Борис Викторович савинков

Содержание

Савинков, Борис Викторович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Савинков.

Борис Викторович Савинков

Дата рождения

19 (31) января 1879

Место рождения

  • Харьков, Российская империя

Дата смерти

7 мая 1925 (46 лет)

Место смерти

  • Москва, РСФСР, СССР

Гражданство

Российская империя→ Польша

Род деятельности

Образование

  • СПбГУ

Партия

  • Партия социалистов-революционеров

Отец

Виктор Михайлович Савинков

Мать

Софья Александровна Савинкова (Ярошенко)

Медиафайлы на Викискладе

Бори́с Ви́кторович Са́винков (19 января 1879, Харьков — 7 мая 1925, Москва) — русский революционер, террорист, один из лидеров партии эсеров, руководитель Боевой организации партии эсеров. Участник Белого движения, писатель (прозаик, поэт, публицист, мемуарист; литературный псевдоним — В. Ропшин). Известен книгой «Воспоминания террориста».

Известен также под псевдонимами «Б. Н.», Вениамин, Галлей Джемс, Крамер, Ксешинский, Павел Иванович, Роде Леон, Субботин Д. Е., Ток Рене, Томашевич Адольф, Чернецкий Константин.

Биография

Детство и юность

Савинков в молодости

Отец, Виктор Михайлович, — товарищ прокурора окружного военного суда в Варшаве, за либеральные взгляды уволенный в отставку, умер в 1905 в психиатрической лечебнице; мать, Софья Александровна, урождённая Ярошенко (1852/1855—1923, Ницца), сестра художника Н. А. Ярошенко — журналистка и драматург, автор хроники революционных мытарств своих сыновей (писала под псевдонимом С. А. Шевиль). Старший брат Александр — социал-демократ, был сослан в Сибирь, покончил с собой в якутской ссылке в 1904; младший, Виктор — офицер русской армии (1916—1917), журналист, художник, участник выставок «Бубнового валета», масон. Сёстры: Вера (1872—1942; в замужестве Мягкова) — учительница, критик, сотрудник журнала «Русское богатство»; София (1887/1888—после 1938; в замужестве Туринович) — эсерка, эмигрантка.

Савинков учился в гимназии в Варшаве (в один период с И. П. Каляевым), затем в Петербургском университете, из которого исключён за участие в студенческих беспорядках. Некоторое время получал образование в Германии.

В 1897 году Савинков был арестован в Варшаве за революционную деятельность. В 1898 году входил в социал-демократические группы «Социалист» и «Рабочее знамя». В 1899 арестован, вскоре освобождён. В том же году женился на Вере Глебовне Успенской, дочери писателя Г. И. Успенского, имел от неё двух детей. Печатался в газете «Рабочая мысль». В 1901 году работал в группе пропагандистов в «Петербургском союзе борьбы за освобождение рабочего класса». В 1901 году был арестован, а в 1902 выслан в Вологду, где непродолжительное время работал секретарём консультации присяжных поверенных при Вологодском окружном суде.

Лидер Боевой организации

Фрагмент коллективного фото: Савинков в апреле-мае 1903 г., в Вологде. Автор фотографии вологодский фотохудожник Ливерий Викторович Раевский, имел собственное фотоателье по адресу: Вологда, ул. Малая Петровка, д. 2.

В июне 1903 года Савинков бежал из ссылки в Женеву, где вступил в партию эсеров и вошёл в её Боевую организацию. Принимал участие в подготовке ряда террористических актов на территории России: убийство министра внутренних дел В. К. Плеве, московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, покушения на министра внутренних дел И. Н. Дурново и на московского генерал-губернатора Ф. В. Дубасова.

Савинков стал заместителем руководителя Боевой организации Евно Азефа, а после его разоблачения — руководителем. Вместе с Азефом выступил инициатором убийства священника Георгия Гапона, заподозренного в сотрудничестве с Департаментом полиции.

В 1906 году Савинков в Севастополе подготавливал убийство командующего Черноморским флотом адмирала Чухнина. Был арестован полицией, заключен в Севастопольскую тюрьму и приговорён к смертной казни, но бежал в Румынию. Адвокатом Савинкова был В. А. Жданов.

В ночь после побега Савинков написал следующее, отпечатанное в большом количестве экземпляров извещение:

В ночь на 16 июля, по постановлению боевой организации партии социалистов-революционеров и при содействии вольноопределяющегося 57 Литовского полка В. М. Сулятицкого, освобождён из-под стражи содержавшийся на главной крепостной гауптвахте член партии социалистов-революционеров Борис Викторович Савинков. Севастополь, 16 июля 1906 г.

Эмиграция

Из Румынии через Венгрию переправился в Базель, потом в Гейдельберг в Германии. В Париже зимой 1906—1907 года Савинков познакомился с Д. С. Мережковским и З. Н. Гиппиус, ставшими его литературными покровителями. Основной литературный псевдоним Савинкова — В. Ропшин — был «подарен» ему Гиппиус, раньше выступавшей под ним. В 1909 году написал книгу «Воспоминания террориста», в том же году опубликовал повесть «Конь бледный», в 1914 — роман «То, чего не было». Эсеры скептически восприняли литературную деятельность Савинкова, видя в ней политические памфлеты, и требовали его изгнания из своих рядов.

После разоблачения Азефа в конце 1908 года Савинков, долгое время не веривший в его провокаторскую деятельность и выступавший его защитником на эсеровском «суде чести» в Париже, пытался возродить Боевую организацию (однако ни одного успешного теракта в этот период организовать не удалось) и занимался этим вплоть до её роспуска в 1911 году, после чего уехал во Францию и занялся прежде всего литературной деятельностью. В 1912 году от второго брака с Евгенией Ивановной Зильберберг у Савинкова родился сын Лев, впоследствии писатель, участник интербригад в Испании и Движения Сопротивления; после Второй мировой войны — масон, придерживался просоветских настроений, собирался вернуться на родину.

После начала Первой мировой войны Савинков «устремляется в Париж», где, «благодаря своим связям, получает удостоверение военного корреспондента». Его корреспонденция публиковалась в газетах «Биржевые ведомости», «День», «Речь». Годы войны Савинков провёл с ощущением политического бездействия и чувством, что у него «перебиты крылья» (из письма к М. А. Волошину).

1917 год. Несостоявшийся диктатор

Военный министр Керенский со своими помощниками. Слева направо: полковник В. Л. Барановский, генерал-майор Якубович, Б. В. Савинков, А. Ф. Керенский и полковник Туманов.Генерал Корнилов и его военный персонал. Савинков — крайний слева

После Февральской революции Савинков вернулся в Россию 9 апреля 1917 года и возобновил политическую деятельность: он был назначен комиссаром Временного правительства в 7-й армии, а 28 июня — комиссаром Юго-Западного фронта. Савинков активно выступал за продолжение войны до победного конца. Был «всей душой с Керенским» (письмо Гиппиус от 2 июля). Поддержал генерала Корнилова в его решении 8 июля ввести смертную казнь на Юго-Западном фронте. В середине июля Савинков советовал Керенскому заменить генерала Брусилова Корниловым на посту Главковерха, обосновывая это тем, что Корнилов заслужил доверие офицерства.

В том же месяце Савинков стал управляющим военного министерства и товарищем военного министра (военным министром был сам премьер Керенский) и реальным претендентом на полноту диктаторской власти в стране. Волошин в письме к нему утверждал, что судьба хранит Савинкова для «чрезвычайной» роли, и что он скажет «одно из последних слов в русской смуте».

22 августа 1917 года по указанию Керенского прибыл в Ставку для переговоров с Корниловым. Согласовав ряд вопросов, Савинков уехал в Петроград.

27 августа 1917 года при наступлении Корнилова на Петроград был назначен военным губернатором Петрограда и исполняющим обязанности командующего войсками Петроградского военного округа. Предложил Корнилову подчиниться Временному правительству, но 30 августа подал в отставку, не согласный с изменениями в политике Временного правительства.

Был вызван в ЦК партии эсеров для разбирательства по так называемому «корниловскому делу». На заседание не явился, посчитав, что партия больше не имеет «ни морального, ни политического авторитета», за что и был исключён из партии 9 октября 1917 года.

На Демократическом совещании 22 сентября Савинков был избран во Временный Совет Российской Республики (Предпарламент) как депутат от Кубанской области и вошёл в состав его секретариата.

Борьба с большевиками

Октябрьскую социалистическую революцию встретил враждебно и считал, что «Октябрьский переворот не более как захват власти горстью людей, возможный только благодаря слабости и неразумию Керенского». Пытался помочь осаждённому в Зимнем дворце Временному правительству, вёл об этом переговоры с генералом М. В. Алексеевым. Уехал в Гатчину, где был назначен комиссаром Временного правительства при отряде генерала П. Н. Краснова. Позднее на Дону занимался формированием Добровольческой армии, входил в антисоветский Донской гражданский совет.

В феврале-марте 1918 года создал в Москве на базе организации гвардейских офицеров подпольный контрреволюционный «Союз защиты Родины и Свободы», включавший около 800 человек. Целями этой организации было свержение советской власти, установление военной диктатуры и продолжение войны с Германией. Были созданы несколько военизированных группировок. В конце мая заговор в Москве был раскрыт, многие его участники арестованы.

После подавления мятежей против советской власти в Ярославле, Рыбинске и Муроме летом 1918 скрылся в занятую восставшими военнопленными чехами Казань, но там не остался. Некоторое время состоял в отряде В. О. Каппеля. Потом приехал в Уфу, некоторое время рассматривался в качестве кандидата на пост министра иностранных дел в составе Совета министров Временного Всероссийского правительства («Уфимской Директории»). По поручению председателя Директории Н. Д. Авксентьева уехал с военной миссией во Францию (длинным путём через Владивосток, Японию, Сингапур и Индию).

В 1919 году вёл переговоры с правительствами Антанты о помощи Белому движению. Входил в руководство Русского политического совещания в Париже. Савинков искал всевозможных союзников — встречался лично с Юзефом Пилсудским и Уинстоном Черчиллем.

В 1919 году скрывался от большевиков на квартире родителей Юрия Анненкова на Петроградской стороне (угол Большой Зеленина и Геслеровского переулка). Портреты Савинкова на небольших плакатах с обещанием хорошего вознаграждения были расклеены советским правительством по всему городу.

Состоял в масонских ложах в России (с 1917) и в эмиграции (с 1922). Масоном был и его брат Виктор. Савинков был членом лож «Братство», «Братство народов», «Тэба», входил в предварительный комитет по учреждению русских лож в Париже.

В Польше

Во время Советско-польской войны 1920 года Савинков, обосновавшись в Варшаве (куда приехал по приглашению главы Польши Юзефа Пилсудского), создал под своим председательством так называемый Эвакуационный комитет, затем переименованный в «Русский политический комитет». В комитет, помимо Савинкова, входили Д. Философов, А. Дикгоф-Деренталь, В. Ульяницкий, Д. Одинец, В. Португалов и другие. Участвовал в создании 3-й русской армии и антисоветских военных отрядов под командованием Станислава Булак-Балаховича. Вместе с Мережковскими издавал в Варшаве газету «За свободу!». В этот период Савинков старался представить себя вождём всех антибольшевистских крестьянских восстаний, объединяемых под названием «зелёного» движения.

В октябре 1921 года был выслан из Польши.

10 декабря 1921 года в Лондоне Савинков тайно встретился с большевистским дипломатом Леонидом Красиным. Красин считал желательным и возможным сотрудничество Савинкова с коммунистами. Савинков сказал, что наиболее разумным было бы соглашение правых коммунистов с «зелёными» при выполнении трёх условий: 1) уничтожения ЧК, 2) признания частной собственности и 3) свободных выборов в советы, в противном же случае все коммунисты будут уничтожены восстающими крестьянами. Красин на это ответил, что ошибочно считать, что в РКП(б) существуют разногласия и «правое крыло», а крестьянское движение — не так страшно, но обещал передать мысли Савинкова своим друзьям в Москве. В последующие дни Савинков приглашался к Уинстону Черчиллю (в то время министру колоний) и премьер-министру Великобритании Дэвиду Ллойд Джорджу, которым рассказал о беседе с Красиным и сообщил свои соображения о трёх условиях, предлагая выдвинуть их в качестве условия признания Советского правительства Британией. О своих переговорах Савинков сообщил в длинном письме Пилсудскому, впоследствии опубликованном.

Порвав с белым движением, Савинков искал связей с националистическими течениями. Он встречался с итальянским лидером Бенито Муссолини в 1922—1923 годах. Однако в конце концов Савинков оказался в полной политической изоляции, в том числе и от эсеров. В это время он занялся работой над повестью «Конь вороной», осмысляющей итоги Гражданской войны.

Приезд в СССР, арест и смерть

Основная статья: Синдикат-2 Процесс над Б. В. Савинковым, 1924 г. (Савинков стоит слева, у стены сидит В. Р. Менжи́нский)

В начале августа 1924 года Савинков нелегально приехал в СССР, куда был завлечён в результате разработанной ОГПУ операции «Синдикат-2». 16 августа в Минске был арестован вместе со своей любовницей Любовью Ефимовной Дикгоф и её мужем А. А. Дикгофом. На суде Савинков признал свою вину и поражение в борьбе против советской власти. Свои показания он начал так:

Я, Борис Савинков, бывший член Боевой организации Партии социалистов-революционеров, друг и товарищ Егора Созонова и Ивана Каляева, участник убийств Плеве, великого князя Сергея Александровича, участник многих террористических актов, человек, всю жизнь работавший только для народа, во имя его, обвиняюсь ныне рабоче-крестьянской властью в том, что шёл против русских рабочих и крестьян с оружием в руках.

Военная коллегия Верховного суда СССР 29 августа 1924 приговорила его к высшей мере наказания — расстрелу. Верховный суд ходатайствовал перед Президиумом ЦИК СССР о смягчении приговора. Ходатайство было удовлетворено, расстрел заменён лишением свободы на 10 лет.

В тюрьме Савинков имел возможность заниматься литературным трудом, по некоторым данным имел гостиничные условия. В это время он писал:

После тяжкой и долгой кровавой борьбы с вами, борьбы, в которой я сделал, может быть, больше, чем многие другие, я вам говорю: я прихожу сюда и заявляю без принуждения, свободно, не потому, что стоят с винтовкой за спиной: я признаю безоговорочно Советскую власть и никакой другой.

Савинков написал и послал письма некоторым руководителям белой эмиграции с призывом прекратить борьбу против Советского Союза.

По официальной версии, 7 мая 1925 года в здании ВЧК на Лубянке Савинков покончил жизнь самоубийством. Воспользовавшись отсутствием оконной решётки в комнате, где он находился по возвращении с прогулки, Борис Савинков выбросился из окна пятого этажа во двор.

В книге Е. А. Кочемировской «50 знаменитых самоубийц» приводится отчёт непосредственного свидетеля гибели Савинкова — В. И. Сперанского:

В комнате были Савинков, т. Сыроежкин и т. Пузицкий, последний из комнаты на некоторое время выходил… Я взглянул на свои часы — было 23 часа 20 минут, и в этот самый момент около окна послышался какой-то шум, что-то очень быстро мелькнуло в окне, я вскочил с дивана, и в это время из двора послышался как бы выстрел. Передо мной мелькнуло побледневшее лицо т. Пузицкого и несколько растерянное лицо т. Сыроежкина, стоявшего у самого окна. Т. Пузицкий крикнул: «Он выбросился из окна… надо скорее тревогу…» и с этими словами выбежал из комнаты…

Однако существует версия, согласно которой Савинков был убит сотрудниками ГПУ (эту версию, в частности, приводит писатель Александр Солженицын в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ»).

Место захоронения Б. Савинкова неизвестно.

Семья

  • Первая супруга — Вера Глебовна Успенская (1877—1942), дочь писателя Глеба Успенского, сестра Бориса Успенского, также задействованного в террористической деятельности. С 1935 в ссылке. После возвращения умерла от голода во время блокады Ленинграда.
    • Сын — Виктор Борисович Успенский (Савинков) (1900—1934) арестован в числе 120 заложников за убийство Кирова, 29 декабря приговорен к высшей мере наказания, расстрелян.
    • Дочь — Татьяна Борисовна Успенская-Борисова (Савинкова) (1901—?)
  • Вторая супруга — Евгения Ивановна Зильберберг (род. 1883/5, Елисаветград, ум. 1942, Нейи-сюр-Сен, Франция), сестра террориста Льва Зильберберга. Савинков был её вторым мужем.
    • Сын — Лев Борисович Савинков (1912—1987), поэт, прозаик, журналист. Во время гражданской войны в Испании — капитан республиканской армии, был тяжело ранен (его упоминает Эрнест Хемингуэй в романе «По ком звонит колокол»). Во Второй мировой войне воевал во французском Сопротивлении. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Савинков как писатель

Литературным творчеством Савинков начал заниматься с 1902 года. Его первые рассказы 1902—1903 гг. обнаруживают влияние Станислава Пшибышевского и вызвали отрицательный отзыв Максима Горького. Уже в 1903 году у Савинкова (рассказ «В сумерках») появляется его лейтмотив — революционер, испытывающий отвращение к своей деятельности, ощущающий греховность убийства. Впоследствии Савинков-литератор будет постоянно спорить с Савинковым-революционером, а две стороны его деятельности влиять друг на друга (так, отторжение эсерами своего бывшего вождя связано во многом именно с его литературным творчеством).

В 1905—1909 Савинков выступает как мемуарист, автор написанных по горячим следам очерков о товарищах по БО и знаменитых терактах; эти очерки составили основу книги «Воспоминания террориста» (первая полная публикация — 1917—1918, переиздавалась неоднократно). Революционер Н. С. Тютчев утверждал, что Савинков-литератор в мемуарах «убивает» Савинкова-революционера, критикуя за неправдоподобие ряд пассажей, например, когда убитый Сазонов «полулежал на земле, опираясь рукой о камни»; «Воспоминания» обстоятельно критически разбирал М. Горбунов (Е. Е. Колосов).

В 1907 году парижское знакомство с Мережковскими определяет всю дальнейшую литературную деятельность Савинкова. Он знакомится с их религиозными идеями и взглядами на революционное насилие. Под влиянием Мережковских (и при основательной редактуре Гиппиус, предложившей псевдоним «В. Ропшин» и заглавие) написана его первая повесть «Конь бледный» (опубликована в 1909). В основе сюжета — реальные события: убийство Каляевым (под руководством Савинкова) великого князя Сергея Александровича. Событиям придана сильная апокалиптическая окраска (заданная названием), проводится психологический анализ обобщённого типа террориста, близкого к «сильному человеку» Ницше, но отравленного рефлексией; стилистика книги отражает влияние модернизма. Повесть вызвала резкую критику эсеров, которые сочли образ главного героя клеветническим (это подпитывалось и тем, что Савинков до последнего выступал защитником разоблачённого в конце 1908 г. Азефа).

Роман Савинкова «То, чего не было» (1912—1913, отдельное издание — 1914; вновь схожая реакция радикальной критики и товарищей по партии) уже учитывает тематику провокации, слабости вождей революции и греховности террора; главный герой — «кающийся террорист».

В 1910-е годы Савинков эпизодически выступает как поэт, печатаясь в ряде журналов и сборников; его стихи варьируют ницшеанские мотивы ранней прозы. При жизни он не собрал своих стихов; посмертный сборник «Книга стихов» (Париж, 1931) издан Гиппиус. Владислав Ходасевич, в этот период литературный враг Гиппиус, счёл, что в стихах Савинкова «трагедия террориста низведена до истерики среднего неудачника»; но и близкий к эстетическим взглядам Мережковских Георгий Адамович констатировал «обмельчавший байронизм» и «охлаждённый слог» поэзии Савинкова.

В 1914—1923 Савинков печатал почти исключительно публицистику и очерки: «Во Франции во время войны» (1916—1917), «Из действующей армии» (1918), «К делу Корнилова» (1919), «За родину и свободу», «Борьба с большевиками», «На пути к „третьей“ России» (1920), «Накануне новой революции», «Русская народная добровольческая армия в походе» (1921).

В 1923 году в Париже написал повесть «Конь вороной». Это продолжение «Коня бледного», с тем же главным героем и той же апокалиптической символикой; действие происходит в годы гражданской войны на фронте и в тылу. Герой в данном романе именуется «полковником Жоржем». Основой сюжета первой части повести стал поход Булак-Балаховича осенью 1920 года на Мозырь, в ходе этого похода Савинков командовал Первым полком. Вторая часть написана со слов полковника Сергея (Сержа) Павловского, в 1921 году назначенного Савинковым начальником всех «партизанских и повстанческих отрядов в полосе польской границы». В третьей части используются описания подпольной работы Павловского в советской Москве в 1923 году.

Последняя книга Савинкова — написанные в тюрьме Лубянки «Рассказы», сатирически изображающие жизнь русских эмигрантов.

В художественной литературе

В качестве прототипа

  • террорист Дудкин в романе «Петербург» Андрея Белого,
  • террорист Высоков в «Жизни и гибели Николая Курбова» Ильи Эренбурга,
  • заговорщик Саввин в романе «Не прощаюсь» Бориса Акунина.

Под своим именем

  • «В розовом блеске» Алексея Ремизова,
  • «Азеф» Романа Гуля,
  • «Возмездие» Василия Ардаматского,
  • трилогия романов А. Н. Толстого «Хождение по мукам».
  • «Горение» Юлиана Семёнова

Сочинения

  • Конь бледный. — Ницца, 1913.
  • То, чего не было. — 3-е изд. — М.: Задруга, 1918.
  • Из действующей армии. М., «Задруга», 1918
  • К делу Корнилова. — Париж, 1919.
  • На пути к «Третьей» России. За Родину и Свободу.. — Варшава, 1920.
  • Борьба с большевиками. — 1925.
  • Конь вороной. — Париж, 1923; Л., 1924.
  • В тюрьме (Предисловие А. В. Луначарского). — М., 1925.
  • Последние помещики. М., «Огонёк», 1925
  • В тюрьме. М., «Огонёк», 1926
  • Посмертные статьи и письма. — М., 1926.
  • Воспоминания террориста (Предисловие Ф. Кона). — 3-е изд. — Х., 1928.
  • Избранное. — Л., 1990.
  • То, чего не было. — М., Худож. литература, 1990. — 400 с., 100 000 экз.
  • Воспоминания террориста. — М., 1991.
  • Записки террориста. — М., 2002.
  • «Душевно ваш В. Ропшин…»
  • Почему я признал Советскую власть?

Фильмы

  • «Выборгская сторона» (1938),
  • «Незабываемый 1919 год» (1951),
  • «Чрезвычайное поручение» (1965),
  • «Крах» (1968),
  • «Синдикат-2». Мини-сериал (6 серий) 1980 года,
  • «20 декабря» (1981),
  • «Исчадье ада» (1991, реж. Василий Панин). По мотивам повести «Конь бледный»,
  • «Всадник по имени Смерть» (2004, реж. Карен Шахназаров). По мотивам книг Савинкова «Воспоминания террориста» и «Конь бледный»,
  • «Столыпин… Невыученные уроки» (2006, реж. Юрий Кузин). Основан во многом на автобиографическом произведении Б. Савинкова «Воспоминания террориста».

Киновоплощения

  • Зигфрид Шуренберг («Lockspitzel Asew», Германия, 1935)
  • Дмитрий Дудников («Выборгская сторона», 1938)
  • Всеволод Санаев — («Незабываемый 1919 год», 1951, в титрах не указан)
  • Владимир Эренберг («В дни Октября», 1958)
  • Семён Соколовский («Чрезвычайное поручение», 1965)
  • Владимир Самойлов («Крах», 1968)
  • Сергей Полежаев («Петерс», 1972)
  • Кристиан Рист («Azev: le tsar de la nuit», Франция, 1975)
  • Георгий Шахет («Хождение по мукам», 1977)
  • Александр Пороховщиков («Особых примет нет», 1978 «Крах операции „Террор“», 1980)
  • Владимир Головин («20 декабря», 1981)
  • Евгений Лебедев («Синдикат-2», 1981)
  • Клайв Меррисон («Рейли: король шпионов», 1983)
  • Георгий Тараторкин («Исчадье ада», 1991)
  • Алексей Серебряков («Империя под ударом», 2000)
  • Андрей Панин («Всадник по имени Смерть», 2004)
  • Алексей Девотченко (Столыпин… Невыученные уроки, 2006)
  • Александр Галибин («Хождение по мукам», 2017)

Литература

  • Алексеев Д. Ю. Б. В. Савинков и его деятельность по формированию русских войск в Польше в 1920-м году // Вестник молодых ученых. Исторические науки. 1999. № 1. С. 69—81.
  • Борис Савинков на Лубянке: Документы. — 2001. — ISBN 5-8243-0200-6.
  • К. Вендзягольский. Савинков // Новый журнал. 1963. № 71, 72.
  • Гусев К. В. Рыцарь террора. — М., 1992.
  • Городницкий Р. А. Боевая организация партии социалистов-революционеров в 1901–1911 гг. — М., 1998.
  • Давыдов Ю. В. Тайная лига. — М., 1990.
  • Дело Савинкова.// Ленинград: Рабочее издательство Прибой, 1924 год (на сайте Хронос).
  • Загадка Савинкова. — Л., 1925.
  • Иоффе Г. З. Революционер: Жизнь и смерть Бориса Савинкова. // Новый исторический вестник, № 20, 2009
  • Морозов К. Н. Феномен Бориса Савинкова и загадка его гибели // Идеи и идеалы. Новосибирск. 2016. № 3 (29). С.157-175.
  • Муромов. Борис Викторович Савинков // 100 великих авантюристов. — М.: ВЕЧЕ, 2004. — ISBN 5-9533-0543-5.
  • Савченко В. А. Многоликий Савинков // Авантюристы гражданской войны: Историческое расследование. — М.: ACT, 2000. — С. 256—289. — ISBN 5-17-002710-9.
  • Федюк В. П. Борис Савинков и «Дело Татарова» // Вестник Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. 2015. № 3. С. 5-8.
  • Шикман А. П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. — М., 1997.
  • David Footman. B. V. Savinkov. Oxford, St. Antony’s College, 1956 (St. Antony’s papers on Soviet affairs).
  • Karol Wędziagolski. Boris Savinkov: Portrait of a Terrorist. Twickenham, Kingston Press, 1988, 249 pp.
  • Richard B. Spence. Boris Savinkov: Renegade on the Left. Boulder (CO), 1991, 540 pp. (East European Monographs, 316).
  • Jacques-Francis Rolland. L’homme qui défia Lénine : Boris Savinkov. Paris, Grasset, 1989, 330 pp.
  • Andrzej St. Kowalczyk. Sawinkow. Warszawa, Więź, 2018, 232 pp.
  • Савин В. А. «Мой труд не принесет мне ничего, кроме горя»: Из переписки Б. В. Савинкова // Источник. 1995. № 4. С. 4—32.

Примечания

  1. 1 2 3 Савинков Борис Викторович // Большая советская энциклопедия: / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  2. идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  3. SNAC — 2010.
  4. Серков А. И. Русское масонство. 1731—2000. Энциклопедический словарь. М.: РОССПЭН. 2001
  5. Б. Савинков. Воспоминания террориста. Часть II, глава I
  6. Савинков Б. Воспоминания террориста
  7. Савинков Б. Во Франции во время войны. Сентябрь 1914 — июнь 1915: в 2 ч. / Вступ. сл. и комментарии Я. В. Мельничука. — М.: Государственная публичная историческая библиотека России, 2008. — С. 348. — 400 с. — ISBN 5-85209-200-2 (978-5-85209-200-7).
  8. «Красная книга ВЧК» т. 1 (с. 22, 52 и др.)
  9. Юрий Анненков. Дневник моих встреч. Цикл трагедий. Т. 1. Л., 1991, с. 77 ISBN 5-210-02156-4
  10. Берберова Н. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. — М., 1997
  11. 1 2 Свитков Н. Масонство в русской эмиграции. — Сан-Пауло, 1966
  12. Архив Гуверовского института (США), фонд Б. И. Николаевского
  13. Первушин Н. Русские масоны и революция // Новое русское слово, 01.08.1986
  14. Michel Heller. Krasin-Savinkov: Une rencontre secrète. Cahiers du Monde russe et soviétique, Vol. 26, No. 1 (Jan. — Mar., 1985), pp. 63-67.
  15. Е. А. Кочемировская «50 знаменитых самоубийц» — Харьков: Фолио, 2004
  16. Заметки в «воспоминаниях» о Б. В. Савинкове — Н. С. Тютчев. В ссылке и другие воспоминания. Часть II. М. 1925
  17. М. Горбунов (Е. Е. Колосов) «Савинков как мемуарист» // «Каторга и ссылка» 1928 № 3—5
  18. Савинков Борис Викторович. Биографическая статья (недоступная ссылка)
  19. Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П — Я. М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2005. С. 249—253
  20. Из истории русской литературы XX века: сборник статей и публикаций. Петербургский текст. Вып. 2 / под ред. А. Б. Муратова, А. А. Павловского. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2003. С. 221
  21. Сурмачёв О. Г. К вопросу о первой публикации рассказа А. Ремизова «Крепость».
  22. Савинков Борис Викторович
  23. Санникова Т. Ленинская тема в трилогии Алексея Толстого «Хождение по мукам». Владивосток, 1973.

Ссылки

  • Борис Савинков на сайте «Хронос»
  • Борис Савинков на сайте Проекта1917
  • Распоряжение тамбовского полицмейстера Старынкевича о розыске Б. В. Савинкова
  • Савинков, Борис Викторович в библиотеке Максима Мошкова
  • Савинков, Борис Викторович на http://az.lib.ru/
  • Постскриптум. Борис Савинков
  • Кто он, Борис Савинков?

Лидеры и видные фигуры

Отделившиеся партии

Союз социалистов-революционеров-максималистов (1906—1920) · Партия левых социалистов-революционеров (1917—1923) · Партия народников-коммунистов (1918) · Партия революционного коммунизма (1918—1920)

Терроризм

События и конфликты

Издания

Революционная Россия · Заветы · Воля России · Народное дело

Биография Бориса Викторовича Савинкова

Борис Викторович Савинков, лидер партии эсеров, родился в 1879 году в Харькове. Отец его служил судьей, проповедовал либеральные идеи. Старший брат был сослан в Якутию, где и скончался.

Закончив гимназию, Борис поступил в Петербургский университет, но был исключен за участие в студенческих политических акциях. В 1898 году он стал членом социал-демократической группы. Через три года его арестовали и сослали в Вологду. В 1903 году ему удалось бежать за границу. В Женеве Савинков стал членом Боевой организации эсеров, непосредственно участвовал в нашумевших террористических актах (убийство В.К. Плеве, великого князя Сергея Александровича). Сначала был заместителем Е.Ф. Азефа, позже встал во главе Боевой организации эсеров. В 1906 году был арестован и приговорен к повешению, но сбежал из-под стражи и скрылся в Румынии.

В эмиграции Савинков проявил себя как одаренный писатель. Он стал автором (под псевдонимом В. Ропшин) «Воспоминаний террориста», «Коня бледного», романа «То, чего не было». В 1911 году переехал во Францию, вступил в армию во время Первой мировой войны и служил в качестве военного корреспондента. Февральская революция 1917 года позволила Савинкову вернуться в Россию. Он служил комиссаром Временного правительства на Юго-Западном фронте, был товарищем военного министра и активно пропагандировал войну до победного конца, непримиримо борясь с большевиками, которые разлагали армию. Помогал выработать общую платформу между Л.Г. Корниловым и А.Ф. Керенским, но безрезультатно.

В сентябре 1917 года Савинков был исключен из партии эсеров, потому что отказался отчитываться перед ЦК. Он считал, что эта организация не имеет «ни морального, ни политического авторитета». После захвата Зимнего дворца большевиками предпринял безуспешную попытку его освободить. Савинков входил в число организаторов Добровольческой армии на Дону. В 1918 году основал в Москве Народный союз защиты родины и свободы, призванный свергнуть советскую власть. Эта контрреволюционная организация была разгромлена. Мятежи в Ярославле, Рыбинске, Муроме под предводительством Савинкова также не удались.

Вскоре он был направлен Н.Д. Авксентьевым во Францию, чтобы просить военной помощи для борьбы с большевиками. В Польше в 1920 году Савинков готовил вооруженные отряды, предназначенные для диверсионных работ на советской территории, издавал газету «За свободу». В повести «Конь вороной» явно выразилось разочарование в белом движении. Савинков был арестован в 1924 году после тайного перехода границы и публично заявил, что признает советскую власть. Его приговорили к высшей мере наказания, однако Президиум ЦИК СССР заменил казнь десятью годами заключения. Савинков выбросился из окна здания ВЧК и умер. Существует предположение, что он был убит чекистами.

Савинков — личность неординарная, он прославился более всего как борец с большевизмом. В январе 1920 года его пригласил в Варшаву школьный друг Юзеф Пилсудский. Савинков отправил туда своего соратника, журналиста А.А. Дикгоф-Деренталя, который должен был выяснить, разрешит ли глава Польского государства сформировать на территории страны боевые отряды. В случае победы над большевиками Пилсудскому были обещаны территориальные уступки.

Согласие было получено, и Савинков прибыл в Варшаву. Он организовал Русский политический комитет и начал формировать армию, в основу которой легли составные части С. Н. Булак-Булаховского и интернированные части 3-й армии генерала Деникина. Вооруженные формирования собирались в местечке Скалмержицы и городе Калише. Главным стал лозунг «За созыв Учредительного собрания». Идейной основой была пропаганда мелкой частной собственности, суверенности Польши, автономии народов Российской империи. Савинковские формирования принимали активное участие в польско-советской войне.

При Русском политическом комитете было создано информационное бюро, во главе которого встал брат Савинкова Виктор. Бюро занималось военной разведкой на территории России и передавало собранные сведения 2-му отделу Генштаба Польши и французской военной миссии в Варшаве. Борис Савинков в это время присутствовал на съезде Народного союза защиты родины и свободы, который состоялся в июне 1921 года. Среди участников съезда были представители Генштаба, французской военной миссии, военные атташе Латвии и Эстонии.

Съезд способствовал активизации деятельности савинковских формирований. Каждый месяц границу нелегально переходили до 30 эмиссаров; в задачу одних входил сбор секретных сведений, в задачу других — формирование подпольных ячеек на территории России. Только в Москве к началу 1922 года были выявлены и ликвидированы 23 савинковца, которые занимали ответственные посты в центральных учреждениях, 15 находились под следствием. В Петроградском военном округе были арестованы 220 савинковцев, в Западном военном округе — 80. Нескольких человек обнаружили в других городах.

Народный комиссариат иностранных дел РСФСР направил правительству Польши, с которой имелся мирный договор, ноту протеста, подтвержденную документально на основе разведданных, и потребовал прекратить деятельность Народного союза. В октябре 1921 года его руководители были высланы из Польши.

Савинков объездил все европейские страны в поисках средств для борьбы с советской властью. При помощи своего друга разведчика Сиднея Рейли, который был знаком с военным министром Уинстоном Черчиллем, он получил аудиенцию у премьер-министра Великобритании Ллойда Джорджа. Этому предшествовала встреча с полномочным представителем РСФСР Л.Б. Красиным, о которой тот просил британское правительство. Красин убеждал Савинкова прекратить борьбу против России, обещал высокие посты за границей, просил способствовать получению займа. Савинков ответил согласием при условии, что большевики передадут власть свободно избранным советам, ликвидируют ВЧК и признают мелкую земельную собственность. Таким образом, собеседники не пришли к согласию.

Ллойд Джордж предложил Савинкову принять участие в Каннской конференции в качестве частного лица и при необходимости дать разъяснения по русскому вопросу. Желаемых субсидий Савинков не получил.

В марте 1922 года Савинков встретился в Лугано (Швейцария) с Муссолини, который предложил сотрудничество в Италии и высказал беспокойство по поводу прибытия советской делегации на Генуэзскую конференцию. Савинков согласился следить за членами делегации.

Еще ранее под фамилией Гуленко он поселился в Генуе как журналист из Константинополя, связался с резидентрой Иностранного отдела ГПУ в Италии и предложил сотрудничество, представив несколько исторических документов из личного архива. «Журналист» произвел положительное впечатление на резидента и почти оказался в охране советской делегации, однако своевременно был разоблачен. 18 апреля 1922 года Савинкова арестовала итальянская полиция.

ГПУ давно следило за неутомимой деятельностью врага советской власти. Оно потребовало выдачи Савинкова как террориста и уголовного преступника на любых приемлемых условиях. По свидетельству архивных материалов, Савинков, человек, принимаемый высшими чиновниками европейских стран, имевший связи с зарубежными спецслужбами, представлял реальную опасность для Советского государства, так как не мог примириться с большевиками и всегда был готов воевать с ними. Вооруженные формирования, призывы к террору, военные резидентуры Савинкова беспокоили Советскую Россию. ГПУ признало Савинкова серьезным противником.

История жизни Бориса Викторовича Савинкова

В мае 1922 года коллегия ГПУ решила образовать для борьбы с иностранным шпионажем и контрреволюционным подпольем Контрразведывательный отдел (КРО), который начал деятельность с раскрытия савинковской организации. Было предложено создавать легендированные группы в среде савинковцев, чтобы ликвидировать все движение. Этот метод следовало использовать осторожно, дабы избежать провокаций.

КРО легендировал антисоветскую «Либерально-демократическую организацию», которая признавала необходимость борьбы с большевизмом, но к террору относилась отрицательно. Была проведена необыкновенная в своем роде операция «Синдикат-2», которая до сих пор не имеет аналогов. Чекисты захватили, обработали и привлекли к сотрудничеству савинковцев Л. Шешеню и М. Зекунова. Игра велась от имени друга Савинкова полковника С.Э. Павловского, который был арестован. Использовался также ничего не подозревающий эмиссар И.Т. Фомичев.

В итоге А.П. Федоров и Г.С. Сыроежкин, сотрудники контрразведки, были внедрены в окружение Савинкова, выезжая для этого за рубеж. Они и другие контрразведчики смогли убедить его, что на территории России существует антисоветская организация. Для большей убедительности была пропущена дезинформация для польской разведки.

Операция была задумана и проведена настолько умело и аккуратно, что в среде Савинкова никаких следов ГПУ не обнаружили. Уже после разгрома эмигранты искали провокатора в своей организации, но истину установить не смогли.

Савинков был арестован 15 августа 1924 года в Минске. Через три дня его поместили во внутреннюю тюрьму ОГПУ. Следствие длилось недолго. 29 августа Б.В. Савинков был приговорен к высшей мере наказания. Суд обратился с ходатайством о смягчении меры наказания, учитывая чистосердечное раскаяние виновного, и ЦИК СССР заменил расстрел 10 годами лишения свободы.

Савинков содержался под стражей с максимальными удобствами: он выезжал в город на прогулки (в сопровождении охраны, конечно), бывал в ресторанах и театрах, занимался литературным творчеством. Он обратился к белоэмигрантским кругам с письмом «Почему я признал советскую власть», которое было опубликовано в печати, как и множество других обращений. Дзержинский лично позволил находиться в камере вместе с Савинковым его гражданской жене Л.Е. Деренталь. Их снабжали винами, продуктами, книгами. И тем не менее несвобода тяготила Савинкова, и он просил об освобождении.

В день своей смерти, 7 мая 1925 года, утром, он передал письмо на имя Ф.Э. Дзержинского с аналогичной просьбой. Затем в сопровождении сотрудников тюрьмы совершил прогулку в Царицынский парк. Вернулся в 22 часа 30 минут. Пока не пришел конвой, Савинков рассказывал чекистам, как он жил во время ссылки в Вологде. Неожиданно в 23 часа 20 минут он вскочил на подоконник и выбросился в окно. Савинков упал вниз головой с пятого этажа. Врачи констатировали смерть.

13 мая газета «Правда» напечатала сообщение о самоубийстве Савинкова, текст которого был предварительно согласован со Сталиным.

Савенков, Александр Ильич

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Савенков, Александр.

Александр Ильич Савенков

Дата рождения

25 сентября 1957 (62 года)

Место рождения

деревня Козиха, Ордынский район, Новосибирская область, СССР

Научная сфера

психология,
педагогика

Место работы

Московский городской педагогический университет,
Московский городской психолого-педагогический университет

Альма-матер

Новосибирский государственный педагогический институт
Московский педагогический государственный университет

Учёная степень

доктор педагогических наук (1997),
доктор психологических наук (2002)

Учёное звание

профессор,
член-корреспондент РАО (2016)

Научный руководитель

Т. С. Комарова,
А. М. Матюшкин

Известен как

психолог и педагог, специалист в области диагностики и развития детской одарённости, обучения одарённых детей, психологии исследовательского обучения, создатель научной школы «Психология одарённости и творчества»

Награды и премии

Алекса́ндр Ильи́ч Са́венков (род. 25 сентября 1957, село Верх-Ирмень, Ордынский район, Новосибирская область, СССР) — советский и российский психолог и педагог, специалист в области диагностики и развития детской одарённости, обучения одарённых детей, психологии исследовательского обучения, создатель научной школы «Психология одарённости и творчества». Доктор психологических наук, доктор педагогических наук, профессор. Член-корреспондент РАО (2016), действительный член Академии педагогических и социальных наук.

Родился 25 сентября 1957 года в селе Верх-Ирмень, Ордынского района Новосибирской области.

В 1975 году окончил школу №1 города Бердска, Новосибирской области.

В 1983 году окончил художественно-графический факультет Новосибирского государственного педагогического института.

В 1988 году окончил очную целевую аспирантуру при Московском государственном педагогическом институте имени В. И. Ленина и научным руководством доктора педагогических наук, профессора Т. С. Комаровой защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата педагогических наук по теме «Формирование общественной направленности у младших школьников в процессе внеклассной изобразительной деятельности» (специальность 13.00.01 — теория и история педагогики).

В 1997 году окончил очную целевую докторантуру при Московском педагогическом государственном университете и защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора педагогических наук по теме «Педагогические основы развития продуктивного мышления одарённых детей» (специальность 13.00.01 — общая педагогика, история педагогики и образования) Научный консультант — доктор психологических наук, профессор академик РАО А. М. Матюшкин.

В 2002 году защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора психологических наук по теме «Развитие детской одарённости в условиях образования» (специальность 19.00.13 — психология развития, акмеология).

Директор Института педагогики и психологии образования МГПУ, заведующий общеинститутской кафедрой психологии образования. Преподаватель факультета дистанционного обучения МГППУ.

В 2012 году окончил магистратуру МПГУ по направлению «Психология» (программа «Психология управления образованием»).

в 2016 году избран членом-корреспондентом Российской академии образования

Автор более 340 научных публикаций по проблемам психологии и педагогики.

Научно-педагогическая деятельность

Автор программы и председатель жюри проводимого с 2005 года Всероссийского конкурса «Исследовательских работ и творческих проектов дошкольников и младших школьников «Я исследователь».

Руководитель секции «Психология» Центрального дома учёных РАН.

Разработчик и руководитель экспериментальной программы — «Одарённый ребёнок в массовой школе», которая внедряется в школах Москве, Екатеринбурге, Хабаровске, Южно-Сахалинске и Арзамасе.

Общественная деятельность

Помощник члена Совета Федерации В. С. Косоурова по работе в Совете Федерации на общественных началах.

Член Экспертного совета Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике, член группы экспертов в области развития социальной инфраструктуры детства, индустрии детских товаров, безопасности информационной и детской продукции.

Член Экспертного совета Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Награды

    • Победитель Международного конкурса педагогов в Артеке (2002);
    • Медаль «За науковi досягнення». Психолого-педагогiчнi науки (Украина, 2010);
    • Грамота Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации (2012);
    • Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации (2014).

Научные труды

Монографии

  • Савенков А. И. Одарённые дети в детском саду и школе. М., 2000;
  • Савенков А. И. Одарённый ребёнок в массовой школе. М., 2001;
  • Савенков А. И. Диагностика и развитие детской одарённости. М., 2001;
  • Савенков А. И. Путь к одарённости. Исследовательское поведение дошкольников. СПб., 2004;
  • Савенков А. И. Содержание и организация исследовательского обучения школьников. М., 2004;
  • Савенков А. И. Психологические основы исследовательского подхода к обучению. М., 2006.
  • Савенков А. И. Педагогическая психология: В 2 т. Том 1. — М.: Издательского центра «Академия, 2009. — 416 с. ISBN 978-5-7695-5308-0
  • Савенков А. И. Педагогическая психология: В 2 т. Том 2. — М.: Издательского центра «Академия, 2009. — 240 с. ISBN 978-5-7695-6295-2
  • Савенков А. И. Психодидактика. — М.: Национальный книжный центр, 2012. — 360 с. ISBN 978-5-904827-68-7

Статьи

  • Савенков А. И. Развитие детской одаренности в образовательной среде // Развитие личности. — 2002. — № 3. — С. 113—146. — ISSN 2071-9788.
  • Савенков А. И. Теория и практика применения исследовательских методов обучения в дошкольном образовании // Детский сад от А до Я. — 2004. — № 2. — С. 22—56.
  • Савенков А. И. Социальный интеллект как проблема психологии одаренности и творчества // Психология. — М.: НИУ ВШЭ, 2005. — № 4. — С. 94–101. — ISSN 1813-8918.
  • Савенков А. И. Индоктринация личности // Развитие личности. — 2006. — № 1. — С. 53—61. — ISSN 2071-9788.
  • Савенков А. И. Эмоциональный и социальный интеллект как предикторы жизненного успеха // Вестник практической психологии образования. — М.: МГППУ, 2006. — № 1. — С. 30–38.
  • Савенков А. И. Индоктринация личности (окончание) // Развитие личности. — 2006. — № 2. — С. 46—60. — ISSN 2071-9788.
  • Савенков А. И. Викарное научение и подражаниекак факторы развития креативной личности // Развитие личности. — 2007. — № 4. — С. 58—70. — ISSN 2071-9788.
  • Савенков А. И. «Дети индиго». Родословная опасного мифа // Современное дошкольное образование. Теория и практика. — 2009. — № 2.
  • Савенков А. И., Львова А. С., Вачкова С. Н., Любченко О. А., Никитина Э. К. Подготовка педагогов в магистратуре нового поколения // Психологическая наука и образование. — М.: МГППУ, 2014. — Т. 19, № 3. — С. 197–206. — ISSN 2311-7273.
  1. Савенков, Александр Ильич // Развитие личности
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 *Савенков Александр Ильич Архивная копия от 28 марта 2015 на Wayback Machine // Официальный сайт МГПУ, 28.02.2010
    • Савенков Александр Ильич // Официальный сайт МГПУ
  3. Савенков, Александр Ильич. Формирование общественной направленности у младших школьников в процессе внеклассной изобразительной деятельности : диссертация … кандидата педагогических наук : 13.00.01. — Москва, 1988. — 192 с.
  4. Савенков, Александр Ильич. Педагогические основы развития продуктивного мышления одаренных детей : автореферат дис. … доктора педагогических наук : 13.00.01 / Моск. пед. гос. ун-т им. В. И. Ленина. — Москва, 1997. — 37 с.
  5. Савенков, Александр Ильич. Развитие детской одарённости в условиях образования : автореферат дис. … доктора психологических наук : 19.00.13 / Моск. пед. гос. ун-т. — Москва, 2002. — 42 с.
  6. Савенков, Александр Ильич Архивная копия от 29 ноября 2014 на Wayback Machine // Официальный сайт МГППУ

Детская исследовательская деятельность (технология Савенкова А. И.)

Валентина Яковлева
Детская исследовательская деятельность (технология Савенкова А. И.)

МБДОУ «Детский сад №122 «Солнечный лучик» общеразвивающего вида с приоритетным осуществлением деятельности по познавательно-речевому развитию детей г. Чебоксары

Детская исследовательская деятельность

(технология Савенкова А. И.)

Подготовила:

воспитатель

Яковлева Валентина Сергеевна

Чебоксары 2016

Детская исследовательская деятельность дошкольников (технология Савенкова А. И.)

Современные дети живут и развиваются в эпоху информации и компьютеризации. В условиях быстро меняющейся жизни от человека требуется не только владение знаниями, но и в первую очередь умение добывать эти знания самому и оперировать ими, мыслить самостоятельно и творчески.

Ребёнок — дошкольник сам по себе уже является исследователем, проявляя живой интерес к различного рода исследовательской деятельности. Подготовка ребёнка к исследовательской деятельности, обучение его умениям и навыкам исследовательского поиска становится важнейшими задачами современного образования.

Представляю вашему вниманию «Методику проведения учебных исследований в детском саду», автором которой является Савенков Александр Ильич, доктор педагогических наук, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии развития Московского педагогического государственного университета.

Исследование – поиск информации по какой-либо проблеме, за которым следует ее обобщение (написание исследовательской работы и заключение)

Главная особенность исследовательского обучения – активизировать учебную работу детей, придав ей исследовательский характер, и, таким образом передать детям инициативу в организации своей познавательной деятельности.

Учебное исследование дошкольника, так же,

как и исследование, проводимое взрослым исследователем, неизбеж-

но включает следующие элементы:

• выделение и постановку проблемы (выбор темы исследования);

• выработку гипотез;

• поиск и предложение возможных вариантов решения;

• сбор материала;

• анализ и обобщение полученных данных;

• подготовку и защиту итогового продукта (сообщение, доклад,

макет и др.).

Предлагаемая методика позволяет включить ребенка в собственный исследовательский поиск на любых предметных занятиях в детском саду. Она рассчитана не только на то, чтобы обучать детей наблюдению и экспериментированию, но включает в себя полный цикл исследовательской деятельности. От определения проблемы, до представления и защиты полученных результатов.

Для того чтобы познакомить детей с методикой потребуется 1—2 фронтальных тренировочных занятия, для проведения которых группу лучше разделить на подгруппы по 10—13 человек.

«Тренировочные занятия»

Подготовка к занятиям:

Для занятий необходимы карточки с символическими изображениями «методов исследования»: на тыльной стороне каждой карточки словесное обозначение каждого метода, карточки с рисунками, обозначающими темы возможных детских исследований.

Кроме того, надо приготовить ручки, карандаши, фломастеры и небольшие листочки бумаги для фиксации детьми, полученной в ходе исследования, информации.

Не будут лишними, также небольшие кафедры, мантии и академические головные уборы.

Проведение занятия:

Для того чтобы показать детям как вести себя на каждом из этапов исследовательского поиска надо выделить на добровольных началах пару наиболее активных ребят. Желательно подобрать детей энергичных, активных, с хорошо развитой речью.

Они вместе с педагогом будут выполнять главную работу исследователей от первого до последнего этапа, все остальные дети на первых занятиях будут участвовать как активные помощники.

1. Выбор темы

Шаг первый — выделенная нами пара «исследователей» определяет тему своего исследования. Для того чтобы дети смогли это сделать, предложить им заготовленные карточки с различными изображениями — темами будущих исследований.

После короткого обсуждения, направляемого педагогом, дети обычно останавливают свой выбор на какой-либо теме — выбирают ту или иную карточку.

2. Составление плана исследования

Объясним исследователям, что их задача — получить как можно больше новых сведений о том, что (кто) является предметом их исследования и подготовить о нем сообщение — небольшой доклад

Начнем с обычных проблемных вопросов, например: «Что мы должны сделать вначале?» «Как вы думаете, с чего начинает исследование ученый?»

В ходе коллективного обсуждения дети обычно называют методы исследования, последовательность его проведения и необходимо выложить карточки с обозначением методов:

• «подумать самостоятельно».

• «спросить у другого человека»

• «наблюдение и эксперимент».

• «узнать из книги»

• «посмотреть в компьютере»

• «обратиться к специалисту».

3. Сбор материала

Используемое на этом этапе пиктографическое письмо позволяет отразить информацию, полученную посредством различных сенсорных каналов (зрение, слух, вкус, температура и т. п.).

4. Обобщение полученных данных

На этом этапе необходимо выделить главные идеи, отметить второстепенные, а затем и третьестепенные.

5. Доклад.

При проведении учебных исследований, сообщить об усвоенном важно, прежде всего, тому, кто это сообщение подготовил.

После выступления исследователей — завершения доклада, надо обязательно устроить его обсуждение, дать слушателям возможность задать вопросы.

После освоения общей схемы деятельности, можно перейти к другому варианту организации этой работы — самостоятельной исследовательской практике детей. Теперь каждый ребенок сам будет проводить собственное исследование.

подготовка

Вновь понадобятся карточки с изображениями тем для будущих исследований, специальная «папка исследователя» на каждого ребенка группы и неограниченное количество маленьких листочков бумаги и ручку.

Устройство папки-исследователя: на лист картона формата А4 на-

клеены небольшие (3Х3 см) кармашки из плотной белой бумаги. На

каждом кармашке схематическое изображение «метода исследова-

ния». В эти кармашки дети будут вкладывать свои пиктографические

записки с собранной информацией.

На этом этапе в активный исследовательский поиск вовлекаются

все участники занятия. В ходе занятия дети должны иметь полную свободу перемещений по группе.

Выбрав тему, каждый ребенок получает специальную «папку иссле-

дователя», листочки для сбора информации и ручку, карандаш и фло-

мастеры. План исследования в данном случае проговаривать необя-

зательно, т. к. он изложен и уже зафиксирован на кармашках папки.

Вооружившись всем необходимым, каждый ребенок начинает действовать самостоятельно: включается в собственный исследовательский поиск. Задача педагога — выполнять обязанности активного помощника, консультанта исследователей, помогать тем, кто нуждается в помощи в данную минуту.

Как только подготовлены первые сообщения, детей можно собрать и усадить для прослушивания докладов. Надеваем на докладчика мантию и специальный головной убор. В качестве кафедры может служить небольшой столик.

Правила для педагогов при использовании технологии А. И. Савенкова

Не занимайтесь наставлениями; помогайте детям действовать независимо, не давайте прямых инструкций относительно того, чем они будут заниматься.

o На основе тщательного наблюдения и оценки определяйте сильные и слабые стороны детей.

o Не сдерживайте инициативы детей и не делайте за них то, что они могут сделать самостоятельно.

o Научите детей прослеживать межпредметные связи; не торопится с вынесенными суждениями.

o Помогайте, детям научится управлять процессом усвоения знаний.

o Подходите ко всему творчески.

Соблюдение этих рекомендаций дает хороший эффект, но не менее значимо и другое, методика исследовательского обучения помогает детям:

o уметь видеть проблему и ставить вопросы;

o уметь доказывать;

o делать выводы;

o высказывать предположения и строить планы по их проверке.

Список литературы:

1. Савенков, А. И. Детское исследование как метод обучения старших дошкольников»: Лекции 5–8. / А. И. Савенков. — М.: Педагогический университет «Первое сентября». — 2007. — 92 c.

2. Савенков, А. И. Методика исследовательского обучения дошкольников / А. И. Савенков. Серия: — Издательство: Дом Федорова. – 2010.

Бори́с Ви́кторович Са́винков (19 января 1879, Харьков — 7 мая 1925, Москва) — революционер, террорист, российский политический деятель — один из лидеров партии эсеров, руководитель Боевой организации партии эсеров. Участник Белого движения, писатель (прозаик, поэт, публицист, мемуарист; литературный псевдоним — В. Ропшин).

Известен также под псевдонимами «Б. Н.», Вениамин, Галлей Джемс, Крамер, Ксешинский, Павел Иванович, Деренталь, Роде Леон, Субботин Д. Е., Ток Рене, Томашевич Адольф, Чернецкий Константин.

Биография,

Начало деятельности,

Отец, Виктор Михайлович, — товарищ прокурора окружного военного суда в Варшаве, за либеральные взгляды уволенный в отставку, умер в 1905 в психиатрической лечебнице; мать, Софья Александровна, урождённая Ярошенко (1852/1855—1923, Ницца), сестра художникаН. А. Ярошенко — журналистка и драматург, автор хроники революционных мытарств своих сыновей (писала под псевдонимом С. А. Шевиль). Старший брат Александр — социал-демократ, был сослан в Сибирь, покончил с собой в якутской ссылке в 1904; младший, Виктор — офицер русской армии (1916—1917), журналист, художник, участник выставок «Бубнового валета», масон. Сёстры: Вера (1872—1942; в замужестве Мягкова) — учительница, критик, сотрудник журнала «Русское богатство»; София (1887/1888—после 1938; в замужестве Туринович) — эсерка, эмигрантка.

Савинков учился в гимназии в Варшаве (в один период с И. П. Каляевым), затем в Петербургском университете, из которого исключён за участие в студенческих беспорядках. Некоторое время повышал образование в Германии.

В 1897 году арестован в Варшаве за революционную деятельность. В 1898 входил в социал-демократические группы «Социалист» и «Рабочее знамя». В 1899арестован, вскоре освобождён. В том же году женился на Вере Глебовне Успенской, дочери писателя Г. И. Успенского, имел от неё двух детей. Печатался в газете «Рабочая мысль». В 1901 работал в группе пропагандистов в «Петербургском союзе борьбы за освобождение рабочего класса». В 1901 арестован, в 1902 выслан вВологду, где работал непродолжительное время секретарём консультации присяжных поверенных при Вологодском окружном суде.

Лидер Боевой организации,

Фрагмент коллективного фото: Савинков в апреле-мае 1903 г., в Вологде. Автор фотографии вологодский фотохудожник Ливерий Викторович Раевский, имел собственное фотоателье по адресу: Вологда, ул. Малая Петровка, д. 2.

В июне 1903 года Савинков бежит из ссылки в Женеву, где вступает в партию эсеров и входит в её Боевую организацию. Принимает участие в подготовке ряда террористических актов на территории России: убийство министра внутренних делВ. К. Плеве, московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, покушения на министра внутренних делДурново и на московского генерал-губернатора Дубасова.

Савинков становится заместителем руководителя Боевой организации Азефа, а после его разоблачения — руководителем. Вместе с Азефом выступает инициатором убийства священника Георгия Гапона, заподозренного в сотрудничестве сДепартаментом полиции.

В 1906 году Савинков в Севастополе подготавливал убийство командующего Черноморским флотом адмирала Чухнина. Был арестован полицией и приговорён к смертной казни, но бежал в Румынию. Адвокатом у Савинкова был В. А. Жданов.

В ночь после побега Савинков написал следующее, отпечатанное в большом количестве экземпляров извещение.

В ночь на 16 июля, по постановлению боевой организации партии социалистов-революционеров и при содействии вольноопределяющегося 57 Литовского полка В. М. Сулятицкого, освобождён из-под стражи содержавшийся на главной крепостной гауптвахте член партии социалистов-революционеров Борис Викторович Савинков. Севастополь, 16 июля 1906 г.

Эмиграция,

Из Румынии через Венгрию переправляется в Базель, потом в Гейдельберг в Германии. В Париже зимой 1906—1907 года Савинков познакомился с Д. С. Мережковским и З. Н. Гиппиус, ставшими его литературными покровителями. Основной литературный псевдоним Савинкова — В. Ропшин — «подарен» ему Гиппиус, раньше выступавшей под ним. В 1909 пишет книгу «Воспоминания террориста», в том же году публикует повесть «Конь бледный», в 1914 — роман «То, чего не было». Эсеры скептически восприняли литературную деятельность Савинкова, видя в ней политические памфлеты, и требовали его изгнания из своих рядов.

После разоблачения Азефа в конце 1908 года Савинков, долгое время не веривший в его провокаторскую деятельность и выступавший его защитником на эсеровском «суде чести» в Париже, пытался возродить Боевую организацию (однако ни одного успешного теракта в этот период организовать не удалось) и занимался этим вплоть до её роспуска в 1911 году, после чего уехал во Францию и занялся прежде всего литературной деятельностью. В 1912 году от второго брака с Евгенией Ивановной Зильберберг у Савинкова родился сын Лев, впоследствии писатель, участник интербригад в Испании и Движения Сопротивления; после 2-й мировой войны — масон, придерживался просоветских настроений, собирался вернуться на родину.

После начала Первой мировой войны Савинков вступил добровольцем во французскую армию, участвовал в боевых действиях в 1914—1918, был военным корреспондентом для газет «Биржевые ведомости», «День», «Речь» с французского фронта. Годы войны Савинков провёл с ощущением политического бездействия и чувством, что у него «перебиты крылья» (из письма к М. А. Волошину).

1917 год. Несостоявшийся диктатор,

Военный министр Керенский со своими помощниками. Слева направо: полковникВ. Л. Барановский, генерал-майор Якубович, Б. В. Савинков, А. Ф. Керенский и полковникТуманов.

После Февральской революции 1917 Савинков вернулся 9 апреля в Россию и возобновил политическую деятельность: он был назначен комиссаром Временного правительства в 7-й армии. С 28 июня — комиссар Юго-Западного фронта. Савинков активно выступал за продолжение войны до победного конца. Был «всей душой с Керенским» (письмо Гиппиус от 2 июля). Поддержал генерала Корнилова в его решении 8 июля ввести смертную казнь на Юго-Западном фронте. В середине июля Савинков советовал Керенскому заменить генерала БрусиловаКорниловым на посту Главковерха, обосновывая это тем, что Корнилов заслужил доверие офицерства.

В том же месяце Савинков стал управляющим военного министерства и товарищем военного министра (военным министром был сам премьер Керенский) и реальным претендентом на полноту диктаторской власти в стране. Волошин в письме к нему утверждал, что судьба хранит Савинкова для «чрезвычайной» роли и что он скажет «одно из последних слов в русской смуте».

22 августа 1917 года по указанию Керенского прибыл в Ставку для переговоров с Корниловым. Согласовав ряд вопросов, Савинков уехал в Петроград.

27 августа 1917 при наступлении Корнилова на Петроград был назначен военным губернатором Петрограда и исполняющим обязанности командующего войсками Петроградского военного округа. Предложил Корнилову подчиниться Временному правительству, но 30 августа подал в отставку, не согласный с изменениями в политике Временного правительства.

Был вызван в ЦК партии эсеров для разбирательства по так называемому «корниловскому делу». На заседание не явился, посчитав, что партия больше не имеет «ни морального, ни политического авторитета», за что и был 9 октября исключён из партии. На Демократическом совещании 22 сентября был избран во Временный Совет Российской Республики (Предпарламент) как депутат от Кубанской области и вошёл в состав его секретариата.

Борьба с большевиками,

Октябрьский переворот встретил враждебно и считал, что «Октябрьский переворот не более как захват власти горстью людей, возможный только благодаря слабости и неразумию Керенского». Пытался помочь осаждённому в Зимнем Временному правительству, вёл об этом переговоры с генералом М. В. Алексеевым. Уехал вГатчину, где был назначен комиссаром Временного правительства при отряде генерала П. Н. Краснова. Позднее на Дону занимался формированиемДобровольческой армии, входил в антисоветский Донской гражданский совет.

В феврале-марте 1918 года создал в Москве на базе организации гвардейских офицеров подпольный контрреволюционный «Союз защиты Родины и Свободы», включавший около 800 человек. Целями этой организации было свержение советской власти, установление военной диктатуры и продолжение войны с Германией. Были созданы несколько военизированных группировок. В конце мая заговор в Москве был раскрыт, многие его участники арестованы.

После подавления мятежей против советской власти в Ярославле, Рыбинске и Муроме летом 1918 скрылся в занятую восставшими военнопленными чехами Казань, но там не остался. Некоторое время состоял в отряде В. О. Каппеля. Потом приехал в Уфу, некоторое время рассматривался в качестве кандидата на пост министра иностранных дел в составе Совета министров Временного Всероссийского правительства («Уфимской Директории»). По поручению председателя ДиректорииН. Д. Авксентьева уехал с военной миссией во Францию (длинным путём через Владивосток, Японию, Сингапур и Индию).

Состоял в масонских ложах в России (с 1917) и в эмиграции (с 1922). Масоном был и его брат Виктор. Савинков был членом лож «Братство», «Братство народов», «Тэба», входил в предварительный комитет по учреждению русских лож в Париже.

В 1919 вёл переговоры с правительствами Антанты о помощи Белому движению. Входил в руководство Русского политического совещания в Париже. Савинков искал всевозможных союзников — встречался лично с Пилсудским и Черчиллем.

В Польше,

Во время Советско-польской войны 1920 года Савинков, обосновавшись в Варшаве (куда приехал по приглашению главы Польши Юзефа Пилсудского), создал под своим председательством так называемый Эвакуационный комитет, затем переименованный в «Русский политический комитет». В комитет, помимо Савинкова, входили Д. Философов, А. Дикгоф-Деренталь, В. Ульяницкий, Д. Одинец, В. Португалов и другие. Участвовал в создании 3-й русской армии и антисоветских военных отрядов под командованием С. Н. Булак-Балаховича. Вместе с Мережковскими издавал в Варшаве газету «За свободу!». В этот период Савинков старался представить себя вождём всех антибольшевистских крестьянских восстаний, объединяемых под названием «зелёного» движения.

Выслан в октябре 1921 года из Польши.

10 декабря 1921 года Савинков в Лондоне тайно встретился с большевистским дипломатом Красиным. Красин считал желательным и возможным сотрудничество Савинкова с коммунистами. Савинков сказал, что наиболее разумным было бы соглашение правых коммунистов с «зелёными» при выполнении трёх условий: 1) уничтожения ЧК, 2) признания частной собственности и 3) свободных выборов в советы, в противном же случае все коммунисты будут уничтожены восстающими крестьянами. Красин на это ответил, что ошибочно считать, что в РКП(б) существуют разногласия и «правое крыло», а крестьянское движение — не так страшно, но обещал передать мысли Савинкова своим друзьям в Москве. В последующие дни Савинков приглашался к Черчиллю (в то время министру колоний) и Ллойд Джорджу, которым рассказал о беседе с Красиным и сообщил свои соображения о трёх условиях, предлагая выдвинуть их в качестве условия признания Советского правительства Британией. О своих переговорах Савинков сообщил в длинном письме Пилсудскому, впоследствии опубликованном.

Порвав с белым движением, Савинков искал связей с националистическими течениями. Не случаен его интерес к Муссолини, с которым он встречался в 1922—1923. Однако в конце концов Савинков оказался в полной политической изоляции, в том числе и от эсеров. В это время он занялся работой над повестью «Конь вороной», осмысляющей итоги Гражданской войны.

Приезд в СССР, арест и гибель,

Процесс над Б. В. Савинковым, 1924 г. Основная статья: Синдикат-2

В начале августа 1924 Савинков нелегально приехал в СССР, куда был завлечён в результате разработанной ОГПУ операции «Синдикат-2». 16 августа в Минске был арестован вместе со своей последней возлюбленной Любовью Ефимовной Дикгоф и её мужем А. А. Дикгофом. На суде Савинков признал свою вину и поражение в борьбе против советской власти. Свои показания он начал так:

Я, Борис Савинков, бывший член Боевой организации Партии социалистов-революционеров, друг и товарищ Егора Созонова иИвана Каляева, участник убийств Плеве, великого князя Сергея Александровича, участник многих террористических актов, человек, всю жизнь работавший только для народа, во имя его, обвиняюсь ныне рабоче-крестьянской властью в том, что шёл против русских рабочих и крестьян с оружием в руках.

Военная коллегия Верховного суда СССР 29 августа 1924 приговорила его к высшей мере наказания — расстрелу. Верховный суд ходатайствовал перед ПрезидиумомЦИК СССР о смягчении приговора. Ходатайство было удовлетворено, расстрел заменён лишением свободы на 10 лет.

В тюрьме Савинков имел возможность заниматься литературным трудом, по некоторым данным имел гостиничные условия. В это время он пишет такие слова:

«После тяжкой и долгой кровавой борьбы с вами, борьбы, в которой я сделал, может быть, больше, чем многие другие, я вам говорю: я прихожу сюда и заявляю без принуждения, свободно, не потому, что стоят с винтовкой за спиной: я признаю безоговорочно Советскую власть и никакой другой».

Савинков написал и послал письма некоторым руководителям белой эмиграции с призывом прекратить борьбу против Советского Союза.

По официальной версии, 7 мая 1925 в здании ВЧК на Лубянке Савинков покончил жизнь самоубийством, воспользовавшись отсутствием оконной решетки в комнате, где он находился по возвращении с прогулки, выбросился из окна пятого этажа во двор.

В книге Е. А. Кочемировской «50 знаменитых самоубийц» приводится отчёт непосредственного свидетеля гибели Савинкова — В. И. Сперанского:

В комнате были Савинков, т. Сыроежкин и т. Пузицкий, последний из комнаты на некоторое время выходил… Я взглянул на свои часы — было 23 часа 20 минут, и в этот самый момент около окна послышался какой-то шум, что-то очень быстро мелькнуло в окне, я вскочил с дивана, и в это время из двора послышался как бы выстрел. Передо мной мелькнуло побледневшее лицо т. Пузицкого и несколько растерянное лицо т. Сыроежкина, стоявшего у самого окна. Т. Пузицкий крикнул: «Он выбросился из окна… надо скорее тревогу…» и с этими словами выбежал из комнаты…

Однако существует версия, согласно которой Савинков был убит сотрудниками ВЧК (эту версию, в частности, приводит писатель Александр Солженицын в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ»).

Место захоронения неизвестно.

Савинков в художественной литературе,

Савинков — прототип террориста Дудкина в «Петербурге» Андрея Белого, Высокова в «Жизни и гибели Николая Курбова» Ильи Эренбурга, выведен под собственным именем в документальной беллетристике Алексея Ремизова и Романа Гуля и в документальном романе Василия Ардаматского «Возмездие».

  • Сурмачёв О. Г. К вопросу о первой публикации рассказа А. Ремизова «Крепость».

Интересные факты,

Савинков приехал в Петербург в апреле 1917 тем же поездом, что и В. Ленин, согласно преданию выступивший тогда же с броневика на площади Финляндского вокзала. Савинкова тогда на вокзале встретил Ю. П. Анненков.

Фильмы,

  • Деятельности Савинкова посвящен фильм 1968 года «Крах».
  • Мини-сериал (6 серий) 1980 года «Синдикат-2».
  • «Выборгская сторона» (1938).
  • «Незабываемый 1919 год» (1951).
  • «Чрезвычайное поручение» (1965).
  • «20 декабря» (1981) и др.
  • В сериале «Операция „Трест“» (1967) неоднократно озвучивается различная информация о Савинкове (его деятельность после Октябрьской революции, арест, признание на суде Советской власти и др.).
  • В 1991 году по мотивам повести «Конь бледный» вышел фильм «Исчадье ада» (реж. Василий Панин).
  • В 2004 году Карен Шахназаров снял фильм «Всадник по имени Смерть» по мотивам книг Савинкова «Воспоминания террориста» и «Конь бледный».
  • В 2006 году вышел сериал Юрия Кузина «Столыпин… Невыученные уроки», основанный во многом на автобиографическом произведении Б. Савинкова «Воспоминания террориста».

Киновоплощения,

  • Зигфрид Шуренберг («Lockspitzel Asew», Германия, 1935)
  • Дмитрий Дудников («Выборгская сторона», 1938)
  • Всеволод Санаев — («Незабываемый 1919-й», 1952, в титрах не указан)
  • Владимир Эренберг («В дни Октября», 1958)
  • Семён Соколовский («Чрезвычайное поручение», 1965)
  • Владимир Самойлов («Крах», 1968)
  • Сергей Полежаев («Петерс», 1972)
  • Кристиан Рист («Azev: le tsar de la nuit», Франция, 1975)
  • Георгий Шахет («Хождение по мукам», 1977)
  • Александр Пороховщиков («Особых примет нет», 1978 «Крах операции «Террор» «, 1980)
  • Владимир Головин («20 декабря», 1981)
  • Евгений Лебедев («Синдикат-2», 1981)
  • Клайв Меррисон («Рейли: король шпионов», 1983)
  • Георгий Тараторкин («Исчадие ада», 1991)
  • Алексей Серебряков («Империя под ударом», 2000)
  • Андрей Панин («Всадник по имени Смерть», 2004)
  • Алексей Девотченко (Столыпин… Невыученные уроки, 2006)

Террорист Серебряного века. Борьба и поражение Бориса Савинкова

Нельзя сказать, что в Советском Союзе с большим почтением относились к стороне, потерпевшей поражение в Гражданской войне. В школьных учебниках оставались лишь имена политических и военных лидеров Белого движения. Попадание в учебники советской поры и означало признание большой роли человека в истории.

Борис Викторович Савинков попал и в учебники, и в советские фильмы. Правда, понять, что это был за враг, удавалось не всем. Сам Савинков схватился бы за голову, узнав, с какой легкостью советские школьники причисляют его к монархистам. Это его-то, революционера до мозга костей, одного из лидеров Боевой организации эсеров, взрывавшего русскую монархию в прямом смысле этого слова!

Борис Савинков в молодости. Источник: Public Domain

Его хвалил Владимир Ульянов

Семья Савинковых была, пожалуй, даже более революционной, чем семья Ульяновых. Отец Бориса, служивший товарищ прокурора окружного военного суда, был отправлен в отставку за либеральные взгляды, а закончил свои дни в психиатрической лечебнице. Старший брат Александр, революционер, покончил с собой в ссылке. Так или иначе, с революционным движением были связаны младший брат Виктор и сестры Вера и София.

Уже в студенческие годы Савинков принимал участие в антиправительственных выступлениях, за что и был изгнан из Петербургского университета.

С 1897 года началась череда арестов Бориса, которые поначалу не были длительными. Интересно, что в 1901 году Савинов был пропагандистом в петербургском отделении «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» — организации, основателем которой был Владимир Ленин. Правда, к моменту появления в ней Савинкова в организации уже практически не осталось ленинских единомышленников.

Одна из первых статей Бориса Савинкова под названием «Петербургское рабочее движение и практические задачи социал-демократов» получила лестную оценку Ленина, посчитавшего, что младший товарищ (Савинков на девять лет моложе большевистского вождя) далеко пойдет.

Савинков действительно пошел, но не туда, куда предполагал Владимир Ильич. Если Ленин считал индивидуальный террор неэффективным, то Савинков, вступивший в партию социалистов-революционеров, увидел в нем главный метод борьбы.

Мастер террора

Сбежав из ссылки за границу, он стал членом «Боевой организации социалистов-революционеров».

Если не считать народовольцев, убивших Александра II, то члены эсеровской «Боевой организации» стали самыми «успешными» террористами времен царской России.

Как выяснилось впоследствии, не в последнюю очередь причиной такой успешности стало то, что лидер «Боевой организации» Евно Азеф был секретным сотрудником Департамента полиции.

Сам Савинков в «двойной игре» замечен не был. Он участвовал в организации убийств министра внутренних дел Плеве, генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича и целом ряде других акций. Приложил руку Савинков и к убийству знаменитого священника Георгия Гапона, обвиненного в предательстве революции.

В 1906 году Борис Савинков с единомышленниками развернул охоту на командующего Черноморским флотом адмирала Григория Чухнина, которого называли «вешателем» за подавлением революционных выступлений моряков. Адмирал, утвердивший смертный приговор легендарному лейтенанту Шмидту, был убит на собственной даче. Вскоре Савинкова схватили и приговорили к смерти, но ему удалось бежать.

Под псевдонимом «Ропшин»

Разоблачение Азефа сильно ударило по авторитету «Боевой организации эсеров». Савинков, до последнего не веривший в предательство соратника, в эмиграции, где он оказался после побега, выступал в качестве защитника Азефа на партийном «суде чести».

Одновременно революционер пробовал себя в литературном жанре. В 1909 году написал книгу «Воспоминания террориста», в том же году опубликовал повесть «Конь бледный», в 1914 — роман «То, чего не было».

«Конь бледный», повесть с автобиографическими мотивами, выпущенная под псевдонимом В.Ропшин, стала самым известным произведением Савинкова-писателя.

Вернуть к жизни «Боевую организацию» не удалось, и накануне русской революции, тоскуя по борьбе, Савинков в Париже в качестве журналиста описывал события на фронтах Первой мировой.

Член правительства

Свержение монархии в России ознаменовало взлет Савинкова. Прибыв в апреле 1917 года в Петроград, он был назначен комиссаром Временного правительства в 7-й армии, а в июне — комиссаром Юго-Западного фронта.

И здесь Савинков снова продемонстрировал свой радикализм. Выступая за лозунг «Война до победного конца», Борис Викторович решил, что глава правительства Александр Керенский недостаточно жесток в его реализации. Савинков сблизился с представителями генералитета.

Занимая пост товарища военного министра, революционер симпатизировал участникам выступления генерала Корнилова. О дружбе Савинкова с Корниловым было хорошо известно, и Керенский посчитал его одним из участников заговора.

Савинков отрицал это, но подал в отставку, считая действия Временного правительства губительными. В октябре 1917 года он был исключен из партии эсеров.

Генерал Лавр Корнилов и лидер партии эсеров Борис Савинков, 1917 г. Фото: РИА Новости

С кем угодно, лишь бы против большевиков

Новый виток биографии Бориса Савинкова начался после Октябрьской революции. Он с яростью пытался организовать контрпереворот, метался между различными антибольшевистскими силами, при поддержке генералов Корнилова и Алексеева создал организацию «Союз защиты Родины и Свободы», готовившую вооруженное выступление.

Московская группа организации Савинкова была разгромлена, но в Ярославле, Рыбинске и Муроме ее членам летом 1918 года удалось поднять мятежи, с трудом подавленные большевиками.

Савинков не верил в необратимость происходящего. В своем стремление к борьбе он на какое-то время даже оказался рядовым бойцом в отряде белого генерала Каппеля. Затем в качестве представителя антибольшевистских сил он появился во Франции, где вел переговоры о помощи с представителями Антанты, в том числе лично с Уинстоном Черчиллем.

Затем он обосновался в Польше под крылом ее лидера Юзефа Пилсудского. В ходе советско-польской войны Савинков участвовал в создании русских отрядов, воевавших на стороне Польши. Эти подразделения были разбиты Красной Армией.

В отрыве от реальности

Окончание советско-польской войны привело к тому, что из Польши Савинкова попросили вон. Перебравшись в Лондон, он неожиданно вступил в переговоры с советским полпредом Леонидом Красиным. Считается, что Красин полагал возможным сотрудничество советских властей с Савинковым. Но амбиции того простирались слишком далеко — он заговорил о ликвидации ЧК, признании частной собственности, ограничении влияния коммунистов. В противном случае, грозил Савинков, большевистская власть будет сметена восстаниями крестьян.

Кажется, бывший лидер «Боевой организации эсеров» все дальше отрывался от реальности. Даже самые умеренные большевики не собирались выслушивать от него какие-либо ультиматумы. Крестьянские восстания были подавлены, а НЭП постепенно стал улучшать экономическое положение в стране.

Западу по-прежнему не нравились большевики, но воевать с Советской Россией желающих уже не было.

Савинков же, в поисках союзников уже добравшийся до Бенито Муссолини, шел против течения.

Военный министр Керенский со своими помощниками. Слева направо: полковник В. Л. Барановский, генерал-майор Якубович, Б. В. Савинков, А. Ф. Керенский и полковник Туманов. Источник: Public Domain

В сетях «Синдиката»

Он решил вернуться к старой тактике, устраивая теракты на территории РСФСР. Дабы обезвредить Савинкова, Контрразведывательный отдел ГПУ при НКВД РСФСР провел операцию под кодовым названием «Синдикат-2». Савинкова убедили в существовании в России разветвленной антибольшевистской организации «Либеральные демократы», которая якобы искала связей со знаменитым террористом.

История этой операции была подробно описана еще в советский период. Сегодня некоторые историки полагают, что «Синдикат-2» не был столь уж безупречно организован — просто Савинков цеплялся за любой шанс вернуться к активной борьбе, пусть даже самый сомнительный.

В августе 1924 года Борис Савинков перешел границу СССР, и вскоре был арестован в Минске.

Буквально спустя несколько дней в Москве начался показательный процесс над Савинковым.

«Я, Борис Савинков, бывший член боевой организации ПСР, друг и товарищ Егора Сазонова и Ивана Каляева, участник убийства Плеве и вел. кн. Сергея Александровича, участник многих других терр. актов, человек, всю жизнь работавший только для народа и во имя его, обвиняюсь ныне рабоче-крестьянской властью в том, что шел против русских рабочих и крестьян с оружием в руках, — заявлял революционер, — Я не преступник, я — военнопленный. Я вел войну, и я побежден. Я имею мужество открыто это сказать, я имею мужество открыто сказать, что моя упорная, длительная, не на живот, а на смерть, всеми доступными мне средствами борьба не дала результатов. Раз это так, значит, русский народ был не с нами, а с РКП. И говорю еще раз: плох или хорош русский народ, заблуждается он или нет, я, русский, подчиняюсь ему. Судите меня, как хотите».

29 августа 1924 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к высшей мере наказания — расстрелу. Однако Президиум ЦИК заменил казнь на 10 лет лишения свободы.

Процесс над Б. В. Савинковым, 1924 г. (Савинков стоит слева, у стены сидит В. Р. Менжи́нский) Источник: Public Domain

Самоубийство или убийство?

Савинкова содержали во внутренней тюрьме ОГПУ на Лубянке, причем в исключительных условиях — на стенах его камер висели ковры, заключенному была предоставлена хорошая мебель, он встречался с близкой ему женщиной. Помимо всего прочего, Савинкову разрешили писать воспоминания.

Но его это не устраивало. В письме к Дзержинскому он сообщал о желании работать на Советскую власть и просил об освобождении или… о расстреле.

7 мая 1925 года в сопровождении чекистов Савинков отправился на прогулку в парк, после чего его привезли обратно на Лубянку. В одном из кабинетов на пятом этаже заключенный ожидал, когда прибудет конвой, чтобы отвести его в камеру. В камеру, в которой не было решетки. Чекисты, находившиеся в комнате, не ожидали подвоха и расслабились, но Савинков неожиданно покончил с собой.

В эмигрантской прессе стали писать о том, что Савинков не свел счеты с жизнью, а был убит. Впоследствии эту версию растиражировал литератор Александр Солженицын.

У этой версии есть слабое место — непонятно, зачем это было нужно советским властям? Савинков был обезврежен, находился в тюрьме и выступал в качестве примера гуманности большевиков по отношению к врагам.

Стоит вспомнить и об отце Савинкова, умершем в клинике для психически больных, и о брате, также покончившим с собой. Борис Викторович Савинков не страшился смерти, его угнетало сознание того, что теперь ему не принадлежит даже собственная судьба. И из этой ситуации он нашел единственный доступный выход.