Ростовская стачка 1902 года

>Ростовская стачка 1902 года

Стачка в Ростове-на-Дону 1902 года — стачка между рабочими Ростова-на-Дону и правительственными силами, произошедшая в ноябре 1902 года.

Начало стачки

В октябре 1902 года Донской комитет РСДРП обратился к рабочим с листовкой «Ко всем рабочим Главных мастерских Владикавказской дороги»:

«Долгие годы, изо дня в день, как каторжники, цепями прикованные к тачке, мы стоим у своих станков. Солнце иной раз заглянет сквозь тусклые стекла в мрачные мастерские, и чистый свет его слабеет от дыма и копоти… Но среди этой серой, беспросветной жизни, товарищи, среди вечного каторжного труда как звездочка, мерцает перед нами надежда, что истина и правда восторжествуют, что настанет день, когда мы вздохнем свободной грудью и громко воскликнем: «Да здравствует свобода!..» Но эта свобода не придет к нам сама, не спустится с небес. В жестоком бою должны мы завоевать ее… Товарищи! Помните, что нам предстоит великая борьба за наше освобождение! Помните, что для этой борьбы нужны мужественные люди, умеющие смело и стойко защищать свои права, свою честь, свое достоинство… Вперед, товарищи, на борьбу! Да здравствует стачка!.. Да здравствует свобода!..».

— Из листовки «Ко всем рабочим Главных мастерских Владикавказской дороги»

Ситуацию также усугубляли не в меру строгие требования к рабочим, среди которых также были женщины и дети:

«Работа на фабрике начинается с 1 августа по 1 мая ежедневно с 8 часов утра и продолжается до 8 часов вечера включительно, с перерывом для обеда от 12 до 1 часу дня и для полудня с 3 часов до 3.30 пополудни; с 1 мая по 1 августа — с 7 часов утра до 8 часов вечера, с перерывом для обеда от 12 до 2 часов дня и для полудня с 4 часов до 4.30 пополудни…»

— Из правил на табачной фабрике Асмолова

Последней каплей стало то, что мастер Вицкевич обсчитал рабочих котельного цеха. Когда рабочие потребовали жалование, Вицкевич грубо прогнал их. 2 ноября работы в цехе остановились…

Ход стачки

3 ноября состоялись митинги с требованиями сократить рабочий день до 9 часов, повысить заработную плату на 20 %, устроить школу для детей рабочих, удалить из мастерских Вицкевича и других мастеров, грубо относившихся к рабочим.

4 ноября по заданию Донкома рабочие Гущин, Краснобризжий и Краузе продолжительным гудком подали сигнал к началу всеобщей стачки.

6-7 ноября стачка стала общегородской и приняла политический характер.

11 ноября полиция и казаки применили против забастовщиков, собравшихся на митинг, оружие. 6 чел. было убито и 17 ранено. Митинги в Ростове-на-Дону продолжались ещё 2 недели.

Итог

О ростовских событиях ноября 1902 года В.И. Ленин писал:

«пролетариат впервые противопоставляет себя, как класс, всем остальным классам и царскому правительству»

— Полн. собр. соч., 5 изд., т. 9, с. 251

Память

В честь стачки назван проспект в Ростове-на-Дону. В 1975 году была открыта скульптурная композиция «Преемственность поколений» в Железнодорожном районе Ростова-на-Дону. 2 ноября 2014 года, к 112 летию стачки, коммунисты и комсомольцы Ростова-на-Дону провели массовый митинг в память героических борцов за права трудящихся на Дону.

Примечания

  1. 1 2 1902 год — Википедия
  2. 1 2 3 4 5 Страницы донской истории (Левченко В.С.)
  3. http://www.kprf-don.ru/index.php/component/content/article;/220.pdf
  4. 1 2 3 4 Ростовская стачка 1902 / Большая советская энциклопедия
  5. 1 2 Ростовская стачка 1902
  6. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 9, с. 251
  7. Андрианов В. И., Терещенко А. Г. Камышевахская балка // Памятники Дона. — Ростов-на-Дону: Ростовское книжное издательство, 1981.
  8. http://www.kprf-don.ru/index.php/work/mestnie/3645-112—q—q.html

См. также

  • Ростов-на-Дону
  • Проспект Стачки
  • Памятник стачке 1902 года

РОСТОВСКАЯ СТАЧКА 1902

Смотреть что такое «РОСТОВСКАЯ СТАЧКА 1902» в других словарях:

  • Ростовская стачка 1902 — забастовка рабочих промышленных предприятий Ростова на Дону в ноябре 1902. В начале 20 в. в городе насчитывалось около 30 тыс. рабочих, половина их была занята на крупных предприятиях (Главные мастерские Владикавказской ж. д. 2,6 тыс.;… … Большая советская энциклопедия

  • Забастовка — (от итал. и исп. basta! баста!, довольно!, хватит!) стачка, одна из основных форм классовой борьбы пролетариата в капиталистических странах, заключающаяся в коллективном отказе продолжать работу на прежних условиях. По своим целям З.… … Большая советская энциклопедия

  • Революция 1905-07 в России — первая народная революция эпохи Империализма, расшатавшая устои самодержавного строя и создавшая предпосылки для последующей успешной борьбы за свержение царизма. Это был новый тип буржуазно демократической революции, гегемоном которой… … Большая советская энциклопедия

  • Рабочий класс СССР — Пролетариат России в борьбе с самодержавием и капитализмом. Пролетариат в России, как и в др. странах, начал складываться ещё в феодальном обществе (предпролетариат). На Мануфактурах и заводах 17 18 вв. (Урал, города Центра и Севера… … Большая советская энциклопедия

  • РАБОЧИЙ КЛАСС В РОССИИ И СССР — При капитализме Р. к. (пролетариат) класс наемных рабочих, лишенных средств произ ва, вынужденных жить продажей своей рабочей силы. С победой социалистич. революции, установлением диктатуры пролетариата Р. к., возглавляемый Коммунистич. партией,… … Советская историческая энциклопедия

  • Ростов-на-Дону — город, центр Ростовской области РСФСР. Крупный узел железных, шоссейных дорог и воздушных линий, речной порт. Расположен на правом берегу р. Дон, в 46 км от впадения её в Азовское море. Население 888 тыс. чел. (1975; 120 тыс. в 1897, 510… … Большая советская энциклопедия

  • РОСТОВ-НА-ДОНУ — город, ц. Ростовской обл. РСФСР. Один из крупных индустр. и трансп. центров СССР. Расположен в основном на правом берегу Дона, протянувшись на 18 км от дельты вверх по реке. На 1 янв. 1967 757 т. ж. (в 1897 120 т. ж., в 1923 182 т. ж., в 1926 308 … Советская историческая энциклопедия

  • Забастовка — (Strike) История появления забастовок Причины и последствия забастовок в современном мире Содержание Содержание Раздел 1. История , причины и последствия. Раздел 2. Стачки в современном мире. Стачка — это временный добровольный отказ… … Энциклопедия инвестора

  • Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика — РСФСР. I. Общие сведения РСФСР образована 25 октября (7 ноября) 1917. Граничит на С. З. с Норвегией и Финляндией, на З. с Польшей, на Ю. В. с Китаем, МНР и КНДР, а также с союзными республиками, входящими в состав СССР: на З. с… … Большая советская энциклопедия

Стачечное движение в России в начале XX века. Часть 2.

От январской стачки к первой революции

Рост рабочего движения и набиравшие популярность социалистические партии заставили власти задуматься о мерах противодействия, однако ситуация была патовой. С одной стороны, уступки стачечникам подрывали престиж самодержавия, что могло привести к его ослаблению. С другой, репрессии против рабочих были невыгодны фабрикантам и промышленникам, нуждавшимся в хороших специалистах, а увольнение или ссылка работников, уличенных в организации стачек, приводило лишь к всплеску новых забастовок. Решение было предложено начальником Московского охранного отделения Сергеем Зубатовым.

Идея Зубатова заключалась в создании подконтрольных обществ взаимопомощи рабочих. Данные общества занимали промежуточную позицию между властью и революционными силами, прикладывая усилия для улучшения положения рабочих, при этом гася недовольство политическим строем. Созданное в 1901 году в Москве «Общество взаимопомощи рабочих механического производства» имело невероятную популярность, в связи с чем влияние агитаторов социалистических партий резко упало. Доходило до того, что революционеров, пытавшихся вести пропаганду радикальных идей, выгоняли с заводов. Для рабочих проводились лекции, устраивались собрания в чайных, выпускались брошюры.

В 1902 году, уже в должности начальника Особого отдела Департамента полиции, Зубатов организовал общество, подобное московскому, в столице империи. Однако из-за конфликта с министром внутренних дел Плеве он был отправлен в отставку, потеряв контроль над созданными организациями. В 1903 в Санкт-Петербурге на основе зубатовского общества образуется «Собрание русских фабрично-заводских рабочих», ведущую роль в котором играл священник Гапон.

Продолжая получать от правительства деньги и тратя их на открытие чайных и легальную агитацию, Гапон создал при Собрании тайный комитет, ставивший целью отстаивание интересов рабочих уже с помощью более радикальных мер. Организация постоянно росла, а ее руководитель стал наиболее видной фигурой в рабочем движении того периода.

В декабре 1904 года четверо рабочих Путиловского завода были уволены по требованию мастера. В связи с тем, что уволенные были членами Собрания, Гапон посчитал это ударом по организации. Вскоре было принято решение отправить три делегации для разрешения конфликта и восстановлении рабочих к директору завода, к фабричному инспектору и градоначальнику. Переговоры не принесли результатов, 3 января рабочие Путиловского объявили забастовку, выставив требования администрации завода. Попытки мирного обсуждения с властью требований бастующих провалились, что повлекло за собой цепную реакцию и к стачке присоединялись все новые и новые заводы. Гапоном и его соратниками было принято решение составить петицию с экономическими и политическими требованиями, которую планировалось передать императору, с этой целью на 9 января было назначено шествие рабочих вместе с семьями к Зимнему дворцу.

Зная о шествии, власти города выставили на заставах в рабочих кварталах войска. Император Николай II, зная о готовящейся демонстрации, еще 6 января уехал в Царское Село, тем самым устранившись от решения назревшей проблемы. Руководство войсками было возложено на генерала Васильчикова.

Утром 9 января колонны рабочих и их семей в праздничной одежде, с хоругвями и портретами царя в разных районах города были встречены солдатами, получившими боевые патроны. В ответ на попытки пройти сквозь оцепление был открыт огонь. Подобные меры были предприняты на Нарвской заставе, Невском проспекте, Васильевском острове, у Александровского сада, в Колпино и других районах и пригородах Санкт-Петербурга. Жертвами действия властей только по официальной версии стали более 130 убитых и 300 раненых, среди которых были женщины и дети. Был убит шедший рядом с Гапоном рабочий Васильев, его простреленная рубашка со следами крови ныне хранится в Музее политической истории. В тот же день последовали аресты среди участников шествия, Гапону удалось скрыться в квартире Максима Горького.

Разогнав выстрелами мирную демонстрацию, царизм поставил себя на край гибели. Как российская, так и международная общественность осуждала действия правительства. Стачечное движение лишь усилилось, революционные партии все чаще осуществляли акты террора против высших чиновников в месть за погибших рабочих. Политические лозунги выдвинулись на первое место. Началась революция.

Всероссийская октябрьская политическая стачка.

Понимая нависшую угрозу, царское правительство уже в феврале 1905 года вынуждено было пойти на уступки. Издается указ о разрешении подавать на имя государя предложения о совершенствовании государственного строя, дав начало развитию парламентаризму в России в виде Государственной думы. 17 апреля был издан указ об укреплении начал веротерпимости, разрешив свободу исповедания. Однако эти попытки остановить волну революции не увенчались успехом.

В мае 1905 году в Иваново-Вознесенске появляется Совет рабочих уполномоченных, ставший прообразом будущих Советов рабочих депутатов. С помощью этого органа осуществлялось руководство стачками, координировались действия рабочих, велась агитация. В Совете работали представители крупных левых партий (большевики, меньшевики, эсеры). Давление Совета вынудило фабрикантов пойти на уступки рабочим, в том числе увеличить зарплату, уменьшить трудовой день, получать льготы. В тех случаях, когда фабриканты отказывались от своих обещаний, стачки вспыхивали вновь для удовлетворения требований.

Начиная с сентября по стране прокатывается новая волна стачек. 7 октября к ней присоединяется Московско-Казанская железная дорога. «Начались спазмы сердца», — приводит Лев Троцкий цитату из газеты «Новое Время». Одна за другой железнодорожные ветки перекрывали движение, парализуя работу всей страны. Так началось событие, известное как Всероссийская октябрьская политическая стачка.

«Стачка начинает уверенно хозяйничать в стране. Нерешительность окончательно покидает ее. Вместе с ростом численности растет самоуверенность ее участников. <…> Она мчится по рельсам и властно замыкает за собой путь. Она предупреждает о своем шествии по проволоке железнодорожного телеграфа. «Бастуйте!» — приказывает она во все концы» — так Троцкий описывает всеобщую забастовку, к которой присоединяется все больше и больше рабочих.

Для управления стачкой возникает знаменитый Петербургский Совет рабочих депутатов. Благодаря его руководству стачечное движение наносило царизму тяжелые удары. Во главе Совета был беспартийный адвокат Хрусталев (Носарь), однако наибольший вес имели социал-демократы. В заседаниях участвовали представители практически всех заводов Санкт-Петербурга. На время стачки Совет фактически взял власть в столице. Железнодорожное движение, работа предприятий, отправка почты и телеграмм — все это осуществлялось лишь с санкции Совета. Царское правительство оказалось бессильным перед сплоченными действиями рабочих.

Император в очередной раз вынужден пойти на уступки. 17 октября 1905 года выходит знаменитый манифест «Об усовершенствовании государственного порядка». Впервые в российской истории гражданам предоставляются свобода слова, совести, собраний. Общество с воодушевлением восприняло признание царизмом своего поражения. Несмотря на попытки продолжить стачку, 19 октября Совет принимает резолюцию о прекращении стачки и возвращению 21 числа к работе, при этом, «смотря по ходу событий, по первому же призыву Совета возобновить ее для дальнейшей борьбы так же дружно, как и до сих пор, за наши требования.»

Октябрьская стачка окончилась серьезной победой рабочего класса. Страна находилась в ожидании появления парламента, активно печатались газеты, распространялась запрещенная до этого времени литература. Высшие сановники и владельцы предприятий находились в растерянности, манифест поставил их перед фактом выполнения требований стачечников, хотя еще недавно власть отвечала на это только силой.

Петербургский совет находился на пике популярности. 2 декабря им был опубликован «Финансовый манифест», призывающий нанести еще один удар по царизму, на этот раз в виде отказа от уплаты налогов и податей. В ответ на это на одном из заседаний Совет был арестован в полном составе.

Начиная с декабря, революция идет спад. Прошедшие выборы в первую Государственную думу, несмотря на бойкот социалистическими партиями, показали высокую заинтересованность населения к мирному разрешению конфликтов. Провал вооруженного восстания в Москве, аресты видных деятелей Советов, активно появлявшихся по всей стране, раскол общественности на тех, кто считал манифест 17 октября окончательной победой, и тех, кто считал его предсмертным воплем царизма, привели к ослаблению рабочего движения. В то же время императорская власть наносила и ответные удары по стачечникам.

Борьба со стачками

В 1925 году на экраны выходит фильм молодого режиссера Эйзенштейна «Стачка», согласно сюжету которого рабочие, недовольные условиями труда, организуют стачку, требуя повышения зарплаты и установления восьмичасового рабочего дня. Но благодаря провокации, устроенной владельцами завода, забастовщиков разгоняют с помощью казаков и полиции. С подобной картиной сталкивались многие участники стачек того времени.

Кроме вышеупомянутых Морозовской стачки и Обуховской обороны, силовые методы разгона забастовок силами солдат применялись повсеместно. В своей работе «О стачках» Ленин отмечает: «…солдат стараются натравить на рабочих, даже когда рабочие держат себя совсем спокойно и мирно. Солдатам приказывают даже стрелять в рабочих, и когда они убивают безоружных рабочих, стреляя в спину убегающим, то сам царь посылает свою благодарность войску (так благодарил царь солдат, которые убили в 1895 г. в Ярославле рабочих-стачечников)». Речь здесь идет о забастовке на Ярославской большой мануфактуре, в ходе разгона которой солдатами Фанагорийского полка погиб один рабочий, 14 ранено, а император представленном ему докладе написал: «Спасибо молодцам-фанагорийцам за стойкое и твердое поведение во время фабричных беспорядков».

Известен приказ помощника министра внутренних дел Трепова во время октябрьской стачки: «Холостых залпов не давать и патронов не жалеть». Схожих взглядов придерживался и полковник Риман.

9 января 1905 он участвовал в расстреле демонстрантов у набережной Мойки в Петербурге, а в декабре во главе шести рот Семеновского полка осуществил карательную экспедицию вдоль Московско-Казанской железной дороги. Без суда было убито более пятидесяти железнодорожников. Солдаты и офицеры забивали подозреваемых в участии в революционном движении до смерти, закалывали штыками, вспарывали животы. Гвардейцы запятнали себя кровью невинных жертв, за что Риман был приговорен партией эсеров к смерти и вынужден был скрываться за границей, чтобы избежать возможного покушения.

Кроме армии и полиции царская власть также опиралась на монархические организации, получившие совокупное название «черносотенцы». Созданные в противовес набиравшему силу рабочему движению, черносотенцы участвовали в разгонах стачек и демонстраций, призывали к расправам над студентами и либеральной интеллигенцией, нападали на деятелей революционного движения. Несмотря на то, что монархические партии отрицали факт их финансирования правительством, в 1906 году Алексей Лопухин, бывший глава Департамента полиции, заявил, что черносотенцы печатали в типографии петербургского жандармского управления листовки, призывающие к погромам, и лишь Петербургский Совет сумел не допустить проявлений насилия на улицах города. Однако даже несмотря на это министр внутренних дел Столыпин всячески отрицал связь правительства и шовинистических организаций, уже «прославившихся» кровавыми еврейскими погромами в Мелитополе, Житомире, Минске и других городах.

Кроме силовых методов борьбы со стачками применялись и экономические. Так, с увеличением числа стачек владельцы заводов и фабрик стали применять такой давления, как локаут, подразумевающий остановку работы предприятия с последующим увольнением всех сотрудников.

В сентябре 1905 года, в ответ на забастовку рабочих в Мотовилихе, директор Пермских пушечных заводов объявил о полном закрытии предприятия 23 сентября и выдаче расчета уволенным. Локаут продлился до 15 октября, полностью возобновить работу завод смог к 1 ноября. Мера оказалась действенной, рабочие отказывались от стачек, доходило до того, что забастовщики с других предприятий силой принуждали их присоединяться к стачкам.

Из-за массовых локаутов с декабря 1906 по апрель 1907 в Лодзи было уволено свыше 30 тысяч рабочих-текстильщиков, что составляло почти половину от общего числа рабочих города. Данные меры привели к росту напряженности, массовым беспорядкам в конце мая 1907 года, а затем и к Лодзинскому восстанию, проходившему с 21 по 25 июня 1907 года и подавленному правительственными войсками.

Для продолжения работы предприятий в условиях забастовок руководители заводов часто прибегали к услугам штрейкбрехеров — наемных рабочих или рабочих своего же завода, отказывающихся участвовать в забастовке. Подобные действия, несмотря на презрение к штрейкбрехерам, вносили разлад в ряды стачечников. Троцкий, описывая одесскую стачку, вспоминает: «В июне 1903 г. была объявлена стачка рабочими механического завода Рестель. Администрация завода наняла штрейкбрехеров, которые работали под охраной полиции. Стачка провалилась…». Но несмотря на единичные успехи подобных мер, массовую волну стачек это остановить не смогло.

Стачка как способ отстаивания своих прав оказалась очень эффективной, в определенные периоды вынуждая идти правительство на серьезные уступки. Государственная дума, Манифест о даровании прав и свобод — все это стало результатами сплоченных действий рабочих.

Начиная с единичных случаев в конце XIX века, стачечное движение росло год от года, в октябре 1905 бастовало уже около двух миллионов рабочих. То, что сейчас принимается как данное (восьмичасовой рабочий день, оплачиваемый отпуск, пособия по временной трудоспособности), когда-то отстаивалось с помощью стачек. В конечном итоге, именно с рабочих демонстраций в начале 1917 года началось событие, коренным образом изменившее историю России — Февральская революция.

Иваново-Вознесенские стачки

Панно с цитатой В. И. Ленина.

Иваново-Вознесенские стачки — массовые забастовки рабочих Иваново-Вознесенска (ныне город Иваново) конца XIX, начала XX века.

Положение рабочих

Основной причиной массовых выступлений было тяжёлое положение большинства обычных рабочих: низкая заработная плата и тяжёлые условия труда.

Иваново-вознесенские рабочие подвергались жесточайшей эксплуатации. По уровню заработной платы они уступали не только рабочим Санкт-Петербурга и Москвы, но и многим другим городам России.

По статистическим данным, среднемесячный заработок квалифицированных текстильщиков и рабочих массовых профессий, в частности старших рабочих-красковаров, отбельщиков, красильщиков, составлял 18—22 рубля; прядильщиков на мюлях — около 25 рублей, на ватерах — 16 рублей, на банкаброшах — 14 рублей, ткачей на сдельных работах — до 14 рублей, разнорабочих — от 9 до 14 рублей. Особенно низкой была зарплата женщин-разнорабочих — 9—12 рублей в месяц и подростков, которым хозяева длительное время платили как ученикам — от 3 до 6 рублей в месяц.

Рабочий день на фабриках Иваново-Вознесенска в 1870-1880-х годах длился по 12-14 часов в сутки. В 1897 году под давлением стачек был принят закон, который ограничил рабочий день до 11,5 часов для мужчин, а для женщин и детей — до 10 часов, но никак не ограничил сверхурочные работы, что по существу сводило на нет ограничение рабочего времени. Из-за низкой тарификации оплаты многие текстильщики сами работали сверхурочно, так как такая работа оплачивалась по двойному тарифу.

Работать на местных фабриках приходилось в тяжёлых условиях. Исследователь жизни текстильщиков Н. Воробьев, в 1905 году опубликовавший об этом статью в журнале «Образование», так характеризовал условия, в которых работали текстильщики ситцепечатных фабрик:

«В отбельном отделении и на плюсовке рабочие употребляют противоядие — молоко или лук, так как воздух, насыщенный едкими ядовитыми газами, действует как острая отрава; рабочие часто впадают в обморок. В сушильном отделении работы производятся при температуре, доходящей до 60°, рабочие снимают во время работы рубашки. На мойных машинах рабочий не может работать больше двух лет. В химической лаборатории — те же невыносимые условия, как и в отбельном и плюсовочном отделениях. У прессовальщиков, которым приходится работать рельефы с помощью „крепкой водки“ (смесь кислот), обыкновенно вываливаются зубы. Ещё молодой рабочий, проработавший прессовальщиком 14 лет, потерял все коренные зубы. Воздух в помещениях прессовальныx отделений до такой степени пропитан парами, что газетная бумага желтеет через 2—3 часа».

Профессиональной болезнью текстильщиков была чахотка — туберкулёз лёгких. Также, из-за экономии производственной площади, станки устанавливались близко друг к другу, что приводило к скученности и повышенному травматизму рабочих. После получения травмы или увечья рабочий мог рассчитывать только на единовременную выплату пособия, ни о какой пенсии речь не шла.

На предприятиях процветала система штрафов, которая была весомой доходной частью фабрикантов. Рабочих штрафовали по любому поводу. Для этого использовались позволявшие широко их трактовать такие пункты табеля о штрафах, как за «дерзкие слова и поступки» за «оскорбление старшего», за «дерзость и дурное поведение». Штрафовались рабочие и за «нарушение в помещениях тишины и спокойствия», за «несоблюдение в фабричных и жилых помещениях чистоты и опрятности», за «принос с собой спичек», за «непосещение церкви» и прочее. О том, что штрафы давали значительный доход хозяевам, свидетельствуют данные о подсчёте штрафовых наказаний рабочих фабрики Товарищества Иваново-Вознесенской мануфактуры: в 1908 году с них было взято 46 609 штрафов, следовательно, каждый рабочий в среднем был подвергнут штрафам не менее десяти раз. Сохранившиеся как свидетельства истории расчётные книжки рабочих фабрики Куваева за 1901—1905 года подтверждают, что рабочий при месячном заработке от 9 до 10 рублей 50 копеек должен был отдавать в виде штрафа от трети до половины заработка.

Высокооплачиваемые мастеровые могли позволить себе жить в своих собственных домах, имели приусадебные участки, держали скот, а неквалифицированные рабочие — выходцы из деревни — обычно снимали «угол» у местных жителей. Некоторые фабриканты строили для своих рабочих общежития—бараки. Типичными пролетарскими местечками в Иваново-Вознесенске были Ямы (район современных улиц Громобоя и Калинина), Рылиха (район улиц Суворова и Пролетарской), Боголюбовская слобода (нынешняя Балашовка), Хуторово, Ушаково.

Первые забастовки

Положение большинства рабочих было неудовлетворительным. Это стало главной причиной забастовочного движения, которое началось в 1870-х годах и постепенно приобретало всё более широкие масштабы. По данным историка-краеведа П. М. Экземплярского, первая стачка случилась в Иваново-Вознесенске в 1871 году на предприятии братьев Гарелиных.

В 1880-х годах рабочие смелее вступали в конфликт с хозяевами, стачки стали более массовыми. 24-25 сентября 1885 года состоялась первая объединённая стачка иваново-вознесенских текстильщиков. Забастовало несколько тысяч ткачей, которые требовали повышения расценок за выполняемые работы и ликвидации ночных смен. Масштабы стачки заставили приехать в Иваново-Вознесенск владимирского губернатора. Для умиротворения ткачей вызвали казаков. Настроенные по-боевому рабочие закидали казаков камнями. В результате текстильщики добились некоторых уступок и повышения заработной платы на 5 %.

В 1892 году в Иваново-Вознесенске возник первый марксистский кружок. Его организовал Ф. А. Кондратьев — студент одного из петербургских вузов. В кружок входили рабочие, наиболее значительную роль среди них играли Михаил Багаев и Николай Кудряшов. С кружком была связана высланная в Иваново-Вознесенск революционерка Ольга Варенцова и городской судья Сергей Шестернин — несмотря на свою службу, марксист по политическим убеждениям. Основной целью создания кружка была пропаганда среди рабочих и вовлечение их в подпольную организацию. В 1893 году революционеры отметили рабочий праздник 1 мая, в этой маёвке участвовали 15 человек. В 1898 году марксистские организации Иваново-Вознесенска и Кохмы объединились в Иваново-Вознесенский комитет Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП).

1897—98 года

Забастовка началась 22 декабря 1897 года. Участвовало более 14 тысяч рабочих. Причиной послужили тяжёлые условия труда и сокращение предпринимателями праздничных дней. Рабочие выдвинули ряд экономических требований: сохранение числа праздничных дней, установление контроля рабочими над расходованием штрафного капитала и пр. В руководстве забастовкой участвовали члены иваново-вознесенского «Рабочего союза» (К. Н. Отроков, Д. С. Яшин и другие). Агитацию в ходе стачки вели рабочие Е. Н. Зайцев, К. М. Макаров, А. В. Волков. Стачка отличалась организованностью и упорством. «Союз» поддерживал связь с московским «Союзом борьбы за освобождение рабочего класса». Для подавления стачки 27—28 декабря были направлены 700 солдат и 200 казаков. Несмотря на репрессии, забастовщики добились некоторых уступок от предпринимателей и 13 января 1898 года возобновили работу.

1905 год

Стачка на Талке, 1905 г.

Стачка 1905 года происходила с 12 мая по 23 июля под руководством большевистской организации, во главе которой были Михаил Фрунзе, в 1905 году ему было 20 лет, Фёдор Афанасьев (Отец), Семён Балашов (Странник). Она началась как экономическая, но вскоре переросла в политическую. В стачке, которая распространилась на весь текстильный район Иваново-Вознесенска, участвовало около 70 тысяч человек. Бастующие требовали восьмичасового рабочего дня, повышения зарплат, отмены штрафов, ликвидации фабричной полиции, свободы слова, союзов, печати, стачек, созыва Учредительного собрания и пр.

15 мая рабочие выбрали 151 депутата, создавших Собрание уполномоченных депутатов — фактически первый в России общегородской Совет рабочих депутатов (см. Иваново-Вознесенский общегородской совет рабочих депутатов). В Совете было 57 большевиков, в том числе: Семён Балашов, Евлампий Дунаев, Николай Жиделёв, М. И. Голубева, Фёдор Самойлов, Матрёна Сарментова. Совет действовал как орган революционной власти: осуществлял явочным порядком свободу собраний, слова, печати, устанавливал революционный порядок в городе, принимал меры по оказанию помощи бастующим и их семьям. Боевую дружину рабочих возглавлял большевик Иван Уткин (Станко).

Царские власти применили войска. 3 июня у реки Талка, на месте собраний рабочих, были расстреляны участники митинга. Всеобщая забастовка продолжалась 72 дня. Лишь голод принудил рабочих удовлетвориться частичными уступками предпринимателей и возобновить работу.

В честь событий 1905 года на месте расстрела рабочих в Иванове был сооружён мемориальный комплекс «Красная Талка».

На Площади Революции установлен Памятник «Борцам Революции 1905 года», который был открыт 29 мая 1975 года.

1915 год

Памятный камень «Жертвам расстрела антивоенной демонстрации Иваново-Вознесенских рабочих 10 августа 1915 года». Иваново, Площадь Революции.

Стачки проходили 25—30 мая и 10—13 августа во время Первой мировой войны. Начавшаяся на Куваевской и Покровской мануфактурах забастовка 27 мая приняла всеобщий характер — бастовали почти все фабрично-заводские рабочие города. Под руководством большевиков они добились некоторого повышения зарплаты и снижения цен на хлеб. 10 августа в ответ на арест 20 передовых рабочих и руководителей большевистской организации: Г. Д. Рыбина, Н Е. Краснова, И. И. Черникова и др. вспыхнула новая всеобщая стачка. Участвовало свыше 25 тысяч человек. В этот день многотысячная толпа направилась к тюрьме и была встречена войсками, открывшими огонь по толпе. Около 100 рабочих было убито и ранено. Но стачка продолжалась — рабочие не приступали к работе до 14 августа, выдвинув лозунги «Долой царя!», «Долой войну!».

Расправа с иваново-вознесенскими рабочими вызвала стачки протеста в Петрограде, Москве, Туле, Харькове и послужила началом массовых политических выступлений пролетариата России осенью 1915 года.

В честь событий августа 1915 года, 27 апреля 1918 года Иваново-Вознесенский горисполком переименовал Приказной мост в Красный, улицу Кокуй — в улицу 10 Августа 1915 года. 23 августа 1924 года, останки убитых во время этих событий были перенесены с кладбища на Площадь Революции в братскую могилу, рядом с которой был установлен памятный обелиск. Позднее обелиск был снесён, а на его месте установлен мемориальный камень на котором высечены имена погибших.

30 августа 1977 года на торцевой части Дома Советов (площадь Революции), обращенной к проспекту Ленина, было установлено монументальное панно с барельефом Ленина и его высказыванием, подчеркивавшем значимость Иваново-Вознесенских событий в истории революционного движения:

«…Пролетариат московский, питерский и иваново-вознесенский… доказал на деле, что никакой ценой не уступит завоевания революции».

— Ульянов (Ленин)

  1. 1 2 Знамя над Талкой (недоступная ссылка)
  2. Трудовое право (недоступная ссылка)
  3. Знамя над Талкой (недоступная ссылка)
  4. мемориал-«Борцам-Революции-«Красная-Талка»

Литература

  • Ленин В. И. Всеобщая стачка иваново-вознесенских рабочих в 1905 г. Сб. док-тов и мат-лов // Кровавые дни в Москве, Соч. — 4-е изд. — Иваново, 1955. — Т. 9.
  • Лаверычев В. Я. Рабочее движение в Иваново-Вознесенске в годы 1-й мировой войны (1914 — февр. 1917). — М, 1957.
  • Экземплярский П. М., Кирьянов Ю. И., Спиридонов И. В., Грунт А. Я. ч. 1 // История города Иванова. — Иваново, 1958.

Ссылки

  • Первый совет рабочих депутатов
  • Страницы истории города Иваново
  • Иваново-Вознесенские стачки // Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.

Ростовское восстание (1905)

Восстание в Ростове-на-Дону
Основной конфликт: Первая русская революция
Дата 7—21 декабря 1905
Место Ростов-на-Дону
Итог Восстание полностью подавлено
Противники

Российская империя

РСДРП,
Рабочие дружины

Командующие

неизвестно

Бутягин, Георгий Павлович

Силы сторон

Полиция, казаки, пехота

Боевые рабочие дружины

Ростовское вооружённое восстание — эпизод Первой русской революции, события 7—21 декабря 1905 года.

Ход событий

Осенью 1905 в Ростов-на-Дону прибыл инструктор Военно-технического бюро Георгий Бутягин, который возглавил работу подпольной лаборатории по изготовлению взрывных устройств и оружия. На различных предприятиях и железных дорогах, в том числе Таганрога, Азова, Ростова, были созданы боевые рабочие дружины, которые стали основной силой восстания. Когда 7 декабря в Москве началась всеобщая политическая стачка, ростовские рабочие железной дороги во главе с большевиком Соломоном Рейзманом объявили забастовку. Их поддержало большое количество ростовских рабочих.

10-12 декабря 1905 года был проведён ряд митингов в поддержку московских повстанцев. В активную фазу восстание перешло 13 декабря, когда несколько дружин захватили здание железнодорожного вокзала Ростова. Гарнизону города был отдан приказ открыть по вокзалу артиллерийский огонь. Во время обстрела снарядом, попавшим в столовую железнодорожных мастерских, где проходил митинг, было ранено и убито несколько человек. В тот же день в рабочем районе Ростова Темернике началось строительство баррикад, где рабочие дружины держали оборону от правительственных войск. Там же расположился и созданный штаб восстания. Руководителем штаба являлся Бутягин, помимо него, в состав штаба также вошли члены партии большевиков Виталий Сабинин (он же Анатолий Собино), Степан Войтенко, Семён Васильченко, Иван Хижняков. В их распоряжении находилось около 400 рабочих как местных, так и иногородних рабочих дружин, прибывших из Батайска и Азова, со станций Кавказская и Тихорецкая.

Правительственные войска вели ожесточённые бои с восставшими в течение полутора недель. Во время одного из боёв погиб один из руководителей восстания Анатолий Собино, похороны которого представляли собой торжественную демонстрацию. 20 декабря 1905 года царские войска штурмом взяли железнодорожный вокзал и оттеснили повстанцев к заводу «Аксай». Восставшие намеревались продолжать сопротивление, однако по неизвестным причинам взорвался их склад боеприпасов и оружия, находившиеся в заводской столовой. 21 декабря восстание было окончательно подавлено. Многие его участники были арестованы и осуждены.

Память о восстании

  • В память о восстании в годы Советской власти было названо большое количество объектов в Ростове-на-Дону: площадь Восстания, площадь Дружинников, улица Баррикадная, улица Собино, библиотека имени Декабрьского восстания.
  • В Ростове-на-Дону установлен ряд мемориальных досок на местах событий декабря 1905 года.
  • Парк имени Анатолия Собино в Ростове-на-Дону, где находится могила Собино.

  • Е. И. Демешина, К. А. Хмелевский. История Донского края. Ростовское книжное издательство, 1983.
  • Донские страницы. Воспоминания, очерки, документы. Ростовское книжное издательство, 1975.

Не особо выдающаяся статья, которая просто группирует некоторые сведения о стихийном терроре добровольцев… Ну да ладно, пусть будет на будущее.
ИСТОЧНИК

ВИСЕЛИЦЫ НА Б. САДОВОЙ

Исследователь А. Локерман сообщает, что после освобождения города от Красной армии в 1918-1919 годах на улицах города появилась масса белогвардейцев в вызывающе яркой, опереточной форме, принявшихся с невиданной яростью зверски расправляться с заподозренными в большевизме. Кроме белогвардейцев в расправах участвовали и казачьи отряды, сформированные из людей, лично пострадавших от рук большевиков.

«И теперь они свирепствовали не с меньшей дикостью, чем большевики. Людей схватывали и расстреливали, некоторых предварительно жестоко пороли. Каждый день за городом, преимущественно в районе Балабановских рощ, находили трупы расстрелянных. Как и в дни большевизма, среди расстрелянных было много случайных, ни в чем не повинных лиц. Захваченных рабочих огульно зачисляли в красногвардейцы, выстраивали в ряд и скашивали пулеметным огнем», — свидетельствует Локерман.

Очевидец со стороны большевиков М. Жаков подтверждает эти факты: «В Балабановской роще оказалось еще 52 расстрелянных белыми».

Во время нахождения белой армии в Ростове–на-Дону епископ Арсений (Смоленец) просил убрать с центральных улиц города трупы повешенных на столбах большевиков, мотивируя это скорым празднованием Рождества Христова. Для этого он лично звонил коменданту города по телефону. По некоторым данным в качестве виселиц использовались столбы на Большой Садовой, густо увешанные рабочими.

Одна очевидица рассказывала о казни рабочего в районе вокзала. Добровольцы, перекинув веревку через ветвь дерева, медленно тянули её к себе, а рабочий медленно умирал, болтая в воздухе связанными руками и ногами. Вдоволь потешившись, добровольцы пошли ловить новую жертву. Кто был автором приказа о массовых казнях в Ростове-на-Дону: Кутепов или Дроздовский, мне пока выяснить не удалось.

Известно также, что епископ Арсений (Смоленец) отказался отпевать М.Г. Дроздовского (уже в чине генерала он умер в госпитале в Ростове-на-Дону 1 января 1919 года от гангрены, полученной вследствие пулевого ранения) за массовые казни сторонников большевиков в Ростове и Области Войска Донского. В ряде мемуаров также есть упоминания о виселицах в Ростове. Об этом совершенно уверенно говорит известный историк С.П. Мельгунов в работе «Красный террор в России».

Расправы белых над большевиками были многочисленны и повсеместны. А. Локерман описал, как казаки и иногородние соревновались в жестокости: «захватывая в плен крестьянина, казаки «наделяли его землей»: набивали пленнику в горло комья сухой земли до тех пор, пока несчастный не задыхался и не умирал в нестерпимых муках. Со своей стороны, крестьяне «метили» захваченных в плен казаков: на ногах вырезали «лампасы», то есть широкие полосы кожи от пояса до ступни, на плечах вырезали эполеты».

В Таганроге, по воспоминаниям большевика Г.В. Шаблиевского, юнкера растерзали двенадцать рабочих, оказывающих им упорное сопротивление: «Отрезали уши, нос, половые органы, выкололи глаза и полуживыми закопали, положив сверху убитую собаку».

Наводившие порядок в Ростове военные патрули расстреливали людей по малейшему подозрению. Так, по воспоминанию Деникина, один 17-летний «доброволец» при задержании правонарушителей на улице Ростова, сразу же выстрелил одному из них из винтовки в упор в глаз. Это жестокое убийство стало впоследствии предметом его гордости.

«НАС ОТПЕВАЛИ НЕ В ЦЕРКВИ»

Встречались случаи, когда донские священники отказывались совершать службу над покойными большевиками в силу церковных постановлений. Ростовский священник Коваленко написал отношение архиерею о разрешении вопроса о погребении большевиков от 2 августа 1918 года: «Почтеннейше прошу доложить его Высокопреосвященству, что, по мнению консистории, священники могут совершать христианское погребение только над теми умершими или убитыми большевиками, которые при жизни всегда бывали на исповеди и святом причастии и вообще были искренними православными христианами».

В итоге тела убитых либо закапывались наскоро в братские могилы, либо вообще не предавались земле.

Моральный облик Белой армии также был не на высоком уровне. Слишком многие представители белого движения были заражены ядом материализма, безверия и циничного равнодушия к религиозной жизни. М. Жаков приводит данные перехваченной секретной сводки о состоянии белогвардейских войск на Дону в 1918 году:

«Женщин насилуют, командный состав не борется с бандитизмом, а иногда и сам принимает участие в нем. Офицеры вообще разлагаются, спекулируют, играют в карты на громадные суммы, занимаются грабежом. В большинстве полков отмечается дикое пьянство. Например, в Донском конном полку, из которого дезертировали луганцы, офицеры устроили праздник, отправившись в дом священника, где учинили такой дебош с диким ревом, с взвизгиванием, оглушительным стуком и т.д., что хозяин дома, священник, принужден был стоять всю ночь у забора своего дома, боясь войти в него».

ВСЕ РАВНО С КЕМ ГРАБИТЬ

А.И. Деникин в книге «Поход на Москву» откровенно описал нелицеприятные поступки бойцов-добровольцев Белой армии: «И совсем уж похоронным звоном прозвучала вызвавшая на Дону ликование телеграмма генерала Мамонтова, возвращающегося из Тамбовского рейда: «Посылаю привет. Везем родным и друзьям богатые подарки, Донской казне 60 миллионов рублей на украшение церквей – дорогие иконы и церковную утварь». Здесь речь явно идет о грабеже белогвардейцами церквей и храмов за пределами Донского края.

А.И. Деникин в «Очерках русской смуты» писал о Добровольческой армии: «Четыре года войны и кошмар революции не прошли бесследно. Они обнажили людей от внешних культурных покровов и довели до высокого напряжения все их низменные стороны».

Роман Гуль в «Ледяном походе» вторит Деникину в том, что среди добровольцев было много таких: «что ему совершенно все равно, где служить: у «белых» ли, «красных» ли, — грабить и убивать везде было можно».

Барон А. Будберг в своем «Дневнике» 24 сентября 1919 года записал: «Я имел случай беседовать с несколькими старшими священниками фронта, и они в один голос жалуются на пошатнувшиеся нравственные основы офицерства. Из восьми случаев насилия над населением семь приходится на долю офицеров».

М. Жаков приводит факты злодеяний вешенских и хоперских казаков: «Грабеж идет повальный. Казаки верхних округов, занятых теперь красными, говорят: «Грабят нас там, грабить мы будем здесь».

С той поры прошло уже 90 лет, но, к большому сожалению, наше общество до сих пор делится на красных и белых, своих и чужих. Как хочется чтобы, действительно произошло согласие и примирение в российском народе, чтобы мы стали действительно единой и сильной Российской Федерацией. Все тем, кто пытается ввергнуть Россию в новые революции, гражданские войны, ломки политического строя и братоубийственную войну посвящаются эти строки.

Дмитрий ГОРБАЧЕВ, кандидат исторических наук.

(Первая публикация — газета «Вечерний Ростов», февраль 2008 г.)