Как попал в плен генерал карбышев

Несломленный. Забытый подвиг генерала Карбышева

В феврале 1946 года представителю Советской миссии по делам репатриации в Англии сообщили, что его срочно хочет видеть раненый канадский офицер, находящийся в госпитале под Лондоном. Офицер, бывший узник концлагеря Маутхаузен, считал необходимым сообщить советскому представителю «чрезвычайно важные сведения».

Канадского майора звали Седдон Де-Сент-Клер. «Я хочу рассказать вам о том, как погиб генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев», — произнёс офицер, когда советский представитель появился в госпитале.

Рассказ канадского военного стал первой весточкой о Дмитрии Михайловиче Карбышеве с 1941 года…

Кадет из неблагонадёжной семьи

Дмитрий Карбышев родился 26 октября 1880 года в семье военного. С детских лет он мечтал продолжить династию, начатую отцом и дедом. Дмитрий поступил в Сибирский кадетский корпус, однако, несмотря на старание, проявленное в учёбе, числился там среди «неблагонадёжных».

Дело в том, что старший брат Дмитрия, Владимир, участвовал в революционном кружке, созданном в Казанском университете, вместе с ещё одним молодым радикалом — Владимиром Ульяновым. Но если будущий вождь революции отделался только исключением из университета, то Владимир Карбышев оказался в тюрьме, где впоследствии и умер.

Здание Омского кадетского корпуса, который окончил Дмитрий Карбышев. Фото: www.russianlook.com

Несмотря на клеймо «неблагонадёжного», Дмитрий Карбышев учился блестяще, и в 1898 году, по окончании кадетского корпуса, поступил в Николаевское инженерное училище.

Из всех военных специальностей Карбышева более всего привлекло строительство укреплений и оборонительных сооружений.

Талант молодого офицера впервые ярко проявился в русско-японскую кампанию – Карбышев укреплял позиции, наводил мосты через реки, устанавливал средства связи и проводил разведку боем.

Несмотря на неудачный для России исход войны, Карбышев показал себя как классный специалист, что было отмечено медалями и чином поручика.

От Перемышля до Перекопа

Но за свободомыслие в 1906 году поручика Карбышева уволили со службы. Правда, ненадолго – командованию хватило ума понять, что специалистами такого уровня разбрасываться не стоит.

Накануне Первой Мировой войны штабс-капитан Дмитрий Карбышев проектировал форты Брестской крепости – те самые, в которых тридцать лет спустя будут драться с гитлеровцами советские солдаты.

Первую Мировую войну Карбышев прошёл в качестве дивизионного инженера 78-й и 69-й пехотных дивизий, а затем начальника инженерной службы 22-го финляндского стрелкового корпуса. За храбрость и отвагу при штурме Перемышля и во время Брусиловского прорыва он был произведён в подполковники и награждён орденом святой Анны.

Генерал Дмитрий Карбышев. Фото: Public Domain

Во время революции подполковник Карбышев не метался, а сразу вступил в Красную Гвардию. Он всю жизнь был верен своим взглядам и убеждениям, от которых не отрекался.

В ноябре 1920 года Дмитрий Карбышев занимался инженерным обеспечением штурма Перекопа, успех которого окончательно решил исход Гражданской войны.

Пропавший без вести

К концу 1930-х годов Дмитрий Карбышев считался одним из виднейших специалистов в области военно-инженерного искусства не только в Советском Союзе, но и в мире. В 1940 году ему было присвоено звание генерал-лейтенанта, а в 1941 года – степень доктора военных наук.

Накануне Великой Отечественной войны генерал Карбышев работал над созданием оборонительных сооружений на западной границе. Во время одной из поездок на границу его и застало начало боевых действий.

Стремительное наступление гитлеровцев поставило советские войска в сложное положение. 60-летний генерал инженерных войск – не самый необходимый человек в частях, которым грозит окружение. Однако эвакуировать Карбышева не сумели. Впрочем, и он сам, как настоящий боевой офицер, решил вырываться из гитлеровского «мешка» вместе с нашими частями.

Но 8 августа 1941 года генерал-лейтенант Карбышев был тяжело контужен в бою у реки Днепр, и в бессознательном состоянии попал в плен.

С этого момента и до 1945 года в его личном деле будет значиться короткая фраза: «Пропал без вести».

Ценный специалист

Авторитет Карбышева как военного специалиста был очень высок. Гитлеровцы ещё до пленения генерала внесли его в список тех, кого впоследствии рассчитывали использовать на службе Третьему Рейху.

Немецкое командование было убеждено: Карбышев среди большевиков – человек случайный. Дворянин, офицер царской армии, он с лёгкостью согласится перейти на их сторону. В конце концов, он и ВКП(б) вступил только в 1940 году, видимо, по принуждению.

Однако очень скоро нацисты обнаружили, что Карбышев – крепкий орешек. 60-летний генерал служить Третьему Рейху отказывался, выражал уверенность в конечной победе Советского Союза и ничем не напоминал человека, сломленного пленом.

В марте 1942 года Карбышева перебросили в офицерский концентрационный лагерь Хаммельбург. В нём велась активная психологическая обработка высокопоставленных советских офицеров с целью заставить их перейти на сторону Германии. Ради этого создавались самые гуманные и доброжелательные условия. Многие хлебнувшие лиха в обычных солдатских лагерях, на этом ломались. Карбышев, однако, оказался совсем из другого теста – никакими благами и послаблениями «перековать» его не удалось.

Вскоре к Карбышеву приставили полковника Пелита. Этот офицер вермахта прекрасно владел русским языком, так как в своё время служил в царской армии. Более того, Пелит был сослуживцем Карбышева во время работы над фортами Брестской крепости.

Пелит, тонкий психолог, расписывал перед Карбышевым все преимущества службы великой Германии, предлагал «компромиссные варианты сотрудничества» — например, генерал занимается историческими трудами о военных операциях Красной армии в текущей войне, и за это ему в перспективе разрешат выезд в нейтральную страну.

Однако Карбышев вновь отмёл все предложенные гитлеровцами варианты сотрудничества.

Неподкупный

Тогда нацисты предприняли последнюю попытку. Генерала перевели в одиночную камеру одной из тюрем Берлина, где продержали около трёх недель.

После этого в кабинете следователя его ждал коллега — известный немецкий фортификатор профессор Гейнц Раубенгеймер.

Гитлеровцы знали, что Карбышев и Раубенгеймер знакомы, более того, русский генерал с уважением относится к работам немецкого ученого.

Раубенгеймер озвучил Карбышеву следующее предложение властей Третьего Рейха. Генералу предлагалось освобождение из лагеря, возможность переезда на частную квартиру, а также полная материальная обеспеченность. Ему будет открыт доступ во все библиотеки и книгохранилища Германии, предоставлена возможность знакомиться с другими материалами в интересующих его областях военно-инженерного дела. При необходимости гарантировалось любое число помощников для обустройства лаборатории, выполнения опытно-конструкторских работ и обеспечения иных мероприятий научно-исследовательского характера. Результаты работ должны стать достоянием немецких специалистов. Все чины германской армии будут относиться к Карбышеву как к генерал-лейтенанту инженерных войск германского рейха.

Немолодому уже человеку, прошедшему через лишения в лагерях, предлагали роскошные условия с сохранением положения и даже звания. От него не требовали даже клеймить Сталина и большевистский режим. Гитлеровцев интересовала работа Карбышева по его основной специальности.

Дмитрий Михайлович Карбышев отлично понимал, что это, скорее всего, последнее предложение. Понимал он и то, что последует за отказом.

Однако мужественный генерал сказал: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».

Гитлеровцы очень рассчитывали на Карбышева, на его влияние и авторитет. Именно он, а не генерал Власов, по первоначальной задумке, должен был возглавить Русскую Освободительную армию.

Но все замыслы нацистов разбились о непреклонность Карбышева.

Могильные плиты для фашистов

После этого отказа гитлеровцы поставили на генерале крест, определив его как «убеждённого, фанатичного большевика, использование которого на службе Рейху невозможно».

Карбышева отправили в концентрационный лагерь Флоссенбюрг, где стали использовать на каторжных работах особой тяжести. Но и здесь генерал удивлял своих товарищей по несчастью несгибаемой волей, силой духа и уверенностью в конечной победе Красной армии.

Один из советских пленных потом вспоминал, что Карбышев умел поднять настроение даже в самые тяжёлые минуты. Когда пленные трудились над изготовлением могильных плит, генерал заметил: «Вот работа, доставляющая мне истинное удовольствие. Чем больше надмогильных плит требуют от нас немцы, тем лучше, значит, идут у наших дела на фронте».

Его переводили из лагеря в лагерь, условия становились все более жёсткими, но сломать Карбышева не сумели. В каждом из лагерей, где оказывался генерал, он становился настоящим лидером духовного сопротивления врагу. Его стойкость придавала сил тем, кто оказался рядом.

Фронт катился на Запад. Советские войска вступили на территорию Германии. Исход войны стал очевиден даже убеждённым нацистам. У гитлеровцев не осталось ничего, кроме ненависти и желания расправиться с теми, кто оказался сильнее их даже в оковах и за колючей проволокой…

Казнь

Майор Седдон Де-Сент-Клер оказался одним из нескольких десятков военнопленных, кому удалось выжить в страшную ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен.

Маутхаузен-Музей (современное состояние): Аппель-плац (площадь переклички) и бараки. Фото: Public Domain

«Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее бельё и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замёрзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев», — рассказал канадский майор.

Последние слова генерала были обращены к тем, кто разделял вместе с ним страшную участь: «Бодрей, товарищи! Думайте о Родине, и мужество не покинет вас!».

Герой Советского Союза

С рассказа канадского майора начался сбор сведений о последних годах жизни генерала Карбышева, проведённых в немецком плену. Все собранные документы и свидетельства очевидцев говорили об исключительном мужестве и стойкости этого человека.

16 августа 1946 года за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне, генерал-лейтенанту Дмитрию Михайловичу Карбышеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Памятник генералу Дмитрию Карбышеву в Маутхаузене. Фото: РИА Новости

В 1948 году на территории бывшего концлагеря Маутхаузен был открыт памятник генералу. Надпись на нём гласит: «Дмитрию Карбышеву. Учёному. Воину. Коммунисту. Жизнь и смерть его были подвигом во имя жизни».

ДВЕ СМЕРТИ ГЕНЕРАЛА КАРБЫШЕВА

За годы Второй мировой войны в немецкий плен попали 83 генерала Красной армии. Из них 26 человек погибли по разным причинам: расстреляны, убиты лагерной охраной, умерли от болезней. Остальные после победы были депортированы в Советский Союз. Из них 32 человека репрессированы (7 повешены по делу Власова, 17 расстреляны на основании приказа Ставки № 270 от 16 августа 1941 г. «О случаях трусости и сдачи в плен и мерах по пресечению таких действий» и за «неправильное» поведение в плену 8 приговорены к различным срокам заключения).

Оставшихся 25 человек после более чем полугодовой проверки под новый, 1946 год оправдали, а затем постепенно уволили в запас. Столь жесткая расправа над коллегами не могла не произвести удручающего впечатления на офицерский корпус. На этом нерадостном фоне Сталину был нужен сугубо положительный образ пленного советского генерала. Так начал создаваться один из самых устойчивых советских мифов. Для каждого в Советском Союзе образ генерала Карбышева прочно ассоциируется с вмороженным в глыбу льда, но не сдавшимся героем.

16 августа 1946 г. на основании двух свидетельских показаний, представленных Сталину наркоматом обороны, Дмитрию Карбышеву было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Сообщение бывшего военнопленного подполковника Сорокина: «21 февраля 1945 года я с группой в 12 человек пленных офицеров прибыл в концентрационный лагерь Маутхаузен. По прибытии в лагерь мне стало известно, что 17 февраля из общей массы пленных была выделена группа в 400 человек, куда попал и генерал-лейтенант Карбышев. Эти 400 человек были раздеты догола и оставлены стоять на улице; слабые здоровьем умерли, и их немедленно отправили в топку лагерного крематория, а остальных дубинками гнали под холодный душ. До 12 часов ночи эта экзекуция повторялась несколько раз. В 12 часов ночи во время очередной такой экзекуции товарищ Карбышев отклонился от напора холодной воды и ударом дубинки по голове был убит. Тело Карбышева сожгли в крематории лагеря».

Сообщение майора канадской армии С. де Сент-Клера представителю советского Комитета по репатриации: «Наш представитель по репатриации в Лондоне майор Сорокопуд 13 февраля 1946 года был приглашен больным майором канадской армии Седдон де Сент-Клер в госпиталь в Бремшот, Хемпшайр (Англия), где последний сообщил ему: «В январе 1945 г. я в числе 1000 человек пленных с завода Хейнкель был отправлен в лагерь уничтожения Маутхаузен, в этой команде был генерал Карбышев и еще несколько человек советских офицеров. По прибытии в Маутхаузен целый день пробыли на морозе. Вечером для всех 1000 человек был устроен холодный душ, а после этого в одних рубашках и колодках построили на плацу и продержали до 6 часов утра. Из 1000 человек, прибывших в Маутхаузен, умерли 480 человек. Умер и генерал Дмитрий Карбышев».

Эти достаточно путаные показания в общем и целом проясняют картину случившегося. Но были известны еще по меньшей мере два десятка пленных советских генералов, умерших в немецких концлагерях кто от тифа, а кто, совсем как Карбышев, от ударов резиновой дубинкой по голове. Но только Карбышев был представлен к высокому званию Героя.

Необходимо было разъяснить советским людям значение его подвига. В 1948 г. появилась книга «Герой Советского Союза Дмитрий Михайлович Карбышев». Ее автор Г. Новогрудский приводит свидетельство к тому времени уже умершего канадского офицера де Сент-Клера. Правда, книжный вариант рассуждений Сент-Клера заметно отличается от содержания его же показаний, представленных Сталину в записке. Канадец в изложении советского писателя упирает на патриотизм генерала Карбышева, на его неустанную агитационную работу среди пленных других национальностей. Канадский офицер восхищен: «Вот это человек! — говорили мы между собой о Карбышеве. — Советский Союз может гордиться такими гражданами, тем более что, судя по всему, в этой удивительной стране карбышевых много».

Далее Новогрудский «заставляет» Сент-Клера вспомнить новые подробности: «Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды… Потом нам велели надеть только белье и деревянные колодки и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня… Он что-то горячо и убедительно говорил своим товарищам. Они его внимательно слушали. В его фразах я уловил несколько раз повторяющиеся и понятные мне слова: «Советский Союз», «Сталин». Затем, посмотрев в нашу сторону, он сказал нам по-французски: «Бодрее, товарищи! Думайте о своей Родине — и мужество не покинет вас». В это время гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев».

В ходе творческой переработки свидетельств появляется важный элемент мифа — «гестаповцы с пожарными брандспойтами». Почему, собственно, сотрудники гестапо, задача которых состояла в проведении следствия по политическим делам, оказались в концлагере и стали поливать пленных «потоками холодной воды», не объяснено. Но дан новый посыл — Карбышева и других заморозили. Герой не покорился, а замерз и упал.

Дело писателя Новогрудского продолжил писатель С. Голубов в газете «Красная Звезда» (№ от 25.02. 1955 г.): «В морозную ночь с 17 на 18 февраля 1945 г. полуобнаженный Карбышев был выведен к внутренней стене Маутхаузенского лагеря. Здесь его поливали водой из пожарного шланга до тех пор, пока он не превратился в ледяную статую».

Оказалось, жестокую показательную казнь немцы устроили не для 1000 пленных, а для одного советского генерала.

В хрущевские годы миф о «ледяном герое» продолжал крепнуть. Не преминули появиться «очевидцы подвига». Бывший узник Маутхаузена Валентин Сахаров выпустил книгу, в которой утверждал, что лично видел, как Карбышева «ночью после горячего душа вывели во двор. Стоял 12-градусный мороз. Из брандспойтов ударили перекрещивающиеся ледяные струи. Карбышев медленно покрывался льдом. «Бодрее, товарищи, думайте о своей Родине — и мужество не покинет вас», — сказал он перед смертью, обращаясь к узникам Маутхаузена» («В застенках Маутхаузена», Симферополь, 1959). Писатель Л. Семин привел свидетельство еще одного очевидца. Некий Семен Подорожный видел и слышал, как Карбышев, «замерзая под тугими струями ледяной воды, несколько раз крикнул: «Родина не забудет нас!» («Нева», 1963, № 11).

Еще в феврале 1948 г. в Маутхаузене Карбышеву поставили скромный памятник — обелиск со звездой и мемориальную доску с надписью «Вечная память верному сыну советского народа генералу Карбышеву». Но миф требовал детального воплощения. В 1963 г. установлен новый памятник — мощный торс атлета в глыбе льда. Тогда же свинтили прежнюю мемориальную доску и на лагерной стене прикрепили новую: «В ночь с 17 на 18 февраля 1945 года генерал Карбышев был раздет догола и на морозе залит водой».

Запущенная по желанию Сталина страшная сказка о «ледяном герое» передавалась заботливыми идеологами все новым поколениям советских людей. Вот пассаж из книги 1972 года издания: «Жестокие пытки не сломили воли коммуниста. И фашисты придумали для Карбышева изощренную казнь. В феврале 1945 г. палачи вывели его на плац концлагеря и начали поливать из шлангов водой… Человек был превращен в ледяную глыбу. Целую неделю стояла ледяная статуя на маутхаузенском плацу «для назидания непокорным» (М. Юрасова «Омск. Очерки истории города»).

Согласно философским словарям периода застоя, «миф — фантастическое отражение действительности в первобытном сознании». В этом кривом зеркале невозможно разглядеть судьбы, страдания и мужество людей, прошедших через нацистские концлагеря. Генерал Карбышев стал жертвой дважды: сначала — гитлеровских надзирателей, затем — сталинских мифотворцев.

>Дмитрий Карбышев — биография, информация, личная жизнь

Генерал Карбышев

Дмитрий Михайлович Карбышев. Родился 14 (26) октября 1880 года в Омске — убит 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен (ныне Австрия). Российский и советский военачальник, фортификатор, инженер. Генерал-лейтенант инженерных войск. Доктор военных наук, профессор Военной академии Генерального штаба РККА. Герой Советского Союза (1946).

Дмитрий Карбышев родился 14 (26 по новому стилю) октября 1880 года в Омске.

Отец — Михаил Ильич Карбышев (1829-1892), из родовых сибирских казаков — потомственных дворян, выпускник Сибирского кадетского корпуса, ветеран Крымской войны, был награжден орденами Станислава, Анны 3 степени, медалями, впоследствии военный чиновник Сибирского казачьего войска.

Мать — Александра Ефимовна (в девичестве Лузгина), дочь коллежского советника из богатых омских купцов второй гильдии Лузгиных.

Двоюродный брат деда — Иван Семенович Карбышев, основатель Алма-Аты.

Отец и мать Карбышева — кряшены (от тат. керәшеннәр и рус. крещен — крещеные татары, этноконфессиональная группа в составе татар волжского и уральского регионов, исповедуют православие).

В семье было 4 сына и 2 дочери. Дмитрий — самый младший.

Брат Владимир учился в Омской мужской гимназии, сестры Софья и Евгения — в женской, а Михаил и Сергей — в Сибирском кадетском корпусе. Младшему Дмитрию было 4 года, когда старший брат окончил с отличием гимназию. Владимир мечтал быть врачом. Когда Дмитрий тяжело заболел оспой, то брат выходил его.

Благодаря высоко образованной матери Дмитрий с младенчества одинаково хорошо думал и говорил без акцента на литературных русском, кряшенском, французском и немецком языках. В 12 лет остался без отца. Детей воспитывала болезненная мать, почти не выходившая из дома.

Старший брат Владимир был направлен по стипендии правления Сибирского казачьего войска учиться на медицинском факультете Казанского университета, в 1887 году за участие в студенческом революционном движении (его рукой было написано воззвание по случаю попытки покушения А. И. Ульянова и его группы на царя) был арестован, заключен в тюрьму, исключен из университета. Недоучившегося врача определили рядовым казаком в третий конный полк Сибирского казачьего войска. Но через два года как тяжело больной туберкулезом был освобожден, вернулся домой. Умер в профилактическом заключении без суда во время визита в Омск наследника престола в начале 1990-х годов.

Двоюродный брат будущего генерала, сын сестры отца тети Веры Александр Дмитриевич Шайтанов тоже ранее активно участвовал в революционном движении, был осужден, отбывал ссылку в Архангельской губернии.

Семья Карбышевых была под надзором Департамента полиции. Из-за этого Дмитрий Карбышев не был принят в Сибирский кадетский корпус для обучения за государственный счет. 6 сентября 1891 года он был зачислен в корпус «приходящим по плате». Несмотря на большие материальные затруднения, так как мать не хотела принимать помощь своих богатых кровных родственников, считая, что они предали ее старшего сына, не попытавшись взять его на поруки (что было невозможно из-за их собственной неблагонадежности, вскрывшейся после захвата полицией переписки Владимира, и их боязни повредить своему бизнесу заведомо безуспешной попыткой взять Владимира на поруки), Дмитрий Карбышев регулярно посещал занятия, стал отличником и через два года был зачислен полноправным кадетом.

Сибирский кадетский корпус окончил с отличием, первым среди выпускников, и был рекомендован для поступления в Павловское училище, Михайловское артиллерийское училище или Николаевское инженерное училище. Сам Дмитрий хотел поступить в Академию художеств или в Институт гражданских инженеров. Но у семьи не было средств. Семейный совет решил, что Дмитрий пойдет по стопам отца, станет военным, причем по инженерной профессии.

В 1898 году он был принят в Николаевское инженерное училище. По результатам вступительных экзаменов оказался 78 из 94, а по выпускным экзаменам — уже 9.

В 1900 году окончил училище и был направлен служить в 1-й Восточно-Сибирский саперный батальон, начальником кабельного отделения телеграфной роты. Батальон дислоцировался в Манчжурии. В 1903 году произведен в поручики. Отпуск 1903 года провел в городе Нагасаки.

Дмитрий Карбышев в молодости

Карбышев во время Русско-японской войны в составе батальона укреплял позиции, устанавливал средства связи, наводил мосты, вел разведку боем. Совершил подвиг в сражении под Мукденом. Но первая боевая награда офицера Карбышева — орден Святого Владимира IV степени с мечами и бантами — был вручен за Бой у Вафангоу. Командуя кабельным отделением 4 телеграфной роты 1 Восточно-Сибирского саперного батальона (передача сигналов с помощью гелиографических установок), он вывел из окружения 60 военнослужащих с техникой и оружием. Войну закончил c 5 боевыми орденами и 3 медалями в чине поручика.

В 1906 году по обвинению в агитации среди солдат (так документировано, но, видимо, только за недоносительство — он за всю жизнь никогда ни на кого не доносил) ему грозили военно-полевой суд и расстрел, в лучшем случае, тюрьма. Но офицерский суд чести не позволил отдать храброго боевого офицера палачам. По решению суда чести он ушел с военной службы в запас. Жил во Владивостоке, занимался чертежной работой.

В 1907 году вернулся на военную службу, служил во Владивостоке во вновь сформированном крепостном саперном батальоне, где командовал ротой. Осенью 1908 года поступил в Николаевскую военно-инженерную академию в Санкт-Петербурге.

В 1911 году с отличием окончил Николаевскую военно-инженерную академию. По распределению штабс-капитан Карбышев был направлен в первую Севастополькую крепостную минную роту, занимавшуюся тогда укреплением западных границ империи, а в октябре 1912 года был переведен в распоряжение начальника инженеров Варшавского военного округа в Брест-Литовск на должность командира минной роты. На обоих должностях он был производителем работ при строительстве фортов Брестской крепости.

Участник Первой мировой войны с первого дня. Воевал в Карпатах в составе 8-й армии генерала А. А. Брусилова (Юго-Западный фронт). Был дивизионным инженером 78-й и 69-й пехотных дивизий, затем начальником инженерной службы 22-го финляндского армейского корпуса. В начале 1915 года участвовал в штурме крепости Перемышль. Был ранен в ногу. За храбрость и отвагу награжден орденом св. Анны и произведен в подполковники.

В 1916 году был участником знаменитого Брусиловского прорыва.

В 1917 году производитель работ по укреплению позиций на границе с Румынией.

В декабре 1917 года в Могилев-Подольском подполковник Дмитрий Карбышев вступил в Красную гвардию. С 1918 года в Красной Армии. Участник Гражданской войны.

В апреле 1918 года Карбышев назначается в Коллегию по обороне страны при Главном военно-техническом управлении РККА. В июле 1918 года назначен начальником отдельного инженерного управления Северо-Кавказского военного округа.

Весной 1919 года Дмитрий Карбышев назначен главным руководителем всех оборонительных работ Восточного фронта, участвовал в строительстве Симбирского, Самарского, Саратовского, Челябинского, Златоустовского, Троицкого, Курганского укрепленных районов; обеспечивал форсирование рек Уфимки и Белой, начало наступления на Сибирь, проектировал оборонительные сооружения Уральска.

С января 1920 года Карбышев — начальник Управления военно-полевых строительств. Руководил работами по восстановлению железнодорожного моста через Иртыш в Омске, укреплял Забайкальский плацдарм.

В 1920 году был назначен начальником инженеров 5-й армии Восточного фронта.

С октября 1920 года занимал должность заместителя начальника инженеров Южного фронта, руководил строительством укреплений на Каховском плацдарме. В ноябре 1920 года руководил инженерным обеспечением штурма Чонгарских укреплений и Перекопа.

В 1921-1923 годах — помощник, заместитель, а затем начальник инженеров вооруженных сил Украины и Крыма.

В 1923-1926 годах — председатель Инженерного комитета Главного военно-инженерного управления РККА.

С 1926 года — преподаватель в Военной академии имени М. В. Фрунзе. В 1929 году участвовал в проектировании укрепленных районов вдоль западных рубежей Советского Союза.

В феврале 1934 года назначен начальником кафедры военно-инженерного дела Военной Академии Генштаба.

Являлся военно-техническим консультантом при создании диорамы «Взятие Ростова» и подготовительных работ к первой советской панораме «Штурм Перекопа».

5 декабря 1935 года присвоено звание дивинженер.

С 1936 года был помощником начальника кафедры тактики высших соединений по инженерным войскам Высшей Военной академии им. К. Е. Ворошилова. В 1938 году окончил Высшую Военную академию (Военную академию Генерального штаба). 23 октября 1938 года утвержден в ученом звании профессора.

К концу 1930-х годов Дмитрий Карбышев уже считался одним из виднейших специалистов в области военно-инженерного искусства не только в Советском Союзе, но и в мире.

В 1940 году ему присвоено звание генерал-лейтенанта инженерных войск. В 1941 году — ученая степень доктора военных наук. Перед началом Великой отечественной войны занимал должность старшего преподавателя кафедры тактики высших соединений Высшей Военной академии им. К. Е. Ворошилова.

Дмитрию Карбышеву принадлежит наиболее полное исследование и разработка вопросов применения разрушений и заграждений. Значителен его вклад в научную разработку вопросов форсирования рек и других водных преград. Он опубликовал более 100 научных трудов по военно-инженерному искусству и военной истории. Его статьи и пособия по вопросам теории инженерного обеспечения боя и операции, тактике инженерных войск были основными материалами по подготовке командиров Красной Армии в предвоенные годы.

Помимо этого, Карбышев был крупным специалистом в области строительства, эксплуатации и восстановления железных дорог, мостов, туннелей, реставрации древних крепостей и храмов, консультантом Ученого совета по реставрационным работам в Троице-Сергиевой Лавре, научным руководителем и главным архитектором которых был назначен И. В. Трофимов. 6 миллионов рублей было выделено на реставрацию после экспертного заключения Д. М. Карбышева о Лавре как о крепости.

Участник советско-финской войны 1939-1940 годов. В составе группы заместителя начальника Главного военно-инженерного управления по оборонительному строительству вырабатывал рекомендации войскам по инженерному обеспечению прорыва линии Маннергейма.

С 1940 года член ВКП(б).

В 1940 году осуществлял руководство фортификационными работами по усовершенствованию цитадели Брестской крепости.

Плен и смерть Дмитрия Карбышева

В начале июня 1941 года Дмитрий Карбышев был командирован в Западный Особый военный округ, где инспектировал ход строительства фортификационных сооружений 68-го Гродненского укрепленного района. Уезжая из Москвы, он говорил, что рассчитывал на скорую победу над врагом. Великая Отечественная война застала его в штабе 3-й армии в Гродно. Через 2 дня он перешел в штаб 10-й армии. 27 июня штаб армии оказался в окружении.

В июне 1942 года начальник штаба инженерных войск Красной Армии докладывал в Главное управление формирования и укомплектования Красной Армии, что Дмитрий Карбышев «в середине июля 1941 года, одетый в гражданское платье, за неделю до выхода отряда Голубева (командующий 10-й армией) из окружения, ушел из отряда в направлении на Смоленск».

8 августа 1941 года при попытке выйти из окружения генерал Карбышев был тяжело контужен в бою у реки Днепр возле деревни Добрейка Могилевской области Белорусской ССР. В бессознательном состоянии был захвачен в плен.

Карбышев содержался в лагере для военнопленных Шталаг-324 близ города Острув-Мазовецка (филиал которого был в Гродно), в тюрьме гестапо в Берлине, в лагере на пересыльном пункте РОА в Бреслау, в немецких концентрационных лагерях: Замосць, Хаммельбург, Флоссенбюрг, Майданек, Освенцим (Аушвиц), Заксенхаузен, Маутхаузен.

Неоднократно от администрации лагерей получал предложения сотрудничать. По свидетельству надзиравшего за Власовым сотрудника личной охраны Власова офицера СД Хмырова-Долгорукого, чтобы скрыть членство в преступной организации СД выступавшего на процессе Власова как его личный адъютант, гитлеровцы первоначально уговаривали не Власова, а именно Дмитрия Карбышева, православного бывшего подполковника царской армии, для которого немецкий язык был как родной, первая жена которого была немкой, занять пост командующего «Русской освободительной армией». Но гитлеровцы записали в своих архива: «Этот крупнейший советский фортификатор, кадровый офицер старой русской армии, человек, которому перевалило за шестьдесят лет, оказался фанатически преданным идее верности воинскому долгу и патриотизму… Карбышева можно считать безнадежным в смысле использования у нас в качестве специалиста военно-инженерного дела».

Вердикт нацистов в 1943 году после двух лет уговоров гласил: «Направить в концлагерь Флоссенбург на каторжные работы, никаких скидок на звание и возраст».

Несмотря на свой возраст, был одним из активных руководителей лагерного движения сопротивления. Он призывал не только советских, но всех военнопленных антигитлеровской коалиции помнить о своем Отечестве и не идти на сотрудничество с врагом.

Последним местом заключения стал концлагерь Маутхаузен, расположенный в коммуне Маутхаузен земельного района Перг рейхсгау Верхний Дунай (нем. Reichsgau Oberdonau) Великогерманской империи (ныне округ Перг входит в федеральную землю Верхняя Австрия Австрийской Республики).

В ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен, в числе около пятисот других заключенных, Дмитрий Карбышев был после зверских пыток облит водой на морозе (температура воздуха около −12 °C) и убит. Тело Дмитрия Карбышева было сожжено в печах Маутхаузена.

Майор канадской армии Седдон де Сент-Клер 13 февраля 1946 года сообщал: «Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее белье и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев. В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали… Я прошу вас записать мои показания и переслать их в Россию. Я считаю своим священным долгом беспристрастно засвидетельствовать все, что я знаю о генерале Карбышеве. Я выполню этим свой маленький долг перед памятью большого человека», — такими словами 13 февраля 1946 года закончил свой рассказ представителю советской миссии по репатриации в Великобритании умиравший от последствий этой экзекуции в госпитале под Лондоном франко-канадский офицер».

Бывший военнопленный подполковник Сорокин сообщал: «21 февраля 1945 года я с группой в 12 человек пленных офицеров прибыл в концентрационный лагерь Маутхаузен. По прибытии в лагерь мне стало известно, что 17 февраля из общей массы пленных была выделена группа в 400 человек, куда попал и генерал-лейтенант Карбышев. Эти 400 человек были раздеты догола и оставлены стоять на улице; слабые здоровьем умерли, и их немедленно отправили в топку лагерного крематория, а остальных дубинками гнали под холодный душ. До 12 часов ночи эта экзекуция повторялась несколько раз. В 12 часов ночи во время очередной такой экзекуции товарищ Карбышев отклонился от напора холодной воды и ударом дубинки по голове был убит. Тело Карбышева сожгли в крематории лагеря».

Справа от входа в ворота австрийского мемориального комплекса «Маутхаузен» стоит белоснежный памятник Дмитрию Михайловичу Карбышеву. На гранитной плите пьедестала высечено на русском и немецком языках: «Дмитрию Карбышеву. Ученому. Воину. Коммунисту. Жизнь и смерть его были подвигом во имя жизни». Этот памятник был установлен 12 мая 1963 года на месте прежнего обелиска, который был открыт в феврале 1948 года. Миниатюрная копия современного памятника Карбышеву находится в Центральном музее Вооруженных Сил Российской Федерации.

Автор памятника в «Маутхаузене» — скульптор-монументалист Владимир Цигаль. Он же создал памятник генералу Дмитрию Михайловичу Карбышеву, открытый в Москве 7 мая 1980 года. На памятном знаке московского мемориала высечено: «Дмитрию Михайловичу Карбышеву, Герою Советского Союза, генерал-лейтенанту инженерных войск, доктору военных наук».

Генерал Карбышев

Личная жизнь Дмитрия Карбышева:

Дважды был женат.

Первая жена — Алиса Карловна Троянович (1874-1913), немка. С ней он познакомился во Владивостоке, где Алиса была замужем за другим офицером. 27 октября 1906 года Алиса Карловна Троянович-Пиотровская и Дмитрий Михайлович Карбышев обвенчались в Никольском храме в городе Никольск-Уссурийский. После 6 лет брака с Дмитрием Михайловичем она трагически погибла в 1913 году (несчастный случай, что подтверждается ее похоронами на кладбище, где самоубийц не хоронили). Похоронена в Белоруссии, Бресте, на Тришинском кладбище.

Вторая жена — Лидия Васильевна Карбышева (в девичестве Опацкая; 1891-1976), сестра его сослуживца в Бресте поручика Опацкого. Познакомились в в Белоруссии в 1916 году. Лидия вынесла раненного в ногу штабс-капитана Дмитрия Карбышева под шквальным вражеским огнем из развалин укреплений Перемышльской крепости. Затем она последовала за ним в госпиталь в Белоруссию.

В браке родилось трое детей — Елена (1919-2006), Татьяна (1926-2003) и Алексей (1929-1988).

Старшая дочь Елена пошла по стопам отца и стала военным инженером, участница Великой Отечественной войны, за свою работу была награждена многими орденами и медалями. До 1946 года семья Дмитрия Михайловича Карбышева жила в полной неизвестности, ждала и надеялась. Именно дочь Елена, на тот момент единственная в СССР женщина-военный инженер, первой получила информацию о судьбе и страшной гибели отца. Елене Дмитриевне рассказали о разговоре представителя советского комитета по репатриации с майором канадской армии Седоном де Сент-Клером. Он первым поведал ей о мучительной смерти отца.

Дочь Татьяна работала экономистом.

Сын Алексей получил степень кандидата экономических наук и заведовал кафедрой в Московском финансовом институте. Алексей потом назовет своего сына именем отца. 18 февраля в семье Карбышевых — день памяти. Судьбе было угодно, чтобы в этот же день в 1929 году родился сын генерала — Алексей Карбышев. Последний раз сын отмечал свой день рождения вместе с папой в 1941 году. Алексей Дмитриевич узнал о гибели отца, когда ему уже исполнилось 16. С тех пор он никогда не праздновал свой день рождения. Для семьи Карбышева день 18 февраля стал днем траура.

Супруга генерала, Лидия Васильевна Карбышева, умерла в 1976 году. Она до конца своих дней не снимала траура.

Дмитрий Карбышев и жена Лидия

Дмитрий Карбышев и сын Алексей

Елена — дочь генерала Карбышева

Внук — Дмитрий Алексеевич Карбышев. Он вспоминал: «Бабушка и дедушка были повенчаны. После гибели мужа не было и речи о новом замужестве. Лидия Васильевна тосковала по супругу. Самыми тяжелыми были дня нее День Победы, день рождения и день гибели мужа. Несмотря на то, что генералу Карбышеву уже в 1946 году было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, о нем снимали фильмы, много писали, бабушка оставалась закрытым человеком. На семейных встречах в присутствии бабушки о Дмитрии Михайловиче не говорили. Это было табу. Нелегкую обязанность общаться с прессой, с молодежью, с ветеранами взяла на себя старшая дочь Елена».

Дмитрий Алексеевич Карбышев — внук генерала Карбышева

Дмитрий Карбышев, внук легендарного генерала Красной Армии, подавал заявление в Следственный Комитет РФ на шоу Comedy Woman. Напомним, одна из участниц этого шоу, идущего на канале ТНТ позволила себе шутку про «замерзший дух генерала Карбышева».

Награды Дмитрия Карбышева:

02.09.1904 — Орден Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом;
04.11.1904 — Орден Св. Станислава 3-й степени с бантом;
20.02.1905 — Орден Св. Станислава 2-й степени с мечами;
Не ранее 27.03.1905 — Орден св. Анны 4-й степени для ношения на эфесе личного оружия;
02.01.1905 — Орден св. Анны 3-й степени с мечами и бантом;
13.06.1915 — Орден св. Анны 2-й степени с мечами;
22.02.1938 — орден Красной Звезды;
1938 — юбилейная медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии»;
1940 — орден Красного Знамени;
16.08.1946 — орден Ленина, посмертно;
16.08.1946 — Герой Советского Союза, посмертно;
— За время гражданской войны Д. М. Карбышев дважды награждается золотыми часами с надписью: «Красному борцу Социалистической революции от ВЦИК»;
— Избран почетным красноармейцем 4-го образцового саперного батальона как ветеран гражданской войны, оказавший особые услуги Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Библиография Дмитрия Карбышева:

1921 — Влияние условий борьбы на формы и принципы фортификации;
1922 — Образцовая рекогносцировка берегов р. Волги в оборонительном отношении. Исторический пример гражданской войны;
1924 — Военно-инженерное дело в Мировой войне;
1924 — Инженерная подготовка границ СССР;
1928 — Инженерная разведка;
1929 — Разрушения;
1930 — Оборонительные работы при охране транспорта;
1931 — Разрушения и заграждения. Совм. с И. Киселевым и И. Масловым;
1933 — Оборона Порт-Артура;
1936 — Разрушения и заграждения;
1937 — Инженерное обеспечение обороны;
1937 — Инженерное обеспечение наступательной операции;
1938 — Инженерное обеспечение оборонительной операции;
1939-1940 — Инженерное обеспечение боевых действий стрелковых соединений.

Шаблон:Военный деятель

Дми́трий Миха́йлович Ка́рбышев (14 (26) октября 1880, Омск — 18 февраля 1945, лагерь смерти Маутхаузен, Австрия) — генерал-лейтенант инженерных войск, профессор Военной академии Генерального штаба, доктор военных наук, Герой Советского Союза.

Биография

Детство, юность, начало службы

Родился в городе Омске в семье военного чиновника. Кряшен. Двенадцатилетним остался без отца. Детей воспитывала мать. Несмотря на большие материальные затруднения, Карбышев блестяще закончил Сибирский кадетский корпус и в 1898 году был принят в Петербургское Николаевское военно-инженерное училище. В 1900 году, по окончании училища, направлен служить в 1-й Восточно-Сибирский сапёрный батальон, начальником кабельного отделения телеграфной роты. Батальон дислоцировался в Манчжурии.

Русско-японская, Первая мировая

В ходе русско-японской войны в составе батальона укреплял позиции, устанавливал средства связи, наводил мосты, вёл разведку боем. Участвовал в сражении под Мукденом. Награждён орденами и медалями. Войну закончил в чине поручика.

После войны служил во Владивостоке. В 1911 году с отличием окончил Николаевскую военно-инженерную академию. По распределению штабс-капитан Карбышев был направлен в Брест-Литовск на должность командира минной роты. Там он принимал участие в строительстве фортов Брестской крепости.

Участник первой мировой войны с первого дня. Воевал в Карпатах в составе 8-й армии генерала А. А. Брусилова (Юго-Западный фронт). Был дивизионным инженером 78-й и 69-й пехотных дивизий, затем начальником инженерной службы 22-го финляндского стрелкового корпуса. В начале 1915 года участвовал в штурме крепости Перемышль. Был ранен. За храбрость и отвагу награждён орденом св. Анны и произведён в подполковники. В 1916 году был участником знаменитого Брусиловского прорыва.

Вступление в ряды РККА

В декабре 1917 года в Могилёв-Подольском Д. М. Карбышев вступил в Красную гвардию. С 1918 года в Красной Армии. Во время Гражданской войны участвовал в строительстве Симбирского, Самарского, Саратовского, Челябинского, Златоустовского, Троицкого, Курганского укреплённых районов, обеспечивал инженерное обеспечение Каховского плацдарма. Занимал ответственные должности в штабе Северо-Кавказского военного округа. В 1920 году был назначен начальником инженеров 5-й армии Восточного фронта. Осенью 1920 года стал помощником начальника инженеров Южного фронта. Руководил инженерным обеспечением штурма Чонгара и Перекопа.

Академия им. Фрунзе, Академия Генштаба

В 1923—1926 годах председатель Инженерного комитета Главного военно-инженерного управления РККА. С 1926 года — преподаватель в Военной академии имени М. В. Фрунзе. В 1929 году был назначен автором проекта «Линий Молотова и Сталина». В феврале 1934 года назначен начальником кафедры военно-инженерного дела Военной Академии Генштаба.

С 1936 года был помощником начальника кафедры тактики высших соединений Военной академии Генерального штаба. В 1938 году окончил Военную академию Генерального штаба. В том же году утверждён в учёном звании профессора. В 1940 году ему присвоено звание генерал-лейтенанта инженерных войск. В 1941 году — учёная степень доктора военных наук.

Карбышеву принадлежит наиболее полное исследование и разработка вопросов применения разрушений и заграждений. Значителен его вклад в научную разработку вопросов форсирования рек и других водных преград. Он опубликовал более 100 научных трудов по военно-инженерному искусству и военной истории. Его статьи и пособия по вопросам теории инженерного обеспечения боя и операции, тактике инженерных войск были основными материалами по подготовке командиров Красной Армии в предвоенные годы.

Помимо этого, Карбышев был консультантом Ученого совета по реставрационным работам в Троице-Сергиевой Лавре, научным руководителем и главным архитектором которых был назначен И.В.Трофимов.

Советско-Финская война

Участник советско-финской войны 1939—1940 годов. В составе группы заместителя начальника Главного военно-инженерного управления по оборонительному строительству вырабатывал рекомендации войскам по инженерному обеспечению прорыва линии Маннергейма.

Великая Отечественная война

Файл:Karbyshev monument.jpg

В начале июня 1941 года Д. М. Карбышев был командирован в Западный Особый военный округ. Великая Отечественная война застала его в штабе 3-й армии в Гродно. Через 2 дня он перебрался в штаб 10-й армии. 27 июня штаб армии оказался в окружении. В августе 1941 года при попытке выйти из окружения генерал Карбышев был тяжело контужен в бою в районе Днепра, у деревни Добрейка Могилёвской области Белоруссии. В бессознательном состоянии был захвачен в плен.

Путь по концлагерям и гибель

Карбышев содержался в немецких концентрационных лагерях: Замосць, Хаммельбург, Флоссенбюрг, Майданек, Освенцим, Заксенхаузен и Маутхаузен. Неоднократно от администрации лагерей получал предложения сотрудничать. Несмотря на свой возраст был одним из активных руководителей лагерного движения сопротивления. В ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен (Австрия), в числе других заключённых (около 500 человек), был облит водой на морозе и погиб. Стал символом несгибаемой воли и стойкости.

Награды

16 августа 1946 года Дмитрию Михайловичу Карбышеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Награждён орденами Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды.

Память

Файл:Mini copy of the monument of Dmitry Karbyshev.jpgФайл:D.M.Karby’shev.JPG

Герою Советского Союза Д. М. Карбышеву установлен памятник у входа в мемориал на месте лагеря Маутхаузен. Памятники Д. М. Карбышеву установлены также в Москве, Казани, Владивостоке, Самаре, Тольятти, Омске и Первоуральске, Нахабине, бюст в Волжском. Его имя носит бульвар в Москве, Улица Карбышева (Санкт-Петербург), улицы в Казани, Днепропетровске (Украина), Сумах,Белой Церкви, Луцке,Кривом Роге (Украина), Чугуеве (Украина) , Балашихе, Красногорске, Минске, Бресте (Беларусь), Киеве, Тольятти, Самаре, Перми,Херсоне, Гомеле, Ульяновске, Волжском, Владивостоке, Красноярске и в Омске.

Имя Д. М. Карбышева носят ряд школ на территории бывшего Советского Союза. В Омске в честь Д. М. Карбышева назван детский оздоровительный лагерь. Имя Д. М. Карбышева присвоено одному из электропоездов, работающих на Рижском направлении Московской железной дороги.

Его именем также названа малая планета Солнечной системы.

Подвигу Д. М. Карбышева посвящена поэма С. А. Васильева «Достоинство».

Труды

  • Инженерная подготовка границ СССР. Кн. 1, 1924.
  • Разрушения и заграждения. 1931, совм. с И. Киселёвым и И. Масловым.
  • Инженерное обеспечение боевых действий стрелковых соединений. Ч. 1-2, 1939-1940.
  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь. Т.1. М.:Воениз.1987.
  • Решин Е. Г. Генерал Карбышев. 4-е изд., испр. М., 1987.

Ссылки и примечания

Файл:KarbyshevOriginalCoverStamp.jpg

  • Общество бывших российских узников концлагеря Маутхаузен. История подвига Д.М.Карбышева
  • В г.Харькове назван переулок именем Карбышёва

Дополнительные источники

  • Дмитрий Михайлович Карбышев (из фондов Омского государственного историко-краеведческого музея)
  • Шаблон:Альдебаран
  • Шаблон:Warheroes
  • http://omsk.edu.ru/schools/sch076/geroi/karb.htm
  • http://www.oschatz-vizite.(narod.ru) — Школа 109 ГСВГ им. Д. М. Карбышева, Ошац

Шаблон:Герои Советского Союза

Эта страница использует содержимое раздела Википедии на русском языке. Оригинальная статья находится по адресу: Карбышев, Дмитрий Михайлович. Список первоначальных авторов статьи можно посмотреть в истории правок. Эта статья так же, как и статья, размещённая в Википедии, доступна на условиях CC-BY-SA .

Д. М. Карбышев – герой, не сломленный немецкими концлагерями

Сегодня уже мало кто из поколения 20 – летних и младше сможет рассказать что-нибудь вразумительное о легендарном советском герое – Дмитрие Михайловиче Карбышеве. Его фамилия на слуху, в основном, из-за большого количества названных в честь него улиц городов постсоветского пространства, реже встречается названные в честь него учреждения (например, школы), но это всего лишь оставшиеся осколки той легенды о человеке, судьба которого была известна когда-то каждому пионеру в любом уголке СССР…
Дмитрий Карбышев родился 26 октября 1880 года в Омске в семье военного чиновника. В юном возрасте Дмитрий остался без отца, однако, решил идти по его стопам и в 1898 году он закончил Сибирский кадетский корпус, а через два года – Петербургское Николаевское военно-инженерное училище. По окончании училища Карбышев в чине подпоручика назначается на службу ротным командиром в 1-й Восточно-Сибирский сапёрный батальон, который располагался в Маньчжурии.
Дмитрий Карбышев участвовал в русско-японской войне: в составе своего батальона он укреплял позиции, занимался наведением мостов и установкой средств связи. Показал себя храбрым офицером в боях под Мукденом, и неудивительно, что за два года этой войны Карбышев пятью орденами и тремя медалями.
В 1906 году Дмитрия Карбышева увольняют из армии в запас: согласно документированным источникам – за агитацию в то неспокойное революционное время среди солдат. Через год, однако, Карбышев снова был призван на службу в качестве командира роты сапёрного батальона: его знания и опыт пригодились при перестройке крепостных сооружений во Владивостоке.
Окончив в 1911 году с отличием Николаевскую военно-инженерную академию, Дмитрий Михайлович получил назначение в Брест-Литовск, где он принимает участие в строительстве фортов Брест-Литовской крепости.
Первую мировую войну Карбышев встречает в составе 8-й армии генерала А. А. Брусилова, которая воевала на Карпатах. В 1915 году Карбышев – один из активно атакующих крепость Перемышль, в боях он получил ранение в ногу. За героизм, проявленный в этих сражениях, Карбышев получает орден святой Анны с мечами и производится в подполковники.
В Красную Гвардию Дмитрий Карбышев вступил в декабре 1917 года, со следующего года он уже в составе Красной Армии. Во время Гражданской войны Карбышев помогал укреплять военные позиции по всей территории страны – от Украины до Сибири. С 1920 года Дмитрий Михайлович – инженерный начальник 5-й армии Восточного фронта, чуть позже он назначен помощником начальника инженеров Южного фронта.
После Гражданской войны Карбышев преподаёт в Военной Академии имени Фрунзе, с 1934 года он работает преподавателем в Военной Академии Генерального Штаба. Среди слушателей Академии Карбышев пользовался популярностью. Вот что вспоминает о нём генерал армии Штеменко: «…от него пошла любимая поговорка сапёров: «Один сапер, один топор, один день, один пень». Правда, ее переиначили острословы, по-карбышевски она звучала так: «Один батальон, один час, один километр, одна тонна, один ряд».
В 1940 году Карбышев в звании генерал-лейтенанта инженерных войск, а в 1941 году ему присвоена учёная степень доктора военных наук (его перу принадлежат более ста научных трудов по военно-инженерному искусству, военной истории). Его теоретические пособия в вопросах инженерного обеспечения во время боевых операций и тактике инженерных войск считались основополагающими материалами при подготовке командиров Красной Армии перед Великой Отечественной войной.
Дмитрий Карбышев участвовал в советско-финской войне 1939-1940 годов, разрабатывал рекомендации по инженерному обеспечению прорыва линии Маннергейма.
Начало Великой Отечественной войны застало Карбышева в штабе 3-й армии города Гродно. Дмитрию Михайловичу предлагают для возвращения в Москву выделить транспорт и личную охрану, однако, он отказывается, предпочтя отступать вместе с частями Красной Армии. Попав в окружение и попытавшись выбраться из него, Карбышев был тяжёло контужен в ожесточённом бою (близ Днепра, в Могилевской области), и в бессознательном состоянии пленён немцами.
С этого момента начинается трёхлетняя история карбышевского пленения, его скитания по нацистским лагерям.
В гитлеровской Германии Карбышева хорошо знали: уже в 1940 году IV управление РСХА Имперского управления безопасности открыло по нему специальное досье. Досье имело особую пометку и проходило по категории учета «IV D 3-а», что означало, — помимо наблюдения за деятельностью, — применять особое обращение в случае захвата в плен.
Свой лагерный «путь» он начал в польском городе Остров-Мазовецкий, куда его отправили в распределительный лагерь. Вскоре Карбышева отправляет в лагерь польского местечка Замостье, Дмитрия Михайловича поселяют в барак №11 (позже прозванный генеральским). Расчёт немцев на то, что после лишений лагерной жизни, Карбышев согласится сотрудничать с ними, не оправдался, и весной 1942 года Карбышева перевели в офицерский концентрационный лагерь города Хаммельбург (Бавария). Этот лагерь, состоящий сугубо из контингента советских пленных офицеров и генералов, был особенным, — в задачу его руководства входило любыми методами склонять заключённых к сотрудничеству с нацистской Германией. Именно поэтому в его атмосфере соблюдались некие нормы законности и гуманного обращения. На Дмитрия Карбышева впрочем эти методы не действовали, именно здесь родился его девиз: «Нет большей победы, чем победа над собой! Главное — не пасть на колени перед врагом».
С 1943 года «профилактическую работу» с Карбышевым ведёт бывший офицер царской русской армии Пелит (примечательно, что этот Пелит когда-то служил вместе с Дмитрием Михайловичем в Бресте). Полковника Пелита предупредили, что русский военный инженер представляет для Германии особый интерес, соответственно, нужно приложить все усилия для привлечения его на сторону нацистов.
Тонкий психолог Пелит взялся за дело с основанием: играя роль бывалого вояки, далёкого от политики, расписывал Карбышеву все преимущества перехода на немецкую сторону (фантастические по своей сути). Дмитрий Михайлович, однако, сразу раскусил хитрость Пелита и стоял на своём: Родину не предаю.
Гестаповское командование принимает решение использовать несколько другую тактику. Дмитрия Карбышева вывозят в Берлин, где ему организовывают встречу с Гейнцем Раубенгеймером, известным немецким профессором и знатоком фортификационной инженерии. В обмен на сотрудничество он предлагает Карбышеву условия для работы и проживания на территории Германии, делавшие бы его практически свободным человеком. Ответ Дмитрия Михайловича был исчерпывающ: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».
После такого твёрдого отказа вновь меняется тактика по отношению к советскому генералу-военнопленному – Карбышева отправляют в концентрационный лагерь Флоссенбюрг, лагерь знаменитый своими каторжными работами и поистине бесчеловечными условиями по отношению к заключённым. Шестимесячное пребывание Дмитрия Карбышева в аду Флоссенбюрга закончилось его переводом в нюрнбергскую гестаповскую тюрьму. После которой мрачной каруселью закружились лагеря, куда определяют Карбышева. Освенцим, Заксенхаузен, Маутхаузен – эти поистине кошмарные лагеря смерти, через которые пришлось пройти и Карбышеву и в которых, несмотря на нечеловеческие условия существования, он до последних своих дней оставался волевым и несгибаемым человеком.
Погиб Дмитрий Михайлович Карбышев в австрийском концлагере Маутхаузен: замерз, будучи облит водой на морозе… Погиб героически и мученически, так и не предав свою советскую Родину.
О подробностях его гибели стало известно со слов майора канадской армии Седдон Де-Сент-Клера, который также прошёл Маутхаузен. Это было одно из первых достоверных сведениях о жизни Карбышева в плену, — ведь он тогда в СССР считался пропавшим без вести ещё в самом начале войны.
В 1946 году Дмитрию Карбышеву было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза. А 28 февраля 1948 года были открыты памятник и мемориальная доска на том месте бывшего концлагеря Маутхаузена, где был изуверски замучен генерал-лейтенант Карбышев.

Начинаю публиковать отрывки из военных мемуаров моего деда. Сейчас, правда, публикую небольшой фрагмент записок, относящийся к довоенному 1940 году — мой дед тогда служил в коммендантском взводе Академии Генерального штаба РККА. Был простым красноармейцем, но ведь это была столица — Москва, самый центр, вокруг были первые лица нашей армии. Для простого деревенского учителя это всё было очень непривычно и празднично, так что последующий перевод в Калугу его несколько огорчил. Ниже речь пойдёт о генерале Карбышеве.

«…Очень хорошо мне запомнился комдив, а затем генерал-лейтенант Карбышев, начальник кафедры военно-инженерной службы, доктор военных наук и профессор. Это был очень авторитетный преподаватель академии. Но был внешне незавидный, небольшого роста, худощав, рябоват. Был он очень скромным и простым, доступным для всех, даже для нас, красноармейцев. В дни революционных праздников он, после предъявления пропуска постовому, поздравлял его с праздником и обязательно пожимал ему руку. Он и меня один раз поздравил таким образом. Это было в майские дни 1940 года. Во время моих дежурств в наряде в академии, по заявкам преподавателей к выходу в проходную парадного подъезда должны были подавать для них легковые автомашины из гаража. Иногда машины не успевали прибыть к выходу преподавателя. В таких случаях некоторые преподаватели упрекали нас, но генерал Карбышев этого никогда не делал. Бывало, выйдет и спросит, прибыла ли машина. Если нет, он просто ехал на трамвае. Тогда по ул. Кропоткинской (ныне — ул. Пречистенка — udikov) ходил трамвай маршрута «А», который мы называли Аннушкой. Вот на этой Аннушке и уезжал генерал Карбышев».

Согласитесь, друзья, в наше время сложно представить генерала в метро. Татарам, возможно, будет интересен тот факт, что генерал Карбышев по происхождению кряшен, т.е. крещёный татарин. А брат генерала даже учился в казанском университете и, как и Ленин, был исключен из него за участие в студенческом революционном движении. Сам Дмитрий Михайлович закончил Сибирский кадетский корпус. Воевал в первой мировой войне, был участником знаменитого Брусиловского прорыва, принял участие в Советско-финской войне 1939-1940 годов. Карбышев провел наиболее полное исследование и разработка вопросов применения разрушений и заграждений. Его статьи и пособия по вопросам теории инженерного обеспечения боя и операции, тактике инженерных войск были основными материалами по подготовке командиров Красной Армии в предвоенные годы. Помимо этого, Карбышев был консультантом Учёного совета по реставрационным работам в Троице-Сергиевой Лавре — и это в сталинские годы! Настоящий русский интеллигент, достойный сын своего отечества.

Однако война подготовила для генерала страшное испытание. В начале июня 1941 года Д. М. Карбышев был командирован в Западный Особый военный округ. Великая Отечественная война застала его в штабе 3-й армии в Гродно (в его окрестностях начинал войну мой дед — udikov). Через 2 дня генерал перешёл в штаб 10-й армии, а уже 27 июня штаб армии оказался в окружении. 8 августа 1941 года при попытке выйти из окружения генерал Карбышев был тяжело контужен в бою в районе Днепра, у деревни Добрейка Могилёвской области Белорусской ССР. В бессознательном состоянии был захвачен в плен. Карбышев содержался в немецких концентрационных лагерях: Замосць, Хаммельбург, Флоссенбюрг, Майданек, Аушвиц, Заксенхаузен и Маутхаузен. Неоднократно от администрации лагерей получал предложения сотрудничать. Несмотря на свой возраст, был одним из активных руководителей лагерного движения сопротивления. В ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен (Австрия), в числе других заключённых (около 500 человек), был после зверских пыток облит водой на морозе и погиб. Тело Д. М. Карбышева было сожжено в печах Маутхаузена.

Майор канадской армии Седдон Де-Сент-Клер уже после войны рассказал о трагических событиях той ночи:

«Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее бельё и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев.»

А ведь есть россияне, которые не верят, что люди способны на такие зверства. Но ведь Гитлер освободил своих солдат от совести, милосердие и гуманизм по отношению к «низшим расам» могли закончиться для солдата вермахта печально. Но в лагеря, как вы понимаете, попадали люди с особыми садистскими наклонностями. Не только у немцев. У нас тоже.

Зы: О подвиге и стойкости генерала Карбышева я ещё в школьные годы узнал из книги Сергея Голубова «Снимем, товарищи, шапки». Её, как и многие другие книги о войне, я взял в большой военной библиотеке деда. Там собрано огромное количество уникальных мемуаров. Особенно интересны воспоминания военных летчиков. А с Федотом Орловым, автором книги «Огненные рейсы «Голубой двойки» и с Михаилом Девятаевым, легендарным летчиком, угнавшим немецкий бомбардировщик Heinkel He 111 H-22 из концлагеря на острове Узедом, мои бабушка с дедушкой были хорошо знакомы. На острове Узедом в ракетном центре Пенемюнде шли разработки «оружия возмездия» Третьего рейха — крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2». Дома у бабушки хранятся книги с дарственными надписями летчиков Девятаева и Орлова. А совсем недавно я был на могиле Девятаева на Арском кладбище. Нужно бы туда цветы принести. Если не читали — обязательно почитайте повесть «Сотый шанс» Николая Стурикова. Фраза из этой книги стала для меня ключевой:

«Бытует у летчиков неписаный закон: если в критическом положении ты использовал девяносто девять шансов из ста, а про сотый забыл, то не можешь считать, что сделал все. Ты обязан, должен найти этот неуловимый сотый!»…

Продолжение следует!

PS. Лучшие отрывки фронтовых мемуаров своего деда я опубликовал здесь:

«Не бойцы виноваты, а руководство… Мы опозорили страну и должны быть прокляты»

ТРАДИЦИИ КАДРОВОГО ОФИЦЕРСТВА РОССИИ

Историки

То, что советскому народу всё время прививалось уважение к трусам и предателям, и то, что замалчивались настоящие герои, настолько удивительно, что, казалось бы, можно даже забыть о тех, чьи «заслуги» в этом деле очевидны, скажем, историков. Да, в данном случае дело не только в историках, но ведь и они не последние в этом деле.

Начну с того, что не имея практического опыта в том, что они исследуют, историки, как правило, вынуждены тупо повторять сентенции «профессионалов», в нашем случае, тех же генералов. Или – что ещё более убого — моделировать ситуацию по себе – «судить по себе». То есть, эти историки представляют себя на месте того героя (того генерала, в данном случае), поведение которого они описывают, и приходят к мысли, что в случае угрозы жизни они на месте этого генерала, безусловно, бросили бы вверенных им солдат и удрали бы. Скажем, из осаждённого Севастополя. И, соответственно, описывая оборону Севастополя, делают вывод, что генерал Петров и адмирал Октябрьский, в 1942 году бросившие в Севастополе солдат и удравшие из Севастополя, являются образцовыми генералами. Не теми, кого за эту трусость следует презирать (как можно?), а умными героями!

Вот давайте рассмотрим, как выглядит такая оценка историка на конкретном примере.

Был такой генерал-лейтенант Козлов, при царе он стал прапорщиком, при царских офицерах в Красной Армии легко получал блестящие характеристики и быстро стал генералом, которому с началом войны вверили Закавказский, а потом и Крымский фронт. Я написал о Козлове в книге «Если бы не генералы», поэтому опишу ситуацию «крупными мазками».

Итак, 7 декабря 1941 года Сталин поставил перед командующим фронтом генерал-лейтенантом Д.Т. Козловым и его начальником штаба генерал-майором Ф.И. Толбухиным (при царе штабс-капитан) задачу с помощью Черноморского флота провести десантную операцию и овладеть Керченским полуостровом. Для этого указанные генералы были обеспечены двумя армиями, а потом и третьей армией. У немцев в это время в Крыму воевала 11-я армия с весьма хвастливым генералом Манштейном, так вот, даже Манштейн оценил этот замысел и действия Сталина, как убийственные для себя:

«Если бы противник использовал выгоду создавшегося положения и стал бы быстро преследовать 46-ю пд от Керчи, а также ударил решительно вслед отходившим от Феодосии румынам, то создалась бы обстановка, безнадежная не только для этого вновь возникшего участка восточного фронта 11-й армии. Решалась бы судьба всей 11-й армии. Более решительный противник мог бы стремительным прорывом на Джанкой парализовать все снабжение армии. Отозванные от Севастополя войска — 170-я пд, а после прекращения наступления с севера и 132-я пд — могли прибыть в район западнее или северо-западнее Феодосии не раньше чем через 14 дней.

Но противник не сумел использовать благоприятный момент. Либо командование противника не поняло своих преимуществ в этой обстановке, либо оно не решилось немедленно их использовать».

Сталин все эти проблемы Манштейна прекрасно понимал, и поэтому после высадки на полуостров всех войск, приказал Козлову 5 января начать наступление с целью перехвата путей сообщения 11-й армии немцев. Но для выполнения этого своего приказа Сталину надо было самому выехать в Крым, чтобы взять на себя управление войсками.

Поскольку мудрые полководцы Козлов и Толбухин Красной Армии начали исполнять этот приказ, командуя войсками аж из Тбилиси, и даже оперативная группа штаба Закавказского фронта сидела не в Крыму, а в глубине Таманского полуострова в станице Крымской – в 100 км от побережья Крыма. Ну и чему уж тут удивляться, что немцы уже 15 января вновь захватили Феодосию, а Сталин вынужден был послать в Крым представителем Ставки главного комиссара Красной Армии Л.З. Мехлиса, хотя тот в тот момент Мехлис «до зарезу» нужен был и под Ленинградом.

А Мехлис оценил обстановку и доложил:

«Прилетели в Керчь 20.01.42 г… Застали самую неприглядную картину организации управления войсками…

Комфронта Козлов не знает положения частей на фронте, их состояния, а также группировки противника. Ни по одной дивизии нет данных о численном составе людей, наличии артиллерии и минометов. Козлов оставляет впечатление растерявшегося и неуверенного в своих действиях командира. Никто из руководящих работников фронта с момента занятия Керченского полуострова в войсках не был…».

Но как можно чем-то командовать или руководить, не представляя, как это выглядит, какова реальная сила того, чем располагаешь? Не представляете? А кадровые генералы умеют командовать из Тбилиси войсками в Крыму!

Соответственно, Мехлис поставил перед Ставкой вопрос о выделении Крымского фронта из Закавказского, и о переносе управления войсками Крымфронта на Керченский полуостров.

Переехало в Крым управление фронта, Мехлис познакомился с этим управлением ближе и предложил снять с командованием фронта Козлова и Толбухина, и заменить Козлова либо командовавшим 2-й Ударной армией генералом Н.К. Клыковым, либо на тот момент командующим 16-й армией К.К. Рокоссовским, поскольку Мехлис не верил, что с Козлова можно будет получить хоть какой-то толк и в будущем. Поскольку Козлов: «ленив, неумён, обожравшийся барин из мужиков. Кропотливой, повседневной работы не любит, оперативными вопросами не интересуется, поездки в войска для него наказание. В войсках фронта неизвестен, авторитетом не пользуется. К тому же «опасно лжив»».

Но генерал Клыков в это время заболел и был отправлен в тыл на лечение, а генерал Рокоссовский был тяжело ранен. Заменять Козлова и Толбухина было некем.

А немцы подтянули подкрепления и 8 мая начали наступать. И генеральско-офицерское стадо рвануло к Керченскому проливу, чтобы удрать на Тамань, либо сдавалось немцам в плен. 19 мая немцы полностью очистили Керченский полуостров от советских войск, убив и пленив 176 тысяч человек, уничтожив и захватив 3,5 тысячи орудий и миномётов, 347 танков, 400 самолётов.

В ночь на 20-е последние солдаты увезли с собой остававшегося на Керченском полуострове с солдатами до конца главного комиссара Красной Армии Л.З. Мехлиса, который по итогам этой операции написал Сталину: «»Не бойцы виноваты, а руководство…Мы опозорили страну и должны быть прокляты».

Остальные генералы, разумеется, эту точку зрения не разделяли – это понятно. Но ведь не разделяют её и историки!

Вот достаточно «раскрученный» историк даёт характеристику генералу Козлову:

«Вообще говоря, Д.Т. Козлов был одним из самых неудачливых советских военачальников. Подчеркну — именно неудачливым, а не бездарным и тупым. Конечно, он не был «Гинденбургом», но нельзя не признать, что Дмитрию Тимофеевичу катастрофически не везло. Он каждый раз не по своей воле оказывался там, где немецкие войска были сильны на земле и в воздухе. Вместо простора для маневра или хотя бы защищающей от всевидящего ока воздушной разведки маски лесов Козлову доставалась открытая, безжизненная степь на узком и плотном позиционном фронте. Его словно преследовало мощнейшее немецкое авиасоединение — VIII авиакорпус. Как в Крыму в мае 1942 г., так и под Сталинградом в сентябре 1942 г. самолеты VIII авиакорпуса оказывались над подчиненными Д.Т. Козлову войсками, неумолимо неся смерть и разрушение. После Сталинграда Козлова угораздило попасть под контрудар Манштейна под Харьковом в феврале — марте 1943 г. Так, он формально оказался ответственным за сдачу Харькова, удержать который было уже никак не возможно. Этот последний эпизод переполнил чашу терпения руководства, и Д.Т. Козлова сослали из действующей армии в Забайкалье. Если бы он пересидел страшный 1942 г. где-нибудь вдали от пристального внимания VIII авиакорпуса — на Северо-Западном или Брянском фронте — то были бы все шансы остаться в памяти потомков вполне успешным военачальником и даже закончить войну в Берлине».

Пара замечаний фактического характера к этому портрету Козлова.

Как видите, этот историк пишет, что всё решал 8-й авиакорпус немцев. Действительно, входя во 2-й воздушный флот немцев, этот самый большой у немцев авиакорпус в разное время включал в себя те или иные авиационные части немцев, имевшие от 550, а временами и до 700 самолётов всех видов. Но ведь Козлов только на Керченском полуострове на аэродромах оставил немцам 400 самолётов, а ведь главные аэродромы ВВС фронта были на Таманском полуострове!

Или вот, к примеру, этот историк пишет, что Козлов «не по своей воле оказывался там, где немецкие войска были сильны на земле и в воздухе». Но 27 февраля 1942 года 13 советских дивизий Крымского фронта под командованием Козлова начали наступать на противостоящие им 2 немецкие дивизии и дивизию румын. А толку было ни на копейку!

«Козлову доставалась открытая, безжизненная степь на узком и плотном позиционном фронте», — переживает историк. Какие умные слова! А Манштейну, воевавшему тут же, что доставалось? Такая же степь, зажатая морями! Но у Манштейна ни Черноморского флота не было, и не было танков, а Козлов только танков оставил Манштейну 347 машин, в большинстве Т-34 и КВ.

Но главное даже не это — это могут быть и ошибки, и непонимание историком того, что он описывает. Главное то, что этот историк, поставив себя на место Козлова, считает морально допустимым не воевать, а спрятаться от войны, — «пересидеть» страшный период войны. Правда, историк не говорит, что пересидеть надо в плену, но если уж пересиживать, а не воевать, то какая разница, где? Главное пересидеть, чтобы потом подставить грудь под ордена. Правда, этому кадровых генералов учить не надо – тот же Козлов насобирал на грудь 3 ордена Ленина и 5 орденов Красного Знамени, большую часть которых, разумеется, насобирал после войны.

Но, повторю, в данном случае дело не в Козлове, а в историках – как при такой морали историков, в государстве могут прославляться реальные герои?

Самый героический сдающийся

И по размеру нимба вокруг головы, пожалуй, всех переплюнул подполковник царской армии Д.М. Карбышев, который хотя и пропал в плену без вести, но в 1946 году вообще сумел посмертно не просто орден Ленина получить, а и стать Героем Советского Союза, да не простым, а прославленным во все времена.

Давайте сравним.

Так уж получилось, но я уже не раз вспоминал о генерале Горбатове, а генерал А.В. Горбатов уже в ходе войны был награждён тремя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, тремя орденами Суворова, двумя орденами Кутузова, и в ходе войны ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Верховный главнокомандующий за войну 16 раз в приказах выносил ему благодарность за победы в сражениях. И вот этому реальному генералу-герою установлен один бюст и в его честь названы 11 улиц в СССР и Польше. Много это или мало?

На мой взгляд, вполне достаточно. Государство обязано было ставить бюсты только дважды Героям, так что в самом факте бюста Горбатову, который звание героя было присвоено всего один раз, уже было особое уважение. В СССР «города и веси» строились активно, посему и улицы надо было как-то называть, вот я и полагаю, что особые заслуги генерала Горбатова перед Родиной были отмечены вполне адекватно.

Но генералу Карбышеву:

— поставлено 16 памятников и 12 бюстов;

— в его честь названы две железнодорожные станции, аэропорт в Омске и 161 улица, проспект и площадь в СНГ;

— его именем названа малая планета между Марсом и Юпитером;

— его именем названа гора на Сахалине;

— его именем названо детское патриотическое движение, 16 школ и хоккейная команда;

— Карбышев навечно зачислен в ряды войсковой части 51171, находящейся в г. Гродно, в Белоруссии, в казарме сапёрного батальона стоит его койка;

— в городе Гродно есть музей Карбышева.

Как вам это сравнение прославления двух генералов?

Да и то, надо же учесть описание этого подвига Карбышева.

В 1955 году в газете «Красная Звезда» подвиг Карбышева выглядит так: «В морозную ночь с 17 на 18 февраля 1945г. полуобнаженный Карбышев был выведен к внутренней стене Маутхаузенского лагеря. Здесь его поливали водой из пожарного шланга до тех пор, пока он не превратился в ледяную статую». А вот из книги бывшего узника Маутхаузена Сахарова «В застенках Маутхаузена», (1959): «Стоял 12-градусный мороз. Из брандспойтов ударили перекрещивающиеся ледяные струи. Карбышев медленно покрывался льдом. «Бодрее, товарищи, думайте о своей Родине — и мужество не покинет вас», — сказал он перед смертью, обращаясь к узникам Маутхаузена». Куда там Зое Космодемьянской, которая всего лишь под пытками не выдала своих товарищей и которую всего лишь босиком по морозу подвели к виселице и казнили.

Ладно. Вот, что в интересующей нас части говорит о генерале Карбышеве Википедия.

«…В июне 1942 года начальник штаба инженерных войск Красной Армии докладывал в Главное управление формирования и укомплектования Красной Армии, что Д.М. Карбышев «в середине июля 1941 года, одетый в гражданское платье, за неделю до выхода отряда Голубева (командующий 10-й армией) из окружения, ушёл из отряда в направлении на Смоленск».

8 августа 1941 года при попытке выйти из окружения генерал Карбышев был тяжело контужен в бою у реки Днепр возле деревни Добрейка Могилёвской области Белорусской ССР. В бессознательном состоянии был захвачен в плен.

…Последним местом заключения стал концлагерь Маутхаузен… В ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен, в числе около пятисот других заключённых, был после зверских пыток облит водой на морозе (температура воздуха около −120C) и убит. Тело Д.М. Карбышева было сожжено в печах Маутхаузена.

Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее бельё и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замёрзшие или с размозжёнными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев. В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали… Я прошу вас записать мои показания и переслать их в Россию. Я считаю своим священным долгом беспристрастно засвидетельствовать все, что я знаю о генерале Карбышеве. Я выполню этим свой маленький долг перед памятью большого человека», — такими словами 13 февраля 1946 года закончил свой рассказ представителю советской миссии по репатриации в Великобритании умиравший от последствий этой экзекуции в госпитале под Лондоном франко-канадский офицер, майор канадской армии Седдон де Сент-Клер, 13 февраля 1946 г.

«21 февраля 1945 года я с группой в 12 человек пленных офицеров прибыл в концентрационный лагерь Маутхаузен. По прибытии в лагерь мне стало известно, что 17 февраля из общей массы пленных была выделена группа в 400 человек, куда попал и генерал-лейтенант Карбышев. Эти 400 человек были раздеты догола и оставлены стоять на улице; слабые здоровьем умерли, и их немедленно отправили в топку лагерного крематория, а остальных дубинками гнали под холодный душ. До 12 часов ночи эта экзекуция повторялась несколько раз. В 12 часов ночи во время очередной такой экзекуции товарищ Карбышев отклонился от напора холодной воды и ударом дубинки по голове был убит. Тело Карбышева сожгли в крематории лагеря, — бывший военнопленный подполковник Сорокин.

Со временем свидетельства бывшего военнопленного подполковника Сорокина и майора канадской армии Седдон де Сент-Клера, на основе которых собственно и были установлены подробности мученической смерти генерала Карбышева, подвергались некоторым правкам и обрастали подробностями».

Давайте и я добавлю некоторые правки и подробности, помянутые (упущенные) Википедией.

Началась война, и Карбышев, с группой иных генералов и маршала Кулика быстро оказались в немецком окружении на западной грнице. Они бросили вверенных им солдат и как бы пытались выйти из окружения самостоятельно. У генералов это не получилось – военных знаний не хватало. И тут они наткнулись на пограничников 86 пограничного отряда, которые под командой своего командира, майора Гурия Здорного, с боями прорывались из окружения. Генералы вынуждены были встать под команду этого майора и дальше выходить из окружения вместе с пограничниками. Заметьте, генералы не сами выходили – этот майор их выводил. И всё было хорошо, но вдруг накануне того, как отряд Здорного действительно вышел из окружения, генерал Карбышев переоделся в гражданскую одежду и покинул пограничников. Причём, если майор Здорный повёл свой отряд и остальных генералов через те районы, в которых немцев было ещё мало (пограничники действительно выходили, а не имитировали выход из окружения), то Карбышев отделился от группы и пошёл прямо на Смоленск – в районы, через которые немцы наступали на Москву, в которых немцев было очень много, и через которые по этой причине выйти к своим было нереально. Возможно, у Карбышева была мысль укрыться от войны у каких-то родственников или знакомых в этом районе, почему он и переоделся.

В результате, как следует из картотеки военнопленных РГВА, генерал-лейтенант Карбышев числится в плену с 18 июля 1941 года.

А 26 июля 1941 года в плен немцам сдался предатель, генерал-майор Закутный. Он опознал Карбышева среди остальных пленных, и либо указал на него немцам, либо подтвердил немцам, что этот человек в штатском действительно генерал-лейтенант Карбышев. И 26 июля 1941 года в донесении разведотдела 2-й немецкой армии уже отмечен допрос преподавателя Академии Генштаба генерал-лейтенанта Карбышева.

Так, что есть обоснованная версия, что Карбышев не попал в плен в мифическом бою 8 августа, потеряв сознание от ран, а переоделся в штатское и сам сдался в плен между 18 и, в крайнем случае, 26 июля, поскольку 26 июля его немцы уже допросили.

Причём, на допросе, судя по всему, Карбышев был очень словоохотлив. Во всяком случае, результаты его допроса попали в Берлин не только командованию, но и исполнительному директору Службы новостей Третьего рейха и руководителю пресс-департамента министерства иностранных дел Паулю Карлу Шмидту, то есть показания Карбышева были ценными для антисоветской пропаганды. После войны Шмидт под псевдонимом Пауль Карел на основании имевшихся у него документов и воспоминаний опубликовал целую серию книг по истории войны, в том числе и книгу «Гитлер идет на Восток», в которой сообщил и о том, чем делился с немцами генерал Карбышев: «Генерал Карбышев, захваченный за Березиной вскоре после начала кампании, на допросах показал, что в мае 1941 г. он как специалист в области фортификационных сооружений получил приказ провести инспекцию западных оборонительных рубежей. 8 июня он отправился в поездку. 3 июня по 4-й армии русских объявили учебную тревогу. В оказавшемся в руках немцев рапорте об этих учениях, в котором речь шла о 204-м тяжелом гаубичном полке, говорилось: «В течение шести часов после объявления тревоги батареи оказывались не в состоянии открыть огонь». О 33-м стрелковом полке было сказано следующее: «Дежурные офицеры не знакомы с положением об объявлении тревоги. Полевые кухни не работают. Полк выступает на марш без прикрытия…». О 246-м зенитном дивизионе в рапорте сообщалось: «Когда была объявлена тревога, дежурный офицер оказался не в состоянии принять решение». После прочтения вышеприведенного документа ни у кого уже не возникнет удивления, почему войска в Бресте не могли оказать сильного организованного сопротивления».

Относительно этой цитаты следует сказать, что это перевод на русский перевода на английский немецкого оригинала. Но при любом толковании этого перевода, данные об учениях войск Западного военного округа, как видите, немцы получили в связи нахождением у них в плену Карбышева.

По международным законам, если военнослужащий одет не в форму своей армии, то он считается бандитом, а не военнопленным, и его имеют право расстрелять. По международным законам, военнопленный обязан назвать себя, звание и должность, часть, в которой он служил и место проживания родственников. Всё! Ничего иного от него требовать нельзя, и если он рассказывает о своей армии что-то больше, то это предательство.

Это то, что касается участия Карбышева в защите Родины в годы Великой Отечественной войны. И это всё его участие.

Далее. Как становится ясно из мемуаров военнопленных РККА (даже попавших в плен к немцам и потом сбежавших на Запад), отношение немцев к советским военнопленным сначала было крайне унижающе-презрительным – их и за людей не считали. И такое отношение было до 1943 года — до Сталинградской битвы. После неё немцы начали понимать, что им придётся расплачиваться за всё, в том числе и за своё отношение к пленным. И отношение к пленным резко изменилось – любые издевательства над советскими пленными полностью прекратились.

Посему случай, описанный «майором канадской армии Седдоном де Сент-Клером» — явная ложь. Оцените хотя бы такие его показания: «Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали». На самом деле американцы освободили Маутхаузен только три месяца спустя, так, что у «гестаповцев» было время поливать и поливать его с Карбышевым водой. Уже по этому видно, что пресловутый «Седдон де Сент-Клер» не имеет представления о том, что на самом деле происходило в Маутхаузене.

Далее, если следовать изложенной в Википедии версии, точно такую же смерть, как и Карбышев, приняли свыше 400 человек. Вот и вопрос, раз они такие же герои, как и Карбышев, то почему им всем, в том числе этому Сент-Клеру не присвоили звание Героя Советского Союза?

Как следует из показаний этого Сент-Клера, советские военнопленные составляли всего часть из 400-500 военнопленных, замороженных и убитых ударом каких-то, видимо, боевых дубин по голове, остальные были канадские пленные и пленные остальных армий союзников.

А союзники очень обижались на немцев за убийство своих пленных. Очень!

К примеру. Немцы приняли закон, который вводил за побеги военнопленных расстрел всех участвовавших в побегах. И расстреливали всех беглецов. Кроме англичан и американцев – их миловали (Гитлер не терял надежды на союз с Великобританией). Но однажды Гитлер, в ответ на бомбардировки мирных жителей Германии, приказал расстрелять и 50 совершивших побег военнопленных английских летчиков из лагеря «Люфт-III» в Сагане. Собственно, немцы в этом случае применили действовавший закон не только к советским военнопленным, но и к нашим англо-саксонским союзникам. Тем не менее, даже этот мелкий (для той войны) эпизод вошёл не только в обвинение Нюрнбергского трибунала, но и, как пример немецких зверств, вошёл даже в приговор главным военным преступникам. Этот пример был обоснованием того, что их приговорили к повешению.

И если бы в концлагере Маутхаузен немцы убили несколько сот военнопленных западных армий, да ещё и таким фантастическим способом, то не только советские прокуроры, но американские и британские прокуроры уж точно бы вменили в вину подсудимым Нюрнбергского трибунала этот эпизод с замораживанием советского генерала и канадцев.

Международный судебный процесс в Нюрнберге над бывшими руководителями гитлеровской Германии проходил с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года, а Сент-Клер дал показания 13 февраля 1946 года, то есть Сент-Клер со своими показаниями успел к рассмотрению дела Трибуналом. И мог выступить на этом Трибунале свидетелем. Тем не менее, в документах Нюрнбергского военного трибунала нет ни слова об убийстве немцами военнопленных Маутхаузена боевыми дубинками по голове с замораживании их водой из брандспойтов.

Так, что вся эта история с замораживанием Карбышева является ложью сугубо для внутреннего пользования – на экспорт её не поставляли.

Ну и наконец. Сегодня интернет представил любителям истории массу исторических документов, из которых следует.

Записи синоптиков в 1945 году сообщают, что 18 февраля 1945 года в районе концлагеря Маутхаузен температура воздуха днём была плюс десять градусов, а ночью – минус один.

Концлагерь Маутхаузен был освобождён американцами 5 мая 1945 года, до этого момента документация в лагере велась с немецкой тщательностью и в настоящее время вся выложена в интернете. Генерал Карбышев в этой документации не числится ни в заключённых, ни во вновь прибывших к 18 февраля 1945 года, ни в числе казнённых. Не числятся в Маутхаузене и майор Сент-Клер с подполковником Сорокиным. Майор Сент-Клер не известен и в канадской армии.

Вот, собственно, обещанные правки и подробности «подвига» генерала Карбышева.

Теперь надо упомянуть и вот о чём.

Да, всех сдавшихся немцам советских генералов немцы фотографировали, снимали на киноплёнку, демонстрируя свое как бы уважение к ним и показывая их прекрасную жизнь в плену, но на самом деле немцы откровенно презирали сдавшихся советских генералов. Немецкий полковник Адам, заведовавший кадрами в 6-й немецкой армии, по этому поводу пишет: «Я подумал о нескольких генералах Красной Армии, которые проходили через штаб нашей армии как военнопленные. Ими интересовался только начальник разведотдела, ответственный за сведения о противнике. Мы, офицеры штаба, считали ниже своего достоинства сказать им хотя бы слово. Перед отправкой в тыл им давали порцию пищи из походной кухни». Действительно, а за что их немцам уважать? Предателей презирали, но использовали для предательства, а этот трусливый мусор с генеральскими лампасами, кому был нужен? Кому он был нужен, чтобы мучиться с ним каким-то особым видом казни? Решили бы убить – просто пристрелили бы.

Да, есть все основания полагать, что вся официальная легенда о Карбышеве лжива, и Карбышев на самом деле толи умер сам, толи куда-то делся. Куда? Да кто его знает, и разве дело в этом?

Вся его история отсосана в СССР из пальца, но зачем??

Это что за подвиг??

Карбышев, видишь ли, не пошёл на службу к немцам. А что – должен был не только сдаться, но ещё и на службу к немцам пойти??

Положим, что мы наивны, как девочки-подростки из глухого села, и верим во всю эту чепуху легенды о Карбышеве, но, повторю, как даже эту тупую легенду с замораживанием считать подвигом?

За что??

Когда генерал Рокоссовский, вопреки предложениям Верховного главнокомандующего и генерального штаба, единственный настаивает на нанесении немцам силами своего фронта не массированного удара в одном месте, а нанесение теми же силами двух ударов в разнесённых местах, то Рокоссовский отказывается от перекладывания ответственности с себя на Верховного Главнокомандующего и Генеральный штаб, и принимает только на себя всю ответственность за возможный неудачный исход этой операции. И когда именно замысел Рокоссовского приводит к выдающейся победе, то это безусловный подвиг генерала. Это понятно. Когда генерал Горбатов в ходе войны в 16 сражениях одерживает победы, замеченные Верховным Главнокомандующим, то и этот подвиг генерала понятен.

Но когда генерал Карбышев учит слушателей академии важности фортификационных укреплений, которые в последовавшей войне никой стране не помогли и не помешали воевать, то в чём тут подвиг? В том, что были растрачены огромные ресурсы, никак не пригодившиеся на войне?

Когда Талалихин первый рискнул ночью таранить немецкий бомбардировщик, понимая, что и при дневном таране только половина идущих на таран лётчиков остаётся в живых, то мы понимаем, что это подвиг. Когда Матросов бросается на амбразуру, то мы понимаем, что это подвиг. Когда молодая девушка и после пыток не выдаёт своих товарищей и перед смертью плюёт в глаза врагов: «Нас 170 миллионов, всех не перевешаете!», — то слов нет – это подвиг!

Но что за подвиг быть убитым без сопротивления??

Ведь тогда необходимо всем гражданам СССР, убитым немцами и их холуями на оккупированных территориях, присвоить звание Героев Советского Союза, тем более, что они, в отличии от Карбышева, не давали присягу защищать Родину ценой своей жизни, и их Родина в мирное время под это обещание не кормила жирно и обильно, как кормила этих офицеров и генералов.

Из-за того, что Карбышев и ему подобные генералы и офицеры РККА трусливо сдались в плен, немецкие холуи сожгли заживо 149 жителей белорусской деревни Хатынь. Почему Карбышев Герой Советского Союза, а сгоревшие женщины и дети — нет?! Они что – даже по этой глупой легенде о замораживании Карбышева погибли легче него?

Из-за того, что Карбышев и ему подобные генералы и офицеры РККА трусливо сдались в плен, немецкие холуи расстреляли в Бабьем Яру под Киевом около 150 тысяч советских граждан. Почему Карбышев Герой Советского Союза, а эти убитые — нет?!

Ведь вопрос стоит так – у нас все эти офицеры и генералы, сидящие на шее народа, — солдаты или цацы? Они нас защищать обязаны или мы их в зад обязаны целовать и заботиться, чтобы их во время войны не дай бог не убило?!

И кто будет спорить с тем, что СССР не стало именно потому, что в стране славили не настоящих героев, а Карбышева? Строили ему памятники и в его честь называли планеты и горы, чтобы все кадровые офицеры Советской Армии, были как он.

И они такими и стали.

Умники говорят, что разоблачение подобных героев уменьшает число патриотов. Но ведь мы были воспитаны на этих «героях», и нам это сильно помогло? Сдали свою Родину на разграбление и не поморщились. Так, что пусть уж дети знают правду о погононосителях, и не тешат себя иллюзиями.

Как говорится, «на этой оптимистичной ноте» надо бы и закончить эту тему, но нельзя не написать хотя бы немного и о реальных героях, которым это кадровое советской офицерство даже не собиралось отдавать должное, щедро осыпая орденами только своих трусливых коллег. Но об этом в окончании этой темы. А я прерву тему на разговор о сдающихся в плен, и о попадающих в плен.