Война 1806 1812

В тени наполеоновской эпохи. Русско-турецкая война 1806–1812 гг.


Начало XIX века изобиловало историческими событиями – как в России, так и в Европе. Смена эпох, смена традиций, когда одни стереотипы, слетев с, казалось бы, незыблемых пьедесталов, заменялись новыми. В уютную тишину европейских дворцов, выбивая безудержным напором окна, гася пламя каминных очагов философов и мечтателей, ворвалась неистовая «Марсельеза». А потом в предрассветной мгле нового исторического периода замаячила казавшаяся и врагам, и соратникам исполинской – невысокая коренастая фигура в неизменной треуголке.
Россия не осталась в стороне от водоворота, центром которого являлась еще недавно революционная, а теперь имперская Франция. Для огромной, вызывающей опасения многих европейских властителей, страны, раскинувшейся к востоку от Польши, рубеж XVIII–XIX веков тоже стал важнейшим этапом в развитии государственности. Одни геополитические задачи были успешно выполнены, другие еще только ждали своего часа. Длившееся практически все столетие противоборство со Швецией за господство в восточной Балтике завершилось победой. Совсем скоро, в 1808–1809 гг. в результате последней русско-шведской войны к России будет присоединена Финляндия, и северному соседу придется все-таки смириться с бесповоротной утратой статуса великой державы. Положительно был решен вопрос и о территориальной принадлежности Северного Причерноморья и Крыма. Османская империя была, наконец, изгнана из этих регионов, и в наследство преемникам Екатерины II осталась проблема черноморских проливов. Три последовательных раздела страдающей перманентным буйством Польши завершили процесс овладения Поднепровьем, расширив границы империи на западе.
Ширилась внешняя торговля через вновь обретенные и построенные порты, и в первую очередь торговля сырьем. Абсолютным монополистом во внешнеэкономических связях России с Европой являлась Англия. Туманный Альбион в начале, да и в первой четверти XIX века, обладал развитым производством различных промышленных товаров, для чего в изобилии требовались сырьевые ресурсы. В российской аристократической среде наряду с продолжавшимся влиянием французской культуры начинает становиться модным англоманство. Популярность страны-мастерской вместе с крепнущими экономическими интересами во многом повлияли на русскую политику во время эпохи наполеоновских войн. Значительную роль сыграли и тесные родственные связи русского двора с многочисленными немецкими монархами средней и даже мелкой руки.
Естественно, при таких объективных и субъективных обстоятельствах Россия не могла оказаться в стороне от процессов, переформатировавших Европу. Вопрос был в степени участия, а император Александр и его окружение собирались поучаствовать в них самым прямым образом. Первая же кампания в царствование молодого царя привела к поражению под Аустерлицем и в очередной раз показала, чего стоят австрийские союзники. Известие о блестящей победе Наполеона произвело впечатление не только на союзников по Третьей антифранцузской коалиции, но и вызвало отклик в далекой от места событий Турции. На султана Селима III сообщение о поражении армии двух его давнишних противников произвело сильное и предсказуемо благоприятное впечатление. Вскоре он велел великому визирю рассмотреть вопрос о признании Наполеона императором и всячески подчеркнуть перед послом Франции в Стамбуле Фонтоном свою благосклонность и расположение. В январе 1806 г. Селим III в своем официальном фирмане признал за Наполеоном императорский титул и даже присвоил ему титул падишаха.

Дипломатические игры
Одновременно с явным потеплением франко-турецких отношений (еще совсем недавно, после начала Египетской экспедиции, обе страны находились в состоянии войны) в быстром темпе стал ухудшаться дипломатический климат между Россией и Турцией. На востоке всегда уважали силу, и, исходя из этой величины, формировался государственный авторитет той или иной страны. Само собой, после Аустерлица военные «акции» империи в глазах турецкого руководства несколько упали. Уже в апреле 1806 г. великий визирь выразил эту позицию в требовании к русскому послу А. Я. Италинскому сократить количество проходящих через проливы русских кораблей. А осенью турки объявили о запрете прохода через Босфор и Дарданеллы военных кораблей под Андреевским флагом, на проход же торговых судов были наложены существенные ограничения.

Генерал Себастьяни, французский посол в Турции
Каждая враждебная по сути турецкая внешнеполитическая акция была синхронно связана с успехами французских войск в Европе. В октябре 1806 г. прусские войска были разгромлены при Йене и Ауэрштедте. Были взяты Берлин и Варшава, и вскоре Наполеон оказался уже непосредственно у русских границ. Все эти успехи укрепляли уверенность турецкого руководства в правильности выбора друзей и партнеров. Вскоре в Стамбул прибыл новый французский посол генерал Орас Франсуа Бастьен Себастьяни де Ла Порта, в задачи которого входило упрочение французских военных и политических успехов заключением договора о союзе между Францией и Турцией. Конечно, такое соглашение имело ярко выраженное антирусское направление.
С появлением этого не стесненного в средствах дипломата при султанском дворе возобновилась приутихнувшая на время русско-французская дипломатическая борьба за внешнеполитическую ориентацию Турции. Себастьяни был охоч на различные в таких случаях обещания: он предлагал внимательно выслушивающим его туркам восстановить Османскую империю в границах, предшествующих Кючук-Кайнарджийскому мирному договору, то есть откатить ситуацию фактически к середине XVIII столетия. Возможность вернуть Очаков, Крым и другие, утраченные в результате двух последних русско-турецких войн, земли выглядела весьма соблазнительно. Аппетитные предложения энергичного Себастьяни подкреплялись посулами помочь военными советниками и оказать поддержку в традиционно больном для Турции вопросе – финансовом.
Удачно использовал в своих целях генерал и вспыхнувшее в 1804 г. восстание сербов под руководством Карагеоргия. Несмотря на то, что восставшие обратились за помощью в Петербург, их просьба была встречена более чем прохладно: с указанием на то, что с прошениями надо обращаться в первую очередь в Стамбул, к собственному правителю. Царь не хотел ссориться с турками в преддверии войны с Наполеоном. Тем не менее Себастьяни смог убедить султана, что именно русские помогают сербам в партизанской войне на Балканах. Умело обыгранные французами дипломатические комбинации дали свои щедрые плоды – роль России в сербском вопросе была для турок старой и болезненной любимой мозолью, на которую Себастьяни умело надавил.
Пугающий русский великан в свете последних событий показался туркам уже не таким могущественным, да и к тому же короткая историческая и политическая память была распространенным диагнозом среди высшего руководства Османской империи. Осмелевший Селим III взял последовательный курс на войну с Россией. Осенью 1806 г. Стамбул пошел на прямое нарушение договора с Петербургом, в одностороннем порядке сместив господарей Молдавии и Валахии. По дипломатическому протоколу эта процедура могла проходить только через суд и по согласованию с русской стороной. Смещение господарей Мурузи и Ипсиланти было прямым несоблюдением ранее достигнутых договоренностей, которое нельзя было спустить на тормозах. Ситуация осложнялась тем, что не ответить на такое нарушение Александр I не мог, но в тот момент император был связан войной с Наполеоном. Чтобы хоть как-то отреагировать на турецкие демарши, официальный Петербург, наконец, решил оказать Карагеоргию помощь более существенную, нежели отговорки про обращения к собственному правителю и прочее «ну, вы там держитесь». 24 сентября 1806 г. Александр I подписал указ, повелевающий отправить сербам 18 тыс. золотых червонцев и оружие.
Ситуация продолжала уверенно скатываться в сторону военного решения проблемы. Наряду с запретами и ограничениями, связанными с проходом русских кораблей через проливы, Турция под руководством французских инженеров в ускоренном темпе начала реконструировать и укреплять свои крепости вдоль пограничного с Россией Днестра. Ближе к Дунаю выдвигались и контингенты турецких войск. Наблюдая за откровенно враждебными действиями Османской империи, Россия была вынуждена предъявить ультиматум с требованием восстановления в правах господарей Валахии и Молдавии и четкого соблюдения прежних договоренностей. Ультиматум был отнюдь не банальным способом сотрясти воздух, тем более, хорошо было известно, что на турок может повлиять только нечто более существенное, нежели документ, хоть и составленный в строгих выражениях: часть русской южной армии выдвинулась на всякий случай к Днестру.
Энергия генерала Себастьяни циркулировала в высших правительственных кругах Османской империи под большим напряжением – посол, обещая всяческую помощь и содействие со стороны Франции, подталкивал Турцию к войне с Россией. Нельзя сказать, что Селим III и его окружение страдали чрезмерным миролюбием, – в Стамбуле очень хорошо помнили все затрещины и удары посильнее, полученные от русских. Реакция на ультиматум Петербурга была характерной: он был попросту оставлен без ответа. Уровень напряженности между двумя империями поднялся еще на одно широкое деление. Пространство для маневра на дипломатическом фронте стремительно уменьшалось. Требовались уже решительные действия.

Генерал И. И. Михельсон
4 октября 1806 г. император Александр I подписал приказ: командующему русской южной армией генералу от кавалерии Ивану Ивановичу Михельсону предписывалось форсировать Днестр и занять вверенными войсками молдавские княжества. Генерал Михельсон был старый служака, участвовавший во многих компаниях (например, в Семилетней и русско-шведской войне). Но особенно он отличился во время подавления пугачевского восстания, о чем свидетельствовали орден Святого Георгия 3-й степени и золотая шпага с бриллиантами за храбрость. К концу ноября 1806 г. русские войска заняли Молдавию и Валахию. При этом часть вверенных ему подразделений была изъята из подчинения и переброшена в Пруссию, так что Михельсон располагал к указанному периоду не более 40 тысячами солдат.
Умело манипулируя настроениями турецкой верхушки, играя на их желании взять реванш и одновременно раздавая щедрые обещания, Себастьяни сумел повернуть ситуацию так, чтобы представить Россию агрессором. Дескать, мы тут само миролюбие: подумаешь, сняли каких-то князьков, запретили проход кораблей и игнорируем дипломатические ноты. А они в ответ в дунайские княжества войска посмели ввести. По настоянию французского посла, 18 декабря 1806 г. султан Селим III объявил Российской империи войну. На данном этапе планы Франции ввергнуть своего самого сильного сухопутного противника в еще один конфликт полностью увенчались успехом. Формально союзная России британская дипломатия, традиционно обладавшая сильными позициями в Стамбуле, не оказала на происходящее никакого воздействия.
Силы и планы противоборствующих сторон
В Петербурге не ожидали такой жесткой реакции Турции. Считалось, что маневры армии Михельсона будут более чем весомым аргументом, чтобы привести в надлежащие чувства все более наглевших османов. Сконцентрировав свои главные усилия на западном направлении, Россия располагала на юге весьма скромными сухопутными силами. Общая численность турецкой армии к началу войны достигала 266 тыс. регулярных войск и более 60 тыс. иррегулярных. Конечно, на будущем театре войны находилась только часть этих внушительных сил. Турецкий флот был весьма неплох в техническом и довольно значителен в количественном отношении. Он состоял из 15 линейных кораблей, в большинстве своем прекрасной французской постройки, 10 фрегатов, 18 корветов и более ста кораблей иных классов. Главные силы флота были сосредоточены в Мраморном море.

Вице-адмирал де Траверсе
Русский Черноморский флот после периода славных ушаковских побед находился в несколько запущенном состоянии. В военной среде виновником такого положения считали тогдашнего главного командира Черноморского флота и будущего морского министра вице-адмирала де Траверсе. Француз по происхождению, Жан Батист Прево де Сансак, маркиз де Траверсе являлся ярким представителем роялисткой эмиграции, который предпочел покинуть родину во время революционной смуты. Происходивший из семьи с военно-морскими традициями, маркиз в 90-х гг. XVIII века поступил на русскую службу по рекомендации адмирала принца Нассау-Зигена. К началу войны с Турцией Черноморский флот под его командованием насчитывал 6 линейных кораблей, 5 фрегатов, 2 брига и около 50 канонерских лодок.
Важнейшим стратегическим фактором в морской составляющей будущей войны и обстоятельством, облегчающим положение относительно немногочисленного Черноморского флота, было наличие к началу войны в Средиземноморье эскадры под командованием адмирала Сенявина. Направленная сюда в комплексе мер, предпринятых Россией в рамках Третьей антифранцузской коалиции, корабельная группировка Сенявина должна была действовать против военно-морских сил Франции и ее союзников. Оперативной базой для русских кораблей являлись Ионические острова. Силы Сенявина были достаточно внушительными: 16 линейных кораблей, 7 фрегатов, 7 корветов, 7 бригов и около 40 других судов. Именно такой состав имела средиземноморская эскадра после прихода с Балтики отряда капитан-командора И. А. Игнатьева – подкрепления, которое получил Сенявин к началу боевых действий. Имелся также экспедиционный корпус сухопутных войск, дислоцирующийся на Ионических островах, и 3 тыс. вооруженных ополченцев из местного населения.

Главным сухопутным театром в предстоящей войне традиционно оставались Балканы. В условиях продолжающейся войны с Наполеоном русское командование могло сосредоточить на этом направлении довольно ограниченные силы. После неоднократного урезания южная, или, как она теперь стала называться, Молдавская армия под командованием генерала Михельсона имела в своем составе не более 40 тыс. человек при 144 орудиях. У турок было в районе Дуная по разным оценкам от 50 до 80 тыс. человек. Причем в эту численность входили и гарнизоны турецких крепостей и опорных пунктов на Дунае.
Переход Днестра и несостоявшийся босфорский десант
В ноябре 1806 г. русские войска перешли Днестр и начали планомерно занимать города и крепости. Крепости Яссы, Бендеры, Аккерман, Галац были сданы турками без какого-либо сопротивления. 12 декабря отрядом генерала Милорадовича был взят Бухарест. Формально война еще не была объявлена, и турки предпочитали не ввязываться в открытые боестолкновения. На левом берегу Дуная османы контролировали теперь только три достаточно сильные крепости: Измаил, Журжа и Браилов. Мероприятия России были обусловлены прямыми нарушениями турецкой стороной целого комплекса договоренностей, достигнутых ранее, и действиями, безусловно подпадающими под категорию «враждебные». Фактически Турция оказалась в умело расставленном дипломатическом капкане: сначала французы всеми силами и средствами повышали уровень враждебности к русским, а когда те уже не могли ограничиться «озабоченностью и сожалением», их без зазрения совести объявили «агрессором».
Английский консул не проявил традиционного рвения, не сумев противостоять энергии Себастьяни, и вскоре покинул Стамбул, перебравшись на эскадру адмирала Дукворта, крейсирующую в Эгейском море. После официального объявления войны, последовавшего 18 декабря 1806 г., выяснилось, что Османская империя, несмотря на подчеркнутую воинственность и сурово нахмуренные брови верхних эшелонов власти, к боевым действиям готова гораздо хуже России, все силы которой были направлены на войну с Наполеоном, и которая рассматривала балканское направление исключительно как вспомогательное. Турция хоть и стянула войска к Дунаю, но они были рассредоточены вдоль реки и по отдельным гарнизонам.
Вдоволь насладившись провозглашением грозных и многозначительных речей, султан Селим III поручил великому визирю собирать из разбросанных сегментов армию и концентрировать ее у Шумлы. Армия боснийского паши, продолжавшего проводить малоуспешную операцию против восставших сербов под руководством Карагеоргия, была доведена до 20 тыс. человек. Паша получил внушение из Стамбула действовать более решительно и беспощадно, тем более что сербам 30 ноября 1806 г. удалось освободить Белград.
Концентрация главных сил турок на Балканах происходила медленно. Генералу Михельсону сообщили, что каких-то значительных подкреплений ввиду продолжающихся боевых действий с французами не будет. Михельсон получил приказ встать на зимние квартиры и ограничиться обороной.
Несмотря на явные ухудшения отношений с Турцией, эскалацию напряженности, которая делала войну практически неизбежной, общего плана военных действий у русского командования не было, и его пришлось разрабатывать буквально на коленке. Война была фактически на пороге, а высшие круги пока только спорили о целях и методах. Среди отрабатываемых планов рассматривалось поднятие восстания в Греции, чтобы, поддерживая повстанцев с моря эскадрой Сенявина, наступать совместно с ними на Стамбул. Рассматривался также проект форсированного создания лояльных России балканских государств, чтобы с их помощью изолировать Турцию от наполеоновского влияния. Как эти прожектерские идеи в условиях катастрофического дефицита времени и стремительно ухудшающейся обстановки осуществлялись бы – вопрос. Лишь в январе 1807 г., на третьем месяце войны, был принят план, разработанный морским министром П. В. Чичаговым. Суть его сводилась к трем пунктам. Первый – прорыв Черноморского флота к Босфору и высадка десанта численностью не менее 15 тыс. человек. Второй – прорыв средиземноморской эскадры Сенявина совместно с союзной английской через Дарданеллы в Мраморное море и уничтожение турецкого флота. Третий – Дунайская армия своими действиями отвлекает на себя внимание противника от Стамбула.
План Чичагова не нес в себе принципиально нереализуемых моментов и был вполне осуществим, если бы не одно «но». Главная задача в этом замысле ставилась перед Черноморским флотом, а он не располагал для этого достаточными силами и средствами. После окончания правления Екатерины II Черноморскому флоту перестали уделять должное внимание, он сильно ослаб – и количественно, и качественно. С 1800 г. главным командиром его являлся Вилим Фондезин, не самым лучшим образом проявивший себя в русско-шведской войне 1788–1790 гг. С 1802 года на этот пост был назначен маркиз де Траверсе. Деятельность этих флотоводцев в отношении вверенных им сил вскоре дала себя знать. Например, по штату Черноморский флот должен был иметь 21 линейный корабль, а фактически располагал только шестью.
21 января 1807 г. де Траверсе получает приказ о подготовке к десантной операции в Босфоре. Вначале француз бодро отрапортовал в Петербург, что всё уже вполне готово, и транспорты, имеющиеся в распоряжении, могут принять на борт не менее 17 тыс. человек. И все же, очевидно, маркиз смог посмотреть на вещи под другим углом и более трезво оценить собственные достижения, поскольку уже 12 февраля он доложил Чичагову, что, мол, полки, предназначенные для десанта, полностью не укомплектованы, в них много новобранцев, да и офицеров не хватает. Исходя из этого, высаживаться у Босфора никак нельзя. На самом деле де Траверсе просто не смог найти достаточного количества транспортного плавсостава. Поначалу отписавшийся начальству о положительном состоянии дел, маркиз теперь плавно перекладывал вину за свой конфуз на могучие плечи сухопутного командования. Босфорская операция была прекращена на стадии подготовки, и, скорее всего, главным фактором отмены все-таки был не технический, а человеческий. Скажем, действия эскадры Сенявина, оперировавшей в Средиземноморье, были смелыми и решительными (эта тема заслуживает отдельного изложения).
Мирные предложения
Тем временем с весны 1807 г. на Дунае неспешно велись боевые действия. С начала марта корпус генерала Мейендорфа начал осаду Измаила, которая безуспешно продлилась до конца июля. Между обеими армиями периодически происходили стычки, однако турки до сих пор не могли собрать свои войска в ударный кулак, а компактная Молдавская армия продолжала оставаться в обороне. Война в Европе продолжалась: в начале 1807 г. произошло кровопролитное сражение при Прейсиш-Эйлау, окончившееся вничью. Инициатива оставалась в руках Наполеона, и в следующей битве под Фридландом 14 июля 1807 г. русская армия под командованием генерала Л. Л. Беннигсена потерпела поражение.
Еще до этого события Александр I полагал, что для России находиться в положении войны сразу с двумя противниками слишком накладно и опасно. Поэтому император решил предложить туркам мир на приемлемых для обеих сторон условиях. С целью зондирования почвы для переговоров на эскадру Сенявина был направлен чиновник министерства иностранных дел французский эмигрант Шарль Андре Поццо ди Борго. Дипломат имел при себе обширную инструкцию, подписанную царем. Русские предложения не несли в себе каких-либо радикальных и неосуществимых требований, и с ними вполне можно было согласиться. Туркам предлагалось вернуться к соблюдению предыдущих договоров и конвенций – в первую очередь о проливах. Россия соглашалась вывести свои войска из Молдавии и Валахии, для гарантии оставляя гарнизоны лишь в крепостях Хотин и Бендеры. Впрочем, эти гарнизоны там должны были оставаться только на время войны с Францией. Поццо ди Борго предписывалось договориться с турками о совместных действиях по изгнанию французов из Далмации. Причем туркам-то и делать ничего не приходилось – только пропустить русские войска через свою территорию. Не забыли в Петербурге и о сербах: Поццо ди Борго должен был добиться для них права самим выбирать себе князя с последующим утверждением его султаном.
12 мая русский дипломат прибыл на контролируемый Сенявиным остров Тенедос. На следующий день к капудан-паше (командующему флотом) был направлен пленный турок вместе с письмом, содержащим просьбу пропустить в Стамбул русского посланника. Ответа адмирал не получил. Он написал еще два письма аналогичного содержания – результат был тем же. На самом деле в турецкой столице происходили довольно бурные события, которые несколько мешали руководству Оманской империи сосредоточиться на мирных переговорах.
Военный переворот в Турции

Турецкий султан Селим III
Русской эскадре удалось настолько плотно блокировать морские подступы к турецкой столице, что подвоз туда продовольствия полностью прекратился. Основной объем снабжения Стамбула осуществлялся по водным путям, и именно они оказались почти полностью перерезанными. В столице постепенно развивалось напряжение, вызванное перебоями с продовольствием. Цены на рынках взлетели на несколько порядков. Даже гарнизон Стамбула начал получать урезанные рационы. И вот в такой не самой благоприятной обстановке султан Селим III не нашел лучшего для себя занятия, как организовать реформирование обмундирования турецкой армии на европейский манер. Султан был любитель всего европейского и при самой активной помощи французского посла генерала Себастьяни еще до начала войны приступил к осуществлению комплекса реформ в армии, получившего общее название «Низам-и Джедид» (буквально «Новый порядок»).
Далеко не все нововведения были восторженно приняты в военной среде, а период принятия новой униформы пришелся далеко не на самое лучшее время. Русский флот самым наглым образом стоял у входа в Дарданеллы, фактически в центре империи, а собственные военно-морские силы трусливо, по мнению недовольных подданных султана, прятались в Мраморном море. Раздражение неуместными на тот момент нововведениями переросло в открытое вооруженное выступление. 17 мая 1807 г. гарнизон Стамбула поднял мятеж, широко поддержанный не только простым населением, но и духовенством. Быстро уловив направление порывистого ветра перемен, к мятежникам присоединился каймакам-паша (губернатор столицы) Муса. Сопротивление в султанском дворце быстро подавили: были убиты 17 приближенных Селима III, чьи головы были в торжественном порядке пронесены по улицам. Свергнутого падишаха вместе с его братом Махмудом заключили в темницу, а на престол взошел двоюродный брат Селима III, ставший теперь Мустафой IV. Переворот активно поддержали в провинции – командующие армиями и флотом поспешили высказать свою лояльность новому правителю. Путч получил идеологическую поддержку от верховного муфтия, объявившего Селима III нарушителем заветов пророка Магомета и поэтому достойного смертной казни. Тем не менее отстраненного султана держали под арестом, но во дворце. (Впоследствии, в 1808 г., при попытке группы заговорщиков его освободить Селим был задушен по приказу Мустафы IV).

«Новый порядок» в турецкой армии
Несмотря на смену власти в Стамбуле, системно в отношениях России и Турции ничего не поменялось. 28 мая Сенявин получил, наконец, ответ на свои послания, в котором недвусмысленно заявлялось, что «султан занят», и готов принять парламентера только с личным письмом от царя с извинениями. Турки еще были мало биты, окружение молодого султана желало продолжения войны, поскольку ситуация в самом Стамбуле была очень не стабильная: народ прямо требовал от своего правителя снятия блокады и возобновления подвоза продовольствия.

Перемирие – запятая в войне
Заключение Тильзитского мира оказало прямое влияние на балканскую ситуацию. По одному из его пунктов Россия обязывалась очистить Молдавию и Валахию и вернуть Турции «военную добычу». 12 августа 1807 г. в местечке Злободцы между двумя сторонами было подписано перемирие. Боевые действия были прекращены, и русские войска оставили свои позиции и начали отход. Однако во время начавшегося неторопливого вывода армии из дунайских княжеств отдельные ее подразделения подверглись систематическим нападениям со стороны иррегулярных отрядов турок. Такая ситуация была объявлена Александром I оскорбительной для русского оружия, и Молдавская армия вернулась на свои прежние позиции, не начиная боевых действий. Турецкое командование предпочло не эскалировать ситуацию, и позиционное противостояние обеих армий продолжалось на Дунае вплоть до марта 1809 г.
Наполеон, которому был важен сам факт невмешательства России в европейские дела, особо не обращал внимания на фактическое нарушение Александром I одного из пунктов Тильзитского мира. Возможно, безоговорочное согласие передать России контроль над Босфором и Дарданеллами было бы хорошим взносом Франции в обмен на лояльность Санкт-Петербурга, но Наполеон на такой категорический шаг не решился. В 1807–1809 гг. он предлагал русской стороне несколько вариантов раздела Османской империи, но в отношении проливов всегда был уклончив. Император готов был отдать Босфор России, а себе оставить Дарданеллы, считая, что владение русскими обоими проливами будет означать для Франции чрезмерную уступку. В войне в Европе и на Балканах установилось короткое затишье. Боевые действия возобновились только в 1809 г. – русские войска форсировали Дунай, а северней, в Австрии, скоро загрохочет канонада Ваграма.
Продолжение следует…

Краткий курс истории. Русско-турецкая война 1806-1812 годов

28 мая (н. ст.) 1812 года Россией и Турцией был подписан Бухарестский мирный договор, завершивший Русско-турецкую войну 1806–1812 годов.

Турецкий расчет

Начало очередной Русско-турецкой войны пришлось на 30 декабря 1806 года. Конфликт развернулся на фоне войны Российской империи против Персии и в составе антифранцузских коалиций – против Наполеона Бонапарта. Османская империя рассчитывала, что силы России сейчас отвлечены, а потому можно взять реванш за прежние поражения, вернуть свои позиции на Кавказе и в Северном Причерноморье. Турок активно подстрекал к этой войне Наполеон. Россия, в свою очередь, настойчиво стремилась укрепить свои позиции на Балканах, Дунае, тогда как на подконтрольных Турции балканских землях усилилось национально-освободительное движение. Война стала неизбежной после того, как турецкий султан Селим III, нарушив международные договоренности, сменил прорусских господарей Молдовы и Валахии, а также закрыл черноморские проливы для русских военных кораблей. Эскалации конфликта способствовало введение русских войск в Молдову без объявления войны Турции.

Неудавшееся перемирие

Война разгорелась одновременно на Дунае, за Кавказом, в Черном море и районе Греческого архипелага. Для обеих сторон война в целом шла с переменным успехом. В 1807 году было заключено перемирие, но война возобновилась в марте 1809-го. В этот промежуток Турция была занята восставшими сербами, неповиновением пашей, проблемами с янычарами. А Россия была озабочена войной со Швецией. Значительным фактором, который способствовал окончательному переходу военной инициативы в руки России и скорейшему завершению войны, стало назначение командующим русской Дунайской армией М. И. Голенищева-Кутузова в 1811 году. Ключевое сражение произошло у местечка Слободзея на левом берегу Нижнего Днестра, турецкий султан в результате оказался лишен возможности продолжать войну с Россией.

Бухарестский мирный договор

По договору, подписанному в Бухаресте, восточная часть Молдавского княжества, Бессарабская область (по сути, междуречье рек Днестр и Прут), отошла к России. Остальная часть Молдавского княжества и Валахия отошли Турции, но на правах автономии. Также была расширена внутренняя автономия Сербии в составе Турции. Османы признали расширение русских владений, взамен вернув себе крепость Анапу. Самым главным последствием Бухарестского мирного договора, подписанного за месяц до начала Отечественной войны 1812 года, стало то, что он расстроил планы Наполеона: Россия высвободила силы на предстоящую войну с его империей.

Адрес: Санкт-Петербург, Петроградская набережная д. 18
Телефон: +7 (812) 336-61-61

Росбанк – универсальный банк в составе международной финансовой группы Societe Generale. Росбанк обслуживает более 3,6 млн частных клиентов в 71 регионе России. Сеть банка насчитывает более 400 отделений и 2600 банкоматов. Росбанк включен Банком России в перечень 10 системно значимых кредитных организаций, а также входит в число самых надежных банков по версии журнала Forbes (Forbes, 2016). VIP-обслуживание в Росбанке: профессионализм самого высокого уровня.

Росбанк предлагает услуги частного банковского обслуживания, сочетающего передовые банковские продукты и технологии, профессионализм команды и высочайший уровень конфиденциальности. Персональный менеджер обеспечивает индивидуальное обслуживание VIP-клиента, основанное на доверительных отношениях, предоставляет консультации по банковским и юридическим вопросам, налогообложению личных доходов и имущества клиента. VIP-клиент Росбанка получает поддержку крупнейшей международной финансовой группы Societe Generale — одного из мировых лидеров в области Private Banking.

  • обслуживание в рамках пакета банковских услуг VIP. Клиенту предоставляется широкий комплекс банковских услуг в сочетании с эксклюзивными сервисами, входящими в стоимость обслуживания пакета;
  • широкий выбор депозитных программ по специальным ставкам;
  • условия по кредитам устанавливаются исключительно на индивидуальной основе;
  • брокерское обслуживание — широкий спектр инвестиционных решений для состоятельных клиентов:
    Брокеридж;
    Инвестиционное страхование жизни;
    Депозитарное обслуживание;
    Информационная поддержка 24ч (выделенная линия обслуживания).
  • доступ к продуктам и услугам Societe Generale Private Banking, в том числе во Франции, Швейцарии, Великобритании, Монако, Сингапуре и других странах.

Подробную информацию об условиях VIP-обслуживания в Росбанке можно уточнить по телефону +7 812 336 61 61

Кутузов

Имя фельдмаршала Михаила Голенищева-Кутузова пользуется заслуженной мировой известностью. Воспитанный на лучших традициях русского военного искусства, основы которого были заложены Петром I, Румянцевым и Суворовым, Кутузов в более сложных исторических условиях поднял русское военное искусство на новую, высшую ступень. Силой своего военного дарования, своим самоотверженным и тяжелым ратным трудом он добился крупнейших успехов, одержал множество побед, слава которых никогда не померкнет.

Потомок древнего боярского рода, выпускник Артиллерийской школы, Кутузов впервые отличился в 1765 и 1769 гг., разгромив поляков-конфедератов. Во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. он проявил свои военные таланты, участвуя в главных сражения этой войны: при Рябой могиле, Ларге и Кагуле.

В 1774 г. в бою с крымским татарами Кутузов был ранен в висок пулей, которая прошла насквозь, лишив его левого глаза. Он выжил после тяжелейшего ранения и был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. С 1776 г. он служил под началом Суворова, став одним из его любимых и наиболее талантливых учеников. В 1784 г. полководец получил чин генерал-майора. Во время русско-турецкой войны 1787-1791 гг., в бою под Очаковым, он вновь получил тяжелое ранение. Пуля вошла Кутузову в щеку и вышла из затылка. Ранение было смертельным, но полководец выжил, что повергло в изумление его врача, отметившего, что судьба хранит Кутузова для грядущих необычайных подвигов.

В 1790 г. он участвует в штурме Измаила, одним из первых ворвавшись в крепость, в 1791 г. Кутузов одержал победы над турками в Молдавии, а вскоре нанес поражение польским повстанцам Тадеуша Костюшко. При Павле I Михаила Илларионовича произвели в генералы от инфантерии.

В XIX в. Европа вступала при громе наполеоновских пушек. В августе 1805 г. М.И. Кутузов во главе русской армии двинулся в Австрию, а вскоре произошло знаменитое Аустерлицкое сражение, закончившееся поражением русских и австрийских войск. Перед его началом император Александр I сказал Кутузову: «Отчего вы не атакуете? Мы ведь не Царицыном Лугу, где не начинают парада, пока не прибудут все полки». Кутузов ответил: «Государь, я потому и не атакую, что мы не на Царицыном Лугу». Тем не менее, Кутузову пришлось исполнить императорский приказ, что и привело к поражению русско-австрийских войск.

Впоследствии Александр недолюбливал Кутузова, памятуя о том, как тот стал свидетелем его полководческого позора. Тем не менее, весной 1811 г. императору пришлось назначить Кутузова на пост главнокомандующего Дунайской армией в затяжной войне с Турцией (1806-1812). В октябре 1811 г. под его командованием русские войска нанесли решительное поражение турецкой армии под Рущуком, что вынудило османское правительство начать мирные переговоры. Кутузову 28 мая 1812 г. (за месяц до вторжения Наполеона) в Бухаресте удалось подписать мирный договор, обеспечивший нейтралитет Османской империи в предстоящей войне. Эта сторона деятельности М.И. Кутузова примечательна: он показал себя как тонкий дипломат, являясь в 1793-1795 гг. посланником в Османской империи. Результатом его деятельности явилось подписание беспрецедентного русско-османского договора, а сама Османская империя приняла активное участие в войнах второй антифранцузской коалиции.

Популярность Кутузова, который в 1812 г. являлся самым старшим по чину среди русских генералов, вынудила Александра I подписать указ о назначении его главнокомандующим русской армии. В задачу Кутузова входило не только остановить дальнейшее продвижение Наполеона, но и изгнать его из российских пределов. Он так же, как и его предшественники, придерживался тактики отступления, однако армия и вся страна ждали от него решающего сражения. И Кутузов дал его под Бородино. До сих пор продолжаются споры о том, за кем осталось поле боя: в сталинские времена говорилось о том, что это была победа русской армии, французы всегда признавали победителями себя. Но, вероятно, в оценке этого сражения точнее всего был сам Наполеон: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу. А русские стяжали славу быть непобежденными».

Кутузов, приняв тяжелое решение об оставлении Москвы, совершил искусный тарутинский марш-маневр. Второе по значимости после Бородина сражение произошло 12 октября 1812 г. у Малоярославца. Город восемь раз переходил из рук в руки, и хотя в итоге он был занят французами, Наполеон все же вынужден был отказаться от движения на юг и повернуть на разоренную войной Старую Смоленскую дорогу. Началось отступление «Великой армии».

Изгнание Наполеона из России не означало еще полного окончания войны. Александр решил продолжать ее до полного уничтожения наполеоновского владычества в Европе. Против этого плана выступал М.И. Кутузов, считавший, что война должна окончиться на реке Неман. Европа, по его мнению, должна спасать себя сама, а вторжение туда русской армии принесет больше пользы не России, а Англии. Александру I удалось переубедить Кутузова, но 16 апреля 1813 г., в маленьком городке Бунцлау он скончался. Почти через год после его смерти, 19 марта 1814 г. русская армия вступила в Париж.

Русско-турецкая война (1806—1812)

Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии.
Русско-турецкая война 1806–1812
Основной конфликт: Наполеоновские войны, русско-турецкие войны

А. П. Боголюбов. Русский флот после Афонского сражения
Дата 11 (23) ноября 1806 — 16 (28) мая 1812
Место Дунайские княжества, Болгария, Западная Армения
Итог Победа России. Бухарестский мир
Изменения Османская империя уступила России Бессарабию;
Предоставление автономии Сербии
Противники
  • Российская империя
  • Мегрельское княжество (вассал)
  • • Гурийское княжество (вассал)
  • Абхазское княжество (вассал) (1806—1808, 1810—1812)
  • • Республика Семи Островов (протекторат) (1806—1807)
  • Молдавское княжество
  • Княжество Валахия
  • Черногория и Брда
  • Сербские повстанцы
  • Османская империя
  • Буджакская орда (вассал) (1806—1807)
  • Абхазское княжество (вассал) (1808—1810)
  • Персия
  • Имеретинское царство (1810)
Командующие
  • Александр I
  • И. И. Михельсон †
  • А. А. Прозоровский †
  • П. И. Багратион
  • Н. М. Каменский †
  • М. И. Кутузов
  • И. В. Гудович
  • А. П. Тормасов
  • Ф. О. Паулуччи
  • Н. Ф. Ртищев
  • М. А. Милорадович
  • П. С. Котляревский
  • Д. Н. Сенявин
  • С. А. Пустошкин
  • Нино Дадиани
  • Леван V Дадиани
  • Мамиа V (VII) Гуриели
  • Келеш Ахмат-бей Шервашидзе †
  • Георгий II Шервашидзе
  • Вениамин Костаки
  • Константин Ипсиланти †
  • Пётр I
  • Карагеоргий
  • Селим III †
  • Мустафа IV †
  • Махмуд II
  • Ибрагим Хилми-паша
  • Сейди Али-паша
  • Кёр Юсуф Зияюддин-паша
  • Лаз Азиз Ахмет-паша
  • Султан-Батыр Герай
  • Аслан-бей Шервашидзе
  • Аббас-Мирза
  • Соломон II
Медиафайлы на Викискладе

Русско-турецкая война 1806—1812 годов была одним из звеньев в серии войн между Российской и Османской империями.

Начало войны

Поводом к войне послужила отставка в августе 1806 года правителей Молдавии и Валахии — Александра Мурузи (1802—1806) и Константина Ипсиланти (1803—1806). По русско-турецким договорам (в соответствии с положениями Ясского мира 29 декабря 1791) назначение и смещение правителей Молдавии и Валахии должны были происходить с согласия России.

В княжества в 1806 году были введены русские войска генерала И. И. Михельсона, что не противоречило статье 16 Кючук-Кайнарджинского мира (1774). Численность его армии доходила до 40 000 человек. 11 ноября русские войска начали переходить Днестр. Коменданты крепостей Хотин, Бендеры, Аккерман и Килия уступили их без боя. Паша, начальствовавший в Измаиле, не поддавался увещаниям Михельсона, заверявшего, что русские войска вступают в княжества лишь для спасения Турции от честолюбивых замыслов Бонапарта. В то же время рущукский комендант Алемдар Мустафа-паша выслал отряд войск к Бухаресту, заняв который, турки стали предаваться всяческим насилиям над жителями, но 13 декабря были вытеснены отрядом генерала Милорадовича и ушли в Журжу. Предпринятая почти одновременно с этим попытка генерала Мейендорфа овладеть Измаилом кончилась неудачей. Между тем Михельсон, расположив свои войска на зимних квартирах в княжествах, вступил в союз с сербами, которые под предводительством Карагеоргия ещё в 1804 года восстали против османской власти. В княжествах было ослаблено османское влияние.

Только 18 декабря последовало со стороны Османской империи объявление войны. Огромную роль в провоцировании войны сыграл французский дипломат генерал Себастьяни. Армии верховного визиря было приказано поспешно сосредоточиваться у Шумлы, а боснийскому паше с 20 000 человек двинуться против сербов, которым 30 ноября удалось взять Белград. Несмотря на протесты английского посла, боровшегося в Константинополе с французским влиянием, ему не удалось помешать разрыву с Россией. Тогда он выехал из османской столицы на эскадру адмирала Дакворта, а в конце января 1807 года эта эскадра силой прорвалась через Дарданеллы и остановилась против султанского дворца.

По наущениям Себастияни Порта завязала с англичанами письменные переговоры, а пока они тянулись, стала энергично укреплять Дарданелльский проход, угрожая пути отступления эскадры Дакворта. Последний понял это и в конце февраля ушёл из-под Константинополя. Вслед за тем Порта заключила союз с Францией, Англии же объявила войну.

Боевые действия до первого перемирия

Формирование турецкой армии шло медленно, но этим нельзя было воспользоваться, так как новое столкновение с Наполеоном не позволяло усилить войска в княжествах, и поэтому в начале 1807 года Михельсону приказано было ограничиваться обороной. Наступательные действия возлагались на Черноморский флот и эскадру Сенявина, крейсировавшую в Средиземном море (Вторая Архипелагская экспедиция), а также на русские войска, находившиеся в Грузии.

Активные военные действия на Дунае и на Кавказе начались с весны 1807 года. Русскими войсками были заняты Хотин, Бендеры, Аккерман, Бухарест, а корпусом генерала Мейендорфа осажден Измаил. Последний, однако, ничего не мог сделать, и простоял у Измаила с начала марта до конца июля, ограничиваясь лишь отражением турецких вылазок.

Корпус гр. Каменского, отправленный к Браилову, тоже не имел успеха и после нескольких стычек с неприятелем отступил за реку Бузео. Милорадович, направленный на Журжу, успел разбить османский отряд у с. Турбат, но в начале апреля тоже отошёл к Бухаресту. Тем временем визирь, собрав армию под Шумлой, готовился вторгнуться в Валахию, но был задержан вспыхнувшим в Константинополе бунтом янычар, которые свергли Селима III и провозгласили султаном Мустафу IV. Когда последний заявил намерение энергично продолжать войну, визирь с сорокатысячной армией перешёл Дунай у Силистрии и двинулся к Бухаресту, рассчитывая на дороге соединиться с корпусом рущукского аяна Алемдар Мустафы-паши, следовавшего туда же от Журжи. Соединение это не удалось: 2 июня Милорадович разбил у Обилешти авангард визиря, который после этого опять ушёл на правый берег Дуная. Тем временем 19 июня Сенявин разгромил османский флот в Афонском сражении.

А. П. Боголюбов. Афонское сражение 19 июня 1807 года (1853)

Сербские восставшие во главе с Карагеоргием, выступившие за независимость Сербии, в начале 1807 года, поддержанные русским отрядом Исаева, взяли Белград, и 10 июля 1807 года Сербия перешла под протекторат России.

В Закавказье граф Гудович, вначале действовавший неудачно, 18 июня разбил эрзурумского сераскира Кёр Юсуф Зияюддина-пашу на реке Арпачай. Черноморская эскадра контр-адмирала Пустошкина овладела Анапой.

Ряд неудач, плохое состояние армии и утрата надежды на помощь Наполеона, заключившего с Россией мир в Тильзите, вынудили Порту принять сделанное ген. Михельсоном предложение о перемирии, которое и было заключено 12 августа 1807 года, сроком по 3 марта 1809 года. Русские войска должны были оставить княжества, Турции возвращались захваченные корабли и остров Тенедос. Османы обязались не вступать в княжества и прекратить военные действия в Сербии.

Кавказ, 1808 год

За Кавказом в 1808 году дела приняли неблагоприятный оборот: местное население, подстрекаемое персидскими и турецкими агентами, волновалось; имеретинский царь Соломон II явно восстал против России. Персы, по внушениям Англии, не соглашались на предполагавшееся установление границы и заявляли притязания на Грузию. Чтобы усмирить их, граф Гудович подступил к Эривани, но предпринятый им 17 ноября штурм был отбит и стоил больших потерь. Но всё же несколько персидских отрядов, вторгшихся в Грузию, были разбиты.

Возобновление войны в 1809 году

Император Александр I остался крайне недоволен такими условиями перемирия. Заключение мира с Наполеоном дало возможность увеличить численность Дунайской армии до 80 000 человек. Вместо Мейендорфа главнокомандующим был назначен кн. Прозоровский, которому предписывалось поставить другие условия перемирия. Однако Порта не желала менять условия. В это время в Париже при посредничестве Наполеона шли переговоры об окончательном мире; однако с отъездом его в Испанию они были прекращены. В начале 1808 года опять начались переговоры, но на этот раз не с визирем, а с влиятельнейшим из турецких пашей, Мустафой (Рущукским). Переговоры были прерваны новым переворотом в Турции, где султаном провозглашён Махмуд II. Мустафа, став теперь верховным визирем, отверг все требования России и отдал распоряжения о подготовке к войне. После новой встречи Александра I и Наполеона в Эрфурте начались новые переговоры, но не надолго, так как в ноябре Мустафа был убит янычарами, а Порта пошла на сближение с Англией и Австрией и выказала решительное упорство в переговорах с Россией по условиям мира.

12 марта 1809 года в Петербург явился султанский фирман с объявлением войны.

Кампания 1809 года

Кампанию 1809 года князь Прозоровский решил начать покорением османских крепостей на левом берегу Дуная и прежде всего — Журжи; но штурмы как этой крепости, так и Браилова кончились неудачей.

Между тем государь требовал решительных действий; престарелый и больной главнокомандующий противопоставлял ему разные причины невозможности ранее осени переходить Дунай. Тогда в помощники Прозоровскому послан был князь Багратион.

В конце июля корпус генерала Засса переправился через Дунай у Галаца и затем без единого выстрела овладел Исакчей и Тульчей. Авангард атамана Платова вступил в Бабадаг, после чего перешли на правый берег Дуная и главные силы. 9 августа князь Прозоровский умер, и начальство над армией перешло к Багратиону. Лёгкость переправы через Нижний Дунай объяснялась малочисленностью находившихся там османских войск, так как главные силы свои визирь двинул в Сербию ещё в начале мая. В то время князь Прозоровский признал возможным отделить в помощь сербам лишь трёхтысячный отряд Исаева, который скоро принужден был вернуться в Валахию.

В это время Сербия подвергалась страшному разгрому, и жители толпами спасались в австрийские пределы. По переходе главных сил князя Багратиона через Дунай в Большой Валахии оставлен был корпус генерала Ланжерона, а у Бузео — корпус Эссена, предназначенный для поддержки, в случае надобности, русских войск в Бессарабии. Багратион, удостоверившись в слабости противника на Нижнем Дунае, решил попытаться овладеть Силистрией, к которой 14 августа и начал наступать, а через несколько дней после того отряды генерала Маркова и Платова овладели Мачиным и Гирсовым.

Между тем, благодаря субсидиям Англии османская армия была значительно усилена, и верховный визирь возымел намерение, пользуясь удалением главных русских сил к Нижнему Дунаю, вторгнуться в Валахию, овладеть Бухарестом и тем заставить Багратиона отступить на левый берег Дуная. Во 2-й половине августа он начал переправлять свои войска у Журжи. Ланжерон, узнав о том, решился, несмотря на незначительность своих сил, идти на встречу османам и приказал ген. Эссену, передвинувшемуся к Обилешти, присоединиться к нему. 29 августа у деревни Фрасине (в 9 верстах от Журжи) они атаковали османский авангард и разбили его. Между тем сам визирь, получая тревожные известия из-под Силистрии, не трогался из Журжи.

Тем временем Багратион продолжал своё наступление; 4 сентября разбил у Рассевата корпус Хюсрева-паши, а 18 сентября остановился перед Силистрией. За 4 дня перед тем крепость Измаил сдалась отряду генерала Засса. Визирь, узнав о Рассеватском поражении, перевёл свою армию из Журжи обратно в Рущук и послал приказание войскам, действовавшим против сербов, спешить туда же. Таким образом грозивший Сербии окончательный разгром был временно прекращён; расположенный там османский отряд отступил к городу Ниш.

Между тем у Багратиона родились опасения англо-турецкой высадки в Добруджу и наступления османских войск от Варны; поэтому он перевёл оставленный у Исакчи и Бабадага корпус графа Каменского I к Коварне, корпус Эссена — к Бабадагу, а отряд Засса оставил в Измаиле. Для действий против Силистрии осталось у него не более 20 000 солдат; осада крепости шла вяло, а когда приблизился к ней визирь с главными силами османской армии, то Багратион признал нужным отступить к Черноводам, приказав в то же время Каменскому отойти до Кюстенджи. Вслед за тем он обратился в Петербург за разрешением отвести армию на левый берег Дуная ввиду неимения на правом берегу достаточного продовольствия, а также по причине опасности уничтожения мостов ледоходом. При этом он обещал ранней весной снова перейти Дунай и двинуться прямо к Балканам. Последним действием этой кампании была осада генералом Эссеном Браилова, который сдался 21 ноября. Государь, хотя и крайне недовольный бесплодием предшествовавших действий, согласился на ходатайство Багратиона, но с тем условием, чтобы на правом берегу Дуная оставались занятыми Мачин, Тульча и Гирсово.

На Кавказе ещё в начале 1809 года место Гудовича заступил Тормасов. Угрожаемый со стороны Персии и Османской империей, он не отваживался на наступательные действия, но, когда персы ворвались в русские пределы, встретил их на реке Шамхоре и заставил отступить, после чего они опять инициировали переговоры о мире. Пользуясь этим, Тормасов послал отряд князя Орбелиани для овладения крепостью Поти, служившей пунктом сношений осман с Абхазией и Имеретией: крепость была взята 16 ноября. Другой отряд, посланный в Имеретию, захватил в плен её царя Соломона, и обыватели присягнули на верность России. К Анапе, укрепления которой были возобновлены османами, послана была из Севастополя эскадра с десантными войсками. Крепость эта была взята 15 июля и занята русским гарнизоном.

Кампания 1810 года

Между тем князь Багратион, огорчённый неодобрением государя, испросил увольнения от звания главнокомандующего, и на его место назначен был граф Каменский II, только что отличившийся в войне против Швеции. В начале марта 1810 года он прибыл к Дунайской армии, силы которой доходили до 78 тысяч, и, кроме того, направлена была для подкрепления её ещё одна пехотная дивизия.

Е. И. Есаков. Русский лагерь под Силистрией в 1810 году во время войны с Турцией (1810—1811)

План действий нового главнокомандующего был следующий: корпуса Засса и Ланжерона переправляются у Туртукая и осаждают Рущук и Силистрию; корпус графа Каменского I направляется на Базарджик; главные силы (наполовину ослабленные отделением войск для осады крепостей) наступают на Шумлу; стоявший в Малой Валахии отряд Исаева переходит в Сербию, против которой османы снова приняли угрожающее положение; для прикрытия Валахии оставляется отряд под начальством генерал-майора графа Цукато.

Османская империя в это время ещё вовсе не была готова к войне, и сбор её войск у Шумлы сопряжён был с большими затруднениями. Граф Каменский 2-й, спеша воспользоваться этим, ещё в середине мая перешёл через Дунай у Гирсова и двинулся вперёд; 19 мая Засс овладел Туртукаем; 22 взят штурмом Базарджик, 30 сдалась Силистрия, осаждённая корпусами Ланжерона и Раевского, а 1 июня пал Разград. Русские передовые отряды заняли Балчик и линию Варна — Шумла. Денежные субсидии английского правительства доставили, однако, османам возможность продолжать войну; быстро набиравшиеся войска отсылались к Шумле, Рущуку и на сербскую границу. Чтобы выиграть время, визирь предложил было заключить перемирие; но оно было отвергнуто.

Между тем русская армия безостановочно двигалась к Шумле и к 10 июня обложила её с трёх сторон. Главнокомандующий, уверенный в слабости гарнизона, 11 июня предпринял штурм крепости, но после упорного 2-дневного боя убедился, что взять Шумлу открытой силой нельзя, и потому перешёл к тесной блокаде. Он рассчитывал взять крепость голодом; но когда через несколько дней туда успел пройти большой транспорт с припасами, то и эта надежда исчезла.

Между тем и на других пунктах театра войны успехи остановились; отовсюду требовали подкреплений, а взять их было негде. Тогда главнокомандующий решил стянуть все свои силы к Рущуку, овладеть этой крепостью и, базируясь на неё, двинуться через Тырнов за Балканы. Оставив корпус графа Каменского I для наблюдения за Шумлой и Варной, главные силы подошли 9 июля к Рущуку, у которого присоединился к ним корпус Засса; 22 июля, после 10-дневного бомбардирования предпринят был штурм, но он был отбит и стоил российской армии огромных потерь.

Между тем визирь, узнав об отбытии русских главных сил, несколько раз пытался атаковать оставленные для наблюдения за Шумлой отряды, но 23 июля был совершенно разбит графом Каменским I. Тем не менее, главнокомандующий приказал графу Каменскому I отойти на линию Траянова вала и, разрушив укрепления Базарджика, Мачина, Тулчи, Исакчи, притянуть к себе оставленные в них гарнизоны; вместе с тем отряду Ланжерона, оставленному в Разграде, велено присоединиться к главной армии. Рущук продолжал оставаться в тесном обложении, а попытка турок освободить эту крепость кончилась 26 августа несчастным для них сражением у Батина, после чего русские отряды заняли Систов, Белу, Тырнов и Орсову. 15 сентября сдались Рущук и Журжа.

У сербов только благодаря посланным к ним сильным подкреплениям (сначала отряд О’Рурка, а потом корпус Засса) дела тоже пошли успешно, так что в начале октября Сербия была освобождена. После падения Рущука граф Каменский II двинулся 9 октября вверх по Дунаю для овладения османскими крепостями вплоть до Сербской границы. Никополь и Турно сдались без сопротивления; в то же время отряд генерал-майора графа Воронцова овладел Плевной, Ловчей, Сельви и разрушил их укрепления. Зимний поход за Балканы главнокомандующий признал, однако, невозможным по продовольственным соображениям и потому решил оставить одну половину армии в занятых крепостях, другую же расположить на зимовку в княжествах.

За Кавказом после бесплодных переговоров с персиянами военные действия возобновились и в общем были благоприятны, а после поражения неприятеля под Ахалкалаками персияне снова начали переговоры о мире. Действия Черноморского флота ограничились покорением крепости Сухум-Кале.

Кампания 1811 года

Между тем, к началу 1811 года отношения России к Франции настолько обострились, что предвещали близкую войну, и для усиления Русских сил на западной границе Александр I приказал графу Каменскому отделить от его армии 5 дивизий, отправить их за Днестр, а с остальными войсками ограничиться обороной занятых крепостей; вместе с тем ему предписывалось поспешить заключением мира, но с непременным условием признания границы по реке Дунай и исполнения прежних требований России. Главнокомандующий указывал на невыполнимость этих повелений и предлагал энергическое наступление за Балканы.

Тем временем Наполеон употреблял все усилия, чтобы воспрепятствовать заключению Турцией мира; об этом просила и Австрия. Подчиняясь их влиянию, Порта напряжённо собирала силы для нанесения русским чувствительного удара: войска её стягивались в Этропольских Балканах, а у Ловчи выставлен был их авангард (15 тысяч) под начальством Осман-бея. Граф Каменский, ожидая утверждения своего плана движения за Балканы, вознамерился подготовить себе путь туда и для сего приказал отряду графа Сен-При овладеть Ловчей, что и было исполнено 31 января; но вслед за тем по приказанию тяжко заболевшего главнокомандующего отряд этот вернулся к Дунаю.

Дж. Доу. Портрет М. И. Кутузова (1829)

Вскоре после того Каменский назначен был начальником 2-й запасной армии и в марте 1811 года отозван из Османской империи, а Дунайская армия вверена генералу от инфантерии М. И. Голенищеву-Кутузову.

Поставленный во главе армии, силы которой через удаление 5 дивизий чуть не наполовину уменьшились (осталось около 45 тысяч), новый главнокомандующий очутился в нелегком положении, тем более, что османская армия к весне 1811 года возросла до 70 тысяч. Ввиду этого Кутузов признал необходимым действовать с особенной осторожностью и, как он выразился, «держаться скромного поведения».

Ознакомившись со своим противником ещё в Екатерининские войны, он рассчитал, что османы ограничатся на Нижнем Дунае демонстрациями, а главные силы направят к Среднему Дунаю, чтобы, переправившись там, овладеть Бухарестом. Поэтому, уничтожив укрепления Силистрии и Никополя, Кутузов стянул свои главные силы к Рущуку и Журже. Войска Засса в Малой Валахии и О’Рурка в Белграде прикрывали его правое крыло; левое же охранялось отрядами, расположенными на Нижнем Дунае и у Слободжи. Одновременно с этими подготовительными распоряжениями Кутузов вступил в мирные переговоры с визирем. Но так как император Александр не соглашался на уменьшение своих прежних требований, а османы, со своей стороны, тоже явились крайне неуступчивыми, то переговоры были приостановлены. Бездействие русских убедило визиря в их слабости, а потому он решился начать наступление к Рущуку, а по овладении этой крепостью перейти Дунай и разбить Кутузова; в то же время другая османская армия, Измаил-бея, собранная у Софии, должна была переправиться около Видина и вторгнуться в Малую Валахию. По соединении обеих армий этих предполагалось овладеть Бухарестом.

В начале июня визирь выступил из Шумлы, а 22 атаковал русских у Рущука, но потерпел поражение и отступил к заранее укрепленной позиции у села Кадыкёй (15-20 верст к югу от Рущука). Несмотря на одержанную победу, Кутузов по разным соображениям признал опасным оставаться под Рущуком, а потому, разрушив его укрепления, переправил все войска на левый берег. Затем, подкрепив отряды на правом и левом крыле и усилив укрепления Журжи, сам главнокомандующий с корпусом Ланжерона расположился в одном переходе к северу от неё, рассчитывая в случае переправы визиря через Дунай нанести ему сильный удар. Вместе с тем, зная, что ещё нельзя было ожидать скорого начала войны на западной границе, он просил разрешения придвинуть к Дунаю из Ясс 9-ю дивизию и из Хотина 15-ю.

По отступлении Кутузова на левый берег визирь занял Рущук, но в течение всего июля не трогался оттуда, выжидая результатов действий Измаил-бея. Последний только в середине июля прибыл к Видину и 20 июля начал переправлять свои войска (около 20 тысяч) через Дунай. Заняв Калафат и сильно в нём окопавшись, он двинулся против отряда Засса (около 5 тыс.), но не мог овладеть труднодоступной русской позицией. Когда 24 июля присоединились к Зассу отряды О’Рурка и графа Воронцова и подошла к Дунаю русская флотилия, Измаил-бей лишён был возможности ворваться в Малую Валахию.

Между тем визирь решился переправиться на левый берег, чтобы, пользуясь огромным перевесом своих сил, разбить Кутузова и, угрожая сообщениям Засса, заставить его открыть дорогу Измаил-бею. Приготовления визиря продолжались долго, так что только в ночь на 24 августа началась переправа его войск, в 4 верстах выше Рущука. К 2 сентября уже до 36 тысяч осман было на левом берегу, где они, по своему обыкновению, немедленно окопались; на правом же берегу оставлено было до 30 тысяч. Вместо того, чтобы немедленно атаковать Кутузова, у которого под рукою было не более 10 тысяч, визирь оставался на месте. Благодаря его бездействию главнокомандующий успел притянуть к себе отряд генерала Эссена, стоявший на реке Ольте (как резерв для Засса), и, сознавая, что наступил критический момент войны, не стал выжидать приказаний из Петербурга относительно 9-й и 15-й дивизий, но собственной волей распорядился ими: первой он послал приказание спешить к Журже, а второй — к Обилешти, для прикрытия левого крыла армии со стороны Туртукая и Силистрии, откуда тоже угрожало появление неприятеля.

С прибытием (1 сентября) 9-й дивизии силы Кутузова возросли до 25 тысяч, и теперь он сам обложил укреплённый османский лагерь, устроив линию редутов, примыкавшую флангами к Дунаю. В то же время созрел у него весьма отважный план: он решил переправить часть своих войск на правый берег, отбросить остававшуюся там часть османской армии и таким образом отрезать у визиря его сообщения. Для выполнения этого предприятия ещё с середины сентября началась заготовка на р. Ольте плотов и паромов.

Между тем Измаил-бей дважды (17 и 30 сентября) атаковал Засса, чтобы открыть себе путь к Журже, но оба раза потерпел неудачу. Тогда визирь приказал ему возвратиться за Дунай, двинуться к Лом-Паланке, где собрано было много судов, и, переправившись там опять на левый берег, выйти в тыл Кутузову. Последний, своевременно узнав об этом замысле, послал к Лом-Паланке отряд полковника Энгельгардта, которому и удалось в ночь на 27 сентября уничтожить стоявшие там османские суда. Узнав об этом, Измаил-бей уже не решился двигаться из Калафата.

Вслед за этим план Кутузова был приведён в исполнение: 1 октября отряд генерала Маркова (5 тысяч пехоты, 2,5 тысячи конницы и 38 орудий) переправился на правый берег Дуная и 2 октября, на рассвете, внезапно атаковал остававшиеся там османские войска, которые, поддавшись паническому страху, бежали частью в Рущук, частью к Разграду. Вслед за тем Марков, выставив на правом берегу, свои батареи, стал громить лагерь визиря. Тогда визирь немедленно обратился к Кутузову с просьбой о перемирии, но, не дождавшись ответа, ночью переплыл на лодке в Рущук, передав начальство Чапан-оглы. 3 октября русская дунайская флотилия окончательно прервала сообщения с правым берегом, и остатки османской армии с истощением всех припасов оказались в отчаянном положении.

10 и 11 октября Туртукай и Силистрия заняты частями 15-й дивизии; в то же время и действия против Измаил-бея шли успешно и завершились отступлением его к Софии. Такое положение дел заставило наконец Порту склониться к миру.

В результате искусных дипломатических действий М. И. Кутузова, османское правительство склонилось к подписанию мирного договора.

> Морские кампании Основная статья: Вторая Архипелагская экспедиция

Итоги войны

16 мая 1812 года заключён Бухарестский мирный договор.

  • К России переходила восточная часть Молдавского княжества — территория Пруто-Днестровского междуречья, получившая затем статус Бессарабской области.
  • Граница в Европе переносилась с реки Днестр на Прут до его соединения с Дунаем, обеспечивалась свобода русского торгового судоходства по этой реке.
  • Дунайские княжества возвращались Турции, но подтверждалась их автономия, дарованная на основе Кючук-Кайнарджийского (1774) и Ясского (1791) мирных договоров.
  • Сербии предоставлялась внутренняя автономия и право сербским чиновникам собирать налоги в пользу султана.
  • В Закавказье Турция признала расширение русских владений, но ей возвращалась крепость Анапа.

Примечания

  1. см. Русско-сербский союз (1807)
  2. Василий Каширин: Вступление русских войск в Бессарабию и ликвидация Буджакской татарской орды в начале русско-турецкой войны 1806-1812 гг.
  3. см. Русско-персидская война (1804—1813)
  4. ИСТОРИЯ ГРУЗИИ. Мераб Вачнадзе, Вахтанг Гурули, Михаил Александрович Бахтадзе
  5. Савваитов П. И. Взятие Анапы эскадрой Черноморского флота, под командою контр-адмирала С. А. Пустошкина в 1807 году. СПб.: Типография Военно-Учебных Заведений, 1851.

Литература

  • А. Т. Бой русских с турками в г. Белгороде // Исторический вестник, 1892. — Т. 49. — № 9. — С. 749—751.
  • Василенко Н. П. Турецкие войны России // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Ланжерон А. Ф. Записки графа Ланжерона. Война с Турцией 1806—1812 гг. / Пер. Е. Каменского // Русская старина, 1908. — Т. 134. — № 4. — С. 225—240.
  • Лебедев А. А. Свет и тени Черноморской кампании 1810 года // Гангут. 2016. — № 91 — 92.
  • Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. — Минск, 2005.
  • Мертваго Д. Б. Записки Дмитрия Борисовича Мертваго. 1790—1824. — М.: тип. Грачева и К, 1867. — XIV, 340 стб. — Прил. к «Русскому архиву» за 1867 г. (Вып. 8—9).
  • Михайловский-Данилевский А. И. Описание Турецкой войны в царствование императора Александра, с 1806 до 1812 года. — СПб.: Тип. Штаба отд. Корпуса внутренней стражи, 1843. — 2 т.
  • Петров А. Н. Война России с Турцией 1806—1812 гг.: в 3 томах. — СПб.: Воен. тип., 1885—1887.
  • Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. — М., 1960.

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

LCCN: sh85116066