Сказание о мамаевом побоище

Сказание о Мамаевом побоище

Начало повести о том, как даровал бог победу государю великому князю Дмитрию Ивановичу за Доном над поганым Мамаем и как молитвами пречистой богородицы и русских чудотворцев православное христианство — Русскую землю бог возвысил, а безбожных агарян посрамил.

Князь восточной страны Мамай, язычник и злой преследователь христиан, решает по наущению дьявола идти на Русскую землю. Князь Олег Рязанский, ставленник Мамая, и князь Ольгерд Литовский, также присягавший Мамаю, узнав об этом, отправляют к Мамаю послов с богатыми дарами и заявляют о своей готовности присоединиться к его войску, ибо они надеются, что Мамай отдаст Ольгерду Москву и близлежащие города, а Олегу Рязанскому Коломну, Владимир и Муром. Олег и Ольгерд уверены в том, что князь Дмитрий Иванович Московский не решится выступить против Мамая и убежит из Москвы, оставив свои земли неприятелю. Прослышав о том, что Мамай с бесчисленным войском надвигается на Русь, князь Дмитрий посылает в Боровск за своим братом, князем Владимиром Андреевичем, а также за всеми русскими князьями, воеводами и служилыми людьми. Князь Дмитрий рассказывает митрополиту Киприану, что ни в чём не провинился перед Мамаем и выплатил ему дань, как следовало по уговору и даже сверх того. Киприан же советует князю смириться и послать Мамаю столько золота, сколько есть, а если Мамай и после этого пойдёт на Русь войной, то его поразит сам Господь, который дерзким противится, а смиренным помогает.

Продолжение после рекламы:

Князь Дмитрий слушается совета и посылает навстречу Мамаю Захария Тютчева, дав ему много золота. Однако Захарий, добравшись до Рязани, узнаёт, что князья Олег Рязанский и Ольгерд Литовский присоединились к Мамаю, и тайно посылает к Дмитрию гонца с этой вестью. Князь сообщает обо всём митрополиту Киприану и призывает к себе на службу воинов со всей Русской земли, чтобы они прибыли в Коломну на Успение святой Богородицы. Сам же князь Дмитрий вместе с братом и всеми русскими князьями отправляется к живоначальной Троице, к своему духовному отцу преподобному старцу Сергию. Тот окропляет его водой, освящённой с мощей святых мучеников Флора и Лавра, и говорит ему так, чтобы никто не слышал, что князь победит врага. По просьбе князя игумен Сергий даёт ему двух воинов из монашеской братии — Александра Пересвета и Андрея Ослябю.

Брифли существует благодаря рекламе:

Князь возвращается в Москву и, представ перед митрополитом Киприаном, тайно сообщает ему, что старец Сергий предрёк ему победу над врагом и благословил всё православное воинство. Благословив князя на поход против татар, митрополит посылает богосвященный собор с крестами, святыми иконами и освящённой водой во Фроловские, Никольские и Константино-Еленинские ворота, чтобы каждый воин вышел из них благословенным и окроплённым святой водой.

Добравшись до Коломны, князь распределяет полки, назначает им воевод и, взяв благословение от архиепископа коломенского Геронтия, переходит через Оку со всем войском, в молитве призывая на помощь своих родственников, святых страстотерпцев Бориса и Глеба. Князья же Олег Рязанский и Ольгерд Литовский, узнав о том, что князь Дмитрий с большим войском идёт к Дону против Мамая, начинают сомневаться в успехе похода Мамая: они не спешат присоединиться к его войску и выжидают исхода сражения. В то же время князья Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский, Ольгердовичи, нелюбимые своим отцом из-за их мачехи и принявшие святое крещение, узнают о том, что татары идут на Русь и решают присоединиться к православному воинству князя Дмитрия.

Князь, возрадовавшись, посылает в Москву митрополиту Киприану весть о том, что Ольгердовичи пришли к нему со своими войсками, а отца своего оставили. Князь Дмитрий советуется с братом Владимиром и с Ольгердовичами, переходить ли ему Дон или нет. Те убеждают его, что если он хочет твёрдого войска, то необходимо перейти Дон, ибо тогда ни у кого не будет мысли об отступлении. Русское войско переправляется через Дон, а разведчики сообщают, что татары уже близко и знают о том, что князь Дмитрий собрал против них большие силы. Князь ездит по полкам с воеводами и призывает воинов постоять за Русь и православную веру, не щадя жизни.

В ночь светоносного праздника Рождества пресвятой Богородицы Фома Кацибей, разбойник, которого князь Дмитрий за мужество отличил и поставил на реке Чурове для охраны от татар, удостаивается дивного видения. Бог, желая исправить Фому, показывает ему, как с востока движется большое облако, словно какие-то войска идут на запад, а с юга приходят двое юношей в светлых багряницах, с сияющими ликами и держат в руках острые мечи. Юноши грозно требуют ответа от предводителей войска, спрашивая их, кто позволил им нападать на их отечество, и всех их рубят мечами, так что ни один недруг не спасается. Фома наутро рассказывает о своём видении князю и с тех пор становится благоразумным и верует в Бога.

Князь Дмитрий отсылает своего брата князя Владимира вместе с Дмитрием Волынцем вверх по Дону в дубраву, чтобы они затаились там со своими полками. А в восьмой день сентября, в праздник Рождества пресвятой Богородицы, на рассвете, оба войска, русское и татарское, встают друг против друга на поле Куликовом. Земля страшно стонет, предрекая грозу, и поле Куликово прогибается, а реки выступают из берегов, ибо никогда не было в том месте такого несметного числа людей. Посланник от преподобного старца Сергия передаёт князю грамоты с благословением и хлебец пречистой Богородицы, и князь громогласно возносит молитву ко святой Троице и к Богородице и просит их помощи и заступничества. Потом князь, вопреки всем уговорам, садится на коня и встаёт впереди своих ратников, чтобы биться в первых рядах. На ступает третий час дня.

Из татарского войска выезжает злой печенег пяти сажен ростом, а с русской стороны, по велению игумена Сергия, выходит монах Александр Пересвет, вооружённый схимой. Они бросаются друг на друга, ударяются копьями и оба падают с коней замертво. Князь Дмитрий призывает своих воинов показать свою храбрость, и оба войска сходятся и начинается битва.

В седьмом часу татары начинают одолевать. Князь Владимир, затаившийся со своими воинами в дубраве, порывается выйти брату на подмогу, но Дмитрий Волынец удерживает его, говоря, что ещё не время. Когда же наступает восьмой час, их свежие силы нападают на татар, и те не выдерживают натиска и бегут с поля боя. Мамай призывает своих богов: Перуна, Салавата, Раклия, Хорса и своего пособника Магомета, но нет ему от них помощи. Он убегает, и ему удаётся уйти от погони.

Реклама:

Так победил татар князь Дмитрий милостью Бога и пречистой Божьей матери и помощью святых Бориса и Глеба, которых видел Фома Кацибей. Князя Дмитрия находят в дубраве, избитого и израненного, и он повелевает воинам похоронить товарищей, чтобы тела христианские не стали добычей диких зверей.

Русское войско стоит на поле брани восемь дней, пока воины хоронят своих ближних. А Мамай возвращается в свою землю, собирает оставшиеся силы и хочет снова идти на Русь войной, но узнаёт, что царь Тохтамыш с востока идёт на него. Тохтамыш разбивает войско Мамая на Калке, Мамай убегает в Кафу, утаив своё имя, но его опознают и убивают. Ольгерд, прослышав о славной победе князя Дмитрия, со стыдом возвращается в свои владения. Олег Рязанский, боясь, что князь Дмитрий пошлёт на него своё войско, убегает из своей вотчины, а когда рязанцы бьют челом великому князю, тот сажает в Рязани своих наместников.

Related posts:

  1. Краткое содержание “Сказания о Соломоне и Китоврасе” Библейскому царю Соломону, строящему “Святое Святых” (знаменитый Иерусалимский храм), понадобились советы Китовраса (Китоврас – мифическое существо, скорее всего Кентавр). На поимку Китовраса, живущего “в дальней пустыне”, Соломон посылает своего “первого боярина”, снабжая его хитрым планом, благодаря которому Китовраса и ловят: боярин наливает в два колодца вина, а в третий – мед, надеясь, что с захмелевшим …
  2. Краткое содержание трагедии Озерова “Димитрий Донской” В шатре Димитрия, великого князя Московского, – военный совет. Князь призывает сразиться с татарами: сейчас, когда Кирчакская Орда распалась и ханы борются за власть, объединенные русские войска смогут одолеть Мамая, который идет на них войной. Димитрий уверен в том, что Мамай усомнился в успехе своего похода, как только узнал, что объединенные силы русских перешли Дон. …
  3. Биография Дмитрия Донского Дмитрий I Иванович Донской – великий князь Московский и Владимирский. Свое прозвище получил после победы в Куликовской битве. Ранние годы Родился Дмитрий 12 октября 1350 года в Москве. В 1359 году, когда умер его отец, в биографии Дмитрия Донского появился опекун и наставник – митрополит Алексий. С ним Дмитрий советовался в политических делах. Кроме того, …
  4. Краткое изложение былины из дренерусской литературы “Задонщина” 8 сентября 1380 года объединенное русское войско под предводительством московского князя Дмитрия Ивановича разбило на поле Куликовом монголо-татарские полчища Мамая. “Задонщина” создана в конце XIV или в начале XVI века брянским боярином Софонием, ставшим позднее священником в Рязани. Автор использовал здесь летописную повесть, устные народные предания о Куликовской битве и “Слово о полку Игореве”. Произведение …
  5. Краткое содержание “Жития Александра Невского” Ы Князь Александр был сыном великого князя Ярослава. Его мать звали Феодосией. Ростом Александр был выше других, голос у него был как труба, а лицо – прекрасно. Он был сильным, мудрым и храбрым. Знатный человек из Западной страны по имени Андреяш специально пришел посмотреть на князя Александра. Вернувшись к своим, Андреяш говорил, что не встречал …
  6. Краткое содержание “Песнь о вещем Олеге” Пушкина А. С Как ныне сбирается вещий Олег Отмстить неразумным хозарам: Их села и нивы за буйный набег Обрек он мечам и пожарам; С дружиной своей, в цареградской броне, Князь по полю едет на верном коне. Навстречу ему из темного леса выходит кудесник. Олег спрашивает у него о своем будущем: И скоро ль, на радость соседей-врагов, Могильной засыплюсь …
  7. Кратко Ледовое побоище 1242 года для детей 5 апреля 1242 году на Чудском озере произошло сражение между войском Александра Невского и рыцарями Ливонского ордена. Впоследствии эту битву стали называть “Ледовое побоище”. Рыцарями командовал полководец Андреас Фон Фельфен. Численность его армии составляла 10 тысяч воинов. Русскую армию возглавил полководец Александр Невский, получивший свое прозвище, благодаря победе на Неве, тем самым вернул русскому народу …
  8. Летописные сказания “О Княгине Ольге”, “О крещении Руси князем Владимиром” Цель: ознакомить учеников с содержанием летописей; совершенствовать умение выразительно читать, детально и сжато пересказывать содержание прочитанного; учить анализировать действия и поступки героев произведения, выделять черты их характера; развивать у учеников любознательность, связную устную речь, умение строить логические заключения; воспитывать уважение к нашим предкам, их мудрости, благородству, смелости и верности. Оборудование: Иллюстрации памяток давней архитектуры, художественных …
  9. Краткое содержание Александр Сергеевич Даргомыжский. Русалка РУСАЛКА Опера в четырех актах (шести картинах) Либретто А. С. Даргомыжского Действующие лица: Князь Княгиня Мельник Наташа, его дочь, потом Русалка Ольга, сирота, преданная княгине Сват Русалочка, 12 лет Тенор Меццо сопрано Бас Сопрано Сопрано Баритон Без пения Бояре, боярыни, охотники, крестьяне, крестьянки и русалки. СЮЖЕТ На берегу Днепра живет старый Мельник с дочерью Наташей. …
  10. Краткое содержание былины “Данила Ловчанин” Ы У князя Владимира идет пир горой. Князья, бояре и богатыри, всласть наевшись и напившись, похваляются друг перед другом: одни – богатством, другие – силой, купцы – товарами, бояре – поместьями и вотчинами. Не хвалится один только Данила Денисьевич. Князь Владимир спрашивает его, не потому ли он молчит, что нечем ему похвалиться? Данила Денисьевич отвечает, …
  11. СКАЗАНИЯ О КОНЦЕ НОВГОРОДА Когда потеря Новгородом своей независимости стала совершившимся фактом, в новгородской литературе появляются задним числом повести и сказания на тему о конечной судьбе Новгорода. В них большей частью покорение Новгорода Москвой объясняется тяжкими прегрешениями и нечестивыми поступками новгородцев. В новгородскую летопись под 1045 г. внесен следующий рассказ об иконе спаса, написанной греческими иконописцами в церкви Софии, …
  12. Краткое содержание стихотворения Толстого “Василий Шибанов” Ы Князь Андрей Курбский сбегает от царского гнева вместе со своим стремянным (конюхом-слугой) Васькой Шибановым. Загнанный в бегах, падает измученный княжеский конь, но Василий уступает Курбскому своего коня. Скачи, князь, до вражьего стану, Авось я пешой не отстану. Благодаря этому князь добирается до литовских шатров, где литовский народ приветствует его и называет другом. Однако новая …
  13. Краткое содержание: Яньский наследник Дань Дань, престолонаследник царства Янь, жил заложником в стране Цинь. Тамошний князь глумился над ним, не отпускал домой. Оскорбленный Дань задумал отомстить обидчику. Вырвавшись наконец из плена, он принялся сзывать храбрейших воинов для похода на владыку Цинь. Но планам наследника Даня противился его наставник. Он советовал не нападать на Цинь в одиночку, а привлечь союзников. “Сердце …
  14. Краткое содержание повести “Яньский наследник Дань” Ы Дань, престолонаследник царства Янь, жил заложником в стране Цинь. Тамошний князь глумился над ним, не отпускал домой. Оскорбленный Дань задумал отомстить обидчику. Вырвавшись наконец из плена, он принялся сзывать храбрейших воинов для похода на владыку Цинь. Но планам наследника Даня противился его наставник. Он советовал не нападать на Цинь в одиночку, а привлечь союзников. …
  15. Краткое содержание Слово о полку Игореве в сокращении (Литература XI-XII веков) Повесть затрагивает историю от князя Владимира (Мономаха) и до Игоря, который захотел с небольшим войском отбить у половцев русскую землю, распростершуюся до Черного моря. Плохой знак подало солнце в начале Игорева пути, когда погасло на небе его сияние, но князь не предал этому значение. Воодушевив свою дружину он двинулся вперед. Казалось вся природа обернулась против …
  16. Краткое содержание “Повести о разорении Рязани Батыем” Ы Через два года после перенесения иконы Николы Чудотворца, на Русь приходит безбожный царь Батый. Он становится со своим войском на реке Воронеже около Рязани. Батый посылает послов к рязанскому князю Юрию Ингоревичу, предлагая следующие условия: рязанский князь сразу же отдаст по десятой части всего – земли, людей, богатств. Юрий Ингоревич просит военной помощи у …
  17. Краткое содержание былины “Чурила Пленкович” Ы В стольном городе Киеве у великого князя Владимира пир. На пиру князья, бояре и могучие богатыри. Вдруг появляются сто молодцов, за ними еще сто, а за теми и еще сотня. Все они избиты-изранены, буйные головы перевязаны кушаками. Побитые молодцы бьют князю челом. Ездили они по речке Череге на государевом займище и не встретили там …
  18. Краткое содержание Сорока-воровка А. И. Герцен Сорока-воровка Трое разговаривают о театре: “славянин”, остриженный в кружок, “европеец”, “вовсе не стриженный”, и стоящий вне партий молодой человек, остриженный под гребенку (как Герцен), который и предлагает тему для обсуждения: почему в России нет хороших актрис. Что актрис хороших нет, согласны все, но каждый объясняет это согласно своей доктрине: славянин говорит о …
  19. Краткое содержание “Повести о Шевкале” Ы В Повести (здесь рассматривается редакция Рогожского летописца и Тверского сборника, что приходится уточнять, так как Повесть, как и многие произведения древнерусской литературы, существовала в нескольких редакциях, значительно отличающихся по содержанию) рассказывается о событиях 1326-1327 гг. Тверской князь Александр Михайлович получает в Орде ярлык на великое княжение. По “наущению диавола” татары решают, что нужно подчинить …
  20. Краткое содержание “Краткое содержание Руслан и Людмила” Пушкин Высокие хоромы великого князя Киевского Светозара полны гостей. Князь празднует свадьбу дочери Людмилы с витязем Русланом. Вещий Баян запевает песню о славе русской земли, о смелых походах. Он предсказывает судьбу Руслана и Людмилы: над героями нависла смертельная опасность, им уготованы разлука, тяжкие испытания. Руслан и Людмила клянутся друг другу в вечной любви. Ратмир и Фарлаф, …
  21. Краткое содержание рассказа Тургенева “Лебедянь” Лет пять тому назад я попал в Лебедянь в самый разгар ярмарки. Я остановился в гостинице, переоделся и отправился на ярмарку. Половой в гостинице успел мне сообщить, что у них остановился князь Н. и много других господ. Мне хотелось купить тройку лошадей для своей брички. Я нашел двух, а третью подобрать не успел. После обеда …
  22. Краткое содержание “Краткое содержание в подробной описании Дубровский” Пушкин Том первый В одном из своих поместий живет Кирила Петрович Троекуров, богатый знатный барин, надменный самодур. Соседи во всем ему угождают и боятся. Сам Троекуров уважает только своего бедного соседа Андрея Гавриловича Дубровского, в прошлом своего товарища по службе. Троекуров и Дубровский оба вдовцы. У Дубровского сын Владимир, у Троекурова дочь Маша. Однажды Троекуров показывает …
  23. Краткое содержание “Повести о Тверском Отроче монастыре” У великого Тверского князя Ярослава Ярославича был верный слуга, отрок именем Григорий. Доверял ему князь во всем, поручая даже ездить по своим селам и собирать дань. Случилось раз тому слуге быть в приволжском селе Едимонове, что от Твери в четырнадцати верстах, и остановился он в доме местного пономаря Афанасия. У хозяина же была дочь Ксения, …
  24. Краткое содержание поэмы Мицкевича “Гражина” Действие этой романтической поэмы начинается в Новогрудском замке. Однажды, в ветреную и темную ночь, в замок прибыли три рыцаря-крестоносца. Возглавлял этот небольшой отряд магистр ордена Дитрих фон Книпроде. Обитатели замка были изумлены и возмущены, ведь в их крепость явились главные враги литовцев – тевтонские рыцари. Магистр потребовал доложить о своем приезде князю Литавору. Окно в …
  25. Краткое содержание Модест Петрович Мусоргский. Хованщина ХОВАНЩИНА Народная музыкальная драма в пяти актах (шести картинах) Либретто М. П. Мусоргского Действующие лица: Князь Иван Хованский, начальник стрельцов Князь Андрей Хованский, его сын Князь Василий Голицын Досифей, глава раскольников Боярин Шакловитый Марфа, раскольница Сусанна, старая раскольница Подъячий Эмма, девушка из немецкой слободы Пастор Варсонофьев, приближенный Голицына Кузька, стрелец 1-й стрелец 2-й стрелец 3-й …
  26. Краткое содержание “Поучения Владимира Мономаха” Обращаясь к своим детям и ко всем, кто когда-либо прочтет его послание, князь Владимир Мономах (1053-1125) призывает их иметь прежде всего страх Божий в сердце и творить добро, памятуя о том, что дни человека на земле скоротечны и страшно умереть, не раскаявшись в своих прегрешениях. Желание записать свои заветные мысли – плод зрелых размышлений и …
  27. Краткое содержание Записки охотника Лебедянь в сокращении (Тургенев И. С.) Пять лет назад посчастливилось мне попасть в Лебедянь. Тогда был самый разгар ярмарки. По приезде я решил остановится в местной гостинице. После небольшого отдыха, когда я узнал от полового, что в той же гостинице пребывает князь Н., и некоторые другие господа я переоделся и пошел поглядеть на ярмарку. Там я планировал купить для брички тройку …
  28. Краткое содержание Идиот в сокращении по главам (Достоевский Ф. М.) Время действия романа: конец 1867 – начало 1868 г., события происходят в Петербурге и Павловске. Князь Мышкин Лев Николаевич приезжает из Швейцарии в Петербург. Он последний из дворянского знатного рода. Юноше двадцать шесть лет, он рано осиротел, заболел в детстве тяжелой нервной болезнью, и его опекун Павлищев поместил мальчика в швейцарский санаторий. Четыре года Мышкин …
  29. Краткое содержание Полинька Сакс А. В. Дружинин Полинька Сакс Когда Константин Александрович Сакс объявил жене, что должен ехать недели на три в провинцию, Полинька расплакалась и стала просить мужа отказаться от поездки. Ей грустно, ее мучают дурные предчувствия. Но Сакс не просто чиновник по особым поручениям, а человек долга и чести. Дело казнокрада Писаренко он должен довести до конца. …
  30. Краткое содержание летописей о монголо-татарском нашествии В 1223 г. пришли на Русь народы, о которых никто не ведал: не знали ни названия их, ни каков их язык и какова вера. Кто называл их татарами, кто таурменами, а кто печенегами. Известно было только то, что многие земли они завоевали, многие народы пленили. По мнению тверского летописца, Бог допустил такое несчастье из-за гордости …
  31. Краткое содержание “Жития Сергия Радонежского” Преподобный Сергий родился в Тверской земле, в годы княжения тверского князя Дмитрия, при митрополите Петре. Родители святого были людьми благородными и благочестивыми. Его отца звали Кириллом, а мать – Марией. Удивительное чудо свершилось еще до рождения святого, когда он был в утробе матери. Мария пришла в церковь на литургию. Во время богослужения неродившийся ребенок трижды …
  32. Средневековые героические сказания Сейчас издаются сокращенные переводы и художественные изложения памятников народного эпического творчества: “Песнь о Роланде”, “Песнь о нибелунгах”, “Песнь о моем Сиде”, “Калевала”, “Старшая Эдда”, исландские саги, сербские юнацкие песни и др. Остановимся на некоторых примечательных изданиях. Французская патриотическая “Песнь о Роланде” (XI в.), прославляющая военные подвиги франкского рыцаря Роланда и его соратников, посланных королем Карлом …
  33. Краткое содержание баллады Василий Шибанов (Толстой А. К.) В балладе три героя: царь, князь Курбский и Василий Шибанов. Последнего автор дважды называет рабом: …Но рабскую верность Шибанов храня, Своего отдает воеводе коня… …И в радости князь посылает раба, Торопит его в нетерпенье… Однако рабом он не является, так как всю работу выполняет по своей доброй воле. Находясь в застенке, Шибанов ведет себя спокойно …
  34. Краткое содержание Братья Карамазовы в сокращении (Достоевский Ф. М.) События разворачиваются в небольшом городке Скотопригоньевске., в монастыре, где проживает старец Зосима, широко известный благодаря своей целительской и подвижнической деятельности. Главные действующие лица – члены семьи Карамазовых (отец Федор Павлович и три его сына, старший Дмитрий, средний Иван и младший Алеша). Отец с двумя старшими сыновьями приезжают в скит для того, чтобы решить насущные семейные …
  35. Краткое содержание рассказа Бунина “Иоанн Рыдалец” Ы Железнодорожная станция возле степного села Грешное совсем новая. Через нее проезжают великолепные поезда, везущие богатых людей на Кавказ. Генералы, иностранцы и сухощавые дамы с лорнетами не знают, что в небогатой церковке Грешного покоится прах святого-юродивого. Церковь расположена у княжеской усадьбы. В ней возле окон алтаря стоят два огромных кирпичных гроба, прикрытых плитами. На одной …
  36. “Маскарад” краткое содержание по действиям и сценам пьесы Лермонтова Действие пьесы разворачивается в Российской империи середины 1830-х годов Действие I Сцена первая. Действие происходит за игровым столом. Князь Звездич проигрывается в пух и прах. В этот момент появляется Евгений Александрович Арбенин – бывший игрок и светский лев, а в настоящем – женатый и богатый дворянин, давно не появлявшийся в свете. Он встречается со старым …
  37. “Повесть о Петре и Февронии Муромских” краткое содержание В городе Муроме правил князь Павел. К его жене дьявол прислал летающего змия на блуд. Ей он являлся в своем виде, а другим людям казался князем Павлом. Княгиня во всем призналась своему мужу, но тот не знал, что делать. Он велел жене выспросить у змия, от чего тому смерть может прийти. Змий рассказал княгине, что …
  38. Краткое содержание: “Евгений Онегин” – Глава 8 Глава открывается лирическим отступлением о поэзии, о музе и о поэтической судьбе Пушкина. На светском рауте автор встречает Онегина. Онегин (вновь займуся им), Убив на поединке друга, Дожив без цели, без трудов До двадцати шести годов, Томясь в бездействии досуга, Без службы, без жены, без дел, Ничем заняться не умел. Онегин некоторое время путешествовал, после …
  39. Легендарно-исторические сказания в древнерусской литературе Легендарно-исторические сказания, получившие широкое распространение в XIV-первой половине XV в.; в жанровом отношении стоят на грани жития и повести. Реальные события к сказаниях этого типа получают легендарно-мистическое истолкование. Связанные с одним лицом и объединенные в единый текст, они воспринимались и обозначались как жития. Ниже мы рассмотрим как образец этого жанра легендарно-исторические сказания о новгородском архиепископе …
  40. Краткое содержание Сказка о золотом петушке в сокращении (Пушкин А. С.) В тридевятом царстве, в тридесятом государстве жил-был царь Дадон. То и дело смело наносил он соседям обиды, но, став старым, захотел от ратных дел уйти на покой. Стали тут его беспокоить соседи. Никак не получалось у него охранять царство. Обратился Дадон к мудрецу. Тот вынул Золотого петушка из мешка и сказал усадить птицу на спицу. …

Памятники Куликовского цикла

Переломной во взаимоотношениях Руси с Золотой Ордой явилась Куликовская битва, где войску Мамая противостояли объединенные русские дружины во главе с московским князем Дмитрием Ивановичем, прозванным в честь этого события Донским. Хотя окончательное освобождение Руси от монголо-татарского господства произойдет через 100 лет, «Мамаево побоище» в сознании современников – первая крупная победа над врагом, знаменующая переход от политики подчинения к активному сопротивлению Орде, борьбе за государственную независимость. Исключительное историческое значение военного успеха русских в 1380 г. привело к тому, что в литературе конца XIV–XV в. возник целый цикл произведений, посвященных героям и событиям Куликовской битвы. В него входят две летописные повести (краткая и пространная), «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище». Идейно и тематически близки к циклу жития Дмитрия Донского и Сергия Радонежского.

«Задонщина»

«Задонщина» дошла до нас в немногочисленных списках, самый ранний из которых датируется 1470-ми гг. и принадлежит перу известного книжника того времени Ефросина. Памятник был открыт в 1852 г. В. М. Ундольским и сразу привлек внимание ученых своими параллелями со «Словом о полку Игореве». Он стал восприниматься как литературное подражание «Слову», произведение, которое «светит отраженным светом». Достаточно сравнить описания сборов в поход войск князя Игоря и Дмитрия Донского: в «Слове» «трубы трубять въ Новѣградѣ, стоять стязи въ Путивлѣ», а в «Задонщине» «трубы трубят па Коломнѣ, бубны бьют в Серпугове, стоят стязи у Дону великого на брезѣ».

В период собирания русских земель вокруг Москвы была идеологически важна опора на духовное наследие Киевской Руси, поэтому обращение автора «Задонщины» к «Слову» – не случайность, а основа художественного замысла. Создатель произведения видит в победе на поле Куликовом осуществление призыва автора «Слова» положить конец феодальным раздорам и объединиться в борьбе с кочевниками. Таким образом, «Задонщина» – акт сознательного противопоставления горестного прошлого славному настоящему, поражения – победе. Если в «Слове» солнечное затмение предрекает князю Игорю военную неудачу, то в «Задонщине» солнце ярко освещает путь московскому князю, предвещая победу. Для «Задонщины» характерен радостный, мажорный настрой. В жанровом отношении это больше слава, чем плач.

По сравнению со «Словом о полку Игореве» в «Задонщине» усилено христианское начало в осмыслении событий: битва приурочена к празднику Рождества Богородицы; во время сражения чудеса героизма проявляют монахи-воины Пересвет и Ослябя, на поле боя русские кладут «головы своя за святыя церькви, за землю за Рускую и за вѣру крестьяньскую». Как и автор «Слова», создатель «Задонщины» обращался к образам и средствам устной народной поэзии, но в «Задонщине» поэтические пассажи, восходящие к фольклору, упрощены, в то время как в «Слове» они ближе к своим устным прообразам. В «Задонщине», несмотря на ее художественную вторичность, немало поэтических находок. Символом возвышающейся Москвы и вместе с этим возрождающейся русской государственности становится в произведении образ жаворонка: «Оле жаворонок, лѣтняя птица, красных дней утѣха, возлѣти под синие облакы, посмотри к сил- ному граду Москвѣ, воспой славу великому князю Дмитрею Ивановичи) и брату сто, князю Владимеру Андрѣевичю!» Русская земля уподобляется автором «Задонщины» ребенку, которого мать (Бог) то строго наказывает, то милует и ласкает.

«Задопщина» в отличие от «Слова о полку Игореве» лишена стилевой однородности: высокопоэтические фрагменты в ней соседствуют с прозаизмами. Поэтическую образность в произведении «заземляет» обилие подробностей. Здесь и точные хронологические выкладки («А от Калатьские рати до Момаева побоища прошло 160 лѣт»), и реалии топографического порядка («У Дону стоят татаровя поганые, и Момай царь на реки на Мечи, межу Чюровым и Михайловым…»), и статистические данные об участниках похода, и пространное титулование и генеалогия князей. Наряду с лирически проникновенной картиной потерь русского воинства на поле Куликовом, где «лѣжат трупи крестьяньские акы сѣнныи стоги… а Дон река три дни кровию текла», приводится перечень погибших, вызывающий у читателя не меньшее эмоциональное потрясение под воздействием «поэзии факта». Русские полки после боя недосчитались «40 бояринов московских, 12 князей бѣлозѣрских, 30 новгородских посадников, 20 бояринов коломенских, 40 бояр серпуховских… А посечено от бѣзбожнаго Мамая полтретья ста тысящь и три тысечи», т.е. 253 тыс. русских воинов.

Влияние деловой письменности в «Задонщине» проявляется даже в плаче русских жен по убитым. Пронизанный единым поэтическим чувством плач Ярославны из «Слова о полку Игореве» при этом разбивается на ряд реплик, вкладываемых автором «Задонщины» в уста княгинь, боярских и воеводских жен, многие из которых названы но имени, как и их погибшие на поле брани мужья. По мнению Д. С. Лихачева, «это почти официальная реляция о плаче жен… официальной московской бюрократии». Однако за персонификацией толпы (воинской массы и плачущих женщин) стоит и другое – намечающийся процесс открытия ценности человеческой личности, внимание к частной жизни конкретного человека.

Психологизация повествования достигается широким использованием прямой речи, хотя психологизм еще носит условный, абстрактный характер. В отличие от «Слова» в «Задонщине» меньше действия, но много диалогических сцен: даже во время боя князья обмениваются воодушевляющими призывами типа «не уступай!», «не потакай!», «не медли…» Гуманистическая направленность «Задонщины» проявилась во внимании автора нс только к изображению внутреннего состояния победителей, но и к передаче смятения чувств побежденных. Экспрессивно-эмоциональный стиль в описании недавнего врага, который побежден и потому достоин жалости, ведет к использованию формы лирически проникновенного плача отступающих татар. «Скрегчюще зубами своими, и дерущи лица своя», они причитают: «Уже нам, брате, в земли своей не бывати и дѣтей своих не видати, а катунъ своих не трепати, а трепати намъ сырая земля, а цѣловати намъ зелена мурова, а в Русь ратию нам не хаживати…»

Ученые полагают, что «Задонщина» создана вскоре после Куликовской битвы, в 1380-е гг., ибо в похвальном слове Дмитрию Донскому автор обращается к нему как к живому (князь умер в 1389 г.). «Задонщина» — поэтический отклик на события 1380 г., поэтому сама битва описана здесь в общих чертах, а в рассказе о ней много намеков, понятных лишь современникам.

«Сказание о мамаевом побоище»

Основной памятник Куликовского цикла — «Сказание о Мамаевом побоище» — впервые был опубликован в 1829 г. Это был вариант Основной редакции «Сказания…», условно называемый «Печатным» (так как именно этот вариант оказался напечатанным впервые), который отличается обилием заимствований из «Задонщины». Эта публикация прежде всего обратила на себя внимание тем, что в напечатанном памятнике не только отдельные слова, но и целые фразы и обороты совпадали со «Словом о полку Игореве».

О чем рассказывает «Сказание о Мамаевом побоище»?

Языческий князь Мамай решил по попущению Господа покорить христиан.

«Попущением божьим, за грехи наши, по наваждению дьявола поднялся князь восточной страны по имени Мамай, язычник верой, идолопоклонник и иконоборец, злой преследователь христиан. И начал подстрекать его дьявол, и вошло в сердце его искушение против мира христианского, и подучил его враг, как разорить христианскую веру и осквернить святые церкви, потому что всех христиан захотел покорить себе, чтобы не славилось имя господне у верных господу. Господь же наш бог, царь и творец всего сущего, что пожелает, то и совершит».

А тот безбожный Мамай позавидовал царю Батыю, но решил не разграблять Русь, а захватить и осесть в русских городах наравне с русскими дворянами. «Тихо и безмятежно заживем».

И переправился он с левого берега Волги на правый берег.

И пришел на устье реки Воронеж, где решил пробыть до осени.

Скудость ума была в голове князя Олега Рязанского, послал он сына своего к безбожному Мамаю с великою честью и со многими дарами и писал грамоты свои к нему так:

«Восточному великому и свободному царям царю Мамаю — радоваться! Твой ставленник, тебе присягавший Олег, князь рязанский, много тебя молит. Слышал я, господин, что хочешь идти на Русскую землю, на своего слугу князя Димитрия Ивановича Московского, устрашить его хочешь. Теперь же, господин и пресветлый царь, настало твое время: золотом, и серебром, и богатством многим переполнилась земля Московская и всякими драгоценностями, твоему владению на потребу. А князь Дмитрий Московский — человек христианский, как услышит слово ярости твоей, то отбежит в дальние пределы свои: либо в Новгород Великий, или на Белоозеро, или на Двину, а большое богатство московское и золото — все в твоих руках будет и твоему войску на потребу. Меня же, раба твоего, Олега Рязанского, власть твоя пощадит, о, царь: я ведь для тебя сильно устрашаю Русь и князя Дмитрия. И еще просим тебя, о, царь, оба раба твоих, Олег Рязанский и Ольгерд Литовский: обиду приняли мы великую от этого великого князя Дмитрия Ивановича, и как бы мы в своей обиде твоим именем царским ни грозили ему, а он о том не тревожится. И еще, господин наш царь, город мой Коломну он себе захватил — и о том обо всем, о, царь, жалобу воссылаем тебе».

Коломна. Рисунок Олеария

И другого тоже послал скоро своего вестника князь Олег Рязанский со своим письмом, написано же в грамоте так: «К великому князю Ольгерду Литовскому — радоваться великою радостью! Известно ведь, что издавна ты замышлял на великого князя Дмитрия Ивановича Московского, с тем, чтобы изгнать его из Москвы и самому завладеть Москвою. Ныне же, княже, настало время наше, ибо великий царь Мамай грядет на него и на землю его. Теперь же, княже, мы оба присоединимся к царю Мамаю, ибо знаю я, что царь даст тебе город Москву, да и другие города, что поближе к твоему княжеству, а мне даст город Коломну, да Владимир, да Муром, которые к моему княжеству поближе стоят. Я же послал своего гонца к царю Мамаю с великою честью и со многими дарами, так же и ты пошли своего гонца, и что у тебя есть из даров, то пошли ты к нему, грамоты свои написав, а как — сам знаешь, ибо больше меня понимаешь в том».

Князь же Ольгерд Литовский, узнав все это, очень рад был высокой похвале друга своего князя Олега Рязанского, и отправляет он быстро посла к царю Мамаю с великими дарами и подарками для царских забав. А пишет свои грамоты так:

«Восточному великому царю Мамаю! Князь Ольгерд Литовский, присягавший тебе, очень тебя просит. Слышал я, господин, что хочешь наказать свой удел, своего слугу, московского князя Дмитрия, потому и молю тебя, свободный царь, раб твой, что великую обиду наносит князь Дмитрий Московский улуснику твоему князю Олегу Рязанскому, да и мне также много вреда причиняет. Господин царь свободный Мамай! Пусть придет власть твоего правления теперь и в наши места, пусть обратится, о, царь, твое внимание на наши страдания от московского князя Дмитрия Ивановича».

Помышляли же про себя Олег Рязанский и Ольгерд Литовский, говоря так: «Когда услышит князь Дмитрий о приходе царя, и ярости его, и о нашем союзе с ним, то убежит из Москвы в Великий Новгород, или на Белоозеро, или на Двину, а мы сядем в Москве и в Коломне. Когда же царь придет, мы его с большими дарами встретим и с великою честью и умолим его, и возвратится царь в свои владения, а мы княжество Московское по царскому велению разделим меж собою — то к Вильне, а то к Рязани, и даст нам царь Мамай ярлыки свои и потомкам нашим после нас». Не ведали ведь, что замышляют и что говорят, как несмышленые малые дети, не ведающие божьей силы и господнего предначертания. Ибо воистину сказано: «Если кто к богу веру с добрыми делами и правду в сердце держит и на бога уповает, то такого человека господь не предаст врагам в уничиженье и на осмеянье».

Пришли же послы к царю Мамаю от Ольгерда Литовского и от Олега Рязанского и принесли ему большие дары и послания. Царь же принял дары с любовью и письма и, заслушав грамоты и послов почтя, отпустил и написал ответ такой:

«Ольгерду Литовскому и Олегу Рязанскому. За дары ваши и за восхваление ваше, ко мне обращенное, каких захотите от меня владений русских, теми отдарю вас. А вы мне клятву дайте и встретьте меня там, где успеете, и одолейте своего недруга. Мне ведь ваша помощь не очень нужна: если бы я теперь пожелал, то своею силою великою я бы и древний Иерусалим покорил, как прежде халдеи. Теперь же прославления от вас хочу, моим именем царским и угрожаньем, а вашею клятвой и властью вашею разбит будет князь Дмитрий Московский, и грозным станет имя ваше в странах ваших моею угрозой. Ведь если мне, царю, предстоит победить царя, подобного себе, то мне подобает и надлежит царскую честь получить. Вы же теперь идите от меня и передайте князьям своим слова мои».

Князь же Олег Рязанский отправляет к Мамаю послов, говоря: «Выступай, царь, скорее на Русь!»

И прослышал князь великий Дмитрий Иванович, что надвигается на него безбожный царь Мамай со многими ордами и со всеми силами, неустанно ярясь на христиан и на Христову веру и завидуя безголовому Батыю, князь великий Дмитрий Иванович сильно опечалился из-за нашествия безбожных.

Нанял бесермен, армян, фрягов, черкесов, ясов и буртасов.

Великий князь Дмитрий узнает, что в союзе с Мамаем выступают Олег Рязанский и князь литовский.

Дмитрий «впадает в печаль», горячо молится и посылает «по брата своего» Владимира Андреевича Серпуховского, «по вся князи русские» и «воеводы».

Князь великий Дмитрий Иванович, взяв брата своего князя Владимира Андреевича, поехал в Киев и пришел к преосвященному митрополиту Киприану, изгнанному из Москвы великим князем за три года до этих событий и жившему в Киеве, и сказал ему: «Знаешь ли, отче наш, предстоящее нам испытание это великое — ведь безбожный царь Мамай движется на нас, с неизменной решимостью ярость распаляя?» Митрополит же сказал великому князю: «Поведай мне, господин мой, чем ты пред ним провинился?» Князь же великий сказал: «Проверил я, отче, все точно, что все по заветам наших отцов дани, и даже еще больше, выплатил дани ему». Митрополит же сказал: «Видишь, господин мой, попущением божьим ради наших грехов идет он полонить землю нашу, но вам надлежит, князьям православным, тех нечестивых дарами удовлетворить хотя бы и вчетверо. Если же и после того не смирится, то господь его усмирит, потому что господь дерзким противится, а смиренным благодать подает».

Князь же великий Дмитрий Иванович, взяв с собою брата своего князя Владимира Андреевича и всех князей русских, поехал к живоначальной Троице на поклон к отцу своему духовному, преподобному старцу Сергию, благословение получить от святой той обители.

И сказал Сергий: «Пойди, господин, на языческих половцев, призывая бога, и господь бог будет тебе помощником и заступником», и добавил ему тихо: «Победишь, господин, супостатов своих, как и подобает тебе, государь наш». Князь же великий сказал: «Дай мне, отче, двух воинов из своей братии — Пересвета Александра и брата его Андрея Ослябю, тем ты и сам нам поможешь». Старец же преподобный велел тем обоим быстро сготовиться, идти с великим князем, ибо были они известными в сражениях ратниками, не одно нападение встретили.

Они же тотчас послушались преподобного старца и не отказались от его повеления. И дал он им вместо оружия тленного нетленное — крест Христов, нашитый на схимах, и повелелим вместо шлемов золоченых возлагать их на себя. И передал их в руки великого князя и сказал: «Вот тебе мои воины, а твои избранники», и сказал им: «Мир вам, братья мои, твердо сражайтесь, как славные воины за веру Христову и за все православное христианство с погаными половцами!» И осенил Христовым знамением все войско великого князя — мир и благословение.

«Великая княгиня Евдокея и княгини Володимерова зрят на великих князей ис терема златоверхаго»

Князь же великий возвеселился сердцем, но никому не поведал, что сказал ему преподобный Сергий. И пошел он к славному своему городу Москве, радуясь, словно сокровище непохищаемое получил — благословение святого старца. И вернувшись в Москву, пошел с братом своим, с князем Владимиром Андреевичем, к преосвященному митрополиту Киприану, и говорит одному митрополиту все, что сказал ему старец святой Сергий тайком и какое благословение дал ему и всему его православному войску. Архиепископ же повелел эти слова сохранить в тайне, не говорить никому.

Князь же великий отпустил брата своего князя Владимира на Брашево дорогою, а белозерских князей — Болвановскою дорогою, а сам князь великий пошел на Котел дорогою. Впереди же ему солнце ярко сверкает, а вслед ему тихий ветерок веет. Потому же разлучился князь великий с братом своим, что не пройти им было одной дорогой.

И. Болотников на ближнем Куликовом поле

Когда же наступил четверг августа 27, день памяти святого отца Пимена Отшельника, в тот день решил князь великий выйти навстречу безбожным татарам.

Дмитрий собирает войско, во главе которого выступает из Москвы, держа путь на Коломну. Многие воеводы и воины и встретили его на речке на Северке. Архиепископ же коломенский Геронтий встретил великого князя в воротах городских с живоносными крестами и со святыми иконами со всем своим клиром и осенил его живоносным крестом и молитву сотворил: «Спаси, боже, люди твоя».

Наутро же князь великий повелел выехать всем воинам на поле к Девичьему монастырю.

В святое же воскресение после заутрени начали многих труб боевых звуки звучать, и литавры многие бить, и знамена шумят расшитые у сада Панфилова.

Сыновья же русские вступили в обширные поля коломенские, так что нельзя и ступить от огромного войска, и невозможно было никому очами окинуть рати великого князя. Князь же великий, выехав на возвышенное место с братом своим, с князем Владимиром Андреевичем, видя великое множество людей снаряженных, возрадовался и назначил каждому полку воеводу.

Князья взошли на высокое место для смотра войск

У Оки-реки князь «перенимает» «вести от поганых», «отпускает в поле третью сторожу». В «Летописной повести» великий князь собирается дать Мамаю «выход» «по крестьянской силе и по своему докончанию»; пытается умилостивить Мамая дарами. К Дмитрию присоединяются князья Ольгердовичи (по «Летописной повести» — еще в Коломне, по «Сказанию…» — вблизи Дона. Согласно обоим рассказам, Дмитрий оставляет в Москве своих сыновей и жену Евдокию. Описание горя Евдокии в «Сказании…» находит отзвук в «Летописной повести» в плаче жен по ушедшим из Москвы воинам).

Переправляясь через Оку, Димитрий приказал, проходя по Рязанской земле, «не трогать ни волоса», то есть запретил своему войску грабежи.

Олег Рязанский очень боялся московских отрядов и «переходил с места на место».

Переправа через Оку

Ольгерд Литовский привел войско свое, состоящее из шведов, литовцев и лотваков, пришел в Одоев, находящийся в 140 км от Куликова поля, но, узнав, что Димитрий идет с большим войском, не поспешал к Мамаю.

У Дона происходит обсуждение вопроса о переправе. Мамай, узнав о переходе Дона русскими войсками, «возъярился зраком и смутися умом и распалися лютою яростию», «разжен бысть дияволом».

Прислал перед битвой игумен Сергий благословение еще до перехода Дона.

Татарский дозор на Куликовом поле. У одного из них — огнестрельное оружие — пищаль

Было видение дивное на реке на Чуре разбойнику Фоме Коцибею, бог удостоил его в ночь эту видеть зрелище дивное. На высоком месте стоя, увидел он облако, с востока идущее, большое очень, будто какие войска к западу шествуют. С южной же стороны пришли двое юношей, одетые в светлые багряницы, лица их сияли, будто солнце, в обеих руках у них острые мечи, и сказали предводителям татарским: «Кто вам велел истребить отечество наше, которое нам господь даровал?» И начали их рубить и всех порубили, ни один из них не спасся.

Дмитрия уговаривают отказаться от участия в битве «напреди».

Великий князь, утвердив полки, возвращается под свое красное знамя, передает своего коня и свою одежду Михаилу Бренку и повелел «тое знамя над ним возити».

Марш-бросок русских войск

Встретились на огромном поле Куликовом два войска. И из татарского отряда вышел вперед печенег, доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его.

И увидел его Александр Пересвет, монах, который был в полку Владимира Всеволодовича, и, выступив из рядов, сказал: «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!» И был на голове его шлем как у архангела, вооружен он схимою по повелению игумена Сергия. И сказал: «Отцы и братья, простите меня, грешного! Брат мой, Андрей Ослябя, моли бога за меня! Чаду моему Якову — мир и благословение!» — бросился на печенега и добавил: «Игумен Сергий, помоги мне молитвою!» Печенег же устремился навстречу ему, и христиане все воскликнули: «Боже, помоги рабу своему!» И ударились крепко копьями, едва земля не проломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались.

Бой Пересвета с половецким богатырем

8 сентября сошлись грозно обе силы великие, твердо сражаясь, жестоко друг друга уничтожая, не только от оружия, но и от ужасной тесноты под конскими копытами испускали дух, ибо невозможно было вместиться всем на том поле Куликове: было поле то тесное между Доном и Мечею. На том ведь поле сильные войска сошлись, из них выступали кровавые зори, а в них трепетали сверкающие молнии от блеска мечей. И был треск и гром великий от преломленных копий и от ударов мечей, так что нельзя было в этот горестный час никак обозреть это свирепое побоище.

Татары, принимая Бренка за предводителя, нападают на него всеми силами. Бренк гибнет в бою.

И самого великого князя ранили сильно и с коня его сбросили, он с трудом выбрался с поля, ибо не мог уже биться, и укрылся в чаще и божьего силою сохранен был. Много раз стяги великого князя подсекали, но не истребили их божьею милостью, они еще больше укрепились.

Поганые же стали одолевать, а христианские полки поредели — уже мало христиан, а все поганые. Увидев же такую погибель русских сынов, князь Владимир Андреевич не смог сдержаться и сказал Дмитрию Волынцу: «Так какая же польза в стоянии нашем? Какой успех у нас будет? Кому нам пособлять? Уже наши князья и бояре, все русские сыны жестоко погибают от поганых, будто трава клонится!» И ответил Дмитрий: «Беда, княже, велика, но еще не пришел наш час».

В бою даже «многие мертвые помогаху нам и секуще без милости».

И вот наступил восьмой час дня, когда ветер южный потянул из-за спины нам, и воскликнул Волынец голосом громким: «Княже Владимир, наше время настало и час удобный пришел!»

Соратники же друзья выскочили из дубравы зеленой, словно соколы испытанные сорвались с золотых колодок, бросились на бескрайние стада откормленные, на ту великую силу татарскую; а стяги их направлены твердым воеводою Дмитрием Волынцем: и были они, словно Давидовы отроки, у которых сердца будто львиные, точно лютые волки на овечьи стада напали, и стали поганых татар сечь немилосердно.

Поганые же половцы увидели свою погибель, закричали на своем языке, говоря: «Увы нам, русь снова перехитрила: младшие с нами бились, а лучшие все сохранились!» И повернули поганые, и показали спины, и побежали. Сыны же русские, силою святого духа и помощью святых мучеников Бориса и Глеба, разгоняя, посекали их, точно лес вырубали, будто трава под косой подстилается за русскими сынами под конские копыта. Поганые же на бегу кричали, говоря: «Увы нам, чтимый нами царь Мамай! Вознесся ты высоко — и в ад сошел ты!» И многие раненые наши и те помогали, посекая поганых без милости: один русский сто поганых гонит.

Безбожный же царь Мамай, увидев свою погибель, стал призывать богов своих: Перуна, и Салавата, и Раклия, и Хорса, и великого своего пособника Магомета. И не было ему помощи от них, ибо сила святого духа, точно огонь, пожигает их.

И Мамай, увидев новых воинов, что будто лютые звери скакали и разрывали будто овечье стадо, сказал своим: «Бежим, ибо ничего доброго нам не дождаться, так хотя бы головы свои унесем!» И тотчас побежал поганый Мамай с четырьмя мужами в излучину моря, скрежеща зубами своими, плача горько, говоря: «Уже нам, братья, в земле своей не бывать, а жен своих не ласкать, а детей своих не видать, ласкать нам сырую землю, целовать нам зеленую мураву, и с дружиной своей уже нам не видеться, ни с князьями, ни с боярами!»

И многие погнались за ними и не догнали их, потому что кони утомились, а у Мамая свежи кони его, и ушел от погони.

И встал на поле Куликовом как победитель Владимир Андреевич под своим черным знаменем.

Князь же Владимир Андреевич стал на поле боя под черным знаменем. Страшно, братья, зреть тогда и жалостно видеть и горько взглянуть на человеческое кровопролитье — как морское пространство, а трупов человеческих — как сенные стога: быстрый конь не может скакать, и в крови по колено брели, а реки три дня кровью текли.

Князь же Владимир Андреевич не нашел брата своего, великого князя, на поле и приказал трубить в сборные трубы. Подождал час и не нашел великого князя, начал плакать, и кричать, и по полкам ездить сам стал, и не сыскал, и говорил всем: «Братья мои, русские сыны, кто видел или кто слышал пастыря нашего и начальника?»

И сказали литовские князья: «Мы думаем, что жив он, но ранен тяжело; что, если средь мертвых трупов лежит?» Другой же воин сказал: «Я видел его в седьмом часу твердо бьющимся с погаными палицею своею». Еще один сказал: «Я видел его позже того: четыре татарина напали на него, он же твердо бился с ними». Некий князь, именем Стефан Новосильский, тот сказал: «Я видел его перед самым твоим приходом, пешим шел он с побоища, израненный весь. Оттого не мог я ему помочь — преследовали меня три татарина, и милостью божьей едва от них спасся, а много зла от них принял и очень измучился».

Князь же Владимир сказал: «Братья и други, русские сыны, если кто в живых брата моего сыщет, тот воистину первым будет средь нас!» И рассыпались все по великому, могучему и грозному полю боя, ищущи победы победителя. И некоторые набрели на убитого Михаила Андреевича Бренка: лежит в одежде и в шлеме, что ему дал князь.

Наконец два воина увидели Великого князя, лежащего под срубленным деревом. Оглушенный в битве сильным ударом, он упал с коня, обеспамятел, и казался мертвым; но скоро открыл глаза. Тогда Владимир, князья, чиновники, преклонив колена, воскликнули единогласно: «Государь! ты победил врагов!» Димитрий встал: видя брата, видя радостные лица окружающих его и знамена христианские над трупами моголов, в восторге сердца изъявил благодарность небу; обнял Владимира, чиновников; целовал самых простых воинов и сел на коня, здравый веселием духа, и не чувствуя изнурения.

После битвы все Куликово поле было завалено телами погибших и раненых. Вид побоища поразил с трудом разысканного и едва пришедшего в себя великого князя. При объезде поля он увидел, как сообщают источники, драматическую картину гибели многих своих виднейших сподвижников. Их останки были отправлены в колодах для погребения в родных местах. Что касалось рядовых воинов, то их даже невозможно было точно сосчитать, «зане телеса христианстии и бесурманстии лежаху грудами… никто всех можаше познавати, и тако погребаху вкупе». Похоронами занимались 6 дней.

Язычник же Мамай сбежал с побоища, инкогнито достиг крымского города Кафы и оттуда вернулся в свою землю. После этого Мамай пошел со своим войском против хана Тохтамыша. Тохтамыш победил, и предали Мамая его воеводы. Бежал Мамай снова в Кафу, где был узнан неким купцом и убит генуэзцами.

Тогда поведали князю великому, что князь Олег Рязанский послал Мамаю на помощь свою силу и на реках разрушил мосты. За это князь великий хотел на Олега послать рать свою. И тут внезапно, в это самое время, приехали к нему бояре рязанские и рассказали ему, что князь Олег оставил свою землю и сам убежал и с княгинею, и с детьми, и с боярами, и с советниками своими. Били челом Димитрию рязанцы, и князь посадил в Рязани своих наместников вместо бежавшего Олега.

В 1386 году Федор Олегович (сын Олега Рязанского) женился на дочери Дмитрия Донского Софье Дмитриевне.

Князь Владимир Андреевич стал на костях под черным знаменем. Стоял на костях 8 дней, пока не отделили христиан от нечестивых. Христиан закопали, а нечестивых бросили зверям на растерзание».

Замечания и поправки.

Немецкий ученый конца XV в. А. Кранц уже называл эту битву «величайшим в памяти людей сражением». Стало быть, оно (сражение) было. Этого мы не оспариваем.

Владимир Андревич, внук Калиты, ему принадлежала треть Москвы. Он носит названия Донской и Храбрый. Князь Серпуховский и Боровский. Истинный победитель Куликовского сражения, но так как он был не московским, а серпуховским князем, то и победу позже приписали не ему, а Дмитрию, который, к тому же, по нашим летописям, никакими подвигами более не прославлен.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

LiveInternetLiveInternet

Куликовская битва. «Мамаево побоище».

Историческая справка.

Лицевой летописный свод Ивана Грозного

«Мамаево побоище», или «Побоище на Дону» – так называлось это сражение между общерусским войском во главе с московским князем Дмитрием Ивановичем и войсками темника Мамая и его марионеточного хана Тюляка (Тулунбека). Термин Куликовская битва был впервые применен русским историком Н. М. Карамзиным. Об этом сражении мы знаем и много, и мало.

Первые летописные повести о Куликовской битве, созданные практически сразу после сражения, содержат минимум информации о событии. Литературные произведения XVI–XVII веков «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище» насыщены различными, порой фантастическими подробностями, недостоверными фактами и историческими ошибками. В то же время ни одно событие

средневековой истории России не нашло столь широкого отражения в летописной, литературной и живописной традиции.

Причин похода Мамая на Русь источники называют несколько.

Летописные повести называют среди них желание Мамая отомстить за поражения в битве на реке Воже в 1378 году, где войско, посланное Мамаем, потерпело сокрушительное поражение. Был убит мурза Бегич и 5 ордынских темников.

Другая причина была экономической. Мамай хотел заставить Москву платить дань как при хане Джанибеке, то есть регулярно выплачивать «выход» в больших размерах (может быть в два раза), чем это было оговорено в 1371 году, когда Орда выдала ярлык князю Дмитрию Московскому на великое княжение владимирское. Пользуясь неразберихой в Орде, Москва с 1374 году вообще прекратила платить ордынскую дань. Средства были крайне необходимы Мамаю для сохранения войска и привлечения новых сторонников в борьбе за власть в Золотой Орде.

После поражения Бегича Мамай основательно в течение 1379 и первой половины 1380 года готовился к походу на Москву. По сообщению источников темник привлек в качестве союзника противника Москвы великого князя литовского Ягайло, а также вел переговоры с Олегом Рязанским, надеясь на старые противоречия между Москвой и Рязанью. В поход были мобилизованы все подвластные Мамаю земли правобережья Волги, Крыма и Северного Кавказа. В летописных повестях о Куликовской битве упоминаются как участники коалиции Мамая наемные отряды итальянских колоний в Крыму («фрязы»), черкасы (адыги), ясы (осетины), бесермяне, буртасы и армяне (народы и переселенцы Волжской Булгарии). В начале лета 1380 года Мамаева Орда медленно двинулась из кочевой ставки темника в низовьях Дона на Русь, следуя вверх по течению этой реки. Мамай не спешил, так как он ожидал подхода союзников к осени для совместного движения на Русь. В начале августа войско Мамая достигло устья Воронежа. Олег Рязанский, видя у границ своего княжества сильное ордынское войско, вынужден был обещать Мамаю выплату дани и посылку военной помощи, которая, скорее всего, так и не пришла к темнику.

О нашествии Мамая на Москве стало известно в конце июля – начале августа от разведчиков или от рязанского князя. Понимая неизбежность открытого военного столкновения с войсками Мамая, Дмитрий Иванович на военном совете, в котором приняли участие ближние московские бояре и его двоюродный брат Владимир Андреевич Серпуховской, приняли решение о сборе полков и ратей всего Московского княжества и союзных князей. Тогда же решено было выслать военную разведку («сторожу») к Тихой Сосне для наблюдения за ордой Мамая. Вероятно, к этому времени относится и поездка князя Дмитрия в Троицкую обитель к Сергию Радонежскому. Перед суровыми испытаниями самого крупного за полуторавековую историю Руси прямого вооруженного сопротивления войскам Золотой Орды Дмитрий нуждался в моральной поддержке. Учитывая то, что в это время на Руси не было митрополита, факт поездки Дмитрия к Сергию не подлежит сомнению.

Сбор всего войска был назначен в Коломне 15 августа. Коломна являлась важным стратегическим пунктом на южных рубежах московской земли. Перед отправкой полков из Москвы Дмитрий, не имея сведений от первой сторожи, посылает в степь вторую. В Коломне был проведен смотр войск, собранные силы объединены в крупные воинские соединения-«полки», были назначены воеводы полков, определен походный порядок движения. Здесь в поле была отправлена третья сторожа. В Коломну к московскому князю приехали ордынские послы с требованием Мамая о выплате дани, как при хане Джанибеке. 20 августа войско Дмитрия отправилось из Коломны вверх по Оке, следуя по ее левому берегу до устья Лопасни, постоянно собирая данные о противнике. Из Коломны в поход на Дон выступили отряды и полки из городов и волостей великого княжения Москвы, Коломны, Звенигорода, Можайска, Серпухова, Боровска, Дмитрова, Переяславля, Владимира, Юрьева, Костромы, Углича, дружины Белозерского, Ярославского, Ростовского, Стародубского, Моложского, Кашинского, Вяземско-Дорогобужского, Тарусско-Оболенского, Новосильского, Муромского, Елецкого, Мещерского княжеств, Пскова и Новгорода Великого, а также служилого московского князя Романа Михайловича Брянского. Однако на Куликово поле не пришли полки Нижегородского княжества, обескровленного постоянными набегами ордынцев. Не появились и рати Михаила Тверского, который сознательно выжидал результатов похода Мамая. О сложной позиции Олега Рязанского мы говорили выше. Таким образом, силы трех великих княжеств Северо-Восточной Руси не приняли участия в битве.

У устья Лопасни к общерусскому войску присоединились полки под командованием князя Владимира Андреевича Серпуховского и московского воеводы Тимофея Вельяминовича. 26-27 августа русские полки переправились через Оку и двинулись вдоль пограничья рязанских земель на юг на сближение с Мамаем. Смысл данного маневра заключался, по мнению большинства историков, в том, чтобы вклиниться между возможными союзниками Мамая и не дать им соединиться. Последняя остановка русских войск перед броском к Дону состоялась в местечке Березуй, куда подошли дружины литовских князей Дмитрия и Андрея Ольгердовичей. 6 сентября русские достигли Дона и встали лагерем. Согласно последним историко-археологическим исследованиям, последний участок пути русские воины двигались по сухопутной дороге, известной в более позднее время как Старая Данковская, трасса которой пролегала по водоразделу рек Дона и Мокрой Таболы. Лагерь русских войск располагался в устье реки Мокрая Табола. 7 сентября произошел бой сторожевых отрядов русского и ордынского войск, в котором победа осталась за первыми. Мамай пришел в ярость, узнав о подходе войск Дмитрия. Разведчики сообщили московскому князю, что ордынцы стоят лагерем на Гусином броду в одном переходе от русского лагеря, в верховьях реки Красивая Меча. На военном совете решено было дать сражение Мамаю за Доном. В ночь с 7 на 8 сентября 1380 года полки начали форсировать Дон. Предварительно через реку перешел Засадный полк для прикрытия переправы всего русского войска. В последнее время историки оценивают численность русских войск на Куликовом поле не более нескольких десятков тысяч воинов (В. А. Кучкин). Численный перевес был на стороне Мамая. Подобное скопление воинов было огромным в глазах современников. В то время столкновение ратей, превышавших несколько тысяч, считалось крупным сражением. Поэтому в источниках приводятся столь фантастические сведения о численности участников Куликовской битвы.

Туманным утром 8 (21) сентября в субботу в день Рождества Пресвятой Богородицы русские полки начали разворачиваться в боевой порядок лицом на юг. Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», далеко вперед были выдвинуты отряды Сторожевого полка. Первую линию русского строя составлял Передовой полк. За ним стояла основная линия войск Дмитрия с Большим полком в центре и крыльями (полки Правой и Левой руки). За большим полком, вероятно, располагался частный резерв. Предугадывая ход битвы, русские воеводы оставили в стороне от общей линии полков сильный общий резерв – Засадный полк. По последним научным данным русские полки выстроились, имея за спиной Дон и Непрядву, между балкой Рыбий верх и рекой Смолка, занимая фронт не более полутора километров. Склоны балки, речки и их отвершки были густо залесены. Таким образом, для наступления у Мамая оставался узкий водораздельный степной коридор, не дававший возможность ордынцам развернуться и применять излюбленные фланговые охваты.

Далеко впереди русские воины услышали гул приближающегося ордынского войска. Мамаю понадобилось еще некоторое время, чтобы перестроить свои силы из походного в боевой порядок. Первыми в схватку вступили сторожевые отряды. Источники донесли до нас, что князь Дмитрий участвовал в схватке боевых охранений, так называемом «первом суиме». Московскому князю было важно увидеть своими глазами развернутое построение войск Мамая. Затем он отошел в Большой полк, чтобы руководить сражением. Само сражение длилось три часа – с 6-го по 9-й час по древнерусскому счету времени, то есть с 10 часов 35 минут до 13 часов 35 минут. После схваток сторож ордынцы всей силой обрушились на Передовой полк, который практически полностью погиб, но ослабил наступательный порыв войск Мамая. Затем в бой вступили главные силы. Около двух часов русские полки сдерживали непрерывные атаки мамаевой конницы на узком и тесном пространстве «… от великой тесноты задыхахуся, яко немощно бе вместитися на поле Куликовом…». Примерно в половину первого дня «начаша одолевать погани». Согласно «Сказанию…», ордынцам удалось прорваться на левом фланге русских сил и выйти в тыл Большому полку. Московский князь был ранен. Создалась критическая ситуация полного окружения и уничтожения всей рати Дмитрия Ивановича. В этот момент в бой вступил Засадный полк (о нем пишут «Задонщина» и «Сказание…»), который располагался недалеко от полка Левой руки в большом лесном массиве «Зеленая Дубрава». Введение в сражение свежих русских сил коренным образом изменило ситуацию на поле боя. Среди ордынцев началась паника. Войска Мамая обратились в бегство. Преследование ордынцев возглавил Владимир Серпуховской. Оно длилось до темноты.

Разгром противника был полным, большинство ордынских воинов было убито в бою или во время бегства. Был захвачен стан Мамая со всем имуществом и стадами. Несколько дней русские воины хоронили павших и собирали трофеи. Затем 14 сентября поредевшее русское войско двинулось назад. Во время движения отдельные отряды войск Дмитрия подверглись нападениям со стороны рязанцев. В 20-х числах сентября русское войско подошло к Коломне. Здесь войско простояло несколько дней, а затем двинулось в Москву. 1 октября москвичи торжественно встречали героев Куликовской битвы.

С. М. Соловьев писал, что Куликовская битва была «знаком торжества Европы над Азиею», носила характер их «отчаянного столкновения … долженствовавшего решить великий в истории человечества вопрос – которой из этих частей света восторжествовать над другою». А. Е. Пресняков отмечал, что битва сгубила Мамая, но не создала перелома в русско-ордынских отношениях. Это одна из наиболее значительных битв в истории Москвы, символизировавшая основную тенденцию времени. Несомненно, Донское побоище положило начало концу ига. Можно говорить и о сдвигах в сознании. Был сломлен стереотип предшествующего столетия, о котором точно и красочно написал А. Терещенко: «Мы думали, что нельзя восстать противу угнетателей, что одна небесная сила, а не человек, могла бороться с врагами веры и народности. Утрата независимости обезоруживала нас, и мы, как низкие поклонники, не смели замышлять о справедливой свободе: деспотизм давил».

Куликовская битва показала, что есть предпосылки для окончательного освобождения, что созрели силы для отпора врагу, есть организатор их – московский князь. Беспримерный поход русских войск за Дон сделал Московское княжество признанным центром антиордынской борьбы. Противостояние Московского великого княжества с Мамаевой Ордой завершилось крахом последней. Дмитрий Донской не позволил Мамаю восстановить власть над русскими землями. Но другим невольным результатом Куликовской победы стало нарушение существовавшего почти 20 лет неустойчивого равновесия между двумя частями Орды. Объективно более всего конкретную политическую выгоду от поражения Мамая на Куликовом поле получил хан Тохтамыш. Разгром Мамая способствовал объединению Золотой Орды под его властью. Но в народной памяти Мамаево побоище, окрашенное, впрочем, в трагические тона из-за гибели многих русских воинов, осталось символом великой победы, дав мощный толчок национальному самосознанию и созиданию общерусской государственности с центром в Москве.

Текст:

http://www.kulpole.ru/history/detail.php?SECTION_ID=19&ID=161

Изображение:

«Куликовская битва», из рукописи «Сказание о Мамаевои побоище»;

Лицевой летописный свод Ивана Грозного;

«Куликовская битва», Миниатюра

Серия сообщений «ВОЙНА И МИР»:
Часть 1 — С Праздником Победы!
Часть 2 — Промысел Божий и Великая Отечественная война. Пророчества о России в годы войны

Часть 8 — Любимые песни военных лет
Часть 9 — Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен. Исторя создания Мемориала Могилы Неизвестного Солдата и Вечного огня
Часть 10 — Куликовская битва. «Мамаево побоище». Историческая справка
Часть 11 — Твой крест. Анимационный фильм.
Часть 12 — Паисий Святогорец о войне

Часть 14 — О войне. Митрополит Антоний Сурожский
Часть 15 — Когда я улыбнулась, немец опустил автомат и достал губную гармошку…
Часть 16 — 22 июня 1941 года. ВТОРЖЕНИЕ. Господи, не дай повториться.

Повести о Куликовской битве. «Сказание о мамаевом побоище». «Задонщина»

В 1380 г. произошла Куликовская битва, русские князья, возглавлявшиеся московским князем Дмитрием Ивановичем нанесли сокрушительный удар татарам. Победа русских на Куликовском поле явилась первой серьезной попыткой освобождения Руси от татарского ига, длившегося уже более 150 лет, и предвестием окончательного освобождения ее от чужеземного порабощения, но она возвысила и укрепила власть московского князя, главного организатора победы. Летописная повесть возникла в к. XIV в.

Мамайрешил превзойти предшественника своего Батыя и пошел на Русь. Князья Олег Рязанский и Ольгерд Литовский (Ягайл) подумали, что Мамай, конечно, победит, и стали в тайне от Дмитрия Ивановича на ту сторону в надежде, что и им кое-что от земли Русской перепадет. Дмитрий долго охал, но потом решил собрать войско и надеяться на бога, т.к. повинным себя ни в чем не считал. Послали к Мамаю юношу Захария Тютчева. Затем первую заставу, воинов: Родиона Ржевского, Андрея Волосатого, Василия Тупика и др., чтоб они на Тихой Сосне несли службу и взяли языка (пленника).

Затем вторая застава: Клементий Полянин, Григорий Судаков, Иван Святославич Свеславин. Выяснили, что Мамай не наступает, потому что ждет осени. Дм. повелел войску быть у Коломны на успение Святой Богородицы.

Союзники Дмитрия:его брат Владимир Андреевич (серпуховской), чуть позже подошли князья Федор Семенович, Семен Михайлович, Андрей Кемский, Глеб Каргопольский, андомские (?) князья, ярославские князья: Андрей Ярославский, Роман Прозоровский, лев Курбский, Дмитрий Ростовский.

Знаменитая история, как он пошел к Сергию (Радонежскому): Дм. Иванович с братом и русскими князьями поехали к живоначальной Троице на поклон к духовному отцу Сергию. С. попросил Дм-я послушать литургию, т.к. в это вреся чтилась память святых мучеников Флора и Лавра. Но Дм. говорит, что ему уже пора. В конце концов Д. все-таки остается и Сергий шепчет ему, что многие погибнут, но Дм. победит и останется жив.. Дм. попросил отдать ему в воины монахов Пересвета Александра и его брата Андрея Ослябу.


В Москве Дм. пошел к митрополиту Киприану. В четверг, день памяти св. отца Пимена, решил выйти навстречу татарам. Белозерские князья вышли отдельно дорогой Болвановской, Влад-р – дорогой на Брашево, а Дм. пошел на Котел. 10 штук купцов тоже взяли ( асилий Капица, Сидор Алферьев и др. — зачем, в заложники, что ли?). В Коломну Дм. пришел в субботу, в день памяти св. отца Моисея Эфиопа. Архиепископ Геронтий встетил их в городских воротах. Дм. командовал белозерскими князьями, Влад-р – ярославскими, Глеб Брянский – полком левой руки, Дм. и Влад-р Всеволодовичи – передовым полком, воевода Микула Васильевич – коломенцами и тд.

Изменники Олег Рязанский и Ольгерд Литовский прознали, что у Дм-я столько союзников, и испугались. Ольгерд осел в Одоеве. Дети Ольгерда Андрей Полоцкий и Дм. Брянский были православными, и, соединясь с Дмитрием, пошли против Мамая. Битва началась. Поединок Пересвета с татарином, оба погибли, пронзенные штыками. Вместо Дм-я был убит его оруженосец Андрей Бренка, одетый в одежды своего князя. На 7ой час стали одолевать татары, но 8ой час – наш час! Увидели татары, что пришла подмога, старшие люди, испугались: «Младшие бились, а старшие сохранились!»

Мамай стал призывать своих богов (Перуна и Салавата, Ираклия и Хорса, пособника Магомета), бежал, не догнали его, ибо кони у Мамая были свежие. Долго не могли найти князя Дмитрия. Но потом нашли, конечно. 8 дней отделяли тела христиан от нечестивых. Погибло 253 тыс. дружины, 40 московск., серпуховск. бояр, по 20 переяславск. и дмитровских и много других – костромск., ростовск., 70 можайских, 60 звенигородских…

Мамай спрятался в Кафе, снова собрался идти на Русь, но узнал, что на него идет Тохтамыш из Синей Орды. Т. победил Мамая, тот снова бежал в Кафу, был убит фрягами. О. Литовский со стыдом возвратился в Литву. Олег Рязанский бежал с княгиней, а Дмитрий посадил в Рязани своих наместников.

В обычном стиле воинских повестей описывается столкновение русских с татарами 8 сентября и поражение татар на реке Непрядве. В литературном отношении летописная повесть связана с трад. стилистикой и риторическими украшениями, заимствованными из летописных повестей и особенно из позднейшей, новгородской редакии жития Ал. Невского. В середине 15 века на основе летописной повести о Куликовской битве, «Задонщины» и устных преданий было создано «Сказание о Мамаевом побоище», дошедшее до нас в многочисленных списках, в четырёх редакциях.

В «Сказании» значительно усилен религиозный момент. Многочисленными монологами-молитвами подчёркивается благочестие Дмитрия. «Сказание» стремилось подчеркнуть полное единение светской и церковной власти.

«Сказание» построено на контрастном сопоставлении стойкости, мужества, христианского благочестия русских и хвастовства, гордости, нечестивости татар, Мамая и его союзников. Автор «Сказания» не жалеет чёрной краски для изображения врагов Русской земли.

Характерная особенность «Сказания о Мамаевом побоище» — наличие художественного вымысла, «речей» персонажей, элементов психологизма.

В стиле «Сказания» широко представлена книжная риторика, сочетающаяся с поэтическим стилем воинской повести и элементами деловой письменности.

Проникнутое патриотическим пафосом прославления героического подвига русских людей «Сказание» подчёркивало политическое значение Москвы и Московского великого князя, объединившего всех русских князей и благодаря этому одержавшего победу.

«Задонщина». Историческое своеобразие.

Произведениевозникло в конце 14 века. Автор — рязанский священник Софоний. «Задонщина» дошла до нас в пяти списках: 15, 16 и 17 вв., из которых три, в том числе древнейший, не сохранились. К тому же, все списки были дефектны – неграмотны, небрежны. Реконструировать текст памятника из-за этого очень сложно.

Стиль «Задонщины», образные средства и целый ряд сюжетных подробностей определились сильнейшим влиянием на нее «Слова о полку Игореве», а также устнопоэтических источников.

В подражание «Слову о полку Игореве» «Задонщина» начинается со вступления, где автор приглашает «братий, друзей и сыновей русских» собраться и составить слово к слову, возвеселить русскую землю и низвергнуть печаль на восточную страну, провозгласить победу над Мамаем, а великому князю Дмитрию Ивановичу и его брату Владимиру Андреевичу воздать хвалу. Далее, с той же оглядкой на «Слово», вспоминается вещий Боян, который воспевал великих князей. Автор мотивирует свою похвалу Дмитрию Андреевичу и его брату тем, что «было мужество их и желание за землю Русскую и за веру крестьянскую» постоять, что мужественно собрали полки против врага. Здесь вновь идет почти буквальное заимствование из «Слова…», лишь с характерной для того времени прибавкой: «и за веру крестьянскую», то есть христианскую. Упомянув о Бояне, автор обращается к жаворонку – чтобы и тот, взлетев, воспел славу князьям.

В параллель сказанному в «Слове…» о том, как готовятся русские войска к походу, в «Задонщине» находим соответствующее место: «Кони ржут на Москве, звенит слава по всей земли Русской. Трубы трубят на Коломне, в бубны бьют в Серпухове, стоят стязи у Дону у велокого на брези. Звонят колоколы в великом новгороде…» (Нам даже Татаринова этот кусочек цитировала). Вслед за этим – отрицательный параллелизм, характерный и для «Слова…»: «То не орля слетошася, съехалися все князи русские…»

Автор «Слова…» предпочел бы, чтобы поход Игоря воспел Боян, и сравнивает певца с соловьем. Автор «Задонщины» тоже обращается к соловью – чтобы тот прославил великих князей. Как Всеволод в «Слове…» обращается к Игорю с предложением седлать борзых коней, говоря, что они уже готовы – так и Дмитрий почти в тех же словах говорит Андрею Полоцкому.

Как участников похода игорева, так и Дмитрия Ивановича преследуют зловещие знамения природы: сильные ветры с моря, пригнавшие «тучу великую» к устью Днепра. Из тучи выступили кровавые зори, в них трепещут сизые молнии. Звучит и тот же, что в «Слове», зловещий крик птиц и зверей. Русские сталкиваются с татарами на Куликовом поле – над ним тучи сомкнулись, из них засверкали молнии и гром загремел – это русские сыновья сияют доспехами золочеными и гремят мечами о шлемы татаров. В «Слове» Всеволод сравнивается с туром, в «Задонщине» с турами сравниваются русские воины.

По сравнению со «Словом», в «Задонщине» события развиваются в обратном порядке: в «Слове» — сначала победа русских, потом их поражение, в «Задонщине» — наоборот. Когда татары побеждают, автор в манере «Слова» скорбито том, что «в ту пору по Рязанской земле около Дона ни пахари, ни пастухи в поле не кличут, лишь вороны не переставая каркают над трупами человеческими». Деревья приклонились к земле, птицы жалобно поют. Княгини и боярыни и все воеводские жены плачут по убитым мужьям.

Эпизод с плачем воеводских жен параллелен с плачем Ярославны. Одна из жен обращается с просьбой к Дону «прилелеять» ее господина – как о том же просит Ярославна Днепр. Жены обращаются к Дмитрию – не может ли он Днепр загородить, а Дон шлемами вычерпать, а Мечу-реку трупами татарскими запрудить? Здесь перефразируется известное обращение автора «Слова» к Всеволоду Большое Гнездо.

Решительное столкновение русских с татарами происходит, когда выходит из засады полк Владимира Андреевича, который изображается похожим на брата Игоря Всеволода в «Слове». Воины вместе с Дмитрием Волынцом отважно бросаются в битву. Если в «Слове» черная земля была засеяна костьми русских сынов, то в «Задонщине» «черна земля под копытами, костями татарскими поля усеяны, а кровью их земля залита». Русские воины, победив, разграбили татарское узорочье, увезли их коней и верблюдов, шелковые ткани, золото. Русские жены будут носить татарское золото – как в «Слове» звенели русским золотом готские девы. Заканчивается «Задонщина» тем, что Дмитрий Иванович с братом и воеводами стоит на поле Куликовом и произносит павшим воинам похвальное слово.

Интересно, что образные средства, послужившие в «Слове» для возбуждения скорби о тяжкой участи Руси, были использованы в «Задонщине» для выражения радости по поводу победы над врагом, которой Русь вознаградила себя за тяжкие страдания во время ига. «Задонщина» переосмысляет некоторые выражения «Слова» в прямо противоположном смысле, говоря о радости победы. Так, если в «Слове» солнце заступало Игорю путь тьмой, то в «Задонщине» освещало путь Дмитрию. Опять же, вспоминаем про татарские кости и кровь (см. выше). В «Слове» «дети бесовы кликом поля перегородили», в «Задонщине «русские сыновья поля широким кликом огородили»; в «Слове» «ту ся брата разлучишася», в «Задонщине «туто ся погании разлучишася», и т. д.

Хотя «Задонщина» в основном подражает «Слову», в ней есть и самостоятельные поэтические достоинства: яркие художественные образы, например, русские воины сравниваются с соколами, кречетами и ястребами, которые рвутся на гусей и лебедей – татар. Литературные достоинства «Задонщины» обусловлениы и с ее связью с устнопоэтическим народным творчеством, что обнаруживается в частом употреблении отрицательного параллелизма («Не стук стучит, ни гром гремит… стучит сильная рать… гремят удальцы русские»). Как в былинном эпосе, гуси и лебеди здесь – символы вражеских сил. В образе былинных богатырейв «Задонщине» выствупают два воина монаха Пересвет и Ослябя.

При всей зависимости от «Слова» «Задонщина» не следует за «Словом» там, где упоминаются языческие божества. Из мифических существ, присутствующих в «Слове», упоминается лишь Див, который перенесен в произведение чисто механически, без попытки уяснения его мифологической природы (вообще, многие слова и выражение перенесены механически: слово «харалужный» в сочетании «берега харалужные»). Зато в «Задонщине» проступает умеренная церковно-религиозная струя (упоминание о борьбе за «веру христианскую»).

«Задонщина» отличается от «Слова» и в идеологическом отношении: понятие Русской земли в ней уже готово ассоциироваться с понятием Московского княжества во главе с князем Дмитрием, объединияющим вокруг себя русских князей (кстати, это отчасти неправда, так как Олег Рязанский и Ягайло Ольгердович Литовский вступили в союз с Мамаем — ну, предатели не в счёт, ведь зато князья литовские, сыновья Ягайла, на сторону Дмитрия Ивановича встали). Князья Дмитрий и Владимир именуются правнуками Владимира Святославича, киевского князя, чтобы повысился их авторитет. То есть в произведении прослеживается московская тенденция, которая в ту пору уже претендовала стать общерусской. Эту тенденцию проводит автор – хотя он рязанский священник, но в Рязани Дмитрий посадил одного из своих наместников. Характерно, что «Задонщина», написанная о победе русского народа под предводительством Дмитрия, создана в подражание «Слову», в котором звучал в призыва к общерусскому единению. После господства ига наконец возникла перспектива национального возрождения Руси, и мысль автора «Задонщины» обратилась к памятнику Киевской Руси, проникнутому идеей национальной свободы и народной чести.

Будучи на пиру у Микулы Васильевича, Дмитрий Иванович (в будущем Донской) и его брат Владимир Андреевич узнали, что на Русь пришел Мамай. (Здесь автор делает отступление, говоря о Бояне, мужестве царей – о том, о чем я говорила выше). Помолившись, князья собрали полки. Автор обращается к жаворонку, чтоб тот воспел славу князьям. Далее автор описывает, как полки собираются по всей Руси (я цитировала этот кусок). И вот, все князья слетелись к Москве, как орлы. Дмитрий Иванович говорит, что всем вместе им надо поразить поганого Мамая.

Автор обращается к соловью, чтобы тот воспел славу и братьям Ольгердовичам из земли Литовской — Андрею и Дмитрию, а также Дмитрию Волынскому. Андрей Ольгердович говорит своемубрату, что надо защитить Русь. Дмитрий готов защищать Москву и Русь, и говорит, что пора седлать коней.

Далее автор описывает надвигающиеся тучу, кровавые зори (писала об этом выше).

Дмитрий Андр., обращаясь к брату, говорит, что собралось большое храброе войско.

И вот началась битва: русские описываются как кречеты и ястребы, татары – как гуси-лебеди. На поле Куликовом над ними сошлись тучи. Они храбро сражались, но русские проигрывали, многие славные воины полегли. Однако Пересвет говорит, что лучше умереть, чем попасть в плен татарам, а его брат Ослябя говорит, что ему на этом поле умереть, и его сыну тоже, за Дм. Ивановича.

Автор скорбит об умерших, описывает плач жен погибших воевод (см. выше).

Однако русские воины сумели собраться – Владимир говорит Дмитрию, что надо продолжать бороться против тех, кто проливает кровь христианскую. Дмитрий воодушевляет войско, молится, и бросается в битву. Русские победили татар, те бросились бежать, застонала татарская земля. Мамай бежал к Кафе-городу.

А русские князья завладели богатствами татар, чтобы отвезти их домой.

Дмитрий и остальные князья на поле Куликовом воздали честь погибшим воинам, постоявшим за Русь – их погибло очень много.

21. Московская литература. Епифаний Премудрый. «Житие Стефана Пермского». Особенности стиля плетения словес.

В конце 14, начале 15 века в агиографической литературе происходит возрождение и развитие риторическо-панегерического стиля литературы Киевской Руси. Это связано с подъёмом национального самосознания, вызванного борьбой с иноземными поработителями, формированием идеологии централизованного государства.

Риторическо-панегерический стиль первоначально получает распространение в агиографии, где житие становится «торжественным словом», пышным панегириком русским святым, являющим собой духовную красоту и силу своего народа.

Изменяется композиционная структура жития:

1) появление небольшого риторического вступления

2) центральная биографическая часть сокращается до минимума

3) главное место отводится похвале.

Биография христианского подвижника стала рассматриваться как история его внутреннего развития. Монологи становятся неотъемлемой частью построения житийного произведения. Характерная особенность этого стиля — пристальное внимание к различным психологическим состояниям человека.

Краткий пересказ:

Некогда появился в Пермских краях старец-волхв Пам Сотник, который склонял некрещёных пермяков к поклонению языческим идолам, запрещал им креститься. Действовал он и убеждением, и деньгами, пытаясь уже крещёных пермяков мздой обратить в языческую веру. Пам в своей «проповеди» уговаривал пермяков чтить богов предков, говоря, что Москва, приславшая Стефана пермякам, добра никакого местным не делает, только дань с них и собирая; да и не стоит слушать молодого Стефана, который Паму во внуки годится, а надо слушать умудрённого годами старца, который только добра пермякам хочет. Крещёные же люди Пама не слушали, были верны Богу, его заветов не слушались, а препираться словесно предложили Паму не с ними, а с самим Стефаном.

Пам, возгордившись, начал Стефана ругать, говорить, что он словопрений не боится, что Стефан, словно свеча у огня, против него не выстоит.

Стефан в долгу не остался, обругал Пама, циттируя пророка Исайю, заявил, что таких, как Пам, несмотря на их хитрость и льстивые языки, Бог всё равно уничтожит.

Волхв сказал, что у язычников богов много, и каждый постоянно в повседневной жизни помогает, и, между прочим, помогают боги и добывать шкуры зверей, которые потом в Москву пермяки отправляют. Да и язычник ходит на медведя в одиночку, да забарывает медведя, а москвичи по несколько человек на медведя ходят, да и то, часто без добычи приходят.

И препирались словесно Стефан и Памом без перерывов целые сутки, пока не решили: разжечь огромный костёр, войти в него, кто живой выйдет — того и вера сильней; ещё проруби две на реке вырубить, одну по течению ниже, другую выше, войти в одну и выйти в другую прорубь, кто выйдет — того и вера сильней. И кого вера сильней, тому все пермяки слушать будут.

Когда же костёр был разожжён, Стефан помолился и был готов идти в него, а Пам не хотел, и пермяки спрашивали, почему тот не хочет идти за свою веру. Тот отвечал, что не может, потому что сгорит, и тогда его волшебство в другие руки попадёт.

Тогда люди, решившие, что Стефан победил, повели Пама к реке. Но и здесь Стефан был готов идти в прорубь, а волхв вновь боялся, и снова его спрашивали люди, почему не хочет тот идти.

И решили пермяки, что победил Стефан потому, что святые книги читал, которые его мудрым и Богу угодным сделали. И что Стефан, уверовав, не боится ни огня, ни воды. Люди уговаривали креститься волхва, но тот отказался. Люди предложили казнить его, но Стефан наказал не убивать его, вед Христос учил не бить, не мучить, а поучать с кротостью. Но только запретил Стефан Паму общаться, есть-пить, находиться рядом с новообращёнными христианами.

Волхв был отпущен и тут же скрылся, радуясь, что остался жив.

Стиль плетения словес заключается в многократном использовании синонимов и описании разных предметов большим количество схожих выражений и сравнений. Такой стиль требует значительного словарного запаса. Замечательным примером стиля плетения словес является «Житие Стефана Пермского» написанное Епифанием Премудрым. С самого начала один из основных персонажей, Пам Сотник, описывается целым рядом слов, синонимичных или близких по значению слову «колдун», несущих в большинстве своём негативную коннотацию и добавлением прилагательных, несущих негативную окраску:

«некий влхв, чаpодеевый стаpец, лyкавый

мечетник, наpочит кyдесник, влхвом началник, обавником стаpейшина,

отpавником болший, иже на влшебныя хитpости всегда yпpажняся, иже

кyдесномy чаpованию тепл сый помощник»

Автор использует данный стиль в основном с целью усиления негативного отношения читающего к отрицательному персонажу, язычнику и «влхву» Паму Сотнику.

Далее этот стиль постоянно используется автором на протяжении всего произведения. Таким образом автор, вероятно, добавляет красок и старается как можно точнее и ярче описать сюжетны явления, предметы, персонажей.

Житие нарушало традиционные рамки канона:

1) своим размером

2) обилием фактического материала

3) новой трактовкой отрицательного героя

4) отсутствием описания как прижизненных, так и посмертных чудес

5) композиционной структурой

Памятники Куликовского цикла: Задонщина, Сказание о Мамаевом побоище, Летописная повесть о Куликовской битве.

Задонщина. Лихачев

«Задонщина» в списке XVII в. была открыта в 1852 г. В. М. Ундольским и сразу была воспринята как литературное подражание «Слову о полку Игореве.

Дошла в 6ти списках, самый ранний из которых (список Ефросина) датируется 1470 – ми гг., а поздний концом 17 века. Задонщиной оно называется в списке Ефросина. В других списках – Словом о велико князе Данииле Ивановиче и брате его князе Владимире Андреевиче. Ефросиновский список – сокращенная переработка первоначального текста. В других списках текст с ошибками и искажениями (Ундольский и Ждановский списки).

Тест на внимательность Только 5% пользователей набирают 100 баллов. Сколько баллов наберешь ты?

Узнать

Автор не ставил задачи описать в последовательности все события героической битвы за Доном. Он передает эмоциональную оценку произошедшего на поле Куликовом, выражает свои чувства и мысли. Свое автор характеризует свое поведение как жалость и похвалу князю Дмитрию. Жалость – плач погибшим. Похвала – слава мужеству воинской доблести.

От начала и до конца текст Задонщины связан с текстом Слова о полку Игореве – повторения. Подражание.

В «Слове о полку Игореве» грозные предзнаменования сопровождают поход русских войск: волки сулят грозу по оврагам, орлы клёкотом зовут зверей на кости русских, лисицы лают на щиты русских. В «Задонщине» те же зловещие знамения сопутствуют походу татарского войска: грядущая гибель татар заставляет птиц летать под облаками, часто граять воронов, говорить свою речь галок, клекотать орлов, грозно выть волков и брехать лисиц.

Итак, начало того исторического периода, с которого Русская земля «сидит невесела», автор «Задонщины» относит к битве на Каяле, в которой были разбиты войска Игоря Северского. «Задонщина» повествует, следовательно, о конце этой эпохи «туги и печали», о начале которой повествует «Слово о полку Игореве». Отсюда преднамеренное противопоставление в «Задонщине» конца — началу, битвы на Дону — битве на Каяле, победы — поражению и преднамеренное сопоставление Каялы с Калкой, половцев с татарами. Отсюда внешнее сходство произведений, проистекающее из исторических воззрений автора «Задонщины». Куликовская битва рассматривается, следовательно, в «Задонщине» как реванш за поражение, понесенное войсками Игоря Святославича на реке Каяле. Эта идея реванша имела глубоко народный характер.

В З. высокий поэтический стиль переплетается с образами, выражениями, фразами, носящими сухой прозаический, почти документальных характер

Характерна логически – смысловая непоследовательность : забегает вперед, то возвращается назад, от частного к общему и наоборот.

Но у З . есть свои яркие образы и сравнения – воспеть славу великому князю московскому автор призывает жаворонка, а плач коломенских женщин связывает с жалобным пением птицы щура.

Характерные эпитеты : вещий Боян, храбрые полки, дружина, червленые щиты, кровавые зори и др. – как у Слова.

Принято считать, что автор Задонщины – Софоний Рязанец: он назван ее автором в заглавии двух списков. Однако в заглавии нескольких списков о Мамаевом побоище он обозначен как и автор этого произведения. Больше никаких сведений и упоминаний о Софонии Рязанце нет.

1380 год – Мамаево побоище.

План содержания.

1. Пир у Микулы. Известие о том, что Мамай у Дона.

2. Жалость и похвала.

3. Дмитрий и брат его в церкви – сбор дружины.

4. Орлы – всадники.

5. Все князья русские в Москву съехались. 8000

6. Татары – волки. Предзнаменования .

7. Загремели мечи булатные о шлемы хиновские.

8. В эту пору в Рязани запричитали жены по убитым, щуры поют жалобные песни в Коломне.

9. В тот же день в субботу на рождество Богородицы – победа.

10. Погоня за татарами. Ликованье по всей земле русской. Русские жены забряцали золотом татарским. Мамай бежит серым волком.

11. Осмотр поля после битвы князем.

Сказание о Мамаевом Побоище.

Написано в середине (конце) 15 века.

Новый тип воинской повести, связанный с фольклорными традициями. Было очень популярно у книжников. Так как несет подробное описание и носит ярко выраженный сюжетный характер. Не только само событие, но и судьба отдельных лиц заставляли читателя волноваться и сопереживать герою.

Сохранилось в 4ех основных редакциях и + 4 внутри. В 100 списках.

В Сказании есть подробное описание эпизодов, которых нет в Задонщине и в повести о Куликовской битве.

1. Собирание войск

2. Предыстория битвы: послание/переписка Мамая с Ольгердовичами и Олега Рязанского.

3. Подробное выведывание примет : слушают на границе приметы:

— Дм. Волынский прикладывает ухо к земле: татарских воинов много, но предвещает победу.

4. Князь с митрополитом Киприаном у Сергия Радонежского – он дает 2х воинов. (на самом деле Киприана не могло быть в это время в Москве, он был в Киеве) .

5. Плач Евдокии более подробный.

В жанровом плане:

1) Отсылка к библии

2) Больше и органичнее фольклор (эпические мотивы). Само название приближает к эпичности. Многие эпизоды носят эпический характер :

А) разведка в ночь накануне боя – испытание примет

Б) единоборство Пересвета как богатырский поединок – противник сравнивается с Голиафом – оба скончались.

Влияние устной поэзии просматривается и в выразительных средствах : битва – пир, врагов побивают, как траву косят, воины – соколы.

Герой выступает не как индивидуальная личность, а как идеальное воплощение тех черт, которыми он должен был обладать, как идеальный представитель своего класса.

Фома Кацибей видит Бориса и Глеба.

Летописная повесть о Куликовской битве.

Дошла до нас в двух видах: кратком и пространном. Краткая повесть входит в состав летописей, ведущих свое происхождение от летописного свода Киприана (Троицкой летописи). Пространная представлена Новгородской четвертой и Софийской первой летописями .

В краткой – написана не позже 1408 – 1409 гг. – передаются основные исторические сведения о Куликовской битве. Мамай разгневан за поражение на Воже и идет на Русь. Ему навстречу идет Дмитрий Иванович – кровопролитное сражение за Доном, продолжавшееся 1 день. Победа русских. Мамай спасается бегством. Мамай собирает остатки, но против него встает Тохтамыш – воцарение Тохтамыша.

Большая часть произведения посвящена тому, что происходило после Битвы. О самой битве сказано мало, общими формулами воинских повестей. Отношение автора выражается в кратких эпитетах – характеристиках русских и ордынцев.

В пространной – в несколько раз больше краткой. Текст краткой вошел с текстуальными изменениями в начальной часть и в дословном повторении второй, основной части. Появляется ряд новых данных исторического характера: сбор в Коломне, о приходе на помощь московскому князю Андрея и Дмитрия Ольгердовичей, переправа русских через Дон, более подробно описывается битва, говорится, что великий князь бился впереди всех и что доспехи его были разбиты и повреждены, но на теле не было ран. Однако увеличение текста не только из-за добавлений, но и по литературным причинам.

Автор пространной летописи включает обширные риторические рассуждения по поводу описываемых событий, пользуясь религиозными текстами. Усиливается роль Дм.Ивановича как защитника православия, резче и многословнее противопоставление русского войска как христианского войскам «нечестивых татар». Расширяется описание божественной помощи русским войскам – помощь ангелов в битве.

Почти все дополнительные данные пространной летописи находят себе соответствие в Сказании о Мамаевом побоище. Принято считать, что Сказание было создано на основе пространной летописной повести и, следовательно, возникло позже, чем была написана эта повесть.