Иван Паскевич.
Иван Федорович Паскевич.
Эпоха правления императора Николая I, начавшаяся с восстания декабристов и завершившаяся поражением в Крымской войне, не получила в истории таких же восторженных оценок, как примеру правление Петра I, или же царствование Екатерины Великой. Жесткая линия, проводимая Николаем Павловичем как во внутренней, так и во внешней политике, закончилась глубоким кризисом в последние годы его царствования.
Во многом из-за этого генерал-фельдмаршал Иван Федорович Паскевич, блестящий военачальник и талантливый управленец, не попал в число самых известных полководцев в русской истории.
А ведь именно Паскевич единственный в истории кавалер одновременно двух орденов — Святого Георгия и Святого Владимира, а также один из четырёх полных кавалеров ордена Святого Георгия. Паскевич — обладатель самой большой в истории Российской империи единовременной денежной награды в один миллион рублей ассигнациями. Он же был удостоен права на воинские почести, определённые только императору.
Иван Паскевич родился 8 (19 по новому стилю) мая 1782 года в Полтаве, в семье председатель Верховного Земского Суда Вознесенской губернии, коллежского советника Фёдора Григорьевича Паскевича.
Паскевичи — малороссийский потомственный казацкий род Полтавского полка, ведущего начало от казака Пасько, старшины в армии гетмана Богдана Хмельницкого.
Родители, дав Ивану первоначальное образование, определили его вместе с братом Степаном в столичный Пажеский корпус. Это учебное заведение станет полностью военным в 1802 году, а на момент поступления братьев Паскевичей корпус занимался воспитанием юношей для придворной службы. Воспитанники корпуса часто бывали при дворе, а вот с учебой дело обстояло туго. Воспитанием и обучением внуков в Петербурге занялся дед Ивана и Степана, Григорий Иванович.
Надо сказать, что карьера Степана Паскевича тоже удалась, но не по военной а по гражданской службе — он губернаторствовал в Тамбове, Курске и Владимире.
Ивану Паскевичу благоволила фортуна — незадолго до окончания Пажеского корпуса он попался на глаза императору Павлу I, который произвел его в лейб-пажи. По окончании учебы Паскевич был назначен поручиком гвардии в Преображенском полку и флигель-адъютантом Павла Петровича.
Карьерный взлет Паскевича прервался в 1801 году — после дворцового переворота и гибели Павла I любимчики погибшего императора оказались не в чести у Александра I.
Иван Паскевич. Репродукция портрета.
Весной 1805 года Паскевич получил назначение под начало генерала Ивана Михельсона, в составе армии которого он принял участие в русско-турецкой войне 1806-1812 годов.
Здесь Паскевич был удостоен первых своих боевых наград — ордена святого Владимира 4-й степени и золотой сабли «За храбрость».
Во время этой войны что-то неладное творилось с военными кадрами — на место 67-летнего Ивана Михельсона, скончавшегося в ходе кампании, был назначен 74-летний генерал-фельдмаршал Александр Прозоровский, тоже ушедший из жизни еще до окончания войны.
При Прозоровском Паскевич исполнял обязанности посланника, дважды побывав в Стамбуле, в том числе решив вопрос об обмене военнопленными. За это он был произведен в капитаны, а также удостоен ордена Полумесяца — награды от султана.
Покончив с дипломатическими обязанностями, Паскевич вернулся на поле боя — он был ранен при осаде Браилова, отличился в сражении под Татарицей и был награждён орденом святой Анны 2-й степени, участвовал в штурме Базарджика, отбил контратаку турок при осаде Варны.
В декабре 1810 года Паскевичу была поручена задача формирования нового, Орловского полка. Под его командование был переданы, что называется, «штрафники» — плохо дисциплинированные солдаты, уличенные в различных нарушениях офицеры. Но командир полка показала себя с наилучшей стороны — заботясь о личном составе, наказывая только за дело, Паскевич сумел завоевать доверие и уважение к себе, выстроить дисциплину и наладить обучение подчиненных.
Вчерашние «штрафники» превратились в образцовый полк, а Паскевича срочно отправили на лечение — здоровье от тяжких трудов пошатнулось.
В январе 1812 года Иван Паскевич возвращается в армию генералом и получает под командование 26-ю дивизию.
Во время Отечественной войны генерал Паскевич проявил себя блестяще. В Бородинском сражении его дивизия отчаянно оборонялась от войск Евгения Богарне, имевших пятикратный перевес в живой силе. Под генералом погибли две лошади, а сам он даже не был контужен. В сражении под Красным Паскевич возглавил штыковую атаку трех пехотных полков, опрокинувших колонны маршала Нея.
Во время заграничного похода русской армии Иван Паскевич отличился в боях под Лейпицгом , за что был произведен в генерал-лейтенанты. За взятие Парижа генерал Паскевич был отмечен орденом святого Александра Невского.
В Париже случилось событие, которое в жизни Паскевича сыграло важнейшую роль. Во время смотра войск Александр I представил 32-летнего генерала своему 18-летнему брату Николаю Павловичу: «Познакомься с одним из лучших генералов моей армии, которого я ещё не успел поблагодарить за его отличную службу».
После Отечественной войны Паскевич командовал дивизией, расквартированной в Смоленске, выполнял особые поручения императора, сопровождал в путешествии по России и Европе брата императора, великого князя Михаила Павловича.
Паскевич был противником армейской реформы проводившейся графом Аракчеевым, полагая, что насаждаемая в войсках муштра ничего не дает в плане усиления боеспособности частей.
Среди декабристов оказалось немало героев Отечественной войны 1812 года, но Паскевичу революционные настроения близки не были. Ставший в декабре 1825 года императором Николай Павлович, подавив восстание декабристов, назначил Паскевича членом Верховного уголовного суда. В сложившихся условиях это было максимальное проявления доверия.
Коронация Николая I состоялась в августе 1826 года, а за две недели до нее Паскевич был откомандирован на Кавказ, где началась русско-персидская война. Паскевичу формально предписывалось оказывать содействие главнокомандующему Отдельным Кавказским корпусом Алексею Ермолову. Но фактически это была замена своенравного и жесткого военачальника, к которому новый император не испытывал доверия.
Генерал от инфантерии И. Ф. Паскевич и принц Аббас-Мирза на подписании мирного договора в Туркманчае.
7-тысячная армия под командованием Ивана Паскевича 14 сентября 1826 года нанесла поражение 35-тысячному войску наследного принца Аббас-мирзы под Елизаветполем. Эта победа во многом определила дальнейший ход войны.
Весной 1827 года русская армия перешла в наступление, заняла Нахичевань, Эривань и Тебрих, и стала угрожать Тегерану. Персы начали переговоры о мире, хотя и отчаянно пытались их затягивать. Паскевич и сам участвовал в переговорах, а когда они буксовали, проводил небольшие военные операции, после чего персы шли на уступки.
10 февраля 1828 года был подписан мир в деревне Туркманчай, по которому Персия уступала России Эриванское и Нахичеванское ханства, а также обязывалась выплатить 20 млн рублей серебром контрибуции.
Эта победа стала первым триумфом эпохи Николая I, император не скупился на награды. Высочайшим указом генерал-адъютант, генерал от инфантерии Иван Фёдорович Паскевич был возведён, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство, с именованием граф Паскевич-Эриванский, и получил из контрибуции миллион рублей ассигнациями.
Государственный (сейчас Национальный) исторический музей Армении. Макет Ереванской крепости. Момент освобождения Эривани от персов русскими войсками под командованием генерала Ивана Федоровича Паскевича 5 октября 1827 года.
В 1828 году вспыхнула очередная русско-турецкая война. Паскевичу было предписано прикрывать границу на Кавказе. Генерал, однако, решил, что в данных условиях лучшая защита — это нападение.
В июне 1828 года войска Паскевича двинулись к крепости Карс, осадили ее и принудили к капитуляции. 23 июля русская армия штурмом взяла крепость Ахалкалаки. В августе 1828 года у стен крепости Ахалцих 9000 русских воинов под командованием Паскевича нанесли поражение 30-тысячной турецкой армии под командованием Киос-Магомет-паши. После этого сражения крепость сдалась.
Отбив весной 1829 года попытки турок вернуть утраченные крепости, в июне Паскевич привел армию под стены Эрзерума. Нанеся поражение османам в нескольких стычках, русский генерал потребовал капитуляции города, и Эрзерум сдался на милость победителей.
За взятие Эрзерума Иван Паскевич был удостоен ордена святого Георгия 1-й степени.
Паскевич на картине польского художника Януария Суходольского.
После окончания русско-турецкой войны на Паскевича, ставшего генерал-фельдмаршалом, было возложено военное управление Кавказом. Однако в этой роли генерал пробыл недолго – в 1831 году он был направлен на подавление восстания в Польше.
Опытный Паскевич действовал быстро и решительно — обойдя сильную армию поляков под начальством Скржинецкого, он оттеснил противника к Варшаве и предложил им сдаться. После отрицательного ответа, был начат штурм.
26 августа 1831 года Паскевич отправил донесение императору: «Варшава у ног Вашего Императорского Величества». С донесением в Петербург поехал штабс-ротмистр Александр Суворов, внук великого полководца, в свое время тоже разгромившего польских мятежников.
В сентябре 1831 года главнокомандующий действующей армией, генерал-фельдмаршал, граф Иван Фёдорович Паскевич-Эриванский был возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское Российской империи достоинство, с титулом светлости и наименованием Варшавский.
Теперь имя полководца официально звучало как Иван Фёдорович Варшавский, граф Паскевич-Эриванский.
Николай I решил, что лучшей кандидатуры на роль наместника в Польше, чем сам Паскевич, быть не может.
Ивану Паскевичу действительно удалось укрепить русскую власть в Польше. Ненавидевшие его польские националисты планировали несколько раз покушения на наместника, но эти идеи потерпели фиаско.
Памятник Паскевичу перед губернаторским дворцом в Варшаве.
Вспыхнувшая 1848 году революция в Венгрии заставила австрийского императора Франца-Иосифа просить военной помощи у России.
5 июня 1849 года экспедиционной корпус Ивана Паскевича вступил на территорию Венгрии, имея предписание Николая I «не щадить каналий».
Паскевич справился с задачей как всегда. 1 августа мятежники капитулировали. В сентябре 1849 года генерал-фельдмаршал написал в рапорте о кампании: «Венгрия у ног Вашего Императорского Величества».
В награду за усмирение Венгрии Николай I повелел оказывать Паскевичу те же воинские почести, какие воздаются только особе Его Императорского Величества.
5 октября 1850 года в Варшаве состоялся торжественный парад войск в честь 50-летнего служебного юбилея Ивана Паскевича. Присутствовавший на церемонии император Николай I вручил юбиляру новый образец фельдмаршальского жезла с надписью «За двадцатичетырехлетнее предводительство победоносными русскими войсками в Персии, Турции, Польше и Венгрии», а король прусский и император австрийский возвели его также в фельдмаршалы своих войск.
Графиня Паскевич в официальном придворном платье статс-дамы на портрете Н. Г. Шильдера
В 1853 году, в начале Крымской войны, Паскевич был назначен главнокомандующим Южной и Западной армиями. Но полководцу было уже 72 года, здоровье его было неважным, а в мае 1854 года под Силистрией Паскевич был сильно контужен ядром. Фельдмаршал вынужден был сдать командование и уехать на лечение.
Он вернулся к исполнению обязанностей наместника в Польше, но контузия привела к обострению хронических болезней. А тут еще неудачных ход Крымской войны добавлял переживаний немолодому Паскевичу.
В феврале 1855 года умер Николай I, и для Паскевича это стало очередным сильным потрясением. Последним ударом стало оставление русскими войсками Севастополя в начале сентября 1855 года, после новости о котором полководец слег и уже больше не вставал.
Иван Федорович Паскевич умер 20 января 1856 года. Первоначально прах полководца покоился в Польше, но в 1889 года останки Паскевича и его жены были перезахоронены в семейной усыпальнице князей Паскевичей, выстроенной в Гомеле.
via

Паскевич, Фёдор Иванович

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Паскевич.

Фёдор Иванович Паскевич

Дата рождения

13 февраля 1823

Дата смерти

16 июня 1903 (80 лет)

Место смерти

Гомель

Принадлежность

Российская империя

Годы службы

1831—1866

Звание

генерал-лейтенант, генерал-адъютант

Сражения/войны

Кавказская война
Подавление Венгерского восстания (1848—1849)
Крымская война

Награды и премии

Связи

отец И. Ф. Паскевич
мать Е. А. Грибоедова
супруга И. И. Воронцова-Дашкова
шурин И. И. Воронцов-Дашков
тесть И. И. Воронцов-Дашков

В отставке

с 1866 года

Светлейший князь Фёдор Ива́нович Паске́вич-Эрива́нский (13 февраля 1823 — 16 июня 1903, Гомель) — русский генерал-лейтенант, генерал-адъютант (20.01.1856) из рода Паскевичей, единственный сын и наследник генерал-фельдмаршала И. Ф. Паскевича.

Военная служба

За заслуги отца, 6 октября 1831 года присвоено звание прапорщика Эриванского полка. После перевёлся в лейб-гвардии Преображенский полк. Вместе с другими прогрессивно мыслящими молодыми офицерами входил в кружок шестнадцати. С 1839 года — флигель-адъютант, затем — поручик лейб-гвардии Преображенского полка.

Принимал участие в военных действиях на Кавказе. Отличился в подавлении революции в Венгрии 1848—1849 годах, присвоено звание полковника. За отличие в Крымской войне 6 (18) декабря 1854 года присвоено звание генерал-майора с зачислением в Свиту.

В 1852 г. женился на Ирине Ивановне, единственной сестре будущего кавказского наместника Иллариона Воронцова-Дашкова. 20 января 1856 года назначен генерал-адъютантом. В дальнейшем находился в бессрочном отпуске «с правом отлучаться во всякое время за границу». В 1866 году вышел в отставку.

Мирная жизнь

После оставления службы жил в Гомельской резиденции, которая досталась в наследство от отца.

Во время подготовки крестьянской реформы участвовал в разработке «Общего положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости», был членом-экспертом комиссии по крестьянскому делу. За работу по проведению крестьянской реформы 1861 года награждён золотой медалью на Александровской ленте.

После выхода в отставку Ф. И. Паскевич занялся дальнейшим обустройством имения. В 1875 году назначен почётным мировым судьей по Могилевской губернии. В 1888 году указом Александра III присвоено звание почётного гражданина города Гомеля.

В 1870 году в Добруше им было открыто деревообрабатывающее предприятие, через два года перепрофилированное в писчебумажную фабрику.

Умер 16 июня 1903 года. Похоронен в Гомеле в усыпальнице князей Паскевичей. Детей в браке с женой Ириной Ивановной (урожденной графиней Воронцовой-Дашковой) не имел.

  • Золотая шпага «За храбрость» (1845).
  • Орден Святой Анны 2-й степени (1849).
  • Орден Святого Владимира 3-й степени (1856).
  • Орден Святого Станислава 1-й степени (1857).
  • Золотая медаль «За труды по освобождению крестьян» (1861).
  • Орден Святой Анны 1-й степени с мечами (1863).

Память

  • В 2004 году в центре города Добруша установлен памятник Ф. И. Паскевичу как основателю бумажной фабрики.
  • Центральная улица Добруша (бывшая ул. К. Маркса) в 2004 году переименована в улицу князя Ф. И. Паскевича.
  • В 2015 году открыт памятник Ф. И. Паскевичу в Гомеле на набережной реки Сож.
  1. Милорадович Г. А. Варшавский светлейший князь Паскевич-Эриванский граф Федор Иванович, прапорщик // Царствование императора Николая I (1825—1855 г.) Флигель-адъютанты // Список лиц свиты их величеств с царствования императора Петра I по 1886 г. По старшинству дня назначения. Генерал-адъютанты, свиты генерал-майоры, флигель-адъютанты, состоящие при особах, и бригад-майоры. — Киев: Типография С.В. Кульженко, 1886. — С. 119.
  2. Милорадович Г. А. Варшавский князь, Паскевич-Эриванский, граф Федор Иванович // Царствование императора Николая I (1827—1855 г.) Свиты Его Величества генерал-майоры // Список лиц свиты их величеств с царствования императора Петра I по 1886 г. По старшинству дня назначения. Генерал-адъютанты, свиты генерал-майоры, флигель-адъютанты, состоящие при особах, и бригад-майоры. — Киев: Типография С.В. Кульженко, 1886. — С. 64.
  3. Галковский С. В Гомеле теперь есть памятник Паскевичу и его знаменитым собакам / Беларусь сегодня, 01.05.2015
  • Светл. Кн. Варшавский Гр. Паскевич-Эриванский. Федор Иванович // Список генералам по старшинству. 1857. — СПб.: Военная типография, 1857. — С. 429.
  • Светл. Кн. Варшавский Гр. Паскевич-Эриванский. Федор Иванович // Список генералам по старшинству. Исправлено по 15-е февраля. — СПб.: Военная типография, 1865. — С. 337.

Ссылки

ПАСКЕВИЧ ИВАН ФЁДОРОВИЧ

С 15 марта 1828 года – граф Паскевич-Эриванский, с 4 сентября 1831 года – светлейший князь Варшавский (1782-1856) – русский военачальник и государственный деятель, почетный член Императорской Академии наук (с 29 декабря 1829 года), Российской академии (с 12 ноября 1832 года), Общества истории и древностей российских при Императорском Московском университете (с 10 февраля 1834 года), Императорского Русского географического общества (с 5 февраля 1847 года), генерал-фельдмаршал.

Происходил из малоросского казачьего рода; сын помещика коллежского советника Федора Григорьевича Паскевича (умер в 1832 году). Получил домашнее образование, окончил Пажеский корпус, с 1898 года – камер-паж, в 1800 году – лейб-паж. Выпущен 5 октября 1800 года поручиком в лейб-гвардии Преображенский полк с назначением флигель-адъютантом императора.

Во время русско-австро-французской войны 1805 года Паскевич назначен в распоряжение генерала И.И. Михельсона, командовавшего войсками, собранными на западной границе (в районе Гродно и Брест-Литовском), предназначенных для поддержки русской армии в Австрии. После назначения в 1806 году Михельсона главнокомандующим Днестровской (Молдавской) армией, предназначенной для военных действий против турок, он взял Паскевича с собой. В начале русско-турецкой войны 1806-1812 годов принял участие в занятии Дунайских княжеств, отличился во время боевых действий под Журжей (март 1806 года) и неудачной осаде крепости Измаил (1807 год). В 1808 году направлен в Константинополь с сообщением, что подписанное ранее перемирие не утверждено императором и Россия отказывает оставить территорию Дунайских княжеств. Во время поездки собрал ряд ценных сведений об османской армии. В том же году еще раз ездил в Константинополь для обсуждения вопроса об обмене пленными, в 1809 году ‒ на переговоры, завершившиеся возобновлением Османской империей войны. С конца июня 1809 года в составе отдельного отряда генерала М.И. Платова принял участие в обложении Браилова, во время которого был ранен пулей в голову. Затем переведен в отряд генерала А.П. Засса, действовавшего под Тульчей и Измаилом. С августа 1809 года – в составе отряда ген. А.И. Маркова, с которым участвовал во взятии Мачина, в военных действиях под Кюстенджей, Россоватом, в осаде Силистрии, под Татарицей. Одновременно неоднократно исполнял поручения главнокомандующего по организации снабжения армии, устройству путей сообщения и др.

С 1810 года командир Смоленского мушкетерского полка, затем Витебского пехотного полка, с которым отличился штурме Базарджика 22 мая 1810 года, при осаде Варны (17 июня 1810 года), в Батинском сражении (26 августа 1810 года) и был произведен в генерал-майоры.

17 января 1811 года назначен шефом формирующегося в Киеве Орловского пехотного полка; много сделал для подготовки нового полка, за что был отмечен ген. князем П.И. Багратионом. С 6 июня 1811 года командир 1-й бригады 26-й пехотной дивизии. В конец 1811 года Паскевич заболел нервной горячкой и в какой-то момент находился на грани смерти. По выздоровлении в январе 1812 года вернулся в дивизию и вскоре принял на себя исполнение обязанностей ее командующего; с 10 мая 1812 года начальник этой дивизии.

Отечественная война 1812 года

С началом Отечественной войны 1812 года дивизия Паскевича вошла в состав 2-й Западной армии князя Багратиона. Успешно действовал в бою при Салтановке (11 июля), а в Смоленском сражении (4‒6 августа) оборонял Королевский бастион, который являлся центром позиции русской армии. Принял участие в бою под Колоцким монастырем (23 августа), а в Бородинском сражении ему было поручена оборона батареи Раевского; входе боя его дивизия понесли большие потери, однако сумела позиции удержать, Паскевич лично несколько раз водил своих солдат в штыковые контратаки.

После отступления из Москвы фактически заново сформировал и обучил свою дивизию, с которой принял участия в сражениях под Малоярославцем (12 октября). Затем в составе отряда ген. М.А. Милорадовича участвовал в сражениях под Вязьмой (22 октября) и Красным (3 ноября). В Вильно в декабре 1812 года принял командование 7-м пехотным корпусом. Участвовал в осаде крепости Модлин, а затем в составе Польской армии ген. Л.Л. Беннигсена ‒ при Люцене, Бауцене и Дрездене; сыграл важную роль в победе союзников в Лейпцигском сражении (4-7 октября 1813 года). После сражения был направлен под Гамбург сменить входившую в состав осадных войск дивизию ген. графа М.С. Воронцова. 21 января 1814 года назначен начальником 2-й гренадерской дивизии, с которой принял участие в сражениях при Лаоне, Арси-сюр-Об и Париже, его распорядительностью и храбрые действия были отмечены императором Александром I, который рекомендовал его своему брату великому князю Николаю Павловичу (будущий император Николай I), как одного из лучших генералов русской армии.

Во время заграничных походов русской армии 1813‒1814 годов дивизия Паскевича выступила из места своего постоянного расквартирования (Рига) и двинулась в глубь Германии. К моменту разгрома армии Наполеона при Ватерлоо (июнь 1815 года) она находилась в района Франкфурта-на-Майне. После занятия крепости Туль и смотра в Вертю, Паскевич в августе 1815 года вывел дивизию в Смоленск.

Межвоенная карьера

Пользовался доверием императора Александр I, по его поручению расследовал обстоятельства дела о несправедливом наказании крестьян Липецкого уезда, претерпевших притеснения от бургомистра.

В июле 1817 года Паскевичу было поручено сопровождать в путешествии по России младшего брата императора ‒ великого князя Михаила Павловича. Путешествие прошло с 11 августа по 1 ноября 1817 года: они выехали из Петергофа, посетив центральную Россию, Поволжье, Донскую область, Крым, Юг России и завершили его в Москве.

14 ноября 1817 года Паскевич назначен командиром 2-й гвардейской дивизии, однако фактически в должность не вступил, поскольку сначала вновь проводил расследование по удельных крестьян (Гжатского уезда), а в марте 1818 ‒ июне 1819 годов сопровождал великого князя Михаила Павловича в путешествии по Европе (Германия, Нидерланды, Великобритания, Швейцария, Италия, Австрия). По возвращении в Царское Село Паскевич 3 июля 1819 года был назначен состоять при великом князе Михаиле Павловиче по должности генерал-фельдцейхмейстера.

С 11 мая 1821 года начальник 1-й гвардейской пехотной дивизии, под его началом с эти году служил великий князь Николай Павлович, который позже всегда называл Паскевича «отцом-командиром». В январе-мае 1822 года временно командовал Гвардейским корпусом. Принял ряд решительных мер «для проветривания либерального духа» гвардии (слова императора Александра I). С 27 февраля 1825 года командир 1-го армейского корпуса (с главной квартирой в Митаве).

После кончины Александра I и восстания декабристов (14 декабря 1825 года), Паскевич был вызван новым императором Николаем I в Петербург и включен в состав Верховного уголовного суда над мятежниками; сумел добиться не привлечения к следствию своего родственника А.С. Грибоедова.

Русско-персидская война 1826-1828 годов

В день коронации императора Николая I 22 августа 1826 года Паскевич был назначен командиром Отдельного Кавказского корпуса, причем формально он находился в подчинении прежнего командира генерала А.П. Ермолова. В начале русско-персидской войны 1826-1828 годов состоял при отряде генерала В.Г. Мадатова, присутствовал при взятии Елизаветполя, а также участвовал в разгроме персидской армии Аббаса-Мирзы 14 сентября 1826 года. Вскоре Паскевич вступил в серьезный конфликт с Ермоловым относительно дальнейших планов войны; в конце-концов Паскевич подал в отставку и на Кавказ был направлен И.И. Дибич для разбора ситуации. Несмотря на убеждения Дибича, что Паскевич не может заменить Ермолова, последний 28 марта 1827 года был отозван, а Паскевич получил всю полноту власти на Кавказе.

В июне 1827 года Паскевич начал операцию в Эриванской области и 5 июля разбил персидские войска у ручья Джеван-Булак, а 7 июля взял крепость Аббас-Абад. Ответная попытка персов перейти в наступление и осадить Эчмиандин провалилась и 1 октября русские войска взяли Эривань и вторглись а территорию Иранского Азербайджана, а 14 октября части ген. князя Г.Е. Эристова взяли Тавриз. После срыва персами мирных переговоров, Паскевич в январе 1828 года занял Урмию, Марагу, Ардебиль и начал развивать наступление на Тегеран. В этих условиях Персия была вынуждена согласить на все требования Паскевича, в т.ч. выплату 20 млн рублей контрибуции. 10 февраля 1828 года Паскевич подписал Туркманчайский мир, по которому к Российской империи были присоединены Эриванское и Нахичеванское ханства. За достигнутые успехи Паскевич был возведен в графское достоинство и получил 1 млн рублей.

Русско-турецкая война 1828-1829 годов

После начала русской-турецкой войны 1828-1829 годов Паскевич в апреле 1828 года был назначен командующим войсками в Малой Азии с задачей отвлечь внимание противника от главного ‒ Балканского ‒ театра военных действий. Выступив в поход 14 июня 1828 года, Паскевич 23 июня взят стратегически важную крепость Карс, затем перешел через Чатырдагский хребет и 23 июля взял крепость Ахалкалаки. 9 августа он разбил шедшую на помощь гарнизону крепости Ахалцих 30-тыс турецкую армию и 16 августа принудил крепость к капитуляции. В ходе последующей кампании русские войска заняли крепости Ацхур, Ардаган, Баязет и Диадин. Попытка турецкой армии в кампании 1829 года вернуть Ахалцих и Баязет закончились провалом, 25 июля Паскевич вышел к Эрзеруму, и после недолгой осады принудил его к сдаче.

После окончания войны Паскевич сохранил за собой пост командующего войсками и сосредоточился на усмирении горцев Северного Кавказа и подчинение этого региона Российской империи. Им были предприняты походы против белаканских лезгин, шапсугов, абадзехов, чеченцев и др., сопровождавшихся карательными экспедициями и уничтожением большого числа аулов. Одновременно проводил политику заселению земель жителями центральных губерний, составил Положение об управлении армяно-григорианской церковью, много сделал для развития образования. В конце 1830 года по состоянию здоровья обратился к императору с просьбой освободить его от должности на Кавказе.

Польское восстание 1830-1831 годов

После смерти генерал-фельдмаршала И.И. Дибича (29 мая 1831 года) Паскевич был назначен на его место главнокомандующим войсками, направленными на подавление восстания в Царстве Польском. Прибыв 13 июня в главную квартиру действующей армии (Пултуск), Паскевич выступил в поход, форсировал Вислу у Оськи и оттеснил войска инсургентов к Варшаве. После того как повстанцы отказались сдать город, Паскевич 25 августа повел войска на штурм. В ходе боев он был ранен ядром в левую руку. 26 августа город был взят. После этого восстание было фактически завершено и последующие боевые операции свелись к вытеснению оставшихся разрозненных отрядов инсургентов. Последние гарнизоны повстанцев сдались 26 сентября (Модлин) и 9 октября (Замостье).

После подавления восстания Паскевич был 14 февраля 1832 года назначен председателем особого Департамента Государственного совета по делам Царства Польского, а 23 марта – наместником Царства Польского, на этом посту он оставался почти четверть века ‒ до самой своей смерти. Одновременно с 2 апреля 1833 года занимал пост генерал-инспектора всей пехоты. Сторонник русификации, Паскевич и в Польше также проводил политику сближения Царства Польского с империей, одновременно много внимания уделял развитию путей сообщения, инфраструктуры, повышению обороноспособности региона.

Венгерское восстание 1849 года и Крымская война

Во время восстания в Венгрии, когда император Николай I в ответ на просьбу императора Австрии Франца-Иосифа сформировал Экспедиционный корпус (5 мая 1849 года) для подавления восстания, командовать им было поручено Паскевичу. 5 июня 1849 года Паскевич во главе своих войск вступил на территорию Венгрии; в его непосредственном подчинении находились 2-й корпус генерала П.Я. Купреянова, 3-й корпус ген. графа Ф.В. Ридигера и 4-й корпус ген. М.И. Чеодаева. Не встретив серьезного сопротивления русские войска быстро оттеснили противника, а затем разбив главный силы повстанцев под командованием А. Гёргея под Коморном, принудили их 1 августа к капитуляции.

Последний раз в действующую армию Паскевич был призван во время Крымской войны 1853-1856 годов, когда он был весной 1854 года назначен главнокомандующим Дунайской армией. Выступил сторонником осторожного плана кампании, который предусматривал перед главным броском на Балканы занятие основных Дунайских крепостей. Паскевич прибыл в Дунайскую армию, которой до этого командовал ген. князь М.Д.Горчаков, 3 апреля. Первым этапом действий своей армии он определил осаду и взятие важнейшей крепости на Дунае – Силистрии. Однако 28 мая в ходе рекогносцировки Паскевич был сильно контужен осколками бомбы. Не имея возможности далее руководить войсками, он 1 июня передал непосредственное командование князю Горчакову, за собой Паскевич, находившийся теперь в Яссах, сохранил общее руководство армией. Под его началом было был в июле-августе 1853 года осуществлен вывод русских войск из Дунайских княжеств, армия вышла в полном порядке, были эвакуированы все больные и раненые, а также обеспечена возможность ухода в местных православных жителей, опасавшихся репрессий со стороны турок. По завершении операции Паскевич оставил армию и уехал на лечение.

Хотя Паскевич и вылечился от последствий контузии и даже осенью 1854 году совершил поездку в действующую армию в Крым, тем не менее его здоровье было окончательно подорвано. В 10 ч. 20 января 1856 года Паскевич скончался. Им было завещано 50 тысяч рублей серебром на ежегодное содержание 200 человек увечных нижних чинов. Похоронен в с. Ивановское при Ивангородской крепости (ныне г. Демблин в Польше); в 1889 году прах Паскевича перезахоронен в часовне-усыпальнице у стены собора Петра и Павла в Гомеле.

Паскевич был одним из четырех полных кавалеров ордена Св. Георгия и единственным в истории полным кавалер одновременно орденов Св. Георгия и Св. Владимира.

Семья

Паскевич был женат (с января 1817 года) на Елизавета Алексеевна Грибоедовой (1791 — 30 апреля 1856 года), статс-даме (с 16 июня 1829 года) и кавалерственной даме ордена Св. Екатерины (с 25 мая 1846 года). По отцу приходилась двоюродной сестрой писателю А.С. Грибоедову. В браке родилось двое сыновей (старший умер в младенчестве) и трое дочерей. Со смертью их бездетного сына князя Федора Ивановича (13 февраля 1823 ‒ 16 июня 1903) род светлейших князей Варшавских, графов Паскевичей-Эриванских пресекся.

Звания:

поручик и флигель-адъютант ‒ 5 октября 1800 года

штабс-капитан – 24 марта 1806 года

капитан ‒ 2 марта 1808 года

полковник ‒ 3 июля 1809 года

генерал-майор ‒ 25 ноября 1810 года

генерал-лейтенант ‒ 8 октября 1813 года

генерал-адъютант – 12 декабря 1824 года

генерал от инфантерии ‒ 22 августа 1826 года

генерал-фельдмаршал ‒ 22 сентября 1829 года

Кавалер всех русских орденов Иван Федорович Паскевич

Иван Федорович Паскевич человек удивительной судьбы. Кавалер всех русских орденов, фельдмаршал австрийских, прусских и русских войск, спаситель короны Франца-Иосифа, наместник Кавказа, обладатель персидского ордена Льва и Солнца и множества других наград. А историографиях Паскевича часто называют «душителем свобод» Польши и Венгрии за подавления восстаний во второй четверти XIX века…
Мало кто мог предположить в 1782 году, какая богатая на войны и события жизнь ждет родившегося в небедной помещичьей семье Ивана Федоровича Паскевича. Отец, Федор Григорьевич, владел пятью сотнями крестьян. Кроме того, дед Ивана Федоровича занимал видное положение при дворе императрицы. В результате, получив домашнее образование, в возрасте 11 лет Паскевич был определен в пажеский корпус и в 1800 году стал лейб-пажом Павла I, а незадолго до смерти императора стал его флигель-адъютантом, получив чин поручика Преображенского полка. Из-за смерти Павла Паскевич не любил вспоминать это время, проведенное при дворе.

Первое свое назначение в действующую армию Иван Федорович получил в 1805 году. Он отправился адъютантом в армию Михельсона, которая в тот момент находилась между Гродно и Брест-Литовском и активного участия в боевых действиях против Наполеона не принимала. Аустерлицкое сражение, закончившееся поражением войск Третьей коалиции, закончило противостояние, так и не дав Паскевичу принять участия в боях.
Тем не менее, долго ждать новых сражений Ивану Фёдоровичу не пришлось. В преддверии войне с Османской империей 1806 Михельсона назначают командующим молдавской армией. В этом же году Паскевич впервые проявит себя блестящим офицером и получи первые награды. В марте под Журжей благодаря его усилиям несколько колонн русских войск заплутавших в темноте выйдут на заданные позиции, а Паскевич получит орден св. Владимира 4-й степени. Позднее Иван Федорович был в отряде, блокировавшем Измаил. Во время этой войны с Турцией Паскевич дважды ездил уполномоченным в Константинополь и отличился еще не в одном сражении.
В 1810 году он был отозван в Киев, где вступил в командование 26-й пехотной дивизией. Кампания против Турции принесла Паскевичу чин генерал-майора. Кроме того, он заслужил ещё четыре ордена, помимо упомянутого св. Владимира, в том числе ордена св. Георгия 3-й и 4-й степени, а также золотую шпагу с надписью «За храбрость». На тот момент Ивану Федоровичу шел 28-й год.
Начало Отечественной войны 26-я дивизия встретила в составе корпуса генерала Раевского, который входил во 2-ю армия Багратиона. На её долю выпало тяжелое отступление, с началом войны Наполеон поставил перед маршалом Даву задачу отрезать Багратиона от 1-й армии Барклая де Толли. Для выполнения задачи «железному маршалу» был выделен корпус в 50 тыс. человек. Сопоставимые силы Жерома Бонапарта, преследовали Багратиона с запада. Для соединения с 1-й армией Барклая, Багратиону необходимо было форсировать Днепр. В тяжелейшем бою под Салтановкой корпусу Раевского удалось задержать Даву и даже уверить французского маршала в том, что 2-я армия готова принять бой. 26-я дивизия генерала Паскевича покрыла себя в этом бою неувядающей славой.
Корпусу Раевского выпало оборонять Смоленск до соединения русских армий. Генералу Паскевичу был выделен участок обороны, на который в первый же день пришелся мощный удар французов. Дивизия Паскевича обороняла центральное укрепление Смоленска – Королевский бастион. Его штурмовала отборная пехота Нея, однако успеха не добилась. С подходом русских армий, Раевского сменил пехотный корпус генерала Д.С. Дохтурова.
После Смоленска 26-я дивизия активно участвовала в арьергардных боях, задержав французов у Колоцкого монастыря 23 августа. В Бородинском сражении дивизия Паскевича защищала Курганную высоту до 11 утра, когда французам ценой огромных потерь удалось ненадолго занять высоту. Корпус Раевского был почти полностью истреблен. На центральной позиции его сменил, как и под Смоленском, корпус генерала Дохтурова. За Бородино Паскевич получил орден св. Анны 1-й степени.
С оставлением Москвы Иван Федорович активно обучает пополнение, прибывшее в его дивизию. Предусмотрительность Паскевича оказалась полностью оправдана. 12 октября его дивизия вступает в бой за Малоярославцы. Мост через реку Лужу был стратегическим пунктом и его захват позволил бы армии Наполеона отступить на юг, в неразорённые войной губернии. Благодаря таким командирам как Паскевич, французы оказались вынуждены отступать по уже разграбленной Смоленской дороге.

В трехдневном бою у села Красное, войска под командованием Ивана Федоровича добили остатки корпуса Нея, последний сам едва не попал в плен. После Красного Паскевич сменил заболевшего Николая Николаевича Раевского на посту командующего 7-м пехотным корпусом и в этой должности вступил с отрядом Милорадовича в герцогство Варшавское. Так начался Заграничный поход русской армии для уже прославившегося генерала.
Вскоре отряд Паскевича был отряжен для блокирования крепости Молин. Активный штурм её не был возможен из-за отсутствия осадной артиллерии, но эта проблема была решена подошедшими прусскими подкреплениями. Однако перемирие, заключенное с французами, взятие крепости задержало. Во время перемирия была сформирована польская армия под командованием Беннигсен, в которую впоследствии и вошел отряд Паскевича.
Позднее дивизия Ивана Федоровича сменила войска М.С. Воронцова блокировавшие Гамбург, затем Паскевич получает назначение во 2-ю гренадерскую дивизию, командуя который примет участие в Битве народов под Лейпцигом, сражение при Арси-сюр-Обе, а затем и при взятии Парижа, его войска атаковали Бельвильские высоты и Мениль-Монтян. За штурм Парижа Иван Федорович получил орден св. Александра Невского и был рекомендован будущему императору, тогда еще великому князю, Николаю Павловичу.
С завершением наполеоновских воин отречением Бонапарта Паскевич отправляется в Ригу. Иван Федорович берет отпуск и отправляется к семье в Малороссию. Вернувшись из отпуска, Паскевич узнает о возвращении Наполеона из «почетной» ссылки на Эльбе и в соответствии с указаниями, выдвигается к Парижу. Известие о разгроме французского императора при Ватерлоо застает Паскевича не далеко от Франкфурта-на-Майне. После окончательного поражения Наполеона Иван Фёдорович возвращается в Россию, пользуясь полным доверием императора.
В 1816 Паскевич получает задание расследовать дело о неуплате податей крестьянами в Липецком уезде. По итогам выяснилось, что с податями мошенничало местное чиновничество. С крестьян обвинения сняли, а чиновников Смоленской губернии сместили с должностей. Через год Ивану Федоровичу было доверено сопровождать в двухгодичной поездке по Европе и Российской империи великого князя Михаила Павловича.
С 1819 по 1826 год Паскевич жил с семьей в Вильно, командуя войсками, расквартированными у западной границы России. Здесь он пробыл до восстания декабристов. В 1826 Паскевич был вызван в Петербург и назначен членом Верховного суда над заговорщиками. При разбирательствах голосовал за самые строгие наказания для восставших. С этого момента Паскевич пользуется полным доверием воцарившегося императора.
В 1826 году Николай I отправляет Ивана Фёдоровича на Кавказ для «содействия генералу Ермолову», которому не доверял из-за сочувственного отношения последнего к ссыльным декабристам. Формально Паскевич подчинялся Ермолову, однако имел полномочия сместить его в случае необходимости. Это до крайности обострило отношения между командующими. Негласное противостояние продолжалось до 1827 года, когда Ермолов подал в отставку.
Отдельный Кавказский корпус уже одержал несколько побед над персами, в войне, которая началась в 1826 году, Паскевич эту войну довел до разгромного для Персии финала. Вынудив Тегеран заплатить огромную контрибуцию и передать Российской империи Эриванское и Нахичиванское ханства. Однако в деле гражданского управления на Кавказе Паскевич не преуспел. Если Ермолова на Кавказе не любили, то Паскевича откровенно ненавидели, на успокоении горцев это, понятно, благоприятно не сказалось.
Но в делах военных Иван Федорович преуспевал всегда. В войне с Турцией 1828-29 года ему удалось пробиться к крепости Эрзурум – важнейшей стратегической базе Османской империи в Малой Азии. Стараниями Паскевича армия турецкого султана в этом регионе была полностью истреблена и рассеяна, на ход кампании эти события оказали огромное влияние. За взятие Эрзурума Иван Федорович получил орден св. Георгия 1-й степени, став 4-м и последним в истории России полным кавалером этой награды.
После победы над турками Паскевич ещё два года выполнял обязанности наместника на Кавказе. В 1831 он был переведен командующим войсками в Польше. Буквально за 4 месяца Ивану Федоровичу удалось разгромить повстанцев. Варшава была взята в годовщину Бородинского сражения, и Паскевич с донесением Николаю отправил внука Суворова. Вдвойне символичный жест. За эту победу Паскевич удостоился титула светлейшего князя Варшавского. Началось 25 лет рутинного польского наместничества.
В 1848 Паскевич вновь принимает командования для подавления восстания. На этот раз помощь оказалась нужна австрийской короне. Император Франц-Иосиф был спасен силой русского оружия. То была помощь Николая I августейшему родственничку. Франц-Иосиф, как это принято в родственных отношениях, осложненных политикой, отплатил неблагодарностью: поддержав противников России в начавшейся Крымской войне. Видимо, только российские императоры отождествляют интересы собственной семьи с интересами империи.
В этой войне Паскевич так же принял на себя командование войсками и одержал ряд побед, но в одной из стычек совсем уже немолодой фельдмаршал получил тяжелую контузию ядром и вынужден был устраниться от командования. В 1856 году он скончался в Варшаве, в возрасте 73 лет. В войсках Царства Польского был объявлен девятидневный траур по светлейшему князю Ивану Федоровичу Варшавскому графу Паскевичу-Эриванскому.
Часто на талантливых полководцев, вынужденных исполнять приказы, целиком возлагают историческую ответственность за те или иные дела, то ли забывая, то ли намеренно игнорируя, тот факт, что полководец – это меч в руках государства или государя, и в первую очередь на них падает обязанность принятия верных решений.