Бомбардировка плоешти 1943

Операция «Tidal Wave». Стратегические бомбардировки Румынии

В августе 1943 года бомбардировщиками Соединённых Штатов Америки была проведена операция «Приливная Волна» (Tidal Wave), что по праву считается одной из двух наиболее неудачных кампаний стратегической авиации во всей Второй мировой войне, как по потерям, так и по достигнутым результатам. Её целью стала нефтяная промышленность Румынии в Кампине, Плоешти и Брази, которая давала топливо Гитлеру и его европейским союзникам. Со стороны стран Оси в сражении участвовала истребительная авиация и зенитные орудия Германии, Румынии и Болгарии.


Румыния считалась крупной нефтедобывающей державой ещё с XIX века. В период Второй мировой войны она давала, по некоторым данным, до 30% всей нефти стран Оси. Первые воздушные налёты на Румынию начала осуществлять с крымских аэродромов ещё советская авиация в июне 1941 года. В числе уничтоженных или повреждённых румынских объектов в отчётах значился мост Карла I и нефтехранилище в Констанце. Подобные атаки продолжались ещё два месяца, пока катастрофа на фронтах не сделала их невозможными.

Вскоре об уничтожении нефтяного богатства Рейха задумались и англо-американские союзники. 13 июня 1942 года, почти через год после первой советской атаки, 13 бомбардировщиков B-24 Liberator нанесли удар по Плоешти. Главным эффектом от налёта был не ущерб промышленным объектам, который оказался крайне мал, а то, что в Берлине всерьёз озаботились сохранностью своего источника чёрного золота. Под руководством генерала Альфреда Герстенберга, который возглавлял миссию Люфтваффе в Румынии ещё с 1938 года, в этой стране была воздвигнута одна из самых мощных систем противовоздушной обороны в Европе. Она включала в себя сотни орудий только крупного и мелкого калибра, а также 52 истребителя Bf-109 и Bf-110 плюс некоторое количество румынских истребителей IAR 80.

Основная тяжесть проведения нового рейда должна была быть возложена на девятую и восьмую воздушные армии США. Предполагалось зайти к цели на малой высоте, чтобы не быть обнаруженными германскими радарами. Поскольку стартовать приходилось аж из ливийского Бенгази, перед инженерами возникла проблема увеличения ёмкости топливных баков до 3100 литров за счёт уменьшения бомбовой нагрузки. Предполагалось пересечь Средиземное и Адриатическое моря, пройти над греческим Корфу, Албанией и Югославией, при этом не попадаясь разведывательным станциям германцев, расположенным в южной Греции. Миссия американских пилотов казалась откровенно самоубийственной даже для собственного командования, которое вполне допускало гибель более 50% машин в ходе выполнения задания.

Рано утром 1 августа 177 бомбардировщиков вылетели с ливийских аэродромов и взяли курс на Румынию. По пути американцев ждали многочисленные поломки, навигационные ошибки и прочие небоевые неприятности. Тем не менее самолёты, в основной своей массе, цели достигли. Бомбы, сброшенные с малой высоты, в один миг превратили румынские нефтяные объекты в море огня. Облака огня и дыма поднялись на сотни метров. Расстояние до земли оказалось настолько небольшим, что стрелки бомбардировщиков вступали в прямые перестрелки с зенитчиками. Немногочисленные фотографии того рейда, дошедшие до наших дней, вполне красноречивы.


В результате налёта Соединённые Штаты Америки потеряли 53 машины и 660 членов экипажа, из которых 310 были убиты в бою, 108 захвачены в плен, 78 интернированы в Турции, а 4 попали к югославским партизанам. Судьба машин также была очень различной. Часть из них осталась лежать на румынских полях, несколько упали в Средиземное море, 15 бомбардировщиков были сбиты ВВС Болгарии.

Эффект от бомбардировок оказался очень спорным. Современные историки здесь расходятся в оценках. Одни утверждают, что румынская нефтяная промышленность так и не оправилась от удара до конца войны. Другие сообщают, что после наскоро произведённого восстановления выход сырья даже увеличился, что вообще ставит под сомнение смысл рейда.

В память о тех событиях в наши дни, 15 октября 2015 года, американцами была проведена операция «Tidal Wave 2» также против нефтяной инфраструктуры, но уже в рамках кампании военной и экономической изоляции запрещённого в России Исламского Государства (ИГИЛ). Эффект от этого рейда также был весьма спорным. Как известно, нефтяная инфраструктура ИГИЛ успешно функционирует и по сей день.

Операция «Приливная волна» — 70 лет тому назад…


Обычно, когда речь заходит л действиях бомбардировочных сил союзников на европейском (да и не только) ТВД, «знатоки» военной истории относятся к указанной теме с некоторой долей здорового скепсиса…
Ещё бы — «рейды тысячи бомбардировщиков», сравнимое с количеством «бомберов» истребительное сопровождение, радиолокационные бомбоприцелы, предварительная отметка целей специальными бомбами-целеуказателями, засветка вражеских РЛС полосками-windows, наконец, тотальная нехватка горючего, самолётов и квалифицированных пилотов у ПВО противника — казалось бы, идеальные условия, чего уж тут не воевать?
Однако, ИМХО, справедливо это только для конечного периода войны, 1944-45-го гг.
Бывало (и частенько бывало) по другому…
Довольно общеизвестно, что одним из больных мест III Рейха была проблема энергоносителей — Европа бедна на нефть, а ведь, как архиверно говаривал когда-то тов.Сталин — «…Современная война есть война моторов…»(с)
А мотору, как правило, хочется кушать :))
И кушать военному мотору хочется, что характерно, почти исключительно бензин, да ещё желательно высокооктановый…
Нам также известно, что бензин, керосин, соляр и мазут получают в основном при переработке нефти.
А нефть в европейских пределах в тэсэзать, товарных количествах была на тот момент почти исключительно в Румынии (ну ещё немножечко в Венгрии, и, как это ни странно, у поляков…)
Не, ну я вообще-то в курсе, что и в самой Германии, и в Австрии (которая была присоединена к Германии в 1937 году)также имелось некоторое количество месторождений нефти (если что, её там впервые ещё в 1546-ом (!!!) нашли, а добывают с 1859-го по сей день, но мизер, мизер…
Добывали немцы конечно ещё и синтетическое топливо — из угля и сланцев, методом гидрогенизации, но опять же, это было дорого, неэффективно и, что самое главное, качество его было много ниже, чем у тэсэзать, полученного естественным путём…
Так что даже ёжику в принципе было ясно, что нанеся удар по нефтедобыче можно было достаточно эффективно перекрыть кислород германской военной машине.
И вот, 14 — 26 января 1943 г. в Касабланке союзники наконец договорились об основных принципах ведения воздушной войны против Третьего рейха и порешили, что американские тяжелые бомбардировщики будут выполнять дневные налеты, а английские — ночные…
Однако соваться под огонь плотно натыканных вокруг заводов синтетического топлива Acht komma Acht ПВО Рейха было бы по меньшей мере опрометчиво и союзники коварно решили нанести удар по румынским нефтяным полям, тем более, что точное расположение стратегически важных хранилищ добытой нефти, установок для её переработки и ж/д станций для её транспортировки им было точно известно — строили всё это по проектам и под контролем английских и американских специалистов в 20-30-х гг.
(Вообще-то говоря, те же самые англичане оказывается очень давно на румынские нефтяные поля нож точили, как оказалось вокруг этого такие проекты диверсий плелись — куда там Джеймс Бонду :))), но об этом лучше отдельно…)
Была тут и ещё одна тонкость — промышленные объекты нефтеперерабатывающих заводов в окрестностях Плоешти были рассредоточены на большой площади и потребовался бы не один налет, чтобы пол­ностью «окучить» их при «традиционной» бомбежке с больших высот. Поэтому, чтобы нанести наибольший вред в ходе одного налета, было необ­ходимо выполнить максимально точные удары по наиболее важным объектам — перегоночным колоннам, установкам крекингования нефти и резервуарам с топливом, а это можно бьло сде­лать, только точно сбрасывая бомбы с малой высоты.
Кроме того, при подходе группы бомбардировщиков на большой (в несколько километров) высоте, многократно возрастала вероятность, что они будут заранее обнаружены немецкими РЛС, что даст время и возможность зенитчикам и истребителям подготовиться к отражению налёта.
И вот, к середине лета 1943 г. план налета на Плоешти, получивший кодовое наименование «Приливная волна» («Tidal Wave»), приобрел окончательный вид.
Было выбрано семь групп объектов, которые должны быть атакованы пятью «волнами» бомбардировщи­ков:
— первую «волну» составляли 30 B-24D во главе с командиром
376BG полковником Кеннетом Комптоном, летевшие пятью
группами по шесть самолетов и имевшие задачу сбросить бомбы
на нефтеперерабатывающий завод «Romana Americana», располо­
женный западнее Плоешти;
— во вторую «волну)) входили 36 «Либерейторов» из 93BG,
из них 21 самолет (три группы по шесть самолетов и одно звено из
трех самолетов) под командованием полковника Эдисона Бэкера
должен бьш атаковать завод «Concordia Vega» севернее Плоешти,
а оставшиеся 15 (пять групп по три самолета) во главе с майором
Рамсеем Поттсом (Ramsay Potts) — подвергнуть бомбежке заводы

«Standard Petrol» и «Unirea Sperallta»);
— третья и самая мощная «волна») включала 46 бомбардиров­щиков из 98BG
(четыре группы по 10 самолетов и одна группа из
шести самолетов) под командованием полковника Джона Кэна и
должна была нанести удар по заводам «Phoenix Оil») и «Astra
Romana»), находившимся южнее Плоешти;
Стартовав с аэродрома в ливийской пустыне, самолёты должны были пройти над Средиземным морем, Грецией, Болгарией и нанести с разных направлений удары по назначенным им целям:
При подготовке экипажей им показывали специальный учебный фильм, в котором кинокамера выпол­няла «наезд» на макеты целей с такой же скоростью и под таким же углом, какой должны были видеть картину цели лётчики бомбардировщиков, выполняющие налёт.
Макеты, использовавшиеся при съемках были сделаны на основе данных, полученных от американских и английских концернов, которые в предвоенные годы участвовали в расширении румынских нефтепромыслов.
На базе тех же самых данных 855-й саперный батальон при по­мощи пустых бочек из-под топлива и насыпанных мелом линий сделал в Ливийской пустыне макет района Плоешти в натуральном масштабе.
На этом макете отрабатывалась синхронизация действий всех групп бомбардировщиков, а 28 и 29 июля на нем бьmи прове­дены два полномасштабных налета, ставших своеобразной «гене­ральной репетицией».
Вечером 31 июля 1943 г. состоялось совещание, на котором при­сутствовали пилоты и штурманы всех пяти групп. На нем командующий 9-й воздушной армией США генерал Льюис Бреретон (Lewis Brereton) объявил о том, что операция «Приливная волна» назначена на следующий день — 1 августа и что целью операции является атака yефтепромыслов Плоешти. До этого момента никто из пилотов не знал, где в действительности находятся цели, на макетах которых они тренируются.
Несмотря на тщательную подготовку операции, риск был ог­ромен.
Экипажам «Либерейторов» предстояло проделать весь путь от Бенгази до Плоешти и обратно без всякого истребительного прикры­тия и никто не брался предсказать их судьбу, если противник успе­ет подготовиться к появлению бомбардировщиков.
Обращаясь к пилотам, генерал Бреретон сказал:
— Даже если никто из вас не вернется, вылет будет все равно будет рас­ценен как успешный, если вы нанесете удар по назначенным вам объектам. Немецкие армии в России и немецкие соединения, оказывающие сопротивление нашим ребятам в Италии, практически полностью зависят от поставок румынской нефти. Внезапная, полная и безвозвратная их потеря неизбежно приведёт к крушению надежд Вермахта на успех в летней кампании этого года.
Перед вами стоит задача, которая не под силу десятку сухопутных дивизий.
Никогда еще ударная стратегическая авиация не получала столь ответственного задания…
Каждый пилот получил карточку, в которой были указаны точное время запуска двигателей, начала рулежки, взлета и дан­ные о том, какую позицию должен занять его самолет в боевом порядке группы.
Точно в 07.00 1 августа в воздух поднялся пер­вый бомбардировщик — В-24D «Wongo Wongo» май­ора Брайана Флавелла (Bгian W. Flavelle) из 376BG.
Штурман это­го самолета первый лейтенант Роберт Вильсон (Robeгt Wilson) од­новременно был штурманом всего соединения бомбардировщиков, участвовавшего в операции «Приливная волна».
Вслед за ним с пяти аэродромов, расположенных вокруг Бенгази с интервалом две минуты начали взлетать остальные бомбардировщики.
Каждый из них нес 1800 кг фугасных бомб и два контейнера с небольшими зажигательными бомбами, а также дополнительные топливные баки.
Взлетная масса самолётов значительно превышала допустимую, и бомбардировщики с работающими на максимальных оборотах двигателями тяжело поднимались в воздух.
Уже во время взлета разбились несколько самолетов — перегруженные машины не смогли оторваться от взлётной полосы и, попав в тучи песка, поднятые взлетавшими ранее самолётами потеряли ориентировку и врезались в аэродромные строения и складки местности.
А вскоре экипажи 376BG, летевшие во главе боевого порядка соединения, стали свидетелями трагического и до сих пор неясного инцидента, который едва не положил конец всей операции.
Уже упомянутый ранее «Woпgo Woпgo» майора Флавелла, возглавлявший боевой поря­док группы, без всякой видимой причины неожиданно начал быстро валиться на крыло.
Через несколько секунд самолёт упал в море и мгновенно ушел под воду. Весь его экипаж, включая первого лейтенанта Вильсона, погиб и соединение осталось без штурмана.
В сложившейся ситуации место лидера должен был занять ко­мандир 376BG полковник Кеннет Комптон, однако его самолет находился в глубине боевого порядка группы.
В бомбардировоч­ной авиации былоо принято, что командир группы занимает лиди­рующую позицию, и столь необычное местонахождение самолета Комптона объяснялось только тем, что на борту у него находился командир 9-го бомбардировоч­ного командования генерал Узал Энт, руководивший всей опера­цией «Приливная волна».
В результате Комптон должен был «про­дираться» сквозь боевые порядки своего соединения, чтобы занять место лидера.
Вся ответственность за точность навигации легла на плечи его молодого и недостаточно опытного штурмана, которо­му теперь в расчетах помогал лично генерал Энт.
Над Средиземным морем колонна сильно растянулась и многие самолёты потеряли друг друга из виду.
Позже, уже после уже более чем 5-часовового полёта, уже над Румынией, выяснилось, что в результате навигационной ошибки группа приближается к цели совсем с другой стороны.
Поскольку стало ясно, что самолёты имеют минимальные шансы атаковать заранее намеченные цели, генерал Энт отдал пилотам приказ сбрасывать бомбы на объекты по собственному выбору.
Получив сообщение, летевшие позади B-24D из 93BG во главе с полковником Эдисоном Бэкером сразу же круто повернули к дымам нефтеперерабатывающих заводов Пло­ешти, видневшимся на горизонте слева. В результате «Либерейторы» Бэкера вышли к Плоешти раньше, чем лидировавшая 376BG пол­ковника Комптона, и не как
планировалось с севера, а прямо с противоположной стороны. Когда бомбардировщики приблизились, зенитная артиллерия внезапно открыла сильнейший заградительный огонь.

К 1 августа 1943 г. она включала 36 тяжелых и 16 легких зенит­ных батарей, имевших в своем составе 164 88-мм зенитных орудия и 210 20-мм и 37-мм зенитных автоматов.

Непосредственно над рай­оном нефтепромыслов в воздухе находился 71 аэростат загражде­ния, а по железнодорожной дороге курсировала т.н. «гусеница» — специальный железнодорожный состав с зенитными установками, который, передвигаясь вместе с атакующими самолетами, мог постоянно держать их в зоне своего огня.
Как потом стало известно, в тот день противовоздушная оборона Плоешти выпустила 3552 снаряда калибра 88 мм и 56271 снаряд калибром 20 мм и 37 мм.
Для прикрытия района Плоешти румынская авиация выделила пять эскадрилий дневных истребителей и одну ночную истребительную эскадрилью, а Люфтваффе — три эскадрильи Bf-109F/G.
И вот теперь первыми убедиться в мощи противовоздушной обороны Плоешти пришлось именно пилотам 93BG. Прямо перед ними лежал нефтеперерабатывающий завод «Colombia Aquila», который по первоначальному плану был целью лишь чет­вертой «волны» бомбардировщиков.
Когда до него оставалось еще около трех миль, В-240 42-40994 «Hells Wench» полковника Бэкера, возглавлявший боевой порядок 93BG, получил четыре прямых по­падания, причем последнее их них в кабину пилотов, и загорелся.
Самолеты группы в тот момент летели над открытой ровной мест­ностью. Бэкер и его второй пилот майор Джон Йерстад (John L. Jerstad) вполне могли, произведя аварийный сброс бомб, благопо­лучно совершить вынужденную посадку, но тем не менее продол­жали вести группу на цель.
Когда до завода оставалось несколько сот метров, «Либерейтор» Бэкера получил пятое прямое попадание. Охваченный пламенем бомбардировщик, державшийся в воздухе лишь каким-то чудом, упорно летел вперед между крекинговых колонн.
И только когда самолеты 93BG начали сбрасывать бомбы на цель, он предпринял отчаянную попытку набрать высоту.
По мнению пилотов бомбардировщиков, летевших вслед за ним, это могло означать лишь одно — Бэкер и Йерстад пытались дать возможность своему экипажу выпрыгнуть на парашютах, поскольку внизу находился завод и вынужденная посадка была уже невозможна. Однако было уже поздно, и горящий «Либерейтор», свалившись на крыло, вре­зался в землю, похоронив под своими обломками весь экипаж из десяти человек.
Накануне на предполетном совещании в ответ на вопрос кого-то из своих пилотов, что он будет делать, если его самолет подобьют, Бэкер сказал: «Я доведу вас до Плоешти, даже если мой самолет развалится на части».
И он выполнил свое обещание…
За налет на Плоешти полковник Эдисон Бэкер и его второй пилот майор Джон Йерстад были посмертно награждены высшей амери­канской наградой — Медалью Почета (Medal of Honor).
На B-24D 42-40753 «Eager Egle» первого лейтенанта Ллойда Хьюжеса (Lloyd D. Hughes) зенитными снарядами бьmи пробиты крыль­евые топливные баки.
Боковые бортстрелки сержанты Малькольм Далтон (Malcolm С. Dalton) и Эдмонд Смит (Edmond Н. Smitl1) со­общили своему командиру, что видят, как из поврежденных баков струйками вытекает горючее, но Хьюжес решил продолжать атаку.
В следующее мгновение после того, как были сброшены бомбы, языки пламени с земли достали до пробитых крьльев «Либерейто­ра», которые сразу же вспыхнули.
Хьюжес направил самолет в до­лину реки Прахова, которая протекала вдоль западных окраин Кымпины, чтобы совершить там вынужденную посадку. Неожи­данно прямо по курсу горящего как факел бомбардировщика по­казался бетонный мост. В последний момент Хьюжес и второй пи­лот Чарльз Халл (Charles Т. Hull) попытались немного набрать вы­соту, но было уже поздно, и через несколько секунд «Либерейтор» взорвался.
Вы мне не поверите, но два че­ловека из его экипажа при этом всё же остались в живых — боковой борт-стрелок Эдмонд Смит и хвостовой борт-ст­релок Томас Хофф (Thomas А. Hofl)
Всего 1 августа 1943 г. румынские пилоты сбили девять (один тараном!) и повре­дили три В-24.
Румынская же авиация при потеряла два истребителя, и еще два получили повреждения, один пилот погиб и один был тяжело ранен.
Их союзники из Люфтваффе сбили семь и повредили девять «Либе­рейторов», потеряв при этом три Bf-109G.
Обратно «Либерейторы», принимавшие участие в операции «Приливная волна», добирались уже кто как мог — небольшими группами или поодиночке. Восемь наиболее сильно поврежденных самолетов, не имевшие шансов дотянуть до своих аэродромов, были вынуждены совершить посадки на территорий нейтральной Турции, где их экипажи были интернированы.
23 бомбардиров­щика приземлились на английских аэродромах на островах Кипр и Мальта, на аэродромах в южной части Сицилии, которая к это­му времени уже находилась в руках союзников…
Самолеты, направлявшиеся на Кипр, летели туда по кратчай­шему пути через турецкую территорию.
Одним из них был B-24D «Sweet Adeline» первого лейтенанта Стапислауса Подо­лока (Stanislaus J. Podolok) из 389BG.
Уже над Турцией он догнал «Либерейтор» из 98BG, который на трех двигателях тоже тянул в сторону Кипра. Рации у обоих отказали, и поэтому пилотам пришлось вести переговоры при помощи лам­п АНО, передавая ими сигналы азбуки Морзе. Оба пилота решили дер­жаться вместе, что, как оказалось правильным решением, ибо вскоре в воздухе появились турецкие истребители Р-40С, которые попытались заставить бомбардировщики совершить посадку.
В ответ пулеметы обоих «Либерейторов» раз­вернулись в их сторону, красноречиво давая понять туркам, что американские экипажи не намерены им подчиняться. Видимо, ни одна из сторон не захотела дальнейшего развития конфликта, и потому турецкие истребители поверну­ли назад, а В-24 беспрепятственно покинули воздушное простран­ство Турции и вскоре приземлились на английском аэродроме око­ло Никосии.
Последним само­летом, приземлившимся в Бенгази, стал В-24D «Libeгty Lad» Кентона Макфарланда (Kenton D. McFaгlaпd) из 93BG, проведший в воздухе 13 часов 45 минут(!!!)
Он смог дотянуть до побе­режья Северной Африки на двух двигателях, а его экипаж, чтобы максимально облегчить самолет, демонтировал и выбросил за борт практически всё, что только можно было открутить или оторвать от фюзеляжа в полёте…
При этом, поскольку оба работавших двигателя находились на одном крыле, бортмеханик и бомбардир всю обратную дорогу помогали пилотам удерживать педали рулей направления, чтобы не дать «Либерейтору» завалиться в штопор.

Суммарные потери по американским меркам были ужасающими — из примерно 170 самолетов, поднявшихся утром в воздух, 53 были уничтожены, 23 вынужденно сели в разных местах, 88 вернулись на свои базы, но значительная часть из них были впоследствии списана, как не подлежащие восстановлению.
В результате налета общий объем производства нефтепродуктов в Плоешти сократился более чем наполовину и составил всего 46% от прежнего.
Завод «Cгeditul Minen» — единственный в Румынии производитель высокооктанового авиационного бензи­на был практически уничтожен. Завод «ColomЬia Aqнila» бьm выведен из строя на одиннадцать
месяцев, восстановление завода «Astra Romana» заняло семь меся­цев, а завод «Stella Romaпa» не работал до декабря 1943 г. Меньше всего пострадал завод «Concordia Vega», но и он смог выйти на прежний объем производства только через шесть недель.
P.S. Всем, кто дочитал до этого места — красивый бонус 🙂

Мир

Основное место в представлении о воздушной войне занимают те налеты, которые Королевские военно-воздушные силы (RAF) совершали с конца 1942 года на немецкие города. Своей кульминации авиационная война достигла во время проведения операции «Гоморра» и налета на Гамбург в июле 1943 года. Обладавший господствующим положением в воздухе бомбардировочный флот союзников разрушал город за городом, и при этом немецкая оборона никак не могла этому помешать. Однако в упомянутой картине есть один изъян. Она фальшива, хотя (лучше сказать — именно потому, что) военно-воздушные силы США (USAAF) разработали тогда свою собственную стратегию.
Еще на конференции в Касабланке в январе 1943 года по вопросу о будущих воздушных налетах дело почти дошло до разрыва между Соединенными Штатами и Великобританией. Королевские ВВС хотели расширить концепцию применения ночных налетов, тогда как их американские союзники настаивали на проведении целенаправленных налетов в дневное время суток. Они считали, что у ночных налетов имелся большой недостаток, поскольку их можно было проводить только против крупных целей, то есть городов, а точность попадания была при этом минимальной. Кроме того, вывести из строя такие важные в военном отношении цели, как оборонные предприятия или химические установки было практически невозможно.
Что касается британцев, то они считали налеты в светлое время суток слишком рискованными, поскольку они тогда еще не располагали самолетами сопровождения, способными защитить бомбардировщики от вражеских истребителей. Британцы также не верили в точность бомбометания с большой высоты и делали ставку на разрушение морали немцев, к которому, как они считали, приводили их налеты.
Путь к достижению компромисса был достаточно трудным. Британские ВВС продолжали совершать свои ночные налеты, тогда как американские военно-воздушные силы, имея в своем распоряжении хорошо вооруженные «летающие крепости» B-17 и B-24 хотели сместить акцент в сторону нацеленных бомбардировок. При этом американское руководство исходило из того, что летящие на большой высоте группы бомбардировщиков со своим вооружением на борту сами способны отразить нападение немецких истребителей. Результатом подобных оценок и стала операция, вошедшая в анналы американских ВВС как «Черное воскресенье».
Кодовое название «Приливная волна»
Задача, прежде всего, 8-ой воздушной армии состояла в освоении новой тактики при осуществлении операций с английских аэродромов, в которых принимали участие неопытные экипажи и новые машины. Часто это были отчаянные по своей смелости налеты, сопровождавшиеся потерями. В том числе и для того, чтобы продемонстрировать англичанам эффективность дневных налетов, было запланировано проведение масштабной акции на другом конце Европы. Речь шла о разрушении румынского нефтяного комплекса в Плоешти.
Этот нефтеперерабатывающий завод, находившийся на расстоянии 90 километров к северу от Бухареста, был главным источником топлива для немецких сухопутных сил, тогда как более 90% авиационного топлива производилось путем гидрирования. Сам план был более чем оптимистичным: за один единственный день стратеги USAAF хотели полностью уничтожить центральный ресурс ведения войны Гитлера, и для этого американцы рассчитывали использовать целую армию.
Проведение этой операции, получившей кодовое наименование «Приливная волна» (Tidal Wave), было поручено находившейся в Северной Африке 9-ой воздушной армии США. Идея состояла в следующем: пять групп бомбардировщиков должны были подняться в воздух в Тунисе, пересечь Средиземное море, пролететь над Албанией, затем над Белградом повернуть на восток и вскоре на низкой высоте преодолеть зону действия немецко-румынской воздушной разведки. На высоте от 30 до 100 метров планировалось осуществить и основной налет, в ходе которого появлялась возможность более точного бомбометания. Обратный полет предполагалось осуществить через греческий остров Корфу.
Отобранные экипажи прошли интенсивную подготовку перед запланированной операцией. В пустыне недалеко от Бенгази была возведена модель Плоешти, с помощью которой летчики готовились к выполнению этого сложного задания. Однако достаточного количества новых бомбардировщиков типа B-24 Liberator не оказалось в наличии, и поэтому пришлось использовать старые машины 8-й армии, которые еще надо было отремонтировать. Кроме того, для преодоления расстояния в 4,3 тысячи километров надо было применять дополнительные топливные баки, что в результате уменьшало бомбовую нагрузку.
Две группы бомбардировщиков отстали
Когда 1 августа в воздух поднялось 177 машин, то бомбовая нагрузка каждой из них составляла всего две тонны. И они были перегружены. Один бомбардировщик потерпел аварию уже при старте, а еще десять самолетов из-за проблем с моторами были вынуждены вскоре вернуться на базу. Одна группа бомбардировщиков, составленная из старых машин, вскоре отстала и потеряла контакт с остальными участниками операции.
Чтобы ввести в заблуждение немецкую разведку, был отдан приказ сохранять абсолютное радиомолчание. Тем не менее немецкая служба радиоперехвата на раннем этапе смогла обнаружить американскую группировку. Как только бомбардировщики появились над Дунаем, оборона в Плоешти была приведена в состояние боеготовности.
К этому моменту американскую группировку постигла еще одна неудача. В районе острова Корфу ведущий самолет с главным навигационным оборудованием рухнул в море. Тем не менее кое-как удалось достичь Белграда и оттуда американские бомбардировщики взяли курс на намеченную цель. Однако во время важной смены позиций уже над румынской территорией еще одна группа самолетов отстала и направилась в сторону столицы Румынии Бухареста.
В итоге только 34 бомбардировщика начали налет на Плоешти. Многочисленные зенитные батареи, установленные после пробного налета в июле, были укомплектованы соответствующими расчетами, а командование люфтваффе смогло поднять в воздух 69 истребителей. Большинство американских пилотов сбросили свои бомбы на цели с низкой высоты, однако точность попадание не в последнюю очередь из-за сильного задымления и плотного зенитного огня оказалась невысокой. Многие бомбардировщики были сбиты или сильно повреждены.
Обе отставшие группы — полетевшие в сторону Бухареста бомбардировщики сделали разворот, когда они увидели, что ошиблись — также начали сбрасывать свои бомбы. Они мешали друг другу и понесли тяжелые потери. Их дезорганизованное возвращение на базу проходило в конечном итоге через территорию Болгарии, где они подверглись нападению со стороны болгарских ВВС.
«Утрачено превосходство в воздухе»
Результат проведенного налета оказался катастрофическим. Из 177 самолетов только 154 достигли цели. Из них 54 были сбиты, а почти все остальные получили серьезные повреждения. Некоторые бомбардировщики долетели до территории Турции, где их экипажи были интернированы, тогда как другие смогли добраться до Кипра или до Мальты. Из 1765 членов экипажей 532 человека погибли; с противоположной стороны были убиты около 100 немцев и румын, а также 100 гражданских лиц. «Таким образом, даже потери 8-й армии казались на этом фоне не столь значительными», — резюмирует специалист по воздушным сражениям Хорст Боог (Horst Boog).
К этому следует добавить, что самый большой по количеству потерь американский налет не имел почти никакого результата. Из-за бомбардировок теоретические производственные мощности в Плоешти были в течение шести недель сокращены в отдельных случаях на 42%. Однако установки этого предприятия были соединены друг с другом в единую сеть, и, кроме того, они никогда не использовались на полную мощность, и поэтому практические последствия авиаудара оказались незначительными.
Пищей для теории заговора в конечном итоге послужило то обстоятельство, что в результате бомбардировок не пострадали установки компании Romana Americana, принадлежавшей американскому концерну Standard Oil. Единство среди союзников было также вскоре поколеблено слухами о том, что при налете на Плоешти в качестве задачи при нанесении бомбовых ударов значилось уничтожение нефтеперерабатывающих установок, принадлежавших британским и французским концернам.
Последовавшие вскоре после этого операции американских ВВС, в ходе которых также было много потерь, доказали, что их тактика дневных налетов не гарантировала успеха и что ее нужно было срочно менять. В официальной истории американских ВВС отмечается: «В середине октября 1943 года кампания по осуществлению дневных бомбардировок достигла кризисной точки. Потери при их проведении возросли, что стало вызывать тревогу, тогда как успехи оказались сомнительными… В этот момент 8-я воздушная армия утратила свое превосходство в воздухе над территорией Германии».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

10 фактов об операции «Приливная волна»

В годы Второй мировой войны важным фактором, повлиявшим на окончание войны в Европе, стали регулярные бомбардировки большими силами стратегически важных целей Германии и ее союзников. Одной из таких крупных операций стала бомбардировка объектов румынской нефтедобывающей промышленности 1943 года, которая получила кодовое название «Приливная волна» (Tidal Wave )

1. Для отработки методики в составе USSAF было создано специальное подразделение, известное как HALPRO. Экипажи и бомбардировщики В-24 «Либерейтор» в начале июня 1942 года перебросили на аэродром Файид в районе Суэцкого канала.

Один из первых экипажей В-24 из состава HALPRO. Источник: http://www.tomandrodna.com/

2. Боевым крещением для HALPRO стал рейд 12 июня 1942 года в направлении нефтеперерабатывающих заводов в Плоешти (Румыния). В налете приняли участи 13 B-24D под командованием полковника Гарри Хальверсона. В итоге до цели дошли только 12 машин, а на вспомогательный аэродром в Ирке вернулось только семь. При этом задачи не были выполнены: 8 бомб упало в Черное море, 2 – в Констанце, 6 – в Плоешти, 6 – в Тиешани и несколько в Циофлицени.

Бомбардировщик В-24. Источник: http://img.photobucket.com/

3. Из этого неудачного налета свои выводы сделало командование люфтваффе, которое резко усилило ПВО Плоешти. Сюда были стянуты 36 тяжелых зенитных батарей (164 орудия калибра 88 мм), 16 батарей легкой артиллерии (210 стволов калибра 20 и 37 мм), 71 аэростат заграждения и так называемый «Катерпиллер» (бронепоезд ПВО). Кроме того, тут стали базироваться пять истребительных эскадрилий, одна эскадрилья ночных истребителей ВВС Румынии и пять эскадрилий (из них две ночных истребителей) люфтваффе.

20-мм зенитная пушка FLAK 30. Источник: http://waralbum.ru/

4. Американские военные спланировали основной налет на Плоешти на 1 августа 1943 года. Внезапную атаку предусматривалось осуществить силами пяти групп В-24, которые, взлетев с аэродромов в Северной Африке, должны были пролететь более 3200 км. Чтобы избежать обнаружения, машинам предстояло лететь на сверхмалой высоте. Бомбометание предполагалось осуществлять с высот от 15 до 90 метров. Целями для атак должны были стать семь нефтеперерабатывающих заводов и нефтехранилища.

В-24 перед взлетом. Источник: http://f1.s.qip.ru/

5. Однако с самого начала все пошло наперекосяк – лидирующий «Либерейтор» врезался в море, унеся с собой главного штурмана. Самолет резервного штурмана должен был вернуться на базу из-за технических проблем. Над Грецией группу встретила плохая погода, и плотные оборонительные порядки бомбардировщиков рассыпались. И, наконец, ошибочно выбранный поворотный пункт маршрута направил передовые части бомбардировщиков к столице Румынии – Бухаресту, который был окружен многочисленными позициями зениток.

В-24 над Плоешти. Источник: http://waralbum.ru/

6. Около 14:00 экипажи В-24 93-й бомбардировочной группы начали атаку. Из-за навигационной ошибки первоначальный план нападения стал бесполезным, и экипажи были вынуждены бомбить первые попавшиеся цели. Следующие за ведущей эскадрильи поступили аналогичным образом. В дело вступила зенитная артиллерия – огонь был невероятно плотным и точным! «Либерейторы» летели настолько низко, что иногда их стрелки устраивали дуэли с расчетами зениток. Пламя и дым от горящих нефтеперерабатывающих заводов поднималось на высоту свыше 300 метров, покрывая пролетавшие самолеты копотью. Спустя двадцать семь минут после падения первых бомб все было кончено. Но американцам еще предстоял семичасовой обратный путь, на котором их подстерегали буквально стаи истребителей.

Американцы над румынскими нефтехранилищами. Источник: http://avialand.org/

7. Для отражения атаки летчики люфтваффе выполнили 69 боевых вылета, сбив 7 самолетов противника, но и потеряв два самолета сбитыми (оба летчика погибли) и 9 поврежденными.

Немецкий истребитель Bf-109. Источник: http://www.helmo.gr/

8. Румынские летчики потеряли 2 самолета (один летчик погиб, остальные получили ранения разной тяжести) и еще 2 самолета были повреждены. Зато сами заявили о 9 сбитых американских бомбардировщиках.

Румынские истребители IAR-80. Источник: http://www.wwiivehicles.com/

9. Из налета в Ливию вернулись всего 88 В-24, из которых 55 были повреждены. Часть машин совершила посадки в нейтральной Турции, и экипажи были интернированы.

Поврежденный В-24, экипаж которого смог совершить посадку после рейда на Плоешти.

Операция «Tidal Wave» (Приливная волна)


1 августа 1943 года, аэродром в Бенгази, Северная Африка, 6 часов утра. Командующий 9-й воздушной армией США генерал Энт смотрит на выстроившихся на лётном поле экипажи пяти авиаполков – более 2.000 человек, ждущих его напутственного слова.
Генерал набирает воздуха в грудь:
— Парни! Мне нечего добавить к сказанному вчера: вам доверено выполнение важной и ответственной задачи. Каждый второй из вас сегодня не вернётся назад. Но если вы сделаете всё как надо, десятки тысяч русских парней останутся в живых. Ударные группы возглавляют командиры полков. Я лечу вместе с вами. По машинам!
Кровь войны
Вторая мировая война была войной моторов. Хотя ни советская, ни немецкая армия не отказывались от конной тяги (в вермахте на июнь 1941 года было более 1 миллиона голов лошадей – не такой уж моторизованной была немецкая армия!), ударной силой были танки, самолёты и в несколько меньшей степени флот.
Однако без бензина и солярки вся эта техника бесполезная груда железа. Разворот германской армии летом 1942 года на юг на Сталинград – это поход за бакинской нефтью. Бои Африканского корпуса Роммеля в Северной Африке – это битва за иранскую нефть (которой так не хватало «Лису пустыни» – в июне 1942 года его танки, обратив в бегство превосходящую по численности британскую армию, остановились всего в 100 км от Александрии потому что у танкистов банально кончилась горючка в баках). Кровью войны называли нефть художественные натуры.

Всю Вторую мировую войну немецкие вооружённые силы ездили, летали и плавали на румынской нефти. Севернее Бухареста в окрестностях г.Плоешти на площади в несколько десятков квадратных километров стояли и качали нефть десятки скважин, и более десятка нефтеперегонных заводов перерабатывали нефть в бензин. Нефтеперерабатывающий комплекс в Плоешти являлся вторым в мире по объёмам добычи и переработки нефти, уступая лишь техасскому.
И союзники, и СССР давно мечтали «обескровить» немецкую армию — уничтожить, стереть с лица земли нефтяной комплекс в Плоешти, однако сделать это было не так-то легко: находящиеся в центре Европы Плоешти были вне досягаемости бомбардировочной авиации. Никакой бомбардировщик не мог долететь из Англии до Румынии и вернуться обратно. СССР от Румынии отделяли оккупированные немцами территории.
Однако осенью 1942 года союзники окончательно отбили у немцев в Ливии г.Бенгази, где находились аэродромы, с которых можно было достать до Плоешти.
Боевая задача неимоверной сложности
Командующий ВВС США на Ближнем Востоке генерал Бреретон склонившись над картой, водил по ней пальцем:
— Это будет не просто бомбардировка, это будет удар потрясающей силы, который подорвёт военно-техническую мощь Германии. Предполагается нанести удар силами 5 авиаполков, это 200 бомбардировщиков. Самолёты вылетят из Бенгази, пересекут Средиземное море, пролетят над Грецией, Югославией, Болгарией. Цель атаки – семь групп объектов: нефтеперегонные заводы, нефтехранилища, установки крекингования нефти. В полёте сохранять полное радиомолчание…
Командующий 9-й воздушной армии ВВС США генерал Узал Энт внимательно слушал. Он понимал, какую неимоверной сложности задачу ставит перед ним командующий.
Гитлер прекрасно понимал ценность Плоешти. Не доверяя румынам, охрану комплекса он возложил на генерала Альфреда Герстенберга, имевшего славу гения немецких ПВО. Вместе с генералом из Германии в Румынию прибыли зенитные орудия с расчётами и самолёты с экипажами. К августу 1943 года вокруг Плоешти стояли 16 лёгких зенитных батарей (210 зенитных автоматов) и 36 тяжёлых, имевших на вооружении 164 88-мм зенитных орудия, насквозь пробивавших лобовую броню Т-34 и разносивших на куски британские «Матильды».
По железной дороге курсировал состав с установленными на платформах зенитками — передвигаясь вместе с атакующими самолетами, он мог постоянно держать их в зоне своего огня. Небо защищали 71 аэростат заграждения, 6 румынских эскадрилий истребителей и 5 немецких. Герстенберг изводил личный состав бесконечными тревогами, в ходе которых Юнкерсы имитировали авианалёты союзной авиации. Плоешти отнюдь не были лёгкой добычей.
— И ещё, — Бреретон выпрямился, — каждая бомба должна лечь точно в цель, поэтому бомбить будете не с 5.000 метров, как обычно, а с предельно низких высот.
— 2.000 метров? 1.000? 500?
— 90 и ниже.
Менее 90 метров. Это значит, что малейшая ошибка в пилотировании – и смерть. Это значит, что самолёты окажутся в зоне поражения не только зенитных орудий, но даже простого стрелкового оружия. Это значит, что если самолёт будет подбит, экипаж не сможет спастись, выбросившись с парашютом – тот не успеет раскрыться. Вот что такое «90 метров и ниже».
Генерал Энт счёл необходимым высказать своё мнение:
— Сэр, при таких условиях потери в людях и технике будут не менее 50%.
— Генерал, если даже не вернётся никто, но задача будет выполнена, операция будет считаться успешной.
Операция началась
В начале лета в Бенгази начали прибывать тяжёлые бомбардировщики В-24 «Либерейтор», которые в отличие от B-17 «Летающих крепостей» имели большую дальность полёта. Машины оборудовали дополнительными топливными баками, пулемётами и прицелами для бомбометания с малых высот. Всё лишнее снималось.
Скоро немецкая разведка получила информацию, что в ливийской пустыне сапёры из пустых бочек выстроили контуры объектов, на которых экипажи бомбардировщиков отрабатывают синхронность действий при заходе на цель. Немцы всполошились: «Что готовятся бомбить американцы?» Но этого не знали и сами пилоты. 28 и 29 июля экипажи провели «генеральную репетицию» с полноценным бомбометанием, а вечером 31 августа им объявили: цель – нефтяные комплексы в Плоешти.
1 августа 1943 года в 7:00 на аэродроме в Бенгази загудели моторы бомбардировщиков. 178 машин, взлётная масса каждой значительно превышала допустимую, с интервалом в две минуты с тяжёлым рёвом одна за другой поднимались в воздух. Каждый самолёт нёс 12,4 т топлива, 1,8 т бомб и должен был преодолеть 3600 км в оба конца.
Однако с первых же минут всё пошло не по плану.
Гладко было на бумаге…
Заведённые одновременно моторы армады бомбардировщиков подняли целую песчаную бурю. Видимость упала до нуля, машины взлетали вслепую, два бомбардировщика столкнулись. Попавший в моторы песок вывел из строя несколько машин, 11 бомбардировщиков повернули назад.
Над Средиземным морем летевший во главе соединения В-24 «Woпgo Woпgo» майора Флавелла внезапно начал терять высоту и упал в море. Вместе с самолётом ушёл на дно главный штурман операции. Соединение осталось без «поводыря». Генерал Узал Энт, летевший на борту самолёта полковника Комптона, возглавил группу, взяв на себя роль ведущего. Над Югославией самолёты попали в грозу и боевой порядок распался. Рейд всё менее и менее напоминал тщательно разработанную операцию.
В 12:20 летящие самолёты засекли ПВО союзной Германии Болгарии, и в кабинет генерала Герстенберга вбежал офицер со срочным сообщением. Герстенберг развернул карту — для такой армады бомбардировщиков в Румынии есть только две цели: Плоешти и Бухарест. Что же летят бомбить эти подлые янки?
Навигационная ошибка
Точкой поворота бомбардировщиков на Плоешти был определён румынский город Флорешти. Полковник Комптон, возглавляющий группу, смотрит на лежащий под самолётом город, сверяется с картой и даёт приказ на разворот. Штурман возражает: «Рано, это не Флорешти». Но штурман – молодой 20-летний лейтенант, у которого это первый дальний вылет, полковник не верит ему. Находящийся на борту генерал Энт больше верит полковнику и самолёт меняет курс, вслед за ним разворачиваются и все остальные бомбардировщики.
В кабинет генерала Герстенберга вбегает офицер и докладывает об изменении группой курса. Генерал смотрит на карту, ему всё ясно: цель – Бухарест. Отдаётся приказ, вся румынская авиация поднимается в небо и летит защищать столицу Румынии.

А в это время командиры ведомых Комптоном ударных групп один за другим, нарушая радиомолчание (операция под угрозой срыва!), докладывают Энту об ошибочности курса. Генерал понимает, что прав был всё-таки лейтенант, а он и полковник ошибались. Однако теперь боевой порядок расстроен окончательно, самолёты сбились с курса, а ни о каких воздушных манёврах, перестроениях и не может быть и речи: топлива в баках «Либерейторов» только на полёт в оба конца и на 20 минут бомбардировки – и ни одного лишнего галлона. План операции окончательно летит к чёртям. И генерал отдаёт приказ: разворачиваться на Плоешти, но теперь каждая группа самостоятельно выбирает себе цель для удара. Бомбардировщики меняют курс.
Генерал Герстенберг, узнав о новом манёвре «Либерейторв», в отчаянии ломает карандаш: «Проклятые янки!» Вслед вылетевшим истребителям летит приказ разворачиваться на Плоешти, но генерал понимает, что перехватить бомбардировщики на пути к нефтекомплексу истребители уже не успеют.
В 14:00 первой вышла на бомбёжку группа полковника Эдисона Бэкера. Зенитная артиллерия открыла заградительный огонь.
Твёрдое слово полковника Бэкера
Накануне полковник проводя инструктаж, сказал: «Если что-то пойдёт не так, повторяйте мои манёвры: я снижаюсь – и вы снижайтесь, я открываю бомболюки – и вы открывайте, я сбрасываю бомбы – начинайте бомбёжку и вы» — «Сэр, — спросил кто-то, — а что нам делать, если Вас подобьют?» — «Я буду вести вас, если даже мой самолёт будет разваливаться на куски», — ответил Бэкер.
Когда до цели оставалось менее 5 км, в самолёт полковника попали сразу 4 снаряда. Впереди было чистое поле, экипаж мог аварийно сбросить бомбы и сесть на вынужденную посадку, однако горящий бомбардировщик летел вперёд, ведя за собой всех остальных. Отбомбившись, В-24 начал набирать высоту. Видимо, пилот намеревался поднять бомбардировщик и дать экипажу возможность выброситься с парашютом. Однако в машину попал пятый снаряд, и самолёт упал, похоронив под собой весь экипаж из 10 человек.
Полковник Бэкер сдержал своё слово.
Налёт и возвращение
Бомбардировщики шли настолько низко, что немецкие зенитчики видели лица пилотов. Снизу стреляло всё, что могло стрелять. Неторопливые бомбардировщики не могли маневрировать и просто шли на огонь.
Подоспели вернувшиеся с полпути летевшие на Бухарест румынские и немецкие истребители, и пока пилот и бомбардир В-24 решали каждый свою задачу, стрелки отбивались от наседавших немецких Ме-0109 и румынских IAR-80.
Весь налёт занял 27 минут. Внизу расстилалось море огня – горели заводы, нефтехранилища и сбитые «Либерейторы». Клубы дыма застилали небо.
Отбомбившись, лётчики развернули машины и легли на обратный курс. Однако возвращение отнюдь не было лёгким. Бомбардировщики догоняли и сбивали истребители. Часть машин из-за полученных повреждений на обратном пути упали в море, часть сели на территории нейтральной Турции, где лётчики были интернированы.
Часть смогли дотянуть до Мальты и Кипра, занятых союзниками и только 88 бомбардировщиков (из которых 53 были серьёзно повреждены) вернулись на ливийский аэродром. Последним, когда уже никто не ждал, вернулся В-24, проведший в воздухе 14 часов. Он прилетел на двух двигателях из четырёх, в полёте экипаж выбросил за борт всё, что только можно было оторвать или открутить от фюзеляжа.
Неутешительные итоги
Операция «Приливная волна» стала беспрецедентной по дальности полёта, своим масштабам и по полученным наградам: все пилоты были признаны героями, каждый был награждён крестом «За выдающиеся заслуги» — второй по значимости наградой США, пять человек получили медаль почёта.
Беспрецедентной она стала и по потерям: более трети самолётов были потеряны безвозвратно вместе с экипажами, а из вернувшихся машин большинство не подлежали восстановлению.
С военной точки зрения итоги операции сами американцы оценивали как неудовлетворительные: румыны очень быстро смогли восстановить заводы, и плоештский нефтяной комплекс уже через несколько недель возобновил поставки топлива немецкой армии в прежних объёмах. Главная цель «обескровить» германскую армию достигнута не была.
Но это нисколько не умаляет мужества американских пилотов, отдавших свои жизни ради нашей общей победы над нацизмом.
Клим Подкова>Zeitschrift «Partner»

Partner №12 (255) 2018

Как уничтожили Плоешти – нефтяной источник вермахта

Еще в ходе Первой мировой войны государственным деятелям и руководителям вооруженных сил – участникам войны стало ясно, что XX век будет веком нефти, что именно нефть становится движущей силой и мира, и войны… Руководители большинства стран понимали, что самые совершенные танки, самолеты, боевые корабли, лишенные горючего, превращаются в груду металла.

В годы, предшествующие Второй мировой войне, доминирующую роль по объемам освоенных запасов нефти играли Румыния, Советский Союз, страны Северной Африки и США. В предвоенную Западную Европу нефть ввозилась, исключением являлась нефть, добываемая в Румынии, и нефть из небольших месторождений Германии и некоторых других европейских стран.

Немецкие промышленники, учитывая мизерность собственных нефтяных запасов, энергично занимались синтезом нефтепродуктов. Так, к 1939 году в Германии действовало около 20 предприятий по производству синтетического бензина, дизельного топлива и смазочных масел. Были также разработаны небольшие передвижные газогенераторы, устанавливаемые на танках и бронетранспортерах, а также на автомобилях, включая легковые.

Вермахт и нефть

Руководители германской армии, умевшие прекрасно рассчитывать потребность в необходимых для ведения боевых действий ресурсах, в том числе и в горюче-смазочных материалах, понимали, что для успешного ведения войны страна должна иметь достаточные запасы нефти. Они также понимали, что на «одном стуле», каковым является союзная Германии Румыния, долго не высидишь, а потому лелеяли мечты о захвате уже освоенных нефтяных месторождений Советского Союза (Закавказье и Прикавказье), а также богатого нефтью региона Северной Африки.

Ряд руководителей германского вермахта, трезво оценивая ограниченность накопленных Германией запасов нефти и нефтепродуктов, а также учитывая объемы собственного производства синтетического бензина, выбрали единственно возможный для себя вариант войны – войну кратковременную, т.е. блицкриг.

В противостоянии с Францией короткая победоносная война вермахту удалась, а вот в войне с Советским Союзом блицкриг не получился. Не будем касаться достоинств и недостатков плана «Барбаросса». Важно отметить, что несмотря на поражения Красной армии в начальный период войны и ее огромные потери, ей удалось сделать главное: разрушить планы вермахта на молниеносную победоносную войну, втянуть немецкую армию в продолжительные и ресурсозатратные боевые операции, практически не допустить нацистскую армию к своим нефтяным месторождениям.

Уже к осени 1941 года немецкая армия начала ощущать трудности со снабжением горючим, которые продолжались в течение всей войны и возрастали по мере приближения боевых действий к границам Германии.

Плоешти

Румыния оказалась для Германии главным источником нефти. Ее нефтяные запасы находились в основном в районе Плоешти, но небольшие месторождения имелись по всей стране, а также в соседней Венгрии и в Западной Украине.

В 1937 году общий объем добычи нефти в Румынии составлял 60 млн тонн, действовали 17 мощных нефтеперегонных заводов – больше было только в США.

Германия требовала от Румынии поставок нефти в объеме 400 млн тонн, но по ряду причин реально получала только 67 млн. К 1940 году общие поставки нефти в Германию существенно выросли, в частности за счет поставок нефти из Советского Союза (действовал Пакт Молотова-Риббентропа). Импорт нефти из СССР практически сравнялся с румынскими поставками.

Понимая огромную важность румынской нефти, вермахт организовал в Плоешти самую мощную в Европе систему ПВО. В нее входили новейшем немецкие зенитные орудия, соединения немецких, румынских и венгерских истребителей, новейшие радары. Геринг направил в район Плоешти Десятую противовоздушную моторизованную дивизию. В этом районе были расквартированы:

180-й противовоздушный полк (противовоздушная группа Плоешти) с четырьмя тяжелыми и одним легким дивизионом. Они были расположены на территории нефтеперерабатывающих заводов и на вокзалах города;

16 тяжелых батарей – вокруг города и по соседству с нефтеочистительными заводами;

229-й противовоздушный полк, расположенный вокруг Плоешти;

905 прожекторный дивизион в составе пяти тяжелых и четырех легких батарей;

162-й дивизион заградительных аэростатов;

пожарный полк «Лаксен».

К этим силам следует добавить истребительную авиацию Румынии, Венгрии и Болгарии, ориентированную на оборону Плоешти.

Любопытный факт: строительные подразделения вермахта возвели вблизи города три (!) полномасштабных макета нефтеперерабатывающих заводов, которые должны были ввести в заблуждение авиацию Советского Союза и союзников.

Бомбардировки Плоешти советской авиацией

Советское командование прекрасно понимало значение румынской нефти для немецкого вермахта. Первые попытки вывести из строя румынские месторождения были предприняты советской авиацией уже 25 июня 1941 года с аэродрома в Крыму. Атака была осуществлена 17-ю бомбардировщиками Черноморского флота. Несмотря на противодействие немецкого ПВО, советские летчики вывели из строя два нефтеперегонных завода, уничтожили более 200 цистерн с горючим и ряд объектов инфраструктуры.

В дальнейшем советская авиация предприняла еще несколько попыток бомбардировок Плоешти, которые оказались менее успешными, а с захватом вермахтом Крыма эти попытки почти прекратились. На вопрос, почему в течение войны советская авиация так вяло бомбила Плоешти, ответа нет.

Подготовка американской операции

С момента захвата аэродромов в Северной Африке (Ливии) союзники получили возможность активных действий против румынской «нефтянки». Ливийские аэродромы, расположенные в районе Бенгази, позволяли разместить необходимое количество тяжелых бомбардировщиков, организовать их предполетное обслуживание и заправку горючим, старт и прием после возвращения.

«Либерейтора» в полете.

План налета на Плоешти разработал командующий воздушной армией генерал Энт и его штаб. Были учтены: значительное расстояние до объектов бомбардировки, значительная площадь, занимаемая нефтеперерабатывающим комплексом, мощнейшая система ПВО. Атаку предусматривалось осуществить силами пяти полков тяжелых четырехмоторных бомбардировщиков типа B24 «Либерейтор» нескольких модификаций. Боевые возможности «Либерейторов» позволяли преодолеть расстояние от Северной Африки до Румынии и обратно, т.е. около 3600 км, имея при этом бомбовую нагрузку весом порядка двух тонн. В операции было задействовано 170 боевых машин. В качестве целей для бомбометания были определены семь нефтеперерабатывающих заводов, нефтехранилища и объекты инфраструктуры Плоешти.

Для тренировки экипажей в пустыне был построен условный макет Плоешти, для чего использовались пустые цистерны, контейнеры и другая тара, в которой доставлялось оборудование и боеприпасы.

К этому времени руководители союзной авиации убедились в малой эффективности бомбардировок с большой высоты, а потому обучали экипажи бомбардировке с высоты 15-90 метров, отрабатывая порядок захода множества машин на цели. Был разработан маршрут полета над Средиземным морем и затем над Балканами, с тем чтобы обеспечить секретность полета столь большой армады: над морем машинам предстояло лететь на сверхмалой высоте, буквально на бреющем полете. Подготовка к операции и тренировки экипажей длились почти три месяца. Вылет эскадры был намечен на 7 часов утра 1 августа 1943 года.

Ни пилоты, ни аэродромный персонал до вечера 31 июля не знали о цели и деталях предстоящей операции. Всё держалось в строжайшем секрете, но вечером 31 июля приказ был доведен до командного состава, а каждому экипажу был вручен запечатанный пакет с приказом, в котором были указаны время запуска моторов, время старта, порядок построения, план маршрута, конкретные объекты в Плоешти, которые следовало уничтожить экипажу, план выхода из боевой операции и другие необходимые данные. Приказывалось уничтожить нефтеочистительные заводы, хранилища нефтепродуктов, транспортную инфраструктуру и т.д.

Для обеспечения секретности полет должен был проходить в режиме радиомолчания. Операция получила название «Приливная волна».

Штаб операции предвидел, что потери американцев могут достичь 50% личного состава атакующей стороны, о чем открыто объявили летчикам.

Следует отметить мотивировку проведения такой сложной операции, изложенную в приказе: «Мы должны помочь русским!» Русские ведут тяжелые бои с вермахтом, и лишение его горючего поможет русской армии.

Ход операции

Итак, в семь часов утра 1 августа под страшный рев многих сотен мощных моторов, поднимая тучи мелкой пыли и песка, в небо начали взлетать 170 «Либерейторов», «под завязку» заправленных бензином и загруженных предельным количеством авиабомб.

И сразу же после старта началась череда неприятностей, повлиявших на ход казалось бы до мелочей продуманной и отработанной операции:

нескольким машинам из-за аварий моторов не удалось взлететь;

через короткое время после взлета из-за аварии мотора упал в море самолет с опытнейшим флаг-штурманом операции;

затем произошла авария с самолетом второго штурмана операции;

место лидера заняла машина генерала Энта, готовившего и возглавлявшего операцию;

перестановка боевых машин в полете привела к нарушению запланированного строя;

серьезные нарушения плана операции произошли над островом Корфу при развороте на Албанию, а затем над Дунаем;

раньше ожидаемого времени воздушную армаду обнаружили немецкие радиолокационные станции, в результате чего были подняты в воздух истребители немецкой ПВО.

В дальнейшем при подлете к Плоешти по непонятным причинам был нарушен порядок бомбардировки заводов, а потому немецкие зенитки оказались в более удобной ситуации. После первых же налетов из-за взрывов нефти и нефтепродуктов поднялись языки пламени и столбы дыма, которые скрыли от американских летчиков объекты бомбардировок, снизив эффективность атак.

На полную мощность включились все подразделения ПВО Плоешти: немецкая и румынская истребительная авиация, зенитные орудия всех калибров, а также зенитки, установленные на бронепоездах. Из-за малой высоты, с которой велись атаки, американские летчики и немецкие зенитчики порой видели лица друг друга.

над заводом множество бомбардировщиков.

Американские летчики проявили при выполнении боевых заданий чудеса героизма. Экипаж полковника Эдисона Бэкера, несмотря на серьезные пробоины, направил подбитую машину на нефтеочистительный завод. Экипаж погиб, но завод уничтожил. Самоотверженно сражались и пилоты румынских истребителей.

«Приливная волна». Итоги

Нефтеперерабатывающих заводов Плоешти достигли 154 «Либерейторов», которые сбросили на них более 300 тонн бомб. В ходе атаки 89 бомбардировщиков были сбиты, 55 получили повреждения. Погибли 440 американских пилотов, 108 – попали в плен и 78 – были интернированы в Турции, где на обратном пути совершили вынужденные посадки. Четверых членов экипажа бомбардировщика, разбившегося в Югославии, спасли местные партизаны.

Потери немцев и их союзников были несравнимо меньше. Они потеряли четыре истребителя и 16 военнослужащих. Погибло также около 200 гражданских лиц – персонал заводов.

Несмотря на ряд ошибок, совершенных в полете, хаотичность атаки и значительные потери, американское командование сочло операцию «Приливная волна» успешной. Следует отметить, что большинство советских историков эту операцию успешной не считают.

Фото разрушенного промышленного комплекса.

По оценкам американской разведки, после налета объем производства на заводах Плоешти сократился до 46%. Был полностью уничтожен единственный в Румынии завод высокооктанового бензина, работа четырех заводов была парализована на многие месяцы. Впрочем, американцы не знали, что до этого заводы использовались всего лишь на 60% своей мощности, и немцы достаточно быстро сумели компенсировать потери. Союзное командование скоро поняло, что Плоешти продолжает функционировать в прежнем объеме и по нему необходимо продолжать наносить удары.

И еще несколько важных итогов:

Несмотря на безукоризненную подготовку операции, ее эффективность была существенно снижена за счет таких «мелочей», как попадание мелкой пыли в моторы, что привело к авариям самолетов-лидеров, а позднее – к ошибкам в навигации.

Немцы тщательно готовились к отражению атак советской и союзной авиации, создав вокруг Плоешти «непробиваемый» щит ПВО. Однако при массированных налетах типа «Приливной волны» он не смог предотвратить существенный ущерб, нанесенный нефтеперерабатывающим заводам.

В историю военного искусства вошла организация столь большой бомбардировочной операции удаленного объекта и тщательная предполетная подготовка пилотов.

И еще. В России должны с благодарностью вспоминать о плоештском подвиге американских пилотов, которые отдали свои жизни, помогая Советскому Союзу в той кровавой войне. Вспоминают ли?