Польские ВВС

Истребительная авиация Польши накануне войны


В середине тридцатых годов Польша заслуженно гордилась своей авиапромышленностью. ВВС практически полностью были оснащены отечественными самолетами и моторами. Для не очень большой и не такой уж богатой страны это считалось крупным достижением. В Польше работали несколько сложившихся творческих коллективов, возглавлявшихся талантливыми конструкторами. А истребители и бомбардировщики, созданные под их руководством, экспортировались в другие страны.
Тем не менее Польша встретила Вторую мировую войну с тремя сотнями безнадежно устаревших истребителей. Неубирающееся шасси, открытые кабины, слабое вооружение из двух-четырех пулеметов винтовочного калибра и скорость не более 400 км/ч являлись их характерными чертами. Последние из них выпустили в 1936 году и к началу боевых действий их уже порядком потрепали. Подавляющее большинство из них составляли Р-11с — подкосные монопланы, выпускавшиеся фирмой PZL («Панствове заклады лотниче», государственные авиационные заводы). Оставшаяся часть приходилась на более раннюю модификацию Р-11а и совсем уж архаичные Р-7а со скоростью не больше 300 км/ч. Поляки пытались использовать даже еще более старые бипланы PWS-10, взятые из летной школы.
В двадцатые годы признанным лидером самолетостроения являлась Франция, которой обязана Польша рождением своей собственной авиации. В 1920 году был заключен военный союз между двумя странами, и Польша получила возможность закупить французские летательные аппараты и освоить лицензионное производство двигателей и самолетов. В 1925 году был разработан план развития армии, в котором утверждался 12-летний период формирования ВВС. Планировалось к концу 1937 года создать 2306 боевых самолетов.
В 1928 году инженер З. Пулавский создал истребитель PZL Р.1, ставший основой для целого семейства машин, прозванных в стране «пэзэтэльками» или «пулавщаками» (Р.6, Р.7, Р.8, Р.11, Р.24). Все машины имели крыло типа «чайка», получившее в мире также название «польского крыла» или «крыла Пулавского». В 1930 году самолет P.1 был представлен в международном конкурсе истребителей в Бухаресте. Он сумел опередить английские, чехословацкие, французские, голландские и немецкие машины. Все последующие машины Пулавского были развитием Р.1 и сохраняли его аэродинамическую схему.

В 1930 году на международном авиасалоне в Париже принял участие Р.6. Шеф-пилот PZL Б. Орлиньский выполнил на нем в небе Ле Бурже сенсационный пилотаж. По мнению представителей мировой прессы Р.6 был лучшим истребителем 1930 года. Не меньший успех имел самолет и во время турне по США в 1931 году.
Если Р.6 был открыт всему миру, то Р.7а окружили занавесом секретности. Это был высотный истребитель, который развивал максимальную скорость на высоте 4000 м, в то время как скорость Р.6 с увеличением высоты высоту падала. Р.7а был выбрана военными на роль основного истребителя ВВС Польши. Приняв на вооружение Р.7а, Польша первой в мире оснастила ВВС цельнометаллическими истребителями.

В начале тридцатых годов в Польше производились также PWS-10 собственной разработки и лицензионный PWS-A (Avia ВН-33).

Дальнейшим развитием Р.7 стал истребитель PZL Р.11с, выпущенный в 1931 году. Новая машина получила более мощный мотор и облагороженную аэродинамику. Р.11с стал основным массовым истребителем ВВС Польше. Именно на него выпала вся тяжесть боев в сентябре 1939 года.
Как видим, до 1936 года поляки располагали парком вполне современных истребителей. Что же стало причиной дальнейшего отставания польской истребительной авиации от мирового уровня?
В середине 1930-х годов польские генералы считали, что преемником Р-11 с должен стать многоцелевой двухмоторный самолет — одновременно истребитель, разведчик и легкий бомбардировщик. Это позволило бы унифицировать самолетный парк и получить достаточно мощные ВВС при меньших расходах — чем больше серия, тем дешевле обходится каждый выпущенный летательный аппарат. Подобную идею выдвигали, например, в Нидерландах и Германии. Но подход польских конструкторов к многоцелевому двухмоторному самолету значительно отличался от голландского, немецкого или французского.

Спроектированный под руководством Ф. Мишталя PZL-38 «Вилк» не походил ни на «Мессершмитт» Bf-110, ни на «Потэ 63», ни на «Фоккер» С1. Ставку сделали на предельно компактную и легкую одноместную машину, оснащенную сравнительно маломощными двигателями «Фока». Самолет вышел на испытания в мае 1938 года, но реальный вес его значительно превышал расчетные оценки и добиться требуемых заданием летных данных так и не удалось. После длительной доводки от «Вилка» отказались, хотя проектировались его усовершенствованные варианты PZL-48 «Лампарт» и PZL-54 «Рыс» со значительно более мощными моторами.
Неудача с «Вилком» вынудила перейти к более традиционным схемам. В 1938 году начались работы по новому поколению польских одномоторных истребителей. Три конструкторских коллектива, состязаясь, проектировали самолеты под французский звездообразный мотор Гном-Рон» 14М в 730 л.с., намечавшийся к производству в Польше. Все машины были уже монопланами с прогрессивным нижним расположением свободнонесущего крыла и закрытой кабиной. Но на них сохранялось довольно слабое вооружение из четырех пулеметов, а сравнительно маломощный мотор даже при небольшом весе самолета не позволял достичь высоких скоростей.

В то время как практически во всем мире считали основными качествами истребителя скорость и скороподъемность, необходимые для боя на вертикалях, в Польше по-прежнему ориентировались на ближний бой на виражах и опирались на маневренность, в первую очередь на малый радиус разворота.
В КБ PZL под руководством К. Корсака спроектировали PZL-45 «Сокол». Шасси у него не убиралось, что выглядело явным анахронизмом, хотя далее планировался и вариант с уборкой колес. К началу войны успели изготовить только макет этого истребителя.
В другом коллективе Е. Држевецкий предложил проект RWD-25. У него тоже колеса не убирались, а закрывались каплевидными обтекателями. По расчетам, скорость не превышала 460 км/ч.
Более перспективный проект разработала «Подляска вытворня самолетов» (PWS). PWS-42 строился целиком из дерева, шасси в полете укладывалось в крыло и скорость оценивалась в 520 км/ч. И RWD-25, и PWS-42 остались только в чертежах, построить их не успели.

Существенно дальше продвинулась разработка PZL-50 «Ястреб». Именно он считался новым преемником Р-11с. Над ним работала группа конструкторов во главе с В. Якимуком. Это был моноплан с убирающимся шасси, закрытой кабиной и мотором «Меркьюри» VIII. Опытный образец PZL-50 поднялся в воздух в феврале 1939 года. Но он страдал бафтингом — на малых скоростях его начинало трясти, устойчивость признали недостаточной, а скорость не превышала 442 км/ч (при проектной 500 км/ч) даже без вооружения. Расчетных показателей достигли лишь на втором опытном экземпляре в августе. В связи с острой необходимостью перевооружения истребительной авиации еще до завершения испытаний заложили пробную серию из 30 «Ястребов». Когда пришла война, пять машин уже почти закончили, но выкатить на аэродром не успели.

Значительно более высокие характеристики ожидались от истребителя PZL-62, проект которого подготовил Е. Дабровский. Он представлял собой вполне отвечавший духу времени цельнометаллический низкоплан с французским V-образным мотором «Испано-Сюиза» 12Ybrs. По этому самолету не успели подготовить даже всю документацию.
В Польше пытались создать и свой тяжелый многоместный истребитель. Основой для него должен был послужить самый современный польский бомбардировщик PZL-37 «Лось». По скорости PZL-37 значительно превосходил Р-11с. Инженер Ф. Сухос предложил переделать носовую часть «Лося», установив на месте штурманской кабины батарею из шести-восьми пулеметов. В какой-то степени это напоминало то, как у нас из пикировщика Пе-2 сделали тяжелый истребитель Пе-3. Но предложение Сухоса отклонили, по-видимому, из финансовых соображений — «Лось» был значительно дороже одноместных истребителей.
В итоге к началу войны у поляков так и не оказалось готового к производству современного истребителя. Потребность же в нем становилась все острее.
В конце 1938 года в Польше разработали программу развития истребительной авиации. К маю 1942года хотели видеть в строю 330 истребителей. Ставку тогда делали на PZL-50 «Ястреб». Но его доводка затянулась, а «сырая» машина не годилась для запуска в массовое производство. Тем временем тучи войны сгущались.
В мае 1939 года Гитлер разорвал германско-польский договор о ненападении. Выход попытались найти в восстановлении производства истребителей старых типов, модернизировав их, в сочетании с закупками за границей. Планировали поставить польским ВВС либо модернизированный Р-11g с мотором «Меркьюри» VIII (как на «Ястребе»), либо вариант строившегося на экспорт истребителя Р-24 с французским двигателем «Гном-Pон»14N.
Договорились также о поставке из Франции 160 истребителей «Моран-Солнье» MS.406. Кредит на их закупку давало французское правительство. В Великобритании заказали 11 «Харрикейнов» и один «Спитфайр». Начало поставок всей этой техники планировалось на август 1939 года. Реально первые самолеты начали отгружать уже перед самым нападением немцев на Польшу. К заказчику они так и не прибыли.

В итоге польские ВВС вступили в войну с 400 боевыми самолетами в первой линии (в строевых частях), из них было 130 Р-11 и 30 Р-7. Всего с резервом и учебными подразделениями насчитывалось 279 истребителей (173 Р-1 1 и 106 Р-7). Кроме этого, в Школе пилотажа имелось 10 PWS-10, которые учитывались уже как учебные машины.
Перед войной основной структурной единицей польской авиации являлась эскадра. Несмотря на грозное название, по своей численности она равнялась примерно нашей эскадрилье из 10-12 истребителей. Две-три эскадры объединялись в дивизион. По одному дивизиону истребителей входило в каждый из имевшихся в польских ВВС смешанных авиаполков, примерно соответствовавших советскому полку довоенного штата.
По приказу, выданному в день мобилизации, 23 августа, полки расформировали. Вместо них возникла истребительная бригада, подчинявшаяся непосредственно верховному командованию. Но в нее вошла не вся истребительная авиация, а только четыре эскадры на Р-11 и одна на Р-7. Остальные дивизионы и отдельные эскадры придали общевойсковым армиям и войсковым группам.
Против этих сил немцы выставили 1950 самолетов, в том числе 609 истребителей: 514 «Мессершмитт» Bf.109 и 95 Bf.110. Эти машины значительно превосходили польские самолеты по скорости, боевой живучести (за счет брони и протектирования баков) и вертикальному маневру. Все «мессершмитты» несли полный комплект радиооборудования, что позволяло координировать действия пилотов в воздушном бою.
Большая часть Bf.109 была новейшей по тому времени модификацией Е, хотя имелось около 150 машин более ранних типов В, С и D. Bf.110 также обладал значительно более мощным вооружением (две 20-мм пушки и пять пулеметов). Таким образом, «Люфтваффе» превосходили польские ВВС по общему количеству задействованных в операции самолетов почти в пять раз, по истребителям — более чем вдвое, да вдобавок еще и располагали качественным превосходством.
В придачу к уже перечисленным выше силам немцы в качестве легких штурмовиков использовали устаревшие истребители-бипланы «Хейнкель» Не 51 (выпуска 1935 года), которые, тем не менее, вполне могли помериться силами со столь же отсталыми истребителями Польши. Союзники Германии, словаки, выставили эскадрилью истребителей «Авиа» В.534, бипланов с неубирающимся шасси, но также пригодных для борьбы с Р-7 и Р-11.
Против Польши собрали силы двух воздушных флотов (1-го «Ост» и 4-го «Зюйд-Ост») отдельную дивизию. Подготовленные к боевым действиям авиачасти дислоцировались в основном в Силезии, Восточной Пруссии и северо-восточных районах Германии. Вся эта махина только ждала приказа.
Удар нанесли рано утром 1 сентября 1939 года. Немецкие пикировщики начали бомбить мосты еще до официального начала боевых действий. Вскоре навстречу противнику поднялись польские истребители. Уже первые попытки вести воздушный бой с «мессершмиттами» показали, что Р-7 и Р-11 не способны драться с ними на равных. Поэтому основными целями польской истребительной авиации стали бомбардировщики и разведчики противника.

В тяжелых боях силы быстро таяли, и через десять дней все боеспособные Р-11 стянули в истребительную бригаду. К 16-му числу от нее остались два сводных дивизиона по 19 самолетов. Один оборонял район Варшавы, второй действовал под Краковом. Из оставшихся Р-7а сформировали разведывательную эскадру (восемь машин). 17 сентября от границ Украины и Белоруссии навстречу немцам ринулась Красная армия. Поляки оказались между молотом и наковальней. В тот же день польское командование отдало приказ об эвакуации уцелевшей авиационной техники в Румынию. Но отдельные пилоты продолжали воевать на свой страх и риск. Майор Вырвицкий летал на разведку из Варшавы до 22 сентября. Польские ВВС временно прекратили свое существование, чтобы в конце войны «воскреснуть» на машинах союзников.

Беккер К. Люфтваффе: рабочая высота 4000 метров. Смоленск: Русич, 2004. С. 22.
Самарский И. Самолеты с бело-красными «шаховницами» (ВВС Польши до 1939 года) // Авиация и время. 1993. №1. С. 27-34.
Котельников В. «Пулавчак» — герой сентября 39-го // Авиация и космонавтика. 1999. №9. С. 11-17.
Котельников В. Авиация в советско-польском конфликте // Авиация и космонавтика. 1999. №9. С. 5-10.
Котельников В. Накануне Второй мировой // Крылья Родины. 2001. №4. С. 19-21.
Кукуруза Л. Война в небе Западной Украины // Авиация и время. 2004. №6. С. 29-34.

Польша всегда играла в истории Беларуси и России особую роль. Те же процессы происходили и происходят в новейшей истории. Именно в столице Республики Польша в 1955 году был подписан договор о создании Организации Варшавского договора (ОВД), военно-политического блока социалистических стран. Ко времени роспуска ОВД польская армия была второй по своему боевому потенциалу после Советской армии: там числилось 2 850 танков, 2 377 ББМ, 2 300 артиллерийских систем, 551 боевой самолёт.

Соседей, как и родителей, не выбирают — эта данность даётся, как говорится, Богом. К сожалению, в последнее время политика нашего ближайшего соседа — Польской республики — стремительно теряет это понятие ближайшего соседа и дружественного государства. Эта страна уже даже не столько европейская, сколько евроатлантическая в политике, и, насколько можно судить, в Европе это второй по значимости союзник США после Великобритании. И все прекрасно понимают, что интересы США в Европе довольно специфические, хотя и традиционные: разделяй и властвуй.

Чётким НАТОвским курсом

Это определилось до, во время и после проведения совместных оперативно-стратегических учений вооружённых сил Республики Беларусь и Российской Федерации в сентябре этого года — «Запад-2017». В информационной истерии, в которой активно участвовали польские политические деятели, ловившие отсутствующую чёрную кошку в тёмной комнате. Под шумок этой истерии произошли довольно значительные изменения в военно-политическом балансе восточного фланга НАТО.

Так случилось, что полноценной ротации 2-й бронетанковой бригады США, расположившейся в Польше в 2016 году, не произошло — личный состав уехал, а техника осталась. Но тут же появилась новая 3-я бронетанковая бригада американских вооружённых сил. Российская Федерация и Республика Беларусь получили у своих границ полноценную американскую танковую дивизию.

Американские военные в Польше.

Кроме любимой американской армии, есть и своя польская. В настоящее время вооружённые силы Польши реорганизованы в соответствии со стандартами НАТО. С 1 января 2010 года польская армия полностью перешла на призыв только по контракту (если не принимать во внимание территориальный резерв).

Вообще, уже сразу после 1989 года начинается бурное развитие военных связей Польши с западными государствами. 22 ноября 1990 года был сформирован польский контингент в составе международных сил в Персидском заливе, принявший в 1991 году участие в операции. В 1994 году Польша начала сотрудничество с военно-политическим блоком НАТО по программе «Партнёрство ради мира», а 12 марта 1999 года вступила в НАТО, и в 1999 году польские подразделения были направлены в составе сил KFOR в Косово, Метохию, Боснию и Герцеговину.

С марта 2002 года и до июня 2014 года Польша принимала участие в войне в Афганистане в составе западной коалиции: потери польского контингента составили 43 военнослужащих погибшими и не менее 157 ранеными. Польша принимала участие во вторжении в Ирак весной 2003 года и последовавшей за ним войне. Здесь потери польского контингента составили 23 погибшими и 35 ранеными.

Во второй половине 2010 года получило развитие ещё одно неоднозначное предложение министра обороны А. Мачеревича — в составе вооружённых сил был создан резервный компонент (Narodowe Siły Rezerwowe), и в настоящее время идёт формирование войск территориальной обороны (резерва). В польские войска территориальной обороны должно войти 53 тысячи человек, которые напрямую подчиняются министерству обороны. Они будут находиться в состоянии готовности на случай чрезвычайной ситуации.

19 сентября 2014 года была создана объединённая польско-литовско-украинская бригада «LITPOLUKRBRIG» с центром управления в Люблине, которая пока имеет формальный политический характер.

При содействии США и НАТО осуществляется обучение и переподготовка военнослужащих вооружённых сил Польши. Только по программе «Counterterrorism Fellowship Program» министерство обороны США израсходовало 100 тысяч долларов США на эту страну.

Польская армия сегодня

На сегодняшний день общая численность вооружённых сил Польши составляет около 120 тысяч человек (без резерва), в том числе Сухопутные войска численностью 68 тысяч человек. Сухопутные войска Польши включают бронекавалерийскую и две механизированные дивизии, в состав которых входят бронетанковая, три бронекавалерийские, пять механизированных и одна береговой обороны бригады. Кроме того, имеются отдельные авиационная, воздушно-десантная, Подгальских стрелков, воздушно-кавалерийская бригады и подразделения материально-технического обеспечения.

Польский танковый парк уже является четвёртым в НАТО (после США, Турции и Греции) по количеству машин (892). При этом он включает только танки третьего поколения: немецкие «Леопарды-2А4», собственные РТ-91 (созданы на основе Т-72), Т-72. По количеству современных танков Польша обходит Германию (у той осталось менее 700 «Леопардов-2»), а также Великобританию, Францию и Италию вместе взятые.

Эти моменты очень показательны.

№ 1. Танк — актор и основа любой классической военной операции. И отношение к танковому вооружению — это показатель того, к чему готовятся вооружённые силы данного государства.

Тем более Польша сейчас единственная из европейских стран разрабатывает новый танк — PL-01 «Андерс». По планам министерства обороны, предполагается произвести тысячу единиц (финансовая составляющая пока не очевидна). Продолжатся и закупки — в ближайшее время в Германии будут куплены 110 «Леопардов-2». Такие «танковые прорывы» польской армии вызывают многие вопросы.

В польской армии есть более тысячи артиллерийских систем, в основном, конечно, ещё советские, которые постепенно списываются. Поступают на вооружение САУ «Краб» собственного производства, правда, крайне низкими темпами (сейчас имеется 8, всего должно быть построено 24), а часть РСЗО БМ-21 «Град» переделываются в WR-40 «Лангуста», но их количество не превысит 75. Но здесь имеется нюанс — артиллерийские системы спокойно и недорого модернизируются путём использования более современных снарядов и ракет, особенно высокоточных.

Военно-воздушные силы Польши: 25 тысяч человек. Армейская авиация включает 90 боевых вертолётов — 27 Ми-24, 20 Ми-2URP, 43 W-3W. В этом виде войск большие проблемы — в октябре 2016 года Польша практически спровоцировала международный скандал, неожиданно отменив многомиллиардную сделку с французской компанией Airbus. В апреле 2015 года Варшава договорилась с авиастроительным гигантом о покупке 50 многоцелевых вертолётов общей стоимостью 3,5 млрд долларов. Однако новое правительство, сформированное по итогам парламентских выборов в октябре того же года, решило отказаться от сделки и отдать контракт компании, которая собирала бы вертолёты в Польше (а таких заводов два).

Миг-29 польских ВВС.

Интересно, что ВВС Польши — единственные в мире, имеющие на вооружении одновременно и МиГ-29, и F-16. Причём уже в постсоветский период поляки скупили почти все немецкие и чешские МиГ-29. Сейчас у них 32 самолёта этого типа. С другой стороны, в 2003–2004 годах поляки получили 48 F-16, специально построенных для них в США. Поэтому сегодня польские F-16 — почти самые новые в мире машины данного типа (кроме нескольких египетских и турецких), в частности, несравненно новее аналогичных самолётов ВВС самих США. Штурмовиков Су-22М осталось 26, они начинают быстро списываться, их планируют заменить боевыми БПЛА.

Военно-морские силы Польши включают в себя 8 тыс. военнослужащих, 5 дизель-электрических подводных лодок, 2 фрегата УРО, 1 корвет, 1 штабной корабль, 2 разведывательных, 5 ракетных, 8 десантных и 20 минно-тральных кораблей и судов. Надводный флот включает два бывших американских фрегата типа «Оливер Перри», корвет «Кажуб», три построенных в бывшей ГДР ракетных катера типа «Оркан» (кроме того, четыре советских ракетных катера списаны и находятся в отстое), 19 тральщиков и 5 средних десантных кораблей типа «Люблин». ПКР имеют на вооружении только фрегаты: у фрегатов — американские «Гарпун», у «Орканов» — шведские RBS-15 (надо признать, устаревшего типа и небольшой дальности).

Амбициозные проекты по строительству серии новых ракетных корветов были отменены из-за бюджетных неурядиц (скорее всего, будет построен всего один корвет, причём без ракет, в варианте патрульного корабля). По этой причине перспективы польского флота сейчас вообще не просматриваются при данных темпах финансирования — все его корабли построены до 1995 года («Коббены» — вообще в 60-х), это самый старый флот на Балтике. Кроме «Орканов», все его корабли и катера должны быть списаны в ближайшие годы, и никакой замены им пока не предвидится.

Наземная ПВО Польши является, пожалуй, сильнейшей среди новых стран-членов НАТО и включает в себя одну батарею американской ЗРС «Пэтриот», по одному полку советских ЗРС С-200 и «Круг», 13 дивизионов советского ЗРК С-125 (самая старая, но постоянно модернизируется, особенно ракеты). Польша также участвует в программе создания европейской системы противоракетной обороны. Планируется, что элементы этой системы (ракеты-перехватчики) будут размещены на базе «Редзиково» к 2018 году.

Милитаризация неизбежна

Когда в 1999 году Польша вместе с Чехией и Венгрией вошла в «первую волну» расширения НАТО, её затронули все характерные для этого блока тенденции: значительное сокращение армии, переход от призывного к контрактному принципу комплектования с характерным изменением мотивации личного состава — с патриотической на финансовую. Тем не менее, имея общую границу с Россией и Беларусью и страдая агрессивной формой русофобии, Польша, в отличие от всех других стран альянса, сохранила сильные элементы оборонного сознания. Благодаря этому Войско Польское постепенно становится самой сильной армией в НАТО (естественно, после США и Турции и без учёта ядерных потенциалов Великобритании и Франции).

При этом и конфигурация частей самого Войска Польского, как ни странно, мало изменилась по сравнению с эпохой Варшавского договора. Лишь одна бригада дислоцирована вблизи белорусской границы и одна дивизия (16-я механизированная) — рядом с Калининградской областью. Остальные соединения дислоцированы либо на западной границе, либо в центре страны. Но это «отставание» уже ликвидировано присутствием американской бронетанковой дивизии и перемещением польских «Леопардов» к восточным границам (при этом необходимо иметь в виду и четыре оперативно тактические группы НАТО, находящиеся в этом регионе).

№ 2. В настоящее время Польша является единственной (кроме замкнутых друг на друга Греции и Турции) европейской натовской страной, проявляющей заинтересованность в развитии собственных ВС. Поэтому, несмотря на бюджетные ограничения (они существенно замедляют планы перевооружения, особенно ВМС), она имеет все шансы в ближайшее время стать лидером европейского военного строительства.

Русофобия стимулировала поляков сокращаться не так быстро, как их коллеги по альянсу. А силы первоочередного задействования вооружённых сил Польши будут увеличены в ближайшее время с 25 до 40 тысяч (сроков точных нет — всё зависит от регулярного финансирования).

Самое интересное, что именно поляки наиболее адекватно оценивают нынешнее состояние НАТО. Из Варшавы регулярно слышатся заявления о том, что альянс в его нынешнем виде никому никакой безопасности не обеспечивает, поэтому надо что-то делать — либо усиливаться, либо менять формат. Но пока эти заявления остаются гласом вопиющего в пустыне, ибо подавляющее большинство натовцев дефицита безопасности не ощущает (поскольку не граничит с Россией), а прибалты слишком слабы, чтобы что-то создать самостоятельно в военной области. И американцы, начавшие значительное сокращение военных расходов, в первую очередь будут экономить на войсках в Европе, которые станут чисто символическими.

На данный момент Войско Польское становится самой сильной армией зарубежной Европы просто потому, что сокращается медленнее остальных. При этом оно слабее одних лишь ВС Беларуси, тем более — суммы белорусской армии и сил Западного военного округа РФ. Безусловно, польская армия вместе с литовцами создаёт определённое военное давление на российский анклав — Калининградскую область, но пока достаточно ограниченное.

Но сами планы польского руководства дополнительно выделить на оборонные нужды до 40 млрд долларов в ближайшие несколько лет говорят о всё растущей милитаризации восточного фланга НАТО и всего региона. Белорусские и российские военные круги понимают, что увеличивающееся нарушение военно-политического баланса в регионе заставит их принять ответные меры, хотя бы и ассиметричные.

PZL.37 Łoś

PZL.37 Łoś

Тип

средний бомбардировщик

Разработчик

Производитель

Главный конструктор

Ежи Домбровский

Первый полёт

13 декабря 1936 года

Начало эксплуатации

Конец эксплуатации

1939 (в Польше)
1944 (в Румынии)

Статус

снят с эксплуатации

Эксплуатанты

Единиц произведено

~ 120

Медиафайлы на Викискладе

ПЗЛ-37 «Лось» (польск. PZL.37 Łoś) — двухмоторный польский самолёт-бомбардировщик времён Второй мировой войны. Считается единственным польским самолётом, соответствовавшим стандартам авиации времён Второй мировой.

История создания

Краткое описание конструкции

Бомбардировщик воплотил в себе передовые концепции самолётостроения середины 1930-х годов, в числе которых были:

  • свободнонесущая монопланная схема хорошо обтекаемых форм;
  • гладкая металлическая обшивка;
  • повышенная удельная нагрузка на крыло;
  • профили крыла сравнительно небольшой относительной толщины;
  • убирающееся шасси;
  • закрытые кабины экипажа;
  • взлётно-посадочная механизация крыла.

Именно эти технические решения выгодно отличали польский бомбардировщик от большинства подобных серийных машин, созданных в конце 1920-х — начале 1930-х годов. «Лось» принадлежал к бомбардировщикам последнего на тот момент поколения и обладал большей скоростью по сравнению с другими самолётами. По совокупности боевых качеств «Лось» относился к лучшим бомбардировщикам начального периода Второй мировой войны.

В СССР эти идеи воплотил и стал родоначальником скоростных бомбардировщиков самолёт СБ, построенный в 1934 г. под руководством А. Н. Туполева.

Первое упоминание

Одним из первых иностранцев, увидевших новый самолёт, стал глава МИД Италии Галеаццо Чиано. На авиационном заводе министр иностранных дел увидел 54 выпущенных самолёта (всего же было выпущено около 120 самолётов), однако из них в полной боевой готовности было 27 машин. После возвращения в Италию Чиано отправил доклад о новом самолёте в министерство авиации (одновременно тот же доклад попал в Германию). Впрочем, самолёт был известен ещё раньше: машина побывала на авиавыставках в Париже и Белграде, показав на скоростных испытаниях скорость 445 км/ч при бомбовой нагрузке в 2500 кг, и стала первым самолётом-бомбардировщиком, чья максимальная скорость оказалась выше скорости истребителей.

История проекта

Проект был создан в 1934 году и получил индекс «Р.37». Он был призван заменить боевой вариант трёхмоторного самолёта Fokker F.VIIb-3m, который выпускался по лицензии в Люблине. Автором проекта был главный конструктор PZL Ежи Домбровский. Проект был одобрен в июле, а в октябре был создан деревянный макет. Поляки решили создать самолёт с алюминиевой конструкцией (она была дороже, но прочнее и легче). В апреле начали строиться четыре прототипа, три из которых предназначались для полётов, а четвёртый для статических испытаний.

Конструкция

Фюзеляж самолёта типа полумонокок состоял из набора шпангоутов, Z-образных стрингеров и дюралевой обшивки. Механизация цельнометаллического крыла включала автоматические предкрылки и закрылки. Хвостовое оперение — однокилевое, рули высоты и направления выполнялись с триммером (как и элероны). Двигатель — 9-цилиндровый звездообразный Bristol Pegasus ХIIВ мощностью 860 л. с., который закрывался капотом NACA и приводил в движение металлические трёхлопастные винты DH «Hamilton Standart» диаметром 3,5 метра с изменяемым шагом. Двигатель и пропеллер выпускались в Польше по английской лицензии.

Было два одноколёсных шасси с масляно-пневматическими амортизаторами, которые убирались гидравликой в мотогондолы. В убранном положении колеса выступали примерно наполовину. Хвостовой костыль выполнялся неубираемым (в дальнейшем на нём появилось колёсико). Топливо размещалось в двух баках в мотогондолах (по 118 л каждый), в двух крыльевых (по 242 л) и одном фюзеляжном (780 л) за кабиной пилота.

В экипаж номинально входило четыре человека, однако чаще всего их было три: пилот, штурман-бомбардир и стрелок-радист. Штурман находился в застеклённом носу, руководил бомбоприцелом Herz RH32 и отвечал за стрельбу из 7,7-мм пулемета КМ wz.37. Стрелок-радист занимал место в открытой кабине у задней кромки крыла с плексигласовым козырьком и вёл стрельбу из двух пулемётов КМ wz.37. Пулемёты имели дисковые магазины, суммарный боезапас составлял 1700 патронов. Максимальная бомбовая нагрузка составляла 2600 кг, что предполагало установку двадцати 50- или 110-килограммовых бомб либо несколько тяжёлых 300-килограммовых бомб. Четвёртый член экипажа (стрелок из люковой пулемётной установки) добавлял возможности для защиты самолёта.

Испытания самолётов

Список прототипов

Всего было создано семь вариантов самолётов.

  1. P.37/I
  2. P.37/II
  3. P.37/III
  4. PZL.37A
  5. PZL.37B
  6. PZL.37C
  7. PZL.37D

P.37/I

Этот прототип был готов в начале 1936 года, но на статических испытаниях были выявлены слабые места конструкции, в результате чего полётные испытания были сдвинуты на некоторое время. В мае самолёт приступил к наземным пробежкам и опробованиям двигателей. Первый вылет планировался на 16 июня, но перед взлетом в левом двигателе разрушилась коробка приводов, что вынудило немедленно остановить испытания и отправить машину на ремонт. Лишь 1 июля летчик-испытатель фирмы PZL Иржи Видавский отправился на P.37/I в первый полёт.

В целом испытания прошли успешно, хотя были выявлены некоторые недостатки, которые, по заверениям конструкторов, легко должны были исправляться. Вскоре фирме PZL поступил официальный заказ на 30 бомбардировщиков с двигателями Pegasus XIIB. Самолёт впоследствии получил индекс Р.37 Łoś А.

P.37/II

На втором прототипе были сделаны несколько дополнительных работ с учётом замечаний к первому. Кабину лётчика и стрелка расширили, а также установили мощный двигатель Pegasus XX (мощность 925 л. с.). Но самым главным отличием нового прототипа было новое двухкилевое оперение, что улучшило обзор стрелка и исключило вибрации. По предложению начальника бригады Петра Кубицкого шасси было улучшено: основные стойки сделали двухколёсными с шинами меньшего диаметра. Это шасси позволяло совершать безопасный взлёт и посадку даже при повреждении одной из покрышек, а также немного повышало скорость.

P.37/II приступил к летным испытаниям осенью 1936 года и стал прототипом серийного бомбардировщика Р.37 Łoś В. ВВС по программе поставки вооружений должны были получить 180 бомбардировщиков (30 из них — Р.37 Łoś А, а 150 — Р.37 Łoś В), из которых 124 машины должны ввестись в эксплуатацию к апрелю 1939 года. На первой заказанной партии из десяти Р.37 Łoś А стояли двигатели Pegasus XII и однокилевое хвостовое оперение, но в остальном самолёт соответствовал прототипу P.37/II. Ещё 20 самолётов получили обозначение Р.37 Łoś А bis и имели двухкилевое хвостовое оперение.

P.37/III

К весне 1938 года был готов и третий прототип P.37/III с двухрядным звездообразным двигателем Gnome-Rhone 14N (фр.)русск.. Самолёт планировался как эталон для экспортных вариантов Р.37 Łoś С и Р.37 Łoś D. Впрочем, пробные полёты оказались неудачными: в июле 1938 года на испытаниях восемь самолётов разбились из-за потери управления, а у девятого отвалилось левое крыло. Оказалось, что руль направления становился неуправляемым на высоких скоростях. После ремонта самолётов проблема была решена.

Экспортный вариант Р.37 Łoś С развивал скорость 460 км/ч при помощи мотора Gnome-Rhone G14N01 мощностью 957 л. с. Р.37 Łoś D с двойным мотором Gnome-Rhone 14N21 мощностью 1035 л. с. по расчётам разгонялся до 490 км/ч. Бомбовая нагрузка в 2200 кг позволяла установить дальность самолётов соответственно 1450 и 1600 км, а нагрузка в 1760 кг плюс дополнительное топливо — соответственно 2600 и 2700 км. Испытывался P.37/III под присмотром специалистов технического авиационного института.

Потенциальные импортёры самолёта

Потенциальные заказчики впервые могли ознакомиться с самолётом на Белградском авиасалоне в мае 1938 года. В Югославию прилетел самолёт Р.37 Łoś А bis с кодом SP-BNC, на котором установили двигатели Pegasus XX. Авиационные специалисты осматривали скоростную машину дольше всего. Через полгода самолёт прибыл на авиасалон в Париже и уже получил опознавательные знаки ВВС Польши. Вскоре в Польшу стали поступать заказы.

Испания

Первым официальным экспортером бомбардировщика предполагалась республиканская Испания. Правительство страны заказало 50 машин Р.37 Łoś С, собираясь расплатиться через британские банки. Но контракт расторгли после введения с началом гражданской войны международного эмбарго на поставку в страну любого вооружения.

Югославия

Весной 1939 года Югославия подписала контракт на поставку 10 бомбардировщиков Р.37 Łoś D до 1940 года.

Болгария

Для Царских военно-воздушных сил предполагалось отправить к 1940 году 15 бомбардировщиков Р.37 Łoś D.

Турция

Турция, использовавшая английские бомбардировщики, рассчитывала закупить 10 машин Р.37 Łoś D и собрать ещё 15 по лицензии PZL.

Румыния

Самый большой контракт поступил из Румынии: 30 самолётов Р.37 Łoś D. Впрочем, с началом Второй мировой лётчики сами эвакуировались в Румынию, и Королевские ВВС Румынии использовали самолёты в боях с советскими частями.

Греция

Летом к списку экспортеров добавилась Греция, заказав 12 машин Р.37 Łoś С. Велись переговоры и о лицензионной сборке перспективного самолёта.

Другие страны

Производство Р.37 Łoś на своих авиационных заводах пожелали развернуть Бельгия, Дания, Эстония и Финляндия. Именно это решение устраивало польскую сторону, так как мощность завода в Варшаве не позволяла обеспечить всех желающих покупателей самолётами. Это предприятие собирались перенацелить на выпуск истребителя Р.50 «Ястреб» (польск. PZL.50 Jastrząb) и лёгкого бомбардировщика Р.45, но ни те, ни другие самолёты не были выпущены. Сборку «Лосей» планировалось передать на завод в Мелеце.

Самолёты во Второй мировой

Бомбардировщик-прототип P.37/II

Утром 1 сентября 1939 года части вермахта перешли польскую границу, начав Вторую мировую войну. Соответственно с программой экспортных поставок было покончено. К тому моменту польские самолёты не были полностью готовы: всего 90 машин находились в полной готовности. Большинство «Лосей» было уничтожено после бомбардировок заводов в Варшаве и Мелеце. Немногие из самолётов уцелели после оккупации Польши, так как большинство было уничтожено из-за неверной системы командования, которая не предупреждала авиачасти о надвигающейся опасности.

Все соединения новейших бомбардировщиков подчинялись напрямую высшему командованию Войска Польского. Первой строевой частью ВВС, переучившейся на бомбардировщике «Лось В», стало осенью 1938 года X крыло 1-го полка в Варшаве. Крыло состояло из 18 машин (по 9 доставалось 211-й и 212-й эскадрильи). Бомбардировщики первых выпусков «Лось А» и «Лось А бис» направили в 213-ю учебную эскадрилью. Самолёты получили двойное управление, а летчик-инструктор занимал место штурмана в носовой части. В мае 1939 года к тренировкам на самолётах приступили экипажи XV крыла (варшавские эскадрильи 216 и 217).

В конце августа самолёты X крыла покинули столицу и перелетели на основной аэродром Улец под Деблином. Именно здесь они подверглись на земле атаке штурмовиков (впрочем, самолёты остались целы, только один бомбардировщик сломал шасси, попав в воронку от бомбы). 3 сентября самолёты отправились на бомбардировку Кёнигсберга, которая, впрочем, провалилась.

4 сентября «Лоси» начали атаковать войска немцев, двигавшиеся к Лодзи. После разведки ранним утром 27 самолётов нанесли два бомбовых удара по вражеским колоннам. Ещё пять бомбардировщиков XV крыла повторили вылет днем, атакуя вместе с пятеркой Р.37 Łoś В из X крыла вражеские цели на западе Польши. Поляки потеряли семь самолётов, но и немцы понесли серьёзный урон. Ещё два P.37 сгорели на аэродроме Кучины, попав под вражеский обстрел.

Из-за больших потерь и необходимости ремонта уцелевших машин 5 сентября лишь шесть «Лосей» XV крыла смогли отправиться на бомбардировку немцев под городом Радомско. 6 сентября они уничтожили три «мессершмитта», но понесли потери в размере 16 машин. Растущие потери вынудили 10 сентября срочно направить в передовые части учебные самолёты 213-й эскадрильи. На аэродроме в Малашевиче вооружали и переоборудовали безоружные «Лоси» с двойным управлением, но успели подготовить лишь три самолёта.

Стремительное наступление вермахта парализовало польскую армию, что привело к полному хаосу в штабе. Дефицит запчастей, боеприпасов и топлива приводил к плачевным последствиям, несмотря на отчаянное мужество пилотов Польши. 12 сентября «Лоси» совершили 17 вылетов, а 14 сентября на задание ушли три бомбардировщика. 16 сентября четыре Р.37 Łoś В атаковали немецкие войска под Хрубешувом, а три «сохатых» отбомбились у Влодавы. Это и были последние боевые вылеты самолётов. РККА 17 сентября перешла границу с востока, объявив о присоединении к СССР Западной Украины и Белоруссии. Польша как независимое государство перестала существовать, а все уцелевшие экипажи «сохатых» получили приказ бежать в Румынию.

Участие бомбардировщиков в скоротечной польской кампании оказалось в целом неудачным, так как скорость оказалась ниже плановой, а защитное вооружение не спасло от атак немецких Bf.109. Из всех бомбарировщиков 24 были сбиты в воздухе, а две машины были уничтожены штурмовиками. Впрочем, за две недели «Лоси» выполнили 100 боевых вылетов, сбросили 150 тонн бомб и уничтожили целых шесть истребителей Bf.109.

Уцелевшие образцы

После разгрома Польши в Румынию перелетело около 200 самолётов ВВС Польши, большая часть которых приземлилась на аэродроме под Бухарестом. Среди этих машин было и тридцать «Лосей». Ещё два самолёта попали в СССР, где приняли участие в испытаниях на аэродромах БССР.

PZL.37 «Лось» в СССР

Два самолёта «Лось» прибыли в СССР (о польских самолётах упоминается в книге П. М. Стефановского «Триста неизвестных»). Польские лётчики были задержаны, а командованию РККА поступила телеграмма о самолётах. Для перебазирования самолётов НИИ ВВС отправил лучших летчиков-испытателей и инженеров. К месту приземления «Лосей» прибыли начальник испытательного отдела сухопутных самолётов И. Ф. Петров, начальник отдела испытания моторов Г. А. Печенко, а также лётчики К. А. Калилец, М. А. Нюхтиков и П. М. Стефановский. Самолёты оказались исправными, и вскоре Печенко начал испытание самолётов. Хотя система управления отличалась от принятого стандарта в СССР, самолёты успешно достигли Бобруйска, однако там подверглись обстрелу зенитчиков (к счастью, никто не пострадал).

На следующий день бомбардировщики перелетели на аэродром НИИ ВВС. Здесь с польскими самолётами ознакомили членов правительства и руководство ВВС, после чего пилоты провели тщательные испытания самолёта. В целом лётчики остались довольны машинами, так как те оказались простыми в технике пилотирования. Испытательная программа была довольно насыщенной, однако в ходе испытаний были и жертвы. Так, лётчик-инженер Б. Кощавцев, испытывавший самолёт И-15, оснащённый гермокабиной Щербакова, погиб в результате столкновения с «Лосём» (за штурвалом находился пилот-испытатель Лисицын).

Испытания самолёта в СССР

Сами испытания начались 13 октября 1939. К тому моменту «Лось» имел общий налёт 97,8 часа, совершил 519 посадок, а его моторы Bristol Pegasus XII эксплуатировались 134 часа. Материальная часть самолёта, однако, оказалась сильно изношенной, также часто возникали неисправности винтомоторной группы. Для повышения безопасности экипажа взлётную массу снизили до 6516 кг при нормальной массе 8570 кг. Стрелковое и бомбовое вооружение отсутствовало.

Испытывали бомбардировщик летчики П. М. Стефановский, М. А. Нюхтиков и A.M. Хрипков, а также штурман П. И. Перевалов. Ведущим инженером назначили М. И. Панюшкина. С 10 октября по 23 декабря 1939 года на бомбардировщике было совершено 39 полётов общей продолжительностью 10 часов 35 минут. Лётчики сделали следующий вывод:

отличается хорошей устойчивостью на всех режимах полёта и допускает полёт с полностью брошенным ручным управлением на режимах крейсерской скорости 270—280 км/ч. Техника пилотирования… проще, чем у самолёта ДБ-3 и немного хуже, чем у СБ. <…>

Главным достоинством P.37 стала хорошая аэродинамика: несмотря на малую мощность моторов Pegasus XII, самолёт у земли развивал скорость, почти равную скорости СБ и ДБ-3. Сравнительно небольшая скорость P.37 на расчётной высоте списывалась на малую высотность моторов, составлявшую всего 1200 м против 4000 метров у М-103 (на СБ) и 4700 метров у М-87А (на ДБ-3). По той же причине потолок и скороподъёмность «Лося» оказались невысоки и считались советскими исследователями гораздо ниже уровня требований для современных бомбардировщиков.

В числе достоинств были выявлены также:

  • широкое использование открытых профилей и плазово-шаблонного метода изготовления отдельных агрегатов;
  • рациональное конструктивное выполнение силовой схемы фюзеляжа (был сделан проход, что обеспечило хорошую связь членов экипажа в полёте);
  • корректное расположение приборов;
  • высокая эффективность предкрылков.

Исследователи заинтересовались схемой и кинематикой уборки шасси. Отмечалось, что из-за малого диаметра колес шасси полностью убираются (этим выделялся «Лось»), при этом самолёт обладал хорошей проходимостью. Ещё одной особенностью было размещение всей бомбовой нагрузки во внутренних бомбовых отсеках, что не портило аэродинамику самолёта. Бомбоотсеки были устроены в фюзеляже (крупные бомбы) и в корневых частях крыла (малые бомбы). Впрочем, оценка была дана нейтральная, так как самолёт не брал крупные 500-килограммовые бомбы, в отличие от СБ и ДБ-3. Испытания бомбардировщика «Лось» в НИИ ВВС закончились в декабре 1939 года, после чего его следы теряются.

PZL.37 «Лось» в Румынии

Прибывшие в Румынию самолёты были переданы Королевским военно-воздушным силам (а выжившие польские пилоты отправились на Ближний Восток). Все бомбардировщики Р.37 вошли в состав 4-й группы 1-й бомбардировочной флотилии в Брашове. Самолёты были разделены в 76-й и 77-й эскадрильях. В течение 1940 года самолёты несколько раз перебазировались. Румынские пилоты серьёзно критиковали самолёты ввиду частых аварий (из всех самолётов восемь погибли в катастрофах), а виной частых аварий была нехватка опыта и ресурсов. Из-за этой статистики румынские экипажи «Лосей» саркастически называли себя «командой самоубийц».

Весной 1941 года 4-я группа перелетела на аэродром Фошканы у самой границы с СССР для участия в операции «Барбаросса» вместе с пилотами люфтваффе, но уже в первый день войны большая часть самолётов была уничтожена советскими лётчиками: 22 июня в 14:00 с аэродрома Измаил на перехват девяти румынских Р.37 были отправлены три И-153 и 14 самолётов И-15бис 96-й отдельной истребительной эскадрильи ВВС Черноморского флота. Группой руководил капитан Коробицын. В воздушном бою над Дунаем группа уничтожила пять бомбардировщиков, не понеся никаких потерь. Попытка перевести самолёты в Тарутино не принесла успехов: на этот раз самолёты стали разбиваться из-за нехватки запчастей и топлива, что вынудило лётчиков вернуться в октябре 1941 года в Румынию.

Несколько машин передали в летную школу в Буззу, где на них тренировались экипажи бомбардировщиков Junkers Ju 88. Все оставшиеся самолёты 77-й эскадрильи разобрали на запчасти для оснащения 76-й эскадрильи. Вскоре в мае 1944 года устаревшие бомбардировщики были окончательно сняты с вооружения и переданы в лётную школу в качестве учебных. В августе 1944 года войска Красной Армии, свергнувшие фашистскую власть Антонеску, обнаружили ещё несколько уцелевших «Лосей», на этот раз уже учебных самолётов.

Технические характеристики образцов

Технические данные

PZL.37A PZL.37B PZL.37C PZL.37D
Размеры
Размах крыла, м 17,93 17,93 17,93 17,93
Длина, м 12,92 12,92 12,92 12,92
Высота, м 4,25 4,25 4,25 4,25
Площадь крыльев, м² 53,5 53,51 53,51 53,58
Масса
Взлётная, кг 9105 (макс.) 9120 (макс.) 9120 9170
Пустая, кг 4920 (макс.) 4935 (макс.) 5000 5050
Скоростные показатели
Максимальная скорость, км/ч / соответствующая высота, м / максимальная бомбовая нагрузка, кг 396 / 2585 / 1995 412 / 2625 / 1995 460 / 4600 / 2000 490 / 5000 / н/д
Минимальная скорость, км/ч 115 125 120 нет данных
Практический потолок, м
(масса самолёта 8580 кг)
4800 5900 7000 нет данных
Дальность полёта, км
С полной бомбовой нагрузкой и без дополнительного топлива 1400 1500 1600 нет данных
С дополнительным запасом топлива (900 л) и 1760-килограммовой бомбовой нагрузкой 2400 2600 2700
(1600 кг бомб)
нет данных
Двигатели: два 9-цилиндровых двигателя звездообразной формы с воздушным охлаждением
Модель двигателя и мощность Bristol Pegasus
XII B
873 л. с.
Bristol Pegasus
XX
918 л. с.
Gnôme-Rhône
NO1
970 л. с.
Gnôme-Rhône
NO20/21
1050 л. с.

> Похожие самолёты

Литература

  • Колов Сергей. «Лось» для войска Польского (рус.) // Самолеты Мира : журнал. — М, 1997. — № 5-6. — С. 43 — 48.
  • Котельников Владимир. «Лось» в небе (рус.) // Крылья Родины : журнал. — М, 1998. — № 3 (570). — С. 21 — 30. — ISSN 0130-2701.
  • Котельников В.Р. Бомбардировщик PZL-37 «Лось» (рус.) // Авиаколлекция : журнал. — М: Моделист-Конструктор, 2007. — № 2. — С. 32.

Ссылки

  • P-37 Los. Уголок неба. 2004. Дата обращения 23 октября 2010.
  • PZL P-37 Los (англ.). Aviastar. Дата обращения 23 октября 2010. Архивировано 14 мая 2012 года.
  • Авиация на I этапе войны. Вторжение в Польшу. Часть I. (недоступная ссылка)
  • Фотографии самолёта и статьи о нём на сайте AviaCollections.Ru