Гражданская война колчак

>Колчак Александр Васильевич

***

Адмирал Колчак А.В. – краткая биография

Александр Васильевич Колчак – знаменитый предводитель Белого Движения в Сибири, Верховный Главнокомандующий, адмирал, полярный исследователь и ученый-гидрограф родился в селе Александровском под Петербургом 16 ноября 1874 года в семье потомственного военного. Отец — Василий Иванович Колчак, дворянин и генерал-майор морской артиллерии, мать — Ольга Ильинична Посохова, донская казачка. В 1888 году, закончив Петербургскую классическую мужскую гимназию, Колчак поступает в Морской кадетский корпус, из которого выпустился в 1894 году в чине мичмана. После окончания учебы, Колчак в 1895 году в должности вахтенного офицера на крейсере «Рюрик» отправился во Владивосток через южные моря. Во время перехода, он увлекся гидрологией и гидрографией, тогда же у него появилось желание самостоятельно заниматься научными исследованиями.

Через два года, уже будучи лейтенантом, Колчак на клипере «Крейсер» вернулся в расположение Балтийского флота. По возвращению в Кронштадт, он пытается попасть в состав полярной экспедиции на ледоколе «Ермак» под руководством вице-адмирала Степана Макарова, но команда ледокола была уже укомплектована. Колчак решил не сдаваться и, узнав, что Императорская академия наук готовит проект по исследованию Северного Ледовитого океана в районе Новосибирских островов, он прилагает усилия стать одним из участников экспедиции. К счастью для Колчака, руководитель экспедиции барон Толль был знаком с его научными публикациями по гидрологии и нуждался в морских офицерах, поэтому дал согласие.

Полярный исследователь — лейтенант Колчак

По протекции президента Академии наук, князя Константина Константиновича, Колчак был временно уволен с военной службы, поступил в распоряжение Академии и получил должность руководителя гидрологическими работами экспедиции. В планах исследователей было обогнуть Евразию с севера, обогнуть мыс Дежнева и вернуться во Владивосток. Это было первое академическое плавание России в Ледовитом океане, совершенное на собственном судне. 8 июня 1900 года экспедиционная шхуна «Заря» вышла из Санкт-Петербурга и направилась в арктические воды, но уже в сентябре, упершись в непроходимые льды, стала на зимовку в Таймырском проливе. 10 августа 1901 года началась подвижка льдов и плавание «Зари» продолжилось, но менее чем через месяц пришлось стать на вторую зимовку возле острова Котельный. Во время второй зимовки Колчак принимает участие в исследовании Новосибирских островов, проводя магнитные и астрономические наблюдения. В конце августа экспедиция завершилась в Тикси в устье Лены, и через Якутск и Иркутск к декабрю 1902 года Колчак вернулся в Санкт-Петербург.

В 1904 году узнав о начале войны с Японией, Колчак переводится обратно в Морское ведомство и направляется в Порт-Артур. Там он некоторое время командует миноносцем «Сердитым», позже по состоянию здоровья, переводится на сушу и назначается командиром артиллерийской батареи. После капитуляции гарнизона Порт-Артура, побывав в японском плену, летом 1905 года возвращается в Петербург. За участие в боевых действиях был награжден орденами Святой Анны 4-й степени и Святого Станислава 2-й степени. После войны, Колчак занимается научной деятельностью, выходит несколько его исследований по гидрологии северных морей. В 1908 году ему было присвоено звание капитана 2-го ранга. В 1909-10 гг. участвует в исследовании морского района возле мыса Дежнева на ледоколах «Вайгач» и «Таймыр». С начала Первой мировой, он в штабе Балтийского флота разрабатывает оборонительные операции и занимается установкой минных полей, учитывая опыт Порт-Артура. В июне 1916 года, Колчак назначен командующим Черноморским флотом став, таким образом, самым молодым адмиралом среди всех воюющих держав. Тогда же он был награжден орденом Святого Станислава 1-й степени. Будучи убежденным монархистом, Колчак с большим огорчением принял известие об отречении Николая 2 от престола. Благодаря его руководству и умелой нейтрализации большевистских агитаторов, Черноморскому флоту удалось избежать анархии и надолго сохранить боеспособность. В июне 1917 года Колчак был снят с должности и отозван в Петроград. Вследствие интриг во Временном правительстве, был вынужден покинуть пределы России, выехав в США в составе русской военно-морской миссии.

Адмирал Колчак в годы Гражданской войны

В ноябре 1917 года Колчак прибыл в Японию, где до него дошла весть о приходе к власти большевиков. В мае 1918 года, при поддержке Англии и Японии в китайском Харбине начал формировать вокруг себя антибольшевистские силы. В сентябре Колчак прибыл во Владивосток, где договаривается о совместных действиях против большевиков с руководителями чехословацкого корпуса. В октябре он прибывает в Омск, где был назначен военным министром в правительстве Директории. 18 ноября 1918 года в результате военного переворота Колчак провозглашен Верховным правителем России. Его власть признало все белое движение России, включая Деникина. Получив военно-техническую помощь от США и стран Антанты и, пользуясь золотым запасом страны, Колчак сформировал армию более 400 тыс. человек и начать наступление на Запад. В декабре, в результате Пермской операции были захвачены Пермь, а к весне 1919 г. – Уфа, Стерлитамак, Набережные Челны, Ижевск. Войска Колчака вышли на подступы к Казани, Самаре и Симбирску, это был пик успеха. Но уже в июне фронт под натиском Красной армии неотвратимо покатился на восток, а в ноябре был оставлен Омск. Сдача столицы привела в движение все враждебные Колчаку силы в тылу, начался хаос и дезорганизация. На станции Нижнеудинск он был арестован своими чехословацкими союзниками, а в январе 1920 года выдан ими большевикам, в обмен на свободное возвращение домой. После ареста начались допросы, в течение которых он подробно изложил свою биографию. Протоколы допросов Колчака в 20-е годы были изданы отдельной книгой. 7 февраля 1920 Александр Колчак вместе со своим соратником министром Виктором Пепеляевым по решению военно-революционного комитета был расстрелян на берегу Ангары.

Неоднократные попытки юридической реабилитации Колчака в постсоветское время были отклонены судом. В зале ожидания Иркутского железнодорожного вокзала находится мемориальная доска в память о том, что на этом месте в январе 1920 года Колчак был предан своими чехословацкими союзниками и выдан большевикам. А на месте предполагаемого расстрела Колчака на берегу Ангары возле Иркутского Знаменского монастыря в 2004 году ему был установлен памятник работы народного скульптора России Вячеслава Клыкова. Выполненная из кованой меди фигура адмирала высотой 4,5 метра стоит на постамента из бетонных блоков, на котором расположены рельефы красноармейца и белогвардейца, стоящих друг напротив друга скрестив оружие. Иркутский областной краеведческий музей проводит экскурсии «Колчак в Иркутске», в том числе в «Музей истории Иркутского тюремного замка имени А.В. Колчака», в котором оборудована экспозиция его бывшей камеры.

***
Георгиевские кавалеры 1 Мировой войны:

  • Николай Мартынович Шарловский
  • Егоров Сергей Васильевич
  • Клепинин Григорий Захарович
  • Ткачев Вячеслав Матвеевич
  • Тютчев Федор Федорович
  • Бондарь Хрисанф Григорьевич
  • Семенов Алексей Семенович
  • Копейщиков Мстислав Дмитриевич
  • Клименко Диомид Иванович
  • Цебржинская Елена Константиновна
  • Ирманов Николай Сергеевич
  • Сытинский Николай Андреевич
  • Тычинина-Тычинин А.П.
  • Кира Башкирова
  • Федя Фрикин
  • Боткин Дмитрий Евгеньевич
  • Левачев Василий Илларионович
  • Брусилов Алексей Алексеевич
  • Врангель Петр Николаевич
  • Деникин Антон Иванович
  • Колчак Александр Васильевич
  • Корнилов Лавр Георгиевич
  • Краснов Петр Николаевич
  • Юденич Николай Николаевич

Колчак

Александр Васильевич Колчак родился 4 ноября 1874 года в Санкт- Петербурге. Его отец, Василий Иванович, был героем обороны Севастополя во время Крымской войны. Продолжая семейные традиции, 16-летний Александр после окончания гимназии поступил в Морской кадетский корпус, где успешно отучился шесть лет. При выходе из корпуса был произведен в мичманы.

Первый выход в море произошел в 1890 году. Первым кораблем его стал броненосный фрегат «Князь Пожарский». В дальнейшем его учебными кораблями стали «Рюрик» и «Крейсер». После учебы Колчак служил на Тихом океане.

Полярный исследователь

В январе 1900 года Александра Васильевича пригласил принять участие в полярной экспедиции барон Э. Толль. Перед экспедицией стояла задача исследовать неизвестные районы Северного Ледовитого океана и провести поиски легендарной Земли Санникова. Здесь Колчак показал себя энергичным и деятельным офицером. Он даже был признан лучшим офицером экспедиции.

В результате несколько членов экспедиции вместе с бароном Толлем пропали без вести. Колчак подал прошение о продолжении экспедиции с целью отыскать членов команды Э. Толля. Ему удалось найти следы пропавшей экспедиции, но выживых ее членов уже не было.

По результатам работы Колчак был награжден орденом и был избран членом Российского географического общества.

На военной службе

С началом Русско-японской войны Колчак перевелся из Академии наук в Морское военное ведомство. На Тихом океане он служил под руководством адмирала С. О. Макарова и командовал миноносцем «Сердитый». За героизм и мужество он был награжден золотой саблей и серебряной медалью.

В Первой мировой войне Александр Васильевич командовал Минной дивизией Балтийского флота. Храбрость и находчивость были отличительной чертой адмирала. В 1916 году Николай II назначил Колчака командующим Черноморским флотом. Главной задачей флота была очистка моря от вражеских военных кораблей. Эта задача была успешно выполнена. Выполнению других стратегических задач помешала Февральская революция. В июне 1917 года Колчак отказался от командования Черноморским флотом.

Гражданская война и Верховный правитель России

После отставки Колчак вернулся в Петроград. Временное правительство отправило его, как ведущего эксперта по борьбе с подводными лодками, в распоряжение союзников. Сначала Колчак прибыл в Англию, а потом в Америку.

В сентябре 1918 года он вновь оказался на русской земле, во Владивостоке, а уже 13 октября 1918 года в Омске он вступил в общее командование добровольческих армий на востоке страны. Колчак возглавил 150-тысячную армию, целью которой было объединение с армией А. И. Деникина и поход на Москву. Численное превосходство Красной Армии не позволило реализоваться этим планам. 15 января 1920 года Колчак был арестован и оказался в Иркутской тюрьме.

Следствие вела Чрезвычайная комиссия. Свидетельства очевидцев и документы следствия показывают, что на допросах адмирал держался мужественно и достойно. 7 февраля 1920 года адмирал был расстрелян, а его тело сброшено в прорубь.

§ 11. Разгром Колчака

К началу июня армии восточного фронта подошли к берегам рек Камы и Белой. Колчаковские армии намеревались здесь закрепиться, опираясь на Уральский хребет. В этот момент Троцкий под влиянием продвижения деникинских армий на север и северозапад потребовал, чтобы армии восточного фронта остановились на линии реки Белой (под Уфой) и чтобы несколько дивизий с востока было переброшено на южный фронт. Предложение Троцкого шло вразрез с приведенной выше директивой Ленина от 29 мая, в которой он предлагал не ослаблять наступления на восток. Такая «забота» Троцкого о южном фронте в ущерб восточному фронту объяснялась опять-таки, как это наблюдалось у некоторых работников украинского фронта, отрицанием международного значения нашей гражданской войны, отрицанием решающего значения обороны Советской России на любом участке для дела мировой пролетарской революции. Не считаясь ни с чем, Троцкий предлагал уделить максимальное внимание наступлению в направлении к границам Западной Европы, без революции в которой, по его мнению, советские республики все равно не могли бы продержаться. Дальнейшее наступление на Колчака отдаляло, по мнению Троцкого, силы Красной армии от западных границ советского государства. Наоборот, удар по Деникину в случае успеха снова привел бы крупные силы Красной армии на Украину, приблизил бы их к границам Западной Европы.

Между тем было совершенно очевидно, что нельзя было «оставлять в руках Колчака Урал с его заводами, с его железнодорожной сетью, где он легко может оправиться, собрать кулак и вновь очутиться у Волги, – нужно сначала прогнать Колчака за Уральский хребет, в сибирские степи, и только после этого заняться переброской сил на юг» (Сталин, Об оппозиции, стр. 110).

Остановка победоносного наступления на Колчака понизила бы боевое настроение красноармейских частей. Мало того, в этом случае Красная армия лишилась бы поддержки десятков тысяч уральских рабочих и сибирских крестьян-партизан, под руководством партии не прекращавших борьбы с колчаковцами и готовившихся принять на свои штыки, рогатины и вилы разбитых и отброшенных Красной армией белогвардейцев.

Еще в период весеннего наступления Колчака в его тылу развернулись восстания рабочих и крестьян под руководством подпольных большевистских организаций. Одно из первых восстаний – Кустанайское – в марте – апреле 1919 г. хотя и было подавлено колчаковцами с исключительной жестокостью (число жертв насчитывается до 18 тыс. человек!), но свою роль сыграло: белые вынуждены были в разгар своего наступления снять с фронта крупные силы.

Главком С. С. Каменев и начальник штаба П. П. Лебедев.

Еще большее значение имели восстания и партизанская борьба в тылу колчаковских армий во второй половине 1919 г., проводившиеся в соответствии с решениями II конференции подпольных партийных организаций Сибири и под руководством Сибирского бюро ЦК партии. В свою очередь Сиббюро ЦК партии согласовывало свою деятельность с планами командования восточного фронта, а в дальнейшем V армии. 19 июля Центральный комитет партии принял специальное постановление о сибирских партизанских отрядах. Этим постановлением предлагалось разрозненным отрядам объединиться, перейти к централизованному командованию, установить более тесную связь с подпольными партийными организациями. Работникам восточного фронта предлагалось установить тесную связь с партизанами, согласовать действия Красной армии с действиями партизан.

Это постановление сыграло решающую роль в развертывании и активизации партизанского движения в Сибири. В Западной Сибири вдоль Алтайской железной дороги действовали отряды Мамонтова (в Славгородском уезде) и Громова (в Каменском уезде) по 3–4 тыс. бойцов у каждого. В захвате Барнаула, Семипалатинска алтайские партизаны сыграли огромную роль.

В Енисейской губернии выдающуюся помощь частям Красной армии оказали партизанские отряды тт. В. Г. Яковенко, П. Е. Щетинкина и А. Д. Кравченко. Черемховские рабочие, восставшие 19 декабря, миньярские, красноярские и иркутские рабочие, железнодорожники – все они своей самоотверженной борьбой за власть советов ускорили ликвидацию колчаковщины.

Именно эта поддержка уральских и сибирских рабочих и крестьян больше, чем чтобы то ни было, давала возможность в конечном счете, после окончательного разгрома Колчака, снять часть войск восточного фронта и перебросить их на южный. Это можно было бы сделать тем легче, что с выходом в Сибирь восточный фронт сокращался по своей протяженности с севера на юг до 400 километров, а чем дальше, тем еще больше – против 1 200 километров к началу нашего контрудара.

В случае же приостановки наступления Красной армии на Колчака, как это предлагал Троцкий, Колчак сумел– бы оправиться, сумел бы потопить в крови партизанское движение и с новыми силами двинулся бы на Москву.

Исходя из этого, Центральный комитет отверг план – Троцкого как план, грозивший Советской России тягчайшими последствиями, и отстранил самого Троцкого от участия в делах восточного фронта. Вместе с тем Центральный комитет заменил сторонника плана Троцкого – тогдашнего главнокомандующего Вацетиса – новым главкомом С. С. Каменевым и потребовал продолжения наступления на Колчака. Последовавший вскоре разгром Колчака полностью подтвердил правильность линии Центрального комитета партии, правильность требований Ленина.

В борьбе за Урал в уфимской, златоустовской и челябинской операциях, так же как и в предыдущих операциях и боях, армии восточного фронта проявили исключительные стойкость и героизм. Коммунисты, командиры от младших до командующих дивизиями и армиями, своим личным примером воодушевляли уставших бойцов.

В боях за Уфу при переправе через реку Белую был такой случай. Иваново-вознесенский полк переправился на вражеский берег, оттеснил белых, но, расстреляв все патроны, вынужден был закрепиться в ожидании подкрепления. Этим воспользовался противник. «И вот, – рассказывает участник этого боя, покойный пролетарский писатель Дм. Фурманов, – когда вместо демонстративных атак неприятель повел настоящее широкое наступление, – дрогнули цепи, не выдержали бойцы, попятились. Командир и комиссар останавливают бойцов. Они скачут по флангам, кричат, чтобы остановились отступающие, быстро-быстро объясняют, что бежать все равно некуда, – позади река, перевозить нельзя, что надо встать, закрепиться, надо принять атаку. И дрогнувшие было бойцы задержались, перестали отступать. В это время к цепям подскакало несколько всадников, они поспрыгивали на землю. Это Фрунзе, с ним начальник политотдела армии Траллин, несколько близких людей… Он с винтовкой забежал вперед: «Ура! Ура! Товарищи, вперед!»

Все те, что были близко, его узнали. С быстротой молнии весть промчалась по цепям. Бойцов охватил энтузиазм, они с бешенством бросились вперед. Момент был исключительный. Редко-редко стреляли, патронов было мало, неслись со штыками на лавины наступающего неприятеля. И так велика сила героического подъема, что дрогнули теперь цепи врага, повернулись, побежали… Перелом был совершен, положение восстановлено» (Дм. Фурманов; Чапаев).

В бою под Уфой самоотверженно дралась 25-я, ныне Чапаевская, дивизия со своим славным начдивом впереди. Именно здесь в районе Красный Яр – деревня Турбаслы ударные офицерские и юнкерские части Колчака вели в период с 7 по 9 июня «психическую атаку» на чапаевцев, ту самую атаку, которая с таким волнующим мастерством показана в кинокартине «Чапаев».

Из этих боев дивизия вышла победительницей. Вскоре после взятия Уфы 25-я дивизия была переброшена на южный Урал и здесь-то, в бою под Лбищенском, 5 сентября погиб (утонул в р. Урал) Чапаев. Одной из причин успеха белоказаков было плохо организованное охранение штаба Чапаевской дивизии.

Во многих боях непосредственная помощь рабочих, восстававших в тылу белых, или выступления партизан обеспечивали успех Красной армии. Так например «бой за Челябинск продолжался несколько дней и обошелся нам в 1 500 убитых и раненых. Город переходил из рук в руки. В самый критический момент выручили челябинские рабочие, которые в количестве четырех сотен ввязались е бой. Появление этих людей в рабочих блузах с винтовками в руках вызвало огромный энтузиазм среди красноармейцев. Важно было не то, что пришло 400 новых бойцов, а те, что красноармейцы всем существом почувствовали, что с ними народ. И несмотря на то, что нас было меньше и что патронов было так мало, что приходилось не раз ходить в штыки на противника без единого заряда, моральный перевес решил дело» (из воспоминаний участника).

Героизм красноармейцев, рабочих и крестьян, руководимых большевистской партией во главе с Лениным, обеспечил победу Красной армии на востоке. Колчак был разбит, Урал освобожден от белых. Красные армии победоносно двигались по сибирским степям. Первый комбинированный поход Антанты провалился.

В. И. Чапаев.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Драматический разгром армии Колчака


В ночь на 18 ноября 1918 г., в городе Омске, группа казачьих офицеров, арестовав членов Директории от социалистических партий, провозгласили адмирала Колчака Верховным правителем России. Приняв такое звание, Колчак к весне 1919 года мобилизовал на подвластных ему территориях около 400 тысяч человек и перешел в наступление.

Изменчивая фортуна адмирала Колчака

Западная армия Колчака, в конце марта, начале апреля захватила Уфу, Бугульму и Бугуруслан. Возникла благоприятная ситуация для овладения городами Симбирск и Самара. Соединявшая сибирскую и западную армии Колчака, средняя войсковая группа находилась уже в предместьях Казани. Атаманы Дутов и Толстов действовали южнее Уфы и до самого Туркестана, в направлении Оренбурга и Уральска. Успешное наступление Колчака создавало предпосылки соединения с белогвардейской армией Деникина. Колчак уже строил планы соединения армий в районе Саратова и в дальнейшем совместного похода на Первопрестольную.
Но к концу апреля того же года обстоятельства резко изменились. Обеспечивающий тыл колчаковцев корпус интервентов, совокупно насчитывавший на то время свыше 100 тысяч человек, резко уменьшился. Частично интервенты покинули страну, а оставшиеся отступили в восточную Сибирь и обосновались на Дальнем Востоке.
На юге западной Сибири широко развернулось партизанское движение, в ответ на установленную Колчаком почти крепостническую диктатуру. Повальные реквизиции, контрибуции, налоги за прошлое и будущее время. Публичные порки и казни недовольных такой политикой не способствовали поддержке власти верховного правителя. Эти обстоятельства сделали невозможным дальнейшее наступление армии Колчака и создало предпосылки для контрнаступления Красной армии.
Советский Восточный фронт, в конце апреля начал широкомасштабную наступательную операцию. В контрнаступлении были задействованы сформированные накануне Северная и Южная оперативные группы, при этом главный удар наносила Южная оперативно-тактическая группа, руководимая Михаилом Васильевичем Фрунзе. Сконцентрированными, на направлении решающих ударов, превосходящими противника силами, Красная армия, предприняла наступательные действия. Общее контрнаступление развивалось по трем направлениям: на Бугуруслан, на Белебей и на Уфу.
В первом случае был обеспечен выход в тылы Западной армии Колчака, что незамедлительно останавливало ее наступательные действия. Во второй операции Фрунзе разгромил резервы противника, чем обеспечил глубокое вклинение Восточного фронта «красных» в боевые порядки «белых». На третьем, уфимском направлении были разбиты две войсковые группы армии Колчака. Такие успехи Красной армии способствовали ее продвижению через Уральские горы.
Эти бои ярко высветили неординарный талант легендарного комдива Василия Ивановича Чапаева. Его 25-я дивизия в районе Уфы успешно отбивала атаки не менее легендарного командира белогвардейского корпуса генерала Каппеля. Затем, будучи переброшенной на Уральский фронт. Там успешно сняв двухмесячную осаду с города Уральска, чапаевская дивизия продолжила наступление на южном направлении. Но 5 сентября штаб дивизии во главе с Чапаевым попал в окружение в районе станицы Лбищенской. Там, пытаясь переправиться через реку Урал, легендарный комдив утонул.

Разгром и предательство

Тем временем Красная армия продолжала развивать наступление. В середине июля РККА заняла Екатеринбург, чуть позднее Челябинск. В августе, войска советского Восточного фронта, южным крылом разгромив армию генерала Белова, в сентябре — октябре нанесли решающее поражение белым в междуречье Ишима и Тобола. После этих неудач, то что осталось от армии Колчака покатилось в глубинные районы Сибири. В ноябре был оставлен Омск, а уже в январе 1920 года разгром армии Колчака был в целом завершен.
Верховный правитель вместе со своими министрами был вынужден перебраться в Иркутск, где уже вспыхнуло восстание горожан против Колчака. Иностранные интервенты, большей частью, чехи объявили о своем нейтралитете. Обратившийся к ним за помощью Колчак, был выдан бывшими союзниками поначалу эсэрам из Иркутского Политцентра. Они передали Верховного правителя большевикам из ревкома, которые после импровизированного суда расстреляли 7 февраля 1920 г. адмирала Колчака и его председателя Совета Министров Виктора Пепеляева. Тела казненных спустили в прорубь на реке Ангара.
Разгром армии Колчака стал возможен по целому ряду объективных и субъективных причин. Среди них следует выделить негодные методу управления, отсутствие необходимых кадров и нежелание воевать у большинства уже имеющихся солдат и офицеров. Разногласия с социалистами и руководством чехословацкого корпуса. К тому же Колчак был способным флотоводцем, а не сухопутным генералом.

Восточный фронт Русской армии

Эту страницу предлагается переименовать в Восточный фронт (Белое движение). Пояснение причин и обсуждение — на странице Википедия:К переименованию/14 марта 2016. Пожалуйста, основывайте свои аргументы на правилах именования статей. Не удаляйте шаблон до подведения итога обсуждения. Переименовать в предложенное название, снять этот шаблон.

У этого термина существуют и другие значения, см. Восточный фронт.

Восточный фронт Русской армии

Годы существования

21 июля 1918 — 20 февраля 1920

Страна

Россия

Входит в

Русская армия

Тип

Фронт

Численность

43 000 штыков и 4600 сабель (середина ноября 1918)
400 000 штыков и сабель(февраль 1919)
500 000 штыков и сабель (май 1919)

Дислокация

  • Поволжье

Участие в

все сражения Восточного фронта Гражданской войны

Восто́чный фронт — оперативно-стратегическое объединение вооружённых антибольшевистских сил на востоке России во время Гражданской войны. Как единый фронт существовал с июля 1919 года.

Предыстория

История образования Восточного фронта восходит к моменту свержения советской власти в Поволжье, на Урале, в районе Степного края, в Сибири и на Дальнем Востоке в результате восстаний подпольных русских офицерских организаций и одновременного выступления Чехословацкого корпуса. Летом 1918, после выступления Чехословацкого корпуса, на этом направлении самостоятельно действовали Народная армия КОМУЧа и Сибирская армия Временного Сибирского правительства, формирования восставших казаков Оренбургского, Уральского, Сибирского, Семиреченского, Забайкальского, Амурского, Енисейского, Уссурийского казачьих войск, а также разного рода добровольческие отряды.

21 июля был образован антибольшевистский Восточный фронт, объединивший под командованием Р. И. Гайды русские и чешские части.

При формировании частей и в Поволжье, и в Сибири вначале из офицеров, проживавших в городе, формировался офицерский батальон, который потом разворачивался в часть. Однако к концу лета 1918 года на смену добровольческому принципу комплектования пришёл мобилизационный. Русская армия часто испытывала недостаток даже в младшем и среднем командном составе, поэтому офицеры после мобилизаций занимали почти исключительно командные должности.

Начиная с 15 августа 1918 года, участок боевых действий в Поволжье, где действовали Народная армия и часть Чехословацкого корпуса, именовался КОМУЧем как «Поволжский фронт».

К 1 сентября 1918 года на Восточном фронте белых находилось между Казанью и Вольском 15 тыс. бойцов Чечека (в том числе 5 тыс. чехов), на пермском направлении — под командованием полковника Войцеховского 20 тыс. бойцов (15 тыс. чехов), на Каме 5—6 тыс. ижевско-воткинских повстанцев, на юге — 15 тыс. уральских и оренбургских казаков. Всего 55 тыс. бойцов (в том числе 20 тыс. чехов). По другим данным, к 1 сентября антибольшевистские войска имели всего 46—57,5 тыс. бойцов (на Камском направлении 22—26,5 тыс., на Волжском — 14—16 и на Уральско-Оренбургском — 10—15 тыс.).

До ноября 1918 года все белогвардейские формирования восточнее Поволжья подчинялись назначенному Уфимской директорией Верховному главнокомандующему всеми сухопутными и морскими силами России генералу В. Г. Болдыреву. 18 ноября, с провозглашением прибывшего 14 октября 1918 в Омск и введённого в правительство 4 ноября в качестве военного министра А. В. Колчака Верховным правителем России, взявшего на себя верховное главнокомандование всеми сухопутными и морскими силами России, была произведена существенная реорганизация войск.

К середине ноября 1918 года на всем Восточном фронте белых находилось 43 тыс. штыков и 4,6 тыс. конницы. Осенью 1918 года фронты красных и белых на востоке вели борьбу с переменным успехом.

В ноябре 1918 года на Восточном фронте продолжало успешно развиваться наступление советских войск. К середине ноября частями 1-й и 5-й советских армий были заняты Бузулук, Бугуруслан, Белебей и Бугульма. 2-я армия во взаимодействии с Особым отрядом 3-й армии и Волжской флотилией разгромила ижевско-воткинских повстанцев (из 25 тыс. удалось прорваться за Каму лишь 5—6 тыс.). Действовавшие на флангах 3-я и 4-я армии встретили упорное сопротивление противника и имели незначительное продвижение. Красной армии противостояли белые части, включавшие Екатеринбургскую группу войск Временного Сибирского правительства генерал-майора Р. Гайды (22 тыс. штыков и сабель), 2-й Уфимский корпус генерал-лейтенанта С. Н. Люпова (около 10 тыс. штыков и сабель), остатки Поволжской Народной армии, объединённые в Самарскую группу генерал-майора С. Н. Войцеховского (16 тыс. штыков и сабель), войска Бузулукского района полковника А. С. Бакича (около 5 тыс. штыков и сабель), уральские казачьи части (около 8 тыс. штыков и сабель). Главные силы оренбургского казачества под командованием генерала А. И. Дутова (свыше 10 тыс. штыков и сабель) находились в районе Оренбурга, Орска, действуя в направлении Актюбинска.

В составе Русской армии адмирала Колчака

Логотип газеты «Русская Армия»

В декабре 1918 года А. В. Колчак осуществил радикальную реорганизацию военного командования: для оперативного управления была образована Ставка Верховного Главнокомандующего адмирала А. В. Колчака. 24 декабря 1918 войска фронта разделены на Сибирскую, Западную и Оренбургскую отдельные армии, в оперативном подчинении ставки находилась также Уральская отдельная армия. Сибирская и Народная армии были упразднены. Фронты ещё некоторое время именовались Западным и Юго-Западным, но с переформированием (декабрь-январь) соединений первого из них в Сибирскую (командующий генерал Р. Гайда) и Западную армии (командующий генерал М. В. Ханжин) — они, как и Юго-Западная (Уральская казачья), напрямую были подчинены Верховному Главнокомандующему и его штабу (начальник генерал Д. А. Лебедев, сменивший С. Н. Розанова).

С наступлением зимы на северном участке боевых действий — участке Екатеринбургской группы (позднее Сибирская армия) — 24 декабря 1918 года Русская армия взяла Пермь, что для красных было сопряжено с тяжёлыми потерями («Пермская катастрофа»). Однако на центральном и южном участках красными были взяты Уфа (31 декабря 1918) и Оренбург (22 января 1919).

К весне 1919 года состав Восточного фронта увеличился до 400 тыс. человек (в том числе 130—140 тыс. штыков и сабель на фронте; Атаманы Г. М. Семёнов и И. П. Калмыков в Забайкалье имели 20 тыс., Б. В. Анненков в Семиречье — свыше 10, барон Р. Ф. Унгерн в Прибайкалье — до 10 тыс.). человек при 17 тыс. офицеров.

В начале марта 1919 года Восточный фронт Русской армии предпринял наступление на запад и добился значительных оперативных успехов. Особенно преуспел ген. М. В. Ханжин, командующий Западной армией: 13 марта белые были в Уфе, а затем были взяты и некоторые другие города; передовые части Русской армии вышли на подступы к Волге. В конце апреля 1919 года в Западной армии и Южной группе на 45605 штыков и сабель приходилось 2486 офицеров, при этом обеспеченность Западной армии офицерами была в несколько раз выше, чем Южной группы. Офицерский состав казачьих частей был ниже штатной численности и структура его была сдвинута в сторону младших чинов. В целом доля офицеров не превышала 5 % всех военнослужащих. Всего через ряды армии прошло 35—40 тыс. офицеров. Чинопроизводство офицеров велось Главным штабом Русской армии. Командующие армиями Восточного фронта Русской армии могли производить в чины до капитана включительно.

В конце апреля 1919 года началось также успешное контрнаступление Восточного фронта красных. Приказами от 14 и 22 июля 1919 года Восточный фронт белых был поделён на три неотдельные армии — 1-ю под командованием А. Н. Пепеляева, 2-ю (из бывшей Сибирской) под командованием Н. А. Лохвицкого и 3-ю (бывшую Западную) под командованием К. В. Сахарова; в непосредственном подчинении Ставки находилась Южная отдельная армия П. А. Белова и Уральская отдельная армия, а также Степная группа в районе Семипалатинска, войска Семиречья под командованием генерала Ионова и внутренние антипартизанские фронты. Армии Восточного фронта делились на корпуса (летом 1919 года преобразованы в группы с переменным числом дивизий), дивизии (а также двухполковые бригады) и полки с единой нумерацией и с названиями по сибирским и уральским городам. Корпусам придавались штурмовые бригады (егерские батальоны), кадровые бригады и другие части.

К лету 1919 года состав Восточного фронта достигал 500 тыс. бойцов. К 1 июля 1919 года максимальная численность, как действующей армии, так и военных округов не превышала 19,6 тыс. офицеров и чиновников и 416,6 тыс. солдат. Непосредственно на линии фронта в Сибирской, Западной и Южной армиях насчитывалось 94,5 тыс. штыков, 22,5 тыс. сабель, 8,8 тыс. невооружённых. Состав техники: 1,4 тыс. пулемётов, 325 орудий, 3 бронеавтомобилей, примерно 10 бронепоездов и 15 самолётов.

В июле разъезд уральских казаков соединился с войсками ВСЮР. Командующий Кавказской армией генерал Врангель и начальник её штаба генерал Юзефович предлагали Деникину закрепиться на рубеже Екатеринослав-Царицын, разместить в районе Харькова 3-4 кавалерийских корпуса для действий в тылах красных по направлению к Москве и вступить во взаимодействие с Уральской армией на востоке, занять Астрахань, дать возможность Каспийской флотилии войти в Волгу. Этого не случилось, и, после занятия Уфы, красный восточный фронт развил успех и в сентябре восстановил связь центра страны с Туркестаном.

Вскоре руководство войсками перешло к главнокомандующему — военному министру ген. М. К. Дитерихсу. После проведения крупных войсковых операций в районе Златоуста, под Челябинском и на Тоболе в начале октября 1919 Ставка была упразднена и управление войсками осуществлялось непосредственно через штаб главнокомандующего фронтом. Остатки Южной отдельной армии вошли во вновь сформированную Оренбургскую (командующий ген. А. И. Дутов), которая отступила в Туркестан.

В ходе отступления Восточного фронта осенью 1919 — зимой 1920 годов остатки 2-й и 3-й армий вышли к Чите. Общая численность войск 2-й и 3-й армий до событий Щегловской тайги составляла 100—120 тыс. чел. и такое же количество беженцев. После оставления Русской армией Красноярска на восток шло уже только около 25 тыс. чел. В районе Иркутска в армии насчитывалось не более 5-6 тыс. бойцов, несмотря на общую численность в несколько раз больше этой цифры. Байкал перешло 26 тыс. чел., а в Читу пришло около 15 тыс.

В Забайкалье в середине февраля 1920 года Главнокомандующим и главой правительства стал генерал Семёнов, а из трёх корпусов войск Восточного фронта, 20 февраля 1920 года была образована Дальневосточная армия, которая в ноябре 1920 года перебазировалась в Приморье, где продолжала борьбу до ноября 1922 года.

Ко 2 ноября 1922 года морским путём из Владивостока и из Южного Приморья через китайскую границу было эвакуировано до 20 тыс. человек, среди которых до 14 тыс. военнослужащих. Также около 10 тыс. человек из состава Южной армии ушли из Забайкалья в августе 1920 года и в Приморье не попали или отошли в Синьцзян.

Верховные главнокомандующие

  • генерал В. Г. Болдырев (24 сентября — 18 ноября 1918);
  • адмирал А. В. Колчак (18 ноября 1918 — 4 января 1920);
  • генерал Г. М. Семёнов (с 4 января 1920).

Начальники штаба Верховного главнокомандующего

  • С. Н. Розанов (25 сентября — 18 ноября 1918);
  • Д. А. Лебедев (21 ноября 1918 — 9 августа 1919);
  • М. К. Дитерихс (10 августа — октябрь 1919).

Главнокомандующие фронтом

  • М. К. Дитерихс (20 июня — 4 ноября 1919);
  • К. В. Сахаров (4 ноября — 9 декабря 1919);
  • В. И. Оберюхтин, врид (9-11 декабря 1919);
  • В. О. Каппель (11 декабря 1919 — 25 января 1920);
  • С. Н. Войцеховский (25 января — 20 февраля 1920);

Начальники штаба фронта

  • полковник Д. Н. Сальников (19 июня — 30 сентября 1919);
  • ген.-майор П. Ф. Рябиков (2 октября — 8 ноября 1919);
  • ген.-майор В. И. Оберюхтин (8 ноября 1919 — 9 декабря 1919);
  • ген.-майор Б. П. Богословский (9 декабря 1919 — 5 января 1920);
  • ген.-майор С. А. Щепихин (27 января — 20 февраля 1920).

> Литература

  • Волков С. В. Белое движение в России: организационная структура.

> Ссылки

Купцов И. В., Плотников И. Ф. Восточный фронт.

Примечания

  1. Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири / Под ред. В. А. Благово, С. А. Сапожникова. — М.: Центрполиграф, 2005. — С. 88. — ISBN 5-9524-1400-1.

§ 5. Наступление Колчака на восточном фронте

Весной 1919 г. Антанта осуществляет свой первый поход на Советскую Россию.

«Поход этот был комбинированный, ибо предполагал совместное нападение Колчака, Деникина, Польши и Юденича и смешанных англо-русских отрядов в Туркестане и Архангельске» (Сталин, Новый поход Антанты на Россию, «Правда» № 111, 1920 г.).

Главный удар должен был наносить Колчак. Деникин, Юденич и войска, действовавшие от Архангельска, наносили вспомогательный удар, причем армии Деникина и Колчака должны были соединиться в Саратове для дальнейшего совместного наступления на Москву. Намечалось также, как и в конце 1918 г., соединение правого фланга колчаковской армии с наступавшими от Архангельска на юг войсками в районе Котлас – Вятка. Юденич двигался на Петроград. Войска белой Польши активными действиями вдоль нашей западной границы должны были приковывать силы Красной армии к западному фронту. Такая же задача ставилась и перед белогвардейскими войсками, действовавшими в Средней Азии (в Туркестане).

Как указал т. Сталин в одной из своих статей, «цель похода была формулирована в докладе Гучкова (видный белогвардеец. – С. Р.) Деникину: «Задушить большевизм одним ударом, лишив его основных жизненных центров – Москвы и Петрограда». Самый же план похода был набросан, в письме Деникина Колчаку, перехваченном нами вместе со штабом Гришина – Алмазова весной 1919 г.

«Главное – не останавливаться на Волге, – писал Деникин Колчаку, – а бить дальше на сердце большевизма, на Москву. Я надеюсь встретиться с вами в Саратове… Поляки будут делать свое дело, что же касается Юденича, он готов и не замедлит ударить на Петроград…» (Сталин, К военному положению на юге, «Правда» № 293, 1919 г.).

Колчак при поддержке капиталистов и помещиков, но в основном на средства Антанты сумел сколотить огромную армию численностью примерно до 300 тыс. бойцов. Из них он сосредоточил на нашем восточном фронте около половины. Численность деникинских вооруженных сил также равнялась примерно 200 тыс. человек, из них на фронте было 60–70 тыс. бойцов. Юденич имел на петроградском фронте около 7 тыс. бойцов.

Красная армия, насчитывавшая к 1 марта 1919 г. около 1 400 тыс. человек, смогла выставить на все фронты около 450 тыс. бойцов, из них на восточный фронт – около 110 тыс. бойцов и на южный – около 90 тыс. бойцов.

Март был выбран Антантой для наступления не случайно. Дело в том, что продовольственное положение в городах в этот период особенно обострилось. Освобождение Украины и частично Поволжья, где находились большие запасы хлеба, не улучшило существенно дела из-за транспортной разрухи. Железные дороги находились в полуразрушенном состоянии, и даже здоровые паровозы не могли работать с полной нагрузкой из-за отсутствия топлива – угля и нефти.

Первый поход Антанты, так же как это было и летом 1918 г., сопровождался организацией кулацких восстаний в тылу Красной армии. Ленин на VIII съезде партии (март 1919 г.) подчеркивал, что «в восстаниях, которые начали уже волной обходить земледельческую Россию, ясно виден общий план, и этот план ясно связан с военным планом белогвардейцев, решивших на март общее наступление и организацию ряда восстаний» (Ленин, т. XXIV, стр. 139).

Особенно болезненно отразилось на положении находившихся на Дону красных армий вешенское восстание (Вешенское восстание, гражданская война на Дону в 1919 г. освещены очень хорошо в 3-й книге «Тихий Дон» Шолохова.). Это восстание казаков в тылу красных армий ослабило наш южный фронт. Белогвардейцы всячески разжигали восстание, но приближение белых, правильная политика партии, принятые командованием меры отрезвляюще подействовали на заколебавшееся было казачество.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

15 июля – День освобождения Урала от Колчака в советские годы являлся памятной датой и поначалу отмечался достаточно активно. Но Великая Отечественная война заслонила для уральцев это событие и в послевоенные годы о дате уже вспоминали вскользь, между прочим. После прихода к власти ельцинистов о дате и вовсе забыли. Давайте вспомним!
считается день занятия Красной армией Екатеринбурга. Екатеринбургская наступательная операция была стремительной. Длилась она всего 15 дней с 5 по 20 июля 1920 года.
Для сравнения: в 1918 году регулярным войскам французской армии, частью которой являлся Чехословацкий корпус, и их белым подельникам, чтобы захватить Урал понадобилось полгода. Красные же в 1919 году заняли Урал всего за 4 недели.

В начале июля на главном екатеринбургском направлении вели бои 28-я и 21-я стрелковые дивизии 2-й армии. Одновременно начальник 28-й стрелковой дивизии В.М. Азин направил в обход колчаковских позиций всю дивизионную конницу, которая к исходу 13 июля перекрыла железную дорогу Екатеринбург—Челябинск в районе станции Мраморской. Возникла реальная угроза выхода в тыл белым, оборонявшим Екатеринбург.
11 июля 1919 года под ударами Железной дивизии (так называли 28-ю) белогвардейцы спешно отступили из села Гробовское.

В большом просторном доме купца Дерягина расположился штаб 28-й дивизии. Здесь В. М. Азии разработал детальный план освобождения Екатеринбурга. В свою июльскую полевую книжку комдив записал приказ:

«Комбригу Пуррингу в составе 247, 249, 250 и 251 полков овладеть Екатеринбургом. К 12 часам 13 июля занять Шайтанский завод и отрезать отступление беляков из Ревдинского. В 16 часов 13 июля продолжить наше наступление и овладеть станцией Хрустальная. К 14 часам 14 июля занять Верхисетский завод и Уктус. В Екатеринбург ввести лишь один полк, остальным полкам быть в Берхисетском и Уктусе в полной боевой готовности. Комбригу Тамулевичу быть до особого распоряжения в Ревдинском заводе, энергично исправлять телеграфную линию из Ревды в Екатеринбург по железной дороге».


Комдив В.М. Азин

Все вышло в соответвии с планом.
Вторая бригада наступала по Московско-Сибирскому тракту. 247-й полк, двигаясь в колоннах, был атакован конницей и броневиками белых.

Броневики прорезали строй первого батальона и наскочили на конную батарею. Вот как первоуральский краевед Юрий дунаев описывает этот бой:

«Лошади головной запряжки были перебиты, люди ранены. Командир второго легкого артдивизиона В. А. Галицкий, находившийся при батарее, под огнем противника развернул пушку и тремя выстрелами подбил головную бронемашину. Враг повернул обратно.
Когда пятая батарея вела бой с броне дивизионом, из-за леса, подступающего к дороге, Еышла цепь белогвардейцев. Они атаковали. Тут проявили находчивость братья Гавриленко. Старший из них, Гавриил, командовал пулеметным взводом. Григорий и Леонид были наводчиками. Их «максимы» ударили по вражеской цепи. Наступление белогвардейцев захлебнулось. Атака броневиков, конницы и пехоты была предпринята с целью задержать красные войска перед станцией Билимбай.

По приказу Азина 247-й стрелковый полк перерезая железную дорогу на Екатеринбург, а другие полки атаковали станцию с северо-запада. Колчаковцы без боя бежали из Билимбаевского завода. Бросая раненых, они спешно оставили Шайтанку.

Под страхом расстрела колчаковцы мобилизовали всех, мужчин и Шайтанкии. Конфисковали всех лошадей — на подводах старались увезти награбленное имущество, оборудование заводов. Белогвардейцы грабили население. Все, что не могли вывезти, разбивали, разбирали, детали от заводских машин разбрасывали, ломали. Многое предавали огню.

Большой пожар на станции затянул небо клубами черного дыма».

И далее:

«13 июля 1919 года красные полки вступили в Шайтанку. В рядах азинцев по родному поселку шли земляки, испытавшие горечь отступления в 1918 году и радость побед в 1919-м. С гордо поднятой головой шел по родным улицам Степан Нарбутовских — боец второго кавалерийского эскадрона, проходили герои-партизаны Евгений Акифьев, Иван Балдин, Петр Костин, Иван Терехин и другие, вставшие по зову сердца на защиту завоеваний социалистической революции…»

В тот же день дивизия выступила из Шайтанки, Красноармейцы не успели отдохнуть. Они в две недели прошли 350 верст, но останавливаться не полагалось. Нужно гнать врага, не дать ему закрепиться.
Миновали обелиск «Европа-Азия».

Вот как это описывает Голубов С. в книге: «Полководцы гражданской войны»
«Конники спешились.
— Поглядите-ка, братцы, — показав на пограничный знак, сказал боец, — мы из Европы в Азию переходим.
— Да, немало пройдено, — отозвался другой. — А сколько верст еще впереди? Шутка сказать, ведь шестой год воюем…
— Тут, дядя, годы считать не приходится, бейся, пока из последнего буржуя душа вон!
С утра в городе завязался бой. Выкатившийся навстречу наступавшим бронепоезд был подбит артиллеристами. Вскоре азинцы заняли центр города. Части, пробившиеся к вокзалу, увидели следы панического бегства белых: горящие вагоны, забитые составами пути. Бронепоезд «Свободная Россия» преследовал отступающих.
15 июля Екатеринбург был взят. Дивизия расположилась на недельный отдых. Победоносный путь ее на Восточном фронте был закончен».

Фактически, после разгрома войск Колчака в ходе екатеринбургской наступательной операции угроза для советской республики с его стороны была снята. Окончательный разгром Колчака стал делом времени.


Командующий Восточным фронтом РККА С.С. Каменев

Испугались ответственности за свои зверства и чехословаки, являвшиеся частью французской армии. Они составили меморандум от 13 ноября1919 г в котором и диких расправах обвинили своих подельников – белогвардейцев.

«Под защитой чехословацких штыков, местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности— составляет обычное явление, и ответственность за все перед судом народа всего мира ложится на нас».

В ноябре 1920 года Красная армия прорвалась на территорию Крыма. Остаткам белых частей пришлось срочно эвакуироваться на кораблях в Турцию. С тех пор каждый год в ближайшую к 22 ноября субботу по всему миру проводится панихида по героям Белого движения. Пройдет она и в Екатеринбурге – 25 ноября, в Храме-на-Крови. К событиям 1920 года в Крыму наш город не имеет отношения. Однако и в нашей истории есть похожий момент – когда белым частям пришлось отступать под натиском Красной армии.

БОЛЬШЕВИКИ ХОТЕЛИ НА ПРОЩАНИЕ РАЗГРАБИТЬ ЕКАТЕРИНБУРГ

После Октябрьской революции 1917 года в Екатеринбурге мирным путем была установлена советская власть. Она продержалась здесь до июля 1918 года, когда красным пришлось отступить из-за наступления белогвардейских сил и прибытия частей чехословацкого корпуса.

– Весь июнь 1918 года бои шли на подступах к городу. К июлю кольцо стало сжиматься по всем фронтам: и на востоке, и на юге, и на западе, – рассказывал Александр Емельянов, историк. – Екатеринбург был важным административным центром и крупным транспортным узлом. Чтобы пресечь коммуникации между большевиками, чехословацкие войска и наступали на город.

Войска Белого движения неподалеку от Екатеринбурга. Фото: Госархив

Уже 25 июля, через восемь дней после расстрела царской семьи, Екатеринбург был взят группой чехословацких войск. Боев особых не случилось. Красные сами оставили город. Лишь небольшая перестрелка произошла в районе Михайловского кладбища, когда чехи и казаки пытались перехватить эшелоны красных, уходившие по железной дороге, да на железнодорожном вокзале несколько раз прозвучали выстрелы — тогда погиб один человек и были ранены двое.

– Перед уходом большевики решили было «хлопнуть дверью», то есть разграбить город, – писал в мемуарах банкир Владимир Аничков, находившийся в тот момент в Екатеринбурге. – Со стороны анархистов, во главе которых стоял Жебунёв, последовал сильный протест. Жебунёв заявил, что если начнётся грабёж и насилие, то анархисты ударят в тыл красным.

Тем не менее несколько «сюрпризов» большевики оставили. Так, после занятия города белыми, были обнаружены бомбы, заложенные в здании Общественного собрания, где должна была заседать городская Дума (это дом на улице Первомайская, в котором сейчас работает учебный театр ЕГТИ). Из-за этого жителей города охватила паника. Многие граждане просили участкового коменданта проверить, не заложены ли бомбы и в их домах.

Прибытие частей чехословацкого корпуса на железнодорожный вокзал Екатеринбурга. Фото: Госархив

ПОКА БЕЛЫЕ ПРАЗДНОВАЛИ ПОБЕДУ, КРАСНЫЕ ЕДВА НЕ ВЕРНУЛИ ГОРОД СЕБЕ

Жители Екатеринбурга встретили перемены с радостью, тем более что новая власть решила не выгонять людей на улицу из квартир, которые ранее большевики отняли у богатых горожан.

– Настроение в первые дни было настолько радостное, что часто можно было наблюдать и на улице, и в общественных местах, как люди, здороваясь, целовались, поздравляя друг друга с великим праздником освобождения от тяжелого ига большевиков. Радость отдаленно напоминала светлый праздник Пасхи, – писал в мемуарах банкир Аничков.

В честь белогвардейских сил и солдат чехословацкого корпуса решено было даже организовать в городе настоящий праздник. Он включал в себя парад войск и торжественный вечер с городскими гуляниями. Увлекшись праздником, белые едва не пропустили попытку красных отбить Екатеринбург. Следующим утром после торжества город проснулся от серии пушечных выстрелов.

– Момент для атаки был выбран превосходно: войск в Екатеринбурге почти не было, а все находящееся в городе офицерство перепилось настолько, что вряд ли могло оказать сколько-нибудь серьезное сопротивление, – вспоминал банкир Аничков. – Что бы было, думал я, засыпая под утро, если бы ворвались красные? Каким бы кровавым пиром закончилось наше торжество!

Но атаку удалось отбить. Город остался под контролем Белого движения.

Парад чехословацких войск в Екатеринбурге. Фото: Госархив

КОЛЧАК ВЫДЕЛИЛ ЕКАТЕРИНБУРГУ 2,5 МИЛЛИОНА РУБЛЕЙ

Первое время Екатеринбург управлялся военной комендатурой, которая делилась на русскую и чешскую. Но через три месяца столица Урала подчинилась Всероссийскому Временному правительству. Линия фронта тогда проходила неподалеку от Нижнего Тагила. Чтобы проверить, как на ней обстоят дела, на Урал приехал Александр Колчак, бывший в то время военным и морским министром. Оказалось, что форма на солдатах прохудилась, а сами бойцы не ели несколько дней, из-за чего с трудом держали оружие. Да и боеприпасов не хватало. Колчак стал решать эту проблему лично. В итоге, когда он приехал в Екатеринбург во второй раз уже в качестве Верховного правителя, уральские капиталисты решили сделать ему подарок.

– К этому приезду готовились. Торгово-промышленный класс решил поднести адмиралу чек в один миллион рублей, – писал в мемуарах банкир Владимир Аничков, присутствовавший на встрече. – Для подношения чека было назначено торжественное заседание, после которого решено было подать легкий завтрак а-ля фуршет.

Атака солдат Красной армии под Екатеринбургом. Фото: Госархив

Правда, и самому Колчаку пришлось впоследствии проявить щедрость по отношению к Екатеринбургу. На одном из заседаний городской Думы депутаты пожаловались ему на солдат Белой армии, постой которых причинил столице Урала много вреда. Бойцов надо было регулярно кормить и размещать где-то на ночь. Нередко у местных жителей с ними случались конфликты. Чтобы компенсировать ущерб, Колчак выделил Екатеринбургу 2,5 миллиона рублей из Золотого запаса России.

СПАСАЯСЬ ОТ ВОЙНЫ, ЛЮДИ С КОТОМКАМИ ПОКИДАЛИ ЕКАТЕРИНБУРГ И ШЛИ НА ВОСТОК

Летом 1919 года Колчак хотел перенести свою ставку из Омска в Екатеринбург, пока не будет отбита Москва. Располагалась бы его резиденция на улице Чапаева. Однако в июле красные провели успешную наступательную операцию, разбили белых и подступили к Екатеринбургу.

– Спустя недели две до нас дошли тревожные слухи о падении Перми. Это означало, что Екатеринбург вновь не только становится прифронтовой полосой, но и находится под ударом Красной армии, – писал банкир Аничков. – Становилось совершенно ясным, что Екатеринбургу не устоять.

Парад частей Красной армии в Екатеринбурге в 1920 году. Фото: Госархив

Многие жители стали покидать город. Мест в поездах, которые и так ходили с большими перебоями, на всех не хватило. Люди собирали свои вещи и с котомками за плечами шли в сторону Тюмени пешком, либо на лошадях. Уходила и армия на обозах.

– Трехдневная беспорядочная эвакуация еще сильнее действовала на психику, – писал Аничков. – Военные власти не понимали, что идет гражданская война, и, уводя войска, они бросали население с накопленными богатствами на произвол судьбы. Из этих же сданных красным людей сформируются полки, которые поспособствуют падению Белой армии…

14 июля 1919 года красные снова заняли Екатеринбург. В августе и сентябре во время Петропавловской и Тобольской военных операций белые пытались перехватить инициативу, но неудачно. Вернуться в Екатеринбург они уже не смогли.

Колчак А.С. и его роль в белом движении

Александр Васильевич Колчак (см.прил.4) (4 (16) ноября 1874, Санкт-Петербургская губерния — 7 февраля 1920, Иркутск) — российский политический деятель, вице-адмирал Российского Императорского флота (1916) и адмирал Сибирской Флотилии (1918). Полярный исследователь и учёный-океанограф, участник экспедиций 1900-1903 годов. Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн. Вождь и руководитель Белого движения на Востоке России. Верховный Правитель России (1918-1920 гг.), был признан на этом посту руководством всех белых регионов, «де юре» — Королевством сербов, хорватов и словенцев, «де факто» — государствами Антанты.

После Омского переворота в ночь на 18 ноября 1918г. Совет министров — исполнительный орган Директории — объявил о принятии на себя всей полноты верховной власти и затем постановил вручить её одному лицу, присвоив ему титул Верховного Правителя Российского государства. Этим лицом суждено было стать Колчаку.

Обращаясь к населению, Колчак заявил: «Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю, что не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности». Далее Верховный Правитель провозглашал цели и задачи новой власти. Первой, наиболее актуальной задачей называлось укрепление и повышение боеспособности армии. Второй, неразрывно с первой связанной — «победа над большевизмом». Третьей задачей, решение которой признавалось возможным лишь при условии победы, провозглашалось «возрождение и воскресение погибающего государства». Вся деятельность новой власти объявлялась нацеленной на то, чтобы «временная верховная власть В первые же дни своего правления он развил бурную деятельность по успокоению общества по отношению к перевороту. И нужно отметить, что сопротивление он смог преодолеть только к декабрю 1918г. Но он совершил роковую ошибку, практически отвергнув все социалистические партии, после чему ему пришлось с ними бороться.

С приходом к власти Колчака консолидируются силы белых во всем восточном регионе. Его признали все, кроме казачьих атаманов Семенова и Калмыкова. Колчак также вошел в контакт с правительством Великого Донского казачьего войска, и 17 июня, вместе с присоединением к Колчаку Деникина, он стал Верховным правителем всей белой России. В то же самое время своим заместителем он назначил Деникина.

Основной целью Колчака было уничтожение большевиков. Но нужно отметить, что за время его правительства произошло значительное улучшение хозяйственно-экономической области, налоговой системы. Также была проведена реорганизация банков. Правительство Колчака, претендовавшее на роль общероссийского, а затем и признанное таковым, увлеклось государственным строительством, формированием штатов министерств, других учреждений без всякой меры. Государственная структура формировалась как общероссийская, для обслуживания всей страны. Штаты ее оказались чрезмерно раздутыми. Больше того многочисленные учреждения заполняли люди малоквалифицированные. Громоздкий аппарат становился малоэффективным.

В отношении крестьян проводилась политика, учитывающая их интересы, открывающая перспективу частного фермерского пути развития.

В начале 1919г. была произведена реорганизация войск. Крупнейшими армейскими соединениями — Сибирской, Западной армиями командовали соответственно — генерал-майор, после взятия Перми — генерал-лейтенант Р.Гайда и генерал-лейтенант М.В.Ханжин. Ханжину была подчинена в оперативном отношении Южная армейская группа генерал-майора Г.А.Белова, примыкавшая к левому флангу его соединения. Первая из армий составляла правое, среднее крыло фронта, вторая действовала в центре. Южнее ее находилась отдельная Оренбургская армия под командованием генерал-лейтенанта Н.А. Савельева, которого вскоре заменил генерал-лейтенант В.С. Толстой. Весь фронт имел протяженность до 1400 км . Соединениям Колчака противостояли шесть красных армий под нумерацией с 1-й по 5-ю и Туркестанская. Ими соответственно командовали — Г.Д. Гай, В.И. Шорин, С.А. Меженинов, М.В. Фрунзе, Ж.К. Блюмберг (вскоре замененный М.Н. Тухачевским) и Г.В. Зиновьев. Командующим фронтом был С.С. Каменев. На фронт не редко выезжал председатель РВС Л.Д. Троцкий.

К весне 1919г. численность войск Колчака составляла до 400 тысяч человек. Кроме них в Сибири и на Дальнем Востоке находилось еще до 35 тысяч чехословаков, 80 тысяч японцев, более 6 тысяч англичан и канадцев, более 8 тысяч американце и более одной тысячи французов. Но все они дислоцировались в тылу и активного участия в боевых действиях не принимали. В начале марта 1919г. войска Колчака, опередив красных, перешли в наступление и стали быстро продвигаться к Волге, приблизившись к ней у Казани и Самары на расстояние до 80, а у Спасска — до 35 километров . Однако к концу апреля наступательный потенциал был исчерпан. Казалось, фронту белых ничего серьезно не угрожает. Начатое в конце апреля контрнаступление красных против западной армии натолкнулось на упорное сопротивление. Но тут, 1 мая, случилось непредвиденное. Только что прибывший на фронт Украинский курень (полк) имени Т.Г. Шевченко южнее станции Сарай-Гир Самаро-Златоустовской железной дороги поднял восстание. В Челябинске, где формировалась эта часть, солдаты полка были распропагандированы коммунистами и анархистами. Тщательное, со строгим соблюдением конспирации, подготовленное восстание оказалось успешным. В него удалось вовлечь солдат еще четырех полков и егерского батальона. Несколько тысяч солдат с оружием, артиллерией и обозами перешли на сторону красных, ударной группы их фронта. Тысячи солдат и офицеров бежали в тыл. Все это разлагающе подействовало на соседние части и соединения. 11-я и 12-я дивизии белых были разбиты. В боевом порядке белых возникла огромная брешь, в которую ринулась конница и пехота. Положение на фронте усугублялось так же и постоянными интригами между командующими (см.прил. 5).

Конец октября — начало ноября, когда силы белых отступили к Тобольску и только отчаянными усилиями удалось остановить красных, это начало катастрофы и войск, и всего белого дела адмирала Колчака.

Враг подошел к Омску и 10 ноября эвакуировалось правительство, но сам Колчак с отъездом медлил. Более того, он принял решение отходить вместе с войсками и дожидался их подхода, полагая, что присутствие военного вождя при действующей армии пойдет ей на пользу. Он выехал из Омска 12 ноября на четырех эшелонах, вместе с «Золотым эшелоном , везущим золотой запас и блиндированным поездом.

декабря вспыхнуло восстание в Черемхово, на пути к Иркутску, а спустя 3 дня в предместье самого города — Глазкове.

января 1920г. Совет министров посылает Колчаку телеграмму с требованием отречься от власти и передать ее Деникину, что Колчак и сделал, издав 4 января 1920г. свой последний указ.

января был издан указ об аресте Колчака, и после ареста начались многочисленные допросы.

февраля Александр Васильевич Колчак и В.Н.Пепеляев были расстреляны, а тела их сбросили в Ангару. Так ушел в свое последнее плавание адмирал Колчак.

Весеннее наступление Русской армии (1919)

Генеральное наступление Восточного фронта Русской армии
Основной конфликт: Гражданская война в России

Весеннее наступление Восточного фронта
Дата 4 марта — апрель 1919
Место Современная территория Пермского края, Удмуртии, Татарстана, Башкортостана, Самарской области и Оренбургской области России, Западно-Казахстанской и Атырауской областей Казахстана
Итог Русской армией были заняты значительные территории с важными промышленными и сельскохозяйственными ресурсами и населением свыше 5 млн человек. Выход Восточного фронта Русской армии на подступы к Казани, Самаре и Симбирску, соединение с фронтом Архангельского правительства, близость к соединению с Вооружёнными силами Юга России.
Противники

Восточный фронт Русской армии

Восточный фронт РККА

Командующие

А. В. Колчак

С. С. Каменев
М. В. Фрунзе

Силы сторон

Сибирская армия
(51 тыс. человек)
Западная армия
(40 тыс. человек)
Оренбургская отдельная армия
(14 тыс. человек)

1-я армия
2-я армия
22 тыс. человек
3-я армия
27 тыс. человек
4-я армия
5-я армия
Туркестанская армия

Весе́ннее наступле́ние Ру́сской а́рмии («Полёт к Волге», «Бег к Волге») — эксцентрическое наступление армий Верховного правителя адмирала А. В. Колчака против Восточного фронта РККА в марте — апреле 1919 года по нескольким направлениям: на Вятку и на Самару.

Обстановка накануне наступления

К началу операции силы белых и красных на Восточном фронте были примерно равны. В начале операции у белых было небольшое преимущество в живой силе (нивелированное красными к началу мая), а у красных — в огневой мощи.

На севере против 51-тысячной Сибирской армии генерала Гайды стояли две советские армии (2-я и 3-я, командующие соответственно В. И. Шорин и С. А. Меженинов) общей численность около 50 тыс. штыков и сабель. На юге 1-я (командующий Г. Д. Гай), 4-я (командующий М. В. Фрунзе) и Туркестанская (командующий В. Г. Зиновьев) армии красных общей численностью 36 тыс. штыков и сабель загнали далеко в степь 14-тысячную Отдельную Оренбургскую армию атамана А. И. Дутова. В центре фронта против Западной армии генерала М. В. Ханжина численностью в 40 тыс. бойцов находилась 11-тысячная 5-я армия Ж. К. Блюмберга (вскоре заменённого М. Н. Тухачевским). Фронт имел протяжённость 1400 км. К северу от Самаро-Златоустовской железной дороги сосредоточилась ударная группировка Западной армии под командованием генерала В. В. Голицына.

Таким образом, Восточный фронт РККА имел сильные фланги и слабый центр, что давало возможность Восточному фронту Русской армии нанести удар в центр Советской России.

Планы сторон

В штабе Сибирской армии накануне генерального наступления. В первом ряду слева направо: командующий Р. Гайда, А. В. Колчак, начальник штаба Б. П. Богословский. Февраль 1919 года

Согласно стратегическому плану Ставки Верховного главнокомандующего адмирала Колчака, в первой фазе операции должно было произойти наступление на Пермско-Вятском и Самаро-Саратовском направлении. При успехе наступление должно было продолжаться двумя главными ударами на обоих направлениях и перерасти в наступление на Москву с севера, юга и востока. Современный историк А. В. Ганин пишет, что в историографии до настоящего времени остаётся открытым вопрос о направлении главного удара белых, который весной 1919 года мог быть нанесён в двух направлениях: 1) Казань — Вятка — Котлас на соединение с войсками Северного фронта генерала Е. К. Миллера и союзниками или 2) Самара (Саратов) — Царицын на соединение с войсками А. И. Деникина.

Атаман Дутов выступил с предложением нанести главный удар на левом фланге для создания общего фронта с армиями генерала А. И. Деникина. Положение Оренбургской армии действительно становилось очень уязвимым, однако сосредоточение под Оренбургом ударной группировки и её обеспечение были затруднены: по железной дороге в Оренбург из Омска можно было попасть только через Самару. Непредсказуемыми последствиями было чревато и соединение с войсками Деникина, ещё не признавшего всероссийскую власть Колчака. Поэтому было решено, что лучше пусть пока каждый борется отдельно. Колчак сказал по этому поводу: «Кто первый попадёт в Москву, тот будет господином положения».

Генеральное наступление планировалось Ставкой на апрель 1919 года. До этого в ходе подготовительных маневров белым было необходимо вывести войска на рубежи, подходящие для начала наступления, а также восстановить положение, существовавшее до декабрьской потери Уфы. В связи с этим главное направление удара временно перенесли на Уфу, где Западной армии ставилась задача разбить 5-ю советскую армию, овладеть районом городов Бирск — Уфа — Стерлитамак — Белебей и выйти на линию реки Ик, к границам Самарской и Казанской губерний. Сибирская армия при этом должна была оттеснить противника из района Сарапул — Вятка — Ижевский завод.

Конечной целью наступления было освобождение Москвы; при этом предполагалось, что основное сопротивление противник будет оказывать близ Симбирска и Самары.

Стратегия советского Восточного фронта, как свидетельствовал бывший генерал Ф. Ф. Новицкий и подтверждал историк и военспец Н. Е. Какурин, имела целью «с одной стороны, нанесение решительного поражения вновь сформированным армиям Колчака путём удара в направлении Троицк — Челябинск, обхода его левого фланга и выход на его тыл, а с другой — занятие Уральской и Оренбургской областей и установление связи с Туркестаном». Это означало, что советское командование, как и Ставка Колчака, собиралось действовать по расходящимся операционным направлениям.

В планы красного командования (после обнаружения в конце февраля ударной группировки белых) входил захват станции Аша Балашовская и горных проходов, а далее выход в тыл этой группировки по руслу реки Уфы и атака её.

Ход генерального наступления

Сибирской армии было приказано наступать от Перми на Вятку и Вологду на соединение с войсками Северной области.

Западная армия получила приказ атаковать в направлении на Казань и Симбирск.

Март

Верховный главнокомандующий Русской армией адмирал А. В. КолчакКомандующий Восточным фронтом РККА полковник С. С. Каменев

В начале марта 1919 года, упредив большевиков, так же планировавших на это время своё наступление, армии адмирала Колчака ударили в стык между левым флангом 5-й и правым флангом 2-й советских армий, где зиял «слабо наблюдаемый промежуток в 50—60 км», что во многом и определило успех дальнейших действий белых: на протяжении месяца «лучшие части» 5-й армии отступали на 20—25 вёрст в день. Перейдя в наступление, войска Русской армии стали быстро приближаться к Волге. Первый удар Западной армии 4 марта в направлении на Стерлитамак, которым белые сходу взяли несколько деревень, был ударом отвлекающим, но красные это поняли далеко не сразу.

6 марта правофланговая Сибирская армия белых начала наступление на Вятском направлении, однако натолкнулась на упорное сопротивление красных. Одновременно атаковавшие в направлении на Бирск части ударной группировки Западной армии тоже преодолевали сопротивление противника с трудом.

Первого большого успеха добились части генерала Р. Гайды. Ещё 4 марта 1-й Средне-Сибирский корпус генерала А. Н. Пепеляева переправился по льду реки Камы между городками Осой и Оханском, а южнее атаковал 3-й Западно-Сибирский корпус генерала Г. А. Вержбицкого. Эти два корпуса совместно атаковали фронт 2-й красной армии и 7—8 марта взяли оба эти города.

10 марта увенчалось успехом и наступление Западной армии генерала М. В. Ханжина: прорвавший Восточный фронт Красной армии 2-й Уфимский корпус генерала С. Н. Войцеховского (численностью в 9 тыс. штыков), проходя на санях в день по 35 вёрст, с налёту взял находящийся севернее Уфы Бирск. Войска Пепеляева и Вержбицкого продвинулись ещё на 90 вёрст, однако прорвать фронт сохранявших при отступлении боеспособность красных им не удалось. Ж. К. Блюмберг пытался даже перейти в контрнаступление силами 26-й и 27-й дивизий, однако Ханжин силами корпусов генералов Войцеховского и В. В. Голицына ударил по позициям красных к северу от Уфы, прорвал фронт и поставил 5-ю армию красных на грань уничтожения. После этого части генерала Ханжина двинулись в южном направлении, обходя Уфу с запада. Несколько дней они двигались по тылам 5-й красной армии, разрушая и дезорганизовывая коммуникации красных. В лобовое наступление на Уфу был двинут 6-й Уральский корпус генерала Н. Т. Сукина. 13 марта 2-й Уральский корпус генерала Голицына взял Уфу, из которой красные отступили в панике на запад, южнее железной дороги Уфа — Самара, причём отступали настолько быстро, что белые части не смогли окружить их по законам военного искусства при помощи форсированных маршей и маневров. В плен едва не был взят председатель Реввоенсовета РККА Л. Д. Троцкий. В захлопнувшемся кольце осталось много военного имущества и припасов. Некоторые из красных частей были пленены в полном составе, например, 239-й советский полк. Несмотря на то что 5-я армия противника смогла избежать полного окружения, в целом Уфимская операция была задумана белыми грамотно и осуществлена успешно.

18 марта на левом фланге начали наступление белые части Южной группы Западной армии одновременно с Отдельной Оренбургской армией атамана А. И. Дутова.

31 марта на берегу реки Ик белыми был захвачен карательный отряд ВЧК, перебравшийся на левый берег Волги в преследовании повстанцев — участников Сенгилеевско-Сызранского антибольшевистского крестьянского восстания.

Апрель

Белые предприняли попытку повторить манёвр и окружить красных, но наступающие части перепутались, и некоторое время их пришлось приводить в порядок, чем воспользовались красные и укрепились на новых позициях, получив подкрепление в составе шести полков 1-й армии. Эта группировка красных вскоре начала своё наступление на Уфу. Борьба в 35 км южнее Уфы шла ожесточённая и упорная, многие пункты переходили из рук в руки. На сторону белых перешёл в полном составе Башкирский кавалерийский полк красных, что оказало большое влияние на исход борьбы, решил которую подход Ижевской бригады. Ко 2 апреля белые вынудили красных отступить. 5 апреля Западная армия взяла Стерлитамак.

На южном фланге тем временем белыми была сокрушена пытавшаяся наступать на Гурьев 4-я советская армия.

Наступление продолжалось на юго-западном, западном и северо-западном направлениях. Максимальных успехов белым удалось достичь на Мензелинском направлении: 22 марта этот город был взят. Однако к 1 апреля город был оставлен красным, и, согласно полученной директиве, части Западной армии заняли позиции на рубеже реки Ик.

В начале апреля на фронте Сибирской армии происходили затяжные бои южнее Пермской железной дороги, начавшие приобретать позиционный характер.

На северном фланге части Сибирской армии, соединившиеся 21—25 марта с войсками Архангельского правительства, вели совместные операции против красных. Согласование наступательных действий от Перми и Архангельска к Вятке и Котласу автоматически создавало новый участок уже общего фронта против большевиков, силы на котором были относительно небольшими. Этим обеспечивалось и снабжение войск Гайды припасами с Севера.

С начала апреля наступление белых армий велось уже по пяти направлениям: Мензелинскому, Бугульминскому, Белебеевскому, Бузулукскому и Оренбургскому. При этом 5-я армия красных отступала уже в состоянии, близком к беспорядочному, неся большие потери пленными и просто разбежавшимися. На сторону белых красноармейцы переходили целыми подразделениями. В полном составе, например, сдался без боя 10-й Московский полк. При этом часто пленные добровольно стремились вступить в Белую армию.

После взятия Стерлитимака Русская армия основной колонной двинулась на юг, в направлении Оренбурга. 22 апреля войска вышли к реке Салмыш и начали переправу, собираясь перерезать железную дорогу Оренбург — Москва. К 25 апреля белые находились в 20 вёрстах к востоку и северо-востоку от Оренбурга. Другая часть войск при этом двинулась в юго-западном направлении — на Бузулук. Эти войска с большим трудом переправились через разлившуюся реку Дёму и приостановили своё продвижение.

Сибирская и Западная армии белых нанесли тяжёлые поражения 2-й и 5-й армиям красных. 5 апреля Западная армия снова взяла Мензелинск. 7 апреля её полки взяли Белебей, а к 14 апреля вели бои за Бугуруслан, который был взят 15 апреля. 13 апреля была взята и Бугульма. 21 апреля войска Ханжина вышли к Каме в районе сегодняшних Набережных Челнов, где взяли трофеи в виде 18 пароходов и 47 барж. Создавалась угроза красному Чистополю, чего опасался В. И. Ленин, телеграфировавший из Москвы 26 апреля члену РВС Восточного фронта С. И. Гусеву (Я. Д. Драбкину):

Надо принять экстренные меры помощи Чистополю. Достаточно ли внимательно отнеслись Вы к этому? Все ли возможности исчерпали? Телеграфируйте.

В день отправки Лениным этой телеграммы город уже был взят Ханжиным, что создавало реальную угрозу и Казани. Весь левый берег Камы стал «белым».

10 апреля успехи армии генерала Ханжина заставили советское командование создать новое мощное войсковое соединение в рамках красного Восточного фронта — так называемую «Южную группу», командовать которой был назначен М. В. Фрунзе при начальнике штаба Ф. Ф. Новицком.

Сибирская армия с начала апреля ускорила своё наступление, продвигаясь в Прикамье и к Волге. 8 апреля был взят Воткинский завод, а 11 апреля — Сарапул, где белыми было пленено 2½ тыс. красноармейцев. 13 апреля был занят Ижевский завод, и военные действия сместились в сторону Елабуги и Мамадыша. В устье Камы была направлена белая флотилия с десантом. Войска далее начали движение в направлении Вятки и Котласа.

На южном направлении наступление начали армии оренбургских и уральских казаков. Оренбуржцы 10 апреля повторно овладели Орском, а уральцы 17 апреля — Лбищенском, осадили свою столицу Уральск и начали совершать рейды в Самарскую и Саратовскую губернии.

На Симбирском направлении части Восточного фронта достигли станции Шентала и Сергиевска, а после взятия 25 апреля Чистополя выдвинулись 30 апреля ещё на 35 вёрст, так что до Казани им оставалось 100 вёрст, а до Волги — 40.

В середине апреля начался разлив рек, превращавшихся в труднопреодолимые препятствия. Обозы и артиллерия увязали в грязи и не успевали за наступавшими частями. Не могла двигаться вперёд даже пехота. Из-за половодья части белых корпусов разъединялись, теряли связь между собой, не могли действовать скоординированно. В результате наступление Русской армии замедлилось. Красные войска находились в таком же положении, однако для них по воле природы наступила долгожданная передышка. Отступив на свою базу, они могли отдохнуть и привести части в порядок. Белые же части, из-за угрозы распутицы двигавшиеся к Волге так быстро, как только могли, в решающий момент были лишены припасов, продовольствия, артиллерии и оказались переутомлены предшествовавшим «полётом к Волге».

Итоги и значение

В конце апреля 1919 года армии Верховного правителя вышли на подступы к Казани (до неё оставалось 125 вёрст), Самаре, Симбирску, освободив значительные территории с важными промышленными и сельскохозяйственными ресурсами. Численность населения этих областей превышало 5 млн человек. Занятие этих районов открывало армиям Восточного фронта прямую дорогу на Москву.

Современный историк Хандорин отмечает, что командование РККА не сумело верно оценить обстановку и разгадать стратегический замысел белых, что признавали и некоторые советские военные историки (Н. Е. Какурин, Г. Х. Эйхе). Одновременно важным успехом белых стал срыв в результате их генерального наступления плана большевиков по выходу в тыл армиям Восточного фронта Русской армии путём нанесения удара в направлении Троицк — Челябинск.

«Полёт к Волге» армий адмирала Колчака произвёл сильное впечатление на современников. В буржуазных и общественных кругах России чувствовался подъём, связанный с надеждой на скорую победу над большевиками. Вся противобольшевистская пресса была охвачена этой надеждой. Премьер-министр Российского правительства П. В. Вологодский в интервью томской газете «Сибирская жизнь» 29 апреля говорил, что он «верит в звезду Верховного правителя» и что к осени армии возьмут Москву, в связи с чем он уже начинал заниматься предстоящими выборами в Национальное (или Учредительное) собрание. Колчака со всех сторон поздравляли с успехом наступления.

Когда газеты бросили лозунг «Все на помощь армии!», резко выросли бывшие прежде минимальными пожертвования от населения на нужды фронта. Ленские золотопромышленники решили с каждого добытого пуда золота отчислять для армии по одной тысяче рублей, а омские торговопромышленники провели самообложение в пользу армии в размере от 3 до 7 % основного капитала, причём имена уклонившихся были вывешены на омской бирже на позорную «чёрную доску».

Отреагировали на успехи Белого движения на Востоке России и большевики. Ленин объявил Колчака главным врагом Советской республики и призвал «напрячь все силы в борьбе с ним». Летом 1919 года советское правительство назначило премию в 7 млн долларов за голову Колчака.

Значительно возрос в результате этих успехов и личный авторитет самого Верховного правителя и Верховного главнокомандующего адмирала Колчака. Начала поступать помощь союзников. Колчак принимал поздравления с успехом мартовско-апрельского наступления от премьер-министра Франции Клемансо, военного министра Великобритании У. Черчилля и министра иностранных дел Франции С. Пишона. 30 мая 1919 года Главнокомандующий ВСЮР генерал А. И. Деникин приказом № 145 признавал власть адмирала Колчака как Верховного правителя Русского государства и подчинялся ему как Верховному главнокомандующему Русской армией. В результате процессов консолидации Белого движения вокруг А. В. Колчака были созданы единые вооружённые силы и образовалось Российское государство, хотя и состоящее из трёх разрозненных частей.

Успех весеннего наступления заставил изменить отношение к Колчаку даже тех иностранных представителей в Омске, которые отличались недоброжелательностью к Верховному правителю. Так, на Пасху 20 апреля генерал М. Жанен с большой свитой, при орденах и в парадном мундире явился в особняк Колчака христосоваться по-православному с адмиралом.

Сам Колчак в письме жене сразу после победы на Тоболе, одержанной его армиями в сентябре 1919 года, так описывал итоги весеннего наступления своих войск:

Не мне оценивать и не мне говорить о том, что я сделал и чего не сделал. Но я знаю одно, что я нанёс большевизму и всем тем, кто предал и продал нашу Родину, тяжкие и, вероятно, смертельные удары. Благословит ли Бог меня довести до конца это дело, не знаю, но начало конца большевиков положено всё-таки мною. Весеннее наступление, начатое мною в самых тяжёлых условиях и с огромным риском… явилось первым ударом по Советской республике, давшим возможность Деникину оправиться и начать в свою очередь разгром большевиков на Юге… На мой фронт было брошено всё, что только было возможно, и было сделано всё… чтобы создать у меня большевизм и разложить армию. И эту волну большевизма я перенёс, и эта волна была причиной отхода моих армий вглубь Сибири. Большевики уже пели мне отходную, но «известия оказались несколько преувеличенными», и после ударов со стороны Деникина, облегчивших моё положение, я перешёл опять в наступление.

— А. В. Колчак. Начало октября 1919 года.

Наступление армий Восточного фронта белых весной 1919 года действительно существенно облегчило очень тяжёлое в эти месяцы положение ВСЮР генерала Деникина, о чём свидетельствовал даже советский историк и «военспец» Н. Е. Какурин. Оттянув на себя резервы красных, своим наступлением на Волгу Восточный фронт дал возможность ВСЮР разгромить большевиков на Юге и лишить их хлеба, угля и железа. Однако, в ходе контрнаступления Восточного фронта красных была потеряна Уфа (9 июня), и по требованию Каменева С.С. красные продолжили наступление вплоть до крушения Колчаковского фронта в сентябре 1919 года, невзирая на успехи Деникина на юге, в то время как Деникин отверг предложение Врангеля о соединении фронта ВСЮР с восточным фронтом Русской армии на Волге.

  1. На 15.4.1918
  2. На 29.3.1918
  1. 1 2 3 4 5 6 7 Ганин, 2008.
  2. Плотников, 1998, с. 230.
  3. 1 2 3 Зырянов, 2012, с. 457.
  4. 1 2 3 4 5 6 Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого океана, 2007, с. 106—112.
  5. 1 2 Зырянов, 2012, с. 451.
  6. 1 2 Зырянов, 2012, с. 489.
  7. 1 2 3 Кручинин, 2010, с. 438.
  8. 1 2 Гражданская война в России: Энциклопедия катастрофы, 2010, с. 187.
  9. 1 2 3 Зырянов, 2012, с. 458.
  10. 1 2 Зырянов, 2012, с. 461.
  11. 1 2 3 4 5 Зырянов, 2012, с. 459.
  12. Кручинин, 2010, с. 435.
  13. 1 2 3 4 5 6 Хандорин, 2007.
  14. 1 2 Зырянов, 2012, с. 460.
  15. Гражданская война в России: Энциклопедия катастрофы, 2010, с. 188.
  16. Зырянов, 2012, с. 483—488.
  17. 1 2 Зырянов, 2012, с. 462.
  18. Зырянов, 2012, с. 463.
  19. Зырянов, 2012, с. 465.
  20. Зырянов, 2012, с. 518.
  21. Кручинин, 2010, с. 437.
  22. В. Г. Хандорин Адмирал Колчак: правда и мифы. Глава «Катастрофа»

Литература

  • Плотников И. Ф. Победы и поражения // Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность. — Ростов н/Д.: Феникс, 1998. — 320 с. — ISBN 5-222-00228-4.
  • Какурин Н. Е., Вацетис И. И. Гражданская война. 1918—1921. — СПб.: Издат. дом «Полигон», 2002. — ISBN 5-89173-150-9.
  • Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого океана. — М.: Вече, 2007. — 378 с. — (За веру и верность). — ISBN 978-5-9533-1988-1.
  • Гагкуев Р. Г. Генерал Каппель // Каппель и каппелевцы. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Посев, 2007. — ISBN 978-5-85824-174-4.
  • Хандорин В. Г. На полях сражений // Адмирал Колчак: правда и мифы. — Томск. — Томск. гос. ун-т, 2007. — 288 с. — ISBN 978-5-7511-1842-6.
  • Ганин А. В. Враздробь, или почему Колчак не дошёл до Волги? В незабываемом 1919-м // Родина : журнал. — 2008. — № 3. — С. 63—74.
  • Гражданская война в России: Энциклопедия катастрофы / Науч. ред. С. В. Волков. — М.: Сибирский цирюльник, 2010. — 400 с. — ISBN 978-5-903888-14-6.
  • Кручинин А. С. Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память. — М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2010. — 538 + 6 с. — ISBN 978-5-17-063753-9.
  • Зырянов П. Н. Адмирал Колчак, верховный правитель России. — 4-е изд. — М.: Мол. гвардия, 2012. — С. 419. — 637 + 3 с. — (Жизнь замечательных людей; вып. 1356). — ISBN 978-5-235-03375-7.

Ссылки

  • Шамбаров В. Е. Наступление армий Колчака весной 1919 года. Гражданская война. Общественно-исторический клуб «Белая Россия» (29 октября 2009). — По материалам книги В. Е. Шамбарова «Белогвардейщина». Дата обращения 12 апреля 2013. Архивировано 19 апреля 2013 года.