Князь Михаил черниговский

Содержание

Михаил Черниговский: мученик веры или жертва интриг?

XIII век — время крупнейших испытаний для Русской земли за всю предшествующую историю её существования. Монголо-татарское нашествие не шло ни в какое сравнение с набегами печенегов или половцев, русские князья столкнулись с гнетущей реальностью политической зависимости — теперь недостаточно было всего лишь откупиться деньгами от захватчиков. Рюриковичам необходимо отныне добиваться права на владение своей вотчиной у иноземного правителя — такого унижения Русь не знала никогда.
Множество князей побывало в Орде за почти двухсотлетнее иго. Первые десятилетия после нашествия были связаны с необходимостью правителей подтверждать своё владение у монгольских хозяев. Эти поездки сопровождались огромным риском — путешествие в страну, чуждую по культуре и религии, таило в себе множество опасностей. Немногие переживали эти аудиенции. Великий князь Ярослав Всеволодович, например, пал жертвой политических интриг в столице монгольского государства, Каракоруме. А Михаил Черниговский, по свидетельствам источников, был убит из-за своей приверженности христианской вере.

Иконописное изображение князя Михаила. (vlsobor.com)

От битвы на Калке до монгольского вторжения

«Домонгольская» биография Черниговского князя могла бы с успехом лечь в основу отечественного аналога «Игры престолов». Она полна битв, политических интриг, славных деяний и великих провалов. Политическая биография Михаила, впоследствии причисленного к лику святых, оказалась непродолжительной, чуть больше 20-ти лет, но очень насыщенной.
Она началась в 1223 году. В этот год многие русские князья нашли свою смерть либо на поле брани на реке Калке, либо под трапезным столом, за котором пировали монгольские захватчики. Немногим удалось спастись. Таким счастливчиком оказался и сорокачетырёхлетний Михаил. Гибель тогдашнего черниговского князя Мстислава Ярославовича помогла ему занять вакантное место в одной из сильнейших вотчин на территории Руси.

Эпизод битвы на реке Калке в интерпретации современного художника. (assets.discours.io)

С этого момента Михаил успеет побывать главой Новгорода, Киева и даже Галича. Неутомимый честолюбец, он настроил против себя, наверное, всех видных политических деятелей той эпохи — в первую очередь, Ярослава Владимирского и Даниила Галицкого. В борьбе за Юго-Западную Русь он даже использовал помощь венгров — своего сына, Романа, сосватал к дочери венгерского короля Белы IV Анне. В результате политических интриг и прямого военного вмешательства Михаил к моменту начала татаро-монгольского нашествия фактически контролировал всю Южную Русь — сам он сидел в Чернигове, а его сын — в Галиче.

Монгольское вторжение

С этого момента в биографии будущего святого появляются факты, не слишком хорошо согласующиеся с тем культом, который был сконструирован русскими духовными деятелями впоследствии. В 1237 году ко двору черниговского князя прибывают послы из Рязани с просьбой оказать им помощь в борьбе против иностранных захватчиков. Возглавлял делегацию небезызвестный Евпатий Коловрат, впоследствии вписавший золотыми буквами своё имя в страницу ратных подвигов Руси.

П. Литвинский «Евпатий Коловрат». (rounb.ru)

Однако Михаил напомнил посланцам о том, что в 1223 году, во время первого очного противостояния монголов и русских княжеств, рязанские полки на поле боя не явились, после чего отказал гостям в их просьбе. Трудно сказать, как бы сложилась история, пошли Михаил свои полки на помощь рязанцам. В любом случае, оставив на растерзание Северо-Восточную Русь, черниговский князь во многом накликал на себя беду, случившуюся через несколько лет уже в его владениях.
В 1239 году вторая волна монгольского нашествия обрушилась на Южную Русь. Орды захватчиков под командованием внука Чингисхана, Мунке, разорили Чернигов, Переяславль и подошли к Киеву, в котором в то время находился Михаил. Мунке предложил князю сдать город без боя и покориться Батыю. Однако на это последовал отказ, и, более того, монгольские послы были зверски убиты. Казалось бы — вслед за таким смелым поступком Михаил должен подготовить оборону города и оказать достойное сопротивление монголам. Но произошло всё в точности до наоборот — черниговский князь спешно покинул Киев и ушёл в Венгрию вместе с сыном, оставив киевлян на растерзание озлобленных захватчиков.

Монголы осаждают древнерусский город. (kubarev.ru)

Последующие несколько лет Михаил с семьёй банально бегал от армии Батыя, которая, казалось, преследует его по пятам. До 1240 года отсидевшись в Галиче (с разрешения князя Даниила), он, после захвата и разграбления монголами Киева, бежит в Венгрию. Когда же кочевники появляются у границ королевства Белы IV — Михаил отправляется вглубь Европы, в Германию.
Однако скитания по Европе ни к чему не приводят: союзников найти не удалось, да и отношение к беглому князю было совсем не гостеприимным. В 1241 году блудный Михаил возвращается в разорённый Киев, где продолжает править ещё два года. Во время его непродолжительной отлучки в Венгрию, где сын Ростислав справлял свадьбу с дочерью венгерского короля, Анной, киевское княжение по ярлыку переходит Ярославу Всеволодовичу. Михаил вынужден вернуться в родовое гнездо — Чернигов, где его и настигнет роковой вызов в ставку Батыя в 1246 году.

Древний Чернигов, реконструкция. (social.shorthand.com)

Михаил Черниговский и ярлык на княжение

В тот год русские князья массово вызывались к монголам для подтверждения права на управления своими владениями, а также, судя по всему, для выработки основных юридических моментов, связанных с зависимым отношением Руси. Ярослава Всеволодовича сразу после встречи с Батыем отправили в Каракорум, на курултай по случаю избрания нового хана. Даниил Галицкий, несмотря на свою нескрываемую антиордынскую позицию, подтвердил владение Галицким княжеством. Но Михаил Всеволодович живым из ставки Батыя не вернулся.
События, произошедшие с князем, описаны во множестве источников: это и «История монголов» Иоанна де Плано Карпини, и Галицкая летопись, и «Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора». Попробуем восстановить хронологию событий того злополучного дня.

Русские князья в ставке Батыя. (grommus.com)

Все князья, претендовавшие на получение ярлыка, должны были пройти монгольский языческий обряд, который доказывал лояльность кандидата новым хозяевам. В сопровождении монгольских жрецов они должны проходили между двух костров, затем кланялись языческим идолам (среди которых было и изображение Чингисхана), а также бросали в огонь часть принесённых даров. Михаилу знал об этих процедурах — Московский летописный свод сообщает о том, что князь ещё перед поездкой в ставку Батыя принял решение отказаться от унизительных для истинного христианина действий.
Прибыв к монголам, Михаил сразу заявил языческим жрецам, что не собирается проходить обряды, однако не отказывался принести присягу Батыю. Уговоры не подействовали на черниговского князя. Тогда, по сообщению летописца, Батый пришёл в ярость и приказал лишить жизни строптивого русича. Примечательно, что на эти случаи у захватчиков были припасены особые исполнители из числа русских. Согласно летописи, последний штрих в расправе над князем и его слугой, боярином Фёдором, сделал некий Доман Путивльцев, отрезав отступникам головы.

Даниил Галицкий, Ярослав Всеволодович или хан Батый: кому была выгодна смерть князя?

Почему же Михаил Черниговский был наказан за отказ соблюдать языческий обряд? Не всех древнерусских князей наказывали за такой демарш — например, Даниил Галицкий обошёлся без этой процедуры и получил ярлык на княжение в Галиче. По всей видимости, причины убийства находились всё же в плоскости политической, нежели религиозной.
В наше время достоверно сказать о том, почему Михаил сложил голову в ставке Батыя, не представляется возможным. Однако можно описать возможные версии произошедшего. Батый мог наказать черниговского князя за его тесные связи с венгерским королевским домом. Венгрия пережила нашествие монгольских орд и занимала крайне агрессивную позицию по отношению к захватчикам. Но и Даниил Галицкий имел родственные связи с династией Арпадов и относился к Батыю отрицательно. За это он наказан не был.
Ещё одна гипотетическая теория — Михаил Черниговский пал жертвой интриг других древнерусских князей. Мотивы были и у Ярослава Всеволодовича, и у Даниила Галицкого. С Ярославом отношения у будущего святого были натянутые, сказывалось соперничество за новгородский и киевский столы. Даниил не мог забыть Михаилу захват Галича. Таким образом, вызов Батыем черниговского князя к себе мог таить потенциальную опасность возвышения соперника владимирского и галичского князей. Однако документальных подтверждений таких интриг нет. Можно только предполагать, что Ярослав и Даниил могли сообщить Батыю какую-нибудь негативную информацию относительно Михаила, дабы убрать его со своего пути.
Ещё один источник всевозможных заговоров — другие князья Черниговского дома. Они могли не питать особой любви к Михаилу из-за его авантюрной политики до монгольского нашествия, раз за разом подставлявшей Чернигов под прямой удар противника. Другие князья черниговского дома также бывали в ставке Батыя (один из них даже был убит по довольно странному обвинению в краже лошадей на границе) и могли дать свидетельские показания против Михаила.
Причин было много и все версии имеют право на существование. Что же стало с именем Михаила после его смерти? Уже в XIII веке было составлено «Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора», впоследствии переработанное в житие. По всей видимости, почитание князя как местного святого, пострадавшего за веру Христову, началось на территории Черниговского княжества почти сразу после его смерти — в Ростове даже был возведён храм в его честь, до нашего времени, однако, не сохранившийся.

Михаил Черниговский и боярин Фёдор, иконописное изображение. (ruvera.ru)

Канонизация Михаила на общероссийском уровне произошла во время правления Ивана Грозного, в 1578 году и связана с именем митрополита Макария. С политической точки зрения создание «пантеона» общерусских святых в это время было весьма кстати — Русь объединилась и крепла день ото дня, а фигура Михаила как нельзя лучше подходила к новой идеологической парадигме Московского государства. Черниговский князь выполнил свою политическую функцию уже после смерти, однако его жизнь, полную нехристианского честолюбия и эгоизма, вряд ли можно назвать православным идеалом.

Чем можно было удивить монголов – великую империю кочевников, за считанные годы опустошивших древнерусскую цивилизацию, бравших один за другим русские города, разрушавших храмы и истреблявших русский народ? Князь Михаил Черниговский, один из первых князей-мучеников, ценой своей жизни заставил монголов спросить себя: почему русские так дорожат своей христианской верой.
В жизни князь Михаил Черниговский был отнюдь не примером для подражания. В междоусобных войнах он воевал с Олегом Курским и Даниилом Галицким. Князь оставил опустошенный монголами Киев, чтобы отправиться в Венгрию и женить там своего сына на венгерской принцессе. А когда к нему от лица рязанских князей прибыл былинный воевода Евпатий Коловрат, чтобы просить помощи в битвах против захватчиков, то князь Михаил отказал ему в такой любезности, мотивируя отказ своей прежней обидой: когда он воевал на Калке, рязанские князья с ним не пошли, – так и сейчас нечего его просить об одолжении.

Однако вскоре князя ожидает кардинальная метаморфоза, с какого-то момента, по выражению летописца, «блаженный князь разгорелся благодатью божию». Блаженным он назван еще до того, как поедет к хану Батыю брать ярлык на княжение в Киеве. Вернее, никакого ярлыка князь брать изначально не собирался, и вместо подчинения воле великого хана, он препоручит себя божественной благодати и отправится на духовный подвиг…

Князь Михаил Черниговский: первый святой, пострадавший в Орде

Мон­го­лы не все­гда ка­ра­ли за от­каз прой­ти через свя­щен­ный огонь, но в этот раз Ба­тый устро­ил рус­ско­му кня­зю жест­кую про­вер­ку на ло­яль­ность… Что сто­я­ло за убий­ством свя­то­го, во­ля ха­на или ин­три­ги рус­ских за­вист­ни­ков?

В 1246 го­ду в Зо­ло­той Ор­де был убит Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский. Это был пер­вый рус­ский пра­ви­тель – му­че­ник, по­гиб­ший от рук мон­го­ло-та­тар. О при­чи­нах это­го тра­ги­че­ско­го со­бы­тия до сих пор спо­рят ис­то­ри­ки, а древ­не­рус­ские и сред­не­ве­ко­вые ев­ро­пей­ские тек­сты да­ют раз­ные трак­тов­ки дра­мы, разыг­рав­шей­ся в став­ке Ба­тыя.

Пер­вое столк­но­ве­ние рус­ских с мон­го­ла­ми в 1223 го­ду, ко­гда объ­еди­нен­ное вой­ско по­лов­цев и рус­ских кня­зей, сре­ди ко­то­рых был и Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский, по­пы­та­лись оста­но­вить ор­ды ко­чев­ни­ков на ре­ке Кал­ке. В этой бит­ве Русь по­тер­пе­ла по­ра­же­ние из-за раз­об­щен­но­сти рус­ских пра­ви­те­лей – од­ни хо­те­ли по­лу­чить сла­ву, дру­гие спо­кой­но на­блю­да­ли, как из­би­ва­ют их со­юз­ни­ков, тре­тьи до­ве­ри­лись обе­ща­ни­ям мон­го­ло-та­тар, но бы­ли об­ма­ну­ты и уби­ты. По­сле это­го в те­че­ние несколь­ких лет бы­ло за­ти­шье, а за­тем вой­ска Ба­тыя ра­зо­ри­ли спер­ва Ря­зань, а за­тем и Ки­ев. Год ра­зо­ре­ния Ки­е­ва – 1240 г. Го­дом, на­чи­ная с ко­то­ро­го рус­ские пра­ви­те­ли пре­вра­ти­лись в хан­ских вас­са­лов, и бы­ли вы­нуж­ден­ные ез­дить в Ор­ду для по­лу­че­ния яр­лы­ков на кня­же­ние, счи­та­ет­ся 1240 г. – вре­мя ра­зо­ре­ния Ки­е­ва.

Ис­то­рик Ви­льям По­хлёб­кин счи­та­ет, что са­мой боль­шой про­бле­мой для Ру­си бы­ло от­сут­ствие пись­мен­ных до­го­во­ров с Ор­дой. Кня­зья от­прав­ля­лись на по­клон к ха­ну не как пра­ви­те­ли, а как за­лож­ни­ки, ко­то­рым не да­ва­лось ни­ка­ких га­ран­тий. По сво­е­му про­из­во­лу хан мог да­ро­вать ко­му-то яр­лык, а вско­ре от­нять его и пе­ре­дать дру­го­му кан­ди­да­ту.

Под угро­зой бы­ла жизнь каж­до­го рус­ско­го кня­зя, от­прав­ляв­ше­го­ся в Ор­ду, по­сколь­ку его ста­тус немно­гим от­ли­чал­ся от по­ло­же­ния плен­ни­ков — в хан­ской став­ке его мог­ли убить, отра­вить, ли­шить сво­е­го уде­ла, от­нять жен и де­тей, и все это не бы­ло бы на­ру­ше­ни­ем со сто­ро­ны мон­го­лов, по­сколь­ку они не да­ва­ли ни­ка­ких обя­за­тельств: «Все ви­ды рус­ских га­ран­тий но­си­ли ве­ще­ствен­ный, а не пись­мен­ный ха­рак­тер (дань, за­лож­ни­ки, по­дар­ки), т.е. все рус­ские га­ран­тии бы­ли физи­че­ски ося­за­е­мы­ми — их мож­но бы­ло и уви­деть, и по­щу­пать. Хан­ских же, ор­дын­ских га­ран­тий (на­при­мер, не во­е­вать, не каз­нить, не на­ла­гать непо­мер­ную дань) не су­ще­ство­ва­ло ни­ка­ких — ни пись­мен­ных, ни сло­вес­ных».

На­про­тив, по­слы ха­на на Ру­си бы­ли не про­сто ди­пло­ма­ти­че­ски­ми пред­ста­ви­те­ля­ми, но упол­но­мо­чен­ны­ми ха­на с неогра­ни­чен­ной вла­стью. Они мог­ли на ме­сте при­ни­мать лю­бые по­ли­ти­че­ские и во­ен­ные ре­ше­ния, и их ни­кто не имел пра­ва оспо­рить. Мон­голь­ские по­слы на Ру­си – непри­кос­но­вен­ные фигу­ры, убий­ство или оскорб­ле­ние ко­то­рых мгно­вен­но при­во­ди­ли к во­ен­но­му по­хо­ду та­тар.

Неко­то­рые ис­то­ри­ки по­ла­га­ют, что убий­ство Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го бы­ло свя­за­но с тем, что он при­ни­мал уча­стие в бит­ве при Кал­ке, по­во­дом для ко­то­рой как раз и ста­ло убий­ство по­слов. Од­на­ко сред­не­ве­ко­вые ис­точ­ни­ки пред­ла­га­ют нам дру­гую вер­сию раз­ви­тия со­бы­тий.

Об уби­е­нии кня­зя Ми­ха­и­ла и его спут­ни­ка – бо­яри­на Фе­о­до­ра су­ще­ству­ет несколь­ко древ­не­рус­ских ле­то­пис­ных рас­ска­зов, крат­кое и пол­ное жи­тие, а так­же рас­сказ фран­цис­кан­ско­го мо­на­ха Пла­но Кар­пи­ни, по­се­тив­ше­го став­ку Ба­тыя вско­ре по­сле убий­ства му­че­ни­ков. За­пис­ки ка­то­ли­ка цен­ны для нас тем, что они объ­яс­ня­ют неко­то­рые осо­бен­но­сти ре­ли­ги­оз­но­сти мон­го­лов, без ко­то­рых невоз­мож­но по­нять при­чи­ну убий­ства: «Преж­де все­го так­же они де­ла­ют идол для им­пе­ра­то­ра (умер­ше­го Чин­гис­ха­на – «НС») и с по­че­том ста­вят его на по­воз­ке пе­ред став­кой, как мы ви­де­ли при дво­ре на­сто­я­ще­го им­пе­ра­то­ра, и при­но­сят ему мно­го да­ров. По­свя­ща­ют ему так­же ло­ша­дей, на ко­то­рых ни­кто не дер­за­ет са­дить­ся до са­мой их смер­ти.. В пол­день так­же они по­кла­ня­ют­ся ему (Чин­гис­ха­ну – «НС»), как Бо­гу, и за­став­ля­ют по­кло­нять­ся неко­то­рых знат­ных лиц, ко­то­рые им под­чи­не­ны».

От­ме­тим, что по­сколь­ку мон­го­лы бы­ли ко­чев­ни­ка­ми, то по­доб­ные став­ки с изо­бра­же­ни­ем Чин­гис­ха­на они устра­и­ва­ли на вся­ком ме­сте, ку­да пе­ре­би­ра­лись. Кро­ме то­го, Кар­пи­ни рас­ска­зы­ва­ет о двух очи­сти­тель­ных ог­нях, го­ря­щих пе­ред став­кой: «Они ве­ру­ют, что ог­нем всё очи­ща­ет­ся, и ко­гда к ним при­хо­дят по­слы или вель­мо­жи или ка­кие бы то ни бы­ло ли­ца, то и им са­мим, и при­но­си­мым ими да­рам над­ле­жит прой­ти меж­ду двух ог­ней, чтобы под­верг­нуть­ся очи­ще­нию, дабы они не устро­и­ли ка­ко­го-ни­будь отрав­ле­ния и не при­нес­ли яду или ка­ко­го-ни­будь зла». Как ви­дим, об­ряд очи­ще­ни­ем ог­нем был од­ним из ос­нов­ных в став­ке Ба­тыя, и без его про­хож­де­ния ни­кто не мог при­бли­зить­ся к ха­ну. В за­пис­ках фран­цис­кан­ца рас­ска­зы­ва­ет­ся, что про­ход меж двух ог­ней был необ­хо­ди­мым ми­ни­му­мом для всех, а вот кла­нять­ся изо­бра­же­нию Чин­гис­ха­на за­став­ля­ли да­ле­ко не каж­до­го рус­ско­го кня­зя. По­че­му для му­че­ни­ка и его слу­ги был вы­бран са­мый жест­кий ва­ри­ант, мы рас­ска­жем ни­же, а по­ка об­ра­тим­ся к ос­нов­но­му агио­гра­фи­че­ско­му ис­точ­ни­ку.

В «Ска­за­нии о уби­е­нии в ор­де кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го и его бо­яри­на Фе­о­до­ра» рас­ска­зы­ва­ет­ся о том, что каж­до­го при­хо­дя­ще­го к Ба­тыю за­став­ля­ли про­хо­дить через огонь, а так­же кла­нять­ся «ку­сту и идо­лу».

Не яс­но, что древ­не­рус­ский ав­тор имел в ви­ду под сло­вом «куст», воз­мож­но речь идет о неко­ем свя­щен­ном де­ре­ве, сто­яв­шем пе­ред став­кой. Ми­ха­ил и Фе­о­дор еще до при­бы­тия в Ор­ду зна­ли об этом обы­чае и по­сле со­ве­та со сво­им ду­хов­ни­ком ре­ши­ли из­брать по­двиг му­че­ни­че­ства. Жи­тие со­об­ща­ет, что мно­гие рус­ские кня­зья из-за «со­блаз­на ве­ка се­го» ис­пол­ня­ли все необ­хо­ди­мые об­ря­ды.

За­ме­тим, что по сви­де­тель­ству Кар­пи­ни, мон­го­лы бы­ли ве­ро­тер­пи­мы­ми и кро­ме слу­чая с Ми­ха­и­лом Чер­ни­гов­ским ни­ко­го не при­нуж­да­ли кла­нять­ся «идо­лам», ес­ли это про­ти­во­ре­чи­ло их ре­ли­гии. От­каз же неко­то­рых рус­ских пра­ви­те­лей про­хо­дить об­ря­ды сверх очи­ще­ния ог­нем мог и не при­во­дить к же­сто­кой рас­пра­ве.

Же­сто­кость по от­но­ше­нию к кня­зю Ми­ха­и­лу, ко­то­рый в жи­тии на­зы­ва­ет­ся «ве­ли­ким рус­ским кня­зем» мо­жет быть объ­яс­не­на несколь­ки­ми при­чи­на­ми. Во-пер­вых, Ба­тый по­ка­за­тель­ной каз­нью быв­ше­го ки­ев­ско­го кня­зя мог до­бить­ся боль­шей по­кор­но­сти со сто­ро­ны дру­гих рус­ских вас­са­лов. Во-вто­рых, хан мог быть от­ри­ца­тель­но на­стро­ен по от­но­ше­нию к Ми­ха­и­лу, по­сколь­ку дру­гие рус­ские кня­зья ин­три­го­ва­ли про­тив него в став­ки Ба­тыя, же­лая по­лу­чить яр­лык на ве­ли­кое кня­же­ние. Тре­тью вер­сию пред­ла­га­ет жи­тие – хан уби­ва­ет Ми­ха­и­ла и Фе­о­до­ра в гне­ве за от­каз по­кло­нить­ся «его бо­гам». При этом агио­граф на­зы­ва­ет их из­на­чаль­ной це­лью по­езд­ки в Ор­ду — же­ла­ние об­ли­чить «це­за­ря» в его «пре­ле­сти» и по­стра­дать за ве­ру хри­сти­ан­скую.

Без­услов­но, ре­ли­ги­оз­ная мо­ти­ви­ров­ка по­ступ­ков бы­ла очень важ­на для чер­ни­гов­ско­го кня­зя, но ис­то­ри­ки ча­ще объ­яс­ня­ют его по­езд­ку и смерть по­ли­ти­че­ски­ми мо­ти­ва­ми. Неза­дол­го до по­езд­ки Ми­ха­и­ла в Ор­ду он бо­рол­ся с дру­ги­ми кня­зья­ми за Ки­ев­ский пре­стол, был вы­нуж­ден бе­жать в Вен­грию, от­ка­зал в по­мо­щи про­тив та­тар ря­зан­ским кня­зьям за то, что тех не бы­ло на ре­ке Кал­ке, и пра­вил то в Ки­е­ве, то в Чер­ни­го­ве до мо­мен­та сво­е­го вы­зо­ва в став­ку Ба­тыя.

Из­на­чаль­но Ба­тый не хо­тел уби­вать Ми­ха­и­ла, хо­тя со­пер­ни­ки его и об­ви­ни­ли в кра­же ко­ней, по­свя­щен­ных ха­ну, что яв­ля­лось очень тяж­ким пре­ступ­ле­ни­ем. Мон­го­лы мог­ли бы лег­ко каз­нить чер­ни­гов­ско­го кня­зя по при­го­во­ру су­да, не при­бе­гая к слож­ным про­це­ду­рам (тео­ре­ти­че­ски, неугод­ный князь мог со­гла­сить­ся прой­ти все необ­хо­ди­мые об­ря­ды, и то­гда его убий­ство бы­ло бы весь­ма слож­ным). Од­на­ко ин­три­ги со­пер­ни­ка сде­ла­ли свое де­ло, и Ба­тый ре­шил устро­ить му­че­ни­ку очень жест­кий тест на ло­яль­ность. В ре­зуль­та­те от­каз по­кло­нить­ся изо­бра­же­нию Чин­гис­ха­на стал в гла­зах мон­го­лов по­ли­ти­че­ским пре­ступ­ле­ни­ем, и Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го каз­ни­ли как мя­теж­ни­ка.

От­ме­тим, что жи­тие Ми­ха­и­ла од­но­знач­но го­во­рит о том, что убий­ство бы­ло со­вер­ше­но по ре­ли­ги­оз­ным мо­ти­вам. На­хо­дя­щи­е­ся в став­ке Ба­тыя хри­сти­ане умо­ля­ют Ми­ха­и­ла под­чи­нить­ся ре­ше­нию ха­на. Обе­ща­ют взять этот грех на се­бя и вме­сте его от­мо­лить, но му­че­ник оста­ет­ся непре­клон­ным в сво­ей ре­ши­мо­сти. Позд­нее этот эпи­зод пре­вра­тит­ся в жи­тий­ный то­пос и по­па­дет в Жи­тие Ми­ха­и­ла Твер­ско­го, так­же по­гиб­ше­го в Ор­де.

От­ме­тим, что жи­тие и фран­цис­кан­ский мо­нах по­чти оди­на­ко­во рас­ска­зы­ва­ют о смер­ти свя­тых. Некий ве­ро­от­ступ­ник из рус­ских от­ре­за­ет но­жом го­ло­ву свя­то­му кня­зю, а за­тем пред­ла­га­ет бо­яри­ну Фе­о­до­ру власть в об­мен на от­ре­че­ние от Хри­ста. Фе­о­дор с гне­вом от­вер­га­ет это пред­ло­же­ние и по­сле му­че­ний так­же ли­ша­ет­ся го­ло­вы.

Убий­ство кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го бы­ло од­ним из пер­вых в длин­ной че­ре­де смер­тей, по­стиг­ших рус­ских пра­ви­те­лей в Ор­де, но да­ле­ко не все жерт­вы мон­го­лов бы­ли при­чис­ле­ны к ли­ку свя­тых. В слу­чае с Ми­ха­и­лом Чер­ни­гов­ским Цер­ковь про­сла­ви­ла его, опи­ра­ясь на на­деж­ные сви­де­тель­ства с са­мых раз­ных сто­рон. Несмот­ря на то, что его убий­ство про­изо­шло 20 сен­тяб­ря, и по тра­ди­ции мы не пе­ре­счи­ты­ва­ем сред­не­ве­ко­вые да­ты с юли­ан­ско­го ка­лен­да­ря на гри­го­ри­ан­ский, Рус­ская Цер­ковь от­ме­ча­ет день его па­мя­ти 3 ок­тяб­ря по но­во­му сти­лю.

Ан­дрей Зай­цев

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Князь Михаил Черниговский – мученик за веру, отказавшийся исполнять языческие обряды хана Батыя

Михаил Всеволодович Черниговский стал первым древнерусским князем, казненным монголо-татарами (не погибшим в бою, а именно казненным). Этот правитель проявил небывалую твердость духа и крепость веры, одним только своим подвигом искупив трусость многих соотечественников и поддержав идею сопротивления в сердцах остальных. Приняв мученическую смерть в Орде, Михаил Черниговский доказал, что подвиг можно совершить не только на поле боя, а враг не может себя считать победителем, пока «побежденный» с этим не смирился.

Главный подвиг Михаила Черниговского.

Михаил Всеволодович носил титул Великого князя Киевского в 1238–1239, а также в 1241–1243 годах, когда город был уже разорен монголо-татарами. Потеряв столицу в междоусобном соперничестве, не прекращавшемся даже в это тяжелейшее для Руси время, Михаил Всеволодович вернулся в Чернигов, где правил до момента, когда вместе с рядом других князей был вызван в Орду.

Захватив в 1241 г. большинство киеворусских земель, монголо-татары не включили их в состав Золотой Орды, но князья должны были признать верховенство хана и получить от него ярлык на правление. Для этого их вызывали в столицу монголо-татар город Сарай, который находился на Волге.

До встречи с ханом князьям предстояло выполнить унизительный для христиан ритуал – пройти через коридор, образованный кострами, и поклониться языческим идолам. Поступиться своей гордостью пришлось многим славным мужам, среди которых и Александр Невский, и Ярослав Суздальский, и Даниил Галицкий. Последний, получив в 1250 году от хана Батыя приказ «Отдай Галич!», немедленно отправился в Орду. Там он признал себя вассалом великого хана, пил с ним кумыс и даже удостоился похвалы: «Ты уже наш – татарин». Так Даниилу Романовичу удалось сохранить жизнь и владения. В дальнейшем он стал готовить большое восстание против монголов, которое, увы, закончилось неудачей.

Михаил также решился ехать к хану, признавая его политическое верховенство, однако возвратиться назад ему было уже не суждено.

Развернувшиеся события наиболее полно описаны в «Сказании об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора».

«Проехав многие земли, прибыл Михаил к Батыю. Поведали Батыю: «Великий князь русский Михаил приехал поклониться тебе». Царь Батый велел позвать волхвов своих. И когда волхвы пришли к нему, то сказал им царь: «Все, что нужно по вашему обычаю, сотворите и с князем Михаилом, а потом приведите его ко мне». Тогда они, придя к Михаилу, сказали ему: «Батый зовет тебя». Он же, взяв Феодора, пошел вместе с ним. И вот дошли они до того места, где были сложены горящие костры по обеим сторонам пути. И все поганые проходили через огонь и кланялись солнцу и идолам. Волхвы так же хотели провести Михаила и Феодора через огонь. Михаил же и Феодор сказали им: «Не подобает христианам проходить через огонь и поклоняться ему, как вы поклоняетесь. Такова вера христианская: не велит поклоняться ничему сотворенному, а велит поклоняться только Отцу и Сыну, и Святому духу». Михаил же сказал Феодору: «Нельзя нам поклоняться тому, чему они поклоняются».

Тогда волхвы, оставив Михаила и Феодора на том месте, куда привели их, пошли и сказали царю: «Михаил повеления твоего, царь, не слушает: через огонь не идет и богам твоим не кланяется…». Царь сильно разъярился, и послал одного из вельмож своих по имени Елдега и сказал ему: «Так передай Михаилу: «Как посмел повелением моим пренебречь — почему богам моим не поклонился? Теперь одно из двух выбирай: или богам моим поклонишься и тогда останешься жив и получишь княжение, или же, если не поклонишься богам моим, то злой смертью умрешь».

…Тогда ответил Михаил: «Тебе, царь, кланяюсь, потому что бог поручил тебе царствовать на этом свете. А тому, чему велишь поклониться, — не поклонюсь». И сказал ему Елдега: «Михаил, знай — ты мертв!». Михаил же ответил ему: «Я того и хочу, чтобы мне за Христа моего пострадать и за православную веру пролить кровь свою».

Тогда стал говорить ему, горько плача, внук его Борис, князь ростовский: «Господин и отец, поклонись!». Так же и бояре стали говорить: «Все за тебя и со всеми людьми своими примем епитимью». И ответил им Михаил: «Не хочу только по имени христианином называться, а поступать, как поганый». После этого Михаил сорвал с себя княжеский плащ свой и швырнул его в ноги им, говоря: «Возьмите славу света этого, к которой вы стремитесь!». Когда услыхал Елдега, что не уговорили Михаила, то поехал к царю и поведал ему речи Михаила.

На месте же том было много христиан и поганых, и все слыхали, что ответил Михаил царю. После этого Михаил и Феодор стали отпевать себя и, свершив отпевание, приняли причастие, которое дал им с собою духовный отец их. И вот говорят окружающие: «Михаил, вот уже убийцы едут от царя, чтобы убить вас, поклонитесь и живы останетесь!». Михаил же и Феодор, как одними устами, ответили: «Не поклонимся и вас, думающих только о славе света этого, не послушаем».

И тут приехали убийцы, соскочили с коней и, схватив Михаила и растянув ему руки, начали бить его кулаками по сердцу. После этого повергли ниц на землю и стали избивать его ногами. Так продолжалось долго. И вот некто, бывший прежде христианином, а потом отвергшийся христианской веры и ставший поганым законопреступником, по имени Доман, отрезал голову святому мученику Михаилу и отшвырнул ее прочь. После этого сказали Феодору: «Если ты поклонишься богам нашим, то получишь все княжество князя своего». И ответил Феодор: «Княжения не хочу и богам вашим не поклонюсь, а хочу пострадать за Христа, как и князь мой!». Тогда начали мучить Феодора, как прежде Михаила, после чего отрезали честную его голову.

…Святые же тела их повержены были псам на съедение. И много дней лежали, однако Божиею благодатью оставались невредимыми… Случилось же убиение их в год 6753 (1245), месяца сентября в двадцатый день».

Князя Михаила тайно похоронили верные ему приближенные, а затем его останки перенесли в Чернигов. На церковном Соборе 1547 года Михаил был причислен к лику святых.

Биография князя Михаила Черниговского.

Родился Михаил предположительно в 1179 году, возможно, 6 августа (известно, что в этот день от тяжелых родов умерла его мать, княгиня Мария Казимировна). Отцом Михаила был Всеволод Святославович Чермной, один из самых могущественных князей из рода укрепившихся на Черниговщине Ольговичей.

1206-1223 гг. – Михаил занимает княжеский престол, но какой именно, точно не ясно. Известно только, что он по праву рождения занимал довольно высокое место в династии Ольговичей и поэтому мог претендовать на значительные владения.

1223 год – Михаил занял Черниговский престол после гибели в битве на Калке своего дяди, князя Мстислава Святославича. Сам Михаил также принял участие в той трагической первой битве русичей с монголо-татарами.

1224-25 и 1229 гг. – Михаил Черниговский дважды занимает Новгород, сражаясь против князя Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского. Дважды вынужден был покидать город.

1226 г. – Михаил вместе с князем Юрием Владимирским совершает поход против Олега Курского.

1228 г. — вместе с киевским князем Владимиром Рюриковичем Михаил воевал против Даниила Галицкого, но проиграл. Союзники осадили Каменец, но были разгромлены.

1229 г. – оставил в Новгороде на княжение своего малолетнего сына Ростислава, но местные бояре через год прогнали черниговца.

1234 г. – Чернигов выдержал осаду войск Даниила Галицкого.

1235 г. – Михаил Черниговский в союзе со своим двоюродным братом Изяславом Владимировичем начал войну против своего недавнего союзника Владимира Рюриковича и Даниила Галицкого и даже захватил Галич.

1236-1239 гг. – князь Михаил захватил Киев, присоединив его к своим владениям на целых три года.

1238-1239 гг. – Михаил вместе со своим старшим сыном Ростиславом ходил в поход на Литву.

1239 г. – монгольские послы впервые появляются у стен Киева с предложением сдать город. Михаил, согласно летописи, не только отказался от капитуляции, но и приказал убить послов, после чего бежал в Венгрию со своим сыном Ростиславом. Тогда же давний враг черниговского князя Ярослав Всеволодович пленил в Каменце бояр и жену Михаила Черниговского. Супругу князя он вскоре выпустил, и женщина смогла уехать к своему брату Даниилу Галицкому.

1239-1240 гг. – князья-изгнанники Михаил и Ростислав ищут убежища в Венгрии и Польше, но потом просят про покровительство своего недавнего противника Даниила Галицкого. Правитель Галицкого княжества любезно пригласил Михаила с сыном к себе.

1240 г. – начинается вторжение войск хана Батыя в Галицко-Волынское княжество. Михаил Черниговский вновь покидает Русь, удалившись сначала в Польшу, а потом в Силезию, где был ограблен немецкими князьями.

1241 г. – Михаил с сыном вернулись в сожженный монголами Киев. Михаил разместил свою резиденцию на одном из днепровских островов, а Ростислав уехал княжить в Черниговскую землю и в этом же году напал на владения своего недавнего благодетеля Даниила Галицкого.

1245 г. – Ростислав женился на дочери венгерского короля Белы ІV. Михаил ненадолго поехал в Венгрию, но был неласково встречен сыном и вскоре вернулся в Чернигов, где стал княжить.

1246 г. – Михаил Черниговский был вызван ханом Бату в столицу Золотой Орды, где и принял мученическую смерть.

Интересные факты о Михаиле Черниговском.

1. Михаил Черниговский был женат на сестре Даниила Галицкого, однако это нисколько не мешало двум шуринам часто воевать между собой.

2. Осенью 1237 года к Михаилу Черниговскому приезжал с прошением о помощи против монголов легендарный Евпатий Коловрат. Однако князь отказал ему, посетовав, что рязанцы на Калку воевать вместе с другими русскими князьями не ходили, вот пусть и справляются теперь самостоятельно.

3. Практически одновременно с убийством Михаила Черниговского в ставке монгольских ханов по неизвестной причине был отравлен и князь Ярослав Всеволодович Владимирский – давний конкурент князя Михаила.

4. Францисканский монах Плано Карпини, побывавший в батыевой столице, так объяснял монгольский обычай поклоняться идолу и огням вокруг него: «Прежде всего, также они делают идол для императора (т. е. Чингисхана) и с почетом ставят его на повозке перед ставкой, как мы видели при дворе настоящего императора, и приносят ему много даров. Посвящают ему также лошадей, на которых никто не дерзает садиться до самой их смерти. В полдень также они поклоняются ему как Богу и заставляют поклоняться некоторых знатных лиц, которые им подчинены». Кроме того, христианский монах описывает и костры, зажженные по обе стороны от идола. «Они веруют, что огнем все очищается, и когда к ним приходят послы или вельможи или какие бы то ни было лица, то и им самим, и приносимым ими дарам надлежит пройти между двух огней, чтобы подвергнуться очищению, дабы они не устроили какого-нибудь отравления и не принесли яду или какого-нибудь зла».

5. Многие историки обращают внимание, что случай с показательным убийством князя Михаила Черниговского за религиозный демарш был единственным в отношениях между монгольскими ханами и древнерусскими князьями. Есть также мнение, что истинными причинами смерти черниговского властителя стали интриги, чинимые вокруг него другими Рюриковичами, нашептывавшими Батыю клевету на Михаила (якобы он похитил предназначенных в подарок великому хану коней и другое).

6. Останки Михаила Черниговского тайно были перевезены из ордынской столицы на родину и преданы земле по христианскому обычаю. В 1572 году по распоряжению Ивана Грозного мощи святого были перевезены из Чернигова в Москву. В 1772 году мощи были помещены в серебряную раку и хранились в Архангельском соборе московского Кремля. В 1812 году захватившие Москву французы похитили серебряную раку и останки Михаила Черниговского поместили в бронзовую раку.

7. Михаил Черниговский был чрезвычайно популярен среди русского дворянства. Очень многие княжеские рода указывали его в своих родословных как основателя рода. К таким фамилиям, например, принадлежат Долгорукие, Волконские, Репнины, Горчаковы, Оболенские, Воротынские, Борятинские.

Историческая память о Михаиле Черниговском.

День памяти святого Михаила Черниговского Русская православная церковь отмечает 3 октября (20 сентября по старому стилю).

Книга «Князь Михаил Черниговский и его вызов Орде»:

Князь Михаил Черниговский в социальных сетях.

В социальных сетях «Вконтакте», «Одноклассники» и Facebook не найдены сообщества, посвященные князю Михаилу Черниговскому:

В Youtube по запросу «Князь Михайло Чернінгівський» – 17 результатов поиска.

Как часто пользователи Яндекса из Украины ищут информацию о Михаиле Черниговском?

Для анализа популярности запроса «князь Михаил Черниговский» используется сервис поисковой системы Яндекс wordstat.yandex, исходя из которого, можно сделать вывод: по состоянию на 23 июня 2016 г. количество запросов за месяц составило 807, что видно на скрине:

За период с конца 2014 г. наибольшее количество запросов «князь Михаил Черниговский» зарегистрировано в октябре 2015 г. – 1 936 запросов за месяц:

Михаил Всеволодович

Михаил Всеволодович


Лицевой летописный свод (том 5, стр. 417): «А по Ярославе сяде на Киеве на великом княжении князь Михаило Черниговский сынъ Всеволода Черемна»

Князь переяславский Предшественник

Ярослав Всеволодович

Преемник

Владимир Рюрикович

Князь черниговский

1223 — 1246

Предшественник

Мстислав Святославич

Преемник

Андрей Всеволодович

Князь новгородский

1225 — 1226

Предшественник

Всеволод Юрьевич

Преемник

Ярослав Всеволодович

1229 — 1231

Предшественник

Ярослав Всеволодович

Преемник

Ярослав Всеволодович

Князь галицкий

1235 — 1238

Предшественник

Даниил Романович

Преемник

Ростислав Михайлович

Великий князь киевский

1238 — 1239

Предшественник

Ярослав Всеволодович

Преемник

Ростислав Мстиславич

1241 — 1243

Рождение

1179

  • Киев, Киевское княжество

Смерть

20 сентября 1246

  • Старый Сарай, Золотая Орда

Место погребения

  • Архангельский собор

Род

Рюриковичи, Ольговичи

Отец

Всеволод Святославич Чермный

Мать

Мария (Анастасия), дочь Казимира Справедливого

Супруга

Олёна Романовна

Дети

Ростислав, Мария
по поздним родословным: Роман, Семён, Мстислав, Юрий

Вероисповедание

православие

Медиафайлы на Викискладе

У этого термина существуют и другие значения, см. Михаил Всеволодович (князь пронский).

Михаи́л Все́володович (известный также, как Михаи́л Черни́говский, 1179—1246) — князь Переяславский (1206), Новгородский (1224, 1229), Черниговский (1223—1246), Галицкий (1235—1239), Великий князь Киевский (1238—1239, 1241—1243). Сын Всеволода Чермного и дочери польского князя Казимира II. Причислен к лику святых на Соборе 1547 года; дни памяти — 20 сентября (3 октября) и 14 (27) февраля.

Биография

После изгнания отцом из Переяславля сына Всеволода Большое Гнездо Ярослава ненадолго занял переяславский престол.

По сути неизвестно, какой стол занимал Михаил между 1206 и 1226 годами, несмотря на то, что он занимал довольно высокое место в княжеской лествице Ольговичей в это время (после отца, Глеба и Мстислава Святославичей). Под 1223 годом был единственным Ольговичем, упомянутым летописью после своего дяди, черниговского князя Мстислава Святославича. Войтович Л. В. считает, что Михаил владел неким княжеством вблизи Чернигова, не называя его, причём по его версии этим княжеством не были ни Стародубское, ни Вщижское, ни Сновское. Младшего же двоюродного брата Михаила, Мстислава Глебовича, в упомянутый период Войтович Л. В. считает новгород-северским князем, то есть владельцем второго по старшинству стола в Чернигово-Северской земле.

Участвовал в битве на Калке, после гибели в ней Мстислава занял черниговский престол. В 1224 году стал новгородским князем сразу после конфликта Юрия Всеволодовича Владимирского, женатого на его сестре, с новгородскими боярами, и организовал обмен пленными.

В 1226 году при помощи Юрия провёл поход против представителя северской ветви Ольговичей Олега Курского. Причину конфликта летопись не указывает, а Л.Войтович считает, что Олег Курский пытался изменить решение черниговского съезда.

В 1228 году совместно с Ростиславом Пинским и Владимиром Рюриковичем участвовал в неудачной осаде города Каменца — владения Даниила Романовича. В 1229 году в Новгородской земле отменил в связи с голодом забожничье на 5 лет для смердов, ушедших в новые земли, также назначил посадником в Новгороде Внезда Водовика, который привёз впоследствии оставленного Михаилом сына Ростислава в Чернигов, после изгнания их из Новгорода и Торжка в 1230 году. Отказался от борьбы за Новгород после похода владимиро-суздальских князей в Черниговскую землю (1231).

Князь Михаил Черниговский перед ставкой Батыя (Смирнов В. С., 1883).

В 1234 году вмешался в борьбу за Киев на стороне Изяслава, в том же году Чернигов осаждался войсками Даниила Галицкого, а в 1235 году Михаил ответным походом захватил Галич, а Изяслав — Киев.

Осенью 1237 года к Михаилу за помощью против монголов обратились рязанские князья, послом прибыл Евпатий Коловрат. По версии летописи, Михаил отказался предоставить помощь, так как рязанские с ним на Калку не пошли Евпатий Коловрат вернулся на пепелище Рязани, затем догнал монголов в пределах земли Суздальской, нанёс им ощутимые потери, но и сам погиб вместе с отрядом.

В 1238 году после ухода во Владимир Ярослава Всеволодовича занял Киев, зимой 1238/1239 года организовал поход на Литву с участием своего старшего сына Ростислава и галицких войск, с которым Л.Войтович связывает гибель двух чернигово-северских князей: сына Романа Игоревича Михаила и внука Владимира Игоревича Святослава Всеволодовича. Воспользовавшись уходом галицких бояр, Даниил Романович Волынский смог окончательно завладеть Галичем.

На момент монгольского нашествия на чернигово-северские земли являлся великим князем Киевским, но был вынужден бежать в Венгрию вместе со своим сыном Ростиславом. Получил в кормление от Даниила Галицкого Луцк, впоследствии вернулся в опустошённый татарами Киев, где правил до 1243 года, когда во время его отъезда в Венгрию на свадьбу сына Ростислава, Киев перешёл во владение Ярослава Всеволодовича Владимирского по ярлыку. После этого Михаил Всеволодович вернулся в Чернигов, где правил до момента, когда, вместе с рядом других князей, был вызван в Орду.

Смерть и канонизация

Михаил Всеволодович


Михаил на иконе XVII века

Родился

1179

  • Киев, Киевское княжество

Умер

1246
Золотая Орда

Почитается

в Русской Православной Церкви

Прославлен

в 1572 году

В лике

мученика

День памяти

20 сентября (3 октября) и 14 (27) февраля

Медиафайлы на Викискладе

Перед входом в шатёр Батыя монгольские жрецы повелели ему пройти через священный огонь и поклониться их идолам, на что Михаил, истинный христианин, ответствовал: «Я могу поклониться царю вашему, ибо небо вручило ему судьбу государств земных; но христианин не служит ни огню, ни глухим идолам». За отказ от поклонения по приказу Батыя князь был казнён; следом принял смерть за веру и его верный боярин Феодор. Гибели мучеников посвящено «Сказание о убиении в орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора». Князя тайно похоронили верные ему приближённые, а затем его останки перенесли в Чернигов. После его смерти черниговский престол занял брат Михаила Андрей.

Практически одновременно (30 сентября) в Монголии предположительно был отравлен второй из трёх самых влиятельных русских князей — Ярослав Всеволодович Владимирский (почти годом ранее Даниил Галицкий при личном визите к Батыю признал зависимость от ханов).

Вскоре в Ростове был возведён в честь Михаила Черниговского деревянный храм, сгоревший от удара молнии в 1288 году.

В 1572 году останки Михаила Черниговского после его прославления были перенесены из Чернигова в Москву. В 1772 году его мощи помещены в серебряную раку в Архангельском соборе. В 1812 году во время нашествия Наполеона серебряная рака была похищена и впоследствии заменена бронзовой.

В 1987 году Михаил Всеволодович был включён в созданный Собор Тульских святых, празднование Собору совершается 22 сентября (5 октября).

Потомство

См. также: Верховские княжества

Потомки Михаила Черниговского правили во всех чернигово-северских землях, за исключением Посемья (где правили потомки Святослава Ольговича, впоследствии утвердившиеся и в Киеве и Переяславле). Брянские князья носили также титул великих черниговских князей, однако их династия пресеклась, в Брянске утвердилась смоленская княжеская династия, при этом верховские князья стали практически независимыми.

Широкая известность Михаила Черниговского в Русском государстве, особенно после торжественного переноса его мощей из Чернигова, привела к тому, что все служилые верховские князья при составлении родословцев указали его своим предком. Таким образом, в родословных книгах образовалось колоссальное «племя Михаила Черниговского», к которому относили себя, среди прочих, Долгоруковы, Волконские, Репнины, Горчаковы, Оболенские, Одоевские, Воротынские, Барятинские и все прочие потомки Ольговичей. При этом генетические исследования представителей этого клана, проведённые в XXI веке, показали, что они по мужской линии не происходят от того же предка, что и Мономашичи.

Семья и дети

Жена:

  • Олёна (или Мария) Романовна (ум. после 1241) — замужем с 1188/1190 (или с 1210/1211), дочь Романа Мстиславича Галицкого.

Дети:

  • Мария Михайловна (ум. 1271) — жена Василько Константиновича Ростовского,
  • Ростислав Михайлович, бан Мачвы,
  • святая Евфросиния Суздальская, в миру Феодулия.

Предполагамые дети (приписаны в поздних родословцах):

  • Роман Брянский,
  • Семён Глуховский,
  • Мстислав Карачевский,
  • Юрий Тарусский.

Предки

Михаил Всеволодович — предки

Олег Святославич (1052 — 1115) Всеволод Ольгович (1104 — 1146) Святослав Всеволодович (? — 1194) Мстислав Владимирович Великий (1076 — 1132) Мария Мстиславна (XII в. — 1179) Христина Ингесдоттер (XI в. — 1122) Всеволод Святославич Чермный (XII в. — 1212) Святослав Всеславич Василько Святославич (р. 1080) Софья Мария Васильковна (? — 1194) Михаил Всеволодович (1185 — 1246) Владислав I Герман (1043 — 1102) Болеслав III Кривоустый (1086 — 1138) Юдит Чешская (1056 — 1086) Казимир II Справедливый (1138 — 1194) Генрих I Бергский (? — 1132) Саломея фон Берг (1093 — 1144) Адельгейда фон Гинген-Фобург Мария Польская (1164 — 1194) Мстислав Владимирович Великий (1076 — 1132) Ростислав Мстиславич (1110 — 1167) Христина Ингесдоттер (XI в. — 1122) Литольд (XI в. — 1112) Конрад II Ида Бабенбергская (р. XI в.) Елена Зноемская (1141 — 1202) Урош I Вуканович (1080 / 1083 — 1131 / 1145) Мария Сербская (р. XII в.) Анна Диогениса (1075 — 1145)

> См. также

  • Междоусобная война в Южной Руси (1228—1236)
  • Война за объединение Галицко-Волынского княжества

Примечания

  1. Михаил упоминается вторым среди Ольговичей после своего дяди Мстислава Черниговского без указания удела.
  2. По другой версии, в 1226 году. См. Константин Ольгович
  3. Храпачевский Р. П. Военная держава Чингисхана. — М.: АСТ, 2005. — 557 с. — (Военно-историческая библиотека). — ISBN 5170279167.
  4. КНЯЗІВСЬКІ ДИНАСТІЇ CXIДНОЇ ЄВРОПИ.
  5. Галицко-Волынская летопись. В лето 6745
  6. М.Грушевский ХРОНОЛОГІЯ ПОДІЙ ГАЛИЦЬКО-ВОЛИНСЬКОГО ЛІТОПИСУ
  7. Здравомыслов К. Я. Феодор (мученик, боярин черниговский) // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  8. Главная>Приходы>г.Тула. Официальный сайт Тульской епархии. — «Святые Тульского благочиния: В Собор Тульских святых входят:». Дата обращения 25 августа 2014.
  9. Rurikid Dynasty DNA Project (англ.). Дата обращения 2 сентября 2012. Архивировано 18 октября 2012 года.
  10. RUSSIA RURIKID. fmg.ac. Дата обращения 15 августа 2017.

Литература

  1. Экземплярский А. В. Черниговские, князья // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  2. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в 82 тт. и 4 доп. тт. — М.: Терра, 2001 г.
  3. Богуславский В. В. Славянская Энциклопедия. Киевская Русь-Московия: в 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2001., т.1, стр.728-729
  4. Русский биографический словарь: В 25 т. /А. А. Половцов. — М., 1896—1918.
  5. Жития Святых, на русском языке, изложенные по руководству четьих-минеи Св. Димитрия Ростовского. Книга третья. Издание Московской синодальной типографии. Москва. 1906. — Репринт: Издание Введенской Оптиной Пустыни, 1993.
  6. Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора // В: Повести и сказания Древней Руси. Отв. ред. Д. С. Лихачев. СПб., Диля, 2001, 243—247.
  7. Горский А. А. Гибель Михаила Черниговского в контексте первых русских князей с Ордой // Средневековая Русь, 6, 2006, 138—154.
  8. Парунин А. В. Модель смерти и умирания в «Повести об убиении князя Михаила Черниговского» // http://krotov.info/libr_min/16_p/ar/unin_01.htm.
  9. Беспалов Р. А. «Новое потомство» князя Михаила Черниговского по источникам XVI—XVII веков (к постановке проблемы) // Проблемы славяноведения. Сб. научных статей и материалов. Брянск: РИО БГУ, 2011. Вып. 13. С. 63-97.

Ссылки

  • Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора (Библиотека литературы Древней Руси / РАН. ИРЛИ)
  • Святой благоверный князь Михаил Черниговский — Православный Церковный календарь
  • Михаил Всеволодович Черниговский: сайт Хронос

Житие и хожение Даниила, игумена Русской земли

О Данииле известно немного, и все известное — предположительно. Исследователи предполагают, что Даниил пострижен в Киево-Печерском монастыре, позднее стал игуменом одного из монастырей Черниговской земли и возглавил русских паломников, совершивших «хожение» в Святую Землю в 1104-1107 гг. Я. М. Карамзин в своей «Истории государства Российского» высказал предположение, что «сей путешественник мог быть Юрьевским Епископом Даниилом, поставленном в 1113 году» (умер в 1122 г.).

«Житье и хожение Даниила, Русьскыя земли игумена» не только самое древнейшее описание паломничества в Святую Землю, но и одно из первых замечательнейших созданий древней русской литературы. Его язык емок и красочен, повествование вдохновенно, наблюдения — тонны и разнообразны, духовный кругозор — широк. «Житье и хожение Даниила» было на Руси распространено и чтимо, о чем говорят более 150 известных сегодня его списков.

Я, недостойный игумен Даниил, худший из всех монахов, смиренный, одержимый многими грехами, недоволен во всяком деле добром, понужден был своими помыслами и нетерпением, захотел видеть святой град Иерусалим и землю обетованную. И с Божией помощью посетил Иерусалим и видел Святые места, обходил всю землю Галилейскую и Святые места около града Иерусалима, где Христос ходил своими ногами и великие чудеса показал в тех местах Святых. И видел все своими очами грешными, что беззлобивый Бог позволил мне увидеть и что я долгое время жаждал увидеть.

Братья и отцы, господа мои, простите меня грешного и не хулите мое худоумие и грубость, что написал о святом граде Иерусалиме и о земле той доброй и о своем хоженье по святым местам. Кто путешествовал со страхом Божиим и смирением, тот не погрешит никогда против милости Бога. Но я неподобно ходил по святым местам, во всякой лености и слабости, в пьянстве и творил всякие неподобные дела. Однако, надеясь на милость Божию и на вашу молитву, полагаю, простит Христос мои бесчисленные грехи. И вот описал свой путь и места святые и не горжусь и не хвалюсь своим путешествием, что будто бы сотворил доброе дело: ничего доброго в путешествии не делал, но только ради любви к святым местам написал обо всем, что видел своими глазами, дабы не забыть то, что пришлось недостойному мне увидеть. Побоялся я уподобиться рабу ленивому, скрывшему полученные от Бога деньги (талант) и не приобретшего к ним прикупа, и написал о путешествии ради верных людей. Да кто услышит (или прочтет) о местах святых, устремился бы душою и воображением к этим святым местам и Богом будет приравнен к тем, кто совершил путешествие в эти места.

Многие добрые люди находятся дома и своими помыслами, милостыней и добрыми делами достигают мест святых и большое вознаграждение принимают от Бога, они будто бы посетили эти святые места. Многие же посетившие святые места и святой град Иерусалим, возгордились этим, как будто нечто доброе сотворили, и этим погубили усилия своего труда, из них первый я. Многие же посетившие святой град Иерусалим опять пойдут, хотя много доброго не видели из-за скорости осмотра. А нельзя быстро совершить путешествие и осмотреть все святые достопримечательности и в самом городе и за его пределами.

Закрыть

О Иерусалиме и о лавре

Я, недостойный игумен Даниил, придя в Иерусалим, пробыл шестнадцать месяцев в лавре святого Саввы и много ходил и увидел все святые места. Невозможно без доброго проводника и переводчика познать и осмотреть всех святых мест. Хотя я и был ограничен в средствах, но щедро одарял проводников, чтобы они добросовестно показывали святые места как в самом городе, так и вне города, и проводники так все показывали мне.

И пришлось мне найти в лавре мужа святого, старого годами и весьма книжного, образованного. Этот святой человек полюбил меня, грешного, и показал добре все достопримечательности Иерусалима, поводил меня по всей земле, до Тивериадского озера, Фавора, Назира, Эль-Халиля, Иордана, и любовно потрудился со мною. И я много святых мест увидел, о чем и последует рассказ.

О пути в Иерусалим

От Царьграда по заливу идти триста верст до Средиземного моря, до лимана Петали на острове Мармара сто верст. Это первый остров на Мраморном морс. Здесь добрый лиман и город Эрекли, где миро выходит из глубины морской и многие святые мученики были потоплены мучителями. От Петали до Галлиполи сто верст, а от Галлиполи до города Абидоса восемьдесят верст. Против этого города покоится прах святого Евфимия нового. Оттуда до острова Крита двадцать верст, тут выход на Средиземное море, налево путь в Иерусалим, направо на Афон, к Селуню и к Риму. От Крита до острова Тенеда верст тридцать. Это первый остров в Средиземном море на пути, здесь покоится прах святого мученика Авудима.

Против того острова на берегу был великий город именем Троя, тут апостол Павел утверждал христианство. От Тенеды до острова Митилина верст сто, здесь покоится прах митрополита Митилинского. А от Митилина до острова Хиоса верст сто, здесь покоится прах мученика Исидора. На этом острове мастика, вино доброе и всякая овощь.

О городе Ефесе

А от Хиоса до города Ефеса верст шестьдесят. Тут находится гроб Иоанна Богослова и исходит в день его памяти земная пыль святая, ее берут люди на исцеление всех болезней; и прах Иоанна здесь же покоится, и я ходил туда.

Здесь же в пещере лежат тела семи отроков, которые проспали триста шестьдесят лет; они уснули при императоре Декии и проснулись при императоре Феодосии. В этой же пещере покоится прах триста святых отцов, святого Александра, гроб Марии Магдалины, ее голова, и апостола Тимофея, ученика апостола Павла, в ветхом гробу.

Здесь же в ветхой церкви находится икона Богородицы, этой иконой одолели еретика Нестория. Здесь же находится баня Диоскоридова, где работал Иоанн Богослов с Прохором у Романы. Видел здесь пристань, где Иоанн Богослов море изверг. Тут стояли три дня, зовется та пристань Мраморная.

Город Ефес на суше, от моря четыре версты, в горах, обилен всем добром. Здесь поклонился гробу Иоанна Богослова и его молитвами радостно путешествовал.

Святой Михаил Черниговский — мученик за веру

В центре Москвы существует Черниговский переулок, названный так по нарядной каменной церкви XVII века — храму Черниговских чудотворцев князя Михаила и боярина Феодора. Ныне имя черниговского князя несколько подзабыто, а ведь он был одним из самых почитаемых святых Древней Руси.

Странная судьба у этого правителя. Вся жизнь его ничем не выбивается из истории междукняжеских распрей, походов, договоров заключенных и договоров нарушенных, пиров и прочих дел правления, наполнявших жизнь правящего класса на Руси. И только за считанные часы до наступления последнего срока биография князя чудесным образом переворачивается, будто песочные часы, оказавшиеся в чьей-то высокой руке.

Михаил Всеволодович был сыном князя Всеволода Святославича Чермного и Марии — дочери могущественнейшего из польских князей Казимира II. Княжич родился в 1179 году. Долгое время он ничем не правил, во всяком случае, в летописях об этом нет известий. Первый княжеский «стол» в тяжкой распре добыл ему отец. Сев на Киевском великом княжении, Всеволод Чермный выгнал князя Ярослава Всеволодовича (отца Александра Невского) из соседнего Переяславля Южного и отправил туда своего сына Михаила. Несколько лет спустя большое кровопролитье на Юге Руси утихло. «Партия», которой принадлежал молодой князь Михаил, закрепила за собой Киев. Вскоре ушел из жизни Всеволод Чермный. С тех пор и на протяжении долгих лет Михаил Всеволодович вел скромную, в политическом смысле малозаметную жизнь.

Она резко изменилась в 1223 году. Большая коалиция русских князей в союзе с половцами приняла первый удар монголо-татарского воинства на Калке. Черниговские князья привели свои полки и вместе со всеми потерпели поражение. Среди прочих правителей русской земли лег в землю и дядя князя Михаила, Мстислав, князь черниговский. В лихую годину племянник занял его место на Черниговском «столе»: вся Русь горевала о погибших на Калке…

Черниговское княжество являлось тогда чуть ли не самым обширным и одним из богатейших на Руси. Кроме того, оно раскинулось в самом центре русских земель. Таким образом, Михаилу Всеволодовичу досталось, во-первых, завидное княжение и, во-вторых, он в силу одного лишь занимаемого им места оказался среди ведущих политиков страны. Столь значительный статус означал и очень беспокойную жизнь. Князь черниговский участвует в нескольких крупных междукняжеских распрях, водит рати на соседей, отражает их нападения на Черниговщину. Однако это все еще не большая война.

Буря разразилась, когда Михаил Всеволодович входил, по понятиям того времени, в старческий возраст. Год от года усиливался дерзкий, разворотливый политик — князь Даниил Романович, владыка Галича и Волыни, сосед Черниговщины… 1234-й год стал началом великого шторма, на протяжении нескольких лет жестоко терзавшего всю Южную Русь. Конфликт, то разгоравшийся, то гасший на землях небольшого Галицкого княжества, поджег великое вооруженное противостояние, вырвавшееся далеко за его пределы.

Четыре года кровавых битв и великого разорения — и вот наступило время политического триумфа Михаила Всеволодовича: он занял Киев и стал, пусть ненадолго, великим князем; тогда же ему удается отбить у Даниила Галицкого Перемышль. Больше никогда не достигнет Михаил Всеволодович столь значительных успехов.

Пока на Юге Руси пылала безжалостная усобица, север подвергся нападению монголо-татар. Чернигов, завязший в собственных проблемах, измотанный, разоренный, но всё еще не прекративший боевых действий, ничем не помог северным соседям. А в 1238 или самом начале 1239 года уже на самого Михаила Всеволодовича обрушился монголо-татарский молот. Как сообщает летопись, «…взяша татары Чернигов, князи их выехавша в Угры (В Венгрию), а град пожегше и люди избиша и монастыри пограбиша».

Михаил Всеволодович долго скитался по чужбине, пытаясь заручиться поддержкой то поляков, то венгров. Не найдя помощи против татар, князь помирился с давним своим противником Даниилом Галицким, получил от него «в кормление» маленький Луцк, а после того, как монголо-татары разорили Киев, вернулся туда и воссел на призрачном престоле, в окружении развалин, залитых кровью. В 1242–1243 годах он пытается удержаться в Киеве, затем уходит оттуда и возвращается в полуживой Чернигов.

Несколько лет спустя наступает ему черед ехать в Орду, на поклон к Батыю. В ханской ставке пришлось побывать всем сколько-нибудь значительным русским князьям того времени… Там князь принимает смерть за веру, прославившую его в памяти потомков. Возможно, годы позора, странствий, лишений помогли Михаилу Всеволодивчу понять, сколь бренна слава земная, сколь быстро может упасть великородный человек с высоты своего положения. Дух его, таким образом, наполнился смирением и подготовился к подвижничеству.

Вот лаконичный рассказ летописи о гибели Михаила Черниговского в Орде. «Того же лета Михайло, князь черниговскый, со внуком своим Борисом поехаша в татары, и бывши им в станех, послал Батый к Михаилу-князю, веля ему поклонитеся огневи и болваном их. Михайло же князь не повинуся велению… но укори его и глухыя его кумиры. И тако без милости от нечистых заколен бысть, и конец житию прият месяца семтября в 20 день на память святого мученика Евстафия».

Иными словами, от князя потребовали поклониться языческим идолам и пройти меж двух зажженных костров — поступить так, как поступало большинство русских князей, являвшихся в Орду. Он счел подобное поклонение несовместимым с христианской верой, а «кумиры» объявил «глухими», т.е. простым деревом, не несущем в себе ничего божественного. За верность Христу князь поплатился жизнью. Вместе с Михаилом Всеволодовичем отказался поклоняться языческим идолам и его боярин Федор, также принявший смерть мученика.

Политик до мозга костей, нищий князь нищего княжества расстается с жизнью, храня от осквернения искру веры в своей душе… Да кто мог ожидать от него такого поступка?!

История исповеднической смерти князя Михаила в Орде разошлась по всей Руси. Он стал не только святым, но еще и народным героем. В середине XVI столетия Михаил Черниговский удостоился общерусского почитания. Его мощи перевезли из Чернигова в Москву. Ныне они находятся в Архангельском соборе Московского кремля.

Судьба этого человека схожа с историей благочестивого разбойника, уверовавшего на кресте, видя рядом с собою Сына человеческого. Иной раз на протяжении многих лет человек грешит — больше ли, меньше ли других людей, но, во всяком случае, не видно в нем признаков праведности. А в последний день, час, да хотя бы в последнюю минуту он может повести себя так, что все грехи ему простятся и удостоится он Царствия Небесного.

Михаил Черниговский коротал век, ведя войны и отыскивая чести, славы, богатства своему роду. Крупный политик, но, в общем, дюжинный — удачи в его судьбе перемежались с неудачами, последние же годы прошли в унижении. А достался ему от Бога шанс выйти за пределы обычного круга княжеских забот, и он воссиял, и вся жизнь его перевернулась, наполняясь новым смыслом.

Источник иллюстрации — сайт Кемеровской и Новокузнецкой епархии.