Вице королевство новая Испания

Вице-королевство Новая Испания

Вице-королевство Испанской империи
Новая Испания
исп. Virreinato de Nueva España
Флаг Герб
Девиз: «Plus Ultra»
Гимн: Гимн Испании

Новая Испания с 1763 по 1801 г.:
до 1763 г.
территории, присоединённые после 1763 г.






→ 1535 — 1821
Столица Мехико
Язык(и) Испанский
Религия Католицизм, традиционные индейские верования
Денежная единица Песо
Площадь 7.657.300 км²
Население

20 млн. чел.(1519)

5,5 млн чел.(1810)

Форма правления Абсолютная монархия
Главы государства
Король
• 1535—1556 Карл V и Хуана I Безумная
Вице-король
• 1813-1821 Фердинанд VII
• 1535-1550 Антонио де Мендоса

Ви́це-короле́вство Но́вая Испа́ния (исп. Virreinato de Nueva España) — испанская колония в Северной Америке, существовавшая в 1535—1821 гг. В её состав входили территории современной Мексики, юго-западных штатов США (а также Флориды), Гватемалы, Белиза, Никарагуа, Сальвадора, Коста-Рики, Кубы. Кроме того, в подчинении Новой Испании были Филиппины и различные острова в Тихом океане и Карибском море. Столица располагалась в Мехико. В 1821 году в результате поражения в Войне за независимость Мексики Испания потеряла все североамериканские земли, на которых образовались новые независимые государства. Куба и Филиппины стали управляться напрямую из Испании — вплоть до 1898 года, когда по итогам войны с США они были также потеряны метрополией.

Предыстория

Колония была образована на территории бывших индейских государств, таких как империя ацтеков и государства майя. Эти земли были покорены и присоединены к владениям испанского короля Карла V в результате походов Эрнана Кортеса, который и стал в 1522 году первым правителем Новой Испании.

В этот период история Испании как единого государства только начиналась. Поэтому, упорно называя свои владения «Новой Испанией», хотя этот термин впервые предложил Хуан де Грихальва, Кортес, с одной стороны, помогал Карлу V укрепить идею единого испанского государства, а, с другой стороны, — предотвращал разделение своих владений, сосредоточив их под единой властью. В 1528 году власть Кортеса была ограничена, а в 1535 году Новая Испания стала вице-королевством.

История

В 1565 году началось регулярное сообщение между Акапулько и испанскими Филиппинами (Манильские галеоны). В 1572 году в Мексике начали свою деятельность иезуиты, которые в 1591 году основали Гвадалахарский университет.

В 1606 году в Мексике вспыхнуло восстание беглых рабов. В 1609 году восстание вспыхнуло вновь уже под предводительством Гаспара Янги. В 1692 году Новую Испанию поразила засуха. В 1693 году была снаряжена картографическая экспедиция, которая исследовала устье Миссисипи.

В 1762 году в ходе Семилетней войны британский флот атаковал Гавану. В 1762 году Франция по договору Фонтенбло уступила Испании земли Луизианы, которые вошли в состав Новой Испании в 1764 году. В 1763 году Куба возвращалась Испании. В 1769 году экспедиция Портола-и-Ровиры достигла бухты Сан-Франциско. В 1781 году Испания поддержала войну североамериканских колоний за независимость и захватила Флориду.

В 1800 году Луизиана была возвращена Франции.

Политическое и административное устройство

Высшая гражданская и военная власть в Новой Испании находилась в руках назначаемого вице-короля, который подчинялся непосредственно монарху и Верховному совету по делам Индий в Мадриде. При вице-короле находился совещательный орган — аудиенсия. Юрисдикция аудиенсии Мехико распространялась на южную часть вице-королевства, а юрисдикция аудиенсии Гвадалахары (политического и административного центра одноимённого интендантства) — на северную.

В 1786 году часть провинций Новой Испании была преобразована в 12 интендантств, главой каждого из которых являлся интендант, выполнявший административные, судебные и военные функции, ведавшими сбором налогов и деятельностью муниципалитетов провинциальных центров. Семь северных провинций объединялись в два военных округа: западный и восточный. Они управлялись командующими, подчиненными вице-королю. Три провинции сохранили свой прежний статус. Города и сельские округа находились в ведении коррехидоров и старших алькальдов, которым подчинялись выборные старосты индейских селений.

Существовали также местные городские советы — кабильдо, или аюнтамиенто, члены которых официально избирались домовладельцами, но с течением времени эти должности стали пожизненными и наследственными, а иногда даже покупались. Деятельность муниципалитетов находилась под контролем колониальной администрации.

Население

Изображение представителей смешанных рас, населявших Новую Испанию

Население Новой Испании по данным Александра фон Гумбольдта составляло на 1803 г. 5,8 млн человек. Однако современные исследователи считают, что его численность не достигла этой цифры и к 1810 г., когда она равнялась 5 — 5,5 млн человек.

Большую часть населения Новой Испании в начале XIX в. составляли её уроженцы и около 40 % из них были индейцами. Первое столетие после конкисты было обозначено резким сокращением их численности, что заставило колонизаторов, нуждавшихся в рабочей силе и налогоплательщиках, перейти от прямого ограбления и истребления коренных жителей к организованной эксплуатации, которая приобрела феодализированную форму. В результате этих изменений со второй половины XVII в. начался медленный прирост аборигенного населения, и к началу XIX в. его численность достигла уже 2,3 — 2,4 млн человек. Испанское законодательство признавало за индейскими общинами право владения землей, запрещая её отчуждение без санкции властей. Однако имел место и захват испанцами общинных земель с последующим юридическим оформлением. Индейцы также считались лично свободными. В соответствии с законодательством труд их подлежал оплате и не должен был быть чрезмерно тяжёлым. Однако на практике это не всегда соблюдалось.

С начала XVII в. на индейцев налагалась принудительная трудовая повинность (репартимьенто, или куатекиль) в виде работы на рудниках, промышленных предприятиях и плантациях, строительства. Для этих целей власти выделяли определенное число мужчин в возрасте от 15 до 60 лет. С индейцев взималась подушная подать — трибуто, которую на рубеже XVIII и XIX вв. платили один раз в год в размере двух песо все женатые мужчины от 18 до 50 лет, за исключением наследственных старейшин касиков, старост селений и других должностных лиц. Холостяки и одинокие женщины облагались податью в два раза ниже. Индейцам, согнанным со своих земель, приходилось наниматься батраками, другим за пользование землей надо было отдавать часть урожая. В обоих случаях индейцы со временем становились наследственными долговыми рабами — пеонами.

Также на плантациях и промышленных предприятиях и в качестве домашней прислуги работали негры, в большинстве своем являвшиеся рабами, которых завозили в Новую Испанию из Африки с середины XVI в. Но по причине высокой смертности и постепенного уменьшения, а затем и полного прекращения их ввоза в результате начавшегося прироста индейского населения численность негров к началу XIX в. не превышала 10 тыс. человек.

Привилегированный слой колониального общества составляли уроженцы метрополии, которых местные жители называли гачупинами (исп. gachupin — «люди со шпорами», носило презрительный оттенок). В начале XIX в. их насчитывалось около 15 тыс. Это сословие состояло в основном из родовитого дворянства и крупных предпринимателей, представители его занимали почти все высшие административные, военные и церковные посты.

Важную роль в жизни колонии играло креольское население — белые потомки испанцев, родившиеся в колонии. Численность креолов составляла примерно 1,1 млн человек. Хотя номинально креолы обладали теми же правами что и испанцы из метрополии, в реальности они подвергались жёсткой дискриминации и лишь в порядке исключения назначались на высокие должности: за весь колониальный период из 61 вице-короля только 3, а из 171 епископа только 41 были креолами. Из этого слоя населения вышла большая часть помещиков, они пополняли ряды колониальной интеллигенции, занимали должности административного аппарата, церкви и армии.

Метисное население было лишено гражданских прав: метисы и мулаты не могли становиться чиновниками и офицерами, не могли участвовать в выборах органов самоуправления. Они занимались ремеслом, розничной торговлей, служили в качестве управляющих и приказчиков, составляли большинство мелких землевладельцев — ранчеро.

Роль церкви

См. также: Католицизм в Мексике

Одним из основных институтов Новой Испании являлась Католическая церковь. Под её влиянием находилась вся духовная жизнь: церковь ведала учебными заведениями, через инквизицию осуществляла цензуру, к концу XVIII в. ей принадлежало более половины всего недвижимого имущества колонии. Однако основная часть церковных средств использовалась в ипотечных и кредитных операциях: денежных ссудах и займах под залог собственности светских землевладельцев, финансировании торговых предприятий, промышленности, сельского хозяйства.

Духовенство обладало рядом привилегий: оно не облагалось налогами и пользовалось правом особой юрисдикции по всем судебным делам, касавшимся личности или имущества (фуэро). Наибольшим влиянием пользовались преимущественно клирики из числа уроженцев метрополии. Низшему же духовенство, состоявшему в основном из креолов и метисов, приходилось жить на скудное жалованье и весьма скромные даяния верующих, таким образом годовой достаток многих приходских священников ненамного превышал средний заработок горнорабочего.

Испанский католицизм легко слился с язычеством аборигенов. Миссионеры приспосабливали все старые сказания и обычаи, которые можно было примирить с христианством. Обращенные индейцы освобождались от податей. Но в лесных районах Чьяпаса и южного Юкатана жили племена, не затронутые христианизацией. С уходом миссионеров индейцы быстро возвращались к своим верованиям.

Экономика

Модель колониального рынка в Тепоцотлане

Хозяйственная жизнь Новой Испании подчинялась интересами метрополии, для которой она была прежде всего источником драгоценных металлов, поэтому их извлечение стало важнейшей отраслью экономики. Рудники являлись собственностью короля, но на практике человек, открывший месторождение, получал его в постоянное владение и должен был отдавать в пользу короны только пятую часть добычи. Добыча рудников увеличилась с 2 млн песо в середине XVI века до 13 млн в середине XVIII в.

На рудниках наряду с индейцами, работавшими в исполнение репартимьенто и выполнявшими главным образом подсобные функции, было задействовано немало горнорабочих из других этническим групп. С ходом экспроприации крестьянских земель и обнищания населения городов предложение рабочей силы возрастало, и пеонаж в горнодобывающей промышленности был вытеснен вольнонаёмным трудом. Например, на рудниках Гуанахуато, дававших в конце XVIII в. шестую часть всей добычи золота и серебра в Америке в 1792 г. из 4 тыс. 659 занятых там горняков большинство — 4 тыс. 536 человек — составляли креолы, метисы и мулаты.

Обрабатывающая же промышленность вице-королевства развивалась медленно. Первые мануфактуры появились в XVI в., но в основном преобладали мелкие мастерские. Их работники объединялись в цехи, уставами которых регулировались такие вопросы как объём производства, число членов цеха, цены на сырьё и готовую продукцию, качество, размеры и цвет изделий. Поскольку кроме цветных металлов разрешалось вывозить только кошениль и индиго, промышленность не развивалась больше, чем того требовал внутренний рынок.

Чтобы избежать конкуренции со стороны колониальной продукции, испанские власти запрещали выращивание в Новой Испании винограда, олив, конопли, льна — разрешалось выращивание только тех культур, которые не произрастали в Испании. Эти ограничения мешали развитию сельскохозяйственного производства. После XVI в. сельское хозяйство практически перестало развиваться, производительно работали только мелкие фермеры «ранчерос». Индейцы же не имели возможности покупать качественные орудия, растения и животных. Типичной формой землевладения стала асьенда, она удовлетворяла основные потребности помещика и его семьи, а пеоны приобретали необходимое им в хозяйской лавке, увеличивая тем самым свою задолженность.

Средства сообщения оставались на первобытном уровне — дороги не строились до конца XVIII в. Товары перевозили на мулах. На протяжении большей части колониального периода экономические связи Новой Испании в основном ограничивались торговыми отношениями с метрополией, которые осуществлялись только через Веракрус и один испанский порт — Севилью, а с 1717 г. — Кадис, прямая же торговля с иностранными государствами и с другими испанскими колониями (кроме Филиппин) запрещалась. Все товары облагались высокими таможенными пошлинами. Кроме того, при их продаже и перепродаже взимался особый налог — алькабала, размер которого на протяжении большей части XVII—XVIII в. и в первом десятилетии XIX в. составлял 6 % стоимости. Товары из метрополии и обратно перевозились до последней четверти XVIII в. только специальными флотилиями, а с Филиппин в порт Акапулько — так называемым манильским галеоном. Из-за высоких пошлин и засилья оптовиков-монополистов розничные цены в Мексике были в три-четыре раза выше европейских.

Многочисленные запреты и ограничения, сдерживавшие экономическое развитие страны, всё же не могли остановить рост мануфактурного и ремесленного производства, торговли, сельского хозяйства, наблюдавшийся в Новой Испании на рубеже XVIII и XIX вв.

В 1765—1778 гг. был произведен ряд либеральных реформ: колонии было разрешено торговать со всеми испанскими портами, американским колониям Испании разрешалось вести между собой торговлю, система флотилий отменялась, были отменены некоторые пошлины и уменьшен размер других. Эти меры способствовали оживлению торговли. Однако из-за неспособности метрополии удовлетворять весь объём колониальных потребностей значительное развитие получила контрабанда, первое место в которой занимали англичане. Такое положение сохранялось до англо-испанских войн. Либерализация торговли стимулировала производство и сельское хозяйство.

Культура

История Мексики

До открытия европейцами

Колониальный период

Война за независимость

Первая империя

Первая федералистская республика

Централистская республика

Американо-мексиканская война

Вторая федералистская республика

Гражданская война

Французская интервенция

Вторая империя

Восстановленная республика

Диктатура Порфирио Диаса

Мексиканская революция

Восстание кристерос

Революционный каудилизм

Реформы Ласаро Карденаса

Экономический подъём

Неолиберальные реформы

Настоящее время

Портал «Мексика»

В 1536 году при францисканском монастыре в Тлателолько был создан первый колледж Санта-Крус, он начал обучение 60 индейцев. 3 июня 1553 года в Мехико открылся университет, он имел четыре кафедры: теологии, юриспруденции, искусств и медицины. На кафедре искусств обучали латыни, риторике, логике, арифметике и геометрии, астрологии, музыке. Начальных школ к XVIII в. насчитывалось только 10. В 1538 году в Мехико появляется первая в Новом Свете типография. В течение XVI века в колонии было издано 114 книг. Появляется ряд хронистов — Торибио де Бенавенте, Бернардино де Саагун, в том числе индейских — Фернандо де Альва Иштлильшочитль.

Большим прорывом европейской науки в изучении растений стал объёмный, хорошо иллюстрированный, труд Франсиско Эрнандеса «История растений Новой Испании» (1570—1577), выполненный по заказу Филиппа II. В книгу вошли описания более 3000 растений и 500 животных, существовавших на территории современной Мексики. В то же самое время, но несколько более краткую работу о растениях в своём фундаментальном произведении «Общая история дел Новой Испании» (1576) написал Бернардино де Саагун. Обе книги опирались на сведения ацтеков об окружающем их мире, а потому могут считаться такими, которые мало подверглись европейскому влиянию. В дальнейшем рукопись Саагуна была забыта, но книгу Эрнандеса неоднократно заимствовали другие учёные: Хосе де Акоста, Нардо Антонио Рекки, Фабио Колонна, Хайме Онорато Помар, Грегорио Лопес, Федерико Чези, Хуан Барриос, Иоган де Лаэт, Иоан Эусебио Ньеремберг, Вильям Пизо, Роберт Лавэл, Джон Рэй, Джеймс Ньютон и другие.

Поэзия состояла в основном из христианских размышлений и произведений, восхваляющих монархов, господствовал стиль, изобретённый Карлосом Гонгорой. На этом фоне выделялась поэтесса Хуана Инес де ла Крус, чья любовная лирика отличалась тонкостью и эмоциональной глубиной. Широкое распространение получил театр, использовавшийся миссионерами для обращения индейцев в христианскую веру, в частности ауто — драматическое произведение с библейским сюжетом.

Величайшим творением Новой Испании стала архитектура мексиканского барокко. Из соединения испанских и индейских традиций родился стиль чурригереско. Для этого стиля характерна любовь к краскам и пышному орнаменту.

Правители

Наместники:

  • Эрнан Кортес (1521 — 24) (1524 — 26) (втор. аудиенсия 1531 — 35).
  • Маркос де Агилар (и. о. 1526 — 27).
  • Алонсо де Эстрада (и. о. 1527 — 28).

Вице-короли:

  • Список вице-королей Новой Испании

См. также

  • Хуан де Грихальва — первый исследователь Новой Испании
  • Эрнан Кортес — завоеватель Новой Испании
  • Антонио де Мендоса — первый вице-король Новой Испании

Примечания

  1. Дюверже, 2005, с. 132.
  2. 1 2 3 Альперович, 1979, с. 5.
  3. 1 2 Humboldt, 1811, p. 356.
  4. Steckel, 2000, p. 264.
  5. Альперович, 1979, с. 6.
  6. Альперович, 1979, с. 6—7.
  7. 1 2 3 Альперович, 1979, с. 8.
  8. 1 2 Альперович, 1979, с. 9.
  9. 1 2 Альперович, 1979, с. 12.
  10. Паркс, 1949, с. 11—12.
  11. Паркс, 1949, с. 107—108.
  12. Альперович, 1979, с. 17.
  13. Альперович, 1979, с. 9—10.
  14. 1 2 3 Паркс, 1949, с. 106.
  15. Альперович, 1979, с. 10.
  16. Альперович, 1979, с. 10—11.
  17. Паркс, 1949, с. 108.
  18. Паркс, 1949, с. 108—109.
  19. Альперович, 1979, с. 14.
  20. Альперович, 1979, с. 15.
  21. Паркс, 1949, с. 131.
  22. Альперович, 1979, с. 16.
  23. Ларин, 2007, с. 276.
  24. Паркс, 1949, с. 114.
  25. Ларин, 2007, с. 277—282.
  26. Historia de las Plantas de la Nueva España de Francisco Hernández. Universidad Nacional Autónoma de México. Дата обращения 4 июля 2013. Архивировано 5 июля 2013 года.
  27. Всеобщая история вещей Новой Испании, написанная братом Бернардино де Саагуном: Флорентийский кодекс. Всемирная цифровая библиотека. Дата обращения 4 июля 2013. Архивировано 5 июля 2013 года.
  28. López Piñero J. M., Pardo Tomás J. La influencia de Francisco Hernández (1512-1587) en la constitución de la botánica y la materia médica modernas. — Universitat de València, 1996. — ISBN 9788437026909.
  29. The Mexican Treasury: The Writings of Dr. Francisco Hernández / Ed. S. Varey. — Stanford University Press, 2000. — ISBN 9780804739634.
  30. Паркс, 1949, с. 115.
  31. Ларин, 2007, с. 283.
  32. Паркс, 1949, с. 116.

Литература

  • Альперович М. С. Рождение Мексиканского государства. — М.: Наука, 1979. — 168 с. — (Страны и народы).
  • Дюверже К. Кортес / Пер. М. В. Глаголева. — (Серия «Жизнь замечательных людей»). Вып. 1125 (925). — М.: Молодая гвардия, 2005. — 304 с.
  • Ларин Е. А. Всеобщая история: латиноамериканская цивилизация: Учеб. пособие. — М.: Высшая школа, 2007. — 494 с. — ISBN 9785060056846.
  • Паркс Г. История Мексики / Пер. Ш. А. Богиной. — М.: Издательство иностранной литературы, 1949. — 364 с.
  • Humboldt A. Political essay on the kingdom of New Spain / Trans. by John Black. — London: Printed for Longman, Hurst, Rees, Orme, and Brown; and H. Colburn: W. Blackwood, and Brown and Crombie, Edinburgh, 1811. — Vol. II. — 531 p.
  • A Population History of North America / Ed. Steckel R., Haines M. — Cambridge University Press, 2000. — 736 p. — ISBN 0521496667.

Испанская империя в Америке

Административные структуры

Вице-королевства

Аудиенсии

Богота • Буэнос-Айрес • Каракас • Чаркас • Консепсьон • Куско • Гвадалахара • Гватемала • Лима • Манила • Мехико • Панама • Кито • Сантьяго • Санто-Доминго

Генерал-капитанства

Чили • Куба • Гватемала • Филиппины • Пуэрто-Рико • Санто-Доминго • Венесуэла • Юкатан • Внутренние провинции

Губернаторства

Документы

Колонии Испании

Карта колониальной экспансии Испанской империи.

Колонии Испании — совокупность заморских по отношению к Испании территорий мира, находившихся в колониальной зависимости от этой метрополии и образовывавших во главе с ней в XV—XX веках Испанскую колониальную империю (исп. Imperio colonial español).

Синопсис

В конце XV века Испания отправляет свои корабли в Новый Свет и завоёвывает там огромные колонии. В правление короля Карла V Габсбурга (1516—1556), который одновременно был избран императором Священной Римской империи Испания стала самым могущественным государством Европы, опорой католической церкви в борьбе с начавшейся Реформацией. В этот период Испанию стали называть «государством, над которым никогда не заходит солнце». Владения Карла были разделены между двумя ветвями Габсбургов и более никогда в одних руках не объединялись. Австрийские земли и пост германского императора отошли к брату Карла — Фердинанду I, Испанию, Италию и Нидерланды унаследовал сын Карла — Филипп II. При нём к Испании была присоединена Португалия со своими собственными обширными заморскими владениями.

Герб Испанской империи

Поражение испанского флота («Непобедимой армады») в 1588 году, проигрыш войны с Англией в 1607 году, потеря нидерландских провинций в 1609 году и Португалии в 1640 году ознаменовали конец влияния в Европе. Приток золота из заморских колоний не способствовал развитию местного сельскохозяйственного и ремесленного производства. В правление Филиппа IV, которого внутри Испании называли «королём планеты» (rey planeta), началась эпоха упадка страны.

В начале XVIII века борьба европейских династий за испанский престол привела к войне за испанское наследство, на смену Габсбургам пришли Бурбоны. В XIX веке в стране произошло пять революций: в 1808—1814, 1820—1823, 1834—1843, 1854—1856 и 1868—1874 годах. Борьба шла не столько между монархистами и либералами, сколько между сторонниками модернизации и традиционалистами. После всех революций утвердилась конституционная монархия.

В 1812—1826 добилась независимости большая часть испанских колоний в Латинской Америке, к началу XX века оставшиеся, в основном, перешли к США. Окончательная ликвидация империи произошла в середине XX века.

Список колоний

В настоящем списке представлены все территории мира, когда-либо находившиеся в колониальной зависимости от Испании.

В Северной и Южной Америке

Флаг Новой Испании

Вице-королевства

  • Новая Гранада
  • Новая Испания
  • Вице-королевство Перу
  • Рио-де-ла-Плата

Генерал-капитанства

Христофор Колумб утверждает владения Испании.

  • Гватемала
  • Санто Доминго
  • Флорида
  • Provincias Internas
  • Чили
  • Венесуэла
  • Юкатан
  • Куба (до 1898)
  • Пуэрто-Рико (до 1898)

В Азии

Разгром Непобедимой армады

  • Филиппины (до 1898 Генерал-капитанство Филиппины)

В Океании

  • Испанская Ост-Индия
  • Гуам (до 1898)

В Африке

  • Канарские острова
  • Испанская Сахара (сейчас Западная Сахара)
    • Рио-де-Оро
    • Сегиет-эль-Хамра
  • Испанское Марокко
    • Испанская Северная Африка (Сеута, Мелилья и др. — см.)
    • Испанское Южное Марокко (сектор Тарфая)
    • Ифни
  • Испанская Гвинея
    • Рио-Муни (ныне континентальная часть Экваториальной Гвинеи)
    • Фернандо-По (сейчас Биоко, островная часть Экваториальной Гвинеи)

Территории, принадлежавшие Испании в Европе

  • На территории нынешней Италии:
    • Неаполитанское королевство
    • Сардиния
    • Сицилия
    • Ломбардия
    • Парма
    • Президи
  • На территории нынешней Франции:
    • Франш-Конте
    • Руссильон
  • Нидерланды (включая Южные Нидерланды, ныне Бельгию)
  • Люксембург
  • Португалия, включая Португальскую колониальную империю.

Владения Арагона

Владения Арагона

  • Герцогство Афинское (ныне Греция)
  • Дураццо (Дуррес, ныне Албания)
  • Мальта
  • Балеарские острова
  • На территории нынешней Италии:
    • Сардиния
    • Сицилия
    • Неаполитанское королевство
  • На территории нынешней Франции:
    • Руссильон
    • Монпелье
    • Прованс
    • Корсика

> См. также

  • Габсбургская монархия
  • История Испании
  • Список крупнейших империй

Ссылки

Территориальная экспансия
Колония · Метрополия · Колониализм · Империализм · Неоколониализм · Ирредентизм · Сепаратизм · Суверенитет · Заморская территория · Независимость
Колониальные
империи
Колонии, заморские территории Великобритании · Колонии Испании · Колонии, заморские территории Нидерландов · Колонии Португалии · Колонии, заморские территории Франции
Экспансия
прочих
государств
ранняя
Колонии Венеции · Колонии Генуи · Владения Дании · Колонии Курляндии · Владения Норвегии · Владения Маската и Омана · Владения Швеции · Колонии Шотландии
поздняя
Континентальные
империи
Списки: современных зависимых территорий · бывших колоний · исторических государств · переименованных государств · крупнейших империй

Субтитры

Всем привет. Сегодня мы поговорим о таком народе, который оказывается есть на территории Российской Федерации, как казаки. Также об истории подлинного казачества и законе о казачестве, который готовится к подаче в Государственную Думу для рассмотрения. Также о событиях и положении, которое имеет место вокруг этих социальных явлений. Но сначала буквально два слова о творческих планах. Постоянно спрашивают, когда мы вернемся к истории Средневековья, когда мы будем говорить о военной истории. Вернемся и будем, причем в очень скором времени. Я только что, как многие знают, закончил большую серию роликов о рождении революции. Это отняло много времени и физических, и моральных, сил. Я не мог заниматься чем-то еще в глобальном смысле. Сейчас на очереди будет подробное рассмотрение событий Ливонских войн, времени правления Ивана Васильевича Грозного. И буквально на днях я планирую записать первый ролик. Ну, а пока о казачестве. Начнем с последних трендов в политическом поле. Недавно в СМИ выступил казачий атаман, атаман Кубанского казачьего войскового общества, Николай Александрович Долуда. Который, по совместительству, является вице-губернатором Краснодарского края. Выступление в СМИ было посвящено как раз готовящемуся новому закону о казачестве. Слово Николаю Александровичу Долуде: “Проект закона поступил на экспертизу в Минюст РФ. Самое главное, что статус казачества в документе определен как особая форма государственной и социальной жизни самостоятельного народа. Именно народа, и никак иначе”. Сообщил Николая Долуда “Интерфаксу”. Это очень показательный комментарий и, более чем, показательная инициатива. У нас в стране очень давно, наверное, с начала 1990-х годов, педалируется тема, что казачество, это отдельный самостоятельный народ. Помимо Долуды об этом говорят люди в низах, так сказать. Существует низовая инициатива, создаются сайты, посвященные казачеству как народу. Так и официальные лица, облеченные властью. Например, старший коллега Николая Александровича Долуды на посту губернатора Краснодарского края, Александр Николаевич Ткачев, ныне министр сельского хозяйства Российской Федерации, говорил буквально следующее: “Вы видите, что на протяжении последних 10 -20 лет мы сознательно поддерживаем казачество, это наша культура, традиции, песни. А ведь казаки – это народ, как русские, татары, мордвины и т.д. Это народ, входящий в Российскую Империю”. Вот примерно так пояснил свою позицию губернатор еще в 2012 году, когда он был губернатором, на коллегии краевого управления внутренних дел. Так с чем мы имеем дело, народ ли казаки, в частности, донские и кубанские казаки? Что такое народ, во-первых? Может быть два определения в современном состоянии дел. Это политическая нация и антропологический феномен. В политическо-экономическом смысле казаки никогда не образовывали единой, исторически сложившейся общности людей, объединенных единой культурой, языком, происхождением, историей и экономикой. Языком у казаков был русский, как это ни странно. Культура являлась неотъемлемой частью русской культуры. А исторически казаки и на Дону, и на Кубани являлись частью Российской империи, а чуть раньше — Московского царства. Экономически казачьи войска всегда обладали известной долей самостоятельности, но никогда не существовали автономно от российской экономики. Даже если мы вспомним такие известные предприятия казаков XVII века, как взятие Азова, мы помним, что самостоятельно взять они его смогли, но могли его самостоятельно удержать. Были вынуждены обращаться за помощью к правительству царя Алексея Михайловича. Таким образом, политической нацией казаки не являются. Это нонсенс — утверждать нечто подобное. Остается антропологический смысл термина “народ”, как крупной общности с единым кровным родством, с единым происхождением. Чтобы не растекаться “мыслью по древу”, обратимся к фундаментальному исследованию 2009 года, которое предприняли Кабашидзе и Насонова, называется “Антропология донских казаков”, вышла в Ростове-на-Дону. Там огромная выборка по исследованным образцам. И общий вывод, чтобы сократить пересказ книги, все могут ее прочитать, она есть в сети, такой: “Донские казаки плотью и кровью являются частью русского народа. В основе их физического статуса лежат морфологические характерстики, общие с населением юго-восточных зон Центральной России, указывая тем самым на направления генетических связей. Антропологическая история донских казаков подразумевает процессы смешения между разными исходными группами русских, возможно, адаптацию к новым природным и социальным условиям, а также незначительное включение южных и восточных элементов в возрастающей к югу пропорции…” То есть, казаки, это, что называется, медицинский факт, являются прямыми потомками выходцев из Великого княжества Рязанского и юго-восточных областей Великого княжества Московского. То есть, среднего течения Оки и верховьев Дона. И тут с точки зрения истории нет буквально ничего удивительного. Потому, что именно эти области России дали очень изрядный процент беженцев и переселенцев, которые спасались от постоянных набегов, от татарской угрозы. И от постоянно растущего беремени эксплуатации внутри самого государства. Естественно, в первую очередь это были крестьяне. Мы помним эти бесконечные стояния на Окском рубеже, стояния на засеках. Сначала на Оке, потом дальше, в районе Белгорода. Это то, что сформировало сам психологический уклад служилого Московского, а позже и Российского, дворянства. Это 200 лет дежурства в ожидании очередного татарского набега. Естественно, дворяне, обязанные военной службой, так или иначе находясь в вооруженных формированиях, могли сами себя защитить, это была их прямая обязанность. Но прикрыть этот гигантский, практически прозрачный, рубеж было невозможно на сто процентов. поэтому татары, из Крыма в первую очередь, регулярно прорывались за рубеж и угоняли людей в рабство. Ну, а обеспечивать службу дворян должны были крестьяне, которые трудились на полях и вынуждены были платить налоги. А растущее военное напряжение налоги повышало. То есть, социальный гнет увеличивался. Иногда выгоднее было убежать. Не по одиночке, а иногда целыми общинами. Куда они бежали? Бежали они как на север, в Новгородские земли, куда татары исторически не могли доехать. Так и на юг, на юго-восток. На Волку, на Дон, на Днепр, на Урал. Таким образом, они дали начало первым автономным группам переселенцев. Эти группы проживали на фронтире, то есть, на ничейной пограничной земле, где до них не могли дотянуться, например, царские фискалы. Где татары не устраивали облавной охоты потому, что эти земли настолько мало заселенные, что гораздо выгоднее поехать ближе к Москве, Туле, Белгороду и начать людскую ловлю именно там. Так вот. Необходимость самозащиты превратила их в самоорганизующиеся военные образования, что и стало основной чертой будущих казаков. То есть, регулярных военных поселенцев, обязанных службой на условиях владения земельными наделами. В феодальную эпоху их статус мало отличался от статуса дворянства, точно так же обязанного службой на условиях владения землей. Разница была кардинальная ровно в одном — в условиях владения данной землей. Казаки изначально выступали, как некий групповой субъект феодального права. То есть, землей владел не отдельный феодал, а групповой феодал. Например, казачий курень. Это несколько семей, которые объединялись воедино для самозащиты. Уже тогда, в феодальную эпоху, в XVII веке, наметилось… Даже в XVI веке, а в XVII веке это приобрело выраженное значение. Тогда наметилось расслоение этой самой группы на социальные страты. То есть, внутри казаков появляются землевладельцы, владельцы средства производства и беднейшая часть казачества. А также нищая часть казачества, которая вынуждена работать на чужих земельных наделах, зачастую используя чужие средства производства. То есть, казачья старшина начинает довольно сильно выделяться из общей казачьей массы. Что в Речи Посполитой в XVII веке, что в России в XVII-XVIII веках, казаки отстаивали чисто сословные привилегии. Добиваясь более выгодных условий владения землей и наиболее выгодных условий службы. В Польше казаки зачастую стремились перейти в реестр, в реестровое казачество. То есть, это не свободные казаки, а казаки, которые находятся на прямом жаловании у короны. Или другая тенденция. Они стремились обладать землей на равных условия со шляхтой, то есть, с дворянством. В России на Волге, на Яике (на Урале), на Дону казачество боролось против закрепощения крестьян. То есть, это или бедных казаков, которые жили крестьянским трудом, или крестьян, которые не являлись казаками, но жили на одной с ними территории. Против закрепощения крестьян, против налогового бремени шла борьба. Что, конечно, приобретало специфические, характерные для своего времени идеологические оформления, в первую очередь религиозные. Восстание Хмельницкого, восстание Разина, восстание Пугачева, никогда не имели ярко выраженного национального характера. Хотя и включали сопутствующие национальности в свою орбиту. Это была борьба разных слоев казачества и местного крестьянства, не включенного в казачество, за экономические права в первую очередь. После разделов Польши и упразднения Запорожского войска при Екатерине II в 1775 году чисто сословный характер казачества устанавливается законодательно. Казаки стали тем, кем они являлись изначально. Населением пограничных округов. Они стали военными поселенцами, которые должны были обеспечивать собственную боевую готовность за счет налоговых послаблений и обладания землей. Подчеркнем красным, ни в XVI, ни в XVII, ни в XVIII, ни, тем более, в XIX веках мы не найдем никаких качественных этнических, тем более национальных, черт казачества. Этого просто нет, какие источники вы ни поднимите. Крайней ошибкой было бы некритичное обращение к казакам, как к народу, чисто декларативное, некоторых исторических личностей. Как, например, “казачий народ”, “народ казаки”. Но когда мы читаем документы, нарративные источники XVII века, повествующие, например, о восстании Богдана Хмельницкого, было бы очень глупо ожидать, что Богдан Хмельницкий обладал современной философской подготовкой. Еще более глупо было бы ожидать, что он некие расхожие термины наполнял тем смыслом, каким наполняем их теперь мы. И в XVI, и в XVII, и в XVIII веках термин “народ”, чисто риторически, мог означать население вообще какой бы то ни было территории, простой, в смысле угнетенный народ, войсковых товарищей. А вовсе не этнос в современном смысле слова. Таким образом казачество исторически сложилось как сословие. Причем сословие, стратифицированное внутри себя на классы. То есть, оно не являлось монолитом. Как никогда не является полным монолитом любое общество, разделенное объективными экономическими интересами. То есть, даже о казаках, как о казаках вообще, говорить не приходится. Всегда нужно говорить, о каких конкретно казаках мы сейчас ведем речь. О казачьей старшине или о рядовых казаках. И тут же необходимо отчетливо понимать, что такое социальное явление как казачество имело место далеко не только на Дону или в Запорожье, например. Казак, это лично свободный человек, не имеющий средств производства и служащий на определенных условиях. Практически такой аналог батрака, пролетария. В разное время существовало более полутора десятков различных казачьих территориальных образований. Буквально по всем границам Российской империи, наверное, кроме севера. Помимо территориального казачества имело место городовое казачество в десятках населенных пунктов. То есть, люди, которые проживали в городе и обязаны были военной службой, в первую очередь в пехоте, этого самого города. Мы знаем и Белгородских казаков, и Пензенских казаков, которые именно городовые казаки, а не те казаки, которые имеют яркий отклик в обыденном сознании, как человека с саблей или шашкой на лихом коне. Нет, далеко не так. Параллельно с возникновением казачества шел обратный процесс. Процесс расказачивания. Причем началось оно задолго до того, как ужасные большевики появились на карте бытия. Началось оно при Иване III. В 1489 году он разгромил Вятскую вечевую республику, которая в общем являлась известным аналогом этих самых казаков. Причем вожаки этой республики были свезены в Москву и довольно жестоко казнены. При Михаиле Федоровиче и при Алексее Михайловиче данный процесс принял постоянные формы и не прекращался вплоть до правления Александра II, Александра III. В итоге остались лишь самые крупные, мощные казачьи территориальные образования. Это Кубань, Дон, Яик и Амур. Легко видеть границы. Наверное, кроме Урала. И вместе с расказачиванием сверху, путем правительственных указов, шло низовое саморасказачивание. Для беднейших казаков далеко не всегда имелась выгода и даже физическая возможность содержать за свой счет боевого коня, а то и двух, снаряжение. А также регулярные отъезды или на воинские сборы, или на те или иные военные предприятия, походы. Которые отвлекали рядового земледельца от сельскохозяйственных работ. Что могло повлечь за собой разорение и голодную смерть семьи или обатрачивание, что тоже было не очень приятно, я полагаю. Никогда не прекращался отток казаков в другие сословия: в крестьяне, в мещане, в купцы. То есть, если вдруг тебя призовут на военную службу в качестве рекрута, например, то там ты будешь на всем готовом, за государственный счет. Казак только тогда казак, когда он сам содержит себя как боевую единицу и отвечает за свое снаряжение и боеготовность. Это требует, как несложно догадаться, известных материальных ресурсов, которые не у всех были. И вот эти процессы очень показательны в рамках поднятого нами вопроса: “Является ли казачество народом?” Невозможно отменить существование народа приказом царя или президента, парламента. Точно также невозможно сказать, что: “Я с сегодняшнего дня больше не русский, не поляк, не англичанин…” То есть, сказать-то можно, но от этой декларации ты не перестанешь быть ни поляком, ни англичанином, ни русским. Потому, что со сменой паспорта твоя кровнородственная принадлежность не меняется. Может быть твои дети, в силу изменения культурной среды обитания, перестанут быть русскими, став, например, французами после того, как они родились и выросли во Франции. Но ты никогда не перестанешь быть русским или испанцем. Это данность, с которой ты родился. Невозможно выйти из состава народа. А если казаки выходили из казаков, значит, такого народа не было. Причем никакой эмиграцией это, как правило, не сопровождалось. Был казак и он на своем же месте из казачества вышел. Другое дело, что на Дону и на Кубани эти процессы не имели до определенного времени широкого всеобъемлющего размаха. Просто потому, что это очень плодородные земли и прокормиться самостоятельно было возможно. И налоговые льготы, которые правительство давало казакам, позволяли существовать на несколько более высоком уровне, чем рядовая масса крестьянства. Но совокупность процессов, которые происходили с казачеством, наглядно подтверждает, что казаки, это социальное явление, это сословие, а никакой не народ. Ни в смысле политической нации, ни в смысле антропологического этноса. И вот наступило 24 ноября, по новому стилю, 1917 года. Когда правительство новой республики отменило сословия как таковые. Как отживший феодальный пережиток. Сословий законодательно не стало. После этого не стало, в том числе, и казачьего сословия. Исчезли мещане, купцы, дворяне. И казаки законодательно исчезли тоже. То есть, сословия “казачество” больше не существовало. После этого о принадлежности к казакам можно говорить только в этнографическом смысле. В смысле самоидентификации потомков бывших казаков. Но вот с 1990-х внезапно, раз за разом, поднимается вопрос об особой казачьей народности. Причем, в основном, на Дону и на Кубани. Мы как-то не особенно слышим о народе Амурских казаков, о народе Уральских казаков. Хотя потомки Уральских казаков ничем не отличаются от потомков Кубанских казаков. Те же самые граждане России у которых были те или иные деты, прадеды. Я, например, являюсь по отцу потомком Уральских казаков, но я же не говорю, что я представитель отдельного народа. Это было бы, на мой взгляд, очень глупо. Но на Дону и на Кубани эти процессы приобрели широкий размах и известную постоянность. Впрочем, инициативы наших современных “казаков» далеко не новы. Подобные попытки предпринимались и ранее. Вот цитата: “Казаки! Помните, вы не русские, вы Казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки можем создать свою независимую от Москвы жизнь!” Это говорил атаман Краснов в Потсдаме, летом 1944 года. Потсдам, кто не знает, это в Германии. Тогда, в 1944 году, на территории Германии правил некто Адольф Алоизович Гитлер. Вот Петр Николаевич Краснов, предатель, который сначала со всей радостью сотрудничал с немецким правительством в обмен на военную помощь. Потом он же радостно лизал сапоги нацистов. За что потом был выловлен и заслуженно окончил свою жизнь на виселице. Собаке собачья смерть, как говорится. Одновременно на Кубани работал другой видный активист, атаман Вячеслав Григорьевич Науменко. Немного послужил в Управлении казачьих войск имперского министерства восточных оккупированных территорий Германии. Но в 1944 году, почуяв, что пора сливать воду, вовремя слинял в Италию, где сдался американцам. Которые его немножко поругали, подержали под домашним арестом. Но потом простили, отпустили. И он проживал в Нью-Йорке до 1979 года, до своей кончины. В Нью-Йорке он не бездельничал. В Нью-Йорке Науменко активно занимался пропагандой и распространением печатной продукции. В частности такого рода книг: “Великое предательство” под редакцией В.Г. Науменко, Всеславянское издательство, Нью-Йорк, 1962 год, страница 28. “К середине сентября 1942 года германские армии освободили от коммунизма всю восточную и южную часть Донского Войска, Кубанское Войско до предгорий Кавказа, Ставропольщину, часть Терского Войска и большую область калмыцких степей. Передовые отряды 1-й танковой армии достигли Каспийского моря в районах Состы и Яшкула. Вступление 11-го июля 1942 года германской армии на казачью территорию развернулось в последующие дни широким валом, который смыл с нее красную смерть. Это был животворящий вал. Следом за ним воскресало казачество. …В лучах наступившего дня пламенели алые околыши и лампасы. Засверкало серебро кавказского оружия, черкесок и седел. В церквах молились за погибших и в рассеянии сущих, …горячо просили Бога, чтобы даровал Он победу над сатанинской властью, вернул казачеству исконную свободу и помог навеки сохранить ее от любых узурпаторов. После рабочего дня отдыхали за чарой, вспоминали былое, мечтали о будущем, ладили песни”. Вот такая пастораль. Интересно, про казачью свободу, что имел в виду? Казаки были обязаны службой военной, о какой свободе вообще говорит этот шизофреник? Далее: “Казачья любовь к свободе, его трудолюбие, смекалка и отвага были достойно оценены командованием германских войск. По его приказу, казачеству оказывали помощь и содействие в восстановлении его бытия, возвращении законной собственности, разрешено вооружение и т.п. Ограбленное, полуистребленное коммунизмом казачество залечивало свои раны тяжелым трудом и вставало во весь богатырский рост… В 1942 г. казаки впервые за все годы своего рабства могли открыто и свободно праздновать свой войсковой праздник – день Покрова Пресвятой Богородицы…” Вот, вы просто вдумайтесь. А самое главное и характерное, что при губернаторе Ткачеве в Краснодарском крае фигура нациста Науменко вдруг сделалась не просто рукопожатной, а весьма популярной. Например, ему поставили мемориальную доску. В его родной станице под Славянском-на-Кубани. Где он охарактеризован, всего лишь, как талантливый военачальник и военный историк. Про его активную деятельность в формировании 15 Казачьего кавалерийского корпуса СС, организации осужденной Нюрнбергским трибуналом, почему-то на этой доске ни слова. Ровно как о сотрудничестве с Русской освободительной армией, другого подонка и предателя, генерала Власова. Если бы табличка на доме звучала так: “Талантливый военачальник, военный историк, предатель, коллаборационист, участник войск СС”. Вот тогда это была бы нормальная мемориальная табличка. Чтобы помнили, что здесь жил гад и враг народа, конченная мразь. Правда, в недавнее время доску суд постановил демонтировать. Не знаю, демонтировали или нет, но постановление такое точно было. Так вот, доску постановили демонтировать, а самого Ткачева переместили присматривать за центнерами с гектара. Где он, возможно, принесет куда большую пользу. Но все эти постановления, перемещения не поменяли самого главного. Дело Краснова, Науменко и Ткачева живет и продолжает здравствовать. Создаются казачьи дружины, которые несут дежурство почему-то наравне с полицейскими силами. Причем не в качестве добровольных народных дружин, которые еще с Советского времени известны, как имеющая право на существование и, иногда, эффективная инициатива. А именно на отдельной, казачьей, то есть, сословной основе. Что, откровенно говоря, в современном обществе не очень понятно зачем и как это допустимо вообще по закону. Создаются парамилитарные, а то и напрямую милитарные образования этих казаков. И вот, наконец, готовится новый закон о казачестве, где казаки, оказывается, названы отдельным от русских народом. Надо сказать, что и здесь господа наши современные “казаки” не являются первопроходцами. Дело в том, что Науменко и тому подобные граждане, как я уже говорил, за океаном не бездельничали. В частности, в 1959 году Конгресс США принял закон 8690 “О порабощенных народах”, который был подписан президентом Эйзенхауэром. Ну а формулировка “порабощенные народы” очень размытая. Нужно пояснение, что имеется в виду. А имеются в виду порабощенные народы, находящиеся под контролем коммунистических режимов. В числе прочих перечислены: Украина, Литва, Армения, Азербайджан, Грузия, Белоруссия, Идель-Урал, Туркестан. И, внимание, Казакия. А значит эта “Казакия” области в районе Дона, Кубани. Автор закона тоже примечательный. Это галицийский эмигрант Лев Добрянский, председатель украинского конгрессового комитета и преподаватель Джорджтаунского университета. Кстати, в числе его студентов была некто Кэтрин-Клер Чумаченко, которую мы теперь знаем, как Екатерину Михайловну Ющенко. Это первая леди оранжевого президента Виктора Ющенко. Который, наверное, до президента Порошенко был наиболее антирусским и проамерикански настроенным деятелем украинской политики высшего эшелона. Именно она, видимо, обеспечивала с 1993 года, после заключения законного брака, прямой выход Вити Ющенко на Госдеп США. И американские, видимо, спецслужбы. Она являлась и является одним из крупнейших пропагандистов бандеровских идей. Причем, как по ту сторону Атлантического океана, так и по эту, она эту деятельность ведет давно и последовательно. Необходимо понимать, если отвлечься от одиозной личности Кэтрин-Клер Чумаченко-Ющенко, что этот курс Эйзенхауэра, так называемый, на местечковый национализм в составе СССР уже привел к развалу этого самого СССР. Но на месте СССР осталась еще одна большая страна, по-прежнему самая большая в мире, Российская Федерация. И курс Эйзенхауэра остается более чем полезным инструментом в деле плодотворного международного сотрудничества. Потому, что мы страна большая, мы немножко не Украина, и болевых точек у нас гораздо больше. У нас этносов внутри страны живет гораздо больше. И педалирование этнической самости является готовой бомбой для раскола по этим самым псевдоэтническим границам. А о том, что такая работа ведется и будет вестись говорит то, что еще в 2008 году президент Джордж Буш младший обозначил, что закон 8690 более чем актуален. Так как тоталитарные деспотические режимы сохраняются по сей день в таких странах, как Бирма, Куба, Иран, Северная Корея, Судан, Сирия, Зимбабве и Россия. В такой славной компании мы выступаем. И заметьте, это 2008 год. Еще не было, так называемой, “русской весны”, ни возвращения Крыма в состав России. Ничего этого не было, но с записью Российской Федерации в “ось зла” все было в полном порядке, ее записали. И вот нам готовят еще одну националистическую бомбу. Заметьте, чисто националистическую. В виде, так называемой, незалежной “Казакии”. Внутри которой постепенно создаются атрибуты этой самой независимости. Начиная с вооруженных сил, состоящих из каких-то отдельных казаков. На отдельном, повторюсь, сословном принципе. Причем готовят эту бомбу давно и последовательно. Привлечены старые испытанные инструменты, вроде закона 8690, 1959 года выпуска, и опытные специалисты, поднаторевшие в этом деле. Ну, а наша страна, что удивительно, активно им помогает, пропуская законы, подобные закону о казачестве, который трактует его как самостоятельный народ. Кстати, в предыдущем законе о казачестве, если не ошибаюсь, 2007 года, такого нет, но он тоже очень странный с юридической точки зрения. Да и с точки зрения полезности для страны тоже очень странный. Но на этом не остановились, пошли дальше. Новый закон о казачестве, где казаки трактуются как самостоятельный народ, чего никогда не было в истории вообще. Это нонсенс, современный новодел, придумка. Кремль или закрывает глаза на деятельность таких персонажей, как Ткачев, Долуда и компания, или не понимает последствий их деятельности. И то, и другое одинаково прискорбно. А наши законотворцы и, так называемые, юристы активно льют воду на мельницу этих персонажей. Включая казаков, например, в реестр, так называемых, репрессированных народов. То есть, мы, до всяких законов о казачестве в новом издании, уже признали казаков репрессированным народом. Граждане юристы, когда вы издаете некие законы, вы в состоянии дать определение, что такое народ? Это основа юридической практики. Я не юрист, но такие вещи я понимаю очень хорошо. Основа юридической практики в том, чтобы точно понимать о чем ты говоришь и о чем ты пишешь. Если вы называете казаков народом, тогда определите, что, по-вашему, является народом. Почему казаки, бывшие только сословием во всей истории России, потом переставшие быть, как таковые, вообще, только в виде этнографической памяти, стали у вас народом? Вы в своем уме, когда издаете такие законы? Или, может быть, это целенаправленная диверсия? Хотелось быт разобраться, вы дураки и не понимаете, что делаете, или вы прямые враги, которые придумывают такие вещи. Это вопрос большой. И вот в Земельный кодекс Российской Федерации уже внесены изменения, по которым каждое районное казачье общество может без торгов получать до 300-500 гектар земли. И вот на Кубани это псевдоказачье псевдовойско уже получило, по заявлениям Долуды, более 14 тысяч гектар. В школах создаются специальные казачьи классы, которых по всему Краснодарскому краю функционирует уже более трех с половиной тысяч. И семь специальных казачьих кадетских корпусов, где молодым людям с девственным сознанием, это самое девственное сознание будут засорять, так называемой, “казацкой самостийностью”, сообщая им, что они на самом деле не русские, что они казаки. И засорять будут в промышленных масштабах. Вроде бы ничего страшного, ну, вот такая этнографическая забава. Это не забава. Ровно на этом принципе разваливали Советский Союз. Ровно на этом принципе националистическом на Украине случился государственный переворот, вылившийся в установление профашистской хунты и в гражданскую войну, которая полыхает уже четвертый год, товарищи. Это время, за которое у нас кончилась Гражданская война 1918-1922 годов. А тут у нас окончанием гражданской войны и не пахнет. И все это находится у нас на южной, юго-западной границе. Я повторюсь, что мы больше Украины. И болевых точек у нас больше просто в силу того, что у нас проживает больше этносов. И тут мы создаем еще один псевдоэтнос всеми силами. Я уж не знаю, по скудоумию ли, или по прямому злому умыслу. А может, одно и другое вместе взятое. К сожалению одно другого не исключает. И где создается этот новый псевдоэтнос? Он создается на границе с Кавказом. Эта территория, мягко говоря, проблемная еще с XVIII века. И она до сих пор остается проблемной, хотя, вроде бы, все тихо и мирно. Усилиями губернатора Ткачева, который правил Краснодарским краем 15 лет, с национализмом и распрями на национальной почве там все в порядке. Нужна искра, чтобы устроить побоище между казаками и кавказцами. Это закончиться может чем угодно. Чем угодно вообще. Любая серьезно подготовленная провокация может развязать бойню у нас на границе с Кавказом, в Краснодарском крае и на Кавказе. Это уже было один раз. Даже два. И может случиться снова, для чего предпринимаются все усилия как с той стороны, так, оказывается, и у нас изнутри. Что такое Кавказ? Что такое Краснодарский край? Краснодарский край, это буквально линия разлома. Не факт, что так будет, но это одна из перспективных точек, по которой можно расчленять Российскую Федерацию. Что такие попытки будут предприняты и уже предпринимаются, никаких сомнений нет. Ну, а мы им активно помогаем, придумывая на своей территории новый, никогда не существовавший народ. Что могу сказать? “Верной” дорогой идем. Так “победим”. А на сегодня все. Всем привет.

Новая Испанская Империя (исп. Nuevo Imperio Español) — совокупность территорий и колоний, которые находились под прямым управлением Испании в Европе, Америке, Африке, Азии и Океании. Испанская империя на вершине своего могущества была одной из крупнейших империй в мировой истории. Её создание связано с началом эпохи Великих географических открытий, в ходе которых она стала одной из первых колониальных империй.

Предыстория Править

В момент смерти Филиппа IV его сыну Карлу II было всего четыре года, поэтому его мать Марианна Австрийская стала регентом. Это привело к тому, что реальная власть сосредоточилась в руках её вали́до австрийского иезуита отца Нитгарда, который в сентябре 1666 года был назначен на должность Великого Инквизитора.

Позже, когда молодой Карл II только-только достиг совершеннолетия, он вместе со своим братом — незаконнорождённым сыном Филиппа IV доном Хуаном Австрийским организуют перевороты в 1677 году, вследствие которого Нитгарда и Валенсуэлу устраняют от власти, однако мать Карла — Марианна Австрийская, так и остаётся на престоле, а затем организует убийство Хуана.

После свершения революции в том-же 1677 году, к власти приходит Карл II, организовавший новое правительство, переработавший политику Испании и обновивший армию и флот. С этого момента Новая Испанская Империя стала полноценным существующим государством.

Правление Карла II Править

Восхождение Карла II на трон Испанской Империи ознаменовало новую эру в государстве. За месяц с лишним правления молодой император успел провести целую гору различных реформ, а также реабилитировать ранее ослабшую и раздробленную Испанскую армию, превратив её в Военный корпус Испанской Империи.

Вот список некоторых реформ:

  • По указу Карла II Испанское крыло Тамплиеров было распущено и объявлено вне закона, ему на замену пришла Испанская военная полиция, организация занимающаяся по сути обязанностью обычной стражи, за исключением того что военная полиция также имена право вмешиваться в государственные расследования.
  • Также была распущена Испанско-Французская Торговая кампания, по причине сильной неприязни Карла II к Франции, взамен была создана новая Испанско-Голландская Торговая кампания.
  • Также был издан указ разрешающий восстановить Испанское Братство Ассасинов, которым на данный момент руководят ученики Поньо — Братья-близнецы Аидэмон и Демасто.
  • Была упразднена (убрана) должность Великого Инквизитора, теперь обязанности этого чина лежат непосредственно на императоре
  • Королевский Испанский совет был полностью переизбран и переименован в Испанский Императорский совет
  • Также была полностью была пересмотрена военная политика флота Испании, отныне флот полностью переходил под контроль адмиралов и иногда фельдмаршалов, хотя при этом основные приказы передавались через них от самого Карла II
  • Налоговая система также была координально переработана и затем упрощена, налоги также были снижены, так как основной доход шёл через торговлю со странами-союзниками.

Как можно понять по списку самых основных реформ, Карл II думал в первую очередь о том чтобы искоренить Тамплиеров из Испании, а также восстановить армию, флот и политическую составляющую. Не менее важным для Карла было заключение торгового соглашения и союза со странами-союзниками Испании — Британией, Римской Империей, Пруссией и Датско-Норвежской унией, так как из-за снижения налогов, требовался дополнительный доход.

Если обобщить всю информацию о правлении Карла II, можно сделать вывод что Карла II в первую очередь заботили благополучие и безопасность страны, а также улучшение состояния её казны. Захват новых территорий и подчинение малых герцогств волновало молодого Габсбурга в последнюю очередь, ибо нужно было нормализовать состояние уже имеющихся территорий, вместо того чтобы захватывать новые и переносить туда кризис.

Военный корпус Новой Испании Править

Пехотинец Новой Испании

После крупной военной реформы Карла II, Испанское крыло ордена Тамплиеров было подчистую вычищено, а все его члены были объявлены вне закона и изгнаны с земель великой Испании. На замену им пришёл новый Военный корпус Новой Испанской Империи (сокр. ВкНИИ).

Дизайн солдат ВкНИИ координально изменился по сравнению с Тамплиерским внешним видом пехоты. На замену длинным жёлтым камзолам и изысканным золотистым сюртукам, пришли более удобные и практичные чёрно-серебряные шинели, зачастую перетянутые толстым кожаным ремнём. Опытные пехотинцы, входящие в «элитные полки» носили на шее голубые тканевые галстуки. Также вместо неудобных для ношения лакированных треуголок, пехотинцы ВкНИИ стали носить простенькие, но зато удобные кепки или фуражки. При особых погодных условиях прилагалось дополнительное снаряжение.

  • Во время дождя пехотинцы носили специальные противодождевые накидки с капюшонами (иногда без)
  • Во время снежной погоды, шинели сменялись короткими шубами с длинным рукавом, а вместо обычных ботинок, были длинные меховые сапоги.

Также у каждого из пехотинцев обязательно имелся в наличии большой походный рюкзак, сумка, или на крайняк мешок.

Вооружение испанских солдат не шибко сильно отличалось от вооружения других среднестатистических армий — длинные гладкоствольные мушкеты, сабли, и иногда на рюкзаках висели запасные карабины (само-собой в комплекте шли патроны).

Императорские полки Править

Солдат Императорского Полка

Данный вид войск является самым популярным среди дворян и приближённых императора Карла. В него набираются только самые опытные солдаты, которые затем проходят дополнительные тренировки и особую диету. После данных процедур, таких людей собирали в отдельные полки по 500 — 1000 человек, которые затем шли во время сражений в первых рядах. Их мастерство может позволить полкам побеждать даже в самых неравных боях, самый яркий пример — Филиппов полк, отличившийся своей блестящей победой в сражении за Филиппову впадину.

Форма пехотинцев императорской гвардии представляла собой чёрный мундир с белыми лацканами и клапанами обшлагов, красными обшлагами и отворотами фалд. На плечах гвардейские гренадеры носили красные шерстяные эполеты, а на голове – меховую медвежью шапку с налобной медной бляхой, красным затылочным донцем и красным султаном (парадная форма) или легкую шляпу-двууголку (повседневная форма). Под мундиром гренадер носил белый жилет и белые кюлоты (короткие штаны), ноги защищали гамаши (летом – белого цвета, зимой – черного). Походная форма представляла собой однобортный чёрный сюртук без лацканов и обшлагов.

Вооружались пехотинцы великой гвардии Императора длинными многозарядными винтовками с расширенными дулами, заряжаемые эллипсообразными кремневыми пулями, или же стреляющими дробью короткоствольными карабинами. Для ближнего боя использовались короткие одноручные изогнутые сабли.

Список колоний Править

В настоящем списке представлены все территории мира, находящиеся в колониальной зависимости от Испании на момент 1677-78 годов.

В Центральной и Южной Америке Править

  • Ви́це-короле́вство Но́вая Испа́ния (исп. Virreinato de Nueva España) — испанская колония в Северной Америке, существующая с 1535 года. Столица располагается в Мехико.
  • Вице-королевство Перу (исп. El Virreinato del Perú) — представляло собой территориальную единицу, входившую в состав испанской колониальной империи. Было учреждено королевской грамотой Карла I Габсбурга, подписанной в Барселоне 20 ноября 1542 года, после завоевания Перу конкистадорами во главе с Франсиско Писарро. Основу территории составили области Новая Кастилия и Новый Толедо. В мае 1544 года в Лиму прибыл первый вице-король Бласко Нуньес Вела.
  • Гватема́ла (исп. Guatemala), Респу́блика Гватема́ла (исп. República de Guatemala) — Зависимое Испанское государство в Центральной Америке.
  • Санто-Доминго — Санто-Доминго является старейшим постоянным населённым пунктом Америки, основанным европейцами (в данном случае Испанцами). В XVI веке этот город стал столицей всех испанских колоний Нового Света, здесь размещалась и резиденция испанского короля (ныне Императора Карла II). Однако после того как испанцы захватили Перу и Мексику, островные колониальные владения, в том числе и Гаити, утратили своё прежнее значение для колонизаторов.
  • Испанская Флорида (исп. La Florida) — колония Испании на полуострове Флорида и прилегающих территориях. Колония существует с начала XVI века.
  • Чи́ли (исп. Chile) — В 1535-50 годах испанские конкистадоры завоевали побережье Чили примерно до 40° ю. ш. и основали несколько крупных городов: Сантьяго, Нуэва-Эстремадура, Консепсьон, Вальдивия. Северные районы, население которых привыкло подчиняться инкам, испанцы покорили легко. В районах проживания мапуче продвижение испанцев на юг сопровождалось боевыми действиями.
  • Венесуэла — В 1520 году было заложено первое испанское поселение в Венесуэле и вообще в Южной Америке — Кумана. В период 1528—1546 годов на территории Венесуэлы была образована немецкая колония Кляйн-Венедиг, в качестве обеспечения долгов короля Испании Карла I перед банкирским домом Вельзеров из Аугсбурга.
  • Юката́н (исп. Yucatán) — полуостров в Центральной Америке, отделяющий Мексиканский залив от Карибского моря. Покорён Испанскими конкистадорами в 1540 году. Столицей новой провинции испанцы сделали древний город Тихоо, переименованный в Мериду.
  • Генерал-капитанство Куба (исп. Capitanía General de Cuba) — административная единица в составе Испанской империи, созданная в 1607 году, как часть мероприятий Габсбургской Испании, которые включали в себя также создание генерал-капитанств в Пуэрто-Рико (1580), Гватемале (1609) и на Юкатане (1617), по улучшению обороны Карибского региона против иностранных держав.
  • Пуэ́рто-Ри́ко (исп. Puerto Rico — «богатый порт») — Колонизация острова испанцами началась в 1508 г., когда из Санто-Доминго (остров Гаити) прибыл с отрядом конкистадоров Хуан Понсе де Леон (исп. Juan Ponce de León), который основал город Капарра и стал первым губернатором острова. Капарра, административный центр острова, был перенесён в 1521 г. на новое, более удобное место, — небольшой остров у побережья, получив новое название — Пуэрто-Рико («богатый порт», в переводе с испанского).

В Азии Править

  • Генерал-капита́нство Филиппины (исп. Capitanía General de las Filipinas) — административная единица Испанской империи, существовавшая в 1574—1898 годах.

В Океании Править

  • Испанская Ост-Индия (исп. Indias Orientales Españolas) — термин, используемый для обозначения испанских колоний в азиатско-тихоокеанском регионе. С 1565 по 1821 годы они являлись частью вице-королевства Новая Испания и управлялись из Мехико;
  • Территория Гуа́м (англ. Territory of Guam) — остров в западной части Тихого океана, Гуам был объявлен колонией Испании в 1565 году. С 1600 года остров использовался испанскими галеонами, следовавшими из Мексики на Филиппины, для отдыха команд и пополнения провианта. В результате началось физическое смешение аборигенов-чаморро с испанцами, а также мексиканцами и филиппинцами, входившими в состав команд испанских галеонов.

В Африке Править

  • Кана́рские острова́ (исп. Las Islas Canarias) — архипелаг из семи островов вулканического происхождения в Атлантическом океане, недалеко от северо-западного побережья Африки (Марокко и Западная Сахара). В декабре 1495 испанцы полностью завладели архипелагом.

Территории, принадлежавшие Испании в Европе Править

  • Неаполита́нское короле́вство (итал. regno di Napoli, рус. дореф. царство Неаполитанское) — государство в Южной Италии существующее с XII века.
  • Сарди́ния (итал. Sardegna , сард. Sardigna ) — остров в Средиземном море, расположенный к западу от Апеннинского полуострова между Сицилией и Корсикой, является вторым по величине островом Средиземного моря. С 1326 года Сардиния под властью Арагонской династии; позднее принадлежала Испании.
  • Сици́лия (итал. и сиц. Sicilia ) — в 1282—1302 на острове утвердились короли Арагона, и с тех пор принадлежит напрямую Испании.
  • Миланское герцогство — С 1535 по 1706 годы Миланское герцогство управлялось испанскими губернаторами (причём герцогский титул, начиная с Филиппа II, удерживали за собой испанские монархи). В 1545 году из его состава в пользу Святого Престола, поддержавшего в минувшем конфликте Карла V, было выделено герцогство Пармское.
  • Область Президий, Государство Президий; полное название: Государство королевских Президий (исп. Estado de los Reales Presidios) — квазигосударственное образование, созданное в 1557 году Филиппом II Испанским на части территории упраздненной Сиенской республики.
  • Франш-Конте́ — историческая область и бывший регион Франции, объединявший четыре департамента — Ду, Юра, Верхнюю Сону и Территорию Бельфор. С 1477 года областью завладели Габсбурги. В 1558 году при разделе Габсбургской державы Франш-Конте отошло к Испанской ветви династии, но формально продолжалось считаться частью Священной Римской империи. В 1674 году французские войска снова заняли Франш-Конте, и область отошла к Франции по условиям Нимвегенского мира 1678 года. Исключение составило княжество Монбельяр на северо-востоке;
  • Нижние Земли, также Нижние Земли у моря (нидерл. Nederlanden, фр. Pays-Bas) — низменность на северо-западе континентальной Европы, в бассейне рек Рейн, Маас и Шельда, примыкающая к Северному морю. Именно данный регион стал центральной причиной войны между Голландской и Французской коалициями.
  • Вели́кое Ге́рцогство Люксембу́рг (люксемб. Groussherzogtum Lëtzebuerg, фр. Grand-Duché de Luxembourg, нем. Großherzogtum Luxemburg) — В 1477 году Люксембург перешёл к династии Габсбургов, а в ходе раздела империи Карла V территория оказалась во власти Испании.
  • Португа́лия (порт. Portugal, , мирандск. Pertual) — самое западное государство в континентальной Европе, расположенное в юго-западной части Пиренейского полуострова. С XV в., начиная с времён правления Жуана I из Ависской династии, началась колониальная экспансия Португалии; наивысшего расцвета португальская колониальная империя достигла в 1-й половине XVI в. В 1580 году умирает король Энрике, и португальский трон переходит в руки испанского короля Филиппа II Габсбурга. До 1640 года Португалия была в личной унии с Испанией. После 1640 года Португалия окончательно присоединилась к Испании.

Арагон Править

Араго́н (араг. и исп. Aragón , кат. Aragó ) — испанское автономное сообщество. Расположено на севере Испании и граничит с Францией и автономными сообществами Кастилия-Ла-Манча, Кастилия-Леон, Каталония, Риоха, Наварра и Валенсия. Днём Арагона является 23 апреля — день Святого Георгия (исп. San Jorge), покровителя региона.

В 1035 Арагон стал самостоятельным королевством. В 1118 король Альфонсо I отвоевал Сарагосу, ставшую столицей Арагона, и расширил границы государства за реку Эбро. В 1137 с Арагоном на основе личной унии было объединено Барселонское графство; затем в Арагон были включены и другие земли Каталонии, королями Арагона стали графы Барселонские. В 1172 было присоединено графство Руссильон, в 1229—1235 отвоёваны у мавров Балеарские острова (где в 1276 образовалось суверенное королевство Мальорка, вновь завоёванное Арагоном в 1344—1349), в 1238 — Валенсия. В 1282—1302 короли Арагона утвердились в Сицилии, в 1326 — на Сардинии, в 1442 за счёт унии — в Неаполитанском королевстве.

В составе королевства Арагон наиболее экономически развитыми были Каталония и Валенсия, сохранявшие значительную самостоятельность (свои кортесы, законодательство и управление); собственно Арагон был одной из наиболее экономически отсталых областей; тем не менее, политическое господство принадлежало Арагону, сильная сплочённая знать которого обеспечила себе огромные привилегии в эксплуатации населения как Арагона, так и подвластных ему земель. Сарагосские кортесы 1281 года юридически закрепили тяжёлые формы крепостной зависимости крестьян. В XIII—XIV вв. крепостное право в Арагоне и Каталонии усилилось (в Арагоне сохранялось до XVII в., в отличие от Каталонии, где было уничтожено в 1486). Политика арагонских королей определялась кортесами (появившимися в Арагоне в 1071), отражавшими интересы высшей знати. «Генеральная привилегия» Педро III (1276—1285) в 1283 и «Привилегия унии» Альфонса III (1285—1291) в 1287 предоставили знати право защищать свои вольности с оружием в руках (вплоть до низложения короля). Отменой «Привилегии унии» в середине XIV в. вмешательство знати в управление государством было несколько ограничено; однако власть феодалов над крестьянами была полностью сохранена.

Брак Фернандо II Арагонского с Исабель I Кастильской, заключённый в 1469 году в Вальядолиде, позднее привёл к объединению обоих королевств с помощью унии.

С 1677 году между Королевством Арагон и Новой Испанской Империей заключён пакт о вассализации Арагона Испанией.