Основоположник военно полевой хирургии

Н.И. Пирогов — основоположник военно-полевой хирургии

Россия не является родиной военно-полевой хирургии — достаточно вспомнить ambulance volante Доминика Ларрея, основоположника француз­ской военно-полевой хирургии, и его труд «Научные записки о военно-поле­вой хирургии и военных кампаниях» (1812—1817). Однако никто не сделал так много для становления этой науки, как Н. И. Пирогов — основоположник военно-полевой хирургии в России.

В научно-практической деятельности Н. И. Пирогова многое было совер­шено впервые: от создания целых наук (топографическая анатомия и воен­но-полевая хирургия), первой операции под ректальным наркозом (1847) до первой гипсовой повязки в полевых условиях (1854) и первой идеи о костной пластике (1854).

В Севастополе во время Крымской кампании 1854—1856 гг., когда ране­ные поступали на перевязочный пункт сотнями, он впервые обосновал и осу­ществил на практике сортировку раненых на четыре группы. Первую группу составляли безнадежно больные и смертельно раненые. Они поручались забо­там сестер милосердия и священникам. Ко второй группе относились тяжело раненые, требующие срочной операции, которая производилась прямо на пе­ревязочном пункте в Доме Дворянского собрания. Иногда оперировали одно­временно на трех столах, по 80—100 больных в сутки. В третью группу опре­делялись раненые средней тяжести, которых можно было оперировать на сле­дующий день. Четвертую группу составляли легко раненые. После оказания необходимой помощи они отправлялись в полк.

Послеоперационные больные впервые были разделены Н. И. Пироговым на две группы: чистые и гнойные. Больные второй группы помещались в спе­циальных гангренозных отделениях — «memento mori» (лат. «помни о смер­ти»), как называл их Пирогов.

Оценивая войну, как «травматическую эпидемию», Н. И. Пирогов был убежден, что «не медицина, а администрация играет главную роль в деле по­мощи раненым и больным на театре войны». И он со всей страстью боролся с «тупоумием официального медицинского персонала», «ненасытным хищниче­ством госпитальной администрации» и всеми силами пытался наладить четкую организацию медицинской помощи раненым на театре военных действий, что в тех условиях можно было сделать только за счет энтузиазма одержимых. Такими были сестры милосердия.

С именем Н. И. Пирогова связана первая в мире государственная орга­низация женского ухода за ранеными на театре военных действий.

В 1854 г., как только началась Крымская война, Н. И. Пирогов — «пер­вый хирург во всей стране и европейская знаменитость» тотчас же заявил о своей готовности «употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле». По прошествии некоторого времени совершенно неожиданно для себя он получил приглашение явиться к великой княгине Елене Павловне (жене брата императора Николая I — Великого князя Михаила Павловича Романова), которая «взяла на себя решить его просьбу» и предложила знаме­нитому хирургу «свой гигантский план организовать женский уход за ранены­ми и больными на поле битвы» .

В то время женский уход в больницах уже существовал и в Европе (диакониссы), и в нашей стране (сердобольные вдовы в Мариинской больнице, Свя­то-Троицкая община и др.). Однако никто не помышлял о женском уходе в полевых лазаретах и перевязочных пунктах на самом театре военных действий. «Честь введения этого учреждения в наших военных госпиталях, — писал Н. И. Пирогов, — принадлежала Великой княгине Елене Павловне».

В октябре 1854 г. Великая княгиня Елена Павловна обратилась к патрио­тическим чувствам русских женщин и для желающих «принять на себя высо­кие и трудные обязанности сестер милосердия» основала на свои средства «Крестовоздвиженскую общину сестер попечения о раненых и больных во­инах», Община объединила российских женщин из самых разных слоев обще­ства, от весьма образованных (среди них были жены, вдовы и дочери титуляр­ных и коллежских советников, дворян, помещиков, купцов, офицеров Россий­ской армии и флота) до простых малограмотных женщин. До отправления в Крым они проходили краткосрочную (несколько недель) подготовку в Пе­тербургской Медико-хирургической академии. Руководство их деятельно­стью в Крыму было поручено академику Н. И. Пирогову.

Принимая это предложение. Пирогов «принужден был признаться, что он только раз в жизни, и то лишь поверхностно, в свое пребывание в Париже, по­сещая госпитали, увидел там женскую службу». Но он был убежден, что женский такт, чувствительность и нравственный контроль сестер милосердия будут более действенны против злоупотреблений госпитальной администра­ции, чем разного рода официальные комиссии.

12 ноября 1854 г. Н. И. Пирогов (вместе с докторами Л. Обермиллером, В. С. Сохраничевым и фельдшером И. Калашниковым) прибыл в Севастополь и сразу же начал работу в госпитале: «…С 8 часов утра до 6 часов вечера (пока не стемнеет) остаюсь в госпитале, где кровь течет реками, с лишком 4000 раненых», — писал он своей жене. В госпитале Пирогов встретил мест­ных севастопольских женщин: «При перевязке можно видеть ежедневно трех или четырех женщин; из них одна знаменитая Дарья; одна дочь какого-то чиновника, лет 17 девочка, и одна жена солдата. Кроме того, я встречаю еще одну даму средних лет… Это — жена какого-то моряка, кажется, приходит раздавать свой или другими пожертвованный чай. Дарья является теперь с ме­далью на груди, полученною ею от Государя, который велел ее поцеловать Ве­ликим Князьям, подарил ей 500 рублей и еще 1000, когда выйдет замуж… Под Альмою она приносила белье, отданное ей для стирки, и здесь в первый раз обнаружилась ее благородная наклонность помогать раненым. Она асси­стирует и при операциях».

Так писал Н. И. Пирогов о Дарье (Александровне) — дочери матроса черноморского флота, которая известна в истории под именем Даша Сева­стопольская; она была одной из первых русских женщин, помогавших ухажи­вать за ранеными на поле боя. К началу войны ей исполнилось 15 лег, она оста­лась круглой сиротой, и когда союзные войска высадились в Евпатории, Да­рья отправилась вслед за русскими войсками. Во время сражения при р. Альме (т.е. уже 8 сентября 1854 г.) под неприятельским огнем она, как могла, пере­вязывала раненых, — ее повозка стала «первым перевязочным пунктом». С тех пор до конца марта 1855 г. она ухаживала за ранеными и больными вои­нами на перевязочных пунктах, в госпиталях и лазаретах осажденного Сева­стополя, за что и получила от императора медаль и золотой крест с надписью «Севастополь».

Помимо местных женщин в Крыму была еще одна группа женщин — сер­добольные вдовы — обитательницы Петербургского и Московского Вдовьих домов, находившихся под покровительством императрицы Александры Фе­доровны. В Симферополь они прибыли в конце 1854 г. Обученные уходу за больными, они «с материнской почтительностью» ухаживали за «защитника­ми тамошних твердынь». «… Лучшим свидетельством их самоотвержения служит-то, что 12 вдов кончили свое существование» в Симферополе среди на­пряженных госпитальных трудов, «вследствие истощения сил и заразы»73.

Первый отряд сестер Крестовоздвиженской общины (с главной началь­ницей А. П. Стахович) прибыл в Крым вслед за Н. И. Пироговым 1 декабря 1854 г., а 6 декабря Н. И. Пирогов уже писал жене в Петербург. «Дней 5 тому назад приехала сюда Крестовоздвиженская Община Елены Павловны, числом до 30-и, и принялась ревностно за дело; если они так будут заниматься, как теперь, то принесут, нет сомнения, много пользы. Они день и ночь попеременно бывают в госпиталях, помогают при перевязке, бывают и при операци­ях, раздают больным чай и вино и наблюдают за служителями и за смотрите­лями и даже врачами. Присутствие женщины, опрятно одетой и с участием по­могающей, оживляет плачевную доль страданий и бедствий»74.

В Севастополе Н. И. Пирогов сразу же разделил сестер милосердия на не­сколько групп. Первая занималась сортировкой раненых по роду и степени болезни, принимала от них деньги и вещи. Сестры второй группы принимали раненых от первой группы, переносили их в смежную залу перевязочного пун­кта для немедленной операции и не только перевязывали больных, но и помо­гали врачам во время операций и при обработке ран. Третья группа сестер за­нималась уходом за ранеными, которых должны были оперировать на следую­щий день. Четвертая группа состояла из сестер и одного священника, они за­нималась безнадежно больными и умирающими, доставляя им последний уход и предсмертные утешения. Были сестры-аптекарши, которые готовили, хра­нили, распределяли и раздавали лекарства, и сестры-хозяйки, которые следи­ли за чистотой и сменой белья, содержанием больных и хозяйственными служ­бами, и раздавали провизию. Позднее появился, особый транспортный отряд сестер, которые сопровождали раненых при дальних перевозках.

Особенно высоко Н. И. Пирогов ценил Екатерину Михайловну Баку­нину — «идеальный тип сестры милосердия», которая наравне с хирургами ра­ботала в операционной и последней покидала госпиталь при эвакуации ране­ных, находясь на посту и днем и ночью, а 27 августа 1855 г. она была послед­ней сестрой, ушедшей из Севастополя через понтонный мост на Северную сторону.

Всего на театре военных действий под руководством Н. И. Пирогова было более 160 сестер милосердия, 17 из них умерли при исполнении своих обязан­ностей, верные своему долгу. Они страдали от тифозной горячки, некоторые из них были ранены или контужены. Но все они, «перенося безропотно все труды и опасности и бескорыстно жертвуя собою для достижения предприня­той цели, …служили на пользу раненых и больных»».

«Горжусь тем, что руководил их благословенной деятельностью», — писал Н. И. Пирогов в марте 1855 г.

В то же время по другую линию фронта в расположении английских войск начала свою благородную деятельность британская сестра милосердия Фло­ренс Найтингейл (Nightingale, Florence, 1820—1910). Покинув Лондон в конце октября 1854 г., она вместе в 38 сестрами милосердия прибыла в турец­кий город Скутари (недалеко от Стамбула) 4 ноября 1854 г. для оказания по­мощи раненым и больным воинам, которых доставляли из Крыма морем на ан­глийских судах. «Леди с лампой» (англ. «The Lady of the Lamp») — так назы­вали ее солдаты, такой помнят ее и сегодня в современной Великобритании.

Удивительно и прекрасно то, что почти в одно и то же время женщины различных стран, двух противоборствующих армий Крымской войны были едины в своем благо­родном стремлении — помочь раненым и больным воинам в тылу и на театре военных действий. В этой войне еще не было красно-крестного флага, но уже воплощались в жизнь его гуманные идеалы. Именно в этой войне были заложены идеи будущего красно-крестного движения, вдохновившие впоследствии Анри Дюнана после битвы при Сольферино (1859) (см с. 99), Предвидя это, участник Крымской кампании из­вестный российский хирург Христиан фон Гюббенет писал: «Сюда, на перевязочный пункт, следует пригласить виновников войны, чтобы сердца их наполнились мирным духом согласия»77.

От сестер милосердия Крестовоздвиженской общины ведет свою историю Российское общество Красного Креста, которое было создано в Петербурге в 1867 г. (первоначальное название «Российское общество попечения о ране­ных и больных воинах»). В наши дни Российский Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца играет важную роль в развитии отечественно­го здравоохранения и деятельности Международного Красного Креста (см. ниже).

Через год после Крымской войны Н. И. Пирогов был вынужден оставить службу в Академии и отошел от преподавания хирургии и анатомии (ему было 46 лет).

Возлагая большие надежды на улучшение народного образования, он при­нял пост попечителя Одесского, а с 1858 г. — Киевского учебного округа, од­нако многочисленные столкновения неугомонного академика с местными влас­тями и бюрократией заставили его в 1861 г. опять уйти в отставку.

«Я имею некоторое право на благодарность России, если не теперь, то, быть может, когда-нибудь позже, когда мои кости будут гнить в земле, най­дутся беспристрастные люди, которые, разглядев мои труды, поймут, что я трудился не без цели и не без внутреннего достоинства», — писал тогда Нико­лай Иванович.

В марте 1862 г. Н. И. Пирогов был назначен руководителем русских про­фессорских стипендиатов за границей (с резиденцией в Гейдельберге). Это был последний официальный пост Пирогова, на котором он снискал глубокое уважение своих подопечных; многие из них (И. И. Мечников, А. Н. Веселовский и др.) впоследствии составили славу российской и мировой науки.

В Гейдельберге Н. И. Пирогов подготовил к печати свой классический труд «Начала общей военно-полевой хирургии, взятые из наблюдений военно-госпитальной практики и воспоминаний о Крымской войне и Кавказской экспедиции», который вышел в свет сначала на немецком (1864), а затем и на русском языке (1865—1866). Пребывание Пирогова в Германии было весьма плодотворным. «Мы никогда не забудем, — писал основатель асептики, вид­ный немецкий хирург Э. Бергманн (Е. von Bergmann), — что наша немецкая хирургия построена на фундаменте, заложенном великими хирургами Фран­цузской Академии, что она покоится на работах русского Николая Ивановича Пирогова и на антисептическом способе англичанина Дж. Листера».

В 1866 г. после отстранения от должности Н. И. Пирогов окончательно поселился в селе Вишня неподалеку от г. Винницы (ныне Музей-усадьба Н. И. Пирогова).

Николай Иванович постоянно оказывал медицинскую помощь местному населению и многочисленным больным, которые шли к нему в село Вишня из разных городов и деревень России. Для приема посетителей он устроил неболь­шую больницу, где почти ежедневно оперировал и делал перевязки.

Для приготовления лекарств на территории усадьбы был выстроен неболь­шой одноэтажный домик — аптека. Он сам занимался выращиванием расте­ний, необходимых для приготовления лекарств. Многие лекарства отпуска­лись бесплатно: pro pauper (лат. — для бедного) — значилось в рецепте.

Как и всегда, Н. И. Пирогов придавал большое значение гигиеническим мероприятиям и распространению гигиенических знаний среди населения. «…Я верю в гигиену, — утверждал он. — Вот где заключается истинный про­гресс нашей науки. Будущее принадлежит медицине предохранительной. Эта наука, идя рука об руку с государственною, принесет несомненную пользу че­ловечеству». Он видел тесную связь между ликвидацией болезней и борьбой с голодом, нищетой и невежеством.

В своем имении в селе Вишня Н. И. Пирогов прожил почти 16 лет. Он много работал и редко выезжал (в 1870 г. — на театр франко-прусской войны и в 1877—1878 гг. — на Балканский фронт). Результатом этих поездок яви­лись его работы «Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Гер­мании, Лотарингии и Эльзасе в 1870 году» (1871) и труд по военно-полевой хирургии «Военно-врачебное дело и частная помощь на театре военных дейст­вий в Болгарин и в тылу действующей армий в1877— 1878гг.». Вэтнх рабо­тах, а также в своем труде «Начала общей военно-полевой хирургии…» Н. И. Пирогов заложил основы организационных, тактических и методиче­ских принципов военной медицины.

Последней работой Н. И. Пирогова был незаконченный «Дневник старо­го врача».

Н. И. Пирогов — основоположник военно-полевой хирургии

Россия не является родиной военно-полевой хирургии — достаточно вспомнить ambulance volante Доминика Ларрея, основоположника француз­ской военно-полевой хирургии, и его труд «Научные записки о военно-поле­вой хирургии и военных кампаниях» (1812—1817). Однако никто не сделал так много для становления этой науки, как Н. И. Пирогов — основоположник военно-полевой хирургии в России.

В научно-практической деятельности Н. И. Пирогова многое было совер­шено впервые: от создания целых наук (топографическая анатомия и воен­но-полевая хирургия), первой операции под ректальным наркозом (1847) до первой гипсовой повязки в полевых условиях (1854) и первой идеи о костной пластике (1854).

В Севастополе во время Крымской кампании 1854—1856 гг., когда ране­ные поступали на перевязочный пункт сотнями, он впервые обосновал и осу­ществил на практике сортировку раненых на четыре группы. Первую группу составляли безнадежно больные и смертельно раненые. Они поручались забо­там сестер милосердия и священникам. Ко второй группе относились тяжело раненые, требующие срочной операции, которая производилась прямо на пе­ревязочном пункте в Доме Дворянского собрания. Иногда оперировали одно­временно на трех столах, по 80—100 больных в сутки. В третью группу опре­делялись раненые средней тяжести, которых можно было оперировать на сле­дующий день. Четвертую группу составляли легко раненые. После оказания необходимой помощи они отправлялись в полк.

Послеоперационные больные впервые были разделены Н. И. Пироговым на две группы: чистые и гнойные. Больные второй группы помещались в спе­циальных гангренозных отделениях — «memento mori» (лат. «помни о смер­ти»), как называлих Пирогов.

Оценивая войну, как «травматическую эпидемию», Н. И. Пирогов был убежден, что «не медицина, а администрация играет главную роль в деле по­мощи раненым и больным на театре войны». И он со всей страстью боролся с «тупоумием официального медицинского персонала», «ненасытным хищниче­ством госпитальной администрации» и всеми силами пытался наладить четкую организацию медицинской помощи раненым на театре военных действий, что в тех условиях можно было сделать только за счет энтузиазма одержимых. Такими были сестры милосердия Крестовоздвиженской общины.

Через год после Крымской войны Н. И. Пирогов был вынужден оставить службу в Академии и отошел от преподавания хирургии и анатомии (ему было 46 лет).

Возлагая большие надежды на улучшение народного образования, он при­нял пост попечителя Одесского, а с 1858 г. — Киевского учебного округа, од­нако многочисленные столкновения неугомонного академика с местными влас­тями и бюрократией заставили его в 1861 г. опять уйти в отставку.

В марте 1862 г. Н. И. Пирогов был назначен руководителем русских про­фессорских стипендиатов за границей (с резиденцией в Гейдельберге). Это был последний официальный пост Пирогова, на котором он снискал глубокое уважение своих подопечных; многиеиз них (И. И. Мечников, А. Н. Веселовский и др.) впоследствии составили славу российской и мировой науки.

В Гейдельберге Н. И. Пирогов подготовил к печати свой классический труд «Начала общей военно-полевой хирургии, взятые из наблюдений военно-госпитальной практики и воспоминаний о Крымской войне и Кавказской экспедиции», который вышел в свет сначала на немецком (1864), а затем и на русском языке (1865—1866).

В 1866 г. после отстранения от должности Н. И. Пирогов окончательно поселился в селе Вишня неподалеку от г. Винницы (ныне Музей-усадьба Н. И. Пирогова).

Николай Иванович постоянно оказывал медицинскую помощь местному населению и многочисленным больным, которые шли к нему в село Вишня из разных городов и деревень России. Для приема посетителей он устроил неболь­шую больницу, где почти ежедневно оперировал и делал перевязки.

Для приготовления лекарств на территории усадьбыбыл выстроен неболь­шой одноэтажный домик — аптека. Он сам занимался выращиванием расте­ний, необходимых для приготовления лекарств. Многие лекарства отпуска­лись бесплатно: pro pauper (лат. — для бедного) — значилось в рецепте.

В своем имении в селе Вишня Н. И. Пирогов прожил почти 16 лет. Он много работал и редко выезжал (в 1870 г. — на театр франко-прусской войны и в 1877—1878 гг. — на Балканский фронт). Результатом этих поездок яви­лись его работы «Отчет о посещении военно-санитарных учреждений в Гер­мании, Лотарингии и Эльзасе в 1870 году» (1871) и труд по военно-полевой хирургии «Военно-врачебное дело и частная помощь на театре военных дейст­вий в Болгарин и в тылу действующей армийв1877— 1878гг.». В этих рабо­тах, а также в своем труде «Начала общей военно-полевой хирургии…» Н. И. Пирогов заложил основы организационных, тактических и методиче­ских принципов военной медицины.

Последней работой Н. И. Пирогова был незаконченный «Дневник старо­го врача».

Родоначальник русской военно-полевой хирургии Николай Васильевич Склифосовский

В настоящее время название НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского или как его еще называют «Склиф» у всех на слуху, как и очень известная фраза из комедии «Кавказская пленница» – «Короче, Склифосовский!». При этом мы достаточно мало знаем как о самом этом уникальном центре медицинской помощи, так и о враче, имя которого сегодня носит данный институт. Между тем Николай Васильевич Склифосовский является выдающимся русским хирургом, который успел принять участие во многих войнах конца XIX века.
В наши дни НИИ скорой помощи им. Склифосовского – это самый большой многопрофильный научно-практический центр экстренной медицинской помощи в нашей стране. Все подразделения данного института оказывают круглосуточную бесплатную высококвалифицированную медицинскую помощь всем, кто в ней нуждается. Основными задачами института являются – медицинская помощь пострадавшим и больным, научная деятельность, подготовка новых кадров и консультирование специалистов в области неотложной медицины.

Сегодня в Институте создано порядка 40 различных научных подразделений, более 50% из которых являются клиническими. Большой практический и научный потенциал имеющегося кадрового состава, современное оборудование позволяют успешно совершенствовать существующие методы диагностики и лечения, а также разрабатывать новые методики, позволяющие лечить пациентов с тяжелыми травмами и повреждениями. Всего в институте трудится более 8 сотен врачей и научных сотрудников, среди которых 2 академика, 2 члена-корреспондента РАМН, а также 37 профессоров, 78 докторов и 167 кандидатов медицинских наук. Институт располагает 918 стационарными койками, 90 из которых являются реанимационными. В течение года на базе различных отделений данного института производится более 20 тысяч разнообразных хирургических операций.

НИИ скорой помощи им. Склифосовского
Свое название институт получил после октябрьской революции 1917 года. В это время было ликвидировано его первоначальное название, институт назывался Странноприимным домом или Шереметевской больницей. После революции он стал обычной городской больницей, на базе которой в 1923 году специалисты Мосздравотдела решили организовать Институт неотложной помощи, присвоив ему имя великого русского врача и хирурга Н. В. Склифосовского.
Николай Васильевич Склифосовский
Николай Васильевич Склифосовский родился на хуторе недалеко от молдавского городка Дубоссары 25 марта (6 апреля) 1836 года, который в то время относился к Херсонской губернии. Его отец был мелким чиновником – занимал должность письмоводителя в местной карантинной конторе, а мать была домохозяйкой, которая воспитывала ораву детишек. Николай был уже 9-м ребенком в семье, а после него на свет появилось еще 3.
Детство великого в будущем хирурга было достаточно голодным и трудным – маленького жалования его отца еле-еле хватало на пропитание. В результате этого многодетные родители отдали нескольких своих детей, в том числе и Николая, в Одесский приют. Однако мальчик, который внезапно стал сиротой при живых родителей, в этой жизни не пропал. Он с детства тянулся к знаниям и имел большие способности, что позволило ему с серебряной медалью окончить Одесскую гимназию.

Еще в раннем детстве он заслушивался увлекательными рассказами своего отца о борьбе с различными эпидемиями и мечтал, когда вырастет, стать настоящим врачом. Отличные знания и сообразительность позволили ему после окончания гимназии поступить в Московский университет, обучался он в Москве за казенный счет. В то время получить высшее образование бесплатно могли представители всех слоев общества, если, конечно, они сами к этому стремились.
Студенческая жизнь
Все годы учебы в университете Николай провел в бедности, так как студенческая стипендия была невелика. Это не помешало ему быть выдающимся студентом, которому еще во время обучения пророчили великое будущее, хотя он умудрился упасть в обморок во время первой же увиденной собственными глазами операции, испугавшись вида крови. Этот страх ему удалось очень быстро преодолеть, и Николай Склифосовский показал во время обучения и практических занятий такие блестящие результаты, что сразу же по завершении университета в 1859 году он среди небольшого числа студентов получил право держать экзамен на присвоение докторской степени.
При этом Склифосовский решил на время отложить занятия чистой наукой и вернулся в Одессу, где устроился работать в городскую больницу на должность ординатора хирургического отделения. Достаточно интересным является тот факт, что вскоре молодому специалисту предложили пост главврача, то есть административную должность, от которой он отказался, так как мечтал не о регалиях и должностях, а о постоянной хирургической практике.
В 1863 году Николай Склифосовский получил степень доктора медицины, защитив диссертацию на тему «О кровяной околоматочной опухоли», сделал он это в возрасте 27 лет. В это же время молодой доктор уделял внимание и мало изученным на тот момент гинекологическими заболеваниями. Со временем его имя становилось все более известным в мире, особенно после того как ряд его работ были опубликованы в ведущих медицинских журналах. В 1866 году Склифосовский был на 2 года откомандирован за границу. За это время он успел побывать в Англии, Германии, Франции. Данная командировка позволила ему познакомиться с передовыми хирургическими направлениями и школами Европы.
Военный хирург
В дальнейшем Николай Склифосовский постоянно следил за современными европейскими тенденциями в медицине, поддерживая связь с западноевропейскими клиниками и часто посещая их, а также принимал участие в международных съездах. В 1866 году Склифосовский с согласия российского правительства работал в качестве военного хирурга во время австро-прусской войны и даже получил награду – Железный крест. По завершению своей заграничной командировки Николай возвращается в Одесскую городскую больницу, откуда в 1870 году его приглашают на работу в Киевский университет, где он, однако, проработал сравнительно недолго.

Будучи настоящим последователем знаменитого хирурга Пирогова, Склифосовский правильно оценивал значение и важность для хирурга практической работы, в особенности знания военно-полевой хирургии. Поэтому, временно оставив кафедру в Киеве, он отправился на театр боевых действий франко-прусской войны, где занимался изучением работы военных госпиталей. В 1871 году Склифосовского пригласили работать на кафедру в петербургскую Медико-хирургическую академию, где он преподавал хирургическую патологию, одновременно с этим заведуя клиническим отделением военного госпиталя. Через 5 лет после этого Николай Склифосовский стал участником балканской, а в 1877-78 годах и русско-турецкой войн.
На балканской войне Склифосовский работал по командировке русского правительства в качестве консультанта Красного Креста, а во время русско-турецкой войны он был не только организатором хирургической помощи в военных госпиталях, но и практикующим врачом-хирургом, который нередко оказывал помощь раненым даже под огнем неприятеля. Склифосовский мог сутками не покидать приемной, спасая и своих, и чужих. Для хирурга наиболее важным была жизнь человека, а уж, кто он был по национальности: русский, серб или турок было не столь важно.
На войне хирурги часто подвергали свою жизнь такой же опасности, как и солдаты, но продолжали при этом свою работу. Жена Николая Склифосовского Софья Александровна впоследствии вспоминала: «После 3-4 операций подряд, часто при достаточно высокой температуре в операционной, надышавшись за несколько часов работы эфиром, карболкой и йодоформом, он приходил домой с ужасной головной болью, от которой избавлялся, выпивая небольшую чашку крепкого кофе». Стоит отметить, что именно Николая Склифосовского можно назвать родоначальником современной военно-полевой хирургии. До Склифосовского не было принято повсеместно дезинфицировать инструменты, и только лишь благодаря его авторитету и усилиям в России прижилась антисептика, что спасло миллионы людей от заражения крови и иных осложнений после операции.
Трагедия в усадьбе под Полтавой
В 1880 году Склифосовский был единогласно избран на кафедру факультетской хирургической клиники при Московском университете. Данной клиникой он заведовал 14 лет. В 1893 году Склифосовский получил пост директора Института усовершенствования врачей в Петербурге, где проработал до 1900 года. За эти годы он успел воспитать целую плеяду талантливых учеников, среди которых были: Ауэ, Кузьмин, Сарычев, Траубер, Яковлев и др). Он успел разработать большое количество способов хирургического лечения самых разных заболеваний (рака языка и челюстей, оперативное лечение мозговых грыж, удаление камней мочевого пузыря и многих других). Однако, если в профессиональном плане все у хирурга шло прекрасно, в личной жизни его ждало немало трагедий.


В молодости ему пришлось пережить очень страшное горе – его жена Лиза скончалась в возрасте всего 24 лет, оставив его с 3 маленькими детьми на руках. Позднее он женился повторно на их гувернантке Софье Александровне, которая родила ему еще 4-х детей. Но страшные испытания по-прежнему поджидали эту семью. Один из сыновей хирурга – Борис умер в младенчестве, еще один – Константин скончался в возрасте 17 лет из-за туберкулеза почек. Однако самая страшная история произошла с его старшим сыном Владимиром, который, обучаясь в Санкт-Петербургском университете, на свою беду увлекся политикой.
Владимир вступил в тайную террористическую организацию, которая поручила ему задание – убить губернатора Полтавы. Имение Склифосовских, где они любили проводить свое свободное время, находилось как раз под Полтавой, а губернатор был другом данной семьи. Именно поэтому задание убить его было дано именно Владимиру. Однако, приехав в свое имение, он находился в подавленном настроении, не смог убить своего знакомого и, не желая признаваться в «малодушии» своим новым товарищем, покончил жизнь самоубийством, застрелившись в собственной комнате.
Если со смертью 2-х других сыновей Бориса и Константина можно было смириться, как с естественными, то трагедия со старшим сыном буквально подкосила известного хирурга. Он оставил свою работу и переехал в свое полтавском имение насовсем, где в 1904 году умер от инсульта в возрасте всего 68 лет.
Источники информации:

Николай Пирогов. Русский хирург, основоположник военно-полевой хирургии

Николай Иванович Пирогов родился (13) 25 ноября 1810 года в Москве. После школы решает стать врачом и поступает в МГУ на медицинский факультет. Затем продолжает образование за границей. Пять лет работает в прибалтийском городе Дерпт и здесь же защищает докторскую.

В 26 лет молодой хирург становится профессором Дерптского университета, а через несколько лет уезжает в Петербург. В северной столице занимается теорией и практикой: руководит кафедрой хирургии в Медико-хирургической Академии и организует клинику госпитальной хирургии. В том числе готовит военных хирургов.
В 1847 году Пирогов практикует полевую хирургию в армии на Кавказе. Здесь он применяет на практике свои разработки, например, впервые проводит обезболивание эфиром, делает перевязки не лубками, а накрахмаленными бинтами.
Пирогов разработал метод, который сейчас в честь него назван «операцией Пирогова», он лег в основу остеопластических операций. Хирург также ввел новую дисциплину – топографическую анатомию (так называемую «ледяную анатомию»). Исследования на замороженных трупах позволили выпустить иллюстрированное руководство для хирургов. Атлас стал незаменимым вкладом в оперативную хирургию.
В Крымскую войну Пирогов стал главным хирургом осажденного Севастополя. Здесь, спасая раненых, хирург впервые применил гипсовую повязку. А также начал медицинскую подготовку сестер милосердия. В Севастополе Пирогов расширяет методы военно-полевой хирургии.
После войны хирург возвращается в Санкт-Петербург, но из-за конфликта с императором попадает в опалу. А спустя несколько лет его вообще увольняют с государственной должности и высылают в Одессу. И это не смотря на то, что заслуги хирурга признали во многих иностранных академиях.
В своем имении рядом с Винницей ученый организует бесплатную больницу и проводит там почти весь остаток жизни. Он уезжал оттуда лишь в 1870 году на фронт прусско-французской войны и русско-турецкой – в 1877 году.
В 1881 году хирург получил звание почетного гражданина Москвы.
Умер Николай Иванович Пирогов (23 ноября) 5 декабря 1881 года в своем имении под Винницей.

В наше время заслуги ученого измеряются в нобелевских премиях. Николай Иванович Пирогов ушел из жизни до ее основания. Иначе он, несомненно, стал бы рекордсменом по числу этих наград. Знаменитый хирург был пионером в области применения наркоза при операциях. Ему принадлежит идея накладывать гипс при переломах, до этого врачи использовали деревянный лубок. В военную историю Пирогов вошел как основатель военно-полевой хирургии. А в качестве педагога Николай Иванович известен тем, что добился отмены телесных наказаний в российских школах (это произошло в 1864 году). Но и это еще не все! Самое оригинальное изобретение Пирогова — институт сестер милосердия. Именно благодаря ему больные и раненые получили самое целебное лекарство — женское внимание и заботу, а прекрасные дамы обрели стартовую площадку для триумфального шествия эмансипации по всему миру.

Как возник такой самородок? В результате сочетания каких факторов сформировался настолько разносторонний человек?

Пирогов коренным преобразил мировую хирургию.Фото: РИА Новости

Будущий реформатор российской медицины родился 13 ноября 1810 года в семье военного чиновника Ивана Ивановича Пирогова. Понятие многодетная семья в те времена трактовали несколько иначе. В доме Пироговых появилось на свет 14 детей! Правда, младенческая смертность в то время была велика, поэтому выжили только шестеро. Николай был самым младшим из них. Пироговы жили зажиточно. Их дом не пострадал во время пожара Москвы, приключившегося во время нашествия Наполеона. Отец Иван Иванович, служивший казначеем продовольственного депо в чине майора, получал хорошее жалованье. Поскольку многочисленное потомство Пироговых периодически хворало, частыми гостями в доме были врачи. В частности, профессор МГУ Ефрем Осипович Мухин, который стал кумиром юного Николая. Игра в больного и пациента была одной из самых популярных в кругу Пироговых-младших.

Когда Коля подрос, его определили в частный пансион Кряжева — престижное столичное учебное заведение. Однако окончить полный курс будущий крестный отец русской хирургии не смог. Неожиданное несчастье поставило семью на грань разорения. Подчиненный отца повез на Кавказ большую сумму казенных денег — 30 тысяч рублей — и по дороге пропал. Растрату повесили на Пирогова. По решению суда все имущество майора, было описано и продано с торгов. Семья погрузилась в нищету. Доучивать Колю было не на что. Знакомый отца профессор Мухин (тот самый. — Авт.) предложил оригинальный выход: поступать в Московский университет, не дожидаясь окончания школьного курса. Правда, Николаю было всего 14 лет, а в университет принимали только с 16. Пришлось подделать документы, приписав абитуриенту 2 недостающих года. Зато вступительные экзамены будущий корифей сдал на отлично.

После Крымской войны великий ученый впал в немилость у царя Александра II. Самодержцу не понравился диагноз, который Пирогов поставил системе государственного управления.

Вскоре отец Николая умер. Мать с детьми была вынуждена продать дом и скитаться по съемным углам. Страшная нужда, в которую попали родные, заставляли студента Пирогова прилагать титанические усилия, чтобы помочь семье выбиться из нищеты. Уже в 26 лет он стал профессором медицины. О его талантах врача ходили легенды. В те времена главным в работе хирурга была быстрота: поскольку операции проходили без обезболивания, требовалось закончить все в считанные минуты, иначе пациент мог умереть от болевого шока. Так вот Пирогов был одним из рекордсменов — ампутацию бедра или удаление камня из мочевого пузыря он производил за 1,5 — 3 минуты! Однако виртуоз прекрасно понимал, что отсутствие обезболивания тормозит развитие хирургии. В арсенале медиков был очень примитивный набор операций на конечностях и поверхности тела. Болезни, требующие серьезного хирургического вмешательства, относились к категории неизлечимых.

Сразу несколько врачей по обе стороны океана боролись за приоритет в области применения обезболивающих при операции. 16 октября 1846 года американский стоматолог-ортопед Томас Мортон провел первую удачную операцию по удалению опухоли челюсти под наркозом. Спустя несколько месяцев ноу-хау дойдет и до России, но и региональная пальма первенства будет принадлежать не Пирогову, а его коллеге Федору Иноземцеву. Николай Иванович проведет свою операцию по удалению молочной железы у больной, страдавшей онкологическим заболеванием, спустя неделю после Иноземцева — 14 февраля 1847 года. Почему же именно Пирогова называют крестным отцом наркоза?

Дело в том, что Пирогов затмил конкурентов, коренным образом преобразив хирургию. Благодаря его энергии эта новинка — обезболивание — в кратчайшие сроки стала неотъемлемой частью медицины. Уже летом 1847 года Пирогов вошел в историю как первый врач, применивший эфирный наркоз на поле сражения. Во время полуторамесячной осады русской армией аула Салты он провел около сотни операций с эфирным наркозом. Причем большая часть из них были публичными: Пирогов хотел убедить других раненых, что не надо бояться боли при операции. Он оперировал и раненых казаков и горцев. Последние поначалу с недоверием относились к наркозу. Однако Пирогов заверял, что при вдыхании эфира правоверный переносится в рай, где блаженствует в обществе гурий. Наблюдая, как раненые не чувствуют боли при операциях, солдаты уверовали, что Пирогов может все. Были случаи, когда ему приносили тела с оторванными головами, надеясь, что всемогущий доктор сможет пришить их и вдохнуть жизнь.

Бесценный опыт Пирогова, приобретенный во время Кавказской войны, особенно пригодился России, когда русская армия в Крыму подверглась нападению объединенной коалиции, в которой участвовали Великобритания, Франция, Турция и Сардиния.

Здесь Пирогов впервые применил гипсовые повязки для фиксации переломов конечностей. Эта идея ему пришла в голову в мастерской знакомого скульптора Николая Степанова. Наблюдая за работой художника, он обратил внимание, как быстро твердеет податливый гипс. Изобретение гипсовых повязок спасло жизнь и здоровье десятков тысяч людей. Поскольку в те времена фиксировать неподвижно сломанные кости не умели, очень часто конечности срастались неправильно, и человек оставался калекой на всю жизнь. В худшем же случае из-за нагноения приходилось ампутировать конечность. У Пирогова же количество таких ампутаций было сведено к минимуму. Стоит отметить, что в осажденном Севастополе Пирогов и его помощники провели более 10 тысяч операций, большая часть из них совершена под наркозом.

Именно на Крымскую войну пришелся дебют Крестовоздвиженской общины сестер милосердия. Это первое в мире женское медицинское формирование по оказанию помощи раненым во время войны. Они ухаживали за ранеными в госпиталях и спасали их прямо на поле боя. Из 120 медсестер, которые работали в Севастополе, 17 погибли во время исполнения своего долга.

Позднее известный юрист Анатолий Кони писал: «Россия имеет полное право гордиться своим почином. Тут не было обычного заимствования «последнего слова» с Запада — наоборот, Англия стала подражать нам, прислав под Севастополь мисс Найтингель со своим отрядом».

Таким увидел знаменитого хирурга художник Илья Репин.

После окончания Крымской войны Пирогов удостоился аудиенции императора Александра II. Хирург, ставивший во главу угла интересы дела, пренебрег правилами придворного этикета. Он напрямую высказал самодержцу, что главные причины поражения — это отсталость России, продажность чиновников и бездарность верховного командования.

Александру этот «диагноз» был неприятен, и с тех пор Пирогов находился в опале. Николай Иванович был направлен в Одессу на должность попечителя Одесского и Киевского учебных округов. Именно на этом поприще Пирогов поднял вопрос о запрете телесных наказаний в школах. Он считал, что розги унижают ребенка, приучают к рабскому повиновению, основанному на страхе, а не на осмыслении своих поступков. Добиться отмены этой варварской практики удалось уже после отставки Пирогова с государственной службы.

Осенью 1859 года в Киеве Николай Иванович открыл первую воскресную школу. О своем начинании доложил Александру II. При этом Пирогов высказал модную сегодня мысль, что образование должно выполнять роль социальных лифтов, чтобы люди талантливые вне зависимости от социального происхождения, национальности и материального положения имели возможность получать высшее образование. Александр в негодовании разорвал письмо академика и произнес: «Этот лекарь хочет открыть в России университетов больше, чем кабаков!» Вскоре Пирогов был уволен с государственной службы.

В расцвете своих жизненных сил и таланта гениальный ученый вынужден был ограничиться частной практикой. Врач уединился в своем имении «Вишня» неподалеку от Винницы. Лечиться к Пирогову стекались со всей России тысячами. Сам он, будучи к этому времени почетным членом пяти Академий наук, часто выезжал в Европу с лекциями.

Лишь в 1877 году, когда грянула Русско-турецкая война, Александр II вспомнил о Пирогове и попросил его заняться организацией медицинской службы на фронте. Николаю Ивановичу тогда исполнилось 67 лет.

Он ушел из жизни четырьмя годами позже. Диагноз «рак верхнего неба» Пирогов себе поставил сам. А потом с интересом наблюдал, как светила медицины безуспешно пытались определить болезнь… Это был его последний практический урок для учеников. О том, что учитель все знал о своей неизлечимой болезни, они узнали только из его предсмертной записки.

«Главное — не терять уверенности в значении дела, которому была посвящена жизнь, в пользе, доставленной Вами страждущим людям…»

Н. И. Пирогов

13 (25) ноября 1810 г. в Москве в семье военного казначея родился Николай Иванович Пирогов — хирург и анатом, естествоиспытатель и педагог, основоположник военно-полевой хирургии, основатель анестезии.

Среднее образование Николай Иванович получил сначала дома, а потом в частном пансионе. В 14 лет Пирогов поступил на медицинский факультет Московского университета, по окончании которого в 1828 г. был направлен за границу для подготовки к профессорской деятельности. В возрасте 26 лет Николай Пирогов получил звание профессора и возглавил хирургическую клинику в Дерптском университете.

В 1837-1839 гг. Николай Иванович Пирогов издал монографию о перерезке Ахиллесова сухожилия и «Хирургическую анатомию артериальных стволов и фасций», за которую был удостоен Академией наук Демидовской премии. В 1841 г. Николай Иванович был приглашён в Петербург на кафедру хирургии в Медико-хирургическую академию профессором госпитальной хирургии и прикладной анатомии и назначен заведовать всем хирургическим отделением госпиталя. В академии Пирогов пробыл почти 15 лет с 1841 по 1856 гг. Здесь он создал первый в России анатомический институт. В это время им были написаны известные анатомические труды: 12-томный «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела» (1843-1848), «Патологическая анатомия азиатской холеры» (1849) и 4-томная «Иллюстрированная топографическая анатомия распилов, проведённых в трёх направлениях через замороженное человеческое тело» (1852-1859).

В 1847 г. Николай Иванович отправился на Кавказ, где впервые ознакомился на практике с военно-полевой хирургией и вопросами военно-полевой медицинской администрации. Здесь он успешно применил перевязку накрахмаленными бинтами и впервые в истории медицины начал оперировать раненых с эфирным обезболиванием в полевых условиях. С началом Крымской войны Пирогов уехал в Севастополь во главе отряда Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия. Оперируя раненых, Николай Пирогов впервые в истории мировой медицины применил гипсовую повязку, дав начало сберегательной тактике лечения ранений конечностей, что позволяло избежать ампутации. Здесь же он впервые применил знаменитую сортировку раненных (раненые сортировались в зависимости от тяжести ранений). Н. И. Пирогов писал: «Хорошо организованная сортировка раненых на перевязочных пунктах и в военно-временных госпиталях — есть главное средство для оказания правильной помощи к предупреждению боеспособности и вредной по своим следствиям неурядицы».

С 1856 г. Пирогов начал работать в качестве попечителя в Одесском учебном округе. Недовольство местных властей реформированием системы образования, привело к тому, что в 1861 г. вследствие жалоб и доносов Николай Иванович был уволен по указу императора. Год спустя его направили в Германию руководить подготовкой будущих профессоров. Однако в 1866 г. он был уволен с государственной службы без права на пенсию.

После всех потрясений и неудач на государственном поприще, Пирогов возобновил врачебную деятельность, организовав в своём имении «Вишня», недалеко от Винницы, бесплатную больницу, где знаменитым хирургом был написан «Дневник старого врача». К тому времени Пирогов был почётным членом в нескольких иностранных академиях, выезжал по приглашениям на чтения лекций в Петербургский университет или за границу.

В ноябре 1868 г., отказываясь вернуться на государственную службу, Пирогов писал своему другу Ф. Я. Кареллю: «Верно, никто не упрекнёт меня в равнодушии к общественному делу или в корыстолюбии… Я жертвовал довольно в моей жизни для общего блага. Я служил даром и не получал никакого вознаграждения 13 лет в петербургских госпиталях… Я променял выгодную практику и обеспеченное существование на попечительство в двух учебных округах и на службу за границею. Только одно — требование отечества найдет меня всегда готовым на безусловное и положительное «да»».

В 1870 г. Пирогов был приглашен главным управлением Красного Креста осмотреть военно-санитарные учреждения на театре франко-прусской войны. Путешествуя по германским госпиталям, он везде встречал самый почётный и радушный приём. Результатом его путешествия явился «Отчёт о посещении военно-санитарных учреждений в Германии, Лотарингии и Эльзасе в 1870 г.». В 1877 г. Пирогов был отправлен на турецкий театр военных действий, по результатам этой поездки он издал труд «Военно-врачебное дело и частная помощь на театре войны в Болгарии и в тылу действующей армии в 1877-1878 годах».

В 1881 г. в Петербурге и Москве торжественно отмечалось 50-летие деятельности Пирогова как учёного и общественного деятеля. Многими западноевропейскими научными обществами была дана высокая оценка его научной деятельности и присвоено звание почётного доктора.

Весной 1881 г. у Николая Пирогова был обнаружен рак верхней челюсти, а уже осенью, 23 ноября (5 декабря) 1881 г., великий хирург скончался в своём имении. Тело Пирогова было забальзамировано с использованием разработанного им же метода и погребено в сельской церкви в селе под Винницей.

После смерти Николая Ивановича было основано Общество русских врачей в память Н. И. Пирогова, регулярно созывавшее Пироговские съезды.

Лит.: Геселевич А. М. Н. И. Пирогов. М., 1969; Геселевич А. М., Смирнов Е. И. Н. И. Пирогов. М., 1960; Глянцев С. П., Фёдоров В. Д. Гений есть высокая цель и власть над средствами её достижения. (К 200-летию со дня рождения Н.И. Пирогова) // Хирургия. 2010. № 11. С. 4-9; Красновский А. А. Педагогические идеи Н. И. Пирогова. М., 1949; Максименков А. Н. Н. И. Пирогов. Л., 1961.

См. также в Президентской библиотеке:

Волкович В. А. Друг человечества Н. И. Пирогов : к столетию со дня рождения, 13 ноября 1810-1910. СПб., 1910;

Каптерев П. Ф. Пирогов, как общественный деятель и педагог. СПб., 1897;

О праздновании 200-летия со дня рождения Н. И. Пирогова. Указ Президента Российской Федерации от 25 декабря 2008 года № 1850. М., 2008;

Посмертные записки Николая Ивановича Пирогова // Русская старина : ежемесячное историческое издание. СПб., 1887. Г. 18 1887, , январь;

Старовосильский С. Н. И. Пирогов: (великий целитель тела и воспитатель души) // Русская старина : ежемесячное историческое издание. СПб., 1911. Г. 42 1911, Т. 147, кн. 8, август;

Штрайх С. Неизданное стихотворение Н. И. Пирогова // Русская старина : ежемесячное историческое издание. Пг., 1916 Г. 47 1916, Т. 165, кн. 3, март;

Штрайх С. Я. Неизданные письма Н. И. Пирогова // Русская старина : ежемесячное историческое издание. Пг., 1917. Г. 48 1917, Т. 172, кн. 10-12, октябрь-ноябрь-декабрь.

>короче, Склифосовский

Русский

Тип и синтаксические свойства сочетания

ко-ро́-че, Скли-фо-со́в-ский! Склифосовский

Устойчивое сочетание (фразеологизм).

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. популярная фраза, которую произносят, чтобы прервать затянувшуюся речь ◆ Не томи! Короче, Склифосовский!

Синонимы

  1. хватит воду лить
  2. ближе к делу
  3. не морочь голову

Антонимы

Гиперонимы

Гипонимы

Этимология

Выражение впервые прозвучало в кинокомедии «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика». Такими словами Балбес (герой Юрия Никулина) пытался прервать лекцию о ящуре, которую Трусу, Балбесу и Бывалому читали переодевшиеся в санитаров положительные герои — Эдик и его друг Шурик. Под видом прививки от ящура злоумышленникам, похитившим красавицу-комсомолку, вкололи снотворное. В фильме фраза была произнесена таким образом: «Короче, Склихосовский!»

Перевод

Список переводов

  • Польскийpl: kończ, waść!

Примечания

  1. Актриса Валентина Березуцкая крикнула эту фразу Олегу Басилашвили, тянувшему время при объявлении победителя премии «Ника», см. Журнал «Наше Кино»: Валентина Березуцкая
Статья нуждается в доработке.

Это незаконченная статья. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив её.
В частности, следует уточнить сведения о:

  • семантике

(См. Общепринятые правила).

Кому можно сказать «Короче, Склифосовский!»

Категоричным «Короче, Склифосовский» прерывают затянувшуюся речь, как правило, не содержащую ничего интересного для слушающих.

Откуда появилась фраза «Короче, Склифосовский»

Закрепление данного устойчивого выражения в обиходной речи произошло не совсем стандартно. Обычно первоначальный вариант искажается в сторону неправильности её построения или неправильного произношения отдельных слов. В данном случае мы имеем дело с обратной ситуацией. Впервые эта фраза появилась в одной из бессмертных комедий Л. Гайдая «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», в сцене, где переодетый друг Шурика читал лекцию о страшных последствиях ящура, грозящего Трусу, Балбесу и Бывалому, перед тем, как сделать им инъекции снотворного. Никулинский Балбес словами «Короче, Склихософский» пытался остановить ненужный ему поток информации.
Восторженно принявшие комедию зрители быстро переняли выражение и стали им пользоваться, но слава широко известного института скорой помощи имени Н. В. Склифосовского, знаменитого Склифа, не позволила закрепиться неправильному произношению слова. Любопытно ещё и то, что авторы этой теперь уже крылатой фразы, видимо, создавали её по принципу противоречия: короче – призыв к краткости, Склифосовский – трудновыговариваемая фамилия, вступающая в конфликт с самим призывом. Ведь в обычной жизни даже само название НИИ им. Н. В. Склифосовского говорят в виде сокращённого варианта.
Неизвестно, насколько бы пришлось по душе столь частое употребление его фамилии самому профессору, тем более, по поводам, весьма далёким от науки, но, согласно одному из социологических опросов, фразеологизм «Короче, Склифосовский» является одной из самых популярных фраз советского кино.

Ближайший русский аналог – «ближе к делу»,
английский — «cut to the chase»,
немецкий – «Was ist der langen Rede kurzer Sinn?»


Загрузка…