Все на борьбу с деникиным

Московская директива

А. И. Деникин и П. Н. Врангель на параде в Царицыне после его взятия войсками ВСЮР, 1919 годаРасположение Красной и Белой армий летом 1919 г.

Директи́ва № 08878 («Моско́вская директи́ва») — оперативно-стратегическое целеуказание белогвардейским армиям Юга России во время Гражданской войны в России овладеть столицей РСФСР Москвой, контролируемой большевиками. Директива была дана Главнокомандующим Вооружённых сил Юга России генерал-лейтенантом А. И. Деникиным 3 июля 1919 года в Царицыне. Результатом директивы стал Поход на Москву летом-осенью 1919 года.

Основные положения

Директива представляла собой приказ Деникина от первого лица. Основные положения Московской директивы были следующими :

Имея конечной целью захват сердца России — Москву, приказываю:

  • 1. Генералу Врангелю выйти на фронт Саратов — Ртищево — Балашов, сменить на этих направлениях донские части и продолжать наступление на Пензу, Рузаевку, Арзамас и далее — Нижний Новгород, Владимир, Москву…
  • 2. Генералу Сидорину, до выхода войск генерала Врангеля, продолжать выполнение прежней задачи по выходу на фронт Камышин — Балашов. Остальным частям развивать удар на Москву в направлениях: а) Воронеж, Козлов, Рязань и б) Новый Оскол, Елец, Кашира.
  • 3. Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении Курск, Орёл, Тула. Для обеспечения с запада выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и прочие переправы на участке Екатеринослав — Брянск.
  • 4. Генералу Добровольскому выйти на Днепр от Александровска до устья, имея в виду в дальнейшем занятие Херсона и Николаева.
  • 5. Генералам Тяжельникову и Эрдели продолжать выполнение ранее поставленных задач.
  • 6. Черноморскому флоту содействовать выполнению боевых задач генералов Тяжельникова и Добровольского и блокировать порт Одессу.
  • 7. Разграничительные линии: а) между группой генерала Эрдели и Кавказской армией — прежняя; б) между Кавказской и Донской армиями — Калач, граница Донской области, Балашов, Тамбов, Моршанск, все пункты для Донской армии; в) между Донской и Добровольческой армиями Славяносербск, Старобельск, Валуйки, Короча, Щигры, Верховье, Узловая, Кашира все пункты для Донской армии; г) между Добровольческой армией и 3-м корпусом северная граница Таврической губернии Александровск.
  • 8. Железная дорога Царицын — Поворино — Балашов предоставляется в общее пользование Кавказской и Донской армиям.
  • 9. О получении донести.

Реакция на директиву

Несмотря на излишний оптимизм директивы, многие белогвардейцы Юга России восприняли её с большим энтузиазмом. Более того, сам генерал А. И. Деникин воспринимал её не как боевой приказ, а как постановку чёткой цели — Москвы, которая объединила бы вокруг себя белогвардейские силы. Впоследствии он вспоминал: «В сознании бойцов она должна была будить стремление к конечной, далекой, заветной цели. „Москва“ была, конечно, символом. Все мечтали „идти на Москву“, и всем давалась эта надежда».

Что несёт Деникин рабочим и крестьянам : / худож. К. Спасский. — : Лит.-Издат. Отд. Полит. Упр. РВСР, . — 1 л. : Цв. литогр.; 53 х 70 см.

Однако среди белых генералов возникали и серьёзные противоречия. Против директивы выступали командующие Донской и Кавказской армиями, генералы В. И. Сидорин и П. Н. Врангель. Последний назвал Московскую директиву роковой ошибкой А. И. Деникина, полагая, что белым армиям Юга в тот момент было необходимо не наступление на Москву, а укрепление на рубеже Екатеринослав—Царицын, создание в районе Харькова крупной конной группы для действий на московском направлении и прорыв к Волге для соединения с войсками адмирала Колчака и последующего совместного наступления на Советскую Россию. Однако Деникин и его ближайшие сторонники: командующий Добровольческой армией В. З. Май-Маевский, начальник штаба ВСЮР И. П. Романовский, командующий 1-м армейским корпусом А. П. Кутепов, считали вариант похода на Москву единственно верным.

Большевики

9 июля 1919 года, спустя шесть дней после объявления Московской директивы, ЦК РКП(б) во главе с В. И. Лениным выдвинул лозунг: «Все на борьбу с Деникиным!». Ленин в своём воззвании пишет:

«Все силы рабочих и крестьян, все силы Советской республики должны быть напряжены, чтобы отразить нашествие Деникина и победить его, не останавливая победного наступления Красной армии на Урал и на Сибирь».

Другие

Этот раздел статьи ещё не написан. Согласно замыслу одного или нескольких участников Википедии, на этом месте должен располагаться специальный раздел.
Вы можете помочь проекту, написав этот раздел. Эта отметка установлена 31 декабря 2015 года.

> Исполнение директивы Основная статья: Поход на Москву

Литература

  • 1. Деникин А. И. Поход на Москву. Киев. Военное издательство, 1990. — 288 с.
  • 2. Поход на Москву. / Сост., науч. ред., предисл. и комментарии доктора историч. наук С. В. Волкова. Серия: Россия забытая и неизвестная. Белое движение. — М.: Центрполиграф, 2004. 736 с. ISBN 5-9524-0703-X

> См. также

  • Вооружённые силы Юга России
  • Деникин, Антон Иванович

Примечания

  1. Деникин А. И. Поход на Москву. Киев. Военное издательство, 1990. — С. 15.
  2. Врангель П. Н. Записки
Антон Иванович Деникин (1872—1947)
Русская императорская армия Архангелогородский 17-й пехотный полк · Первая мировая война: Железная бригада · 8-й армейский корпус · Западный фронт · Юго-Западный фронт
Белое движение
Политическая деятельность 1917: Корниловское выступление · Бердичевское сидение · Быховское сидение · 1918: Особое совещание ВСЮР · 1919: Юг России · Московская директива · Поход на Москву · Обращение к населению Малороссии · Правительство ВСЮР · 1920: Южнорусское правительство · Деникинщина
Литературная деятельность
Семья
Память

100 лет Московской Директиве

20 июня (3 июля нового стиля) 1919 года главнокомандующий ВСЮР Антон Иванович Деникин отдал приказ, вошедший в историю как Московская Директива. Белые Армии начинали наступление на Москву. Тогда, 100 лет тому назад, в июне — июле 1919-го, казалось, что власть ускользает из рук большевиков, казалось, что белые, овладевшие Харьковом и Царицыном, везде встречаемые как освободители и пополняющие свои ряды сотнями новых добровольцев, набрали уже достаточно сил для последнего и решительного рывка. Казалось, что русский народ начинает приходить в себя после революционного угара и возвращаться к своим традиционным идеям и ценностям. Увы, поход Деникина на Москву окончился столь же оглушительным поражением, что и «Полёт к Волге» Колчака.

Антон Иванович Деникин
После окончания Гражданской войны, в эмиграции многие обвиняли Московскую Директиву Деникина в непродуманности. Пожалуй, самым жёстким критиком Антона Ивановича выступил его преемник на посту Главнокомандующего ВСЮР генерал П.Н. Врангель. Легко критиковать полководца, проигравшего войну. Труднее попытаться понять его замысел, оценить его в отрыве от конечного результата, а главное — понять, действительно ли этот военачальник в этих условиях мог выиграть? Или поражение было предопределено не зависевшими от него факторами? Впрочем, для начала текст приказа Деникина стоит привести. Чтобы стало понятно, что же мы, собственно, обсуждаем.
«Вооруженные Силы Юга России, разбив армии противника, овладели Царицыном, очистили Донскую область, Крым и значительную часть губерний Воронежской, Екатеринославской и Харьковской. Имея конечной целью захват сердца России — Москвы, приказываю:
1. Генералу Врангелю выйти на фронт Саратов — Ртищево — Балашов, сменить на этих направлениях донские части и продолжать наступление на Пензу, Рузаевку, Арзамас и далее на Нижний Новгород, Владимир и Москву. Теперь же отправить отряды для связи с Уральской армией и для очищения нижнего плеса Волги.
2. Генералу Сидорину — правым крылом, до выхода войск генерала Врангеля, продолжать выполнение прежней задачи по выходу на фронт Камышин — Балашов. Остальным частям развивать удар на Москву в направлениях: а) Воронеж, Козлов, Рязань и б) Новый Оскол, Елец, Волово, Кашира.
3. Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении: Курск, Орел, Тула. Для обеспечения с запада выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и прочие переправы на участке Екатеринослав — Брянск.
4. Генералу Добророльскому выйти на Днепр от Александровска до устья, имея в виду в дальнейшем занятие Херсона и Николаева.
5. Генералам Тяжельникову (командующий войсками Черноморской области) и Эрдели продолжать выполнение ранее поставленных задач.
6. Черноморскому флоту содействовать выполнению боевых задач генералов Тяжельникова и Добророльского и блокировать порт Одессу.
7. Разграничительные линии: а) между группой генерала Эрдели и Кавказской армией — прежняя; б) между Кавказской и Донской армиями — Калач, граница Донской области, Балашов, Тамбов, Моршанск, все пункты для Донской армии; в) между Донской и Добровольческой армиями — Славяносербск, Старобельск, Валуйки, Короча, Щигры, Верховье, Узловая, Кашира — все пункты для Донской армии; г) между Добровольческой армией и 3-м корпусом — северная граница Таврической губернии — Александровск.
8. Железная дорога Царицын — Поворино — Балашов предоставляется в общее пользование Кавказской и Донской армиям.
9. О получении донести» (конец цитаты).

Врангель писал по этому поводу: «Директива эта, подучившая впоследствии название «Московской», являлась одновременно смертным приговором армиям Юга России. Все принципы стратегии предавались забвению. Выбор одного главного операционного направления, сосредоточение на этом направлении главной массы сил, маневр — все это отсутствовало. Каждому корпусу просто указывался маршрут на Москву». Попробуем разобраться, так ли это.
Прежде всего, если взглянуть на Московскую Директиву непредвзято, нетрудно заметить, что основная стратегическая идея в ней, вопреки утверждениям Врангеля, проступает, и проступает вполне отчётливо. Она состояла в том, чтобы двигаться на Москву по кратчайшему направлению — от Харькова через Белгород, Курск и Орёл. Находилась на этом направлении Добровольческая Армия генерала Май-Маевского. Вспомним сетования Врангеля на то, что из его армии забирают соединения (в частности, взяли 7-ю пехотную дивизию, с помощью которой он овладел Царицыном),ему же пополнений не присылают. И что все резервы направляются именно в Добровольческую, а не в Кавказскую Армию. И мы увидим, что Деникин действует как раз в полном соответствии с законами стратегии, сосредотачивая основные силы на главном оперативном направлении. Наступление же, предписанное Кавказской армии, носило характер вспомогательного удара, и поэтому должно было проводиться наличными силами.

Вести наступление на Москву с царицынского направления означало не только двигаться по более длинному маршруту. Ещё это означало двигаться на Москву через безлюдные и безводные степи с неразвитой транспортной сетью. «Конная армия Врангеля преодолела знойную и безводную степь в 12 переходов, — пишет по этому поводу А. Керсновский. — Но каково пришлось бы пехоте?» Использовать же для подвоза боеприпасов и продовольствия Волгу белые не имели возможности, ибо на реке безраздельно господствовала красная флотилия, флотилия же белых оказалась заперта в Каспийском море неудачей Эрдели под Астраханью.

Понимал бесперспективность похода на Москву от Царицына и Врангель. Потому и предлагал Деникину взять из его армии три с половиной конных дивизии, сосредоточить их к Харькову и превратить в ударную группировку, каковую он соглашался возглавить сам. Однако Деникин на это не пошёл — ибо снятие такого количества войск (практически половина армии Врангеля) с царицынского направления делала Царицын уязвимым для ударов со стороны большевиков. А то, что большевики умеют приходить в себя после поражений, что их мобилизационный аппарат работает с точностью отлаженного часового механизма, Деникин уже успел убедиться. Перевод Врангеля на Харьковское направление означал бы потерю Царицына, после чего большевики выходили бы в тыл Донской армии — и её фронт непременно после этого рушился: казаки не бросили бы родных куреней даже ради Москвы. Можно было бы, конечно, взамен конной группы Врангеля перебросить под Царицын пехотные части ДобрАрмии, но это заняло бы длительное время, которого большевикам вполне бы хватило для приведения своих войск в порядок после поражений под Харьковом и Царицыном. Немедленное наступление имеющимися силами давало шанс добить отступившего противника — что заметно облегчало последующий поход на Москву. И Деникин принял соответствующее решение.


Деникин и Врангель в освобождённом Царицыне.
Фото сделано 19 июня 1919 года. На следующий день Деникин
издал Московскую Директиву.

Что же касается армии Врангеля, которая могла бы занять жёсткую оборону в Царицыне, не подвергая себя бедствиям похода через безводные степи, то Деникин имел свои резоны, отдавая ей приказ нанести вспомогательный удар, после чего развивать наступление на Москву. Во-первых, логика вспомогательного удара всегда одна и та же: он отвлекает на себя часть сил противника, облегчая задачу главной ударной группировке. То есть, наступление Врангеля должно было не давать красным перебрасывать подкрепления под Харьков, Белгород и Курск. Кроме того, в момент отдачи Московской Директивы на Востоке ещё продолжались ожесточённые бои, которые вела с большевиками армия Колчака. Врангель в Царицыне, отгороженный от основных большевистских сил безводной степью, особой угрозы для красных не представлял. Но Врангель наступающий создавал для большевиков, атакующих Колчака, угрозу стратегического окружения. А значит, вынуждал действовать против себя (к слову, Врангель упоминает, что во время боёв его армии за Царицын большевики постоянно перебрасывали в помощь царицынской группировке части с колчаковского фронта). Таким образом, натиск на колчаковские войска ослабевал, что давало адмиралу возможность, перегруппировавшись и мобилизовав резервы, перейти в контрнаступпение.
А теперь вспомним, куда во время Полёта к Волге стремился Колчак? На Царицын он не пошёл, поскольку там его ждали всё те же безводные степи, лишённые транспортных магистралей. Главное же — в степи невозможно было сосредоточить незаметно от противника ударную группировку. Колчак шёл на Уфу и Симбирск. Посмотрите по карте, где это находится. Нетрудно заметить, что Колчак, идущий на Симбирск, и Врангель, наступающий на Саратов, двигались бы навстречу друг другу. То есть, вспомогательный удар, наносимый армией Врангеля в соответствии с Московской Директивой, одновременно был реализацией давнего плана самого Врангеля — идти на соединение с Колчаком. Конной армии Врангеля легче было преодолеть безводные и безлюдные степи в районе Царицына, чем пехоте Добровольческой Армии. Соединившись же с Колчаком, Врангель многократно увеличивал свои силы, и дальше его наступление на Нижний Новгород и Москву проходило бы совместно с войсками Колчака — если бы ситуацию на Восточном фронте Белой Борьбы удалось переломить, и армия Колчака начала бы новое наступление к Волге. Как я уже писал, по мере наступления Врангеля задача для Колчака и его войск существенно облегчалась.
Косвенно стратегические планы Деникина в отношении Кавказской армии Врангеля подтверждаются тем, что Добровольческая Армия так и не перешла в наступление, получив Московскую директиву, вплоть до сентября 1919 года, в то время, как армия Врангеля была брошена в наступление уже спустя два дня после приказа. Расчёт Деникина, очевидно, строился на том, что Врангель сумеет добиться успеха на своём направлении, овладеет Саратовом и притянет к себе силы красных, в результате чего удар Добровольческой Армии окажется сокрушительным для большевистской обороны. Однако ослабленная армия Врангеля добиться успеха на Саратовском направлении не смогла, красные сумели остановить её имеющимися силами, а затем — и перейти в контрнаступление. В итоге, когда началось наступление Добровольческой Армии, красные сумели сосредоточить на её фланге крупную кавалерийскую группировку, которой не только парировали удар Май-Маевского, но и заставили его поспешно отступать. Подкрепить же завязшую в районе Камышин — Царицын армию Врангеля Деникину было банально нечем — пришлось бы снимать силы с направления главного удара, что считал недопустимым и сам Врангель.

Аналогично и наступление войск Деникина от Харькова в сторону Киева и Одессы было не пустым разбрасыванием сил, как то утверждал Врангель, а стремлением обезопасить направление главного удара с фланга. Ведь большая часть Украины продолжала оставаться под контролем большевиков и сепаратистов-петлюровцев. И наступление частью сил в сторону Киева отодвигала вражеские войска в сторону от направления главного удара деникинцев. Стратегически — правильно.


Деникинцы в Киеве. 1919 год.

Несправедливо и утверждение о том, что Деникин совершенно не заботился о подготовке резервов в тылу для своего наступления, также встречающееся в мемуарах Врангеля. Именно в тылу Добровольческой Армии из пленных красноармейцев создавались новые белые полки, проходили подготовку под руководством опытных офицеров, а затем направлялись на фронт. Именно в период Похода на Москву «именные» полки Добровольческой Армии — Дроздовский стрелковый, Алексеевский Партизанский, Корниловский Ударный и Марковский Офицерский — были развёрнуты в одноимённые дивизии, что было бы невозможно без создания и подготовки резервов.

Беда Деникина была не в том, что Московская Директива, якобы, нарушала все законы стратегии. Беда Деникина была в том, что людей для столь грандиозной стратегической операции у него, увы, оказалось недостаточно, несмотря на массовый приток добровольцев. Получи Врангель в июле 1919 года достаточные подкрепления (высылку которых в его армию саботировали кубанские самостийники), выйди Кавказская Армия к Саратову — ситуация, возможно, и была бы переломлена в пользу белых. Но Врангель подкреплений не получил и вынужден был вместо наступления занять оборону в Царицыне. Прекрасно понимаю, почему злился Пётр Николаевич — думаю, он осознавал, какую возможность упускает не по собственной вине.

В обстановке июня — июля 1919 года Деникин не мог сосредоточить в Харькове более мощный войсковой кулак, чем тот, который представляла из себя Добровольческая Армия Май-Маевского. Откажись он от наступательных операций на Киевском и Царицынском направлении — красные без труда взяли бы его войска во фланг, изолировали от казачьих областей и окружили. Задержись он с наступлением, как предлагал генерал Сидорин, попытайся, заняв жёсткую оборону, подготовить резервы и навести порядок в тылах — в контрнаступление могли бы перейти красные, которые умели восполнять понесённые потери. И тогда поражение белых могло бы наступить гораздо раньше.

Директи́ва № 08878 («Моско́вская директи́ва») — оперативно-стратегическое целеуказание белогвардейским армиям Юга России во время Гражданской войны в России овладеть столицей РСФСР Москвой, контролируемой большевиками. Директива была дана Главнокомандующим Вооруженных сил Юга России генерал-лейтенантом А. Деникиным 3 июля 1919 года в Царицыне. Результатом директивы стал Поход на Москву летом-осенью 1919 года.

>Видео по теме

> Исполнение директивы Основная статья: Поход на Москву > См. также

  • Вооруженные силы Юга России
  • Деникин, Антон Иванович

Добровольческая армия

Добровольческая армия

Годы существования

2 (15) ноября 1917 — 27 марта 1920
(06.01.20 сведена в Отдельный Добровольческий корпус)

Страна

Россия

Входит в

ВСЮР (с 08.01.1919)

Тип

сухопутные войска

Включает в себя

«цветные» воинские части

Численность

3348 человек
(февраль 1918)

≈8500—9000 человек
(июнь 1918)

Дислокация

Юг России

Прозвище

добровольцы

Девиз

Россия Единая, Великая и Неделимая

Цвета

бело-сине-красный

Участие в

Гражданская война в России

Командиры

Известные командиры

Л. Г. Корнилов †

А. И. Деникин
П. Н. Врангель
В. З. Май-Маевский †
Пехотная рота Добровольческой армии, сформированная из гвардейских офицеров. Январь 1918Солдаты добровольческой армии у танка «Генерал Дроздовский» (1919 год)Плакат ВСЮР, 1919

Доброво́льческая а́рмия — оперативно-стратегическое объединение Белой армии на Юге России с ноября 1917 по март 1920 года во время Гражданской войны в России.

История

Начала формироваться 2 (15) ноября 1917 года в Новочеркасске Генерального штаба генералом от инфантерии М. В. Алексеевым под названием «Алексеевская организация». 4 (17) ноября 1917 года в Новочеркасске была сформирована Офицерская рота.

С начала декабря 1917 года к созданию армии подключился прибывший на Дон Генерального штаба генерал от инфантерии Л. Г. Корнилов. Сначала Добровольческая армия комплектовалась исключительно добровольцами. До 50 % записавшихся в армию составляли обер-офицеры и до 15 % — штаб-офицеры, были также юнкера, кадеты, студенты, гимназисты (более 10 %). Казаков было около 4 %, солдат — 1 %. С конца 1918 года и в 1919—1920 годах из-за мобилизаций на территориях подконтрольных белым офицерский кадр утратил своё численное преобладание; крестьяне и пленные красноармейцы в этот период составляли основную массу воинского контингента Добровольческой армии.

Агитационный плакат с призывом вступать в Добровольческую армию. Работа ОСВАГ на Юге России «Отчего Вы не в армии?», плакат Белой Армии (Деникина) (в правом верхнем углу шеврон расцветки государственного флага России, 1919 год.

К концу декабря 1917 года в армию записалось добровольцами 3 тыс. человек. К середине января 1918 года их было уже 5 тыс., к началу февраля — около 6 тыс. При этом боевой элемент Добрармии не превышал 4½ тыс. человек.

25 декабря 1917 года (7 января 1918 года) получила официальное наименование «Добровольческая армия». Это название армия получила по настоянию Корнилова, находившегося в состоянии конфликта с Алексеевым и недовольного вынужденным компромиссом с главой бывшей «Алексеевской организации»: разделением сфер влияния, в результате которого, при принятии Корниловым всей полноты военной власти, за Алексеевым так и остались политическое руководство и финансы. Оба они стратегически ориентировались на союзников России по Антанте.

Верховным руководителем армии стал Генерального штаба генерал от инфантерии М. В. Алексеев, главнокомандующим — Генерального штаба генерал от инфантерии Лавр Корнилов, начальником штаба — Генерального штаба генерал-лейтенант А. С. Лукомский, начальником 1-й дивизии — Генерального штаба генерал-лейтенант А. И. Деникин. Если генералы Алексеев, Корнилов и Деникин были организаторами и идейными вдохновителями молодой армии, то человеком, запомнившимся первопоходникам как командир, способный повести за собой в бой первых добровольцев непосредственно на поле боя, был «шпага генерала Корнилова» Генерального штаба генерал-лейтенант С. Л. Марков, служивший вначале начальником штаба Главнокомандующего, потом начальником штаба 1-й дивизии и командиром 1-го Офицерского полка им же сформированного и получившего после смерти Маркова его именное шефство.

В феврале 1918 года Корнилов отправляет в Москву для организации добровольческих отрядов в Центральной России полковника Перхурова. Во взаимодействии с Союзом защиты Родины и Свободы Бориса Савинкова (на начальном этапе также принимавшего участие в формировании армии на Дону) им удастся 6 июля поднять восстание в Ярославле (планировавшиеся выступления в других городах были либо сорваны арестами, либо быстро подавлены).

Сразу же после создания насчитывавшая около 4 тыс. человек Добровольческая армия совместно с частями под командованием генерала А. М. Каледина вступила в боевые действия против красной «Революционной армии». До начала кубанского похода потери составили 1½ тыс. человек, в том числе убитыми — не менее трети.

22 февраля 1918 года под натиском красных части Добрармии оставили Ростов и двинулись на Кубань. Начался знаменитый «Ледяной поход» (1-й Кубанский) Добровольческой армии (3200 штыков и сабель) от Ростова-на-Дону до Екатеринодара с тяжёлыми боями в окружении 20-тысячной группировки красных войск под командованием Сорокина.

Генерал М. Алексеев сказал перед походом:

Мы уходим в степи. Мы можем вернуться, если только будет милость Божия. Но нужно зажечь светоч, чтобы хоть одна светлая точка была среди охватившей Россию тьмы…

В ауле Шенжий к Добровольческой армии 26 марта 1918 присоединился 3-тысячный отряд Кубанской Рады под командованием генерала В. Л. Покровского. Общая численность Добровольческой армии возросла до 6 тыс. бойцов.

Рисунок «Подвиг генерала Маркова». Захват красного бронепоезда в ходе боя за станцию Медведовская

27—31 марта (9—13 апреля) Добровольческая армия предприняла неудачную попытку взять столицу Кубани — Екатеринодар, в ходе которой Главнокомандующий генерал Корнилов был убит случайной гранатой 31 марта (13 апреля), а командование частями армии в тяжелейших условиях полного окружения многократно превосходящими силами противника принял генерал Деникин, который смог в условиях непрекращающихся боёв на все стороны вывести армию из-под фланговых ударов и благополучно выйти из окружения на Дон. Это удалось во многом благодаря энергичным действиям отличившегося в бою в ночь со 2 (15) на 3 (16) апреля 1918 года при пересечении железной дороги Царицын — Тихорецкая командира Офицерского полка Генерального штаба генерал-лейтенанта С. Л. Маркова.

По воспоминаниям современников, события развивались следующим образом:

Около 4 часов утра части Маркова стали переходить через железнодорожное полотно. Марков, захватив железнодорожную сторожку у переезда, расположив пехотные части, выслав разведчиков в станицу для атаки противника, спешно начал переправу раненых, обоза и артиллерии. Внезапно от станции отделился бронепоезд красных и пошёл к переезду, где уже находился штаб вместе с генералами Алексеевым и Деникиным. Оставалось несколько метров до переезда — и тут Марков, осыпая бронепоезд нещадными словами, оставаясь верным себе: «Стой! Такой-растакой! Сволочь! Своих подавишь!», бросился на пути. Когда тот действительно остановился, Марков отскочил (по другим сведениям тут же бросил гранату), и сразу две трёхдюймовые пушки в упор выстрелили гранатами в цилиндры и колёса паровоза. Завязался горячий бой с командой бронепоезда, которая в результате была перебита, а сам бронепоезд — сожжён.

В мае 1918 года, после завершения своего похода с Румынского фронта на Дон, к Добровольческой армии присоединился 3-тысячный отряд Генерального штаба полковника М. Г. Дроздовского. С Дроздовским пришли около 3000 бойцов-добровольцев, прекрасно вооружённых, снаряжённых и обмундированных, при значительной артиллерии (шести лёгких орудиях, четырёх горных, двух 48-линейных, одном 6-дюймовом и 14 зарядных ящиках), пулемётах (около 70 штук различных систем), бронеавтомобиле «Верный», аэропланах, автомобилях, с телеграфом, оркестром, значительными запасами артиллерийских снарядов (около 800), ружейных и пулемётных патронов (200 тысяч), запасными винтовками (более тысячи). Отряд имел при себе оборудованную санитарную часть и обоз в отличном состоянии. Отряд на 70 % состоял из офицеров-фронтовиков.

В ночь с 22 на 23 июня 1918 года Добровольческая армия (численностью 8—9 тыс.) при содействии Донской армии под командованием атамана П. Н. Краснова начала Второй Кубанский поход, завершившийся разгромом почти 100-тысячной кубанской группировки красных войск и взятием 17 августа Екатеринодара.

15 августа 1918 года в части Добровольческой армии была объявлена первая мобилизация, что стало первым шагом на пути превращения её в регулярную армию. По данным же корниловского офицера Александра Трушновича первые мобилизованные — ставропольские крестьяне были влиты в состав Корниловского ударного полка в июне 1918 года во время боёв близ села Медвежьего.

О состоянии материальной части Армии в этот период свидетельствовал марковский артиллерийский офицер Э. Н. Гиацинтов:

Мне смешно смотреть кинокартины, в которых изображается Белая армия — веселящаяся, дамы в бальных платьях, офицеры в мундирах с эполетами, с аксельбантами, блестящие! На самом деле Добровольческая армия в это время представляла собой довольно печальное, но героическое явление. Одеты мы были кто как попало. Например, я был в шароварах, в сапогах, на мне вместо шинели была куртка инженера путей сообщения, которую мне подарил ввиду поздней уже осени хозяин дома, где жила моя мать, — господин Ланко. Он был в прошлом начальником участка между Екатеринодаром и ещё какой-то станцией.

Вот в таком виде мы щеголяли. В скором времени у меня отвалилась подошва от сапога на правой ноге, и пришлось привязать её верёвкой. Вот какие «балы» и какие «эполеты» мы в то время имели! Вместо балов шли постоянные бои. Все время на нас наседала Красная армия, очень многочисленная. Думаю, что нас было один против ста! И мы кое-как отстреливались, отбивались и даже временами переходили в наступление и оттесняли противника.

К сентябрю 1918 года численность Добровольческой армии возросла до 30—35 тыс. в основном за счёт притока в армию кубанского казачества и бежавших на Северный Кавказ противников большевизма.

Солдаты Дроздовского полка и сёстры милосердия в харьковском госпитале. 1919 год Самолёт в составе Добровольческой Армии

8 октября 1918 года умер генерал Алексеев, и пост Главнокомандующего Доброармии занял генерал Деникин, объединив в своих руках военную и гражданскую власть. После завершения Первой мировой войны в ноябре 1918 года правительства Великобритании и Франции усилили материально-техническую помощь Добровольческой армии.

8 января 1919 года Добровольческая армия вошла в состав образованных Вооружённых сил Юга России (ВСЮР), став их основной ударной силой, а её командующий генерал Деникин возглавил ВСЮР. Полагая, что это отвечает интересам России, 12 июня 1919 года Главнокомандующий Вооружёнными силами на Юге России генерал А. И. Деникин объявит о своём подчинении адмиралу А. В. Колчаку, как Верховному правителю Русского Государства и Верховному Главнокомандующему Русских Армий. Однако ввиду удалённости расстояния, затруднительной коммуникации (например, отправленная весной во главе с генералом Гришиным-Алмазовым делегация в Сибирь была перехвачена на Каспии) и отсутствия реальной координации военных действий — заявление так и осталось декларативным.

В конце 1918 — начале 1919 года части Деникина нанесли поражение 11-й советской армии и заняли Северный Кавказ.

23 января 1919 года армию переименовали в Кавказскую Добровольческую армию. 22 мая 1919 года Кавказская Добровольческая армия была разделена на 2 армии: Кавказскую, наступавшую на Царицын — Саратов и собственно Добровольческую армию, наступавшую на Курск — Орёл.

Летом — осенью 1919 года Добровольческая армия (40 тыс. чел.) под командованием генерала В. З. Май-Маевского стала главной силой в походе Деникина на Москву (более подробно см. Поход Деникина на Москву). Основным соединением Добровольческой Армии в 1919 году неизменно был 1-й армейский корпус ген. А. П. Кутепова, состоящий из отборных «цветных полков» — Корниловского, Марковского, Дроздовского и Алексеевского, развёрнутых впоследствии в ходе наступления на Москву летом — осенью 1919 года в дивизии.

В ноябре 1919 года согласно Зятковским соглашениям в состав Добровольческой армии вошла Галицкая армия, ранее составлявшая вооружённые силы ЗУНР.

В боевом отношении некоторые части и соединения Добровольческой армии обладали высокими боевыми качествами, так как в её составе было большое количество офицеров, имевших значительный боевой опыт и искренне преданных идее Белого движения, но с лета 1919 года её боеспособность снизилась в связи с большими потерями и включением в её состав мобилизованных крестьян и пленных красноармейцев.

После неудачного наступления на Москву летом — осенью 1919 года Добровольческая армии под давлением Красной армии отступила на Кубань, где в начале 1920 года была сведена в Отдельный Добровольческий корпус под командованием генерала А. П. Кутепова.

26—27 марта 1920 года остатки Добровольческой армии были эвакуированы из Новороссийска в Крым, где вошли в состав Русской Армии генерала барона П. Н. Врангеля.

Командующие Добровольческой армией

  • Генерального штаба генерал от инфантерии Л. Г. Корнилов (декабрь 1917 — 31 марта (13 апреля) 1918)
  • Генерального штаба генерал-лейтенант А. И. Деникин (апрель 1918 — январь 1919)
  • Генерального штаба генерал-лейтенант барон П. Н. Врангель (январь — май 1919, декабрь 1919 — январь 1920)
  • Генерального штаба генерал-лейтенант В. З. Май-Маевский (май — ноябрь 1919).

Состав Добровольческой армии

Я — ДОБРОВОЛЕЦ
1) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, потому что отдал свою молодость и проливаю свою кровь за могущество Единой Неделимой России. 2) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, стою за созыв Народного Собрания, выбранного всем народом, так как верю, что оно даст счастье, мир и свободу всем: и левым, и правым, и казаку, и крестьянину, и рабочему. 3) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, даю землю всем крестьянам — настоящим труженикам, и так, что каждый крестьянин будет полным и вечным хозяином своего куска и потому с большой любовью будет его обрабатывать. 4) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, стою за восстановление фабрик и заводов, за то, чтобы рабочие сговорились со своими хозяевами и наладили труд, за то, чтобы никакой хозяин не мог обидеть рабочего, чтобы рабочий мог иметь свои союзы для защиты своих интересов. И кто враг рабочему и будет делать ему зло, чем будет мешать восстановлению промышленности, тот враг и мне, добровольцу. Где я, — там мясо свежее, и хлеб стоит 1 — 2 р. фунт. 5) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, предоставляю каждому верить в своего Бога и молиться, как ему хочется, а всего больше, как русский, люблю свою веру православную. 6) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, люблю даже тех, с кем я сейчас воюю, — я, по приказу своего вождя, генерала Деникина, не расстреливаю, а беру в плен и предаю правосудию, которое страшно только для врагов народа — комиссаров, коммунистов. 7) Я — ДОБРОВОЛЕЦ, и поэтому говорю: Да восстановится мир в поруганной и истерзанной России! Никакого господства одного класса над другим! Свободная и спокойная работа всем! Никаких насилий над мирными гражданами, никаких убийств, никаких казней без суда! Долой хищников, угнетающих Россию! Долой коммуну! Да здравствует Единая Великая Неделимая Россия! Листовка

К началу 1-го Кубанского похода

  • Сводно-Офицерский полк (ген. Марков) — из 3-х офицерских батальонов, Кавказского дивизиона и морской роты.
  • Корниловский ударный полк (полк. Неженцев) — в полк включены части б. Георгиевского полка и партизанского отряда полк. Симановского.
  • Партизанский полк (ген. А. П. Богаевский)
  • Юнкерский батальон (ген. Боровский) — из прежнего Юнкерского батальона и Ростовского полка.
  • Артиллерийский дивизион (полк. Икишев) — из четырёх батарей по два орудия. Командиры батарей: Миончинский, Шмидт, Ерогин, Третьяков.
  • Чехо-Словацкий инженерный батальон — под управлением штатского инженера Краля и под командой капитана Неметчика.
  • Конные отряды
    • полк. Глазенапа — из донских партизанских отрядов
    • офицерский эскадрон (полк. Гершельман) — регулярный
    • подполк. Корнилова — из бывших частей Чернецова.

Всего: 3200 бойцов и 148 человек медперсонала, 8 орудий, 600 снарядов, 200 патронов на человека.

К началу 2-го Кубанского похода

Организационная структура Добровольческой армии, составленная Деникиным и Алексеевым 10 июля 1918 года во время Второго Кубанского похода

  • 1-я дивизия (Генерал Марков)
    • 1-й Офицерский пехотный полк
    • 1-й Кубанский стрелковый полк
    • 1-й Конный полк
    • 1-я отдельная легкая батарея (3 орудия)
    • 1-я Инженерная рота
  • 2-я дивизия (Генерал Боровский)
    • Корниловский ударный полк
    • Партизанский пехотный полк
    • Улагаевский пластунский батальон
    • 4-й Сводно-Кубанский полк
    • 2-я отдельная легкая батарея (3 орудия)
    • 2-я Инженерная рота
  • 3-я дивизия (Полковник Дроздовский)
    • 2-й Офицерский стрелковый полк
    • 2-й Конный полк
    • 3-я отдельная легкая батарея (6 орудий)
    • Конно-горная батарея (4 орудия)
    • Мортирная батарея (2 мортиры)
    • 3-я Инженерная рота
  • 1-я конная дивизия (Генерал Эрдели)
    • 1-й Кубанский казачий полк
    • 1-й Черкесский конный полк
    • 1-й Кавказский казачий полк
    • 1-й Черноморский казачий полк
  • 1-я Кубанская казачья бригада (Генерал Покровский)
    • 2-й Кубанский казачий полк
    • 3-й Кубанский казачий полк
    • Взвод артиллерии (2 орудия)

Кроме того: Пластунский батальон, одна гаубица и бронеавтомобили «Верный», «Корниловец» и «Доброволец».

Всего весной 1918 в армии состояло 5 полков пехоты, 8 конных полков, 5 с половиной батарей, общей численностью 8500 — 9000 штыков и сабель и 21 орудие.

Добровольческая армия в конце 1918 г.

В ноябре 1918 г. началось тактическо-стратегическое развёртывание армии — сформированы 1-й, 2-й и 3-й армейские корпуса и 1-й конный корпус. В декабре в составе армии были созданы Кавказская группа, Донецкий, Крымский и Туапсинский отряды. В Крыму с конца 1918 формировалась также 4-я пехотная дивизия. В декабре 1918 г. армия состояла из трёх армейский корпусов (1-3), Крымско-Азовского и 1-го конного корпусов. В феврале 1919 г. создан 2-й Кубанский корпус. а в состав 1-го и 2-го армейских корпусов вошли переданные Донским атаманом части бывших Астраханской и Южной армий. 10 января 1919, с образованием на базе Крымско-Азовского корпуса Крымско-Азовской Добровольческой армии, получила наименование Кавказская Добровольческая армия, а 2 мая 1919 была разделена на Добровольческую (в составе ВСЮР) и Кавказскую армии.

Численность армии

Армия (потеряв неск. тыс. чел. за время с ноября 1917 до февраля 1918) вышла в 1-й Кубанский поход в числе (по разным данным) 2,5-4 тыс., присоединившиеся к ней кубанские части насчитывали 2-3 тыс., вернулось из похода около 5 тыс., отряд Дроздовского в момент соединения с армией насчитывал до 3 тыс. В итоге весной 1918 армия насчитывала около 8 тыс. чел. В начале июня, она выросла ещё на тысячу чел. К сентябрю 1918 в армии было 35-40 тыс. шт. и саб., в декабре в действующих войсках было 32-34 тыс. и в запасных, формирующихся частях и гарнизонах городов — 13-14 тыс., то есть всего около 48 тыс. чел. К началу 1919 она насчитывала до 40 тыс. шт. и саб., 60 % которых составляли кубанские казаки.

Потери в личном составе

Наиболее тяжелые (относительно своей численности) потери армия несла в течение 1918, то есть именно тогда, когда офицеры составляли особенно значительную её часть.с начала формирования в армию поступило свыше 6000 чел., а при оставлении Ростова число бойцов не превышало 2500, можно считать, что она потеряла не менее 3500 чел. В 1-м Кубанском походе погибло около 400 чел. и вывезено около 1500 раненых. После отхода от Екатеринодара на север около 300 чел. было оставлено в ст. Елизаветинской (все добиты преследователями) и ещё 200 — в Дядьковской. Не менее тяжкие потери понесла армия и во 2-м Кубанском походе (в некоторых боях, например, при взятии Тихорецкой, потери доходили до 25 % состава), и в боях под Ставрополем. В отдельных боях потери исчислялись сотнями и даже иногда тысячами убитых.

Добровольческая армия в составе В. С. Ю. Р. «Поход на Москву»

Образована 8 мая 1919 в результате разделения Кавказской Добровольческой армии. Включала к середине июня 1919 1-й армейский и 3-й Кубанский корпуса, 2-ю Кубанскую пластунскую бригаду. В конце июля в состав армии включены Группа ген. Промтова и вновь сформированный 5-й кавалерийский корпус. К 15 сентября 1919 из 5-й и 7-й пехотных дивизий был образован 2-й армейский корпус. 14 октября 1919 была сформирована ещё 1-я отдельная пехотная бригада.

Однако в ходе «похода на Москву» в состав армии входили лишь два корпуса — 1-й армейский из «цветных частей»: 1-й и 3-й пехотных дивизий, развёрнутых в середине октября в четыре дивизии — Корниловскую, Марковскую, Дроздовскую и Алексеевскую и 5-й кавалерийский корпус из двух неказачих регулярных дивизий конницы: 1-й и 2-й кавалерийских. Кроме того, в состав армии входили: Сводный полк 1-й отдельной кавалерийской бригады, 2-й и 3-й отдельные тяжелые гаубичные дивизионы, Отдельный тяжелый пушечный тракторный дивизион, 2-й радио-телеграфный дивизион, 2-я, 5-я, 6-я отдельные телеграфные роты, 1-й и 2-й дивизионы танков и 5-й автомобильный батальон. Армии были также приданы 1-й авиационный дивизион (2-й и 6-й авиаотряды и 1-я авиабаза), бронеавтомобильные: 1-й дивизион, 1-й, 3-й и 4-й отряды.

2-й армейский корпус (ком. М. Н. Промтов) в составе Войск Киевской области ВСЮР наступал в районе Киева-Чернигова, а резервные части, из которых заново должен был формироваться 3-й армейский корпус, изначально предназначенный для усиления московского направления, были брошены против Махно, прорвавшего в конце сентября фронт белых.

Достигнув максимальной численностью за счёт мобилизаций в занятых губерниях юга России и зачисления в строй сдавшихся в плен красноармейцев, Добровольческая армия к середине октября 1919 заняла обширный район по линии Чернигов-хутор Михайловский-Севск-Дмитровск-Кромы-Нарышкино-Орёл-Новосиль-Борки-Косторное. В ходе Орловско-Кромского сражения 11 октября-18 ноября 1919 г. потерпела стратегическое поражение и была вынуждена оставить все ранее занятые районы, отступив на Дон к декабрю 1919. 6 января 1920 сведена в Добровольческий корпус (ввиду громадных потерь и катастрофического снижения численности личного состава — 5000 человек на момент Новороссийской эвакуации). Однако Добровольческий корпус как боевая единица сохранился и не был уничтожен. С непрерывными боями корпус отступил в марте 1920 к порту Новороссийск. Там Добровольческий корпус приоритетно, благодаря распоряжению главкома ВСЮР ген-лейт. А. И. Деникина и железной выдержке своего командира, генерал-лейтенанта А. П. Кутепова, погрузился на суда и прибыл в Крым, оставшийся белым благодаря удачно организованной обороне его перешейков войсками ген-майора Я. А. Слащёва. Добровольческий корпус в Крыму составил мощный костяк Русской Армии преемника генерала Деникина на посту белого главкома — барона Врангеля.

Численность армии

К середине июня 1919 армия насчитывала 20 тыс. шт. и 5,5 тыс. саб., в конце июля — 33 тыс. шт. и 6,5 тыс. саб., на 5 октября — 17791 шт. и 2664 саб. при 451 пул. и 65 ор. В начале декабря 1919 в Добровольческой армии было 3600 шт. и 4700 саб. Всего в составе армии, включая тыловые и формирующиеся части к 5 июля 1919 насчитывалось 57725 чел. (в том числе 3884 офицера, 40963 строевых, 6270 вспомогательных и 6608 нестроевых нижних чинов).

  1. Деникин А. И., Т. II. — Гл. XIV..
  2. 1 2 3 4 Карпенко С. В., 2009, с. 54.
  3. Карпенко С. В., 2009, с. 53.
  4. Карпенко С. В., 2009, с. 35.
  5. Марков и марковцы. М.: НП «Посев», 2001
  6. Календарь «Святая Русь» 22.02.1918 − Начало героического «Ледяного похода» Добровольческой армии ген. Корнилова // Сайт издательства «Русская идея» (www.rusidea.org) (Проверено 2 февраля 2013)
  7. Дроздовский М. Г. Дневник. — Берлин: Отто Кирхнер и Ко, 1923. — 190 с.
  8. Дроздовский и дроздовцы. — М.: НП «Посев», 2006. — 692 с. — ISBN 5-85824-165-4, с.79, 383
  9. Гиацинтов Эраст Записки белого офицера / Вступит. статья, подготовка текста и коммент. В. Г. Бортневского. — стр. 66-67
  10. Деникин А. И., Т. V. — Гл. II..
  11. Будницкий, Олег Лидеры белого движения: вместе или порознь?. Эхо Москвы (22 ноября 2018).
  12. Байло Андрій. Тимчасовий союз УГА з Добрармією та його наслідки (украинский) // Україна: культурна спадщина, національна свідомість, державність : Збірник наукових праць. — Львів: Інститут українознавства ім. І. Крип’якевича НАН України, 2009. — Вып. 18. — С. 353—362.
  13. Томюк І. М. Причини та наслідки вимушеного об’єднання Української галицької армії з Добровольчою армією уряду А. І. Денікіна (листопад – грудень 1919 р.) // Вісник Національного університету «Львівська політехніка» : Тематичний випуск «Держава та армія». — 2008. — Вып. 612. — С. 86—91. — ISSN 0321-0499.
  14. Солдатенко В. Ф. Трагічна сторінка історії об’єднаного українського фронту: договір УГА з білогвардійцями // Соборність як чинник українського державотворення (до 90-річчя Акту злуки) / За ред. Р. Я. Пирога. — Київ, 2009. — С. 53—63. — 229 с.
  15. Абинякин Р. М. Офицерский корпус Добровольческой армии: социальный состав, мировоззрение 1917—1920 гг. Монография. — Орёл: Издатель А. Воробьёв, 2005. — 204 с. — ISBN 5-900901-57-2.
  16. Зинкевич М. М., 1930.
  17. Добровольческая армия // Белое движение в России: организационная структура. Алфавитный указатель // Сайт историка Сергея Владимировича Волкова (swolkov.ru) (Проверено 2 февраля 2013)

  • Врангель П. Н. «Записки»
  • Гиацинтов Э. Н.. Записки белого офицера. «Интерполиграфцентр» СПбФК, 1992.
  • Деникин А. И. Очерки русской смуты: — Т. I−V.. — Париж; Берлин: Изд. Поволоцкого; Слово; Медный всадник, 1921−1926.; М.: «Наука», 1991.; Айрис-пресс, 2006. — (Белая Россия). — ISBN 5-8112-1890-7.
  • Зайцов А. А. 1918 год. Очерки по истории русской гражданской войны.
  • Зинкевич М. М. Основание и путь Добровольческой армии 1917−1930. — София: Печатница «Древна България» , 1930.
  • Карпенко С. В. Белые генералы и красная смута / С. В. Карпенко. — М.: Вече. — 2009. — 432 с. — (За веру и верность). — ISBN 978-5-9533-3479-2..
  • Марков и марковцы. — М.: НП «Посев», 2001.
  • Левитов М. Н. Корниловцы в боях летом—осенью 1919 года
  • Ларионов В. А. На Москву
  • Русское офицерство и Белое движение
  • Свенцицкий В. П. Общее положение России и задачи Добровольческой армии. — Екатеринодар, 1919.
  • Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца (1914−1934)
  • Туркул А. В. Дроздовцы в огне: Картины гражданской войны, 1918−1920 гг.
  • Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. — М.: Эксмо-пресс, 2002.
  • Власов А. А. О бронепоездах Добровольческой армии // Донской временник. Год 2007-й: краеведческий альманах / Донская государственная публичная библиотека. Ростов-на-Дону, 2006.
  • Барякина Э. В. Аргентинец — М.: Рипол-классик, 2011. — ISBN 978-5-386-03723-9. — о последних днях обороны Новороссийска Добровольческой армией.

Наступление армии Деникина

БЕЛОЕ ДВИЖЕНИЕ НА ДОНУ

Уже в конце в конце 1917 в Донскую область стали пробираться активные противники новой власти – офицеры, генералы Л.Г.Корнилов, А.И.Деникин, А.С.Лукомский, лидеры кадетов.

А.М.Каледин, избранный в 1917 на большом войсковом круге атаманом Донского казачества, призвал казачьи войска к борьбе с правительством большевиков. 2 ноября (по старому стилю) 1917 в Новочеркасске появился бывший начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал М.В.Алексеев. На Дону они стали формировать Добровольческую армию, ставшую ядром белогвардейских войск на юге России. Каледин стягивал казачьи войска к Ростову, к ним присоединились офицерские отряды добровольцев. Захватив Ростов, они повели наступление на Север, на Донбасс. Однако население Донской области не поддержало Каледина. Осознав, что поднятое им восстание обречено, Каледин сложил свои полномочия и застрелился.

Вожди белого движения считали Дон районом, из которого можно будет начинать вооруженную борьбу против большевистского правительства, но они переоценили возможности, которые для этого давала область Войска Донского. Присутствие Добровольческой армии породило в казачьей среде страх неминуемого нашествия большевистских войск, к тому же началось разложение формирований добровольцев, оно коснулось и казачьего войска. Добровольческая армия своей территории не имела, была в зависимости от донского, а позже от кубанского правительства, с которым шла борьба из-за его «самостойности». К тому же начались острые противоречия между лидерами добровольцев Корниловым и Алексеевым. В конце концов Корнилову была вручена военная власть и командование Добровольческой армией, его заместителем стал генерал Деникин. Генерал Алексеев и большинство командного состава являлись монархистами, но вынуждены были скрывать свои реставрационные намерения. Наступление Красной Армии на Донскую область вынудило Добровольческую армию покинуть Дон. Армия отодвинулась к Екатеринодару, столице Кубанского казачьего войска, но раньше, чем она подошла к городу, в нем установилась Советская власть. По приказу Корнилова начался штурм Екатеринодара, закончившийся поражением Добровольческой армии, Корнилов был убит снарядом, попавшим в дом, где размещался его штаб. Новый главнокомандующий генерал Деникин овладел Екатеринодаром, этот город стал столицей созданного на юге антибольшевистского правительства – «Особого совещания».

Основной целью режима Деникина было свержение власти большевиков и восстановление «единой и неделимой» России. Провозглашенная им политика встретила враждебное отношение национально-государственных образований, уже появившихся на окраинах распавшейся Российской империи. Она оттолкнула от него общественные круги и население многих национальных районов. Обещание Советского правительства признать за всеми народами права на неограниченное национальное самоопределение «вплоть до отделения» подняло его престиж и привлекло массы населения нерусских национальностей, что способствовало росту недоверия к Деникину и его правительству.

Кардинальным вопросом в политике Деникина был аграрный. Он не сумел (или не хотел) его использовать для завоевания крестьян на свою сторону. Характерен его приказ «О третьем снопе», по которому треть собранного зерна поступала возвратившимся помещикам.

Крестьяне не поддержали режим Деникина, более того, против него развернулось партизанское движение, наносившее удары по тылам продвигавшейся на север Добровольческой армии. Не имея у себя прочного тыла и источников необходимых материальных средств и крупных резервов, Деникин не питал радужных надежд на общероссийскую победу.

Энциклопедия «Кругосвет»

krugosvet.ru/enc/istoriya/GRAZHDANSKAYA_VONA_V_ROSSII.html?page=0,0#part-2

ДЕНИКИН О ПРИЧИНАХ ПОРАЖЕНИЯ

Мы занимали огромные пространства, потому что, только следуя на плечах противника, не давая ему опомниться, устроиться, мы имели шансы сломить сопротивление превосходящих нас численно его сил. Мы отторгали от советской власти плодороднейшие области, лишали ее хлеба, огромного количества военных припасов и неисчерпаемых источников пополнения армии. В подъеме, вызванном победами, в маневре и в инерции поступательного движения была наша сила. Истощенный многими мобилизациями Северный Кавказ уже не мог питать надлежаще армию, и только новые районы, новый прилив живой силы могли спасти ее организм от увядания.

Мы расширяли фронт на сотни верст и становились от этого не слабее, а крепче. Добровольческая армия{53} к 5 мая в Донецком бассейне числила в своих рядах 9600 бойцов. Невзирая на потери, понесенные в боях и от болезней, к 20 июня (Харьков) боевой состав армии был 26 тысяч, к 20 июля (Екатеринослав — Полтава) — 40 тысяч. Донская армия, сведенная к 5 мая до 15 тысяч, к 20 июня насчитывала 28 тысяч, к 20 июля — 45 тысяч. Для наступления в киевском направлении в конце июля от Добровольческой армии отделилась группа всего в 6 тысяч. В начале июня с Ак-Манайских позиций начал наступление 3-й армейский корпус силою около 4 тысяч, который, пополняясь по пути, прошел весь Крым, вышел на Херсон и Одессу и составил группу войск Новороссийской области под начальством генерала Шиллинга, к 20 сентября увеличившуюся до 16 тысяч.

Состав Вооруженных сил Юга с мая по октябрь возрастал последовательно от 64 до 150 тысяч{54}. Таков был результат нашего широкого наступления. Только при таком условии мы имели возможность продолжать борьбу. Иначе мы были бы задушены огромным превосходством сил противника, обладавшего неисчерпаемыми человеческими ресурсами. Наконец, движение к Киеву приводило нас к соединению с противобольшевистской польской армией, что значительно сокращало фронт и должно было освободить большую часть войск Киевской области и Новороссии для переброски их на гомельское и брянское направления.

Теория говорит о закреплении рубежей, практика гражданской войны с ее огромными расстояниями и фронтами, с ее исключительным преобладанием психологии не только в армиях, но и в населении пораженных войной областей свидетельствует о непреодолимой трудности и зачастую полной негодности метода позиционной войны. Разлив Донца задержал наступление 8-й и 9-й советских армий в феврале, Царицынская укрепленная позиция остановила движение генерала Мамонтова и первый налет генерала Врангеля. Но, снабженный некоторой техникой, генерал Врангель в два дня покончил с «Красным Верденом». Добровольческая армия без труда справилась с «крепостными зонами» Харькова и Екатеринослава. Шкуро и Бредов форсировали широкий Днепр. Разбухшая Кубань не остановила русских армий, отступавших к Черному морю, а идеальный, исключительный по конфигурации и природным свойствам, «неприступный» оборонительный рубеж крымских перешейков оказался паутиной в трагические дни осени 1920 года…

Освобождение нами огромных областей должно было вызвать народный подъем, восстание всех элементов, враждебных советской власти, не только усиление рядов, но и моральное укрепление белых армий. Вопрос заключался лишь в том, изжит ли в достаточной степени народными массами большевизм и сильна ли воля к его преодолению? Пойдет ли народ с нами или по-прежнему останется инертным и пассивным между двумя набегающими волнами, между двумя смертельно враждебными станами.

В силу целого ряда сложных причин, стихийных и от нас зависевших, жизнь дала ответ сначала нерешительный, потом отрицательный.

А.И. Деникин. Очерки русской смуты

ВЗГЛЯД ПОЭТА

Рабочий!

Глупость беспартийную выкинь!

Если хочешь жить с другими вразброд —

всех по очереди словит Деникин,

всех сожрет генеральский рот.

2. Если ж на зов партийной недели

придут миллионы с фабрик и с пашен —

рабочий быстро докажет на деле,

что коммунистам никто не страшен.

В.В. Маяковский. «Окна сатиры Роста» 1919-1920 годов.

РЕЙД ГЕНЕРАЛА МАМОНТОВА

Мамонтова рейд 1919 – действия белоказачьей конницы под командованием ген.-л. К.К.Мамонтова в тылу сов. войск Южного фронта в августе — сентябре, во время Гражданской войны в Сов. России. Имел целью дезорганизовать сов. тыл и сорвать подготовку наступления Юж. фронта. Утром 10 августа 4-й Донской конный корпус Мамонтова (6 тыс. сабель, 3 тыс. штыков, 12 op., 7 бронепоездов, 3 броневика) прорвал фронт сов. войск на слабо прикрытом стыке 8-й и 9-й армий (р-н Новохопёрска) и начал продвижение в тыл сов. войск. 18 авг. белоказаки захватили Тамбов, 22 авг.— Козлов (Мичуринск). На своём пути мамонтовцы разрушали жел. дороги, мосты и узлы связи, грабили население, захватывали склады и базы Юж. фронта, зверски расправлялись с сов. и парт, работниками. ЦК партии, Совет обороны, В. И. Ленин приняли решительные меры по ликвидации М. р.: 6 губерний (Рязанская, Тульская, Орловская, Воронежская, Тамбовская, Пензенская) объявлялись на воен. положении, во всех уездах, крупных городах и на ж.-д. станциях этих губерний создавались революц. к-ты, на к-рые возлагалась задача мобилизации сил и средств для обороны губерний и подавления возможных контрреволюц. выступлений. Общее руководство деятельностью ревкомов возлагалось на Реввоенсовет Республики. Для борьбы с конницей Мамонтова РВС Юж. фронта с помощью парт, и сов. организаций создал внутр. фронт (командующий M. M. Лашевич), включив в его состав ок. 10,5 тыс. штыков, 1,5 тыс. сабель, авиацию и бронепоезда фронта, а также подчинив ему сформированные местными сов. учреждениями добровольч. отряды и части особого назначения общей численностью ок. 11 тыс. чел. Оказавшись в окружении сов. войск и будучи отягощены большими обозами награбленного имущества, белоказаки утратили прежнюю манёвренность, дисциплину и с трудом пробивались к линии фронта. 31 авг. после упорного боя мамонтовцы заняли Елец, 6 сент.— Грязи, а 11 сент.— Воронеж. Это был их последний успех. 12 сент. сов. части выбили белоказаков из Воронежа и нанесли им тяжёлый урон (из 9 тыс. чел. осталось лишь 2 тыс.). 18—19 сент. остатки корпуса Мамонтова сумели прорваться через фронт окружения (между Старым Осколом и Коротояком) и соединиться с конным корпу- сом ген. А. Г. Шкуро, брошенным А. И. Деникиным на спасение мамонтовцев. Продолжавшийся 40 дней М. р. причинил нар. х-ву Тамбовской и Воронежской губерний большой ущерб, отвлёк часть сил Юж. фронта на борьбу с белоказаками, но осн. цели — сорвать подготовку наступления сов. войск — не достиг: оно началось 14—15 авг. Борьба с белоказачьей конницей Мамонтова, а также с др. конными формированиями врага подтвердила важное значение конницы в Гражд. войне. Учитывая этот опыт, сов. командование ускорило формирование кав. соединений и объединений.

Проект «Хронос»

РОЛЬ МАХНО В ПОРАЖЕНИИ АРМИИ ДЕНИКИНА

Выход Добровольческой армии на Украину встревожил Польшу, чью независимость ни Колчак, ни Деникин так и не признали. Поляки временно прекратили боевые действия против Красной армии, в результате чего советское командование смогло перебросить дополнительные силы на московское направление.

И еще одно обстоятельство ослабило тыл ВСЮР. Повстанческая армия Махно 26 сентября под Уманью нанесла украинской группировке Добровольческой армии крупное поражение и двинулась в рейд, выбив деникинцев из Кривого Рога, Никополя, Мелитополя и нескольких других городов, захватив главные артиллерийские склады Добровольческой армии в районе Волноваха — Мелитополь, а в конце октября овладев Екатеринославом. В махновскую армию вступали крестьяне, недовольные продразверсткой и реквизицией всех воюющих сторон, привлеченные возможностью пограбить и не желавшие служить ни белым, ни красным.

Махновцы сражались обычно против тех, кто в данный момент одерживал верх в Гражданской войне и пытался занять их вотчину — часть Южной Украины с центром в Гуляй-Поле. Их рейд по деникинским тылам, наряду со многими другими факторами, сделал поражение Добровольческой армии на подступах к Москве лишь вопросом времени.

20 сентября белые заняли Курск, 6 октября — Воронеж и 13 октября — Орел. К тому моменту ВСЮР достигли своей максимальной численности в 150 тысяч человек. Однако уже 11 октября началось советское контрнаступление. 20 октября латышская дивизия освободила Орел. За день до этого конный корпус Семена Буденного нанес поражение донскому корпусу генерала Мамонтова и кубанскому корпусу генерала Шкуро, а 24 октября занял Воронеж. Добровольческая армия покатилась назад, за ней последовала Донская.

В январе — феврале 1920 года уменьшившиеся вдвое деникинские войска попытались задержаться на рубежах рек Дон и Маныч, но были разбиты и устремились к порту Новороссийску. Ряды белых косил сыпной тиф, процветали пьянство и грабежи. Кубанские части разошлись по домам. Эвакуация в Крым, который удалось удержать корпусу генерала Я. Слащева, проходила в панике. Большая часть белых не смогла эвакуироваться и попала в плен или ушла в Грузию. 22 марта 1920 года Деникин передал командование Врангелю и отправился в эмиграцию.

Б.В. Соколов. Сто великих войн.

Литература и ссылки

В.П. Слободин. Белое движение в годы гражданской войны в России (1917—1922 гг.)

В.В. Кулаков, Е.И. Каширина. Причины поражения белого движения на Юге России.

http://www.vestnik.adygnet.ru/files/2006.2/242/kulakov2006_2.pdf

А.И. Егоров. Гражданская война в России: Разгром Деникина.

А.Ю.Кожевников. Идеи «красного патриотизма» во время Гражданской войны.

http://www.politpros.com/journal/read/?ID=785&journal=97

Д.П. Костомаров. Деникин и Врагнель: история конфликта.

http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=2386&n=119Вооруженные силы Юга России (ВСЮР) были образованы 8 января 1919 г. в результате соглашения между командующим Добровольческой армией генералом А.И. Деникиным и атаманом Донского казачьего войска генералом П.Н. Красновым. Наличие казачьей конницы и хорошо подготовленных военных кадров позволило деникинцам овладеть Донбассом и Областью войска Донского, занять большую часть Украины. Попытки советских войск контратаковать противника в ходе августовского наступления 1919 года не увенчались успехом. В августе – сентябре оборона РККА была дезорганизована рейдом Мамонтова. В октябре ВСЮР заняли Орёл, создав угрозу Туле и Москве. Наступление ВСЮР было остановлено, а затем сменилось стремит. отступлением вследствие предпринятого руководством РККА контрнаступления Южного фронта. Оно было осуществлено после крупных мобилизаций в РСФСР и создания Первой конной армии, которая позволила ликвидировать преимущество ВСЮР в кавалерии.

БЕЛОЕ ДВИЖЕНИЕ НА ДОНУ

Уже в конце в конце 1917 в Донскую область стали пробираться активные противники новой власти – офицеры, генералы Л.Г.Корнилов, А.И.Деникин, А.С.Лукомский, лидеры кадетов.

А.М.Каледин, избранный в 1917 на большом войсковом круге атаманом Донского казачества, призвал казачьи войска к борьбе с правительством большевиков. 2 ноября (по старому стилю) 1917 в Новочеркасске появился бывший начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал М.В.Алексеев. На Дону они стали формировать Добровольческую армию, ставшую ядром белогвардейских войск на юге России. Каледин стягивал казачьи войска к Ростову, к ним присоединились офицерские отряды добровольцев. Захватив Ростов, они повели наступление на Север, на Донбасс. Однако население Донской области не поддержало Каледина. Осознав, что поднятое им восстание обречено, Каледин сложил свои полномочия и застрелился.

Вожди белого движения считали Дон районом, из которого можно будет начинать вооруженную борьбу против большевистского правительства, но они переоценили возможности, которые для этого давала область Войска Донского. Присутствие Добровольческой армии породило в казачьей среде страх неминуемого нашествия большевистских войск, к тому же началось разложение формирований добровольцев, оно коснулось и казачьего войска. Добровольческая армия своей территории не имела, была в зависимости от донского, а позже от кубанского правительства, с которым шла борьба из-за его «самостойности». К тому же начались острые противоречия между лидерами добровольцев Корниловым и Алексеевым. В конце концов Корнилову была вручена военная власть и командование Добровольческой армией, его заместителем стал генерал Деникин. Генерал Алексеев и большинство командного состава являлись монархистами, но вынуждены были скрывать свои реставрационные намерения. Наступление Красной Армии на Донскую область вынудило Добровольческую армию покинуть Дон. Армия отодвинулась к Екатеринодару, столице Кубанского казачьего войска, но раньше, чем она подошла к городу, в нем установилась Советская власть. По приказу Корнилова начался штурм Екатеринодара, закончившийся поражением Добровольческой армии, Корнилов был убит снарядом, попавшим в дом, где размещался его штаб. Новый главнокомандующий генерал Деникин овладел Екатеринодаром, этот город стал столицей созданного на юге антибольшевистского правительства – «Особого совещания».

Основной целью режима Деникина было свержение власти большевиков и восстановление «единой и неделимой» России. Провозглашенная им политика встретила враждебное отношение национально-государственных образований, уже появившихся на окраинах распавшейся Российской империи. Она оттолкнула от него общественные круги и население многих национальных районов. Обещание Советского правительства признать за всеми народами права на неограниченное национальное самоопределение «вплоть до отделения» подняло его престиж и привлекло массы населения нерусских национальностей, что способствовало росту недоверия к Деникину и его правительству.

Кардинальным вопросом в политике Деникина был аграрный. Он не сумел (или не хотел) его использовать для завоевания крестьян на свою сторону. Характерен его приказ «О третьем снопе», по которому треть собранного зерна поступала возвратившимся помещикам.

Крестьяне не поддержали режим Деникина, более того, против него развернулось партизанское движение, наносившее удары по тылам продвигавшейся на север Добровольческой армии. Не имея у себя прочного тыла и источников необходимых материальных средств и крупных резервов, Деникин не питал радужных надежд на общероссийскую победу.

Энциклопедия «Кругосвет»

krugosvet.ru/enc/istoriya/GRAZHDANSKAYA_VONA_V_ROSSII.html?page=0,0#part-2

ДЕНИКИН О ПРИЧИНАХ ПОРАЖЕНИЯ

Мы занимали огромные пространства, потому что, только следуя на плечах противника, не давая ему опомниться, устроиться, мы имели шансы сломить сопротивление превосходящих нас численно его сил. Мы отторгали от советской власти плодороднейшие области, лишали ее хлеба, огромного количества военных припасов и неисчерпаемых источников пополнения армии. В подъеме, вызванном победами, в маневре и в инерции поступательного движения была наша сила. Истощенный многими мобилизациями Северный Кавказ уже не мог питать надлежаще армию, и только новые районы, новый прилив живой силы могли спасти ее организм от увядания.

Мы расширяли фронт на сотни верст и становились от этого не слабее, а крепче. Добровольческая армия{53} к 5 мая в Донецком бассейне числила в своих рядах 9600 бойцов. Невзирая на потери, понесенные в боях и от болезней, к 20 июня (Харьков) боевой состав армии был 26 тысяч, к 20 июля (Екатеринослав — Полтава) — 40 тысяч. Донская армия, сведенная к 5 мая до 15 тысяч, к 20 июня насчитывала 28 тысяч, к 20 июля — 45 тысяч. Для наступления в киевском направлении в конце июля от Добровольческой армии отделилась группа всего в 6 тысяч. В начале июня с Ак-Манайских позиций начал наступление 3-й армейский корпус силою около 4 тысяч, который, пополняясь по пути, прошел весь Крым, вышел на Херсон и Одессу и составил группу войск Новороссийской области под начальством генерала Шиллинга, к 20 сентября увеличившуюся до 16 тысяч.

Состав Вооруженных сил Юга с мая по октябрь возрастал последовательно от 64 до 150 тысяч{54}. Таков был результат нашего широкого наступления. Только при таком условии мы имели возможность продолжать борьбу. Иначе мы были бы задушены огромным превосходством сил противника, обладавшего неисчерпаемыми человеческими ресурсами. Наконец, движение к Киеву приводило нас к соединению с противобольшевистской польской армией, что значительно сокращало фронт и должно было освободить большую часть войск Киевской области и Новороссии для переброски их на гомельское и брянское направления.

Теория говорит о закреплении рубежей, практика гражданской войны с ее огромными расстояниями и фронтами, с ее исключительным преобладанием психологии не только в армиях, но и в населении пораженных войной областей свидетельствует о непреодолимой трудности и зачастую полной негодности метода позиционной войны. Разлив Донца задержал наступление 8-й и 9-й советских армий в феврале, Царицынская укрепленная позиция остановила движение генерала Мамонтова и первый налет генерала Врангеля. Но, снабженный некоторой техникой, генерал Врангель в два дня покончил с «Красным Верденом». Добровольческая армия без труда справилась с «крепостными зонами» Харькова и Екатеринослава. Шкуро и Бредов форсировали широкий Днепр. Разбухшая Кубань не остановила русских армий, отступавших к Черному морю, а идеальный, исключительный по конфигурации и природным свойствам, «неприступный» оборонительный рубеж крымских перешейков оказался паутиной в трагические дни осени 1920 года…

Освобождение нами огромных областей должно было вызвать народный подъем, восстание всех элементов, враждебных советской власти, не только усиление рядов, но и моральное укрепление белых армий. Вопрос заключался лишь в том, изжит ли в достаточной степени народными массами большевизм и сильна ли воля к его преодолению? Пойдет ли народ с нами или по-прежнему останется инертным и пассивным между двумя набегающими волнами, между двумя смертельно враждебными станами.

В силу целого ряда сложных причин, стихийных и от нас зависевших, жизнь дала ответ сначала нерешительный, потом отрицательный.

А.И. Деникин. Очерки русской смуты

ВЗГЛЯД ПОЭТА

Рабочий!

Глупость беспартийную выкинь!

Если хочешь жить с другими вразброд —

всех по очереди словит Деникин,

всех сожрет генеральский рот.

2. Если ж на зов партийной недели

придут миллионы с фабрик и с пашен —

рабочий быстро докажет на деле,

что коммунистам никто не страшен.

В.В. Маяковский. «Окна сатиры Роста» 1919-1920 годов.

РЕЙД ГЕНЕРАЛА МАМОНТОВА

Мамонтова рейд 1919 – действия белоказачьей конницы под командованием ген.-л. К.К.Мамонтова в тылу сов. войск Южного фронта в августе — сентябре, во время Гражданской войны в Сов. России. Имел целью дезорганизовать сов. тыл и сорвать подготовку наступления Юж. фронта. Утром 10 августа 4-й Донской конный корпус Мамонтова (6 тыс. сабель, 3 тыс. штыков, 12 op., 7 бронепоездов, 3 броневика) прорвал фронт сов. войск на слабо прикрытом стыке 8-й и 9-й армий (р-н Новохопёрска) и начал продвижение в тыл сов. войск. 18 авг. белоказаки захватили Тамбов, 22 авг.— Козлов (Мичуринск). На своём пути мамонтовцы разрушали жел. дороги, мосты и узлы связи, грабили население, захватывали склады и базы Юж. фронта, зверски расправлялись с сов. и парт, работниками. ЦК партии, Совет обороны, В. И. Ленин приняли решительные меры по ликвидации М. р.: 6 губерний (Рязанская, Тульская, Орловская, Воронежская, Тамбовская, Пензенская) объявлялись на воен. положении, во всех уездах, крупных городах и на ж.-д. станциях этих губерний создавались революц. к-ты, на к-рые возлагалась задача мобилизации сил и средств для обороны губерний и подавления возможных контрреволюц. выступлений. Общее руководство деятельностью ревкомов возлагалось на Реввоенсовет Республики. Для борьбы с конницей Мамонтова РВС Юж. фронта с помощью парт, и сов. организаций создал внутр. фронт (командующий M. M. Лашевич), включив в его состав ок. 10,5 тыс. штыков, 1,5 тыс. сабель, авиацию и бронепоезда фронта, а также подчинив ему сформированные местными сов. учреждениями добровольч. отряды и части особого назначения общей численностью ок. 11 тыс. чел. Оказавшись в окружении сов. войск и будучи отягощены большими обозами награбленного имущества, белоказаки утратили прежнюю манёвренность, дисциплину и с трудом пробивались к линии фронта. 31 авг. после упорного боя мамонтовцы заняли Елец, 6 сент.— Грязи, а 11 сент.— Воронеж. Это был их последний успех. 12 сент. сов. части выбили белоказаков из Воронежа и нанесли им тяжёлый урон (из 9 тыс. чел. осталось лишь 2 тыс.). 18—19 сент. остатки корпуса Мамонтова сумели прорваться через фронт окружения (между Старым Осколом и Коротояком) и соединиться с конным корпу- сом ген. А. Г. Шкуро, брошенным А. И. Деникиным на спасение мамонтовцев. Продолжавшийся 40 дней М. р. причинил нар. х-ву Тамбовской и Воронежской губерний большой ущерб, отвлёк часть сил Юж. фронта на борьбу с белоказаками, но осн. цели — сорвать подготовку наступления сов. войск — не достиг: оно началось 14—15 авг. Борьба с белоказачьей конницей Мамонтова, а также с др. конными формированиями врага подтвердила важное значение конницы в Гражд. войне. Учитывая этот опыт, сов. командование ускорило формирование кав. соединений и объединений.

Проект «Хронос»

РОЛЬ МАХНО В ПОРАЖЕНИИ АРМИИ ДЕНИКИНА

Выход Добровольческой армии на Украину встревожил Польшу, чью независимость ни Колчак, ни Деникин так и не признали. Поляки временно прекратили боевые действия против Красной армии, в результате чего советское командование смогло перебросить дополнительные силы на московское направление.

И еще одно обстоятельство ослабило тыл ВСЮР. Повстанческая армия Махно 26 сентября под Уманью нанесла украинской группировке Добровольческой армии крупное поражение и двинулась в рейд, выбив деникинцев из Кривого Рога, Никополя, Мелитополя и нескольких других городов, захватив главные артиллерийские склады Добровольческой армии в районе Волноваха — Мелитополь, а в конце октября овладев Екатеринославом. В махновскую армию вступали крестьяне, недовольные продразверсткой и реквизицией всех воюющих сторон, привлеченные возможностью пограбить и не желавшие служить ни белым, ни красным.

Махновцы сражались обычно против тех, кто в данный момент одерживал верх в Гражданской войне и пытался занять их вотчину — часть Южной Украины с центром в Гуляй-Поле. Их рейд по деникинским тылам, наряду со многими другими факторами, сделал поражение Добровольческой армии на подступах к Москве лишь вопросом времени.

20 сентября белые заняли Курск, 6 октября — Воронеж и 13 октября — Орел. К тому моменту ВСЮР достигли своей максимальной численности в 150 тысяч человек. Однако уже 11 октября началось советское контрнаступление. 20 октября латышская дивизия освободила Орел. За день до этого конный корпус Семена Буденного нанес поражение донскому корпусу генерала Мамонтова и кубанскому корпусу генерала Шкуро, а 24 октября занял Воронеж. Добровольческая армия покатилась назад, за ней последовала Донская.

В январе — феврале 1920 года уменьшившиеся вдвое деникинские войска попытались задержаться на рубежах рек Дон и Маныч, но были разбиты и устремились к порту Новороссийску. Ряды белых косил сыпной тиф, процветали пьянство и грабежи. Кубанские части разошлись по домам. Эвакуация в Крым, который удалось удержать корпусу генерала Я. Слащева, проходила в панике. Большая часть белых не смогла эвакуироваться и попала в плен или ушла в Грузию. 22 марта 1920 года Деникин передал командование Врангелю и отправился в эмиграцию.

Добровольческая армия в годы Гражданской войны

Гражданская война в России – это противостояние двух сил в борьбе за власть. С одной стороны, выступила Белая армия, а с другой, как известно, Красная армия. Южные войска выступали противником «красных», надеялись их окончательно свергнуть и разместиться в аппарате управления страны. Самое ужасное, что и те, и другие, пропагандировали диктатуру в своей политической деятельности, кроме того, идейная борьба за лучшую жизнь переросла в противостояние двух лагерей «свои» и «чужие». Действия тех лет по праву можно назвать братоубийственными.

Большевики мечтали вернуть свою значимость, привилегии и вновь утвердиться как орган власти и верховенства. Их представителями была буржуазия, помещики, представители интеллигенции. В ряды повстанцев вступали добровольно все те, кому надоела политика большевиков. Гражданская война в России длилась с 1918 по 1922 годы и затронула соседние государства. Предшествовала Гражданской войне Октябрьская революция 1917 года, и созданное социальное, экономическое и политическое неравенство в стране. К причинам возникновения Гражданской войны также относят:

  • подписание между Россией и Германией Брестского мирного договора;
  • ухудшение отношений между большевиками и крестьянами;
  • национализация производства;
  • политика эсеров.

Вмешательство иностранных государств в конфликты страны только усиливало и подстрекало повстанцев на агрессивные методы борьбы с «красными» в надежде расколоть Россию.

Формирование Добровольческой армии

Основной военной силой «белых» на юге России в годы Гражданской войны была Добровольческая армия. По новому стилю она возникла в январе 1918 года. Ее основателями считают генерала Алексеева и военный отряд, который он возглавлял. Вступали в нее добровольно абсолютно все, кто выступал против большевистской власти: беглые офицеры, гимназисты, юнкера. Их союзниками изначально выступило Донское казачество. Разместилось стратегическое объединение в Новочеркасске и достаточно быстро, менее чем за год численность войска возросла с двух до трёх тысяч человек. В её состав входили:

  • ударный полк Корнилова;
  • артиллеристские батареи;
  • батальоны;
  • эскадроны и батареи и др. отряды.

Добровольцы хотели увеличить число военных до 10 тысяч и строили грандиозный план, но в 1918 году красноармейцы вынудили их покинуть территорию Донской области.

Интересно! Гражданская война в России считается одной из самых кровавых в мире, потому, что все участники конфликта готовы были вершить жестокую расправу и насилие по отношению друг к другу!

Кубанские походы

Представители Южного полка отправились в Екатеринодар (на Кубани), что впоследствии получило название Первый Кубанский поход. Есть и другое название у этого движения – Ледяной поход. Действия происходили в феврале, войску не удалось захватить Екатеринодар из-за ужасных погодных условий и неподготовленности солдат противостоять им. В результате чего погибло много людей от холода и болезней.

После того как в апреле 13 числа умирает Корнилов, на его место становится генерал Деникин. Он отвёл войска Добровольческой армии на юг Донской области, где получил поддержку от донских казаков и атамана Краснова. Именно Краснов передал «белым» военное снаряжение и оружие от немцев.

В июне 1918 года добровольцы идут во Второй Кубанский поход и всё-таки захватывают Екатеринодар. К сентябрю Добровольческая армия подчиняет себе основную часть Кубани и Черноморской губернии.

Осень. Южные войска начали получать крупные поставки оружия от Антанты. Численность войск активно растет. В 1919 году Добровольческая Армия во времена гражданской войны наносит сильный контрудар красноармейцам. А в феврале 1919 года добровольцы захватили территорию всего Северного Кавказа. После громких побед и раскола Красной армии на части, «белые» формируют спецотряд из лучших военных и направляют его на территорию Крыма.

8 января 1918 год добровольцев возглавляет Врангель и войско становится представителем Вооруженных сил на южных регионах России.

Апрель 1919 года – войско «белых» заставляет своего противника отступить с территории Донской, Харьковской области и Донбасса.

Июль 1919 года – Добровольческая армия планирует захватить следующие города:

  • Тулу;
  • Курск;
  • Орел.

Численность войска состояла примерно из 50 тысяч добровольцев и казаков. Взятие города Орел считается вершиной успехов белых. Но в ходе этой битвы военным нанесли большой урон в численности. И уже к декабрю 1919 года красноармейцам удалось разгромить основную часть солдат Добровольческой армии.

Поражение Южных войск

Зимой в 1920 году состоялась жестокая битва «красных» и «белых» под Одессой и на землях Северного Кавказа, где Добровольческая армия потерпела поражение. Тем солдатам, которые сумели выжить, удалось переместиться в Крым и войти в состав Русской армии под командованием Врангеля.

Интересно! Деникин в своих «Очерках русской смуты» описывал как морально пало Добровольческое восстание, превратив свою деятельность в вандализм и грабежи! (описывал «белый террор»).

Поражение Добровольческой армии было обусловлено жестокостью, которую в учебниках описывают как «Белый террор». Войска вершили самосуд, грабили и запугивали население. Конечно, сегодня много сторонников «белой» гвардии переписывают исторические сведения и описывают неопровержимые факты диктаторской власти «красных». Но если учитывать тот факт, что большую часть населения составляли в те годы обычные крестьяне, то в начале Гражданской войны они поддерживали «белых», поскольку власть тех времен не устраивала рабочее население. В ходе войны люди поняли, что та политика, которую диктуют Деникин и другие генералы, по сути была еще жестче, чем «красный террор», и постепенно начала переходить от добровольцев к красноармейцам.

Важно! При объявлении красного террора за одну ночь было убито более 2500 человек в Петрограде. В итоге Гражданской войны был подписан договор о создании СССР. После распада Добровольческого войска и отступления белых противостояние двух сил не угасло, а продолжило войну между спецслужбами: Народно-трудовой союз и Комитет государственной безопасности.

Биография Антона Деникина

В 1892-1895 годах служил в чине подпоручика во 2-й полевой артиллерийской бригаде в городе Бела Седлецкой губернии.

Осенью 1895 года Деникин поступил в Академию Генерального штаба, но на выпускных экзаменах за первый курс не набрал необходимого количества баллов для перевода на второй курс и вернулся в бригаду. В 1896 году поступил в академию вторично.

В это время Деникин увлекся литературным творчеством. В 1898 году в военном журнале «Разведчик» был напечатан его первый рассказ. Много работал в военной журналистике — регулярно печатал рассказы и очерки о быте, нравах и боевых эпизодах русской армии под псевдонимом «И. Ночин».

Весной 1899 года Деникин окончил Академию по первому разряду и был произведен в чин капитана, но из-за измененного порядка определения итогового балла не был причислен к Генеральному штабу.

В 1900-1901 годах проходил службу во 2-й полевой артиллерийской бригаде.

В 1901 году был причислен к Генеральному штабу.

В июле 1902 года Деникин был назначен старшим адъютантом штаба 2-й пехотной дивизии, стоявшей в Брест-Литовске. С октября 1902 года по октябрь 1903 года он отбывал цензовое командование ротой 183-го пехотного Пултуского полка, стоявшего в Варшаве. С октября 1903 года служил старшим адъютантом штаба 2-го кавалерийского корпуса.

Во время русско-японской войны 1904-1905 годов добился назначения на передовую, за боевые заслуги досрочно получил звание полковника, был награжден орденами Святого Станислава и Святой Анны 2-й и 3-й степеней.

В январе 1906 года Деникин был назначен штаб-офицером для особых поручений в штаб 2-го кавалерийского корпуса (Варшава), в мае-сентябре 1906 года командовал батальоном 228-го пехотного резервного Хвалынского полка, в декабре 1906 года переведен на должность начальника штаба 57-й пехотной резервной бригады (Саратов), в июне 1910 года назначен командиром 17-го пехотного Архангелогородского полка, расквартированного в городе Житомире. В 1910-1914 годах командовал 17-м пехотным Архангелогородским полком на австрийской границе.

В начале 1914 года стал исполняющим должность генерала для поручений при штабе Киевского военного округа, в июне получил чин генерал-майора.

В начале Первой мировой войны оказался на Юго-Западном фронте, был назначен на должность генерал-квартирмейстера 8-й армии генерала Алексея Брусилова.

По собственному желанию ушел со штабной работы и был назначен командующим 4-й стрелковой («Железной») бригады, переформированной в 1915 году в дивизию. «Железная» дивизия генерала Деникина прославилась во время Галицийской битвы и на Карпатах, во время отступления в сентябре 1915 года контратакой взяла Луцк, за что Деникин в 1916 году был произведен в генерал-лейтенанты. Дивизия участвовала в Брусиловском наступлении в июне 1916 года, действуя на Луцком направлении.

За эти операции Деникин был награжден высшими воинскими наградами — орденами Святого Георгия 3-й и 4-й степени, а также дважды Георгиевским оружием.

В сентябре 1916 года стал командиром 8-го армейского корпуса, который в составе 9-й армии в декабре был переброшен на Румынский фронт. Во время боев у населенных пунктов Бузео, Рымник и Фокшаны в течение нескольких месяцев командовал также двумя румынскими корпусами.

Деникин не принял Февральскую революцию 1917 года, активно выступил против демократизации армии, пытался ограничить функции солдатских комитетов только хозяйственными проблемами. Выступал против военной политики Временного правительства, обвиняя его в разрушении армии.

В феврале 1917 года стал помощником начальника Генерального штаба. Весной занимал должность начальника Генерального штаба, затем был назначен главнокомандующим Западного фронта, потом — главнокомандующим Юго-Западного фронта.

В августе 1917 года открыто поддержал выступление Лавра Корнилова, за что был снят с должности, арестован и отправлен в тюрьму в город Быхов (Могилевская губерния). В ноябре по приказу начальника штаба верховного главнокомандующего генерала Николая Духонина был освобожден, после чего уехал на Дон в Новочеркасск, где вместе с генералами Михаилом Алексеевым и Лавром Корниловым сформировал Добровольческую армию.

В начале 1918 года Деникин женился на дочери податного инспектора Ксении Чиж (1892-1973), с которой был знаком еще со времен службы в Седлецкой губернии.

В феврале 1918 года он был назначен заместителем командующего Добровольческой армией и генерал-губернатором Кубанской области. В феврале-апреле 1918 года участвовал в Первом Кубанском (Ледяном) походе. После гибели Корнилова 13 апреля 1918 года стал командующим Добровольческой армией. В октябре 1918 года был провозглашен Верховным руководителем Добровольческой армии. Получал значительную материальную и политическую поддержку от стран Антанты. В январе 1919 года стал главнокомандующим Вооруженными силами Юга России, включавшими Добровольческую армию, Донскую и Кавказскую казачьи армии, Туркестанскую армию, Черноморский флот.

Вытеснив большевиков с Северного Кавказа, весной 1919 года деникинцы начали широкое наступление на Центральную Россию. В мае-июне они взяли Харьков и Царицын (ныне Волгоград), овладели Донбассом и Донской областью; в июле-октябре заняли Центральную Украину, Воронежскую, Курскую и Орловскую губернии.

На подконтрольных территориях был установлен режим военной диктатуры. Все властные функции были сосредоточены в руках Деникина; при нем действовал распорядительный и законосовещательный орган (Особое совещание).

По своим политическим убеждениями Деникин был сторонником ограниченной демократии, либеральным монархистом. Он решительно подавлял автономистские движения, отказывался признать независимость образовавшихся на территории России государств.

После успешного контрнаступления Красной Армии в октябре 1919 года — марте 1920 года Деникин не смог стабилизировать ситуацию, после чего эвакуировал остатки своих войск из Новороссийска в Крым. 4 апреля 1920 года он передал пост главкома барону Петру Врангелю. Вечером того же дня миноносец британского военно-морского флота Emperor of India вывез его и сопровождающих его лиц, из Феодосии в Константинополь. С момента отъезда из Крыма он считался гостем британского правительства и находился под покровительством Великобритании. 6 апреля на дредноуте Marlborough его и сопровождавших его лиц британское командование отправило в Англию. Спустя несколько месяцев Деникин переехал в Брюссель (Бельгия). В 1922-1926 годы жил в Венгрии. Во время проживания в Бельгии и Венгрии Деникин написал фундаментальный пятитомный труд «Очерки русской смуты».

В 1926 году переехал во Францию, активно занимался литературной и общественной деятельностью, в 1936-1938 годах издавал эмигрантскую газету «Доброволец». Среди сочинений Антона Деникина — сборник рассказов «Офицеры» (1928); двухтомник воспоминаний «Старая армия» (1929, 1931); публицистические статьи и очерки «Русский вопрос на Дальнем Востоке» (1932), «Брест-Литовск» (1933), «Кто спас Советскую власть от гибели?» (1937), «Мировые события и русский вопрос» (1939).

После оккупации Франции в 1940 году Деникин с женой переехал на атлантическое побережье и поселился в поселке Мимизан в окрестностях Бордо. На приглашение немецкого командования переехать в Германию и в хороших материальных условиях продолжить историко-литературную работу он ответил отказом.

В конце 1945 года, опасаясь насильственной депортации в СССР, переехал в США; жил в основном в Нью-Йорке. В последние годы жизни работал над книгами «Путь русского офицера» и «Вторая мировая война. Россия и зарубежье», которые так и остались незавершенными.

7 августа 1947 года Антон Деникин скончался от сердечного приступа в городе Анн-Арбор в больнице Мичиганского университета. С военными почестями был похоронен на кладбище Эвергрин в Детройте (США). В декабре 1952 года его останки были перенесены на Владимирское православное кладбище в окрестностях Нью-Йорка.

Супруга Деникина после его смерти переехала из США во Францию к дочери, где прожила до 1973 года. Она была похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

3 октября 2005 года, согласно своему последнему желанию, Антон Деникин вместе с супругой были перезахоронены в Донском монастыре в Москве.

Дочь Деникина — графиня Марина Деникина-Грей (Кьяпп) (1919-2005) была журналистом, литератором, автором (под псевдонимом Марина Грей) книг о русской эмиграции и истории белого движения. В 2005 году получила российское гражданство.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

>Деникин Антон Иванович

***

Генерал Деникин А.И – краткая биография

Самый известный руководитель Белого движения в годы Гражданской войны родился 4 декабря 1872 года в маленьком городке Влоцлавеке недалеко от Варшавы. Был одним из немногих белогвардейцев-генералов выходцем из низов. Его отец, бывший военный, происходил из крепостных крестьян Саратовской губернии, а мать из обедневшей мелкопоместной польской шляхты. После окончания Ловичского реального училища, Деникин пошел по стопам отца, поступив в 1890 году в Киевское пехотное юнкерское училище. Через два года, по его окончании был произведён в подпоручики и отправился служить во 2-ю артиллерийскую бригаду под Варшавой. В 1895 году сдал вступительные экзамены в академию Генерального штаба в Санкт-Петербурге, которую окончил в 1899 году. Через три года был переведен в Генеральный штаб и назначен на должность старшего адъютанта 2-й пехотной дивизии. В 1903 году Деникин с пехотинцев перевелся в кавалеристы и стал адъютантом 2-го кавалерийского корпуса расположенного по соседству. В этой должности он прослужил до начала войны с Японией. В феврале 1904 отбыл в действующую армию на Дальний Восток, где служил на штабных должностях в нескольких дивизиях. Был участником Мукденского сражения. Во время боевых действий проявил себя инициативным офицером, за что был награжден орденами Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантами и Святой Анны 2-й степени с мечами. После окончания войны сделал карьеру с должности штаб-офицера 2-го кавалерийского корпуса до командира 17-го пехотного Архангелогородского полка. Первую мировую Деникин встретил в чине генерал-майора в штабе 8-й армии генерала Брусилова. Вскоре перевелся на строевую должность и стал командиром 4-й стрелковой бригады. За успешное руководство ею, награжден Георгиевским оружием и орденами Св. Георгия 3-й и 4-й степени. Был участником Галицийской битвы. В сентябре 1916 Деникин уже в должности командира 8-го армейского корпуса, с которым воевал на Румынском фронте. В феврале 1917 года приветствовал свержение монархии, за что был назначен начальником штаба Верховного Главнокомандующего, а немного спустя, стал главнокомандующим армиями сначала Западного, а потом Юго-Западного фронтов.

Генерал Деникин в годы Гражданской войны

По своим политическим взглядам Деникин был близок к кадетам, выступая против демократизации армии, поэтому в августе поддержал попытку Корниловского переворота, за что был арестован и заключен в тюрьму сначала в Бердичеве, а потом в Быхове. Там он вместе с Корниловым и его соратниками просидел до Октябрьского переворота.

После освобождения под чужими документами сбежал на Дон в Новочеркасск, где вместе с Калединым, Корниловым и Алексеевым принял участие в организации и формировании Добровольческой армии. В должности ее замкомандира принял участие в 1-ом кубанском походе. После гибели Корнилова 13 апреля 1918 года во время неудачного штурма Екатеринодара, Деникин становится ее руководителем. В течение лета-осени деникинцами ликвидирована Северо-Кавказская Советская республика. В декабре 1918 года все антибольшевистские армии – Добровольческая, Донская и Кубанская объединились в Вооруженные Силы Юга России (ВСЮР) под единым командованием Деникина, который при политической и экономической поддержке Антанты весной 1919 года начал наступление на Москву. В течение лета были захвачены Царицын и большая часть Украины, в том числе и Киев, откуда были выбиты части УНР. А к октябрю, после взятия Курска, Орла и Воронежа деникинцы подошли к Туле, готовясь к последнему броску на Москву. За время похода численность ВСЮР увеличилась с 10 тыс. в мае до 150 тыс. человек в сентябре. Однако растянутость фронта и политические ошибки привели к поражению. Деникин был яростным противником любых форм самоопределения территорий бывшей Российской империи. Это привело к конфликту как с Украиной и народами Кавказа, так и с казаками Дона и Кубани. Начиная с августа начались бои деникинцев с частями УНР, а после убийства ими председателя Кубанской Рады Рябовола, кубанские казаки начали массово дезертировать с деникинской армии. К тому же ее тылы на Левобережье Украины были уничтожены махновцами, для борьбы с которыми пришлось снимать части с северного фронта. Не имея сил противостоять мощному контрудару Красной армии, в октябре части ВСЮР начали отход на Юг.

К началу 1920 года их остатки отступили в пределы казачьих областей, а в конце марта под контролем деникинцев остался лишь Новороссийск с окрестностями. Спасаясь от большевиков, около 40 тыс. добровольцев переправились в Крым. Деникин ступил на борт корабля одним из последних.

Деникин в эмиграции

В Крыму, ввиду его нарастающей непопулярности в армии и чувствуя ответственность за военные неудачи, он 4 апреля сложил с себя полномочия главнокомандующего ВСЮР и в тот же день на английском корабле отбыл с семьей в Англию. После отъезда Деникина, его фактическим преемником стал барон Врангель, хотя никаких приказов о его назначении Деникин не подписывал. В Англии он пробыл недолго, поскольку английское правительство изъявило желание заключить мир с Советской Россией. В августе 1920 года Деникин в знак протеста покинул острова и переехал в Бельгию, а немного спустя, в Венгрию. В 1926 году осел в Париже, который был центром русской эмиграции. В изгнании отошел от большой политики и занялся активной литературной деятельностью. Написал около десятка историко-биографических произведений, посвященных событиям гражданской войны и геополитики, самым известным из которых были «Очерки русской смуты». С приходом в Германии к власти Гитлера, Деникин развернул бурную общественную деятельность, осуждая его политику. В отличие от многих других политических эмигрантов из России считал невозможным сотрудничество с Гитлером ради свержения большевизма. С началом второй мировой войны и оккупации Франции немцами, отклонил их предложение возглавить русские антикоммунистические силы в изгнании. Оставаясь убеждённым противником советского строя, тем не менее, призывал эмигрантов к поддержке Красной Армии, а в 1943 году Деникин на личные средства направил в Советский Союз вагон с медикаментами. Советское правительство знало об его принципиальной антинемецкой позиции, поэтому после войны не ставило перед союзниками вопрос об его насильственной депортации в СССР. В 1945 Деникин эмигрирует в США, где продолжает заниматься общественно-политической деятельностью. Умер 7 августа 1947 года и похоронен в Детройте. В 1952 году по решению белоказачьей общины США его останки перенесены на православное казачье Свято-Владимирское кладбище в город Кесвилл в штате Нью-Джерси. В 2005 году по инициативе российского фонда культуры останки Деникина и его жены вместе с останками русского философа Ильина с его женой были перевезены в Россию и торжественно перезахоронены в Московском Донском монастыре. В 2009 году на их могилах был сооружен мемориал белым воинам в виде гранитной площадки, обрамленной символической мраморной оградой, внутри которой находятся памятные обелиски и два православных креста белого цвета.

***
Георгиевские кавалеры 1 Мировой войны:

  • Николай Мартынович Шарловский
  • Егоров Сергей Васильевич
  • Клепинин Григорий Захарович
  • Ткачев Вячеслав Матвеевич
  • Тютчев Федор Федорович
  • Бондарь Хрисанф Григорьевич
  • Семенов Алексей Семенович
  • Копейщиков Мстислав Дмитриевич
  • Клименко Диомид Иванович
  • Цебржинская Елена Константиновна
  • Ирманов Николай Сергеевич
  • Сытинский Николай Андреевич
  • Тычинина-Тычинин А.П.
  • Кира Башкирова
  • Федя Фрикин
  • Боткин Дмитрий Евгеньевич
  • Левачев Василий Илларионович
  • Брусилов Алексей Алексеевич
  • Врангель Петр Николаевич
  • Деникин Антон Иванович
  • Колчак Александр Васильевич
  • Корнилов Лавр Георгиевич
  • Краснов Петр Николаевич
  • Юденич Николай Николаевич