Разгром дивизии галичина

Битва под Бродами: как советские бойцы уничтожили «украинских патриотов» из дивизии СС «Галичина»

23 июля 1944 года завершилась ликвидация крупной немецкой группировки под городом Броды во Львовской области. Наверное, этой операции было суждено остаться в памяти лишь как одной из многих побед Красной Армии, если бы в числе разбитого воинства Гитлера не находилась дивизия СС «Галичина». В первый и последний раз выставленная своими хозяевами в бой против достойного противника, и наголову разгромленная.

Сама Львовско-Сандомирская операция советских войск продолжалась полтора месяца – с 13 июля до конца августа. Ее целью было освобождение Западной Украины и части Польши, с попутным разгромом немецкой группы армий «Северная Украина». А удар с целью освобождения Львова был одним их этапов вышеупомянутой операции. Но чтобы дойти до этого центра Галичины, нашим бойцам надо было преодолеть серьезную оборону противника. Одним из ее центров был достаточно крупный железнодорожный узел в городе Броды, расположенном приблизительно на трети пути от Львова до находящегося на северо-востоке Тернополя. Здесь немецкое командование сосредоточило до 8 дивизий – численностью по 8-9 тысяч человек каждая.
В состав группировки входила и «гренадерская» дивизия СС «Галичина». Правда, о ее численности все еще идут споры. «Свидомые» историки предпочитают ее занижать, до 11 тысяч «штыков», в то время как большинство сходится на цифре около 15 тысяч.
Впрочем, не исключено, что тут по-своему правы и те, и другие – ведь предчувствуя поражение, гитлеровское командование тащило к возможному прорыву нашей армии «всякой твари по паре». Там были даже «исламские батальоны» предателей из числа жителей соответствующих национальных республик СССР. Так что вполне возможно, что в число пресловутых «дивизийныков» включались и другие подразделения украинских коллаборационистов – те же полицейские батальоны, например.

***

Есть мнение, что Бродовский «котел» планами советского командования изначально не планировался. Ну не ожидали наши генералы от, в общем-то, достаточно умных военачальников Гитлера такой глупости – допустить окружение своей группировки где-то в 65 тысяч человек! Основные бои штаб 1-го Украинского фронта предполагал во время битвы за сам Львов.
Но при начале нашего наступления больно уж удачно совпал прорыв двух советских танковых армий севернее и южнее Бродов. Собственно, сам город был освобожден еще 18 июля. Но базировавшаяся между ним и Львовом немецкая группировка вместо того, чтобы «выпрямлять линию фронта», отступив к основным силам своих войск, предпочла оставаться на месте. За что и поплатилась – будучи уже 18-19-го июля замкнутой в советские «клещи». Все 65 тысяч вояк.
«Играть в героизм» им предстояло недолго. Красная Армия была уже настолько сильна, что ей даже не требовалась «осадная» тактика ликвидации вражеского «котла». Как это было, например, в ходе Сталинградского сражения, когда немалую роль в разгроме немцев сыграло истощение их «ресурсов» на фоне почти полного прекращения снабжения.
Собственно, согласно общепринятым нормам, любая армейская дивизия должна иметь возможность воевать за счет собственных запасов даже в полном окружении минимум 4 дня. О рачительно-рациональных немцах в плане этого и говорить нечего. Так что бороться с нашими бойцами у них патронов и снарядов хватало.
Только не было у врагов уже настоящего боевого духа. Отступление – оно даже и с постоянной геббельсовской пропагандой о «неизбежной победе рейха» все равно не способствует оптимизму в отступающих частях. А если при этом их начинает обрабатывать советская реактивная артиллерия, знаменитые «Катюши», то и подавно. И еще танки, авиация – при заметном отставании у немцев в этих видах вооружений на указанном участке фронта.
В общем, очень скоро окруженные дивизии Вермахта решили прорываться к своим. Правда, получилось это у них очень плохо. Не то, что прорвать, а хотя бы «просочиться» через советское «кольцо» удалось немногим.
По советским оценкам, в Бродском котле осталось навсегда около 30 тысяч врагов при еще 17 тысячах захваченных в плен. Одни только «дивизийныки» потеряли почти 10 тысяч, то есть, почти полный состав своего «украинского» вийска. Личный состав которого, правда, отчего-то присягал лично «фюреру» со словами:
«Я служу тебе, Адольф Гитлер, как фюреру и канцлеру Германского рейха, верностью и отвагой. Я клянусь тебе и буду покоряться до смерти. Да поможет мне Бог» (журнал «Український історик», Нью-Йорк — Торонто — Мюнхен, 1981, № 1, с. 163).

***

Кстати говоря, далеко не все из выживших укро-нацистских недобитков добрались к своим хозяевам. Немало ушло к вроде бы «борющимся с Гитлером» бандеровцам. Которые, конечно же, с распростертыми объятиями приняли этих якобы «врагов», а на самом деле, «братьев по оружию» в борьбе против «преступного большевизма» во славу «Великой Германии».
Собственно говоря, сами же выжившие «дивизийныки» в своих мемуарах ничуть не стыдятся вспоминать, что незадолго до битвы под Бродами немецкое командование пыталось договориться о совместных действиях против советских войск и с Украинской повстанческой армией. Но там, несмотря на бытность ее «главнокомандующего» Романа Шухевича немецким гаупманом, на такую авантюру «не подписались».
Не из-за какой-то «нелюбви» к Гитлеру, конечно. Даром, что ли, по сей день в Галичине 9 мая отмечают, как «день скорби» (по разгромленному союзнику, по всей видимости?), а не Великой Победы?
Просто бандеровцы (как, впрочем, и «эсесманы» из «Галичины») в принципе очень плохо годились для честного боя с равным противником. Их стихия – это карательные акции, подлые удары в спину исподтишка, расправы над мирными жителями. А в бою против настоящих воинов таких трусов и садистов неизбежно ожидает полный разгром – как это и показали события под Бродами.
Хотя, с другой стороны, галичане в ту войну действительно показали и определенную верность, и постоянство. Пусть человеконенавистническим идеям и чудовищам в человеческом обличье, вроде «бонз» Третьего Рейха, но все-таки.
Даже «власовцы», ставшие синонимом предательства и предателей, в мае 45-го года попытались заслужить прощение, придя на помощь жителям восставшей Праги, обратив оружие против немцев. А галичанские эсесовцы остались верны присяге «великому фюреру» даже тогда, когда его труп, после самоубийства, сожгли во дворе Имперской канцелярии в почти взятом Берлине.
Видимо, именно благодаря этому англо-американские союзники после войны выдали СССР для заслуженного наказания очень многих предателей из РОА, но практически никого из галицких приспешников Гитлера. Тем более, за них еще и Папа Римский попросил – они же почти сплошь были его «паствой», униататами-греко-католиками.
Так они в лагерях на территории Италии и жили, окруженные заботой и вниманием, пока их не отпустили в свои «дияспоры», преимущественно в Канаду. Отчего и доселе тамошнее правительство, в почти полном и позорном одиночестве, лишь с Киевом и Вашингтоном, регулярно голосует против Резолюций Генеральной Ассамблеи ООН по поводу осуждения нацизма. Действительно, если иметь на своей территории больше 3 миллионов потомков таких нацистов – беглых петлюровцев, бандеровцев, эсесовцев – поневоле станешь дорожить мнением этого отребья.

***

И такое же «постоянство» в нацизме и верности идеалам своего духовного вождя Адольфа Гитлера, галичане показывают до сих пор. В том числе, и в плане восхищения «подвигами» их предков-преступников из дивизии СС. Правда, в плане реальной боевитости нынешние «борцы с большевизмом» явно уступают своим прадедам. Те хоть в один бой с настоящей армией вступили, а эти только за компьютерной клавиатурой «геройствовать» могут.
Даром что ли, еще в 2015 году Киев, скрепя сердце, перестал почти полностью посылать «срочников» и мобилизованных в карательные войска на Донбасс? Да просто в тех же западных областях под 90% такого «контингента» стало уклоняться от повесток под любым предлогом. Чаще всего, уезжая на заработки в Польшу или даже во вроде бы ненавидимую всеми фибрами души Россию.
Хотя, с другой стороны, может, дело как раз и заключается в «генетической памяти» галичан после тех же Бродов? До них же и СС «Галичина» лихо устраивала геноцид во Франции, Польше, Словакии, выполняя немецкое «фас!» против местного партизанского движения. И бандеровцы не менее масштабно вырезали десятки тысяч поляков (да и украинцев тоже) в ходе печально известной Волынской резни.
А после Бродского котла эту «масштабность» как отрезало. Оба «лагеря» гитлеровских холуев, что из «Галичины» (личный состав вскоре восполнили из «резерва» – даром что ли, еще в 1943 году туда подали заявления больше 80 тысяч галичан?), что из ОУН-УПА, конечно, «в отставку» не подали, но продолжали «гадить» уже значительно осторожнее.
Так ведь и с Донбассом в начале его героической эпопеи было точно так же. Пока против киевских нацистов боролись лишь горстки слабовооруженных шахтеров и «реконструкторов»-добровольцев Стрелкова, от «патриотов» в рядах укро-карателей не было отбоя. А когда малость «задул северный ветер», так что случились Иловайск и Дебальцево, энтузиазм этих «хероев» сразу поубавился. Как и за 70 лет до того – после Бродского разгрома. Вот и осталось этой публике лишь менять сомнительную славу «пушечного мяса» на фронтах гражданской войны на еще более сомнительный статус польского «быдла», нанимаясь туда, куда уважающий себя поляк не пойдет работать никогда.
Так что, с этой точки зрения, значение битвы под Бродами действительно непреходяще даже 75 лет спустя. Более того, пока укро-националистическое отребье продолжает вдохновляться кровавыми «подвигами» своих предков-нацистов, это значение только возрастает. Хотя, безусловно, лучший способ заставить такое «зверье» выучить исторические примеры – это почаще организовывать их повтор в настоящем.

Однако, по-настоящему эффективной обороны так и не получилось. Битва под Бродами закончилась быстрым и катастрофическим разгромом немецкого корпуса, включая дивизию украинских эсэсовцев. Через три дня после начала сражения бойцы 60-й армии прорвали фронт на узкой полосе шириной от 4 до 18 километров — и в него сразу устремились танковые армии Павла Рыбалко и Дмитрия Лелюшенко.

Использование крупных танковых соединений на такой узкой полосе прорыва — причем, в условиях отчаянных контратакующих действий противника — считается единственным подобным случаем в истории советских операций Великой Отечественной войны. Бронированные соединения преодолели немецкие позиции, вклинившись в них на глубину 50-80 ккилометров, и окружили под Бродами всю немецкую группировку в составе восьми дивизий — включая 14-ю гренадерскую дивизию СС «Галичина». Ее разгром завершился 22 июля — вермахт потерял убитыми около 30 тысяч немецких солдат, включая командира корпуса генерала Артура Хауффе, а свыше 17 тысяч немецких военнослужащих оказались в итоге в советском плену.

Галицкая эсэсовская дивизия была практически уничтожена частями Первого Украинского фронта, потеряв погибшими и пропавшими без вести около 9600 человек. По данным ее начальника штаба, майора Вольфа-Дитриха Гайке — а все высшие командные должности в коллаборантском подразделении занимали немецкие офицеры — из окружения вырвались не более 500 солдат и старшин, к которым впоследствии присоединились представители вспомогательных частей, не участвовавших в этом сражении. При этом, видные немецкие генералы — Вольфганг Ланге и Фридрих Вильгельм фон Меллентин — негативно оценивали боевые качества украинских «дивізійників». И особо отмечали их панический страх перед применением советской реактивной артиллеристской системы «Катюша».

Завершение битвы за Броды создало предпосылки для последующего освобождения Галича, Станислава и Львова. При этом, данная операция фактически спасла главный город Западной Украины от грозившего ему разрушения. Основные немецкие силы были разгромлены еще на его подступах, и не смогли навязать Красной Армии полномасштабные уличные бои в городской застройке — как это первоначально планировал сделать Модель. Причем, на освобожденных территориях не было никакого антиукраинского террора, которым пугали местное население функционеры Организации украинских националистов. Напротив, тыловые подразделения РККА помогали как можно быстрее восстановить инфраструктуру и наладить хозяйственную жизнь галичан, чтобы избежать разрухи, голода и всегда сопутствующих войне эпидемий.
Но в битве у Бродов есть еще один, малоизвестный но важный для исторической памяти эпизод — документально доказанные факты сотрудничества между вермахтом и представителями Украинской повстанческой армии, которых пытаются представить сейчас борцами против нацизма.

«Немецкое командование было проинформировано про присутствие в районе Бродов подразделений УПА. 15 июля, когда немецкая группировка оказалась на грани уничтожения, была совершена попытка связаться с повстанцами для совместных боевых действий против Красной Армии», — честно рассказывает об этом украинская википедия. И действительно, эсэсовский подполковник Роман Долинский оставил воспоминания о сотрудничестве «Галичины» и УПА, особо подчеркивая, что одним из инициаторов этих контактов стал немецкий генерал Фриц Фрейтаг. А потом честно пишет, что остатки эсэсовцев слились после битвы с вооруженными подразделениями Украинской повстанческой армии. Что само себе опровергает пропагандистский миф об «антифашистском» характере движения украинских националистов.

Битва за Броды (1944)

Битва за Броды (1944)
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Дата 13 — 22 июля 1944
Место Украина, УССР
Итог Поражение немецких войск
Противники

СССР

Германия

Командующие

И. С. Конев

Артур Хауффе †

Потери

неизвестно

30 000 убито, 17 000 пленных

Битва за Броды — сражение, произошедшее 13 — 22 июля 1944 года возле города Броды Львовской области между 13-м корпусом 4-й танковой армии Вермахта, в состав которого входила дивизия СС «Галичина» и советскими войсками 1-го Украинского фронта. Является частью Львовско-Сандомирской операции.

Оперативно-тактическая обстановка

На 13 июля 1944 года, линия фронта в Западной Украине проходила по линии Ковель — Тернополь — Коломыя. Немецкое командование отдало приказ о строительстве трёх укрепленных линий, но из-за стремительного наступления советских войск было построено всего две.

В период с апреля по июнь 1944 года, советское командование перегруппировало части Красной Армии по всей ширине 500-км. фронта с целью подготовки стратегической наступательной операции, которая получила название Львовско-Сандомирской. Целью операции было овладение Западной Украиной и Южной Польшей. Согласно замыслу советского командования, предусматривалось нанесение двух концентрирующих ударов с целью прорыва немецкой линии укреплений: удар 3-й гвардейской и 13-й армиями с юга Волыни в направлении на Раву-Русскую, и удар 60-й и 38-й армиями из района Тернополя в направлении Львова. После прорыва фронта в коридоры должны войти бронетанковые и механизированные дивизии с целью окружить и уничтожить немецкие войска в районе города Броды. План был утвержден командованием 1-го Украинского фронта 10 июля. Начало осуществления наступления назначено на 13 июля.

Против Красной Армии стояла немецкая группа армий «Северная Украина» со штабом во Львове. Она была значительно ослаблена, ведь германское командование перебросило 6 дивизий на белорусский фронт. В апреле 1944 года пост командующего «Северной Украины» занял генерал-фельдмаршал Модель. Успешные военные операции советских войск на Украине и в Белоруссии привели к значительным потерям Вермахта. Недостаток живой силы на фронтах заставила немецкое командование направить дивизии сформированные из национальностей проживающих на территории СССР. В мае в Нойхаммере завершилось формирование 14-й гренадерской дивизии Ваффен СС «Галичина». 28 июня 1944 года по приказу командующего группой «Северная Украина» генерал-фельдмаршала Вальтера Моделя дивизия была введена в состав 13-го корпуса 4-й танковой армии, которая держала оборону 160-километровом участке фронта у города Броды. Дивизия «Галичина» заняла вторую (запасную) линию обороны фронта длиной 36 км. Боевой состав дивизии превышал 15 000 человек. Силы тех немецких частей, которые не успели покинуть фронт, составляли до 2 500 солдат, а отступавшие части не были достаточно боеспособны. Перед началом битвы дивизия располагала всего 50 танками и не имела прикрытия с воздуха.

Ход битвы

13 июля войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление на рава-русском и львовском направлениях. Части 3-й гвардейской и 13-й советских армий прорвали тактическую оборону немцев и к 15 июля продвинулись на глубину до 20 км. 16 июля в сражение была введена конно-механизированная группа, а с утра 17 июля — 1-я гвардейская танковая армия. В результате упорных боёв за 2-ю оборонительную полосу, куда из резерва были выдвинуты немецкие 16-я и 17-я танковые дивизии, к исходу 16 июля вся тактическая зона немецкой обороны была прорвана на глубину 15-30 км. 17 июля войска 1-го Украинского фронта вступили на территорию польской Галиции.

На львовском направлении ситуация складывалась более удачно для немецких войск. Создав ударную группировку из двух танковых дивизий, немецкие войска отбили наступление советских 38-й и 60-й армии и с утра 15 июля провели контрудар двумя танковыми дивизиями из района Плугов, Зборов, потеснив тем самым советские войска на несколько километров. Советское командование усилило авиационные и артиллерийские удары на этом направлении и 16 июля ввело в сражение 3-ю гвардейскую, а затем 4-ю танковые армии.

Танковые армии вводились в узкий коридор (шириной 4-6 км и длиной 18 км), образованный ударом 60-й армии. Командующий 3-й гвардейской танковой армии генерал П. С. Рыбалко 16 июля провёл свою армию в этот коридор, а 17 июля через этот проход прошла вся 4-я танковая армия генерала Д. Д. Лелюшенко. Ввод в сражение двух танковых армий на такой узкой полосе с одновременным отражением контратак является единственным случаем в истории советских операций Великой Отечественной войны.

К исходу 18 июля немецкая оборона была прорвана на обоих направлениях на глубину 50-80 км в полосе до 200 км. Советские войска форсировали Западный Буг и окружили в районе Броды группировку, насчитывавшую до восьми дивизий, в том числе и 14-ю гренадерскую дивизию СС «Галичина».

После выхода советских войск на подступы ко Львову командующий фронтом решил главные усилия сосредоточить на львовско-перемышльском направлении, чтобы завершить разгром противостоящей группировки противника и овладеть городами Львов и Перемышль. Одновременно прилагались усилия к тому, чтобы быстрее завершить уничтожение бродовской группировки и форсировать развитие наступления на станиславском направлении.

Войска 60-й и 13-й армий при авиационной поддержке 2-й воздушной армии вели напряжённые бои с целью ликвидации окружённой в районе Бродов группировки. К 22 июля группировка была ликвидирована, около 30 тыс. немецких солдат было убито, свыше 17 тыс. попало в плен.

Одновременно с боями по уничтожению бродовской группировки немцев войска 1-го Украинского фронта продолжали развивать наступление на запад. К исходу 23 июля войска фронта вышли на Сан, танковые части форсировали реку и захватили плацдармы севернее и южнее Ярослава. Попытка советских войск овладеть Львовом с ходу танковыми армиями закончилась неудачно, в результате чего командование приняло решение взять город силами 60-й и 38-й армий, а танковым армиям обходить город с севера и юга. К 27 июля советские войска при поддержке польских партизан заняли города Львов и Перемышль. На станиславском направлении части 1-й гвардейской и 18-й армии 24 июля заняли Галич, 27 июля — Станислав.

К 27 июля завершился первый этап операции. Группа армий «Северная Украина» понесла большие потери и была рассечена на две части, между которыми образовался разрыв до 100 км.

Последствия битвы

Разгром 13-го корпуса немцев создал 1-му Украинскому фронту советских войск благоприятные условия для наступления на Львов и в августе 1944 года полностью была освобождена Западная Украина . Но Бродовская битва сыграла неоценимую роль для сохранения самого Львова: за время битвы немецкие части покинули город и боев во Львове почти не было.

> Литература

  • Конев Иван Степанович Записки командующего фронтом. — М.: Наука, 1972. (рус.)

Примечания

  1. 1 2 Великая Отечественная война Советского Союза 1941—1945. Краткая история. М.: Военное издательств Министерства обороны СССР, 1967. С. 362.

22 июля 1944 года под Бродами войсками 1-го Украинского фронта была разгромлена дивизия СС «Галичина»

22 июля 1944 года в районе населённого пункта Броды (ныне — Львовская область, Украина) была разгромлена 14-я гренадерская дивизия СС «Галичина» («Галиция») вместе с другими формированиями 13-го корпуса 4-й танковой армии Вермахта. По оценкам историков, войсками 1-го Украинского фронта было уничтожено не менее 28 тысяч гитлеровцев, более 17 тысяч были взяты в плен.


Бои проходили в рамках Львовско-Сандомирской операции Красной Армии.
Для ведения оборонительных боёв с наступающей Красной Армией дивизии СС «Галичина» был доверен участок шириной более 30 км второй линии обороны (всего таких линий командование Вермахта планировало задействовать три, но в итоге третью линию создать так и не успели). Командование 13-го корпуса полагало, что советские войска смогут прорвать линию обороны лишь в одном месте, но в итоге прорыв состоялся сразу по двум направлениям: дорога Тернополь-Львов и к северо-западу от важного транспортного узла «Броды». В итоге дивизия «Галичина» под Бродами была взята в «клещи», затем полностью окружена (попадание в окружения и котлы для бандеровских формирований Украины – это историческая данность…). После командование 1-го Украинского фронта отдало приказ провести операцию по уничтожению дивизии СС «Галичина», для чего была задействована авиация, ствольная и реактивная артиллерия.
В немецких архивах сохранилось примечательное письмо на имя немецкого генерала Линдеманна, датированное июлем 1944 года, в котором сообщается: «дивизия «Галичина» неуправляема».
В итоге «Галичина» была практически полностью разбита. Ряды выживших в котле под Бродами к осени 1944 года пополнили представителями других карательных подразделений, снова превратив формирование в группировку полицаев, призванных расправляться с противниками гитлеровской Германии на территории оккупированных территорий Восточной Европы.
По поводу разгрома дивизии СС «Галичина» частями 1-го Украинского фронта под Бродами власти Украины и западные «партнёры» сегодня почему-то не говорят, что «украинцы разбили украинцев». Зато премьер Яценюк и глава МИД Польши не так давно настаивали на том, что узников лагеря смерти Аушвиц-Биркенау (Освенцим) освобождали именно украинцы, так как фронт был 1-м Украинским…

skaramanga_1972

«22 июня 1944 г. Красная армия начала операцию «Багратион». Группа армий «Центр» трещала по швам и разваливалась под ударами 1-го Белорусского фронта, все резервы немецкой армии перебрасывались на центральный участок Восточного фронта. В тоже время продолжалась Львовско-Сандомирская операция, 1-й Украинский фронт под командованием маршала Конева продолжал наступление и все больше теснил оборону немецких войск на восток. 25 июня штаб дивизии во главе со штурмбаннфюрером СС Хейке прибыл в штаб-квартиру Моделя, где получил приказ о переходе дивизии в подчинение XIII Армейскому корпусу 4-й Танковой Армии. Хейке немедленно доложил Фрейтагу и уведомил Вехтера об изменении района оперативного развертывания дивизии. 28 июня 1944 г. началась отправка частей дивизии на фронт. В день отправлялось по 4 эшелона.

Дивизии была отведена 12-километровая зона во втором эшелоне обороны. В рядах дивизии на 30 июня 1944 г. насчитывалось 346 офицеров (196 немцев и 150 украинцев), 1131 унтер-офицер (439 немцев и 692 украинца), 13 822 рядовых (382 немца и 13 440 украинцев), всего 15 299 человек (1017 немцев и 14 282 украинца). То есть дивизия испытывала явный некомплект в офицерах (112 человек) и унтер-офицерах (1300 человек) и переизбыток рядового состава (2712 человек).
…………….
12 июля 1944 г. дивизия была расположена Фрейтагом на фронте следующим образом (с севера на юг):
в районе Турья — 31-й полк СС и III дивизион артполка;
в районе Соколовка — саперный батальон;
в районе Заболотцы — II дивизион артполка;
в районе Луговое (прежнее название Чехи) — 30-й полк СС;
в районе Чишкова (прежнее название Чишки) — штаб артполка;
в районе Лучковцы (прежнее название Кадовбыщи) — IV дивизион артполка;
в районе южнее Дубье — 29 полк СС и противотанковый дивизион;
в районе Ожидова — штаб дивизии и другие дивизионные части;
в районе Безброды — запасной батальон;
в районе Суходолы — разведывательный батальон и I дивизион артполка.
Разведывательный батальон с поддерживающим его I дивизионом были выдвинуты Фрейтагом на 2 км восточнее позиций дивизии.
По странному стечению обстоятельств, уничтоженная («пацифицированная») Гута-Пеняцка находилась в 4-х километрах северо-восточнее позиций 29-го полка СС.

Украинское население очень радостно встретило украинских эсэсовцев, кроме того, в данном районе действовали подразделения УПА (две чоты). Штаб и штабная рота 29-го полка СС размещались в Ясенове, где с молчаливого согласия Дёрна два украинских шарфюрера начали тренировать молодых бойцов УПА (то есть бойцов армии, которая «боролась и против нацистского Берлина и большевистской Москвы»).
8 июля в дивизии произошел крайне неприятный инцидент — пулеметный расчет и часть отделения из 7-й роты II батальона 29 полка СС ушли в УПА. В результате активных действий ваффен-оберштурмфюрера Малецкого (он лично прибыл в чоту УПА, куда ушли украинские эсэсовцы, и провел переговоры о возвращении) «дезертиров» удалось вернуть. Никаких дисциплинарных мер в их отношении не было принято, хотя ваффен-гауптштурмфюрер Палиев доложил Фрейтагу об инциденте. Имеются неподтвержденные данные о том, что именно Палиев привел доводы о недопустимости каких-либо мер в отношении «дезертиров» с целью недопущения снижения морального духа украинцев. Фрейтаг, видимо, принял доводы Палиева (и это «ненавидящий все украинское, тупой солдафон»?). В полку были проведены разъяснительные беседы с личным составом (которые, что примечательно, велись украинскими офицерами) о недопустимости подобных акций. В результате удалось предотвратить дезертирство украинских эсэсовцев в леса».
Теперь переходим непосредственно к самому Бродовскому котлу. Вот, как об этом написано у маршала Конева:
«Мы твердо наметили нанести два мощных удара и прорвать фронт противника на двух направлениях, отстоящих одно от другого на расстоянии 60—70 км. Первый удар намечалось нанести из района западнее Луцка в общем направлении на Сокаль, Рава-Русская и второй удар — из района Тарнополя на Львов с задачей разгромить львовскую группировку немцев и овладеть мощным узлом обороны Львовом и крепостью Перемышль».

«….наше наступление развивалось успешно. Здесь нельзя хотя бы вкратце не остановиться на окружении бродской группировки противника и ее уничтожении. Окружение завершилось 18 июля с выходом конно-механизированной группы В. К. Баранова к югу от Каменки-Струмиловской, а частей 3-й гвардейской танковой армии — в район Деревлян. Бродская группировка немецко-фашистских войск состояла из восьми дивизий, которые занимали сравнительно обширный район.
Нам было ясно, что противник уже не располагал резервами, которые могли бы задержать или приостановить успешное наступление войск фронта, так как ближайшие оперативные резервы немцев уже были израсходованы и других резервов поблизости не было. В этих условиях сопротивление окруженных войск не могло продолжаться долго. Все попытки противника вырваться из окружения, равно как и ликвидировать наш коридор одновременными встречными ударами пехоты и танков с севера и юга, не принесли врагу никакого успеха.
В «колтувском коридоре», против которого велись непрерывные атаки врага, находился передовой командный пункт командующего 60-й армией генерал-полковника П. А. Курочкина, что положительно сказалось на управлении войсками.
Мы с членом Военного совета фронта генералом К. В. Крайнюковым прибыли к генерал-полковнику П. А. Курочкину на передовой КП и наблюдали, как он умело руководит отражением вражеских контрударов.
Наблюдательный пункт находился на опушке леса. В это время наши части прочесывали лес, очищая его от вражеских автоматчиков. Шла ожесточенная автоматная стрельба, однако это не нарушало управления и руководства боем.
Особую активность противник проявлял на флангах 60-й армии и контратаковал их с севера и юга. Избранное командармом место было оправдано сложившейся обстановкой. В армии было много войск, и он должен был руководить ими, находясь на близком расстоянии от них и по возможности видя поле боя. Кроме частей 60-й армии, среди которых особенно выделялся 15-й стрелковый корпус (командир корпуса генерал П. В. Тертышный), в этом коридоре уже действовали 3-я гвардейская и 4-я танковые армии, а также по моему приказу были дополнительно введены 4-й гвардейский танковый корпус под командованием генерала П. П. Полубоярова а 31-й танковый корпус под командованием генерала В. Е. Григорьева.
Основными факторами, обеспечившими успех и быстрое окружение и уничтожение бродской группировки, являлись: выход 1-й и 3-й гвардейских танковых армий и конно-механизированной группы генерала В. К. Баранова глубоко в тыл врага; довольно быстрое наступление 13-й армии на правом фланге; надежное обеспечение флангов коридора» путем наращивания сил из глубины за счет вторых эшелонов и резервов армий фронта; наращивание силы удара в глубину; успешное развитие наступления на раварусском направлении, что не позволило противнику осуществить маневр своими силами и резервами.
Обстановка для врага создалась сложная.
Все войска противника были скованы и не могли маневрировать.
Непрерывными ударами с воздуха, огнем артиллерии, атаками танков и пехоты окруженные немецкие войска были дезорганизованы.
Вначале стали сдаваться отдельные солдаты и мелкие группы, а затем уже целые части.
К исходу 22 июля бродская группировка врага прекратила свое существование. Советские войска уничтожили более 38 тыс. немцев, захватили большие трофеи, взяли в плен 17 тыс. солдат и офицеров, в том числе командира 13-го армейского корпуса генерала Гауффе с его штабом, а также командиров дивизий генералов Линдемана и Недтвига.
Как выяснилось из допроса пленных генералов, они и не представляли себе той опасности, которая возникла в результате окружения их группировки.
Разгром в течение пяти суток бродской группировки противника имел большое оперативное значение. Теперь войска нашей львовской ударной группировки могли полностью развернуть свои силы для наступления на Львов».
Конев «Записки командующего фронтом»

В Бродовском котле
Каково же во всем этом участие частей дивизии СС «Галичина»?
Подробно об этом вы можете прочитать в книге Бегляра Наврузова «14-я гренадерская дивизия СС «Галиция», я же хочу акцентировать Ваше внимание только на одном дне из этой битвы — 19 июля 1944 г.
«В этот день часть личного состава всех полков дивизии стала самовольно покидать позиции и выходить из боя. В основном это происходило из-за гибели или ранения ротных и взводных командиров. Необстрелянные унтер-офицеры не могли заменить выбывших из строя командиров и следовали за своими отделениями. Более того, позиции оставляли даже роты. Например, Дерн до своего ранения с утра 19 июля включил в состав своего полка некоторые подразделения 30-го и даже 31-го полка СС. Это свидетельствует о начавшейся дезорганизации украинских эсэсовцев (ведь от позиций 31-го полка до позиций 29-го полка СС — 5—6 км). Замена выбывших офицеров офицерами штаба не принесла успеха, так как в большинстве случаев вновь назначенные командиры не могли принять командования из-за быстро изменяющейся оперативной обстановки. Оборона дивизии разбилась на очаги»
20 июля 1944 года, командующий XIII армейским корпусом генерал Хауфе, собрав ударную группу, начал прорываться в направлении на Белый Камень. Именно это продвижение частей корпуса сквозь боевые порядки СС «Галичины» было воспринято многими украинскими эсэсовцами как бегство. Сам Хауфе, как упоминалось ранее, попал в плен.
В сложившейся обстановке, командир дивизии СС «Галичина» Фриц Фрейтаг, по сути, утратил над ней контроль, и в дальнейшем, дивизия выходила из окружения уже отдельными боевыми группами.
А теперь давайте оценим потери дивизии и их причины:
«В Нойхаммер были отправлены выжившие члены дивизии:
— 1614 вышедших в составе различных боевых групп;
— 1193 вышедших в составе группы Кляйнова (запасной батальон, ряд тыловых подразделений);
— 815 раненых и вышедших в составе боевых групп других частей XIII АК.
Итого 3622 выживших. В том числе: 171 офицер (55 украинцев и 116 немцев), 220 унтер-офицеров (208 украинцев и 12 немцев), 3232 рядовых (3229 украинцев и 2 немца).
Официальные историографы оценивают потери дивизии в 6130 человек, из них убитыми — 28 офицеров, 62 унтер-офицера, 199 рядовых, пропавшими без вести — 112 офицеров, 18 чиновников, 1008 унтер-офицеров, 4883 рядовых, но эта цифра вызывает сомнения. Если же принимать ее, то получается, что в Броды прибыло 9752 солдат дивизии, а это далеко даже от цифры в 11 000 человек, которую приводят практически все источники.
В плен попало около 900 человек, из которых 11 офицеров и 73 унтер-офицера. Количество ушедших в УПА украинские источники определяют в 3000 человек. Это явное преувеличение, исходя из того, что после бродских боев около 30 дивизийников стали своего рода инструкторами, 2 чоты были сформированы из дивизийников, и еще в 3—4 чотах имелось от 10 до 20 дивизийников; можно смело предположить, что около 300 дивизийников осталось в УПА, включая 4 офицеров и 17 унтер-офицеров. Скорее всего, еще 2000 человек возникли с учетом дезертиров из полицейских полков, но и в этом случае цифра явно завышена. Кроме того, в воспоминаниях украинских эсэсовцев имеются два интересных момента. В первом случае — группа украинских эсэсовцев присоединилась к УПА, но при атаке УПА немецких частей перешла на сторону немцев. Второй случай — при попытке выхода из окружения группа дивизийников напоролась на УПА, дивизийникам было предложено сдаться, но, узнав что это украинские эсэсовцы их пропустили, причем вместе с украинцами в группе были немцы. Так что дивизийники не горели желанием вступать в УПА и не надо их, украинских эсэсовцев, приравнивать к бойцам УПА. По факту, отвергая возможность встать в ряды хоть и повстанческой, но украинской армии, и оставаясь в рядах немецких вооруженных сил (а если быть дотошным, в составе боевых партийных отрядов, которые призваны защищать конкретного человека), эти люди вычеркивали себя из рядов борцов за Независимую Украину и ставили себя в положение иностранных наемников.
Итак, сколько же погибло дивизийников? Нам известно, что на фронт было отправлено: офицеров — 136 украинцев и 193 немца, унтер-офицеров — 631 украинца и 379 немцев, рядовых — 13 030 украинцев и 81 немец.
Прорвалось из котла, было ранено, попало в плен и перешло в УПА (одним словом, выжило): офицеров — 63 украинца и 123 немца, унтер-офицеров — 249 украинцев и 61 немец, рядовых — 4324 украинца и 22 немца. Итого: 4842 человек, из них 186 офицеров, 310 унтер-офицеров, 4346 рядовых.
Следовательно, погибло: офицеров — 143 человека (73 украинца и 70 немцев), унтер-офицеров — 700 человек (382 украинца и 318 немцев), рядовых — 8781 человек (8706 украинцев и 59 немцев). Таким образом, всего погибло: 9608 человек (9161 украинец и 447 немцев).
Подведем итог. Совокупные потери дивизии, включая убитых, раненых, дезертировавших в УПА и попавших в плен, составили 11 643 человека (11088 украинцев и 555 немцев), в том числе: офицеров — 212 человек (112 украинцев и 100 немцев), унтер-офицеров — 873 человека (499 украинцев и 374 немца), рядовых — 10 558 человек (10 477 украинцев и 81 немец).
В бродских боях погибли старшие украинские офицеры: Палиенко, Палиев, Жук. Рембалович попал в УПА. Среди немецкого командного состава были следующие потери: погибли Хёрмс (командир 31-го полка при СС) и Адлеркамп (командир II батальона 29-го полка СС), а также и Вагнер (командир III дивизиона артполка). Ранены Шутетценхофер (командир II дивизиона артполка) и Дерн (командир 29-го полка СС), Вуттиг (командир батальона связи).
6 августа 1944 г. Фрейтаг прибыл на доклад к Гиммлеру в Берлин. Гиммлер отклонил обвинения Фрейтага в отношении украинцев, так как «более опытные немецкие соединения не смогли противостоять Советам и понесли похожие потери».
Причинами поражения дивизии нельзя назвать неудачные действия командира дивизии или трусость солдат, «превосходство» РККА. Всего этого не было, Фрейтаг действовал быстро и четко, украинские эсэсовцы сражались самоотверженно и храбро, силы РККА были примерно равны немецким (правда, за счет сосредоточения на узких участках создавался перевес).

По мнению автора, основными причинами разгрома дивизии следует считать:
— необстрелянность личного состава дивизии;
— неготовность унтер-офицеров взять на себя обязанности офицеров, погибших в ходе боев;
— в отличие от немецких эсэсовцев, украинские подразделения зачастую выходили из боя, бросая свои фланги, при этом они выводились из боя украинскими же унтер-офицерами;
— некомплект унтер-офицерского состава;
— гибель 17 июля 1944 г. батальона связи. Следовательно, даже если правда, что Фрейтаг обвинил украинцев во всех бедах, то это недалеко от истины. Они не были трусами, они не были плохо обучены, они просто не были морально готовы к таким тяжелым боям. Нельзя списывать поражение на немцев, ведь основное звено управления — рота — управлялось украинскими офицерами. В 29-м и 30-м полках СС все роты были под командованием украинских офицеров. В 31-м полку СС ситуация была иной: в нем было всего лишь 3 ротных украинских командира.
Как известно, первым был разгромлен 30-й полк СС. Однако благодаря быстрым «рокировкам» Фрейтага дивизия держалась еще 4 дня, пока 31-й полк СС не потерял своего командира. При этом нельзя снимать ответственности с Курцбаха, который возглавил полк, но не учел, что погибшие командиры рот будут заменены командирами взводов, а погибшие командиры взводов не будут заменены командирами отделений. Затем в тот же день был практически уничтожен артиллерийский полк, а это означало, что дивизия оставалась без артиллерийского прикрытия, — ведь оборона Олеско оттянула все противотанковые части дивизии на себя.
20 июля 1944 г. стало довершением разгрома дивизии, 29-й полк СС, лишенный артиллерийской поддержки (так как после гибели артполка все противотанковые части были развернуты на отражение наступавших с запада советских войск), начал разваливаться. И именно командир I батальона 29-го полка СС ваффен-гауптштурмфюрер Бригидер, пойдя на поводу у своих офицеров, стал невольным виновником развала батальона и уничтожения II батальона и фактической гибели полка. Командир полка Дерн, в чьих силах было пресечь это, был ранен и эвакуирован. Наконец, самый ослабленный 30-й полк СС был вынужден «драться до последнего», обеспечивая выход из боя других частей дивизии.
1 сентября 1944 г. в дивизии были проведены повышения в звания и награждения. Бристот, Кашнер, Клейнов, Куржбах и Подлещ получили звания штурмбаннфюреров СС, Байерсдорф — штандартенфюрера СС. Чинам дивизии был вручен 101 Железный крест II класса (79 немцам и 22 украинцам), а также 18 Железных крестов I класса (все немцам).
17 сентября 1944 г. были проведены дополнительные награждения, в ходе которых еще 1 украинец получил Железный крест II класса и 1 украинец получил Железный крест I класса. Всего за Броды было награждено 280 человек, из которых лишь 57 были украинцами. 26 сентября 1944 г. еще 123 человека были награждены Крестом за военные заслуги II класса (из них 33 украинца). 30 сентября 1944 г. Рыцарским крестом Железного креста был награжден бригадефюрер СС и генерал-майор войск СС Фриц Фрейтаг. Завершая тему награждений, хотелось бы отметить два факта: первый — ни один немец не был награжден Рыцарским крестом «просто так», следовательно, Гиммлер оценил действия Фрейтага очень высоко; второй — штурмбаннфюрер СС Хейке не был награжден и не был повышен в звании.
Тем временем началось восстановление дивизии.
На 4.9.1944 г. в дивизии насчитывалось:
134 офицера (96 немцев и 38 украинцев);
522 унтер-офицера (329 немцев и 193 украинца);
4419 рядовых (1063 немцев и 3356 украинцев).
Всего: 5075 человек (1488 немцев и 3356 украинцев) (против штатных 480 офицеров, 2587 унтер-офицеров, 11 622 рядовых)».
В подготовке этого поста использованы фрагменты из книги Бегляра Наврузова «14-я гренадерская дивизия СС «Галиция»
Начало смотреть здесь:
ЧАСТЬ 1. ПРОПАГАНДА
http://skaramanga-1972.livejournal.com/197712.html
ЧАСТЬ 2. ДИВИЗИЯ В ЛИЦАХ
http://skaramanga-1972.livejournal.com/198571.html
http://skaramanga-1972.livejournal.com/198727.html
ЧАСТЬ 3. ДОБРОВОЛЬЦЫ
http://skaramanga-1972.livejournal.com/199384.html
ЧАСТЬ 4. К ВОПРОСУ О ПАРАДАХ
http://skaramanga-1972.livejournal.com/200390.html
ЧАСТЬ 5. ДОПОЛНЕНИЕ К ПАРАДАМ
ЧАСТЬ 6. ПРИСЯГА И СЛОВО БОЖЬЕ
http://skaramanga-1972.livejournal.com/200673.html
ЧАСТЬ 7. ФОРМИРОВАНИЕ И ОБУЧЕНИЕ
http://skaramanga-1972.livejournal.com/200843.html
http://skaramanga-1972.livejournal.com/201160.html
ЧАСТЬ 8. ГИММЛЕР И ДИВИЗИЯ
http://skaramanga-1972.livejournal.com/201355.html
ЧАСТЬ 9. БОЕВАЯ ГРУППА БАЙЕРСДОРФА И ПЕРВЫЕ АНТИПАРТИЗАНСКИЕ ОПЕРАЦИИ
http://skaramanga-1972.livejournal.com/202968.html
ЧАСТЬ 10. ГУТА ПЕНЯЦКА
http://skaramanga-1972.livejournal.com/203221.html
(Продолжение следует…)Tags: Дивизия СС «Галичина», Национализм, СС, Украина, Фотогалерея

xianyoung

Абсолютно не важна национальность тех, кто воевал в составе «Галичины» — преступления и жестокость всегда интернациональны. Вспомним немного историю, чтобы лучше понимать, кого чествовали 19 июля 2008 в селе Красное.
Зима 43-го года стала кошмаром для немецкой армии и их союзников. После Сталинграда стало очевидно, что потери в живой силе невозможно компенсировать за счёт «истинных арийцев». Тогда было принято решение сформировать несколько специальных дивизий СС из коллаборационистов захваченных территорий. Так одна за другой появились тридцать шесть дивизий СС, набранных не из коренных германцев, а из «сочувствующих» — «Викинг» (норвежцы и датчане), «Шарлемань» (французы), «Валлония» (бельгийцы), «Нидерланды», 15-я (латышская), 20-я (эстонская), «Хандшар» (хорватская) и т.д. «Галичина» стала 14-й и по номеру, и по времени формирования.
Г.Гиммлер инспектирует учебно-тренировочный лагерь дивизии «СС-Галичина»
В «украинской» дивизии практически не было украинских офицеров. Командовал дивизией бригаденфюрер Фриц Фрайтаг, оперативным отделом ведал майор Вольф-Дитрих Гайке, разведотделом — гауптштурмфюрер Фриц Нирман, отделом снабжения — гауптштурмфюрер Герберт Шааф, адъютант командира — штурмбанфюрер Эрих Финдер, офицеры для поручений — Фридрих Ленгардт и Герберт Генель. Командиры полков — Карл Вильднер, Ганс Отто Форстройтер, Пауль Гермс, Карл Бриштот и Фридрих Баерсдорф. Даже аптекарь и тот был немцем — гауптштурмфюрер Вернер Бенеке.
Помнят ли об этом современные украинские националисты, чествующие нацистов и называющие «Галичину» «найвищою духовною цінністю» нации? О каких духовных ценностях может идти речь, если галицким добровольцам немцы доверили всего лишь одну роль — быть пушечным мясом, смазкой для штыков?
Но пушечное мясо оказалось невысокого качества. Дивизия не оправдала надежд, которые возлагало на неё командование. 25 июня 1944 года дивизия перебрасывается под Броды в распоряжение XIII армейского корпуса, где она заняла резервную линию обороны, находившуюся в 20 км от линии фронта. На 30 июня 1944 дивизия насчитывала 15299 солдат и офицеров. 13 июля Красная армия перешла в наступление. Утром 15 июля части дивизии СС «Галичина» совместно с двумя танковыми дивизиями Вермахта приняли участие в контрударе против наступавших советских войск. Но уже к концу дня контрудар выдохся и фашисты начали беспорядочно отступать.
Памятка о присвоении Железного Креста 2-ого кл. военному корреспонденту дивизии Марчуку
Анализируя ход боевых действий, начальник штаба дивизии В.Хейке отметил слабость галичан в обороне и деморализующее воздействие на них ударов «катюш». Командир корпусной группы С (Korpsabteilung C) генерал-майор Вольфганг Ланге негативно характеризует действия дивизии «Галичина» во время боев под Бродами. Такого же мнения о боевых качествах был и командир участвовавшего в сражении 48 танкового корпуса Ф.В.Меллентин.
К 18 июля Бродский котел захлопнулся. Все попытки вырваться из окружения оказались безуспешными. Согласно информации В.Хейке из котла вместе с командиром дивизии удалось вырваться не более 500 солдатам и офицерам. В месте сбора дивизии к ним присоединилось ещё 1200 не бывших в котле солдат и офицеров вспомогательных подразделений дивизии. Ещё незначительная часть смогла выйти с другими частями.
Участники боевой группы Баерсдорфа, получившие Железные Кресты за «пацификацию» Гуты Пеняцкой (под Бродами) (Село Гута Пеняцка, уничтоженное украинскими эсесовцами дивизии СС-Галичина. Село сожжено 28 февраля 1944 года под предлогом укрывания евреев и квартирования там советских партизан. Одновременно подавляющее большинство находящихся в селе поляков было жестоко убито. На месте остались пепелища 172 домов, погибло более 1000 мирных жителей».)
Это было первое и последнее столкновение «духовной ценности нации» с советскими войсками. И закончилось оно абсолютно бесславно.
Добрая традиция украинского национализма — чествовать подлецов и неудачников, праздновать исключительно поражения.
Действительно интересно. Если бы бойцы «Галичины» стояли до последнего патрона, зубами держались за украинскую землю, сорвали наступление советской армии или хотя бы задержали его на пару дней, то можно было бы понять нынешние восторги. Не принять, не оправдать, не простить, потому что злодеяния нацистов простить невозможно, но хотя бы понять. Героизм остаётся героизмом, даже если совершается во имя ложных и преступных идеалов. Но в реальности «борцы за свободу» наделали в штаны и разбежались после пары артиллерийских залпов. Чем тут восхищаться?
Дальнейший боевой путь «славной» дивизии также весьма примечателен. В августе 1944 года дивизия прошла переформирование. Были набраны добровольцы, а из Германии прибыл новый командный состав. После этого «носителям духовных ценностей» довелось погеройствовать вовсю. Правда уже против мирного населения.
Так польские историки Ричард Торчеси и Анджей Жеба отметили участие подразделений дивизии в подавлении Варшавского восстания. Затем дивизию перебрасывают в Словакию, где «галицкие рыцари» тоже сражаются с едва вооружёнными повстанцами. Приобретшую «боевой опыт» дивизию переводят в Югославию для борьбы с партизанами Тито. В начале мая 1945 года дивизия в полном составе сдалась американским и английским войскам.
Украинские военнослужащие дивизии были отделены от немецких и помещены в лагерь в окрестностях Римини (Италия). Из-за вмешательства Ватикана, который рассматривал солдат дивизии как «хороших католиков и преданных антикоммунистов», их статус был изменён англичанами с «военнопленных» на «сдавшийся вражеский персонал».
Поскольку при сдаче члены дивизии утверждали, что они не украинцы, а галичане, то этот факт послужил формальным поводом для отказа выдачи «украинских СС» несмотря на неоднократные просьбы и требования советской стороны.
Уже после войны в американской оккупационной зоне Германии появилась Ассоциация бывших членов дивизии «Галичина» (приставка СС была благоразумно опущена). После нескольких переездов штаб ассоциации окончательно осел в Торонто. Бывшие СС-овцы занялись излюбленным делом настоящих украинских патриотов: начали прославлять свои несуществующие подвиги в журналах и книгах, которые сами же издавали. Потому нет ничего удивительного в попытках реабилитации «Галичины» в Украине.
Мы должны помнить, что те кто прославляет подвиги СС «Галичина», становится на сторону фашистской Германии и плюёт на могилы миллионов украинцев, ставших жертвами бесчисленных преступлений нацистов или сложивших головы во имя того, чтобы эти преступления больше никогда не повторялись в человеческой истории.