Подводная лодка комсомолец фото

В этот день, исполняется 27 лет со дня трагедии,
потрясшей не только советскую, но и всю мировую общественность. В этот день, 7 апреля, при странных обстоятельствах в Норвежском море затонула советская атомная подводная лодка «Комсомолец». Из 69 членов команды погибли 42 человека.
Атомная торпедная подводная лодка из состава Краснознамённого Северного флота погибла юго-западнее острова Медвежий при возвращении с боевого дежурства в результате объёмного пожара в двух смежных отсеках.
Лодка являлась новым словом в мировом кораблестроении. Считали, что по своим тактико-техническим характеристикам атомная подводная лодка этого класса опережает время примерно на четверть века: сверхпрочный корпус из титана, более 1000-метровая глубина погружения (ей принадлежит абсолютный рекорд по глубине погружения среди подводных лодок — 1027 метров), подводное водоизмещение 8500 тонн, скорость хода более 30 узлов, полное необнаружение и недосягаемость для любого оружия.
Боекомплект 22 торпеды (с ядерными боеголовками), часть из которых могла быть заменена на крылатые ракеты С – 10 «Гранат».
7 апреля 1989 года подводная лодка К-278 «Комсомолец» возвращалась с боевой службы. На «Комсомольце» возник пожар, приведший к потери плавучести и погружению на дно уникальной субмарины.
Лодка лежит на глубине 1858 метров. Реактор лодки был надёжно заглушён, однако до их пор в двух торпедных аппаратах находятся торпеды с ядерной боевой частью.
Общая концепция, именовавшаяся в контурах конструкторской идеи «Плавник», затем «проект 685» и широко известная как «Комсомолец», родилась в 1960-х годах в условиях нарастающего противостояния СССР и США. По замыслу проектантов, глубоководная атомная подлодка «проект 685» предназначалась для борьбы с подлодками противника и охраны своих кораблей.
Технический проект был утверждён в декабре 1974 года. Строительство лодки велось на крупнейшей военной верфи «Севмашпредприятие» в Северодвинске, Архангельской области.
Лодка была спущена на воду в августе 1983 года, а 5 августа 1984 года, по завершении достроечных работ на плаву, передана 1-й флотилии подводных лодок Краснознамённого Северного флота.
Ещё в период ходовых испытаний, имея на борту конструкторов и строителей, лодка погрузилась на 1040 метров, установив абсолютный рекорд по глубине для боевых кораблей подводного плавания.
За пять лет службы в составе объединения «Комсомолец» с основным экипажем неоднократно погружался на глубину 1000 метров. Сомнений в надёжности корабля ни у кого не возникало.
28 февраля 1989 года К-278, получившая с основным экипажем весьма почитаемое на флоте звание «отличный корабль» с правом ношения соответствующего знака на надстройке и наименование, под которым известна ныне, приняла на борт сменный экипаж и вышла в очередное автономное плавание.
Трагедия началась в пятницу, на 37- ые сутки похода. 7 апреля 1989 года, находясь на боевой службе, К-278 следовала на глубине 386 метров со скоростью 6-8 узлов. Утром боевая смена несла вахту в обычном режиме. Между 11.00 и 11.03 в кормовом отсеке начался пожар. В 11.03 на пульте вахтенного механика зажёгся сигнал «Температура в седьмом отсеке больше 70 градусов».

Командир подлодки капитан 1-го ранга Евгений Ванин в считанные секунды принял единственно правильное в данной ситуации решение применить в аварийном отсеке лодочную объемную химическую систему пожаротушения (ЛОХ).
Но система, которая в теории должна нейтрализовать пожар высокой интенсивности, оказалась бессильной перед разыгравшейся стихией.
От резкого повышения температуры нарушилась герметизация трубопровода высокого давления, и аварийный отсек сразу же превратился в подобие мартеновской печи. Огонь перекинулся на шестой отсек. Немедленно был остановлен парогенератор. Левый турбогенератор отключился сам. Сработала автоматическая защита реактора. В дополнение к этому заклинило вертикальный руль, прервалась межотсечная связь, повредилась система шланговых дыхательных аппаратов, в результате чего часть экипажа получила тяжёлое отравление.
Лодка, увеличивая ход, стала всплывать. Однако на глубине около 150 метров сработала аварийная защита реактора, и К-278 потеряла ход. В 11 часов 16 минут после продувания цистерн главного балласта она всплыла в надводное положение.
С 11 часов 20 минут до 12 часов 17 минут лодка восемь раз передала установленный сигнал об аварии, однако первый из них был услышан в Главном штабе ВМФ и на КП Северного флота только в 11 часов 41 минуту. При этом сигнал был неразборчивым.
Сигнал об аварии был принят на берегу только в 12 часов 19 минут. С этого момента на всех уровнях стали приниматься меры по оказанию помощи и спасению лодки и её экипажа.
Команда героически боролась за живучесть корабля.
Когда «Комсомолец» всплыл, экипаж сумел локализовать пожар в седьмом отсеке, дать в шестой отсек фреон и загерметизировать остальные. Одного за другим аварийные партии вытаскивали обгоревших и отравившихся моряков на свежий воздух.
Большая часть экипажа была выведена наверх. Многих удалось вернуть к жизни. Но они, ослабевшие и ещё не пришедшие в себя, погибнут позже в холодной воде, когда от каждого потребуются нечеловеческие усилия. Никто не думал, что через несколько часов все окажутся в ледяной воде Норвежского моря.
Выходя из отсеков подводной лодки, каждый был уверен — титановый корпус «Комсомольца» — самый прочный в мире, как уверяли конструкторы. Именно по этой причине подводники поднимались наверх без гидрокомбинезонов. Для многих это стало смертельной ошибкой.
Первым всплывшую лодку обнаружил патрульный самолет «Орион» ВВС Норвегии.
Лодка была на плаву, но положение её с каждой минутой становилось всё более опасным, кормовая часть на глазах уходила в воду, а нос вздымался все выше и выше. Стало ясно, что надежд на спасение лодки нет.
В момент, когда лодка накренилась и стало ясно, что она утонет, члены экипажа запели песню «Варяг», прощаясь с теми, кто навсегда остался на борту «Комсомольца».
В 17 часов 08 минут лодка затонула на глубине 1685 метров, исчерпав запас плавучести.
Вскоре подошла помощь. Плавбаза «Алексей Хлобыстов» одного за другим подбирала моряков. К этому моменту погибли от переохлаждения и утонули 16 человек, на борт подняли 30 живых и 16 погибших моряков.
Как только члены команды были подняты на борт, судовые врачи начали борьбу за спасение моряков, десять из которых были уже без признаков жизни.
Троих спасти не удалось, хотя квалифицированные медики, доставленные к месту происшествия на крейсере «Киров», сделали всё возможное. На пути к Североморску использовали все медицинские средства, пригодные в такой ситуации. Произвели тщательное растирание. Моряки были помещены в теплые ванны. Врачи вели круглосуточное дежурство. Состояние троих моряков было средней тяжести. Они прошли курс лечения в палате интенсивной терапии.
Состояние остальных 24 членов команды было вполне удовлетворительное. Все ребята прошли тщательное медикаментозное, психотерапевтическое, рефлексотерапевтическое лечение. Лишь у одного из пострадавших был обнаружен лёгкий ожог. Военные медики и моряки, побывавшие в разных переделках и нештатных ситуациях, были потрясены стойкостью команды.
27 спасенных моряков находились на излечении в военно-морском госпитале Северного флота.
Позже «Комсомолец» намеревались поднять. В конструкторском бюро «Рубин» при участии голландского консорциума глубоководных операций был разработан проект подъема, но воплотить его не смогли. Ограничились тем, что с помощью специального состава загерметизировали прямо на дне все потенциально опасные места на погибшем корабле.
До сих пор точные причины возникновения пожара на борту атомной подводной лодки «Комсомолец» так и не выяснены. Поднять субмарину с более чем полуторакилометровой глубины Норвежского моря невозможно. Однако известно, что к гибели АПЛ привел пожар в одном из кормовых отсеков.
Фото похорон моряков.
7 апреля 1989 года вошло в сердца всех подводников, как День памяти и скорби по экипажу атомной подводной лодки «Комсомолец».
В этот день члены семей погибших подводников, моряки и ветераны ВМФ возлагают цветы к памятникам и монументам, посвященных подвигу героев подводного флота.
Инфа и фото (С) интернет. Основа — http://afganinva.ru/

30 лет назад погиб «Комсомолец» — гордость подводного флота СССР

30 лет назад произошла одна из самых крупных катастроф в истории отечественного подводного флота — 7 апреля 1989 года в Норвежском море погибла атомная подводная лодка К-278 «Комсомолец». И даже до сих пор продолжаются споры о причинах и виновниках той страшной трагедии.
Подводная лодка «Комсомолец» была уникальной, единственной представительницей проекта «685» «Плавник». Ещё в 1966 году командование ВМФ СССР поставило перед конструкторами задачу создания опытной подводной лодки с повышенной глубиной погружения.
Проектирование уникального подводного атомохода заняло целых восемь лет. Для решения поставленной задачи конструкторы использовали титан, чтобы создать лёгкий и прочный корпус.
Закладка лодки на предприятии в Северодвинске состоялась в 1978 году, а на воду К-278 была спущена в 1983 году. За использование сверхдорогого титана, а также за длительность проектирования и постройки лодку на флоте прозвали «золотой рыбкой».
Но К-278 действительно была уникальным кораблём. Она могла действовать на глубинах, где не обнаруживалась никакими средствами наблюдения противника и была недосягаема для любого оружия с обычным взрывчатым веществом. Атомная подлодка была вооружена торпедами и крылатыми ракетами «Гранат». Система вооружения позволяла К-278 в подводном положении атаковать корабли и подлодки противника из глубин океана, оставаясь для них недосягаемой.

Несостоявшийся Герой

Начиная с 1984 года К-278, включённая в состав Северного флота, эксплуатировалась как опытная подлодка и база для экспериментов в области сверхглубоких погружений.
Предполагалось, что эксплуатация К-278 позволит накопить опыт для создания целой серии новейших подводных лодок следующего поколения.
4 августа 1985 года К-278 под командованием капитана 1-го ранга Юрия Зеленского установила абсолютный мировой рекорд глубины погружения — 1027 метров. При всплытии на глубине 800 метров из торпедных аппаратов были произведены успешные выстрелы болванками.
Эти испытания показали, что Советский Союз получил подводную лодку, не имеющую аналогов в мире. Капитан Зеленский представлялся к званию Героя Советского Союза, однако награждение не было утверждено.
В конце 1986 – начале 1987 года К-278 под командованием Юрия Зеленского совершила свой первый автономный боевой поход. Летом 1987 года лодка сменила статус с «опытной» на «боевую». В августе – октябре 1987 года лодка успешно прошла вторую «автономку». Под командованием капитана Зеленского она получила весьма престижное на флоте звание «отличный корабль».

Пожар на глубине

В январе 1989 года подлодке К-278 было присвоено имя «Комсомолец». Спустя месяц К-278 отправилась в своё третье автономное плавание, на этот раз со сменным экипажем, который возглавлял капитан 1-го ранга Евгений Ванин.
Поскольку первый поход с новым экипажем — это чрезвычайно ответственное событие, на борту оказались и представители флотского командования в лице заместителя командира дивизии подлодок и начальника политотдела.
Автономный поход проходил успешно до самого возвращения домой, когда казалось, что ничего экстраординарного уже произойти не может.
7 апреля 1989 года в 11:03, в тот момент, когда «Комсомолец» шёл на глубине 380 метров со скоростью в 8 узлов, в 7-м отсеке лодки по неустановленной причине вспыхнул мощный пожар. Основной версией считается возгорание электрооборудования.
Пожар стремительно охватил весь 7-й отсек и унёс жизнь вахтенного матроса Нодари Бухникашвили. Когда сигнал о пожаре поступил на центральный пульт, была предпринята попытка использовать лодочную объёмную химическую систему пожаротушения (ЛОХ), однако это не дало результата.
Температура в 7-м отсеке достигала 1000 градусов, огонь проник и в 6-й отсек, где погиб мичман Владимир Колотилин.
К этому моменту на лодке была объявлена аварийная тревога, «Комсомолец» начал всплытие. На глубине 150 метров из-за вызванных пожаром повреждений она потеряла ход, и дальнейшее всплытие происходило за счёт продувки цистерн главного балласта. В 11:16, спустя 13 минут после начала пожара, лодка достигла поверхности.
Когда позже начнутся поиски виновных и экипаж «Комсомольца» начнут обвинять в некомпетентности, тот самый заместитель командира дивизии, находившийся на лодке, капитан 1-го ранга Коляда заметит — если бы экипаж был некомпетентен, то лодка бы не поднялась на поверхность.

Борьба за живучесть

Положение на «Комсомольце» было очень тяжёлым — 6-й и 7-й отсек охвачены огнём, 2-й, 3-й и 5-й задымлены. В экипаже много обожжённых и отравившихся. Сработала аварийная защита, автоматически заблокировавшая атомный реактор лодки, «Комсомолец» перешёл на использование аккумуляторов.
Первый сигнал об аварии был подан в 11:37, но из-за нарастающих неполадок в штабе он был принят лишь в 12:19. К месту аварии был отправлен самолёт Ил-38 с аварийно-спасательными контейнерами.
Ил-38 не может садиться на воду, поэтому в данной ситуации он мог только наблюдать и наводить на место аварии идущие на помощь корабли.
Вертолёты и гидросамолёты ВМФ не могли добраться до места аварии, расположенного в 980 километрах от советской границы.
К тому же первые сообщения от капитана Ванина были достаточно спокойными — корабль всплыл, экипаж ведёт борьбу за живучесть.
Ил-38 под командованием лётчика Геннадия Петроградского занял позицию над районом аварии в 14:20. К этому времени на помощь «Комсомольцу» на всех парах шла плавбаза «Алексей Хлобыстов», которая должна была прибыть на место к 18:00.
К трём часам дня показалось, что всё самое страшное позади. Над районом кружили три советских самолёта, корабли на всех парах мчались к месту аварии, пожар, хоть и не был потушен, но был локализован. Помощь должна была прибыть уже скоро.
Большая часть экипажа находилась на верхней палубе без спасательных жилетов. Люди, выбравшиеся из задымлённых отсеков, были уверены в непотопляемости «Комсомольца» и не предполагали, что им вскоре придётся покидать корабль.

Лодка затонула за несколько минут

В 16:35 экипаж Ил-38 обратил внимание, что К-278 стала оседать на корму. В результате мощного пожара была нарушена герметичность прочного корпуса лодки, и началось затопление «Комсомольца». Оно происходило стремительно.
В 16:40 командир лодки отдал приказ готовиться к эвакуации экипажа, приготовить всплывающую спасательную камеру (ВСК), покинуть отсеки. Личный состав начал отдавать спасательные плоты, однако удалось спустить на воду лишь один из них.
Через семь минут боевая рубка наполовину оказалась погружена в воду. В 17:00 экипаж без индивидуальных спасательных средств стал эвакуироваться на спасательный плот. С Ил-38 был сброшен спасательный контейнер, однако он сработал нештатно, и воспользоваться им моряки не смогли.
В 17:08 К-278 «Комсомолец» стремительно ушла на глубину. В ледяной воде Норвежского моря оказался 61 человек. Люди, не имевшие даже спасательных жилетов, отравленные угарным газом во время пожара, обожжённые, держались из последних сил.
Капитан 3-го ранга Анатолий Испенков остался внутри прочного корпуса лодки. Командир электротехнического дивизиона до последнего обеспечивал работу дизель-генератора гибнущего «Комсомольца». Выбраться из тонущей лодки он не успел…

Выживший в бездне

К-278 была оборудована всплывающей спасательной камерой, которая позволяет спастись из глубин всему экипажу лодки. В тот момент, когда «Комсомолец» уходил на дно, в ВСК оказались пятеро: командир лодки Евгений Ванин, капитан 3-го ранга Юдин, мичманы Слюсаренко, Черников и Краснобаев.
Капитан Ванин бросился внутрь лодки, услышав в ней голоса людей. Те, кто остался на поверхности, едва успели задраить за ним люк — только это оставляло шансы оставшимся внутри спастись при помощи спасательной камеры. Юдин, Слюсаренко, Черников и Краснобаев, поднимавшиеся по трапу в момент затопления, были буквально сброшены вниз из-за того, что тонущая лодка встала едва ли не вертикально. Мичмана Слюсаренко втащили в камеру последним. Юдин и Черников отчаянно пытались закрыть нижнюю крышку камеры, весившую более 250 кг. Им удалось это сделать с невероятным трудом.
Камера, затянутая дымом, вместе с лодкой уходила на дно, которое в этом месте было на глубине более полутора километров. Подводники пытались отсоединить камеру от лодки.
Капитан 3-го ранга Юдин вдруг крикнул: «Всем включиться в дыхательные аппараты!» Это успели сделать только Слюсаренко и Черников — остальные, включая самого Юдина, погибли.
Подводники погибли из-за угарного газа, чьё действие многократно усиливается вместе с возрастанием давления.
Камера отделилась от лодки практически на дне, когда под давлением толщи воды был повреждён корпус «Комсомольца».
Спасательную капсулу выбросило на поверхность, как пробку из-под шампанского. Верхнюю крышку люка, закреплённую на одной защёлке, сорвало, а вместе с ней выбросило Черникова и Слюсаренко. Но первый погиб, ударившись головой, и только Слюсаренко уцелел, оказавшись в воде. Спасательную камеру захлестнули волны, и через несколько секунд она окончательно ушла на дно.
Мичмана Слюсаренко спустя некоторое время подобрали спасатели. Виктор Фёдорович Слюсаренко — единственный человек в мире, спасшийся из подводной лодки, затонувшей на полуторакилометровой глубине.

Последнее пристанище

С момента затопления «Комсомольца» и до прихода к месту катастрофы плавбазы «Алексей Хлобыстов» прошло около 70 минут. Эти минуты оказались роковыми для большинства членов экипажа. 16 человек утонули, ещё 16 умерли от переохлаждения, и их тела были подняты на борт вместе с оставшимися в живых 30 моряками.
Ещё трое скончались уже на борту плавбазы, хотя на первый взгляд их состояние не вызывало опасений. Медики потом пояснили — пребывание в холодной воде уже запустило в их организмах необратимые изменения, и спасти их было невозможно.
В итоге из 69 членов экипажа 42 человека погибли, 27 выжили. 12 мая 1989 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ о награждении всех членов экипажа «Комсомольца» — живых и мёртвых — орденом Красного Знамени.
Подводная лодка «Комсомолец» вот уже четверть века покоится на глубине 1650 метров на дне Норвежского моря. С 1989 по 1998 годы с помощью глубоководных аппаратов «Мир» проведено семь экспедиций, в ходе которых проводилось наблюдение за состоянием лодки, а также работы по обеспечению радиационной безопасности. Было установлено, что реактор лодки заглушён надёжно, и она в настоящее время не представляет угрозы для окружающей среды.
В 1998 году следствие по делу о гибели подводной лодки «Комсомолец» было приостановлено в связи с «неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого» и тем, что «установить истинные причины пожара и затопления до подъёма подводной лодки и её осмотра не представляется возможным».

с

>Конец «Комсомольца». Как погибла лучшая советская подлодка

АПЛ «Комсомолец» 30 лет спустя: члены экипажа подлодки рассказали подробности трагедии в Норвежском море

Фотографий, на которых запечатлена «К-278» «Комсомолец», очень не много. Секретный объект, атомная подводная лодка с титановым корпусом. Игорь Калинин гордился тем, что попал служить именно на нее. Еще бы, в 20 с небольшим ему выпала честь участвовать в уникальном событии: «Комсомолец» смог погрузиться на глубину тысячу метров и выполнил оттуда пуск торпед — рекорд до сих пор остается непревзойденным. На фото — молодые парни, сослуживцы инженера-гидроакустика Калинина, которому удалось вернуться из последнего похода. Им — нет.

«Оценить потери невозможно — это вообще не укладывалось в голове. Вот только что был корабль, технически совершенный, на наш взгляд, — и больше половины экипажа просто куда-то исчезло», — говорит Игорь Калинин, в 1989 году — капитан-лейтенант, инженер-гидроакустик АПЛ «Комсомолец».

Норвежское море, здесь на глубине более 1,5 километра лежит «Комсомолец». 7 апреля 1989 года, когда лодка возвращалась с очередного боевого дежурства, в одном из отсеков начался пожар, причина которого не установлена до сих пор. Экипаж боролся с огнем шесть часов, но спасти корабль не удалось. Борис Коляда в том походе был старшим офицером. Когда субмарина начала стремительно тонуть, он последним шагнул с рубки прямо в ледяную воду.

«Для нас подлодка — это дом, это земля, твердыня, которая не должна утонуть, а тут такая ситуация, что всем срочно эвакуироваться… не ожидали столь быстрого развития событий, поэтому не смогли выполнить все мероприятия по эвакуации — из-за этого большое количество погибших», — сказал Борис Коляда, в 1989 году — капитан 1-го ранга, замкомандира дивизии атомных подводных лодок Северного флота.

Те, кто смог покинуть тонущую подлодку, ждали помощи в море почти 1,5 часа. Выжили только 27 моряков, 42 члена экипажа погибли.

На Серафимовском кладбище Петербурга могилы сразу трех членов экипажа «Комсомольца»: командира подлодки Евгения Ванина, старшего лейтенанта Сергея Маркова и капитана 2-го ранга Олега Аванесова. Раз в год здесь, в Петербурге, собираются родные и сослуживцы тех, кто погиб на «Комсомольце». Приезжают со всех уголков страны и даже с Украины. 30 лет прошло, но они не забывают своих друзей, мужей и сыновей. Своих героев.

«Он единственный вышел в спасательном жилете, поделился со своими сослуживцами. И так случилось, что Саша остался жив, а их с Нахаловым Сережей не стало. Героический поступок, я им восхищаюсь», — сказала Надежда Капуста, вдова Юрия Капусты, начальника секретной части АПЛ «Комсомолец».

День, когда затонул «Комсомолец», стал днем памяти всех погибших подводников. Уникальная субмарина, которую уже после катастрофы надежно загерметизировали, до сих пор лежит на огромной глубине. А экипажи всех кораблей нашего флота, проходящих над местом ее гибели, обязательно отдают воинские почести.

История подводной лодки «Комсомолец» (6 фото)

В мае 1983 года в Северодвинске была спущена на воду опытная глубоководная атомная подводная лодка (АПЛ) проекта 685. К-278, впоследствии названная «Комсомолец», была единственной лодкой этого класса. Строилась лодка необычайно долго, и на флоте ее прозвали «золотой рыбкой».

Корпус был изготовлен из чистого титана, и в ходе освоения этого металла возникало множество трудностей. Он агрессивен к другим металлам, и сопряжение титановых конструкций с серийным оборудованием требовало новых технических решений. При насыщении титана водородом образовывались трещины, поэтому сварка производилась в особой газовой среде. Имея глубину погружения до 1000 м, «Комсомолец» являлся самой глубоководной боевой подводной лодкой в мире. Небывалый в истории подводного плавания рекорд был установлен 5 августа 1984 г. По словам штурмана «Комсомольца» капитана 3 ранга Александра Бородина, обжатие было таким, что койку выгнуло, как лук. Гидроакустик, который слушал погружение лодки с обеспечивающего надводного корабля, рассказывал: «Я из-за вас чуть не поседел… Стоял такой скрип, такой скрежет…» В то же время это была наименее шумная советская атомная лодка. На борту К-278 была одна ядерная установка, а вооружение включало торпеды и ракеты, которые могли запускаться из торпедных аппаратов, расположеных в носовой части. Несмотря на наличие ядерного вооружения, лодка не предназначалась для нанесения ядерных ударов по берегу: ее боевая задача заключалась в защите от подводных ракетоносцев противника — «убийц городов». Лодка была оснащена всплывающей спасательной камерой для всего экипажа, установленной в средней части рубки. Уникальный титановый корабль сравнивался с орбитальной космической станцией. Его основное назначение состояло в изучении комплекса научно-технических и океанологических проблем. Он был одновременно лабораторией, испытательным стендом и прототипом для будущих кораблей подводного флота.

Технический проект был утвержден в декабре 1974 года. Строительство лодки велось на крупнейшей военной верфи «Севмашпредприятие» в Северодвинске Архангельской области. В августе 1983 года лодка была спущена на воду, а 5 августа 1984 года, по завершении достроечных работ на плаву, передана 1-й флотилии Северного флота. Еще в период ходовых испытаний, имея на борту конструкторов и строителей, лодка погрузилась на 1040 метров, установив абсолютный рекорд по глубине для боевых кораблей подводного плавания.

Атомоход построили в единственном экземпляре, чтобы обкатать корабль и его команды — основную и сменную — на больших глубинах. В перспективе на основе «проекта 685″ предполагалось создавать глубоководные подводные лодки более совершенной модификации.

За пять лет службы в составе объединения «Комсомолец» с основным экипажем неоднократно погружался на глубину 1000 метров. Сомнений в надежности корабля ни у кого не возникало.

Основные тактико-технические данные:

водоизмещение надводное — 7800 т;

водоизмещение подводное — 9700 т;

длина — 110 м;

ширина — ок.12 м;

энергетическая установка — реактора водо-водянного типа;

скорость подводная — 26 узлов, (по другим данным 36-38 узлов);

глубина погружения — до 1000 м;

вооружение — 6 носовых ТА для торпед и ракето-торпед;

экипаж — ок. 65 человек

28 февраля 1989 года лодка К-278, получившая с основным экипажем весьма почитаемое на флоте звание «отличный корабль» с правом ношения соответствующего знака на надстройке и наименование, под которым известна ныне, приняла на борт сменный экипаж и вышла в очередное автономное плавание.

7 апреля 1989 года, находясь на боевой службе, К-278 следовала на глубине 386 метров со скоростью 6-8 узлов. Утром боевая смена несла вахту в обычном режиме.

В 11.00 вахтенный, капитан-лейтенант Александр Верезгов, принял доклады из отсеков. Из седьмого матрос Нодари Бухникашвили доложил: «Седьмой осмотрен, сопротивление изоляции и газовый состав воздуха в норме. Замечаний нет». Это были его последние слова.

Между 11.00 и 11.03 в кормовом отсеке начался пожар. В 11.03 на пульте вахтенного механика зажегся сигнал: «Температура в седьмом отсеке больше 70 градусов». Вахтенный механик, капитан 3-го ранга Вячеслав Юдин, немедленно объявил: «Аварийная тревога». На главном командном пункте инженер-механик, капитан 2-го ранга Валентин Бабенко, пытался связаться с аварийным седьмым отсеком по общекорабельной связи. Седьмой не отвечал. Командир подлодки, капитан 1-го ранга Евгений Ванин, в считанные секунды принял единственно правильное в данной ситуации решение: применить в аварийном отсеке лодочную объемную химическую систему пожаротушения (ЛОХ). Но система, которая в теории должна нейтрализовать пожар высокой интенсивности, оказалась бессильной перед разыгравшейся стихией. От резкого повышения температуры нарушилась герметизация трубопровода высокого давления, и аварийный отсек сразу же превратился в подобие мартеновской печи.

Огонь перекинулся на шестой отсек. Немедленно был остановлен парогенератор. Левый турбогенератор отключился сам. Сработала автоматическая защита реактора. В дополнение к этому заклинило вертикальный руль, прервалась межотсечная связь, повредилась система шланговых дыхательных аппаратов, в результате чего часть экипажа получила тяжелое отравление.

Лодка, увеличивая ход, стала всплывать. Однако на глубине около 150 метров сработала аварийная защита реактора, и К-278 потеряла ход.

Командир корабля капитан 1-го ранга Е.А.Ванин сообщил об этом в штаб Северного флота. В воздух поднята авиация, в район бедствия направлены самые быстроходные корабли ВМФ СССР, включая атомный ракетный крейсер «Киров». Из близлежащих районов на помощь вышли гидрографическое судно «Колгуев» и плавбаза «Алексей Хлобыстов».

12.26 — лодка начала подавать закодированные сигналы бедствия, которые не могли быть принятыми иностранными спасательными службами.

14.20 — командир самолета-спасателя установил связь с командиром подлодки. С лодки доложили, что, хотя пожар продолжается, он контролируется экипажем, который не дает огню разрастись. Просьб никаких нет.

Когда «Комсомолец» всплыл, экипаж сумел локализовать пожар в седьмом отсеке, дать в шестой отсек фреон и загерметизировать остальные.

14.40 — экипаж самолета-спасателя обнаружил подводную лодку. Она стояла без движения строго с севера на юг с едва уловимым креном на правый борт. У левого борта в районе 6-го и 7-го отсеков наблюдалось обильное вспенивание воды. Из боевой рубки, отклоняемый ветром, тянулся хвост светлого дыма.

Одного за другим аварийные партии вытаскивали обгоревших и отравившихся моряков на свежий воздух. Врач, старший лейтенант Леонид Заяц, ни на минуту не останавливаясь, делал искусственное дыхание морякам. Большая часть экипажа была выведена наверх. Многих удалось вернуть к жизни. Но они, ослабевшие и еще не пришедшие в себя, погибнут позже в холодной воде, когда от каждого потребуются нечеловеческие усилия. На палубе курили молча, глотая дым со слезами. Из седьмого отсека продолжал густо валить пар. «Видимо, там образовалась брешь, — считает моряк Семен Григорян, — сквозь которую хлынула вода. В том месте, думаю, выгорели кабельные тросы, которые выходили наружу».

Казалось, самое страшное позади. Никто не думал, что через несколько часов все окажутся в ледяной воде Норвежского моря.

14.50 — к этому времени в воздухе находятся уже 3 самолета. Два других, расположившись в небе между Медвежьим и Мурманском, ретранслировали переговоры командира лодки и штаба флота, а также наводили надводные суда в район аварии. Их капитаны расчитали примерное время прибытия — 18 часов.

15.20 — на лодке продолжается борьба с огнем. Ее командир постоянно держит связь через самолеты с берегом. Настроение у него уверенное, поступила лишь одна просьба — нужно буксиру подойти к ним. Это могло означать лишь одно: подлодка потеряла ход. Видимо, опасаясь последствий пожара, на ней заглушили реактор.

16.00 — командир лодки неожиданно запросил фреон. Самолет-спасатель связался с судами, те обещали подыскать в своих запасах нужное количество.

16.35 — летчики вдруг заметили, что лодка начала оседать на корму. С этого момента события стали развиваться стремительно.

От высокой температуры прогорели сальники трубопроводов, связывающих внутренние помещения лодки с забортной средой. Вода стала быстро распространяться по отсекам, смежным с аварийными. Стало ясно, что нарушена герметичность прочного корпуса. Вероятно, титановая обшивка не выдержала перепада температур (несколько сот градусов в седьмом отсеке и всего плюс два за бортом). Лодка всплыла, но положение ее с каждой минутой становилось все более опасным: кормовая часть на глазах уходила в воду, а нос вздымался все выше и выше. Стало ясно, что надежд спасти ее нет.

«Всем покинуть отсеки! Плоты на воду!» — приказал командир корабля. Семен Григорян стал отсоединять их от корпуса лодки — на это ушло слишком много времени. Крепления не поддавались. Корабль тонул, кормовой частью заваливаясь вниз. Моряки бросились в ледяную воду. Наконец плот удалось отсоединить, но его отнесло от лодки волной.

Моряки стали прыгать в ледяную воду. Кому повезло, тот успел забраться на спасательный плот. Остальным оставалось надеяться на прибытие спасательных кораблей.

16.44 — Подводная лодка погружается с сильным дифферентом на корму. Вода подступила к основанию боевой рубки.

16.47 — боевая рубка наполовину скрылась в воде.

16.50 — командир подлодки передает радиограмму: «Готовлю к эвакуации 69 человек».

17.00 — рядом с лодкой показались два развернутых аварийно-спасательных плотика, на 20 человек каждый. Из лодки непрерывным потоком начали эвакуироваться моряки.

Самолет-разведчик «Орион» с базы ВВС Норвегии в Андё получил приказ вылететь в район острова Медвежий для выяснения ситуации.

17.08 — подводная лодка затонула на глубине 1685 метров. Экипаж, за исключением 4 человек, погибших на пожаре, оказался в воде, температура которй плюс 2 градуса.

17.30 — министр обороны Норвегии Ю.Й.Хольст получил информацию о пожаре на советской подлодке по собственным военным каналам.

17.50 — Норвежский «Орион» прибыл в район бедствия, где обнаружил плотик, облепленный людьми, и в 100 м от него — два безжизненных тела.

18.20 — 30 из оставшихся в живых моряков подняты на борт плавбазы «Алексей Хлобыстов». Трое из них умерли по пути в Североморск. Из 69 членов экипажа К-278 «Комсомолец» в живых осталось 27 человек.

В настоящий момент лодка лежит на дне Норвежского моря в 180 км юго-западнее острова Медвежий (точные координаты: 73 град 43 мин 47 сек северной широты; 13 град 15 мин 84 сек восточной долготы) на ровном киле на глубине 1685 метров, осев в грунт на 2 метра. Рядом лежат корабельные часы, их стрелки остановились на 17.27 . . .

«Ушла за минуты»: выжившие моряки рассказали о гибели подлодки «Комсомолец»

СУХУМ, 7 апр — Sputnik. В России 7 апреля объявлен Днем памяти всех подводников, не вернувшихся из походов. О последних минутах «Комсомольца» — в материале Николая Протопопова для РИА Новости.

Титановый рекордсмен

Подлодку К-278 проекта 685 «Плавник» спустили на воду в 1983-м. На тот момент это была одна из самых совершенных разработок советских кораблестроителей.

Субмарина имела титановый корпус и могла погружаться на рекордную глубину — 1027 метров. Давление воды было такой силы, что корпус лодки на полметра уменьшался в диаметре. При этом, даже находясь на предельных глубинах, «Комсомолец» мог наносить торпедные удары.

Так, на испытаниях в 1984-м К-278 произвела успешный пуск нескольких торпед с глубины 800 метров. Под водой лодка могла находиться до 90 суток. Ее практически невозможно было засечь имеющимися на тот момент средствами обнаружения. За баснословную по сравнению с другими субмаринами стоимость разработки К-278 получила прозвище «Золотая рыбка».

Почетное название «Комсомолец» ей присвоили за месяц до последнего похода. Лодка вышла на боевую вахту в конце февраля 1989-го. Моряки должны были три месяца дежурить без всплытия — обнаруживать и скрытно следить за кораблями потенциального противника. На борту К-278 находились торпеды и крылатые ракеты с ядерными боеголовками. Экипаж под командованием капитана первого ранга Евгения Ванина состоял из 69 человек.

© Фото : public domain АПЛ К‑278 «Комсомолец»

Сгоревшие заживо

Седьмого апреля АПЛ «Комсомолец» патрулировала в Норвежском море, в 700 километрах от берега. Шли 37-е сутки похода. Подводная лодка двигалась на глубине 380 метров со скоростью восемь узлов. Около 11 утра на борту взревел сигнал аварийной тревоги — в седьмом отсеке по неустановленной причине возник пожар. Вахтенный старший матрос Нодари Бухникашвили, находившийся рядом с очагом, погиб.

Командир приказал всплывать, но на глубине 150 метров сработала аварийная защита атомного реактора, из-за чего корабль начал резко терять ход и пошел на дно. Чтобы остановить погружение, Ванин решает продуть цистерны главного балласта. Лодка всплыла, но, как потом выяснилось, продувка балласта только усугубила положение моряков.

«Прозвучал сигнал пожарной тревоги, я прибыл на боевой пост в третьем отсеке, занял свое место, — вспоминает член экипажа «Комсомольца» Андрей Степанов. — Почти сразу же на корабле вышла из строя связь. Мы не знали, что происходит в корме. В таких условиях очень сложно было принимать решение. Только когда люди вышли из четвертого, пятого отсеков, они рассказали о сложившейся ситуации».

Огонь на корабле сначала попытались потушить с помощью системы химического пожаротушения ЛОХ. Однако при продувке балласта прогорел трубопровод, в отсеки начал поступать воздух под высоким давлением. Из-за этого резко увеличились площадь и интенсивность пожара. Огонь перекидывался из помещения в помещение. С притоком огромного количества кислорода система пожаротушения не справлялась.

TRT Haber

«Сразу объявили общий подъем по кораблю, — рассказывает командир реакторного отсека Андрей Махота. — Я оделся, взял портативное дыхательное устройство и побежал в свой четвертый отсек. Пожара у нас пока не было. Мы загерметизировали все переборки, подготовили средства тушения и стали ждать команду на дальнейшие действия. Но в этот момент по всем отсекам пошли короткие замыкания. Пропала вся связь, в том числе и аварийная. Средства защиты хранить рядом с реактором нельзя, они набирают радиацию. А индивидуальные рассчитаны только на десять минут. Самолично покинуть отсек я не имел права. Поэтому я и мичман Валявин укрылись в герметичной аппаратной выгородке над реактором, где не было задымления, и стали дожидаться, когда нам принесут средства защиты из смежных отсеков».

Ядовитый дым распространялся по всей лодке. Температура в охваченных пламенем отсеках была настолько высокой, что плавился металл. «Мы пошли на разведку, — рассказывает Степанов. — Когда дошли до переборки между пятым и шестым отсеком, там была слишком высокая температура, пожар потушить уже было невозможно. В пятом отсеке обнаружили обгоревших людей, ну а в шестом и седьмом, конечно, все были мертвы. Матрос в седьмом даже не успел сообщить о начале пожара. В шестом отсеке погиб мичман Колотилин. Его последние слова были: «Что-то черное надвигается». И все — связь прервалась».

Не всплывая на поверхность: на подлодке Черноморского флота провели хирургическую операцию>>

В это время Андрей Махота и мичман Михаил Валявин выбрались наружу, чтобы отдышаться. Им поручили вскрыть пятый отсек. «У нас это получилось, хотя дверь тамбура шлюза перекосило, — рассказывает офицер. — Ее мы выбили ногами. В отсеке было темно, светильники выгорели, кругом дым. Сразу увидели людей, лежащих на палубе. Кто-то смог встать, кому-то помогали выйти. На руках выносили матроса Кулапина, не знали тогда, что он уже мертв. В это время я зацепился маской дыхательного аппарата за какой-то выступ, маска сдвинулась, я глотнул дыма. Сразу стало плохо, затошнило, голова закружилась, начало рвать. Я остался внутри ограждения выдвижных устройств. Ненадолго отключился и не услышал команды покинуть корабль».

© Sputnik / В. Кузнецов Женщина плачет у портрета сына. Похороны моряков подводной лодки «Комсомолец»

Последнее погружение

Первый сигнал об аварии на берегу приняли только через час после начала пожара. «Радиограмма прошла, но были сильные помехи. Сначала на берегу не могли понять и точно определить, какая лодка и где горит. Мы дали повторно. Только после этого к месту аварии полетели самолеты и направились ближайшие корабли», — вспоминает Степанов.

На помощь аварийной подлодке вылетели несколько бортов и выдвинулась плавбаза «Алексей Хлобыстов». Все это время экипаж ни на минуту не прекращал борьбу за живучесть, моряки пытались ликвидировать пожар и сохранить лодку на плаву.

Через несколько часов в кормовые отсеки «Комсомольца» хлынула вода — лодка дала дифферент. «Мы знали, что к нам подходит плавбаза, — говорит Степанов. — Поступила команда на эвакуацию. Но мы готовились к эвакуации не в воду, а планировали просто перейти на судно. То есть мы не надевали спасательные средства, а ограничились теплой одеждой. Лодка затонула очень быстро, минут за 15-20. Многие не успели надеть жилеты. Спасательные плоты развернули, но поймать удалось только один из них. Он потом тоже перевернулся».

Андрей Махота был одним из последних, кто успел покинуть тонущую лодку: «Мне неожиданно по ногам ударила вода. Уровень начал резко подниматься, сначала по колено, потом по грудь. Вода ледяная — дыхание сдавило. Когда выплыл наверх, лодка уже свечкой стоит. За корпус подержался недолго, и она стала уходить вниз. Думаю, сейчас воронка будет, меня затянет, но крутануло несильно. Удалось отплыть в сторону, увидел, что все направляются к плоту. На плот мне удалось залезть только на полкорпуса, руки и ноги свело. В таком положении и ждали помощь».

© Sputnik / Сергей Компанийченко Репродукция рисунка «Норвежское море. Атомная лодка «Комсомолец», отображающего момент исследования специалистами затонувшей атомной подводной лодки с помощью глубоководного аппарата «МИР-1»

Командир корабля Ванин и еще четверо подводников укрылись внутри всплывающей спасательной камеры (ВСК). Но выжил только мичман Виктор Слюсаренко. Командир и еще два члена экипажа отравились угарным газом, не успев надеть дыхательные аппараты. Люк капсулы моряки успели закрыть только на одну защелку. Его выбило из-за разности давлений, когда камера всплыла на поверхность. В люк выбросило мичмана Сергея Черникова, он тяжело травмировался и погиб.

© Sputnik / Роман Владимиров

Всего в аварии погибли 42 подводника. Большинство из них утонули или замерзли в ледяной воде Норвежского моря, несколько человек умерли уже в госпитале. Всех членов экипажа подводной лодки «Комсомолец» позже наградили орденом Красного Знамени.

«Комсомолец» затонул на глубине 1658 метров. Он до сих пор лежит на дне. В период с 1989 по 1998 год к месту гибели АПЛ отправлялись семь глубоководных экспедиций. С помощью аппаратов «Мир-1» и «Мир-2» исследователи изучили состояние корпуса, атомного реактора и торпед с ядерными зарядами. В итоге специалисты пришли к выводу, что лодка не представляет радиационной опасности для окружающей среды.