Движение суфражисток

БОРЮЩИЙСЯ или БОРЯЩИЙСЯ, как правильно писать?

Слово «борю­щий­ся» пишет­ся с бук­вой «ю» в без­удар­ном суф­фик­се -ющ- как дей­стви­тель­ное при­ча­стие, обра­зо­ван­ное от гла­го­ла «бороть­ся» пер­во­го спря­же­ния.

Интересующее нас сло­во про­из­но­сит­ся с уда­ре­ни­ем на глас­ном кор­ня:

бо́рющийся — корень/суффикс/окончание/постфикс

По этой при­чине неяс­но слы­шит­ся без­удар­ный глас­ный суф­фик­са. Возникает вполне понят­ное сомне­ние в напи­са­нии сло­ва:

«бо́рящий­ся» или «бо́рющий­ся»?

Чтобы пра­виль­но напи­сать бук­ву «я» или «ю» в без­удар­ном суф­фик­се, опре­де­лим, сло­вом какой части речи оно явля­ет­ся.

Часть речи слова «борющийся»

Борющий­ся с остат­кам ухо­дя­ще­го сна, ребе­нок слад­ко потя­ги­вал­ся в кро­ва­ти.

  • Ребенок какой? борю­щий­ся с остат­ка­ми сна;
  • ребе­нок что дела­ю­щий? борю­щий­ся.

Как видим, сло­во «борю­щий­ся» сов­ме­ща­ет в себе грам­ма­ти­че­ские при­зна­ки при­ла­га­тель­но­го и гла­го­ла, обо­зна­ча­ю­ще­го дей­ствие. Такой спо­соб­но­стью обо­зна­чать при­знак по дей­ствию обла­да­ет сло­во, при­над­ле­жа­щее к при­ча­стию. Это при­ча­стие обо­зна­ча­ет при­знак дей­ствия, совер­ша­е­мо­го в дан­ный момент самим субъ­ек­том. Значит, сде­ла­ем вывод, что ана­ли­зи­ру­е­мое сло­во явля­ет­ся дей­стви­тель­ным при­ча­сти­ем насто­я­ще­го вре­ме­ни.

Правописание слова «борющийся»

Определив часть речи ана­ли­зи­ру­е­мо­го сло­ва, сде­ла­ем вто­рой шаг к истине: выяс­ним спря­же­ние гла­го­ла, от кото­ро­го обра­зо­ва­но это при­ча­стие. Возвратный гла­гол «бороть­ся» име­ет в сво­ем напи­са­нии -оть, по кото­ро­му, без сомне­ния, опре­де­лим его пер­вое спря­же­ние.

От гла­го­лов пер­во­го спря­же­ния обра­зу­ют­ся дей­стви­тель­ные при­ча­стия с помо­щью суф­фик­сов -ущ/-ющ:

  • бегать — бегу́щий по доро­ге;
  • полоть — по́лющий сор­ня­ки;
  • молоть — ме́лющий кофе;
  • колоть — ко́лющая боль.

Алгоритм написания суффиксов действительных причастий

В без­оши­боч­ном выбо­ре без­удар­ной глас­ной в суф­фик­се дей­стви­тель­но­го при­ча­стия пред­ла­га­ем сле­ду­ю­щий алго­ритм:

  1. опре­де­лить спря­же­ние гла­го­ла;
  2. обра­зо­вать фор­му гла­го­ла насто­я­ще­го вре­ме­ни 3 лица мно­же­ствен­но­го чис­ла (осно­ва насто­я­ще­го вре­ме­ни);
  3. напи­сать ту же бук­ву в суф­фик­се дей­стви­тель­но­го при­ча­стия, что и в без­удар­ном лич­ном окон­ча­нии этой фор­мы гла­го­ла.

Проверим, как это рабо­та­ет:

  • бороть­ся (I спр.) — они бо́рются — бо́рющийся за сво­бо­ду;
  • засе́ять (I спр.) — они засе́ют — засе́ющий ниву;
  • кра­сить (II спр.) — они кра́сят — кра́сящий сте­ну;
  • вер­теть­ся (II спр.) — они ве́ртятся — ве́ртящийся от вет­ра.

Слово «борю­щий­ся», обра­зо­ван­ное от гла­го­ла пер­во­го спря­же­ния «бороть­ся», пишет­ся с бук­вой «ю» в без­удар­ном суф­фик­се -ющ-.

Народ Африки, бо́рющий­ся про­тив коло­ни­аль­но­го раб­ства, полу­чил нако­нец неза­ви­си­мость.

Дополнительный материал

Аналогично выбе­рем пра­виль­ное напи­са­ние суф­фик­са при­ча­стий:

  • лелеЯщий или лелеЮщий ребен­ка;
  • клеЯщий или клеЮщий само­ле­тик;
  • самоклеЯщаяся или самоклеЮщаяся плен­ка.

Декларация совета Движения борьбы за свободу Литвы

Декларация Совета Движения борьбы за свободу Литвы 1949 02 16

Декларация Совета Движения борьбы за свободу Литвы (ДБСЛ). — 16 февраля 1949 года был принят правовой акт Литовского государства, принятый Советом Движения борьбы за свободу Литвы. Этим документом была обеспечена преемственность литовского государства и провозглашена воля литовского народа восстановить независимое демократическое государство. Вместе с другими документами, составленными в то время, была заложена правовая и политическая подоплека вооруженного сопротивления Литвы. Совет Движения за свободу Литвы был единственным законным органом власти на территории оккупированной Литвы.

Предпосылки появления декларации

После ультиматума поставленного 15 июня Литва была вынуждена стать членом Советского Союза. Начались процессы интенсивной советизации. Была запрещена всякая оппозиционная деятельность — пресса, организации, международные связи. Были проведены принудительные выборы в народный парламент, а их результаты сфальсифицированы. Начались проведение национализации собственности и депортация жителей. Эти процессы были прерваны 22 июня 1940 года, после начала военных действий между нацисткой Германией и Советским Союзом. Это положило начало новому периоду оккупации. Часть населения была вынуждена воевать на немецкой стороне или была выслана на принудительные работы в Германию. Евреи были заключены в гетто и в дальнейшем подверглись геноциду. В 1944 году в период с июля по октябрь фронт продвинулся на запад и СССР во второй раз оккупировало Литву. Вторая советская оккупация началась с массовых ссылок в Сибирь, продолжавшихся вплоть до смерти Сталина в 1953 году. Полностью установился строй коммунистической диктатуры. В Литву были присланы лояльные режиму советские функционеры. Жителей лишали их имущества, оставив им только предметы первой необходимости. В 1947 году начались процессы коллективизации сельского населения.

Движение Сопротивления

Во время второй советской оккупации населения Литвы начало вооруженное сопротивление. Это произошло между 1944 и 1953 годами. Десятилетие вооруженного сопротивления, также известного как партизанская война, в истории Литвы является исключительным явлением во многих отношениях: своей продолжительностью, массовостью (не менее пятидесяти тысяч человек, были активно вовлечены в деятельность вооруженного сопротивления, в подпольной деятельности принимали участие около ста тысяч человек) неблагоприятным для литовской стороны соотношением сил. В этой войне погибло более 20 тысяч партизан. Участники сопротивления стремились восстановить демократическое, независимое государство Литвы и свергнуть коммунистический строй. Прилагались усилия восстановления национальных и религиозных ценностей. В партизанском движении участвовали самые разные слои населения.

Первые партизанские отряды начали формироваться в конце лета 1944 года, далее развивались в более крупные образования. Возникла цель объединить действующие в оккупированной Литве действующие военно-территориальные партизанские образования в организованную структуру, которая будет бороться за освобождение страны политическими и военными средствами как единое командование.

Встреча в Минайчай

В феврале 1949 года в бункере Минайчай произошло состоялось исключительное событие — Съезд партизанских командиров, в котором были представлены все партизанские отряды. Официально во встречах приняли участие 8 человек: Йонас Жемайтис-Витаутас, Юозас Шибайла-Мерайнис, Петрас Барткус-Жадгайла, Адольфас Раманаускас-Ванагас, Александрас Грибинас-Фаустас, Витаутас Гужас- Кардас, Леонардас Григонис -Ужпалис и Бронюс Лесис-Нактис. На первом собрании было утверждено название организации: «Движение борьбы за свободу Литвы», и было сформировано единое руководство — председатель президиума Й. Жемайтис-Витаутас (ему было присвоено звание генерала); начальник общественной части Ю. Шибайла-Мерайнис; начальник отдела общественной части — Б. Леисис-Нактис. Съезд продлился 20 дней. Всего на встрече было обсуждено 23 вопроса, а решения зафиксированы в протоколах заседаний. Они регламентировали структуру руководства движения, тактику действий, отношения внутри организации и с мирным населением. Было принято решение выпускать подпольную газету «У Спаса Христова». Политическая программа из 12 пунктов была представлена ​​ее автором Й. Шибайла-Мерайнисом. В программе акцентировалось, что конечной целью борьбы — восстановление Литовской парламентской республики по примеру периода с 1920 по 1926 год.

По случаю годовщины дня независимости Литовского государства 16 февраля была подписана Политическая декларация Движения борьбы за свободу Литвы, в которой указывалось, что Движение является высшим политическим органом власти возглавляющим политическую и вооруженную борьбу за независимость Литвы. Декларация вместе с другими документами, принятыми на съезде партизанских командиров Литвы, обеспечила правовую и политическую основу для вооруженного сопротивления Литвы, и придала борьбе качественно новую основу — узаконило организацию Движение борьбы за свободу Литвы, а ее совет, как единственную правомочную власть на территории оккупированной Литвы. На съезде так же утвердили девиз сопротивления «Воздай свой долг Родине!».

Это был единственный всеобщий съезд командиров. По мере ухудшения ситуации в стране количество сторонников сопротивления уменьшалось. Связь усложнялась не только между штабами, но и между отрядами в округе. Участились аресты и гибели партизан. Ни один из партизан, подписавший декларацию, не дожил до литовской независимости — трое погибли в 1949 году, двое — в течение двух лет, двоих расстреляли ещё позже.

Подписавшие Декларацию

Из восьми подписавших декларацию 16 февраля в 1949 году четверо были учителями, двое студентами, один офицером и один бухгалтером.

Йонас Жемайтис-Витаутас — председатель президиума Движения борьбы за свободу Литвы был офицером, был расстрелян в возрасте 45 лет в Москве, в Бутырской тюрьме;

Адольфас Раманаускас-Ванагас — первый заместитель председателя президиума, командир Южного округа, был офицером запаса, учителем. Расстрелян в возрасте 39 лет, в Вильнюсской тюрьме КГБ;

Юозас Шибайла-Мерайнис — второй заместитель председателя президиума, командир штаба в округе Великой битвы, учитель, был убит в возрасте 47 лет в волости Рамигала, в лесу Довидай;

Леонас Григонис-Ужпалис — третий заместитель председателя президиум, командир округа Воскресения, был учителем, убит в возрасте 44 лет в Даугелишкском лесу, Ариогальский волости;

Александр Грибинас-Фауст, командир округа Таурас, был учителем, убит в возрасте 29 лет, в лесу Шункаряй, округа Шакяй;

Витаутас Гужас-Кардас — командир штаба Западной Литвы, был бухгалтером, убит в возрасте 29 лет в деревне Смидрай, в округе Таураге;

Бронюс Лиесис-Найтис, начальник штаба округа Воскресения, был студентом журналистики, убит в 27 лет, в лесу Ужпелькяй Радвилишкского района;

Петрас Барткус-Жадгайла — секретарь Президиума был, студентом авиации, погиб в возрасте 24 лет, в лесу Ужпелькяй Радвилишкского района.

Значение Декларации

12 января 1990 года Сейм Литовской Республики признал декларацию правовым актом литовского государства объединявшим военные и гражданские образования, а Движение борьбы за свободу Литвы едиными военными и политическими средствами боролось за освобождение Литвы. В 2009 году на основе этой декларации Сейм литовской республики признал Йонаса Жемайтиса-Витаутаса главой литовского государства в период с 16 февраля 1949 года по дату своей гибели 30 мая 1953 года боровшегося с оккупационной властью. В 2018 году Сейм Литвы принял постановление, согласно которому после смерти Йонаса Жемайтиса-Витаутаса Адольфас Раманаускас-Ванагас стал президентом сопротивляющейся Литвы.

Увековеченье

В 2010 всем подписавшим декларацию посмертно был присужден статус сигнатара.

22 ноября 2010 года в селе Минайчай был открыт памятник, посвященный этой Декларации и ее сигнатарам авторства скульптора Йонаса Ягелы.

22 ноября 2012 года в селе Минайчай, в усадьбе семьи Микняй-Петречай был восстановлен бункер Бункер был отреставрирован в усадьбе Микняй-Петречяй в селе Минайчяй и установлена ​​экспозиция «Воздай свой долг Родине!».

В мае 2019 года в Центре изучения государства был воссоздан бункер и открыта выставка «Решение под шифром 19490216»

Каждый год 16 февраля в селе Минайчай проходит торжественное празднование этого события.

Примечания

leg0ner

В истории западной цивилизации общественное движение за равноправие женщин складывается во второй половине XIX века, когда женщины впервые выступили как самостоятельная организованная политическая сила. Термин «феминизм» как синоним женской эмансипации, начинает широко использоваться в Европе в начале ХХ века.

В истории западной цивилизации общественное движение за равноправие женщин складывается во второй половине XIX века, когда женщины впервые выступили как самостоятельная организованная политическая сила. Термин «феминизм» как синоним женской эмансипации, начинает широко использоваться в Европе в начале ХХ века.

Идея равных социальных прав женщин и мужчин восходит ко времени эпохи Просвещения и Великой французской революции XVIII века и связана с утверждением либеральной концепции «естественных прав и свобод» человека. Эта концепция впервые в Европе была закреплена в главном документе Французской революции «Декларация прав человека и гражданина» (1789). Француженки, воодушевленные лозунгами революции «Свобода, равенство, братство», создавали свои клубы, активно участвовали во всех общественных событиях. Но после опубликования Декларации, а затем Конституции новой республики они обнаружили, что свобода и права человека не распространяются на женщин: к категории граждан, имеющих право владеть собственностью, избирать и быть избранными были отнесены только мужчины. Писательница Олимпия де Гуж попыталась исправить это «недоразумение», составив в 1791 году «Декларацию прав женщины и гражданки», которую историки и считают первым манифестом феминизма Нового времени. Но голос французских революционерок не был услышан, женские союзы были запрещены, а затем женщинам запретили даже присутствовать на публичных мероприятиях.

Суфражистки пикетируют Белый дом в 1917 году.

Через год англичанка Мэри Уоллстонкрафт публикует свою работу «В защиту прав женщин», где «оправдывает» возможность и необходимость гражданских прав женщин. Тогда главным аргументом противников равноправия был тезис о том, что женщины «по природе» не способны к независимости, поэтому нуждаются в руководстве и не могут претендовать на самостоятельное голосование. Полемизируя со своими оппонентами, Уоллстонкрафт рассуждает о женском воспитании XVIII века: «С младенчества женщины впитали, и матери им были в том примером: дабы снискать покровительство мужчин, достаточно лишь усвоить необходимость, играя на человеческих слабостях, изобразить лукавство, покладистость, прикинуться покорной и непременно казаться всегда и во всем легкомысленной». (Удивительно, но в расхожих «мудрых» советах молодым девушкам нашего времени мы можем обнаружить нечто похожее.)

Для либералов XIX века, приверженцев идеи равноправия полов, речь шла о формальном, юридическом равенстве, дающем человеку возможность отстаивать свои интересы. Обычное право Великобритании и США гласило: «юридически женщина не существует отдельно от своего отца или мужа, которые и голосуют от ее имени и во имя интересов семьи в целом»; без их согласия женщины не могут заключать договоры, не должны владеть собственностью, самостоятельно выступать в суде. Английский философ и экономист Джон Стюарт Милль через 70 лет после Уоллстонкрафт в своем труде «О подчинении женщины» (1861) размышляет о причинах пассивности женщин, их молчаливого согласия с гражданским бесправием: «Власть мужчин над женщинами не похожа на все прочие виды власти, поскольку силы не применяет, а воспринимается добровольно, мораль твердила им, будто внутренней эмоциональной сущности женщины соответствует предназначение жить для других, умение целиком отречься от себя и не иметь иной жизни, кроме растворения в нуждах близких». Милль выступил в поддержку смелых англичанок, публично заявивших о том, что женщины могут сами говорить от своего имени, свободны в устройстве своей судьбы и потому вправе требовать одинаковых с мужчинами политических прав. В 1867 году он представил в английском парламенте петицию в пользу избирательных прав для женщин. Так впервые в высших органах государственной власти прозвучал голос нового общественного движения.

Избиение суфражистки полицией.

Право на участие в голосовании – главное требование первых политических организаций женщин в Великобритании и Америке второй половины XIX века. Поэтому первый период движения женщин за равные с мужчинами права вошел в историю под названием суфражизм (от suffrage – право голоса). Помимо избирательных прав суфражистки добивались одинаковых с мужчинами прав на собственность, высшее образование, профессиональную занятость.

Манифест женского движения был провозглашен американскими активистами на первой в истории конференции по правам женщин. В 1848 году 200 женщин и 40 мужчин собрались в городке Сенека Фолз (штат Нью-Йорк), где после бурных дискуссий приняли «Декларацию чувств», записав в ней основные идеи и принципы суфражизма. Этим названием автор манифеста Элизабет Стэнтон подчеркивала связь со «священным» для американской демократии документом, принятом в годы Американской революции, «Декларацией независимости», где было провозглашено, что «все люди созданы равными и наделены их творцом неотчуждаемыми правами». На конференции были сформулированы лозунг нового движения – «Все мужчины и женщины созданы равными» – и основные требования: женщины как гражданки Соединенных Штатов должны обладать всей полнотой политических прав, а также иметь право на развод, на опеку над детьми в случае развода, на владение имуществом и наследством, право на собственные заработки и получение высшего образования. Участники конференции полагали, что только с помощью организованных массовых действий можно добиться своих прав. Немногочисленные женские группы в Америке и Европе к началу ХХ века превращаются во влиятельные национальные коалиции и ассоциации. Всеми способами гражданской активности суфражистки пытаются добиться изменения законов, сделать все, чтобы их голос был услышан. Массовые демонстрации, петиции, обращения к партиям и политическим деятелям, митинги, демонстративные, даже провокационные, акции протеста были нацелены на привлечение общественного внимания, изменение политики и проведение реформ. В деятельности организаций и акциях протеста в то время в основном участвовали женщины из среднего класса (работницам фабрик и заводов было не до общественной активности). В защиту прав женщин выступили социалисты. На Международной социалистической конференции в Копенгагене в 1910 году Клара Цеткин предложила ежегодно проводить Международный женский день под лозунгами борьбы за политическое и социальное равноправие. Этим днем женской солидарности, который способствовал и привлечению к борьбе женщин-работниц, стало 8 марта.

Насильственное кормление голодающей суфражистки в английской тюрьме. Позднее власти поумнели и выгоняли из тюрьмы сразу, как та начинала голодать. А когда отъедалась — забирали и сажали опять.

В 1870-е годы первые европейские университеты открыли свои двери для студенток. Но суфражисткам понадобилось почти семьдесят лет упорной борьбы, чтобы стало реальностью их главное политическое требование. В 1920 году Конгрессом США была принята 19-я поправка к Конституции, которая предоставляла избирательное право женщинам. Англичанки получили это право ограниченно (только для замужних женщин) в 1918-м, а в полном объеме – в 1928 году. Самой прогрессивной в этом отношении страной стала Новая Зеландия, которая первой в мире уже в 1893 году допустила женщин на избирательные участки. А во Франции женщинам предоставили законное право голосовать на выборах только в 1946 году, через полтора века после получения этого права мужчинами. До 1970-х годов Швейцария отказывала гражданам женского пола в праве избирать и быть избранными. Для многих мусульманских стран это требование остается актуальным и в ХХI веке.

В 20-е годы ХХ века в Европе и США феминистское движение первой волны, добившись, наряду с избирательными правами, принятия законов, разрешающих женщинам учиться в университетах и работать вне дома, посчитало свои задачи выполненными, и активность женских организаций пошла на спад.

Австралийские суфражистки увековечены на банкнотах. Эдит Кован стала первой женщиной — представителем парламента, когда ее избрали в парламент Западной Австралии в 1923 году. Мемориальный выпуск газеты Suffragette, посвященной Эмили Дэйвисон Плакат 1909 года. 1913 год. 1914 год. Награды суфражисток. Суфражистки бьют полисмена и штурмуют парламент. Грандиозный скандал с участием суфражисток произошел в 1905 году в Лондоне. Участницы движения Кристабель Панкхерст и Энни Кини, растолкав охрану, ворвались на политическое заседание и обратились к двум либералам: Уинстону Черчиллю и Эдварду Грею с вопросом, нужно ли предоставить женщинам право голоса. Мужчины удивленно переглянулись, но не проронили ни слова. Тогда суфражистки выхватили плакат «Право голоса женщинам!» Американская феминистка и бывший член КП США Анджела Дэвис
Tags: история

Движение суфражисток

В Международный женский день редакция propagandahistory.ru, во-первых, поздравляет читательниц сайта с этим праздником, а, во вторых, мы хотим рассказать о движении суфражисток. Сам праздник 8 марта имеет политическое происхождение — в этот день в 1857 году работницы текстильной промышленности и фабрик по пошиву одежды в Нью-Йорке провели демонстрацию против ужасных условий труда и низкой заработной платы. Непосредственное отношение к политике имели и суфражистки.
Основным требованием движения суфражисток, которое появилось в конце 19 века, было предоставление женщинам равных с мужчинами избирательных прав (собственно, само название движения происходит от англ. suffragettes — избирательное право). Помимо этого суфражистки требовали, чтобы в целом в обществе, в политической и экономической жизни их не дискриминировали по отношению к мужчинам.
Предлагаем вам подборку фотографий и плакатов, отражающих борьбу суфражисток за свои права.

1 января 1910 г. (место съёмки не указывается, вероятно США). Суфражистка клеит плакат. На нём можно прочитать — «Голоса для женщин»

В 1911 году в Великобритании проводилась перепись населения. В знак бойкота суфражистки покинули на одну ночь свои дома и устроили пикник. Лозунгом мероприятия было — «If women don’t count, neither shall they be counted» (если женщины не принимаются в расчёт, то их не надо считать)

1910-е г. Требование по прежнему тоже самое — право голоса для женщин

Демонстрация суфражисток в Лондоне в марте 1910 г. Плакат гласит — «От тюрьмы — к гражданству». Каждая из стрел, которые несут суфражистки (всего их на демонстрации было 617) означает осуждение существующих порядков

На этом плакате изображён британский министр обороны (с 1905 по 1912 г.) Ричард Халден. Подпись гласит — «Ах, если бы у меня были мужчины, которые также могли бы идти вперёд!»

1913 г. Эмелина Панкхерст(15 июля 1858 – 14 июня 1928) — лидер британских суфражисток. В 1889 г. она основала Women’s Franchise League (лига за право голоса женщинам) — эта организация ставила целью добиться права голоса женщинам в Великобритании на местных выборах. В октябре 1903 она стала одной из основательниц Women’s Social and Political Union (WSPU) — Женского общественного и политического союза — именно его члены впервые стали назваться «суфражистками»
Эмелина Панкхёрст была активной участницей выступлений суфражисток. Вот что 7 марта 1912 года писала газета «Россия» о демонстрации суфражисток в Лондоне:
Сообщаем подробности необычайного выступления лондонских суфражисток за свои права, сопровождавшегося битьем стекол в магазинах и частных квартирах. План, похоже, был тщательно обдуман, и набег был произведен поразительно внезапно, хотя полицию предупреждали, что на днях состоится демонстрация.
Женщины оказались вооруженными камнями, палками, молотками и бутылками, завернутыми в бумагу. Подлежавшие битью стекла на Риджент–стрит, Оксфорд — стрит, Бонд–стрит, Пикадилли–стрит, Геймаркете, Кокспур–стрит и на Странде были строго распределены между отдельными женщинами. Нанесенный ими убыток определяется в 40 тысяч рублей. На Даунинг–стрит, где помещаются Министерство иностранных дел и резиденция первого министра, суфражистки прибыли на автомобиле с завешанными стеклами и остановились у резиденции лорда Асквита.
Из экипажа выскочили три женщины и немедленно приступили к метанию камней в стекла. Таковых было разбито четыре — по два с каждой стороны подъезда. Подоспевшие полицейские арестовали женщин, из которых одна оказалась хорошо известной в Лондоне госпожой Панкхерст. Когда ее проводили мимо министерства, она освободила руку и бросила камнем в одно из окон. Ее товаркой выбить два окна в ведомстве местного управления. Почти одновременно начали действовать дамы и на других улицах. Менее чем в четверть часа сотни окон были превращены в осколки. Внезапность нападения ошеломила владельцев магазинов, ресторанов, контор и иных мест. Там совершенно не подготовились к нападению.
Бригада, действовавшая на Пикадилли, Бонд–стрит, Риджент–стрит и по соседству, состояла более чем из сотни прекрасных половин.
Молотки и камни были спрятаны в муфтах. Одна из женщин заявила, что намеревалась выбить стекла во всех ювелирных магазинах от Пикадилли–соркоса до Оксфорд–соркоса. Многие из ювелиров действительно пострадали. Около семи вечера были арестованы до 60 женщин и препровождены в полицейские участки. Особенно большие убытки нанесены на Оксфорд–стрит и Бонд–стрит. На первой из улиц ущерб определен в 10 тысяч рублей. Там, где не было железных завес, пришлось на ночь баррикадировать окна. На Бонд–стрит лишь немногие магазины остались нетронутыми; между прочим, на этой улице разбито огромное стекло цветочного магазина.

Арест Эмелины Панкхерст. Неизвестно правда, после вышеописанной демонстрации или после другой

Обратите внимание на сумочку женщины — на ней написано «голоса» и «женское избирательное право». Женщина говорит представителю английской консервативной партии (тори) — «загляните за дверь суфражизма, и вы увидите столько голосов, сколько не видели никогда ранее»

Акция суфражисток в Бостоне (США). Плакат призывает не к избирательному праву для женщин, а к равной оплате труда с мужчинами («Equal pay for equal work» — равная оплата за равный труд)

А эта карикатура 1875 г. направлена против суфражизма — «Женское избирательное право — мужское страдание». Мужчина на карикатуре думает — «Вряд ли для женщин, которые и так не закрывают рот, необходимо давать права голоса по общественным вопросам»

Британские женщины старше 30 лет были допущены к выборам в 1918 году, что отражает этот рисунок
Демонстрация суфражисток против американского президента (1913-1921) Вудро Вильсона, который был против предоставления женщинам избирательных прав. Американские женщины, в тех штатах, где ранее не имели права голосовать, получили его только в 1920 году.
После Февральской революции в России союзники по Антанте опасались, что наша страна заключит сепаратный мир с Германией. Чтобы этого избежать, Вудро Вильсон направил 15 мая 1917 г. во главе с сенатором Элиа Рутом дипломатическую миссию в Россию.
Надпись на плакате гласит:
ПОСЛАМ РОССИИ
Президент Уилсон и посланник Рут обманывают Россию. Они говорят: «Мы — демократия. Помогите нам выиграть войну, чтобы демократические государства могли выжить». Мы, женщины Америки, говорим вам, что Америка не демократия. Двадцати миллионам американских женщин отказывают в праве голосовать. Президент Вильсон — основной противник предоставления им избирательных прав. Помогите нам сделать эту страну действительно свободной. Скажите нашему правительству, что оно должно освободить своих людей прежде, чем оно будет требовать помощи от России.
Кстати, первым регионом в Европе, где было введено женское избирательное право, стала Финляндия в 1906 году, входившая тогда в состав Российской империи. На остальной территории России женщины получили это право весной 1917 года, после Февральской революции — раньше, чем в большинстве других стран мира.

Не тратя лишних слов на вступление, познакомим вас с явлением суфражизма.

Времена меняются, и человечество меняется вместе с ними. В 18-м веке становится очевидно, что женщинам тесновато на «женской половине». Особенно в слабо населенной Европе, где женщины то и дело выходят на политическую сцену. Даже Великую Французскую революцию заварили женщины. Революция закончилась, а движение женщин за свои права продолжилось. Лозунг этого движения достаточно прост: «Мы не станем подчиняться законам, в принятии которых мы не участвовали, и власти, которая не представляет наших интересов». Женщины требуют равноправия в браке, в правах собственности, в получении образования, в свободном выборе профессий. Требуют они и предоставления женщинам избирательного права. По-французски «избирательное право» — «suffrage». Поэтому женщины-участницы движения за предоставления женщинам избирательных прав стали называться «суфражистками».

Суфражизм как явление. Возникновение понятия

В Европе представительницы прекрасного пола абсолютно бесправными не были никогда. Они вмешивались в политические дела, даже не будучи наделенными какими-либо правами на государственном уровне. Влияние на правителей и на политиков оказывалось через спальни и через светские салоны. Но все же роль метрессы и роль официального политика – разные роли.

Хотя суфражистки принадлежали к образованным и небедным кругам, свою борьбу они вели за равноправие всех женщин, в том числе, бедных и неграмотных.

Одной из идеологических основ суфражизма считается работа английского либерального философа Джона Стюарта Милля «Подчинение женщин», опубликованная в 1869 году. В этой работе, прогремевшей в свое время по всей Европе, он отметил: «Законодательная поддержка подчинения одного пола другому вредна».

В своей борьбе суфражистки были активны, как всегда активны бывают женщины, если хотят добиться своего. Они применяли в основном ненасильственные методы гражданского неповиновения: выходили на демонстрации и выставляли пикеты с плакатами. Были в ходу и более решительные действия. Дамы садились на трамвайные или железнодорожные рельсы, приковывали себя к оградам или воротам. Но суфражистки не стеснялись радикальных методов в своей борьбе. Ведь радикализм в конце 19-го века был в моде. Разгневанные женщины иногда разбивали витрины магазинов или устраивали нападения на полицейских, забивая их с помощью подручных средств, главным образом, зонтов. Это только кажется смешным. Но мало кто бы из мужчин захотел оказаться в окружении возбужденных и кричащих дам, вооруженных колющими орудиями (а зонтик – оружие колющее). А если учесть, что британские полицейские оружия не имели, им можно было бы только посочувствовать.

Да что там полицейские! Сам сэр Уинстон Черчилль вынужден был завести телохранителей, когда узнал, что суфражистки собираются похитить его сына. Вообще он был невозмутим, ироничен, любил хороший коньяк и сигары. Всем этим сэр Уинстон вызывал у многих суфражисток приступы бешенства. Когда одна из таких «змеек» публично обозвала его «бездушным пьяным мужланом», он, не долго думая, ответил: «Я-то пьян, но завтра протрезвею. А у вас ноги кривые, и всегда такими останутся»

Английский суфражизм представлял собой общественно-политическое движение, социальную основу которого составляли женщины, принадлежавшие в основной своей массе к среднему, иногда к высшему, классу. Именно их участие в этом движении было не случайным и определялось комплексом экономических и социальных условий, послуживших, в свою очередь, основными причинами возникновения суфражизма. Завершившийся в XIX веке в Великобритании промышленный переворот, имел негативные последствия для положения, прежде всего, незамужних женщин среднего класса, почувствовавших свою экономическую беспомощность. Практически единственным занятием, которому они могли себя посвятить была, должность гувернантки. За счет усовершенствования, упрощения домашнего хозяйства, резко снизился процент занятости в нем женщин. Следовательно, экономическое развитие отрицательно сказалось и на замужних женщинах, у которых появляется масса свободного времени, которое необходимо было использовать в новых сферах приложения труда. Из сложившегося положения вытекали и требования ранних феминисток о женском образовании, о предоставлении более широких возможностей для устройства на работу и т. д.

Также вопрос о праве владения собственностью для женщин занимал достаточно большое место в женском движении. В 1860 году, после обращения Элизабет Стэнтон, Законодательное собрание штата Нью-Йорк приняло в качестве закона Акт о собственности замужних женщин. Этот акт гарантировал женщине право оставлять за собой заработанное ею, равное с мужем право на совместное попечительство над детьми, а также имущественные права вдовы, соответствующие правам мужа в случае смерти жены.

Важной фигурой в женском движении второй половины XIX века является Эммелин Панкхерст — она стала одной из основательниц движения за право женщин голосовать на выборах. Одной из её целей было развенчание сексизма, укоренившегося на всех уровнях в британском обществе. В 1903 году Панкхерст сформировала Организацию в защиту общественных и политических прав женщин (Women’s Social and Political Union, WSPU), которая в течение года объединила 5 тысяч членов.

После того как члены этой организации стали постоянно подвергаться арестам и тюремному заключению за тривиальные проявления поддержки движению, многие из них решились на выражение своего протеста голодовкой. Результатом голодовки стало то, что серьёзно подорвавшие себе здоровье участники голодовки привлекли внимание к неоправданной жестокости законодательной системы того времени, и, таким образом, к идеям феминизма. Под давлением WSPU английский парламент принял ряд законов, направленных на улучшение положения женщин, и дал женщинам право голоса на местных выборах (1894).

Борьба женщин за предоставление им избирательных прав, являлась частью более широкого женского движения, стремившегося к установлению равенства между мужчинами и женщинами, феминизма. С последним суфражистское движение связано рядом общих обстоятельств. Во-первых, право голоса являлось частью более широкого спектра прав, которых требовали для себя женщины. Во-вторых, получение избирательного права рассматривалось как средство для достижения общей цели феминистского движения — социальной реформы всего общества. В-третьих, большинство женщин, заинтересованных в каком-либо одном аспекте женского движения, неизбежно выступали и в поддержку других.

Практически во всех развитых странах Запада феминистское движение к концу XIX в. начинает выдвигать в качестве первоочередной задачи достижение политического равноправия женщин. Но, нигде эта борьба не достигла такого накала и не носила такого затяжного характера. как в Великобритании. По мнению известного специалиста по истории британского суфражистского движения Д. Моргана, суфражизм к 1912 г. переместился с периферии английской политической жизни в ее центр

Взаимодействие суфражисток и партийных структур

Суфражистское движение явилось одним из факторов, которые обострили политическую ситуацию в Англии накануне первой мировой войны и способствовали углублению кризиса английского либерализма и вытеснению либеральной партии с ведущих позиций, занимаемых ею прежде на политической арене.

Широкая политическая кампания за предоставление женщинам права голоса, приведшая к формированию суфражистского движения, развернулась с середины 60-х годов XIX века. Начало ей было положено крупнейшим философом, экономистом и теоретиком либерализма Джоном Стюартом Миллем. В деле пропаганды идеи о политическом равноправии женщин Дж. С. Милль не ограничивался только лишь теоретическими разработками (широко известная его работа «О подчинении женщины», содержавшая систематическое изложение взглядов Милля на женский вопрос служила теоретической базой для всех последующих поколений феминисток). Благодаря своей падчерице Хелен Тейлор, Милль в начале 60-х гг. XIX в. вступил в незадолго до этого организованное, Кенсингтонское общество, которое было первой женской политической организацией. Летом 1865 г. на обсуждение в этом обществе был поставлен вопрос о расширении избирательной системы в пользу женщин, а в июне этого же года Милль был избран в парламент. Одним из основных пунктов его предвыборной программы было требование права голоса для женщин, и «тот факт», — писал Милль. — «что я был избран после того, как предложил его, положило начало движению в поддержку предоставления женщинам избирательных прав…» Однако следует заметить, что политические права предполагалось дать отнюдь не всем женщинам, а лишь тем, кто обладает собственностью и, следовательно, платит налоги. Выдвигая подобные требования, Милль исходил из одной из основных доктрин либерализма, в соответствии с которой, налогообложение, не подкрепленное представительством в парламенте, рассматривалось как проявление тирании.

Консерваторы

Рассматривая отношение ведущих политических партий Великобритании к проблеме допуска женщин к избирательным правам, сталкиваешься с парадоксальной ситуацией. Наиболее последовательными сторонниками суфражизма являлись рядовые члены либеральной партии, в то время как ее лидеры относились к данной проблеме либо с равнодушием, а чаще всего — с враждебностью. И это несмотря на то, что требование английских женщин наделить их правом голоса естественным образом проистекало из либеральной идеологии. Обратная ситуация наблюдается в среде консерваторов, лидеры которых в большинстве своем высказывались за ограниченные избирательные права женщин, а рядовые члены партии — против любых попыток расширения избирательной системы в пользу женщин. Единственное что объединяло и либералов, и консерваторов, — это восприятие вопроса о политическом равноправии женщин как открытого и внепартийного, а поэтому и не требующего немедленного разрешения. Подобное отношение сохранялось практически на протяжении всей истории английского суфражизма и в немалой степени было обусловлено политикой самих суфражисток, постоянно старавшихся сохранить свою внепартийную ориентацию.

Среди консерваторов, также как и либералов, не существовало единого мнения о том, должны ли женщины пользоваться избирательными правами, а если и должны, то на каких условиях.

Лейбористы

В начале. XX века суфражистское движение Великобритании переживало определенного рода кризис. Возникнув в середине XIX века, суфражистки к началу следующего столетия так и не достигли основной своей цели — избирательных прав для женщин. Причин тому было несколько. Это и традиционная тактика (митинги, демонстрации, петиции), которая являлась прекрасной иллюстрацией размаха самого движения, но с точки зрения эффективности была обречена на долгосрочную борьбу, исход которой зависел все-таки от правящих кругов, от политической воли мужчин. И позиция последних, которые не спешили удовлетворить требования суфражисток, хоть и вытекавшие из либеральной идеологии.

Ситуация меняется лишь в конце XIX — начале XX веков, когда происходят изменения как в самом суфражистском движении, так и на партийно-политической арене Великобритании, Во-первых, — это появление в рамках общего суфражистского движения нового направления -радикального суфражизма, получившего название «милитантского». Во-вторых, — это оформление новой политической силы — лейбористской партии, единственной, которая наиболее последовательно отстаивала право голоса для женщин,

Участие в английском рабочем движении имело давнюю традицию. Несмотря на то, что в трех основных социалистических группах, созданных в 1880 — 1890-х годах (Фабианское общество, Социал-демократическая федерация и Независимая рабочая партия), было крайне мало женщин, которые занимали административные посты, они, тем не менее, принимали полноправное участие в движении в качестве ораторов, организаторов демонстраций и митингов, публицистов и т. д. Кроме того, социалистические организации предоставляли работницам возможность участвовать в политической жизни общества. Женщины, входившие в состав этих групп, считали, что наилучший способ достижения равноправия — это совместная с мужчинами работа в рабочем движении. Именно благодаря этим женщинам «женский вопрос» стал широко дебатироваться в социалистических организациях. В основном разделяя цели женского движения, женщины, вовлеченные в рабочее движение, концентрировались в частности на проблемах работниц, делая упор не только на политическом неравноправии, но и на материальных причинах угнетенного положения женщин .

Со временем некоторые принимавшие участие в рабочем движении женщины стали выступать за создание отдельной организации, которая отстаивала бы женские интересы. С этой целью в 1884 году была создана Женская кооперативная гильдия, привлекавшая к работе в своих рядах в основном замужних представительниц рабочего класса. Основными направлениями ее деятельности были: кампании по улучшению жилищных условий, облегчению процедуры развода, разработке политики зашиты материнства и т. д. Кроме того еще в 1874 году Эмма Патерсон основала Женскую лигу защиты для отстаивания интересов женщин-работниц. В 1886 году она была переименована в Лигу женского тред-юниона и развернула работу по организации женщин в профсоюзах. Однако эффективность подобной работы была невелика и интересы женщин зачастую игнорировались тред-юнионами, в которых преобладали все-таки мужчины. Поэтому в 1906 году Национальная федерация женщин-работниц — новое всеобщее объединение, созданное с целью защиты интересов исключительно работниц.

Суфражизм Милля

Книга Милля «Подчиненность женщины» служит доказательством живого и глубокого участия, которое возбуждает в нашем обществе так называемый женский вопрос. Ни один вопрос не бывал встречен таким бессмысленным глумлением и ожесточенной враждой, не бывал так извращен непониманием, тупоумием или злонамеренной клеветой, как женский вопрос, потому что ни один вопрос не идет так вразрез всем предрассудкам и привычкам тех, которые забрали в свои руки власть и силу, не вырывает у них того, что каждый из них, самый последний идиот, самый отъявленный негодяй, привык считать своей неотъемлемой собственностью, — женщину, над которой закон и обычай поставили его бесконтрольным, безапелляционным властелином. Так называемый женский вопрос есть вопрос о правоспособности и освобождении целой половины человечества и, следовательно, вопрос о разумном устройстве жизни всего человечества.

Милль жалуется на трудность бороться с укоренившимися предрассудками, которые не уступают логическим доводам. Общество веками привыкло видеть в женщине помощницу и подругу мужчины, мать, то есть более или менее смышленую няньку и гувернантку, потому что мать-воспитательница — недостижимый идеал при настоящем положении женщины; а главное, оно привыкло видеть в ней низшее существо, без всяких прав на самостоятельное существование, обреченное всю жизнь, как дочь, как жена, быть собственностью другого. Правда, дух времени сделал свое дело, и многие властелины женщин, хотя крепко стоят за ее порабощение в теории, на практике держатся принципов Милля.

А сверх этого взгляда, в той части общества, которую светом большим и малым, существует еще и другой взгляд на женщину, который видит в ней одалиску балов и гостиных. Идеал этой женщины сложился под влиянием французского двора, и по нему образовывали английских затворниц. Малый свет раболепно перенял его от большого. Женщина, для того чтобы отличиться в этом свете, должна руководствоваться известным ироническим советом «Cachez votre esprit et decouvrez vos epaules» («Скройте Ваш ум и откройте Ваши плечи»).

Общество, то есть мужчины, обрекая женщин на вечную зависимость и подчиненность, выработало свой идеал женщины. Из купленной или захваченной силой рабы оно сделало добровольную невольницу, которая повиновалась бы не из чувства страха, а из сознания долга и любви. Покорность, беззаветная, все выносящая преданность и нежность стали проповедоваться как первые женские добродетели. Высшим достоинством женщины была верность; полюбив раз, она должна была любить всю жизнь, любить, несмотря ни на что. Идеал был придуман очень ловко. От мужчины, для того чтобы сохранить эту любовь и самоотверженную преданность, не требовалось никаких стараний, никакой нравственной обязанности. Муж мог быть пошляком, негодяем, и жена была обязана любить его. Эта обязанность снимала с мужчин всякую заботу о собственном развитии, всякое тревожное раздумье о том, стоит ли он любви. Эта любовь была его неотъемлемой собственностью. И женщины верили в простоте души в этот идеал добровольной рабы. Воспитание, религия, их собственная выгода и естественная потребность любви и счастья — все подкупало их к этой вере. Они считали себя погибшими существами, когда становились хотя невольными изменницами ему. Жена каждого пошляка, каждого подлеца с ужасом осознавала, что ей невозможно любить мужа, и считала долгом своим удержать в себе умершее чувство. С изменой ему для нее закрывалась жизнь. Горе той женщине, которая захотела бы отказать мужу в любви, сбросить невыносимое иго. Он мог мстить ей общественным позором, натравить на нее полисменов.

Но ничто живое не подчиняется насилию без протеста. Задавленные силы женщины прорывались, но не разумной борьбой, не стремлением к здоровой жизни, а мелочным озлобленным сопротивлением или вспышками дикой мести. Женщины, как более слабые и робкие существа, менее способны к нарушению законов, а тем более к насилию. Этот факт встречается в статистиках преступлений с замечательным постоянством; он не нуждается ни в каких комментариях и как нельзя более красноречиво говорит о необходимости коренной реформы в положении женщин.

Невыясненность этого вопроса в сознании общества была уже однажды причиной, что, когда в 1792 году, сильные захватили себе всю власть, и когда женщины пришли заявить о своих правах на долю, то их, с приличным нравоучением о неприличии их требований, отпустили домой. А между тем для них доля власти была столь же и даже более необходима. «Для слабых, — сказал Брайт в своей речи о допущении женщины в парламент, — несравненно важнее существование справедливых законов, чем для сильных».

Против допущения женщин к научной и общественной деятельности приводили доводы об их неспособности к логическому мышлению, об их слабейшей физической организации, обусловливающей их умственную и нравственную слабость. Но все эти доводы доказывали только собственный недостаток логики мужчин. Чуть дело доходило до вопросов о правах женщин, как люди самых противоположных взглядов выказывают одинаковую непоследовательность и мучительное согласие в гонении идеи свободы и равноправия женщин. Мистики забывали свое учение о духе, который не знает плотских отличий и дышит, где хочет, глас которого слышен всеми. Фанатики религии забывали, что женщины наравне с апостолами шли проповедовать Евангелие во все стороны, совершали те же подвиги, переносили те же мучения. Историки забывали закон развития, управляющий жизнью человечества, и примеры, которые доказывают, что то, что было и есть, еще не ручательство, что будет всегда. Государственные люди не хотели знать, сколько раз в эпохи общественных бедствий и великих переворотов, когда силы мужчин оказывались недостаточными, женщины по собственной инициативе приносили свои труды, свои силы, свою жизнь на общее дело. В эти минуты не было вопроса о способности женщин; им доверяли дипломатические тайны, защиту опасных пунктов от неприятеля, а когда опасность проходила, то на женщин сыпались снова обвинения в неспособности. Сам Конт в своих письмах к Миллю целым рядом ссылок на животное царство доказывает законность подчинения женщины как существа низшей расы. Воля мужчин первоначально создала для женщин искусственную среду нравственной и умственной немоты и потом эту немоту сочла их прирожденным свойством, доказательством их неспособности, и их самих признала низшей расой.

В доказательство неспособности женщин, приводились: быстрое развитие их способностей в первые годы детства и затем — остановка. Но ведь эта остановка происходила оттого, что в первые годы детства система обучения для мальчиков и девочек была сходна, а с 14-15-летнего возраста мальчиков начинали готовить к их профессиям, девочку — в невесты; девочке твердили, что знание для нее не цель, и потому она занималась им небрежно, все мысли ее, разумеется, направлялись к действительной цели ее жизни — замужеству. Сверх того, с этих лет мужчины начинали уже доказывать ей, что дальнейшее учение ей вовсе не нужно. Наконец, если в девушке или женщине позже просыпалась потребность развития, жажда знания, деятельности, то окружающая среда тянула ее назад; ее ждала почти всегда тяжелая борьба со своими привязанностями, с идеей долга и подчиненности, всосанной с молоком матери. Родители, муж, круг родных и знакомых ставили ей преграды на каждом шагу, встречали насмешками или оскорбительным недоверием. Если в родителях вместе с деспотизмом и предрассудками говорила и близорукая нежность, желающая оградить детище от трудовой, непривычной жизни, то в муже говорило постоянно одно мелочное властолюбие и эгоизм. Жена создана для него, следовательно, как же она смеет желать чего-нибудь другого в жизни? «Ты и так хороша для меня, чего же тебе еще нужно», — говорил муж; он понимает, что, развившись, жена уйдет вперед далеко и что поэтому гораздо покойнее насильно держать ее на одной ступени с собой, чем самому идти об руку с ней.

Естественно, что при таких условиях только энергетическая и особенно даровитая натура может развиться, да и тут очень нетрудно определить, насколько это развитие было задержано и изуродовано этими условиями; масса же всегда бывает тем, чем ее делает жизнь. Теперь ясно, что то, что О. Конт признает естественным различием полов, оказывается, как говорит Милль, искусственным, «потому что естественными можно признать только те условия, которые не могут быть устранены никаким образом, а постоянно остаются одними и теми же, при всех обстоятельствах». Женщины еще не были поставлены в обстоятельства, благоприятные развитию их способностей, и, пока не будет сделан опыт, все ссылки на их неспособность оказываются голословными отзывами.

Милль считал, что при настоящем порядке вещей общество может потерять в женщинах многих государственных деятелей или замечательных ученых, утверждал, что польза, принесенная ими, далеко не выкупала бы гибельных последствий искажения их идеала женщины. Но ведь наука и общественная деятельность в настоящее время находились в руках мужчин; следовательно, только энергическая и даровитая женщина могла быть в состоянии выдержать с ними конкуренцию. Очень могло быть, что первый пример вызовет несколько неудачных попыток, о которые разобьется жизнь более слабых натур, но это общий печальный закон жизни, и все-таки число этих слабых будет несравненно менее, чем число женщин, которые теперь мучают себя разными несбыточными стремлениями, порождениями мечтательности — этого неизбежного следствия жизни праздности и гнета.

Конт еще приводил то доказательство, что между женщинами не было гениев, ни в науке, и в искусстве; было, правда, создано несколько талантливых произведений, но без всякой оригинальности. Милль приписывал это не отсутствию в женщинах способности к оригинальным, то есть самостоятельным, добытым работой собственного мозга, мыслям, а только недостатками женского воспитания. Милль говорил, что много оригинальных мыслей, увеличивших сокровищницу знания, родились в голове женщин и были только переработаны мужчинами, и подтверждал слова примером жены своей и своим собственным. И если бы все ученые и государственные люди были так же честны, как Милль, то предрассудок о неспособности женщин давно бы рассеялся. Но без этой мужественной веры в себя нельзя сделать ничего. А откуда было взяться у женщин этому мужеству, этой бодрой вере в себя, когда все: религия, обычай, законы, весь строй их жизни — учило их, что для них только один путь, а все другие недоступны им.

Доказав законность прав женщины на равенство, Милль доказывает и необходимость ее освобождения. Но тут он останавливается на полдороге. Доказав необходимость ограничить законами произвол мужа, он осторожно скользит по жгучему для предрассудков англичан вопросу о разводе и вторичном браке. Как дочь, женщина у англичан свободна по закону с совершеннолетием, но порабощена общественным мнением. Надо, чтобы какой-нибудь вопиющий случай жестокости и насилия поразил общество до того, чтобы оно убедилось в несправедливости законов, отдающих жизнь одной половины человечества на произвол другой. Но ни одного примера такой жестокости никакой самый мудрейший закон не может ни предвидеть, ни устранить.

Единственное средство против подобных примеров есть признание свободы женщины. Доказывать женщинам необходимость свободы было бы напрасным трудом: жизнь научит их несравненно лучше самых красноречивых и убедительных доказательств; тех же, которых еще не научила жизнь унижения и страданий, не научат никакие теоретические доводы. Освобождение женщин находится в руках мужчин, и, следовательно, нужно доказать, что с этим освобождением выиграет сам мужчина. С открытием для женщин карьеры и промыслов брак перестанет для нее быть промыслом и карьерой. Мужчина будет уверен, что женщина вышла за него, любя его, а не потому, что некуда было деться, как выходили более половины женщин; следовательно, одним важным поводом к упрекам и сценам ревности будет менее. Брак как промысел — та же проституция, хотя прикрытая уважением общества. Брак-промысел осуждает женщину на жизнь притворства, лжи и лицемерия. Каждый порядочный мужчина вместо продажной, льстивой содержанки с притворными словами любви или безмолвно покорной рабыни-наложницы, отданной ему в руки волей родителей или нищетой и закрепленной ему законом, захочет иметь любящую подругу и быть уверенным, что она жена его не потому, что ей некуда деться, а потому, что ее счастье заключается в том, чтобы делать его жизнь и вместе с ним воспитать семью. Большинство супругов не подозревают, что вследствие воспитания, подготовлявшего девушек к одному замужеству, жены их были обезличены до того, что готовы были воспылать любовью к первому, кто явился бы к ним в качестве жениха, и явись вместо одного другой, то девушка с той же радостью пошла бы за этого другого, хотя бы он был человек других взглядов, другого характера, склада ума. При настоящей экономической беспомощности женщины жениться может только тот мужчина, у которого есть средства содержать жену; а большинство из них, если не одарено особыми способностями, добиваются этих средств лишь в период от 40 до 50 лет, когда им приходится искать невест между девушками, для которых брак — промысел. Наконец, с допущением женщин ко всем родам деятельности поднимется нравственный уровень общества. Для кого берутся взятки, для кого торгуют законом, продают убеждения, как не для жены и детей, которым грозит нищета, потому что мать лишена возможности прокормить их трудом. Недаром было сказано, что жена и дети большое зло. Только с признанием свободы и равноправности женщин они перестанут быть этим злом. Против этого признания могут быть только те господа, которые не уверены, что могут внушить любовь честной самостоятельной женщине, для которой брак будет делом свободного выбора. Но в утешение им можно сказать, что долго еще не переведутся женщины, для которых всякий труд тягость, — невесты, готовые воспылать любовью к каждому, кто пообещает им готовое содержание и обеспеченную жизнь, и отдаться без всякой любви.

Подытоживая, можно сказать, что период конца ХIХ — начала ХХ в. знаменовался в Англии появлением не только «новой женщины», стремившейся к независимости и равноправию, но и «нового мужчины», ценившего в женщине эти новые качества и желавшего видеть рядом с собой не просто «ангела домашнего очага», а равноправного партнера и полноценную личность.

Суфражистки

Суфражистки

Медиафайлы на Викискладе

Американские суфражистки пикетируют Белый дом весной 1917 года

Суфражи́стки (или суфраже́тки, фр. suffragettes, от фр. suffrage — избирательное право) — участницы движения за предоставление женщинам избирательных прав. Также суфражистки выступали против дискриминации женщин в целом в политической и экономической жизни. Считали возможным вести борьбу, применяя радикальные акции.

История суфражистского движения

Английская суфражистка в начале XX века

Распространение движение суфражисток получило в конце XIX — начале XX веков, в основном в Великобритании и США. Суфражистки активно применяли ненасильственные методы гражданского неповиновения: приковывали себя к воротам, садились на рельсы, устраивали демонстрации и стояли на улицах с плакатами.

Активистки британского Женского социально-политического союза во главе с Эммелин Панкхерст, помимо проведения митингов и собраний, использовали и нетрадиционные для британской политической культуры методы: били стекла в правительственных зданиях, поджигали дома политических оппонентов, провоцировали столкновения с полицией, а оказавшись в тюрьме, объявляли голодовку.

Предоставление избирательного права женщинам

Основная статья: Женское избирательное право

Первыми избирательное право получили 21-летние женщины в Новой Зеландии в 1893 году (тогда Новая Зеландия была частью Британской империи) и в Австралии — в 1902 году. Затем это право получили 18-летние образованные женщины ряда европейских стран (в Российской империи — на территории Великого княжества Финляндского — в 1906 году, в Норвегии — в 1913 году, в Дании и Исландии — в 1915 году). В остальной части Российской империи — 15 апреля 1917 года. В Грузии, Азербайджане, Польше и Канаде (до 1919 года ограниченное, с правом голосовать только за ближайших родственников, находящихся на военной службе) избирательное право женщины получили в 1918 году. В 1919 году права голосовать и быть избранными добились женщины Германии, Нидерландов, Швеции, Люксембурга и Бельгии (только для муниципальных выборов), в 1920 году — всеобщее избирательное право было введено в США, Чехословакии, Австрии и Венгрии, в 1922 году — в Ирландии, в 1928 году — в Великобритании, в 1931 году — в Испании, в 1932 году — в Бразилии, в 1934 году — на Кубе. В 1944 году избирательное право было предоставлено женщинам Франции и Болгарии, в 1945 году — Италии, в 1947 году — Пакистана, Индии и Китая, в 1948 году — Румынии и Бельгии (на национальном уровне), в 1952 году — Греции, в 1962 году — Монако, в 1971 году — Швейцарии, в 1974 году — Португалии, в 1984 году — Лихтенштейна, в 2005 — Кувейта, в 2006 — ОАЭ, в 2008 году — Бутана, в 2011 году — Саудовской Аравии. На сегодняшний день участие в выборах для женщин запрещено только в городе-государстве Ватикан.

Голодовки и насильственное кормление

Суфражистки не признавали себя политическими заключёнными, и поэтому многие из них принимали участие в голодовках, как только их помещали в тюрьму. Первой женщиной, отказавшейся от еды, была Марион Уоллес Данлоп, воинственная суфражистка, которая была приговорена к месяцу отбывания срока в «Holloway» за вандализм в июле 1909 года. Без консультации с лидерами суфражисток, такими как Панкхёрст, Данлоп отказалась от еды в знак протеста против статуса политзаключенной. Она боялась, что после 92-часовой голодовки будет подвержена мучениям, но министр внутренних дел Герберт Глэдстоун решил освободить её по медицинским показаниям. Стратегии Данлоп последовали и другие суфражистки, которые были под тюремным арестом. Для суфражисток стало обычным делом отказываться от еды в знак протеста, чтобы им не присваивали статусы политических заключенных, в результате они освобождались через несколько дней, после чего могли возвращались на «боевую линию» (англ. «fighting line»).

После публичной реакции в отношении тюремного статуса суфражисток правила отделов были изменены. В марте 1910 года министр внутренних дел Уинстон Черчилль ввёл закон «243A», который разрешал заключённым, находящимся во втором и третьем отделениях, получать определённые «привилегии». В первом отделении привилегии получались при условии, что заключённые суфражистки не были осуждены за тяжкое преступление, тем самым это фактически привело к прекращению голодовок в течение ближайших двух лет. Голодовки начались снова, когда Панкхёрст был переведена из второго в первое отделение, провоцируя других суфражисток продемонстрировать свой тюремный статус.

Воспоминания Уинсона Грина Гаола 18 сентября 1909 года; иллюстрация из записей Мейбл Кэппер о заключенном ВГПУ

Воинственные демонстрации суфражисток впоследствии стали более агрессивными, и британское правительство приняло меры. Не желая освобождать всех суфражисток, отказывающихся от пищи в тюрьме осенью 1909 года, власти начали принимать более решительные меры по борьбе с голодовками. В сентябре 1909 года министерство внутренних дел запретило отпускать голодных суфражисток на свободу до отбытия срока. Суфражистки стали обузой, потому что если они умирали, находясь под заключением, то тюрьма несла ответственность за их смерть. Тюрьмы начали практиковать принудительное кормление голодающих через трубку, чаще всего через ноздрю, желудочную трубку или желудочный насос. Ранее в Великобритании практиковалось принудительное кормление, но оно использовалось исключительно для пациентов в больницах, которые настолько плохо себя чувствовали, что не могли есть, в том числе глотать пищу. Несмотря на то, что практикующие врачи считают это безопасным для больных пациентов, это служит большим рядом проблем со здоровьем для здоровых суфражисток.

Процесс кормления через трубку был тяжелым, проводился он без согласия голодающих, которые, как правило, были пристегнуты и подвергнуты принудительному кормлению через желудок или ноздрю, часто насильственно. Процесс был болезненным, и после того, как несколько врачей занялись исследованием этой практики, оказалось, что данный вид кормления причиняет не только кратковременное повреждение системы кровообращения, пищеварительной системы и нервной системы, но и долговременные повреждения физического и психического здоровья суфражисток. У некоторых суфражисток, которых принудительно кормили, развился плеврит или пневмония из-за трубки, через которую их насильственно кормили. Женщины, которые устраивали голодовку в тюрьме, после освобождения получили «Медаль за голодовку» (англ. «a Hunger Strike Medal from the WSPU»).

> См. также

  • Эмансипация (социология)
  • Феминизм
  • Вторая волна феминизма
  • Третья волна феминизма

> Примечания > Литература

  • Эмансипация женщин // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1904. — Т. XLa. — С. 704—708.

Ссылки

Это заготовка статьи по истории. Вы можете помочь проекту, дополнив её.
Это примечание по возможности следует заменить более точным.

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

BNF: 119716753 · GND: 4275212-7 · LCCN: sh85129648

Суфражистки — «дуры-бабы» или женщины, опередившие время

Они хотели только одного — добиться права голоса и возможности участия в политической жизни своей страны. Чтобы рухнули веками устоявшиеся порядки патриархата, им пришлось пойти на радикальные меры.

Это про них русский классик Лев Толстой сказал «бабы-дуры» в своём романе «Анна Каренина», это они лупили полицейских по причинным местам зонтами, приковывали себя к рельсам,
покушались на политиков и устраивали погромы лавок, магазинов, музеев и правительственных зданий. И всё это во имя реализации своего законного права — права голоса.

«Жаль, что не мальчик»

Легенда это или нет — однозначно сказать нельзя, но история возникновения движения суфражисток, движения в буквальном переводе за право голоса, ставшего предтечей феминизма, красивая. Маленькая девочка Эммелин Панкхёрст, будущий лидер волны суфражизма, сквозь сон услышала фразу, которую над ней, засыпающей в кроватке, сказал её отец: «Как жаль, что она не мальчик». И эта фраза изменила не только Эммелин, она изменила весь мир.

Эммелин Панкхёрст

После Великой французской революции Олимпия де Гуж представила национальному собранию Франции «Декларацию прав женщины и гражданки», утверждавшую равноправие полов. За это Олимпия была отправлена на эшафот. Перед казнью она произнесла: «Если женщина достойна взойти на эшафот, то она достойна войти и в парламент». И в справедливости этих слов сомневаться нельзя. Другая француженка Теруань де Мерикур, участвовавшая во взятии Бастилии и руководившая революционными отрядами женщин в Париже, тоже жестоко поплатилась за свою борьбу: раздетая донага идеологическими противницами, она была жестоко побита. Что ей пришлось вытерпеть и пережить — доподлинно неизвестно, но факт в том, что после произошедшего она лишилась рассудка и провела последующие 24 года своей жизни в психиатрической лечебнице.

«Курица — не птица, женщина — не человек»

Положение женщин в обществе не стало лучше, а лишь ухудшилось. Вслед за запрещением появляться в общественных местах и тем более на политических собраниях вышел указ императора Наполеона, согласно которому у женщины не осталось никаких гражданских прав. Практически повторилась история петровского указа: «Курица — не птица, женщина — не человек». Революция отгремела, но борьбу за свои права и свободы женщины оставлять не хотели. Лозунг «Мы не станем подчиняться законам, в принятии которых мы не участвовали, и власти, которая не представляет наших интересов» в принципе отражает цель движения: добиться свободного выбора профессий, равноправия в браке, права на получение образования и, конечно, избирательного права — «suffrage» по-французски.

Родиной суфражизма считаются две страны — США и Франция. Это страны, в которых была самая развитая судебная система, обеспечивающая защиту личности юридически. Равенство перед законом не отрицал никто, но почему тогда у женской части общества при равных обязанностях были неравные права? Никто не будет спорить, что женщины всегда имели сильное влияние на политическую жизнь страны, но теперь они хотели получить возможность делать это открыто, а не через светские салоны и спальни. Самое интересное, что девушки-суфражистки нашли поддержку у… мужчин, которые делали это ради своей выгоды — попасть в кабинеты парламента на волне движения, набирающего силу. В Британии у истоков создания организаций, выступающих за предоставление политических свобод женщинам, стояли мужчины (так называемый «мужской суфражизм»). Это выглядит абсурдным, но в исполкоме первой суфражистской организации в 60-70 годах ХIХ века количество мужчин колебалось от 30 до 50% , а бессменным членом исполкома долгое время числился Ричард Панкхёрст, муж Эммелин — той самой девочки, отцу которой было жаль, что она не родилась мальчиком.

Британские суфражистки на демонстрации, 1911 год

Благородная цель должна была достигаться благородными методами. Суфражистки выходили на мирные демонстрации, добивались диалога с властью в прессе, устраивали вечера, на которых декларировались идеи прогрессивных философов, однако всё это не имело абсолютно никакого влияния. Получалось так: чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Суфражистки решили изменить стратегию и приправить рецепты получения свободы смесью радикализма и эпатажа: в руках суфражисток появились плакаты с лозунгами, отражающими суть требований, женщины пристёгивали себя к воротам и оградам, садились на трамвайные пути, расклеивали листовки. В 1910 году в Британии проводилась перепись населения, которую суфражистки бойкотировали, заявив, что если у женщин нет права голоса, то и пересчитывать их не нужно.

Женский радикализм

Движение суфражисток набирало обороты. Англиканская церковь, осуждавшая идеи женщин, борющихся за свои права, получила
«реверанс» в виде пылающих приходов. В ответ на осуждение со стороны монарших особ суфражистки разобрали мостовую, приковали себя цепями к воротам Букингемского дворца и устроили сплав по Темзе на лодках, выкрикивая в адрес правительства непристойные выражения.

«Я-то завтра протрезвею, а у вас ноги как были кривыми, так и останутся», — широко известная фраза Черчилля, которую он сказал суфражистке, назвавшей его «пьяным бездушным мужланом». Женщины его и так недолюбливали, а теперь политику была объявлена настоящая война с боевыми действиями: его пытались забрасывать камнями, кусками угля, а Тереза Гарнетт ударила Черчилля палкой со словами: «Грязная скотина! Английская женщина заслуживает уважения!» Премьер-министр даже завёл телохранителей, так как полиция доложила о намерении суфражисток похитить его ребёнка.

Иногда радикальный подход зашкаливал. Одна из суфражисток, Эмили Дэвисон, отличилась тем, что заложила бомбу в дом известного Дэвида Ллойд Джорджа, того самого, который поддерживал белое движение в России и подписал со стороны Британии Версальский мирный договор, положивший конец Первой мировой войне.

Дэвисон погибла трагически: она попала под копыта лошади на скачках, а через нескольких дней от полученных травм скончалась. Что она хотела сделать — неизвестно, по одной из версий, суфражистка пыталась прикрепить на хвост коня флаг женского движения.

Английская суфражистка, начало XX века

Первые полосы газет первой декады XX века посвящены выходкам суфражисток, которые постоянно провоцировали скандалы. Широко известны события «Хрустально ночи», когда безумство женщин достигло апогея. Событие вызывало огромный резонанс, об этом написали даже в газете «Россия»:

Сообщаем подробности необычайного выступления лондонских суфражисток за свои права, сопровождавшегося битьём стёкол в магазинах и частных квартирах. План, похоже, был тщательно обдуман, и набег был произведён поразительно внезапно, хотя полицию предупреждали, что на днях состоится демонстрация.

Женщины оказались вооруженными камнями, палками, молотками и бутылками, завернутыми в бумагу. Подлежавшие битью стёкла на Риджент-стрит, Оксфорд-стрит, Бонд-стрит, Пикадилли-стрит, Геймаркете, Кокспур-стрит и на Странде были строго распределены между отдельными женщинами. Нанесённый ими убыток определяется в 40 тысяч рублей. На Даунинг-стрит, где помещаются Министерство иностранных дел и резиденция первого министра, суфражистки прибыли на автомобиле с завешанными стёклами и остановились у резиденции лорда Асквита. Из экипажа выскочили три женщины и немедленно приступили к метанию камней в стёкла. Таковых было разбито четыре — по два с каждой стороны подъезда. Подоспевшие полицейские арестовали женщин, из которых одна оказалась хорошо известной в Лондоне госпожой Панкхёрст. Когда её проводили мимо министерства, она освободила руку и бросила камнем в одно из окон. Её товарки выбили два окна в ведомстве местного управления. Почти одновременно начали действовать дамы и на других улицах. Менее чем в четверть часа сотни окон были превращены в осколки. Внезапность нападения ошеломила владельцев магазинов, ресторанов, контор и иных мест. Там совершенно не подготовились к нападению».

То есть в России о движении суфражисток знали, но, вероятно, не поддерживали: страна знала периоды, когда на троне оказывались женщины, да и в то время все понимали, кто по-настоящему управляет страной: супруга Николая II — императрица Александра Фёдоровна. Символично, что и февральская революция 1917 года начнётся с выступлений в Петрограде женщин, вышедших против голода и войны и добившихся в итоге получения избирательного права.

Борьба с суфражистками

Власть больше не могла проявлять снисхождения к суфражисткам: их судят по всей строгости закона, вплоть от отправки на каторгу. Эммелин Панкхёрст вместе с дочерьми не раз оказывалась за решёткой, где они практиковали голодовку. «Заражённых» этим примером приходилось кормить насильственно, они называли это «пытка насильственного кормления». Также был разработан закон, известный как «Кошки-мышки»: суфражисток могли отпустить по состоянию здоровья.

Панкхёрст писала, что пронзительные крики женщин, которых насильно кормили в тюрьмах во время голодовок, приводили её в ужас

При всём при этом женщины-суфражистки желали оставаться женственными. Одеваться по последней моде, элегантно и утончённо, стало практически манифестом суфражисток. Эммелин Панкхёрст была разработана цветовая гамма для участниц движения: фиолетовый был символом преданности и достоинства, белый символизировал чистоту, а зелёный — надежду. Вещи, украшенные этим триколором, продавались в известных универмагах Selfridges и Liberty, одежду для суфражисток выпускали крупные дома моды. Так или иначе, это женское движение оставило свой глубокий след и в истории дизайна одежды и аксессуаров.

Движение суфражисток не прошло бесследно и бесславно. Методы, которыми достигались цели, можно осуждать, но, вероятно, такой радикальный подход был оправдан. Первыми в 1893 году избирательного права добились женщины Новой Зеландии, в 1902 году его получают жительницы Австралии. В Британии избирательным правом наделили состоятельных женщин старше 30 лет после Первой мировой войны, в 1928 году установилось полное равноправие.

Читайте также: Александра Коллонтай — секс-символ советской революции

Суфражистское движение

Один из наиболее важных (а в ретроспективе и наиболее интересных) аспектов реформы касался политических прав женской половины общества. Вопрос об избирательном праве для женщин поднимался не впервые, но прежние активистки (такие как Элизабет Кэйди Стэнтон) формулировали свои требования, исходя из принципов равноправия и свободы. По мнению той же Стэнтон, право голосовать является естественным правом женщины, которого ее самым бессовестным образом лишили. Если бы этого не случилось, то женщина могла бы самостоятельно решать собственную судьбу, а не быть рабой мужских желаний. Подобные смелые утверждения шли вразрез с традиционными представлениями об изначальном предназначении женщины как хранительницы (и служительницы) домашнего очага. Экстравагантность суфражистских требований не испугала американских законодателей, и в 1869–1914 годы десять западных штатов даровали женщинам избирательные права. В 1913 году к ним присоединился и один из восточных штатов – Иллинойс.

Тем временем кампания за внесение в конституцию поправки, которая узаконила бы женское избирательное право, ширилась и набирала силу. Это происходило отчасти благодаря прецеденту западных штатов, отчасти из-за улучшения организации движения за реформы. Но немалую роль в этом сыграла и более сдержанная и менее вызывающая форма аргументации, к которой прибегали организаторы нынешней кампании: теперь они делали упор не на «природное право» женщины, а на ее особую натуру. Женщина, доказывали они, является естественным проводником высокой морали. Если допустить женщин к выборам, то они одним своим участием должны облагородить политическую жизнь страны и уравновесить жестокое и необузданное влияние испорченных мужчин. В 1912 году вышло заявление «Национальной американской ассоциации борьбы за право голоса для женщин», в котором говорилось, что такая поправка полностью отвечала бы «потребности государства в материнском влиянии». Далее члены комитета, достаточно ловко играя на привычных страхах американцев, развивали свою позицию. Они напоминали, что именно женщины составляют самую религиозную, самую высоконравственную и здравомыслящую часть населения, и вопрошали: почему мы должны отказывать женщине в праве голоса, если даруем его любому невежественному иностранцу, прибывшему к нашим берегам? Вот таким образом – благодаря общественному прогрессу и общественным предубеждениям – реформаторы добились в 1920 году принятия Девятнадцатой поправки к конституции, которая гарантировала женщинам равные с мужчинами избирательные права.

Хотя сам термин «прогрессизм» предполагает некое движение вперед, усовершенствование и передовое мышление, на деле реформа прогрессистов включала несколько аспектов, которые сегодня бы мы трактовали не иначе как реакционные и недемократические. В рамках борьбы с общественным «распадом» и «беспорядком» реформаторы ополчились в первую очередь против власть имущих с их богатством и особыми привилегиями. Однако так уж случилось, что рикошетом реформа ударила и по самой слабой и беззащитной категории населения – по иммигрантам. Основываясь на псевдонаучных выводах евгеников – об угрозе, которую якобы несет американскому генофонду приток заокеанской рабочей силы, – прогрессисты ратовали за жесткое ограничение иммиграции. Не менее парадоксальным видится исход борьбы за трезвый образ жизни. Начав с кампании за ограничение потребления спиртных напитков, реформаторы перешли к требованию полного их запрета. В результате в 1919 году была принята Восемнадцатая поправка к конституции, которая запрещала «производство, продажу и транспортировку отравляющих крепких напитков» на всей территории государства. И, наконец, белые прогрессисты в массе своей предпочитали закрывать глаза на систему сегрегации, сложившуюся по завершении реконструкции и ставшую позорным пятном в американской истории.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Суфражистское движение в США начала XX века.

Суфражистки (или суфражетки, англ. suffragettes, от англ. фр. suffrage — избирательное право) — участницы движения за предоставление женщинам избирательных прав. Также суфражистки выступали против дискриминации женщин в целом в политической и экономической жизни. Считали возможным вести борьбу, применяя радикальные акции.

В первой половине XX века «корректирующий» этап начинает постепенно переходить в дофеминистский. В исторической науке работают только историки-проффессионалы, хотя в их трудах преобладает описательный характер. Стремление к тому, чтобы занять достойное место в общественной мужской сфере, продолжает оставаться главным для женщин. Между суфражизмом и феминизмом ставится знак равенства. Происходит расширение проблематики исследований: не только суфражизм, но и другие политические события и движения оказываются в поле зрения историков. Признанными специалистами в области женской истории становятся такие историки, как Э. С. Крэдитор, Р. Э. Ригел, У. СУНейлл . Коренное отличие данного этапа от предшествующего — критическое отношение к политическим движениям начала XX века, в том числе и к суфражистскому. Лидеры второго поколения суфражисток осуждались за то, что они, преследуя свои расовые и классовые интересы, ограничивались борьбой за избирательные права.

Превращение же истории женских движений в научную дисциплину относится к середине 70-х годов XX века. Это происходило на фоне второй волны феминизма, начавшейся в 1960-е годы. По мнению феминисток, выдвинувших лозунг «Личное есть политическое, политическое есть личное!», общественная и частная сферы тесно взаимосвязаны. Женщины требовали для себя права участвовать в общественной жизни на равных правах с мужчинами. Рост женского движения привел к принятию в 1972 году большинством голосов Конгресса США поправки о равных правах. Эта поправка, как известно, ежегодно выносилась на рассмотрение Конгресса США с 1923 года. Палата представителей приняла ее 354 голосами против 23, а Сенат — 84 против 8. Тем не менее часть штатов отказалась ратифицировать данную поправку, поэтому, в соответствии с Конституцией США, как конституционная поправка она так и не была принята.

Именно в конце 1960-х-1970-е годы в стране сложилась благоприятная обстановка для решения феминистских задач. Необходимо отметить и политический характер появления исследований по женской проблематике. Весь ход развития истории женского движения тесно связан с политикой. Это началось с суфражистского движения и имело свое продолжение в борьбе за принятие поправки о равных правах. Существует несколько точек зрения о роли политики в данном вопросе. Если некоторые ученые отмечают, что связь между политикой и изучением женских проблем существовала только в начале 1970-х годов, а с 1980-х годов роль политики начинает постепенно уменьшаться, то ведущая американская исследовательница теории истории женщин Дж. Скотт стоит на позиции взаимосвязи политики и женских исследований . Она объясняет это тем, что феминизм не только сыграл важную роль в появлении истории женского движения, но и продолжает быть определяющим при написании новых работ по данной тематике. По ее мнению, многие историки считают себя вовлеченными в политику, поскольку они бросают вызов преобладающим авторитетам в истории, пытаясь изменить традиционные трактовки.

Характерным примером взаимосвязи исследований женских проблем и политики стал проходивший в 1988 году в Атланте симпозиум «Женщины и Конституция». Выступавшие на нем подчеркивали тот факт, что США с момента своего основания были демократической республикой. Более 200 лет в стране действует одна и та же Конституция, принятая в 1787 году, но первое упоминание в ней о женщинах появилось только в 1920 году в связи с принятием XIX поправки. Это было достигнуто в результате более чем 70-летней борьбы американских женщин за свои права.

Но феминизм нуждался в теоретическом обосновании своего существования. Для этого требовалось найти объяснение причин угнетенного положения женщин в прошлом, а также показать существование героинь, способных на решительные действия и тем самым заслуживших свое место в истории.

Таня

Расцвет женского движения США в начале XX в. относится к так называемой «первой волне» феминизма, главной целью которого на данном этапе было обеспечение политического и гражданского равноправия. Отметим, что термины «женское движение», «феминизм» и «суфражизм» во многом синонимичны, но вместе с тем имеют определенные отличия. Женское движение – это более широкое понятие, обозначающее совокупность женских организаций, деятельность которых направлена на повышение социально-политического статуса американок и достижение равных прав с мужчинами. Оно начало формироваться в США еще с начала XIX в. Несколько позже, в середине XIX в., оформился суфражизм (от англ. — право голоса), как одно из направлений женского движения. Его главная задача заключалась в предоставлении женщинам избирательных прав. Что же касается сути феминизма, то до сих пор среди исследователей нет единого мнения, что понимать под этим явлением. Единственное, в чем достигнута между ними договоренность – это время популяризации самого термина, после 1910 г. В контексте данной работы феминизм рассматривается в качестве идейной основы женского движения, при этом естественные права женщин и самоценность их личности увязываются с полной ликвидацией дискриминации во всех сферах жизни и признанием равенства индивидуальных возможностей. Именно поэтому среди самих участниц женского движения бытовало мнение, что «все феминистки — суфражистки, но не все суфражистки — феминистки». Все это свидетельствовало о том, что впервые в американской истории женщины, оказавшиеся втянутыми в русло глубоких социально-экономических и политических преобразований, получили признание как особая социальная группа, имевшая собственные интересы и богатый жизненный опыт.

Объектом исследования является борьба женщин в США за гражданские и политические права в начале XX в. Под гражданскими правами понимаются конкретные права человека, признаваемые государством: среди них — свобода личности, плюрализм мнений, доступ к образованию, ряд имущественных прав (владение собственностью, распоряжение доходами, заключение контрактов и пр.). К политическим правам относится возможность граждан напрямую или опосредованно участвовать в осуществлении политической власти: право избирать и быть избранным, право на политическое объединение, свободу собраний и манифестаций. В совокупности они образуют единый комплекс прав, отражающих степень достигнутой человеком в том или ином обществе свободы.

Хронологические рамки исследования охватывают в основном период так называемой «Прогрессивной эры», с 1900 по 1920 гг., что дает возможность рассматривать эволюцию движения в контексте с другими формами массового социального протеста. Нижний рубеж работы обусловлен всплеском активности женского движения на рубеже XIX-XX вв. Верхняя граница работы определяется принятием в 1920 г. XIX поправки к Конституции США, предоставившей американкам избирательное право. Процесс рождения социального типа «новой» женщины, занявшей активную жизненную позицию, не был одномоментным и скоротечным явлением, для его освещения потребовалось изучение разнообразных источников.

В США в 1912 г. в Вашингтонском университете был прочитан курс на тему: «Женщина и экономическое развитие, или влияние изменений в промышленности на статус женщины». В 1969 г. группа феминистов организовала в Корнельском университете конференцию, где был дан анализ состояния женского движения и рекомендовано заняться теоретической разработкой науки о женщине.

70-е гг. XX в. в США характеризуются быстрым распространением учебных курсов по всей стране. Эти курсы для старшекурсников и аспирантов университетов охватили более 1000 учебных заведений. С 1983 г. Министерство образования регулярно сообщает о получении ученой степени по женской проблематике. Ежегодно защищаются докторские диссертации по феминизму. 70 центров и НИИ занимаются проблемами женщин. Существуют и феминистские издательства, журналы.

Большую помощь женскому движению оказал Генри Форд, создавший в 1972 г. Фонд, обеспечивший разработку национальной программы для аспирантов по теме: «Роль женщины в обществе».
37. Историография женской истории. Проблемы становления феминологии.
Попытки осмысления неравного, зависимого от мужчин положения женщин своими корнями уходят в глубь истории. Политолог С. Г. Айвазова отмечает, что первичное распределение труда между мужчиной и женщиной поставило последнюю в неравное с мужчиной положение. Она видит парадокс в том, что самое ценное человеческое качество — способность воспроизводить жизнь, которым обладает только женщина, стало причиной неравного распределения социальных ролей между мужчиной и женщиной. За мужчиной было закреплено право на «внешнюю» деятельность — освоение мира, господство над ним, а за женщиной — право на рождение и воспитание детей, обустройство быта. Благополучие рода, его развитие, воспроизводство, выживание также тесно увязывалось с физической, мускульной силой. За этим стояли проблемы добычи еды, защиты территории, охраны от диких животных и соперничающих племен и родов. Постоянная необходимость в коллективной силе порождала и закрепляла авторитет, превосходство мужчин. В обстановке, когда в первую очередь востребованы силовые качества, преимущественное положение мужчин было очевидным.

Однако все более возрастающее воздействие на развитие общества оказывали и другие качества — духовность, ум, интеллект, что расширяло и укрепляло объективные предпосылки для того, чтобы женщина заняла подобающее ей место в этом процессе.

Еще в XVIII в. в России возникла необходимость демократических преобразований общественной жизни, в том числе и изменения положения женщин. Однако начать эти преобразования было невозможно без ликвидации женской неграмотности, получения женщинами образования, которое обеспечивало бы им возможность активной деятельности во всех сферах жизни, в том числе в развитии женского движения, создании союзов, обществ. Непосредственно отсюда вытекала задача научной разработки экономической, правовой, политической, нравственной теории о роли женщин в обществе.

Заметный след в зарождении женского движения оставил Смольный институт благородных девиц. Это было первое в России среднее воспитательно-образовательное учреждение, положившее начало школьному образованию девушек. Учебный план включал закон божий, иностранные языки, русскую словесность, арифметику, историю, географию, рисование, музыку, различные виды домоводства, правила светского обхождения. Существовали также отдельные женские училища — в Ведомстве учреждений императрицы Марии, Министерства народного просвещения и в ведении Синода.

В конце XVIII в. начали создаваться открытые школы для всех сословий; в уездных городах открывались малые, а в губернских — главные народные училища. Однако в этих училищах девушек было ничтожно мало.

Лишь во второй половине XIX в. началась настоящая реформа образования. Появились женские гимназии, средние общеобразовательные учебные заведения.Девушки, окончившие гимназию, могли преподавать в младших классах, но не имели возможности получить высшее образование.

Первые женщины в университетских аудиториях появились в качестве вольнослушательниц. В 1869 г. в Москве были открыты Лубянские курсы для женщин по программе классических гимназий Министерства народного просвещения, которые вскоре стали фактически высшим учебным заведением, ибо самое деятельное участие в них принимала профессура Московского университета.

В 1872 г. в Москве открылись еще одни Высшие женские курсы, учрежденные профессором В. И. Герье. Свидетельство, выдаваемое окончившим полный курс, признавалось равнозначным диплому соответствующего факультета университета. Несколько позднее слушательницы получили право преподавать в средних учебных заведениях, а также получать ученые степени магистра и доктора.

В эти годы на частные средства были открыты Высшие женские курсы в Киеве, Петербурге. Одними из прославленных были Высшие Бестужевские курсы в Петербурге, названные так по имени их учредителя профессора К. Н. Бестужева-Рюмина. Курсы готовили врачей, учителей, и в дальнейшем они получили статус государственных с соответствующим финансированием. Правительство России сомневалось в политической благонадежности слушательниц курсов, ибо «крамольные» идеи не могли обойти курсисток.

К этому периоду, т.е. к концу XIX — началу XX в., образованные женщины России выступали с определенными требованиями: изменение положения женщины в семье и обществе, объединение женщин в борьбе за свои права.

Женщин, выступающих за эмансипацию, поддерживали литературные и общеполитические журналы «Дело», «Женское дело», «Женский вестник», «Союз женщин». За равенство полов выступали «Современник», «Отечественные записки», «Колокол», «Полярная звезда» и- др.

К 70-м гг. XIX в. появилась одна из первых организаций, требующих изменения политики в отношении женщин. «Это было тайное революционное общество двенадцати русских студенток, обучавшихся в университетах города Цюриха в Швейцарии»3.

Среди первых ячеек женского движения в России следует назвать также кружок М. В. Трубниковой, принявшей участие в создании воскресных школ в Петербурге в 1859 г. Решительным толчком к проявлению феминизма, как писала Е. Н. Щепкина в своей книге «Из истории женской личности в России», послужила отмена крепостного права. Женщины стали требовать равных политических прав с мужчинами, демократизацию всех сторон жизни общества. В период революции 1905—1907 гг. из женского движения выделилось крыло, активизировавшее борьбу за политическое равноправие. В Москве в апреле 1905 г. образовался «Союз равноправия женщин», по инициативе которого в мае и октябре 1905 г. прошли два съезда женщин. Основной организацией женского движения в России осталось «Русское женское взаимно-благотворительное общество», Инициаторами социального движения в XIX столетии стали женские благотворительные общества. Первой из таких организаций в России можно назвать «Женское патриотическое общество». Женские организации активно выступали за охрану детства.

Итак, первый шаг становления феминологии характеризуется практическими действиями женщин в разных сферах жизни и стремлением обобщить первый опыт.

Зарубеж. Обширная феминистская литература появилась на Западе во второй половине XIX в. и в первое десятилетие XX в. В этой литературе давался анализ положения женщин, особенно экономического, в западном обществе. Феминистки настаивали на праве финансовой независимости, возможности реализации своих прав и свобод.

XX век характеризуется определенным пересмотром женских проблем. Так, Европейский Совет (ЕС) по высшему образованию и политике в области исследований в Европе на период до 2000 г. предложил пересмотреть программы исследований женских проблем с целью достижения действительной эмансипации и развития женщин в странах — участницах Европейского Совета.

В ноябре 1986 г. была создана группа по повышению квалификации (получение образования после высшего) женщинами. В США в 1912 г. в Вашингтонском университете был прочитан курс на тему: «Женщина и экономическое развитие, или влияние изменений в промышленности на статус женщины». В 1969 г. группа феминистов организовала в Корнельском университете конференцию, на которой был дан анализ состояния женского движения и рекомендовано заняться теоретической разработкой науки о женщине.

Большую помощь женскому движению оказал Генри Форд, создавший в 1972 г. Фонд, обеспечивший разработку национальной программы для аспирантов по теме: «Роль женщины в обществе». Американцы создали Национальную Ассоциацию с Национальным Советом во главе, который объединяет работы всех центров и групп.

В Великобритании особый интерес к женским проблемам проявился с 1975 г., после провозглашения Международного года женщин и десятилетия женщин под эгидой ООН.

Английские женщины все больше становятся политической и культурной силой. С ними начинают считаться, поскольку они бросают вызов старому образу жизни и мышления.

Женщины занимаются исследованиями, обучением молодежи, участвуют в политике. В 1975 г. впервые были открыты курсы «Женщина и социальная политика». К середине 80-х гг. XX в. сложилась четкая модель исследований социального статуса женщин, стали между собой сотрудничать феминистки.

успехи английских феминисток налицо: 300 женщин закончили курс, написали книги, статьи. Сложилась модель женских исследований, создаются союзы, расширяется женское движение, оформилась связь с женскими организациями других стран.

Во Франции создан «Дом наук о человеке» (Париж), занимающийся проблемами феминизма, многие работы посвящены генезису феминологических исследований, их структурной организации, функциям и роли женщин во французском обществе, особенностям социализации детей разного пола.

В начале 80-х гг. XX столетия женское движение усиливается под напором французских студенток, которые открыто выступали против насмешек по поводу так называемых дамских теорий.

С приходом к власти социалистов в 1981 г. феминистки открыто выступили с критикой устаревших догм. В 1982 г. были провозглашены законными феминистские исследования В 70-е гг. XX в. увеличилось количество исследований и в Японии. В 1990 гг. учебные курсы по феминизму предлагались в 28% вузов, и не только в женских колледжах, но и при смешанном обучении.

Рост популярности феминизма повлиял и на мусульманские страны. Уже в 70-х гг. стали развиваться различные женские движения, проводиться исследования. В 1990 г. в Стамбульском университете было создано междисциплинарное подразделение под названием «Центр женских исследований», который организовал серию семинаров, сопровождавшихся публикациями, а также введением тендерных исследований в академические программы.