На кого поменяли пауэрса

Содержание

Обмен советского разведчика Абеля на летчика из США Пауэрса. Справка

Советская разведка начала борьбу за освобождение Абеля сразу же после вынесения ему приговора. Несколько лет шла кропотливая работа, которую проводила большая группа сотрудников КГБ. У заключенного появился «двоюродный брат» Юрген Дривс, под именем которого работал сотрудник резидентуры КГБ в Восточном Берлине Юрий Дроздов, была налажена переписка членов семьи Абеля с его адвокатом в США Джеймсом Донованом через адвоката в Восточном Берлине Вольфганга Фогеля. Сначала дело развивалось вяло. Американцы были очень осторожны, проверяли адреса родственника и адвоката, явно не до конца доверяя «кузену Дривсу» и Фогелю.

События стали развиваться быстрее после международного скандала, случившегося 1 мая 1960 года. В этот день в районе Свердловска (ныне Екатеринбург) был сбит американский самолет-разведчик U-2, управляемый пилотом Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. Маршрут разведывательного полета самолета пролегал от базы Пешавар (Пакистан) через территорию Афганистана, значительную часть территории СССР (Аральское море — Свердловск — Киров — Плесецк) и должен был завершиться на авиабазе Буде в Норвегии. Его целью была фотосъемка военных объектов.

После пересечения границы СССР самолет-разведчик несколько раз пытались перехватить советские истребители, но все попытки оканчивались неудачей, так как U-2 мог совершать полеты на высотах, недоступных для тогдашних истребителей: более 21 километра. Самолет был сбит в районе деревни Поварня под Свердловском ракетой зенитного ракетного комплекса (ЗРК) С-75, созданного в НПО «Алмаз» (ныне — Головное системное конструкторское бюро Концерна ПВО «Алмаз-Антей»). ЗРК С-75 впервые был применен для пресечения действий авиации.

Ракета попала по хвостовой части самолета U-2 на высоте более 20 километров. Подбитый самолет стал падать. Пауэрса спасло то, что чудом не разгерметизировалась его кабина, он дождался падения до отметки 10 километров и выпрыгнул с парашютом. После приземления Пауэрс был арестован, а затем осужден на 10 лет тюремного заключения.

На пресс-конференции, в ответ на советские обвинения в том, что Соединенные Штаты осуществляют шпионские действия, посылая свои самолеты в полеты над советской территорией, президент США Дуайт Эйзенхауэр посоветовал русским вспомнить дело Рудольфа Абеля.

Фотографии Абеля и материалы о нем снова появились в прессе. Газета «Нью-Йорк дейли ньюс» в своей редакционной статье первой предложила обменять Абеля на Пауэрса. Эту инициативу подхватили и другие американские газеты. Активизировала свои действия и советская разведка. Американцы прекрасно понимали, что кадровый разведчик-профессионал высокого класса Абель «стоит» гораздо больше, чем простой, хотя и опытный летчик Пауэрс, и надеялись совершить выгодную сделку. В результате переговоров была достигнута договоренность об обмене Абеля на трех американцев. Помимо летчика Пауэрса, советская сторона согласилась освободить американского студента из Йеля Фредерика Прайора, арестованного за шпионаж в Восточном Берлине в августе 1961 года, и молодого американца Марвина Макинена из Пенсильванского университета. Он находился в тюрьме в Киеве (Украина), отбывая 8-летний срок за шпионаж.

Обмен Абеля и Пауэрса было решено проводить 10 февраля 1962 года на мосту Глиникер-Брюкке. Ровно посередине моста, сооруженного над протокой между двумя озерами, проходила государственная граница между ГДР и Западным Берлином. Этот стальной темно-зеленый мост имел длину около ста метров, хорошо просматривались подходы к нему, что позволяло предусмотреть все меры предосторожности. В другом районе Берлина, у контрольно-пропускного пункта «Чарли», должны были освободить Фредерика Прайора.

Утром 10 февраля к мосту с одной стороны подошли американские автомашины, в одной из которых находился Абель. С другой — машины советских и восточногерманских представителей, которые привезли Пауэрса. Их сопровождал крытый фургон с радиостанцией. В нем на всякий случай укрывалась группа пограничников из ГДР.

Как только по рации поступил сигнал о том, что у КПП «Чарли» Прайор передан американцам, началась операция по главному обмену (Макинен был передан через месяц).

Официальные представители обеих сторон встретились на середине моста и завершили заранее обговоренную процедуру. Абель и Пауэрс были приглашены туда же. Офицеры подтвердили, что это именно те люди, которых они ждут.

После этого Абелю был вручен документ об освобождении, подписанный в Вашингтоне 31 января 1962 года президентом США Джоном Кеннеди и министром юстиции Робертом Кеннеди.

Вслед за этим Абель и Пауэрс прошли каждый на свою сторону границы.

Вернувшись в Москву, Фишер (Абель) был отправлен на лечение и отдых, затем продолжил работу в центральном аппарате внешней разведки. Принимал участие в подготовке молодых разведчиков-нелегалов. Скончался в 1971 году в возрасте 68 лет.

Вернувшись на родину, Пауэрс работал в одной из компаний летчиком-испытателем, а затем летал на вертолете телекомпании. В августе 1977 года он погиб при крушении пилотируемого им вертолета, когда возвращался со съемок тушения лесных пожаров в окрестностях Лос-Анджелеса.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат. Москва. В 8 томах — 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Шпионский мост: самые знаковые обмены разведчиками между СССР и Западом

СССР и США произвели обмен арестованных разведчиков Рудольфа Абеля и Гэри Пауэрса 57 лет назад на ставшем благодаря этому знаменитом берлинском мосту Глиникер-Брюкке. Об этом и о других значимых случаях обмена разведчиками между Советским Союзом и странами Запада рассказывает «ПолитРоссия».

Абель-Пауэрс

Советский военный разведчик, полковник Рудольф Иванович Абель (настоящие имя и фамилия Вильям Генрихович Фишер) работал на территории США с 1948 года. В его прямые обязанности входили сбор информации относительно возможности военного конфликта между СССР и Америкой, а также об экономическом положении и военном потенциале Штатов. Помимо этого Абель занимался налаживанием нелегальных каналов связи с Москвой.

Успешно проработав на протяжении девяти лет, разведчик был рассекречен 21 июня 1957 года. Именно тогда он впервые и назвался Рудольфом Абелем – такое имя носил друг и сослуживец Фишера. Разведчик держался до последнего, отрицая свою причастность к советской разведке, и отклонил несколько попыток американских спецслужб склонить его к сотрудничеству. Однако это не уберегло его от тюрьмы: 15 ноября 1957 года он был приговорен американским судом к 30 годам каторги в федеральной тюрьме в Атланте.

Как только Фишеру-Абелю был вынесен приговор, советская разведка начала разрабатывать планы по освобождению своего сотрудника. В частности для этого, под видом двоюродного брата Абеля, на территорию США был внедрен агент КГБ в восточном Берлине Юрий Дроздов, который сумел наладить переписку с адвокатом советского разведчика.Однако особого успеха это не принесло – американская сторона неохотно шла на диалог и откровенно отказывалась хоть как-то сотрудничать.

Возможно, Вильям Фишер так и провел бы остаток своих дней в тюрьме в Атланте, если бы в 1960 году не произошел один из самых громких провалов американских спецслужб.

1 мая того года в в районе Свердловска был сбит американский самолет-разведчик U-2, управляемый пилотом Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. Летчик вылетел с военной базы Пешавар в Пакистане, пересек территорию Афганистана, после чего оказался в небе над СССР. Конечной точкой маршрута американского пилота должна была стать авиабаза Буде в Норвегии, однако главное свое задание шпион должен был выполнить на территории СССР – в его задачу входила съемка советских военных объектов.

Изначально Пауэрс со своей задачей справлялся превосходно: он располагался на высоте, недоступной для советских истребителей, что несколько раз помогло шпиону избежать перехвата. Тем не менее его операция закончилась в районе деревни Поварня под Свердловском: самолет Пауэрса был сбит ракетой зенитного ракетного комплекса С-75 – это был первый случай применения данной ЗРК против авиации. После попадания снаряда в самолет пилот катапультировался и уже на земле был схвачен оперативниками. В итоге Пауэрс был арестован на 10 лет.

Естественно, этот инцидент спровоцировал крупный дипломатический скандал, заставивший американцев в срочном порядке искать слова для оправдания. Так, выступая на одной из пресс-конференций, президент США Дуайт Эйзенхауэр посоветовал русским вспомнить дело Рудольфа Абеля. И именно это заявление и стало толчком к переговорам об обмене.

После долгих дипломатических баталий Москве и Вашингтону удалось прийти к необходимым договоренностям. Помимо летчика Пауэрса, советская сторона согласилась освободить американского студента из Йеля Фредерика Прайора, арестованного за шпионаж в Восточном Берлине в августе 1961 года, и молодого американца Марвина Макинена из Пенсильванского университета, который отбывал свой срок за шпионаж в Киевской тюрьме.

Обмен был назначен на 10 февраля 1962 года, местом проведения был выбран мост Глиникер-Брюкке в Берлине. Такой выбор был сделан неслучайно: по окончании Второй Мировой войны и до объединения Германии посередине моста проходила граница между Западным Берлином и ГДР. Помимо этого подходы к мосту хорошо просматривались с обеих сторон, что позволяло предусмотреть все меры предосторожности.

Сам обмен прошел достаточно спокойно. Абель и Пауэрс вместе с представителями обеих сторон встретились на середине моста и, после того, как личности обоих разведчиков были подтверждены, каждый прошел на свою сторону границы. Также Фишеру был вручен документ об освобождении, подписанный в Вашингтоне 31 января 1962 года президентом США Джоном Кеннеди.

После обмена Вильям Фишер продолжил работать на советскую разведку. В частности он принимал участие в подготовке молодых разведчиков-нелегалов. 15 ноября 1971 года в возрасте 68 лет он скончался от рака легких.

Гэри Пауэрс, в отличие от своего советского коллеги, завязал со шпионской деятельностью. Спустя какое-то время он устроился пилотом вертолета в одну из американских телекомпаний. 1 августа 1977 года, возвращаясь со съемок тушения пожара в окрестностях Санта-Барбары, он погиб при крушении пилотируемого им вертолета.

Советский разведчик, покоривший британскую королеву

В 1954 году на территорию Канады нелегально прибыл кадровый советский разведчик Конон Тимофеевич Молодый. Уже на месте он получил документы на имя Гордона Лонсдейла, после чего переехал в США якобы для получения образования. К слову сказать, настоящий Лонсдейл действительно существовал и погиб при невыясненных обстоятельствах около 1943 года.

В марте 1955 года Молодый перебирается в Великобританию, где якобы собирается изучать китайский язык. На деле же задачей советского разведчика являлось внедрение в английские военные круги и последующий сбор информации о британских и американских военно-воздушных и военно-морских базах, а также об английских разработках в области эксплуатации ядерных реакторов на подводных лодках и создания бактериологического оружия.

Молодый взялся за дело, пожалуй, даже с большим энтузиазмом, чем требовалось. Будучи от природы очень умным и талантливым человеком, лже-Лонсдейл очень скоро становится одним из самых видных предпринимателей Великобритании, не заставил себя ждать и первый заработанный миллион. Молодый начинает вести светский образ жизни, все свое время проводит в поездках по стране, заводя нужные знакомства, о результатах которых он не забывает докладывать в Москву через специально налаженный канал связи.

Самой большой удачей Молодого стало знакомство со служащим британской военно-морской базы Гарри Хоутоном. Британец на протяжении нескольких лет передавал Лонсдейлу секретные документы, которые, как принято считать, позволили Советскому Союзу сэкономить несколько миллиардов долларов на разработке систем вооружения.

Впрочем, именно Хоутон и стал причиной провала советского разведчика – о его вербовке рассказал сотрудникам ЦРУ польский перебежчик Михал Голеневский. Молодый был арестован 7 января 1961 года, а незадолго до этого королева Великобритании пожаловала ему грамоту «за большие успехи в развитии предпринимательской деятельности на благо Соединенного Королевства».

Впрочем, уже через три года Молодый вернулся в СССР. Помогло ему в этом случившееся в 1962 году разоблачение полковника ГРУ ГШ ВС СССР Олега Пеньковского, который предложил свои услуги как раз британской разведке. В качестве канала связи Пеньковский использовал британского шпиона Гревилла Винна. Именно на последнего и было решено обменять Конона Молодого. Несмотря на то, что Винн попался на серьезном преступлении, сам по себе он являлся малозначимым агентом. Так что принято считать, что СССР выгодно выторговал для себя «Лонсдейла». Обмен разведчиками произошел 22 апреля 1964 года на всем том же мосту Глиникер-Брюкке. Именно после этого за ним окончательно закрепилась слава «шпионского моста».

Горе-предатель Юрий Логинов

В 1961 году молодой советский разведчик Юрий Логинов вылетел в Прагу, имея при себе два фальшивых паспорта США на имя Роджера Хайленда и Рональда Дина. Задача перед ним стояла крайне простая: под видом туриста провести две недели в Европе (в Италии и Швеции) и, не привлекая к себе внимания, вступить в контакт с другими агентами. В сущности, это был «вступительный экзамен в советскую разведку, который Логинов с треском провалил.

1 мая 1961 года разведчик прибыл во Флоренцию и остановился в одной из местных гостиниц. Сдав портье фальшивый паспорт, он отправился в город, но заметил двух полицейских, тщательно проверявших документы постояльцев. Логинов запаниковал и решил, что полицейские проверяют его фальшивый документ. Целый день прослонявшись по городу, он вернулся в отель, собрал свои вещи и улетел в Хельсинки, несмотря на то, что Финляндии не было в его маршруте. Там он, окончательно убедив себя в том, что оказался раскрыт,отправился в американское посольство и попросил политического убежища. В ответ на это к нему в кратчайшие сроки был выслан агент ЦРУ, без труда завербовавший Логинова. Новый агент американской разведки получил псевдоним «Густо».

После этого Логинов вернулся в Москву и рассказал обо всем, кроме контактов с американцами. Его действия были признаны обоснованными, в результате чего он продолжил работу и к 1966 году дослужился до звания майора. Проблема заключалась лишь в том, что за это время Логинов не предоставил американцам никаких ценных сведений.

Два сотрудника ЦРУ, проверявшие Логинова, заподозрили его в двойной игре. В этом они убедили и свое руководство, после чего Логинова просто «сдали» контрразведке ЮАР, где разведчик-нелегал находился с начала 1966 года. В итоге было решено обменять его на кого-нибудь из арестованных в СССР сотрудников ЦРУ. Обмен состоялся в июле 1969 года на все том же «шпионском мосту». В ходе передачи неожиданно для сотрудников ЦРУ советский агент стал сопротивляться, так что его пришлось буквально силой отдавать в руки КГБ. О том, что никакой двойной игры Логинов на самом деле не вел, в Америке узнали уже позже и пожалели о своих действиях.

Что же касается дальнейшей судьбы горе-предателя, то изначально в СССР его ожидал суд и суровое наказание за нарушение воинской присяги. Однако внезапно выяснилось, что, вступая в ряды разведки, Логинов не принимал присяги. Дело пришлось быстро замять: разведчика уволили из КГБ и отправили в Горький, где в одной из школ он начал работать преподавателем английского языка.

Самый крупный шпионский обмен в истории

Мариан Захарский являлся самым крупным польским разведчиком в истории советской Польши. Он жил в США с 1977 года, работал в станкостроительной фирме Polish American Machinery Company и сумел завербовать Холдена Белла, который заведовал радарным отделом в калифорнийской корпорации Hughes Aircraft. Благодаря этому Захарскому удалось раздобыть секретные документы, касающиеся истребителей F-15, противотанковых ракет TOW, ракет «воздух-воздух» модели Phoenix, зенитных комплексов Patriot и другого оружия.

Однако в 1981 году американские спецслужбы разоблачили сперва Белла, а затем и самого Захарского, которого приговорили к пожизненному заключению. Однако уже через четыре года он оказался на свободе.

Как именно проходили переговоры между СССР и США, до сих пор неизвестно. С уверенностью можно сказать лишь одно: в июне 1985 года по мосту Глиникер-Брюкке перешли в ГДР поляк Мариан Захарский, восточные немцы Альфред Зее и Алиса Михельсон и поляк Пеню Байчев Костадинов. В обратном же направлении последовали 25 граждан США, осужденных за шпионаж в Восточной Германии. И этот случай до сих пор остается самым массовым обменом шпионами между СССР и США в истории.

Последний обмен

На данный момент как минимум один из людей, переданных в свое время через «шпионский мост», все еще жив. Им является бывший советский правозащитник, ныне государственный деятель Израиля Натан (Анатолий) Щаранский. Однако он, в отличие от остальных героев, перешел через мост не в СССР, а на Запад.

15 марта 1977 года Щаранский был арестован по обвинению в измене Родине и антисоветской агитации. Обвинение утверждало, что Щаранский собрал и передал на Запад списки лиц, которым было отказано в выезде из СССР под предлогом сохранения государственной тайны. Все это он делал по заданию иностранных разведывательных служб.

На суде Щаранский отказался от услуг адвоката и защищал себя сам, однако это ему не помогло. Он был приговорен к лишению свободы сроком 13 лет с отбытием первых трех лет в тюрьме, а последующих – в колонии строгого режима.

Помог Щаранскому так называемый «ветер перемен»: в СССР началась перестройка и сама страна начала верно двигаться в сторону своего распада. В результате этого советские власти стали более сговорчивыми и согласились выдать Щаранского Западу. Он с вместе с двумя гражданами ФРГ и гражданином Чехословакии был обменян на мосту Глиникер-Брюкке на арестованных в США чехословацких агентов Карела Кехера и Хану Кехер, а также советского разведчика Евгения Землякова, польского разведчика Ежи Качмарека и разведчика ГДР Детлефа Шарфенорта, арестованных в ФРГ. Это произошло 11 февраля 1986 года. Таким образом, «шпионский мост» закончил свою 24-летнюю историю на благо советских и западных разведчиков.

Константин Липавский

Уничтожение U-2 под Свердловском

Инцидент с U-2


Lockheed U-2, идентичный сбитому

Общие сведения

Дата

1 мая 1960 года

Время

08:53 МСК

Причина

Сбит советскими ПВО (С-75)

Место

Косулино, Свердловская область (РСФСР, СССР)

Координаты

56°42′38″ с. ш. 60°58′39″ в. д.HGЯOL

Воздушное судно

Модель

Принадлежность

ЦРУ

Пункт вылета

Пешаварruen (Пакистан)

Пункт назначения

Будёruen (Норвегия)

Бортовой номер

56–6693

Экипаж

Выживших

Медиафайлы на Викискладе

Уничтоже́ние U-2 под Свердло́вском — один из эпизодов холодной войны, произошедший 1 мая 1960 года во время руководства первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета министров СССР Никиты Хрущёва и президента США Дуайта Эйзенхауэра. В ходе инцидента в воздушном пространстве СССР был сбит самолёт-разведчик Lockheed U-2.

Первоначально США пытались отрицать существование, задание и цели самолёта, однако после предъявления советским правительством остатков сбитого самолёта и захваченного лётчика Гари Пауэрса вынуждены были признать существование программы полётов самолётов-шпионов над СССР. Инцидент произошёл за две недели до запланированной встречи между Востоком и Западом в Париже и стал серьёзным ударом по репутации США. Он значительно осложнил отношения между СССР и США. Пилот Гари Пауэрс был осуждён за шпионаж и приговорён к десяти годам заключения, однако 10 февраля 1962 года был вместе с американским студентом-экономистом Фредериком Прайором (англ.) обменян на советского разведчика Рудольфа Абеля.

История полётов U-2 над СССР

В Женеве в 1955 году президент США Дуайт Эйзенхауэр на встрече с занимавшим тогда пост председателя Совета министров СССР Н. А. Булганиным предложил договориться о наблюдательных полетах над территорией США и СССР для предотвращения внезапной атаки. Фактически руководивший страной первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв отклонил это предложение. Концепция открытого неба была реализована только перед самым крахом СССР. В Советском Союзе не сразу сообщили об сбитом самолете. Первые сведения сообщили BBS

Отряд 10-10

Для фотосъемки секретных объектов на территории СССР с помощью самолетов U-2 был создан «Отряд 10-10». Официально подразделение называлось 2-й (временной) авиаэскадрильей метеоразведки WRS (P)-2 и, по легенде, было подчинено NASA. Самолёты именно этого авиаотряда постоянно выполняли разведывательные полёты над территорией СССР из Турции, Ирана и Афганистана. Полёты осуществлялись и над другими социалистическими странами. Приоритетной задачей был сбор сведений о расположенных на территории СССР радиолокационных станциях и позициях ПВО.

Полёты

Президент США Дуайт Эйзенхауэр изначально был против полётов U-2, справедливо полагая, что их раскрытие будет воспринято как акт агрессии и приведёт к ухудшению отношений и даже вооружённому конфликту с СССР. Однако уже в июле 1956 года президент дал разрешение на проведение пяти разведывательных полётов. 4 июля 1956 года был совершён первый полет над СССР на самолёте U-2. Он стартовал с американской авиабазы (англ.)русск. в Висбадене (ФРГ) и произвел полёт над Москвой, Ленинградом и Балтийским побережьем. Полёт прошёл удачно, самолёт не был обнаружен, а система ПВО не открыла огня. Мощная фототехника, установленная на U-2, позволяла получать снимки хорошего качества и большого разрешения. Полёты представляли собой глубокое вторжение в воздушное пространство СССР на высоте 19—21 км продолжительностью 2—4 часа. Они позволили получить невероятный объём разведывательной информации — определить многие элементы советской системы ПВО, алгоритмы её действия, аэродромы базирования истребителей-перехватчиков, позиции зенитной артиллерии, радиолокационных станций. Были отсняты другие важные оборонные объекты СССР, такие как базы Военно-морского флота. И, несмотря на опасения международного скандала, Эйзенхауэр не смог устоять перед соблазном получать разведывательные данные такого качества. U-2 выполняли полёты на высотах, недостижимых для истребителей того времени. Также считалось, что советские ракеты не могут достигать такой высоты.

Факт вторжения самолётов США в воздушное пространство СССР был зафиксирован советскими средствами ПВО. В ноте от 10 июля 1956 года правительство СССР охарактеризовало действия США как «преднамеренное действие определённых кругов США, рассчитанное на обострение отношений между Советским Союзом и Соединёнными Штатами Америки», и потребовало прекратить разведывательные полёты.

Однако в январе 1957 года полеты U-2 над СССР возобновились. Самолёты начали вторгаться глубже на территорию СССР, фотографируя территорию Казахстана и Сибири. Военных и ЦРУ интересовали позиции ПВО и полигоны Капустин Яр, а также обнаруженные ранее полигоны Сары-Шаган неподалёку от озера Балхаш и Торетам (Байконур). До полёта Пауэрса в 1960 году самолёты U-2 вторгались в воздушное пространство СССР не менее 20 раз.

Предполагается, что в ходе своего визита в США 10 июля 1957 года премьер-министр Пакистана Хусейн Сухраварди уведомил Эйзенхауэра о разрешении на создание в его стране секретного разведывательного подразделения, официальное соглашение о создании комплекса в Пешаваре было заключено 2 года спустя. База, расположенная в Бадабере (10 км от Пешавара), использовалась АНБ для радиоэлектронной разведки. Также пакистанская сторона одобрила использование ЦРУ аэропорта Пешавар для совершения полётов U-2 над Советским Союзом.

9 апреля 1960 года самолёт U-2 под управлением Боба Эриксона совершил пролёт над советской территорией, засняв множество сверхсекретных военных объектов — Семипалатинский ядерный полигон, авиабазу стратегических бомбардировщиков Ту-95, полигон зенитных ракетных войск близ Сары-Шагана, ракетный полигон Тюра-Там (космодром Байконур). По тревоге были подняты значительные средства ПВО, однако межведомственная неразбериха (Семипалатинский аэродром подчинялся другому ведомству) и неготовность к проведению таких операций не позволили атаковать самолёт-нарушитель.

Сложности полётов

По словам Пауэрса, разведывательные полёты были очень сложны для пилотов, как физически, так и психологически.

Опасность иногда представляли и сами объекты съёмки. Так, во время полёта 9 апреля 1957 года пилот Боб Эриксон прошёл над Семипалатинским полигоном и в прицельном устройстве увидел установленную на башню и готовую к подрыву ядерную бомбу.

Помимо всего этого, самолёт требовал от пилота значительных умственных и физических затрат на управление. В некоторых стратосферных режимах полёта разница между скоростью сваливания и превышением максимальной скорости составляла лишь 5—6 км/ч, что требовало постоянного внимания пилота, который при этом должен был вести фотосъёмку объектов на земле. Из-за особенностей конструкции, создававших проблемы при полёте на малых скоростях, посадку приходилось осуществлять при помощи коллег-пилотов, передававших данные о расстоянии до полосы и ориентации аппарата из следовавшего за самолётом автомобиля (в 50-х и 60-х это были обычные грузовики, с 90-х годов используются такие спорткары как Chevrolet Camaro и Pontiac GTO).

Перехват Пауэрса

План полёта U-2 в ходе операции «Grand Slam» 1 мая 1960 годаЧасть карты (окрестности Белого моря) с полётным заданием, найденная в сбитом самолёте

В рамках операции под кодовым названием Grand Slam в конце апреля 1960 года планировался полёт U-2 с пакистанской авиабазы Пешаварruen через Афганистан над советской территорией по маршруту Сталинабад — Аральское море — Челябинск — Свердловск — Киров — Архангельск — Северодвинск — Кандалакша — Мурманск с посадкой на норвежской авиабазе Будёruen. 28 апреля с турецкой авиабазы Инджирлик в Пешавар перелетел Lockheed U-2C заводской номер 358. Топливо для него было доставлено 27 апреля на C-124ruen ВВС США, а позже самолёт C-130 доставил наземную команду техников, основного пилота — Фрэнсиса Пауэрса и резервного — Боба Эриксона. Но 29 апреля экипаж узнал, что вылет откладывается на один день. Тогда Эриксон перегнал номер 358 обратно в Инджирлик, а пилот Джон Шинн пригнал U-2C с заводским номером 360. Однако 30 апреля вылет опять задержали на один день в связи с пасмурной погодой над советской территорией.

Наконец 1 мая погода над советской территорией улучшилась, в связи с чем ранним утром пилотируемый Пауэрсом U-2C с заводским номером 360 и бортовым 56-6693 без опознавательных знаков вылетел из Пешавара. Для самого лётчика это был уже 28-й полёт на самолётах U-2. Миновав Афганистан, в 05:35 МСК самолёт-разведчик пересёк границу воздушного пространства Советского Союза юго-восточней Кировабада (Таджикская ССР), находясь при этом на высоте 18—21 км и летя со скоростью 720—780 км/ч. Сделав снимки МБР на космодроме Байконур, лётчик также совершил пролёт Магнитогорска и Челябинска. Следующим пунктом маршрута был расположенный между Челябинском и Свердловском город Челябинск-40 (ныне Озёрск), где находится завод «Маяк», занимавшийся тогда производством оружейного плутония, который используется при изготовлении ядерного оружия. «Маяк» и стал последним объектом, над которым пролетел Пауэрс.

Повышенная боеготовность сил ПВО привела к почти немедленному обнаружению самолёта Пауэрса, однако перехватить его самолётами-перехватчиками и высотными истребителями не удалось из-за большой высоты полёта U-2.

Попытки перехватить Пауэрса продолжались несколько часов. На его перехват были подняты два высотных перехватчика. Один из них не имел вооружения (это был самолёт, который перегоняли с завода к месту службы), но лётчик, который был без высотно-компенсирующего костюма, имел приказ таранить Пауэрса. Однако выполнить перехват не получилось.

Огонь по Пауэрсу вёл дивизион в неполном составе, так как был праздник и по официальной версии шпиона «не ждали». Всего по его самолёту было выпущено семь ракет. В цель попала самая первая ракета, в результате самолёт развалился, однако на экранах локаторов многочисленные отметки были восприняты как поставленные самолётом-шпионом помехи, и соседний дивизион дал залп и по этим целям. В 08:53 МСК при пролёте близ села Косулино и в районе Верхне-Сысертского водохранилища U-2 был сбит ракетой ЗРК С-75 2-го дивизиона 57-й зенитной ракетной бригады расчётом под командованием майора Михаила Воронова. Позиция комплекса была определена ЦРУ в ходе визита в Свердловск вице-президента США Ричарда Никсона, однако аналитики управления посчитали, что его диапазон высот не превышает 18 км.

Взорвавшись позади самолёта, ракета осколками поразила хвостовое оперение и двигатель самолёта (либо, по некоторым данным, вызвала ударную волну, приведшую к перевороту и поломке крыльев U-2), после чего U-2 начал падать. Пауэрса зажало между приборной панелью и сиденьем, поэтому он не мог воспользоваться катапультой, не повредив ноги. Самостоятельно выбираясь из самолёта, он забыл отсоединить шланг кислородной маски и едва не погиб. На высоте 10 км Пауэрс открыл фонарь кабины, а на высоте около 5 км выпрыгнул с парашютом. Самолёт рухнул близ деревни Поварня. Сам лётчик приземлился на поле у Косулино, где и был задержан местными жителями. При задержании Пауэрс не сопротивлялся.

Но об этом на КП армии ПВО не знали. Командир 1-го дивизиона, находящегося в дальней зоне в посёлке Монетный, капитан Н. Шелудько через секунды также выполнил приказ обстрелять тремя ракетами отметки о цели, которые впоследствии оказались обломками. На экранах локаторов мелкие обломки самолёта сильно напоминали пассивные помехи, под прикрытием которых нарушитель мог уйти. Поэтому доклада о поражении цели не было около получаса.

В 4-м дивизионе 57-й бригады, которым командовал майор А. Шугаев, за цель приняли пару самолётов МиГ-19, вылетевших на перехват U-2, пилотировавшихся капитаном Борисом Айвазяном и старшим лейтенантом Сергеем Сафроновым. Одной из ракет самолёт Сергея Сафронова был сбит, лётчик погиб, хотя и катапультировался. Борис Айвазян сманеврировал, две ракеты прошли мимо и самоликвидировались.

Последующее расследование установило, что ответчик системы распознавания «свой-чужой» на самолёте Сафронова был включён, но сама система не была задействована наземными службами ПВО. Причиной гибели лётчика послужила плохая работа боевого расчёта главного командного пункта армии ПВО. Начальники родов и служб не сообщали о принятых решениях на главный командный пункт. ГКП, в свою очередь, не информировал об обстановке командиров частей и соединений. В 57-й ЗРБ не знали о нахождении истребителей в воздухе. Поэтому был сбит самолёт Сафронова с включённым ответчиком.

Сафронов был посмертно награждён орденом Красного Знамени. Указ о награждении стал первым указом, подписанным Леонидом Брежневым, ставшим 7 мая 1960 года Председателем Президиума Верховного Совета СССР.

Военные атташе иностранных государств на выставке останков сбитого самолёта в ЦПКиО в мае 1960.

Всего в ходе пресечения полета самолета-шпиона было выпущено 14 зенитных ракет.

Последствия инцидента

Политические

Официальной версией Госдепартамента США, озвученной 3 мая, было то, что самолёт U-2 1 мая производил исследование погоды, брал пробы воздуха в верхних слоях атмосферы в районе советско-турецкой границы, но из-за неисправности кислородного питания пилот потерял сознание, и самолёт сбился с курса и залетел на территорию СССР. Однако уже 7 мая Хрущёв выступил с речью, что пилот сбитого самолета-шпиона — жив, взят в плен и дает показания, предъявив документальные подтверждения, что самолёт попал на территорию СССР с разведывательной миссией. На пресс-конференции 11 мая Эйзенхауэр уже не смог уклониться от признания факта проведения шпионских полетов в воздушном пространстве СССР, ведущихся уже на протяжении нескольких лет.

С обвинительной речью выступал лично Генеральный прокурор СССР действительный государственный советник юстиции Роман Руденко.

Накануне полёта Пауэрса в Париже планировался саммит с участием руководителей СССР, США, Великобритании и Франции, первое за последние пять лет мероприятие на столь высоком уровне. На саммите планировалась встреча президента США Эйзенхауэра и генсека Хрущева, на которой планировалось обсудить вопросы статуса разделённой Германии, а также наметить диалог между западными странами и СССР по различным вопросам мирного сосуществования, включая возможность контроля над вооружениями, ограничения ядерных испытаний и ослабление напряженности между СССР и США. Внезапно возникший шпионский скандал, связанный с Паэурсом, не только провалил повестку саммита, но и усилил напряжённость между сверхдержавами. Саммит прошел всего за один день, в конце которого, 16 мая, и Хрущев, и Эйзенхауэр выступили с заявлениями касательно инцидента. Хрущёв в свойственной ему риторике обвинил США в вероломстве и потребовал от Эйзенхауэра принести публичные извинения за инцидент с самолетом U-2 и впредь прекратить полеты разведывательных самолётов над советской территорией. Эйзенхауэр в свою очередь, уже не отрицая того, что шпионские полёты имели место быть, принёс только сожаления о случившимся. Не видя встречных шагов от американской стороны, Хрущёв отменил приглашение советской стороны Эйзенхаэуру посетить СССР.

16 мая 1960 года накануне встречи Хрущёва и Эйзенхауэра в Париже американские вооруженные силы были приведены в повышенную боевую готовность (DEFCON 3). Противостояние сверхдержав ушло в очередной виток холодной войны.

Личные

Фрэнсис Пауэрс был задержан в СССР и предстал перед судом. Судебные слушания проходили 17—19 августа 1960 года в Колонном зале Дома Союзов.

Обвинительное заключение за подписью председателя КГБ Александра Шелепина квалифицировало действия Пауэрса по Статье 2 Закона СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления», предусматривавшей смертную казнь. Утвердивший обвинительное заключение и поддерживающий государственное обвинение в суде Генеральный прокурор СССР Роман Руденко запросил суд приговорить Пауэрса к пятнадцати годам лишения свободы.

Пауэрс сотрудничал со следствием и подробно отвечал на задаваемые ему в ходе судебного заседания вопросы. В последнем слове Пауэрс заявил:

Я обращаюсь к суду с просьбой судить меня не как врага, а как человека, который не является личным врагом русских людей, человека, который никогда ещё не представал перед судом ни по каким обвинениям и который глубоко осознал свою вину, сожалеет о ней и глубоко раскаивается.

Суд приговорил Пауэрса к лишению свободы на десять лет, с отбыванием первых трёх лет в тюрьме. Приговор был окончательным и обжалованию не подлежал.

После обмена на Абеля и Прайора и после возвращения в США Пауэрс был обвинён в нарушении служебных инструкций, однако военное дознание и расследование сенатского подкомитета по делам вооруженных сил сняли с него все обвинения. Пауэрс продолжил работу в военной авиации, но данных о его дальнейшем сотрудничестве с разведкой нет. В период с 1963 по 1970 год Пауэрс работал в Lockheed лётчиком-испытателем.

Посмертно награждён Медалью военнопленного, Крестом за выдающиеся лётные заслуги, Медалью за службу национальной обороне и Серебряной Звездой, третьей по значимости военной наградой США — за то, что «стойко отверг все попытки получить жизненно важную информацию об обороне или быть эксплуатируемым в целях пропаганды».

В культуре

В 1985 году об этих событиях был снят художественный фильм «Мы обвиняем».

Вербовка Пауэрса в ЦРУ, подготовка к полётам и уничтожение самолёта показаны в американском фильме 2015 года «Шпионский мост».

Дипломатической подоплеке инцидента с U-2 посвящен первый сезон российского сериала «Оптимисты» (2016).

> См. также

  • Авиационные происшествия в Свердловской области
  • Приземление самолёта-разведчика МиГ-17 в Италии (1962)
  • Договор по открытому небу

Примечания

Комметарии

  1. В начале 1950-х годов г. США и СССР начали развивать системы термоядерного оружия. Учитывая высокую опасность и разрушительную силу первого удара таким оружием, президент США Д. Эйзенхауер на женевской встрече в верхах в 1955 предложил концепцию «открытого неба». Проект предполагал разрешение взаимых инспекционных полетов как для США, так и для СССР. Советский лидер Н. С. Хрущев отверг предложение, что и побудило Эйзенхаура дать зелёный свет секретным полетам U-2 («Open Skies: Eisenhower’s Proposal of July 21, 1955»).
  2. Одним из объектов съемки первого полета U-2 стал секретный авиазавод в Филях (Москва), ныне часть НПО имени Хруничева.
  3. 7 октября 1959 г., то есть за несколько месяцев до инцидента с U-2, силы ПВО КНР, применив ЗРК «С-75 Двина» советского производства, сбили высотный самолет-разведчик RB 57D, предоставленный США Тайваню и пилотируемый тайваньским пилотом. Однако обстоятельства гибели разведчика остались неизвестными ЦРУ, поэтому программа полетов U-2 не была изменена.
  4. Фраза Grand Slam используется в нескольких значениях:
    «Большой шлем» — термин, используемый в различных видах спорта для обозначения победы в четырёх крупнейших турнирах. В данном случае у Пауэрса были четыре крупные цели для фотографирования;
    «Все обнаруженные самолёты сбиты» — кодовая фраза, традиционно применяемая в ВВС и палубной авиации ВМС США.
  1. Walsh, Kenneth T.. Presidential Lies and Deceptions, US News and World Report (6 June 2008).
  2. Powers is Freed by Soviet in an Exchange for Abel; U-2 Pilot on Way to U.S. Дата обращения 12 января 2013. Архивировано 14 января 2013 года.
  3. 1 2 3 4 5 Orlov, Alexander The U-2 Program: A Russian Officer Remembers. Архивировано 13 июля 2006 года.
  4. 1 2 3 4 Семён Федосеев, Владимир Щербаков. Невыполненная миссия U-2. Вокруг света (28 апреля 2010). Дата обращения 24 ноября 2013.
  5. The United States and Pakistan, 1947-2000: Disenchanted Allies — Dennis Kux — Google Книги
  6. The United States and Pakistan, 1947-2000: Disenchanted Allies — Dennis Kux — Google Книги
  7. Document 291 — Foreign Relations of the United States, 1958—1960, South and Southeast Asia, Volume XV — Historical Documents — Office of the Historian
  8. Докучаев, Анатолий Воздушная баталия над Уралом. История. Независимая газета — ng.ru (17 мая 2002). Дата обращения 12 января 2014.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Семен Федосеев; Владимир Щербаков. Не выполненная миссия U2. журнал «Вокруг света», № 5, 2010 (28 апреля 2010). Дата обращения 10 декабря 2013.
  10. Lockheed U-2. Большая авиационная энциклопедия.. Уголок неба. Airwar.ru (2012). Дата обращения 14 января 2014.
  11. New Camaros tear down runway to help U-2 spy planes land. LA Times.
  12. Dictionary of Military and Associated Terms. — Washington, D.C.: Joint Chiefs of Staff, 1987. — P. 157. — 399 p.
  13. http://www.fas.org/irp/nro/declass.pdf
  14. 1 2 3 4 5 6 Суд над Гарри Пауэрсом.
  15. Анатолий Докучаев. Погоня за U-2. Большая авиационная энциклопедия.. Уголок неба. Airwar.ru (2004). Дата обращения 12 января 2014.
  16. A Spy’s Ill-Fated Flight From Pakistan. The Wall Street Journal.
  17. 1 2 Воздушная баталия над Уралом
  18. «Боже, похоже, что все кончено»: как сбили Пауэрса. Газета.ru (1 мая 2018). Дата обращения 10 октября 2019.
  19. Семен Федосеев; Владимир Щербаков. Подарок к первомаю. Рубрика «Арсенал». Журнал «Вокруг света» № 5, 2010 (май 2010). Дата обращения 13 января 2014.
  20. 1960: East-West summit in tatters after spy plane row, BBC News (17 May 1960). Дата обращения 22 мая 2013.
  21. Loss of Spy Plane Sabotaged 1960 Summit. Дата обращения 22 мая 2013.
  22. Как сбили американский самолет U-2, пилотируемый Фрэнсисом Пауэрсом. РИА (1 мая 2015). Дата обращения 9 октября 2019.
  23. 1 2 50-я годовщина крушения самолета Фрэнсиса Гэри Пауэрса в СССР, продолжение темы. Радио Свобода (28 апреля 2010). Дата обращения 10 октября 2019.
  24. Sean M. Lynn-Jones, Steven E. Miller, Stephen Van Evera. Nuclear Diplomacy and Crisis Management: An International Security Reader, p. 162—163.
  25. Судебный процесс по уголовному делу американского летчика-шпиона Френсиса Гарри Пауэрса 17-19 августа 1960 г.. Обвинительное заключение. Хронос hrono.ru (Госполитиздат. Москва, 1960). Дата обращения 13 января 2014.
  26. s:Закон СССР от 25.12.1958 Об уголовной ответственности за государственные преступления
  27. Судебный процесс по уголовному делу американского летчика-шпиона Френсиса Гарри Пауэрса 17-19 августа 1960 г.. Обвинительная речь. Хронос hrono.ru (Госполитиздат. Москва, 1960). Дата обращения 13 января 2014.
  28. Суд над Гарри Пауэрсом.
  29. Суд над Гарри Пауэрсом.
  30. U-2 Pilot Gary Powers Receives Silver Star

> Литература

  • Wise, David ; Ross, Thomas B. The U-2 Affair. — London: The Cresset Press, 1963. — 276 p.

Ссылки

В родственных проектах

  • Тексты в Викитеке
  • Медиафайлы на Викискладе
  • Уничтожение U-2 под Свердловском на сайте Министерства обороны России
  • Как сбили Пауэрса. Дата обращения 23 ноября 2013.

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

LCCN: sh85139224

  • ← 1959
  • Авиационные происшествия и инциденты 1960 года
  • 1961 →

  • Рейс 2511 National Airlines (6 января)
  • Рейс 020 Capital Airlines (18 января)
  • Рейс 871 SAS (19 января)
  • Рейс 671 Avianca (21 января)
  • Рейс 315 Аэрофлота (26 февраля)
  • Рейс 710 Northwest Airlines (17 марта)
  • Катастрофа в Свердловске (27 апреля)
  • Инцидент с U-2 (1 мая)
  • Рейс 207 Аэрофлота (10 июня)
  • Рейс 538 Trans Australia Airlines (10 июня)
  • Рейс 201 Pacific Northern Airlines (14 июня)
  • Катастрофа в заливе Гуанабара (24 июня
  • Катастрофа в Эресунне (16 июля)
  • Рейс 613 Аэрофлота (20 июля)
  • Рейс 414 Аэрофлота (21 июля)
  • Рейс 036 Аэрофлота (17 августа)
  • Рейс 343 Air France (29 августа)
  • Рейс 361 American Airlines (14 сентября)
  • Рейс 830/18 World Airways (19 сентября)
  • Рейс 901 Austrian Airlines (26 сентября)
  • Рейс 375 Eastern Air Lines (4 октября)
  • Рейс 005 Аэрофлота (20 октября)
  • Катастрофа в Толедо (29 октября)
  • Рейс 534 Аэрофлота (30 октября)
  • Катастрофа под Семипалатинском (10 декабря)
  • Столкновение над Нью-Йорком (16 декабря)
  • Рейс 291 USAF (17 декабря)
  • Катастрофа в Ульяновске (26 декабря)

  • курсивом отмечены катастрофы с 50 и более погибшими
  • выделена крупнейшая катастрофа года

Как сбили американский самолет U-2, пилотируемый Фрэнсисом Пауэрсом

Ситуация изменилась 1 мая 1960 года. Рано утром в этот праздничный для советских граждан день самолет-разведчик U-2 под управлением старшего лейтенанта ВВС США Френсиса Пауэрса вылетел с базы Пешавар (Пакистан) в сторону границы СССР с очередным разведывательным заданием — операция «Оверфлайт» (Overflight — «Перелет»), целью которой была фотосъёмка военных и промышленных объектов и запись сигналов советских радиолокационных станций.

Маршрут полета пролегал через территорию Афганистана, значительную часть территории СССР — Аральское море, Свердловск, Киров и Плесецк — и завершался на авиабазе Будё в Норвегии.

Чтобы не выдать себя, пилоту строжайше запретили поддерживать радиосвязь и с аэродромом в Пешаваре, и с американской базой в Инджирлике (Турция). Пауэрс пересек советскую границу в 5.36 по московскому времени юго-восточнее города Пянджа (с 1963 года — Кировабад, Таджикистан) и с этого момента постоянно сопровождался радиолокационными станциями (РЛС) войск противовоздушной обороны (ПВО) СССР. Но раз за разом попытки перехватить U-2 заканчивались неудачей. Пауэрс уже миновал Тюратам (полигон Байконур, Казахстан), прошел вдоль Аральского моря, оставил позади Магнитогорск и Челябинск, почти подошел к Свердловску, а ПВО не могло с ним ничего сделать — самолетам не хватало высоты, а зенитные ракеты наземного базирования почти нигде еще не стояли.

Когда Пауэрс приблизился к Свердловску, с находящегося неподалеку аэродрома Кольцово был поднят случайно оказавшийся там высотный истребитель-перехватчик Су-9, у которого практический потолок до 20 километров. Но у самолета отсутствовало вооружение, так как его перегоняли с завода к месту службы, а летчик был без высотно-компенсирующего костюма. Поэтому пилоту было приказано уничтожить американский самолет-разведчик тараном. Однако из-за ошибок оператора наведения и отказа бортовой радиолокационной станции таран не состоялся. Летчик смог сделать только одну попытку из-за нехватки топлива, так как на такую высоту Су-9 мог подняться только на полном форсаже.

После неудачной попытки тарана с аэродрома под Свердловском были подняты на перехват два МиГ-19 под управлением капитана Бориса Айвазяна и старшего лейтенанта Сергея Сафронова. Американский самолет-шпион уже пробыл в воздушном пространстве Советского Союза больше трех часов, зайдя на глубину 2,1 тысячи километров от границы. Он сфотографировал закрытый «атомный» город Челябинск-40. На расстоянии 30 километров к юго-востоку от Свердловска Пауэрс изменил курс, повернув на 90 градусов. Его следующей целью был Плесецк.

В это время U-2 вошел в зону действия ракетного дивизиона, на вооружении которого стояли зенитные ракетные комплексы С-75, принятые на вооружение в конце 1950-х годов и способные поражать цели на высоте более 25 километров.

В 8.53 первая выпущенная ракета ЗРК С-75 подошла к U-2 сзади, но радио-взрыватель сработал преждевременно. Взрыв оторвал хвостовую часть самолета, и машина, клюнув носом, стала падать. Пилот Пауэрс не стал использовать катапультное кресло.

Позже он утверждал, что в нем находилось взрывное устройство, которое должно было сработать при катапультировании, чтобы самолет не попал в руки противника. Пауэрс, дождавшись высоты, когда можно было дышать без кислородного прибора, выбрался из разваливающегося на части самолета и выпрыгнул с парашютом.

После того, как U-2 рассыпался в воздухе, оператор РЛС принял отвалившиеся обломки за выпущенные противником радиолокационные помехи. В горячке боя никто не мог понять, попала ракета в цель или у нее сработал самоликвидатор, уничтожен нарушитель или нет, и сколько вообще целей в воздухе. Потому было решено работать по U-2 дальше, и соседний дивизион ЗРК С-75 дал залп по цели. Одна из ракет второго залпа едва не поразила Су-9.

Под этот же ракетный залп попали два истребителя МиГ-19, преследовавшие нарушителя. Машину Сергея Сафронова сбили, летчик погиб, а его напарнику, успевшему заметить идущую к его самолету ракету, в пикировании удалось выйти из-под удара.

Пауэрс приземлился недалеко от уральской деревушки, где его и взяли в плен местные жители. Позже летчика доставили вертолетом на аэродром под Свердловском, а затем отправили в Москву.

Обломки U-2 были разбросаны на огромной площади, но почти все собраны — в том числе найдены относительно хорошо сохранившиеся передняя часть фюзеляжа с центропланом и кабиной летчика с оборудованием, турбореактивный двигатель и хвостовая часть фюзеляжа с килем. Почти на всех узлах и агрегатах стояла маркировка американских фирм, а разведаппаратура, блок подрыва самолета и личное оружие пилота неопровержимо свидетельствовали о военном предназначении самолета. Позднее в московском Парке культуры и отдыха имени Горького была организована выставка трофеев.

После распространения информации об уничтожении U-2 американцы, думая, что никаких улик не сохранилось, вообще отрицали сам факт преднамеренного нарушения границы. Затем было заявлено, что пилот заблудился. Но советская сторона опровергла это заявление, предоставив доказательства в виде обломков самолета и показаний самого пилота.

Американской администрации пришлось признать, что ее разведывательные самолеты продолжают облетать на большой высоте советскую территорию для мониторинга военных приготовлений (раньше Вашингтон это отрицал). В результате не состоялся саммит в Париже (Франция), на котором планировалось обсудить ситуацию в разделенной Германии, возможность контроля над вооружениями, запрещения ядерных испытаний и ослабление напряженности между СССР и США. Был отменен намеченный на июнь 1960 года визит президента США Дуайта Эйзенхауэра в Москву.

Военнослужащие, отличившиеся в операции по уничтожению самолета-шпиона, были награждены. Ордена и медали получил 21 человек, ордена Красного Знамени были удостоены старший лейтенант Сергей Сафронов и командиры зенитных ракетных дивизионов.

Военная коллегия Верховного суда СССР в августе 1960 года приговорила Пауэрса к десяти годам лишения свободы с отбыванием первых трех лет в тюрьме по статье «шпионаж», но в заключении американский летчик провел всего 108 дней. В феврале 1962 года в Берлине Пауэрса обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля (настоящее имя — Вильям Фишер) — согласно достигнутой правительствами СССР и США договоренности.

После возвращения в США пилота подвергли тщательному допросу в следственной комиссии, проверке на детекторе лжи. Он был полностью реабилитирован. В октябре 1962 года Пауэрс закончил свою карьеру в Центральном разведывательном управлении и перешел на работу в фирму Lockheed, где проводил летные испытания U-2. В 1970 году после того, как он написал книгу воспоминаний «Операция «Оверфлайт», вызвавшую неудовольствие многих руководителей разведки США, летчика уволили. После этого он начал летать на вертолете, сначала в качестве «зеленого патруля», а затем в агентстве радиотелевизионных новостей в Лос-Анджелесе. В августе 1977 года он погиб при крушении пилотируемого им вертолета, когда возвращался со съемок тушения пожара в Санта-Барбаре.

В 2011 году ВВС США посмертно наградили Фрэнсиса Пауэрса Серебряной звездой за «мужество, проявленное им во время жестоких допросов советскими следователями» и несгибаемость перед лицом «обманов, интриг, оскорблений и угрозы смерти». С прошением о рассмотрении возможности награждения Пауэрса в ВВС обратился сын летчика, основатель музея «холодной войны» в штате Виргиния (США).

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Скандал века: как советские средства ПВО сбили американский «самолёт-невидимку»

Жизнь Пауэрса до знаменитого скандала была практически ничем не примечательна. Он родился в 1929 году в семье шахтёра, и армия стала для него социальным лифтом. Отец Пауэрса мечтал, что сын получит медицинское образование и станет врачом. По мнению Пауэрса-старшего, только это могло спасти его единственного сына (всего в семье было шесть детей) от прозябания в шахтёрском захолустье.

Однако у Фрэнсиса были другие планы, и после окончания колледжа он завербовался в ВВС. Это произошло в начале 50-х годов. В тот момент в активной фазе находилась корейская война, где американские пилоты играли весьма активную роль. Пауэрс должен был быть отправлен на фронт, но его спасла болезнь. Незадолго до переброски его подразделения в Корею у него случился приступ аппендицита, и на войну он так и не попал.

Пауэрс прослужил четыре года обычным пилотом истребительной эскадрильи, летая на F-84 Thunderjet — одном из первых американских реактивных истребителей. В начале 1956 года Пауэрсу поступило предложение, от которого он не смог отказаться. Ему предложили поработать на ЦРУ, выполняя разведывательные полёты на новейшем высотном самолёте-разведчике U-2. Этот самолёт едва начал производиться, а ЦРУ уже развернуло подготовку пилотов для него.

U-2 был уникален для своего времени. Главным его преимуществом была высотность. Рабочая высота самолёта составляла 21 тысячу метров. На этих высотах самолёт был практически недосягаем для стандартных перехватчиков и, как предполагалось, даже системам ПВО будет достаточно трудно поразить его с земли. Ещё одним бонусом самолёта была уникальная фотокамера, которая способна была делать снимки с рабочей высоты в очень высоком разрешении.

Пауэрс недолго думал над предложением и сразу же согласился. Он всего несколько месяцев назад женился, так что прибавка к зарплате была ему весьма кстати. Оклад пилота U-2 был в три с половиной раза выше стандартного оклада лётчика-истребителя.

Правда, и спрос с пилотов этого самолёта был совсем другой. Поскольку технологии считались сверхсекретными, необходимо было исключить их попадание в руки противника. При катапультировании срабатывала система самоуничтожения, чтобы захваченный самолёт невозможно было восстановить. Кроме того, каждый пилот вылетал на задание, имея при себе булавку, отравленную специальным токсином. Она была прикреплена к серебряному доллару. Если пилот понимал, что попадание в руки противника неизбежно и он не сможет сохранить тайну на допросах, ему следовало покончить с собой, чтобы исключить возможность выдачи каких-либо сведений о самолёте и применённых в нём технологий.

К тому же самолёт был исключительно сложен в пилотировании, а многочасовые разведывательные полёты в условиях тотального радиомолчания и плохой управляемости самолёта были серьёзным стрессом даже для самых подготовленных пилотов.

В первую очередь U-2 был предназначен для разведывательных полётов над территорией Советского Союза. Как правило, пилоты стартовали с базы Инджирлик в Турции, облетали территорию СССР и возвращались на одну из европейских авиабаз.

Поначалу президент Эйзенхауэр с опаской отнёсся к идее регулярных полётов над советской территорией из-за того, что вероятность инцидентов, которые приведут к международному скандалу и обострению обстановки, была достаточно высокой. Однако первый пробный полёт самолёта над СССР оправдал ожидания. Самолёт провёл глубокую разведку и даже был обнаружен советскими средствами ПВО. Но никаких попыток помешать ему не предпринималось, СССР ограничился только нотой протеста.

Это убедило американцев в том, что U-2 будет неуязвим на советской территории, поскольку его просто нечем сбить. Ни один советский самолёт не способен достичь такой высоты, а зенитно-ракетные системы также не обладали на тот момент необходимыми характеристиками. Максимальная высота поражения комплекса С-25, стоявшего на вооружении в момент начала полётов американцев, не превышала 15 тысяч метров. После первого удачного полёта американцы стали летать так часто, словно они летали у себя дома.

Пауэрс стал одним из первых пилотов, привлечённых к программе, и регулярно летал на U-2 с лета 1956 года. К 1960 году он уже считался одним из опытнейших пилотов в своей области.

Первомайский полёт

Изначально Пауэрс должен был отправиться в полёт 28 апреля. Планировалось, что утром он взлетит с пакистанской базы Пешавар, пролетит над Байконуром, Челябинском-40 (где располагался комбинат «Маяк»), затем через Плесецк, Архангельск и Мурманск уйдёт в Норвегию, где и приземлится на местной авиабазе. Однако из-за плохих погодных условий полёт был отложен на день, затем ещё на один день. И только 1 мая погодные условия наконец позволили совершить вылет.

Утром американский самолёт вошёл в советское воздушное пространство. Сразу же после обнаружения U-2 на его перехват отправили два истребителя МиГ-19. Стоит отметить, что у перехватчиков было мало шансов его догнать из-за ограниченного потолка, который не превышал 18 тысяч метров. Самолётами управляли пилоты Айвазян и Сафронов (летевшие в паре). Также на перехват американца подняли новейший высотный перехватчик Су-9, едва поступивший на вооружение.

Это был самый высотный из советских самолётов, его потолок достигал 20 тысяч метров. Но и он имел немного шансов поразить цель. Управлявший им пилот Ментюков летел без боекомплекта (самолёт оказался там случайно, пилот перегонял его с завода в часть в Барановичах). То есть ему было нечем сбивать нарушителя. Поэтому ему приказали любым способом, вплоть до тарана, помешать самолёту-нарушителю. Проблема заключалась в том, что пилот не имел даже высотно-компенсационного костюма. Что означало его неминуемую смерть при таране или попытке катапультирования. Впрочем, Ментюков в любом случае не сумел протаранить Пауэрса и благополучно вернулся на базу.

Вслед за перехватчиками в дело вступили силы ПВО. Пауэрс мог чувствовать себя неуязвимым, но он ошибался. В СССР на вооружение уже поступили новые зенитно-ракетные комплексы С-75, обладавшие необходимой высотой поражения, чтобы уничтожить даже такую сложную и недосягаемую цель, как U-2.

Однако из-за рассогласованности действий дело приняло трагический оборот. Пауэрса вели сразу несколько дивизионов ПВО, которые в конечном счёте и обстреляли его. Первому дивизиону удалось поразить цель. Другой стрелял по отвалившимся от самолёта в результате взрыва ракеты обломкам, приняв их за цели. А третий совершил грубейшую ошибку. По какой-то причине не сработал датчик распознавания целей «свой-чужой» (по одной версии, вмешался человеческий фактор, по другой — в системе распознавания была какая-то неисправность). Кроме того, командир дивизиона майор Шугаев не знал о том, что в воздух подняли советские перехватчики, и о том, что цель к тому моменту уже была уничтожена. Поэтому, увидев на радаре две цели, он скомандовал открыть по ним огонь, даже не подозревая, что бьёт по двум советским МиГам, не ожидающим подвоха.

Целями этого дивизиона стали летевшие в паре Айвазян и Сафронов. Каким-то чудом первому из них удалось уйти от поражения, совершив резкий манёвр. А вот самолёт Сафронова был уничтожен. Разумеется, в советское время об этом трагическом инциденте не сообщали, а погибшего пилота посмертно наградили орденом Красного знамени, не раскрывая обстоятельств его гибели.

Одной из ракет, выпущенной дивизионом под командованием майора Воронова, удалось поразить самолёт-разведчик. Ракета взорвалась позади самолёта и оторвала его хвостовую часть. Самолёт сразу же потерял управление и начал стремительно падать. Пауэрс передумал заканчивать жизнь самоубийством и решил спастись из самолёта. По какой-то причине механизм самоуничтожения так и не сработал. По одной версии, Пауэрс сознательно его не активировал из-за угрозы своей жизни; по другой, механизм дал сбой из-за серьёзных повреждений самолёта. Сбитый пилот приземлился на поле возле небольшой деревни Поварня, в нескольких десятках километров от Свердловска. Полёт Пауэрса над советской территорией продлился более трёх часов.

Согласно официальной советской версии, Пауэрс был задержан советскими работниками, видевшими его приземление, прямо в поле. Сопротивления он не оказывал. С собой у лётчика имелась крупная сумма денег (в рублях), карты, рыболовные крючки, компас, спички, лекарства и несколько золотых колец. Всё это было необходимо для выживания в дикой природе и подкупа местных граждан ради оказания ему помощи.

Скандал

На допросах Пауэрс отвечал крайне осторожно и взвешенно, утверждая, что сбился с курса при выполнении метеорологических исследований (метеоисследования были основным прикрытием программы разведывательных полётов на U-2). Однако никаких откровений от Пауэрса и не требовалось. Обломки самолёта быстро были найдены, нашли и уникальную фотокамеру самолёта и даже часть фотоплёнок с запечатлёнными на них сверхсекретными советскими объектами.

Вскоре после исчезновения самолёта американцы объявили, что ими потерян гражданский самолёт, выполнявший задание метеослужб в районе турецкой границы. СССР несколько дней молчал, не делая никаких громких заявлений. Наконец 5 мая Никита Хрущёв, выступая в Верховном Совете, сделал сенсационное заявление. Американский самолёт-разведчик был сбит над территорией СССР, пилот пленён и даёт признательные показания.

США признали потерю самолёта, однако категорически настаивали на том, что самолёт был гражданским и по заданию метеорологических служб собирал пробы воздуха в верхних слоях атмосферы неподалёку от советско-турецкой границы. США признавали, что пилот действительно мог нарушить границу, но он не имел приказа на это. Если он и вторгся в пределы советского пространства, то по ошибке или из-за стечения обстоятельств. Например, из-за проблем с герметичностью кабины он мог на время потерять сознание и неосознанно залететь на советскую территорию.

Однако 7 мая Хрущёв выступил с новыми обвинениями в Верховном Совете, рассказав об обнаружении обломков самолёта, буквально напичканного разного рода шпионским оборудованием. После того как американцы осознали, что самолёт не был уничтожен и его аппаратура действительно попала в руки советской стороны, они больше не стали уклоняться и признали, что самолёт действительно мог совершать разведывательный полёт, однако теперь они уверяли, что официальный Вашингтон не давал разрешения на проведение конкретно этого шпионского полёта.

Однако 9 мая по линии Госдепа всё же было подтверждено, что разведывательная программа в отношении СССР действительно существует и продиктована соображениями государственной безопасности. 11 мая в Москве была организована пресс-конференция, на которую пригласили журналистов всех ведущих мировых изданий. На ней журналистам подробно продемонстрировали шпионскую аппаратуру сбитого самолёта, после чего никаких сомнений в правдивости советских заявлений не могло быть даже у последнего скептика. В тот же день президент Эйзенхауэр подтвердил наличие разведывательной программы по Советскому Союзу.

Конечно, во всём мире люди понимали, что разведывательная деятельность была, есть и будет всегда. Но далеко не каждый раз кому-то удаётся поймать противника с поличным и дать ему такой ощутимый щелчок по носу. Так что произошёл редчайший в истории случай, когда одна сторона всё же созналась в подобных вещах.

Скандал с Пауэрсом привёл к тому, что четырёхсторонний саммит в Париже, на котором стороны планировали обсудить дальнейшее сокращение вооружений, был сорван. Кроме того, полёт Пауэрса привёл к конфликту Пакистана и США. Пакистанцы обвинили американцев во лжи, поскольку те не предупреждали их о намерении использовать базу в этой стране для ведения шпионской деятельности.

Суд

Но впереди был суд над американским лётчиком. И это был ещё один удобный случай продемонстрировать гуманность советской системы. Во-первых, с Пауэрсом обращались подчёркнуто аккуратно и вежливо. Даже намёков на угрозы или применение насилия не позволялось. Даже спустя многие годы родственники Пауэрса признавали, что обращались с ним хорошо и за исключением содержания в одиночной камере никаких отрицательных моментов не было.

Во-вторых, Хрущёв лично отправил телеграмму отцу задержанного лётчика, пообещав оказать всё возможное содействие, если он пожелает приехать в СССР на процесс над сыном. Учитывая реалии холодной войны, это был достаточно необычный ход. Более того, Хрущёв не соврал и действительно исполнил своё обещание. Пауэрсу-старшему позволили приехать в СССР и присутствовать на суде, который, к слову, был открытым. Что тоже было очень большой редкостью по тем временам.

В августе 1960 года в Колонном зале Дома союзов начался открытый судебный процесс над Пауэрсом. Помимо отца обвиняемого на процесс приехала и его мать. Обвинителем на процессе был сам генеральный прокурор Роман Руденко, выступавший представителем обвинения от СССР ещё на нюрнбергском трибунале.

Процесс над Пауэрсом фактически превратился в процесс над «американской военщиной» и «империалистами». Сам Пауэрс интересовал обвинение едва ли не в последнюю очередь. К тому же важно было продемонстрировать гуманность социалистической системы в сравнении с недавним американским судом над советским агентом Рудольфом Абелем. Поэтому и наказание, учитывая тяжесть обвинения, запросили весьма мягкое — 15 лет лишения свободы. В итоге суд приговорил его к десяти годам заключения с отбыванием первых трёх лет в тюрьме, а затем в ИТЛ. Для сравнения, тремя годами раньше американский суд приговорил Абеля к 30 годам лишения свободы.

При этом было вполне очевидно, что долго держать его у себя никто не планирует и при первом удобном случае его обменяют.

Возвращение

Пауэрс провёл в знаменитом Владимирском централе полтора года. В феврале 1962 года он был вывезен в Берлин. Там его обменяли на Рудольфа Абеля на Глиникском мосту, который позднее стал известен как «шпионский мост», поскольку там и в дальнейшем неоднократно происходили подобные обмены.

После возвращения в США у Пауэрса поначалу возникли неприятности. Он попал под расследование и даже вынужден был давать показания в Сенате. Американцев интересовали обстоятельства потери самолёта, поскольку они считали, что СССР не располагал зенитно-ракетными комплексами, способными сбивать цели на высоте свыше 20 тысяч метров. Поэтому они подозревали, что Пауэрс по какой-то причине сам снизился до высоты, на которой стал доступен для советских средств ПВО. Также американцев интересовало, каким образом шпионская аппаратура в итоге оказалась в руках советской стороны, а не была уничтожена.

Тем не менее в конце концов в действиях Пауэрса не нашли никакой вины и даже поблагодарили его за достойное поведение в СССР и за то, что он не сообщил никаких секретных сведений на допросах (хотя и рассказал о своей работе на ЦРУ). Но на этом карьера Пауэрса была закончена. Он больше не совершал подобных полётов и работал простым лётчиком-испытателем в компании Lockheed Martin. Через несколько лет он написал мемуары о своём знаменитом полёте и пребывании в СССР.

Позднее Пауэрс переучился на пилота вертолёта и работал в одной из телекомпаний. В 1977 году он погиб в авиакатастрофе, вылетев на съёмки пожара в одном из калифорнийских городов. После окончания холодной войны о Пауэрсе неожиданно вспомнили в США и стали посмертно прославлять его как героя. В 2000 и 2012 годах Пауэрс был посмертно награждён Крестом лётных заслуг, Медалью военнопленного и престижной Серебряной звездой. Награды получили потомки сбитого под Свердловском лётчика.

58 лет назад войска СССР сбили под Свердловском самолет-шпион США

В марте 1946 года британский государственный деятель Уинстон Черчилль произнес свою знаменитую Фултонскую речь, в которой он высказал опасения насчет растущего контроля со стороны СССР в европейских государствах и открыто назвал Советский Союз причиной международных трудностей. Вместе с тем Черчилль подчеркнул, что «Соединенные Штаты находятся на вершине мировой силы».

Реклама

Опасность коммунизма, по словам Черчилля, росла везде, «за исключением Британского содружества и Соединенных Штатов, где коммунизм еще в младенчестве».

Также он сказал, что «в большом числе стран, далеких от границ России, во всем мире созданы коммунистические «пятые колонны», которые работают в полном единстве и абсолютном послушании в выполнении директив, получаемых из коммунистического центра».

Речь Черчилля стала условной точкой отсчета «холодной войны» между СССР и США.

С приходом к власти в СССР Никиты Хрущева в отношениях между странами наметилось определенное потепление. Однако последующие события не только не улучшили обстановку, но и едва не привели к ядерной войне. Одним из таких событий стало уничтожение советскими войсками американского самолета-разведчика Lockheed U-2 под Свердловском.

Самолеты U-2 занимались фотосъемкой секретных объектов на территории СССР. Полеты осуществлялись и над другими социалистическими странами. Основной задачей был сбор сведений о расположенных на территории СССР радиолокационных станциях и позициях ПВО.

Полеты начались в 1956 году. Вскоре советские средства ПВО обнаружили вторжение американских самолетов в воздушное пространство СССР. Советское правительство потребовало от США прекратить разведывательные полеты, но уже в 1957 году они снова возобновились.

30-летний Фрэнсис Гэри Пауэрс входил в группу летчиков, отобранных ЦРУ для выполнения полетов. С 1956 года он систематически совершал на самолете U-2 разведывательные полеты вдоль границ Советского Союза с Турцией, Ираном и Афганистаном.

1 мая 1960 года он выполнял очередной полет над СССР.

close Фотографии летчика сбитого U-2 Фрэнсиса Гэри Пауэрса на выставке в ЦПКиО имени Горького в Москве…

Фотографии летчика сбитого U-2 Фрэнсиса Гэри Пауэрса на выставке в ЦПКиО имени Горького в Москве, май 1960 года

AP

Целью была фотосъемка военных и промышленных объектов Советского Союза, включая полигон «Байконур» и центр разработки ядерного оружия «Арзамас-16», а также запись сигналов советских радиолокационных станций.

Самолет вылетел с военно-воздушной базы в пакистанском городе Пешавар, должен был пройти над Афганистаном и СССР по маршруту Сталинабад — Аральское море — Челябинск — Свердловск — Киров — Архангельск — Кандалакша — Мурманск и сесть в Норвегии.

Самолет пересек границу воздушного пространства СССР в 5:35. Его сразу засекли войска ПВО, но перехватить самолет им удалось не сразу. Пауэрс уже миновал Тюратам (ныне — Байконур), прошел вдоль Аральского моря, оставил позади Магнитогорск и Челябинск, почти подошел к Свердловску, а военные не могли с ним ничего сделать — самолетам не хватало высоты, а зенитные ракеты наземного базирования еще почти нигде не были установлены.

Очевидцы, находившиеся тогда на командном пункте ПВО, вспоминали, что звонки от Хрущева и министра обороны маршала СССР Родиона Малиновского следовали один за другим. «Позор! Страна обеспечила ПВО всем необходимым, а вы дозвуковой самолет сбить не можете!» — кричал Малиновский.

«Если бы я мог стать ракетой — сам полетел бы и сбил этого проклятого нарушителя!», — отвечал главнокомандующий ПВО СССР Сергей Бирюзов.

Когда Пауэрс приблизился к Свердловску, с находящегося неподалеку аэродрома Кольцово был поднят случайно оказавшийся там высотный истребитель-перехватчик Су-9. Однако он был без ракет — самолет просто перегоняли с завода к месту службы. Пилот, капитан Игорь Ментюков, был без высотно-компенсирующего костюма. Тем не менее самолет подняли в воздух, а командующий авиацией ПВО генерал-лейтенант Евгений Савицкий отдал приказ: «Уничтожить цель, таранить». Но перехват выполнить так и не получилось. Истратив топливо, самолет вернулся на аэродром.

Уверенность в собственной неуязвимости лишила Пауэрса осторожности. Маршрут самолета пролегал в зоне действия новейшего зенитно-ракетного комплекса «Двина». Его дальность поражения не превышала 30 км, но в 8:50 Пауэрс оказался в зоне поражения «Двины».

В 8:53 по самолету было выпущено семь ракет. Взрывом одной из них оторвало хвостовую часть самолета.

«Я посмотрел вверх, огляделся и увидел, что все залито оранжевым светом, — вспоминал впоследствии Пауэрс. — Не знаю, было ли это отражением взрыва в фонаре кабины самолета, или же все небо было таким. Но помню, как сказал себе: «Боже, похоже, что все кончено».

При взрыве у самолета оторвало крыло. Ручка управления перестала действовать, самолет стал быстро падать, войдя в неуправляемый штопор.

Сын Пауэрса потом вспоминал рассказы отца: «Он решает катапультироваться — ведь именно к этому готовят всех пилотов. Но тут он понимает, что при этом ему отрежет ноги, потому что в кабине U-2 очень тесно и летчик сидит в очень неудобной позе. Для катапультирования надо занять строго определенное положение».

В панике Пауэрс попытался принять необходимую позу, но это оказалось невозможным. Тогда Пауэрс, дождавшись высоты, когда можно было дышать без кислородного прибора, выбрался из разваливающегося на части самолета и выпрыгнул с парашютом. Он приземлился на поле у деревни Косулино, где его сразу окружили местные жители.

Обломки упавшего U-2 были разбросаны на большой площади, но потом почти все собраны — в том числе найдены относительно хорошо сохранившиеся передняя часть фюзеляжа с центропланом и кабиной летчика с оборудованием, турбореактивный двигатель и хвостовая часть фюзеляжа с килем. Сам Пауэрс был задержан и позже предстал перед судом.

Когда об инциденте стало известно в США, президент Эйзенхауэр пытался доказать, что Пауэрс просто заблудился, выполняя задание метеорологов.

«Самолет U-2 выполнял полет на метеоразведку, совершив взлет с авиабазы Адана, Турция. Основная задача — изучение процессов турбулентности. Находясь над юго-восточной частью территории Турции, пилот доложил о неполадках с кислородной системой. Последнее сообщение было получено в 7.00 на аварийной частоте. U-2 в назначенное время в Адане не приземлился и считается потерпевшим аварию. В настоящее время в районе озера Ван проводится поисково-спасательная операция», — гласило обнародованное 3 мая сообщение.

Однако 7 мая Хрущев официально объявил, что пилот сбитого самолета-шпиона — жив, взят в плен и дает показания компетентным органам. На пресс-конференции 11 мая Эйзенхауэр уже не смог уклониться от открытого признания факта проведения шпионских полетов в воздушном пространстве СССР. Также он признался, что полеты американских самолетов-разведчиков над территорией СССР являются одним из элементов системы сбора информации о Советском Союзе и проводятся планомерно в течение ряда лет.

Судебные слушания проходили 17—19 августа 1960 года в Колонном зале Дома Союзов.

В обвинительном заключении, в частности, отмечалось, что «Пауэрс был снабжен специальной булавкой с сильнейшим ядом из группы кураре. Эта булавка была ему дана, как заявил Пауэрс, для того, чтобы в случае применения к нему пыток покончить жизнь самоубийством».

Кроме булавки с ядом были обнаружены «бесшумный пистолет с патронами, финский нож, надувная резиновая лодка, комплект топографических карт европейской части СССР и прилегающих к ней стран, средства для разведения костров, сигнализационные шашки, электрический фонарь, компасы, пила, рыболовные снасти и другие предметы и вещи, а также советские деньги в сумме 7500 рублей и ценности (золотые монеты, кольца, наручные часы), которые, как показал Пауэрс, были вручены ему полковником Шелтоном при посадке в самолет и предназначались для подкупа советских людей в случае вынужденной посадки на территории СССР».

Все это снаряжение было изъято у Пауэрса при его задержании.

Пауэрс сотрудничал со следствием и подробно отвечал на задаваемые ему в ходе судебного заседания вопросы. В последнем слове он заявил: «Я обращаюсь к суду с просьбой судить меня не как врага, а как человека, который не является личным врагом русских людей, человека, который никогда еще не представал перед судом ни по каким обвинениям и который глубоко осознал свою вину, сожалеет о ней и глубоко раскаивается».

Суд приговорил Пауэрса к лишению свободы на десять лет, с отбыванием первых трех лет в тюрьме. Приговор был окончательным и обжалованию не подлежал.

Впрочем, в заключении Пауэрс провел всего 21 месяц, и 10 февраля 1962 года в Берлине на мосту Глинке его обменяли на известного советского разведчика Рудольфа Абеля (настоящее имя — Уильям Фишер), арестованного и осужденного в США в сентябре 1957 года. Обмен состоялся при посредничестве восточногерманского адвоката Вольфганга Фогеля и американского адвоката Джеймса Донована.

В США Пауэрсу были не слишком рады. Ему предъявили обвинения в том, что он не выполнил своих обязанностей как пилот и не активировал систему самоликвидации аэрофотоаппарата и отснятой пленки, а также в том что он не совершил самоубийство. Впрочем, вскоре обвинения были сняты, а сам Пауэрс продолжил работать в военной авиации.

Пауэрс, Фрэнсис Гэри

Фрэнсис Гэри Пауэрс


Ф. Г. Пауэрс в защитном шлеме и высотно-компенсирующем костюме, фото 1960 г.

Дата рождения

17 августа 1929

Место рождения

Дженкинс, штат Кентукки, США

Дата смерти

1 августа 1977 (47 лет)

Место смерти

США

Принадлежность

США

Род войск

ВВС (1950—1956)

ЦРУ (1956—1970)

Годы службы

1950—1970

Звание

капитан в отставке

Часть

подразделение ЦРУ «10—10»

Награды и премии

В отставке

радиокомментатор на радиостанции KGIL, пилот вертолёта в агентстве радиотелевизионных новостей KNBC.

Медиафайлы на Викискладе

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Пауэрс.U-2 с фиктивными знаками различия и вымышленным регистрационным номером НАСА. Самолёт, представленный прессе 6 мая 1960 года, был призван доказать, что Пауэрс являлся пилотом НАСА, а не ЦРУ.Конструктор самолёта U-2 Кларенс Джонсон и Г. Пауэрс на фоне U-2, снимок 1966 года.Гэри Пауэрс — заключенный в СССР.

Фрэ́нсис Гэ́ри Па́уэрс (англ. Francis Gary Powers; 17 августа 1929 — 1 августа 1977) — американский лётчик, выполнявший разведывательные задания для ЦРУ.

Пилотируемый Пауэрсом самолёт-разведчик U-2 был сбит во время полёта над Свердловском 1 мая 1960 года. Пауэрс выжил, был приговорён советским судом за шпионаж к 10 годам лишения свободы. Наказание отбывал в тюрьме «Владимирский централ» (ныне СИЗО № 1 Владимира). Через полтора года был обменян на советского разведчика Рудольфа Абеля, разоблачённого в США.

Ранняя биография

Родился в Дженкинсе, штат Кентукки, в семье шахтёра (позднее — сапожника). Окончил колледж Миллиган близ города Джонсон-Сити, штат Теннесси.

Деревянная модель самолёта, одна из двух, использованных Пауэрсом при даче им свидетельских показаний Сенатскому комитету США. Отделяемые крылья и хвостовая часть призваны показать характер разрушения самолёта при ударе.

С мая 1950 года добровольно поступил на службу в американскую армию, обучался в школе военно-воздушных сил в городе Гринвилл, штат Миссисипи, а затем на военно-воздушной базе в окрестностях города Финикса, штат Аризона. Во время учёбы летал на самолётах Т-6 и Т-33, а также на самолёте F-80. После окончания школы служил лётчиком на различных военно-воздушных базах США, будучи в звании старшего лейтенанта. Летал на истребителе-бомбардировщике F-84. Он должен был участвовать в Корейской войне, однако перед отправкой на театр военных действий у него обнаружен аппендицит, а после излечения Пауэрс был завербован ЦРУ как опытный лётчик и уже не попал в Корею. В 1956 году в звании капитана покинул военно-воздушные силы и полностью перешёл на работу в ЦРУ, где его привлекли к программе самолётов-разведчиков U-2. Как рассказал Пауэрс на следствии, за выполнение разведывательных заданий ему был установлен ежемесячный оклад в сумме 2500 долларов, тогда как в период службы в военно-воздушных силах США ему выплачивали 700 долларов в месяц.

После привлечения к сотрудничеству с американской разведкой он был направлен для прохождения специальной подготовки на аэродром, расположенный в пустыне штата Невада. На этом аэродроме, являвшемся одновременно частью атомного полигона, он в течение двух с половиной месяцев изучал высотный самолёт Lockheed U-2 и осваивал управление оборудованием, предназначенным для перехвата радиосигналов и сигналов радиолокационных станций. На самолётах этого типа Пауэрс совершал тренировочные полёты на большой высоте и на большие расстояния над Калифорнией, Техасом и северной частью США.

После специальной подготовки Пауэрс был направлен на американо-турецкую военную авиационную базу Инджирлик, расположенную вблизи города Аданы. По заданию командования подразделения «10—10» Пауэрс с 1956 года систематически совершал на самолёте U-2 разведывательные полёты вдоль границ Советского Союза с Турцией, Ираном и Афганистаном.

События 1 мая 1960 года

Основная статья: Инцидент с U-2 под Свердловском

Обломки сбитого самолёта, выставлявшиеся в ЦПКиО им. Горького

Очередь у входа на выставку, 20.05.1960. Одна из деталей щитка управления Одна из свечей бедствия, которыми был снабжён пилот Советские деньги, которыми был снабжён американский лётчик-шпион Объективы аэрофотоаппарата, установленного на самолёте

Экспозиция в Музее авиации и космонавтики (Вашингтон (округ Колумбия), посвящённая Пауэрсу

Макет кресла пилота с манекеном, изображающим Пауэрса в высотном костюме Обломки сбитого самолёта U-2 Гэри Паурса, выставленные в Центральном музее Вооружённых сил в Москве

1 мая 1960 года Пауэрс выполнял очередной полёт над СССР. Целью полёта была фотосъёмка военных и промышленных объектов Советского Союза, включая полигон Байконур и центр разработки ядерного оружия Арзамас-16, а также запись сигналов советских радиолокационных станций. Предполагаемый маршрут полёта начинался на военно-воздушной базе в Пешаваре, проходил над территорией Афганистана, над территорией СССР с юга на север на высоте 20 000 метров по маршруту Сталинабад — Аральское море — Челябинск — Свердловск — Киров — Архангельск — Кандалакша — Мурманск и завершался на военной авиабазе в Будё, Норвегия.

Пилотируемый Пауэрсом U-2 пересёк государственную границу СССР в 5:36 по московскому времени в двадцати километрах юго-восточнее Кировабада (ныне поселок Пяндж) Таджикской ССР, на высоте 20 км. В 8:53 под Свердловском самолёт был сбит ракетами класса «земля-воздух» ЗРК С-75. Первая выпущенная ракета (вторая и третья не сошли с направляющих — заблокировала автоматика, вследствие прохождения пусковой установкой так называемого «угла запрета» (когда расчётная начальная траектория полёта ракеты проходит над кабиной наведения)) попала в U-2, повредила двигатель и хвостовую часть. Это произошло в районе Верхне-Сысертского водохранилища. Самолёт Пауэрса упал рядом с деревней Поварня (расположена приблизительно в 30 км юго-восточнее Свердловска). Для надёжного поражения было выпущено ещё несколько зенитных ракет (всего в тот день было выпущено 8 ракет, о чём не упоминалось в официальной советской версии событий). В результате этого был случайно сбит один из двух советских истребителей МиГ-19, поднятых на перехват нарушителя, но летевших ниже и не имевших возможности подняться на высоту полёта U-2. Пилот советского самолёта старший лейтенант Сергей Сафронов погиб и посмертно награждён орденом Красного Знамени (второму МиГ-19 удалось уйти от захвата на сопровождение ЗРК благодаря интенсивному противорадиолокационному манёвру).

Кроме того, на перехват нарушителя был поднят одиночный высотный перехватчик Су-9. Этот самолёт перегонялся с завода в часть и не нёс вооружения, поэтому его пилот Игорь Ментюков получил приказ таранить противника (при этом у него не было шансов спастись — из-за срочности вылета он не надел высотно-компенсационный костюм и не мог безопасно катапультироваться), однако не справился с задачей.

U-2 был сбит ракетой на предельной дальности, при стрельбе по самолёту вдогон. Неконтактный подрыв боевой части произошёл со стороны задней полусферы. Около 9.00 лётчика ослепила сильная вспышка у хвоста самолёта на высоте 21740 метров. В результате хвостовая часть самолёта была разрушена («отрубила хвостовое оперение»), но гермокабина с лётчиком осталась цела. Самолёт потерял управление, вошел в штопор и начал падать с высоты свыше 20 километров. Пилот не паниковал, дождался высоты 10 тысяч метров и покинул самолёт, перевалившись через борт, не используя катапульту, затем на пяти километрах привёл в действие парашют. По приземлении был задержан местными жителями в районе станции Косулино, недалеко от обломков сбитого самолёта. По версии, прозвучавшей во время суда над Пауэрсом, он по инструкции должен был воспользоваться катапультируемым креслом, однако не сделал этого, так как знал от одного из техников, что при этом сработает заряд взрывчатки, и на высоте около 10 км покинул самолёт самостоятельно. При нем были обнаружены пистолет с глушителем, охотничий нож, надувная спасательная лодка, запас питания и воды, осветительные ракеты, компас, советские рубли, золотые кольца и несколько золотых часов, полая монета достоинством в 1 долл. с отравленной иглой, взрывное устройство и шелковый плакат со следующими словами на 14 языках: «Я не несу зла вашему народу. Если вы мне поможете, то получите награду». Пауэрс был препровожден в Москву, где дал военным следственным органам показания.

Как только стало известно об уничтожении самолёта, президент США Эйзенхауэр официально заявил, что пилот заблудился, выполняя задание метеорологов, однако Советская Сторона быстро опровергла эти утверждения, представив всему миру обломки специальной аппаратуры и показания самого пилота.

31 мая 1960 года Никита Хрущёв отправил отцу Пауэрса — Оливеру Пауэрсу телеграмму, в которой говорилось:

Я получил ваше письмо с просьбой передать вашему сыну записку от его матери. В вашем письме вы сообщили, что к нему приложена записка, однако по какой-то причине в конверте её не оказалось. Я должен сообщить вам, что вашего сына будут судить по законам Советского Союза. Закон есть закон, я не в состоянии вмешаться в дела, находящиеся в полной компетенции суда. Если вы желаете приехать в Советский Союз, чтобы увидеть сына, я готов помочь вам в этом деле.

— Н. Хрущёв, 31 мая 1960 г.

19 августа 1960 года Гэри Пауэрс был приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР по статье 2 «Об уголовной ответственности за государственные преступления» к 10 годам лишения свободы, с отбыванием первых трёх лет в тюрьме.

10 февраля 1962 года в Берлине на мосту Глинике Пауэрса обменяли на советского разведчика Вильяма Фишера (он же Рудольф Абель). Обмен состоялся при посредничестве восточногерманского адвоката Вольфганга Фогеля и американского адвоката Джеймса Донована.

Опубликованные в 2010 году рассекреченные документы ЦРУ показали, что официальные лица США не поверили изложенной Пауэрсом версии инцидента, поскольку она противоречит данным секретного отчёта Агентства национальной безопасности, в котором утверждалось, что имело место снижение высоты U-2 с 65000 до 34000 футов (с 20 до 10 км) перед сменой курса и исчезновения с экранов радаров. Отчёт Агентства национальной безопасности остается закрытым грифом.

Память

В Окружном доме офицеров Свердловска долгое время находилась небольшая экспозиция, посвящённая сбитию Пауэрса: обломки обшивки самолёта, гарнитура, по которой был отдан приказ о поражении, макет ракеты, сбившей самолёт-нарушитель.

В здании железнодорожного вокзала Екатеринбурга, на потолке зала ожидания находится фреска, посвящённая сбитию Пауэрса.

В 1985 году об этих событиях был снят художественный фильм «Мы обвиняем».

В 2015 году об этих событиях был снят художественный фильм США «Шпионский мост».

9 мая 2016 года в издании «Гордон» опубликовано интервью с неизвестными ранее подробностями Николая Фомина, участника в поимке лётчика-шпиона Фрэнсиса Гэри Пауэрса.

«Советские военные знали маршрут Пауэрса, и его вели от самой границы. Возле Свердловска U-2 уже ждали четыре дивизиона ракетных войск»,— Н. Фомин.

Пауэрс одно время стал персонажем детских игр, упоминается у Л. Давыдычева («Жизнь Ивана Семёнова, второклассника и второгодника»): «Играли как-то в американского летчика-шпиона Пауэрса. Пауэрсом выбрали Алика. Посадили его на крышу сарая – будто на самолете летит – и давай в него камнями (то есть ракетами) стрелять. С двадцатого выстрела попали – шишка!»

Жизнь по возвращении в США

По возвращении в США Пауэрса ожидал холодный приём. Первоначально Пауэрса обвиняли в неисполнении обязанности пилота по приведению в действие взрывного устройства самоликвидации разведывательного аэрофотоаппарата, отснятой плёнки и секретной аппаратуры, а также в том, что он не совершил самоубийство при помощи особой отравленной иглы, которая ему была выдана сотрудником ЦРУ. Однако военное дознание и расследование сенатского подкомитета по делам вооружённых сил сняли с него все обвинения. Пауэрс продолжил работу в военной авиации, но данных о его дальнейшем сотрудничестве с разведкой нет. В период с 1963 по 1970 годы Пауэрс работал в фирме Lockheed лётчиком-испытателем.

В 1970 написал в соавторстве книгу «Операция „Перелёт“: воспоминания об инциденте с U-2» (англ. Operation Overflight: A Memoir of the U-2 Incident). В 1972 книга была издана в СССР малым тиражом с грифом «Распространяется по специальному списку», в продажу не поступала.

Впоследствии стал радиокомментатором на радиостанции KGIL, а затем пилотом вертолёта в агентстве радиотелевизионных новостей KNBC в Лос-Анджелесе. 1 августа 1977 года погиб при катастрофе пилотируемого им вертолёта, возвращаясь со съёмок тушения пожара в окрестностях Санта-Барбары; вероятной причиной падения стал недостаток топлива; вместе с Пауэрсом погиб оператор телекомпании Джордж Спирс. В последний момент он заметил детей, играющих в этом районе, и направил вертолёт в другое место, чтобы предотвратить их смерть (если бы не это отклонение в последнюю секунду, которое поставило под угрозу его спуск в режиме авторотации, он мог бы благополучно приземлиться). Похоронен на Арлингтонском кладбище.

Несмотря на неудачу его знаменитого разведывательного полёта, Пауэрс в 2000 году был посмертно награждён (за него получил Медаль военнопленного, Крест за выдающиеся лётные заслуги, Памятную медаль национальной обороны). 12 июня 2012 года начальник штаба американских ВВС генерал Нортон Шварц вручил внуку и внучке Пауэрса «Серебряную Звезду» — третью по значимости военную награду США — за то, что тот «стойко отверг все попытки получить жизненно важную информацию об обороне или быть эксплуатируемым в целях пропаганды».

В Викитеке есть тексты по теме: «Приговор по делу Гэри Пауэрса Военной коллегией Верховного суда СССР»

См. также

  • Список инцидентов с участием иностранной авиации над СССР (1946—1991)
  • Музей холодной войны (США)
  • Национальный музей авиации и космонавтики
  • Сафронов, Сергей Иванович

Киновоплощения

  • Майкл Деген — «Дело У-2» / «Die U-2-Affäre» (ФРГ, 1970)
  • Ли Мэйорс — «Francis Gary Powers: The True Story of the U-2 Spy Incident» (США, 1976)
  • Ремигиюс Сабулис — «Мы обвиняем» (СССР, 1985)
  • Остин Стоуэлл — «Шпионский мост» (США, 2015).
  1. В официальных документах советского суда его второе имя неточно передано как Гарри.
  2. Francis Gary Powers: U-2 Spy Pilot Shot Down by the Soviets (англ.) (недоступная ссылка). Официальный сайт Центрального разведывательного управления США. Дата обращения 19 апреля 2012. Архивировано 30 мая 2012 года.
  3. Иванян Э. А. Энциклопедия российско-американских отношений. XVIII-XX века.. — Москва: Международные отношения, 2001. — 696 с. — ISBN 5-7133-1045-0.
  4. 03.05.2000
  5. 1 2 Владимир Самсонов «Кто сбил Пауэрса?» на сайте «Уголок неба. Большая авиационная энциклопедия.
  6. Клара Скопина «Однажды в Первомай»
  7. ПРИКАЗАНО — СБИТЬ (ЧАСТЬ II)
  8. Пятая армия ВВС и ПВО отмечает 60-летие боевой службы на Урале // АвиаПорт
  9. Иванян Э. А. Энциклопедия российско-американских отношений. XVIII-XX века.. — Москва: Международные отношения, 2001. — 696 с. — ISBN 5-7133-1045-0.
  10. Киви Берд. Кивино гнездо: Море лжи и привет от «Автобазы». Компьютерра Online (12 декабря 2011). Дата обращения 26 июня 2012.
  11. Telegram from Kruschev to Gary Power’s father
  12. CIA documents show US never believed Gary Powers was shot down, Timesonline.co.uk. Дата обращения 31 августа 2012.
  13. Книжка с картинками » Екатеринбург: культурный центр
  14. Эксклюзив «Гордона» // Дело Пауэрса: Пенсионер из Херсона, участвовавший в поимке знаменитого лётчика-шпиона, впервые поделился неизвестными подробностями // gordonua.com // 9 мая 2016 г.
  15. Ю. В. Панков Литература специального назначения Архивная копия от 6 марта 2018 на Wayback Machine // Про книги, № 2, 2011. С. 76.
  16. U-2 Pilot Gary Powers Receives Silver Star
  • Стенографический отчёт о суде над Пауэрсом
  • Мы обвиняем. Фильм о событиях 1 мая 1960 года. СССР, 1985 г.
  • Клара Скопина. Однажды в Первомай
  • qwas.ru — Невыполненная миссия. 1 мая 1960 года советские ракетчики сбили американский самолёт-шпион U-2
  • Виртуальный музей войск ПВО часть 1. История Возникновения, познавательный материал г. Заря Московской области
  • Селин С. ПВОшный детектив-2 или «виновных нет!»…
  • Веретенников В. Стреляя по Пауэрсу, советские ПВО сбили собственный самолёт // Наша газета. — 2005, 16 авг..
  • Самойлов Б. К. Загадка Первомая 1960 года — часть I (рус.) // Военно-промышленный курьер : еженедельная газета. — М.: ВПК-медиа, 2012. — № 4 (421).
  • Музей войск ПВО в г. Заря Московская область)
  • Самойлов Б. К. Загадка первомая 1960 года — часть II (рус.) // Военно-промышленный курьер : еженедельная газета. — М.: ВПК-медиа, 2012. — № 5 (422).

1 мая 1960 года в воздушном пространстве СССР был сбит самолет-разведчик Lockheed U-2, пилотируемый американским летчиком Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. Самолет вторгся со стороны Афганистана, и был сбит советской зенитной ракетой класса «земля-воздух» под Свердловском. Пауэрс выжил, был приговорен советским судом за шпионаж к 10 годам лишения свободы, но позже его обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля, разоблаченного в США. Инцидент вызвал громкий международный скандал и значительно осложнил отношения между СССР и США.
В середине 1950-х годов в США был создан высотный самолет-разведчик U-2. Он отличался тем, что мог летать на больших высотах — до 20 км и выше. Американцы считали, что на такой высоте он станет недосягаем для советских ПВО и обнаружить его в СССР не смогут. Самолет мог развивать скорость около 800 км/ч. На его борту могло находиться большое количество оборудования для сбора данных, в том числе восьмь фотокамер высокого разрешения. Такие камеры позволяли за один полет охватить территорию площадью 4300х800 км. В США была запущена целая программа по использованию самолетов-разведчиков. Инициатором полетов шпионских самолетов U-2 был заместитель директора ЦРУ по планированию тайных операций Ричард Биссел. Американцами было создано даже специальное подразделение «Отряд 10–10», самолеты которого летали над странами Варшавского блока и вдоль границ СССР. Всего, по некоторым данным, над территорией Советского Союза до 1960 годы было выполнено 24 полета самолетов U-2. Этими самолетами была собрана информация о большом количестве военных и промышленных объектов. U-2 впервые вторгся в воздушное пространство СССР 4 июля 1956 года. Разведчик вылетел с американской военной базы в Германии и пролетел над Москвой, Ленинградом и Балтийским побережьем. Факт вторжения был зафиксирован Советским Союзом, СССР направил ноту протеста, потребовав прекратить разведывательные полеты, однако с 1957 года они возобновились. Также благодаря U-2 американской разведке удалось выяснить местоположение космодрома Байконур в 1957 году именно благодаря очередному полету самолета U-2. На этом американцы не остановились. 9 апреля 1960 года самолет-шпион пролетел над Семипалатинским ядерным полигоном, сфотографировал готовую к подрыву атомную бомбу, и безнаказанно вернулся обратно. До конца 1959 года в СССР не было эффективного средства противодействия высотным U-2.
Гэри Пауэрс считался самым опытным пилотом отряда «10-10». На его счету уже было 27 полетов над территориями Польши, Восточной Германии, Китаем и СССР. 1 мая 1960 года U-2, управляемый Пауэрсом, пересек государственную границу СССР в 5:36 по московскому времени. Произошло это в 20 км юго-восточнее города Кировабада, Таджикской ССР. Самолет должен был пролететь по маршруту: Пешавар (Пакистан) — Аральское море – Свердловск – Киров — Плесецк и приземлиться на аэродроме Буде в Норвегии. Предполагалось, что полет займет 9 часов. Пауэрс должен был за это время пролететь около 6 тыс. км, из них почти 5 тыс. — над советской территорией. Маршрут самолета пролегал над важными промышленными центрами и военными базами. В случае обнаружения советскими ПВО Пауэрсу было приказано нажать на кнопку самоликвидации машины, поскольку U-2 ни в коем случае не должен попасть русским.
Когда U-2 начал приближаться к границе СССР южнее Душанбе на высоте более 19 км в 5.36 по московскому времени, самолет был замечен советскими ПВО. К 8 утрам о полете было доложено министру обороны, председателю КГБ, членам Политбюро и Хрущеву. К этому времени Пауэрс уже пролетал над Магнитогорском, Челябинском и приближался к Свердловску. На перехват нарушителя был поднят одиночный истребитель-перехватчик Су-9. Самолет не был вооружен, так как перегонялся с завода в летную часть, летчик Игорь Ментюков получил приказ таранить противника. При этом у Ментюкова не было шансов спастись — из-за срочности вылета он не надел высотно-компенсационный костюм и не мог безопасно катапультироваться. Однако U-2 Пауэрса Су-9 не смог обнаружить из-за неправильной наводки с земли. Кроме того, самолет-разведчик постоянно пропадал с радаров. Когда у Су-9 стало подходить к концу горючее, Ментюков был вынужден вернуться на аэродром.
Как сбили Пауэрса ссср, u-2, сша, пво
Тогда было решено сбить U-2 ракетой. Было выпущено несколько ракет, но лишь одна из них, выпущенная из ЗРК С-75, привела к повреждению самолета-разведчика. Это был первый боевой пуск ракеты на территории СССР. В 8.53 первая выпущенная ракета взорвалась позади самолета Пауэрса, в результате взрыва было оторвано крыло U-2, поврежден двигатель и хвостовая часть. Но летчик остался цел. Самолет стал неконтролируемо падать с высоты свыше 20 км. Было выпущено еще несколько зенитных ракет. Тогда Пауэрс решил выпрыгнуть на высоте, по одним данным, 10 км, по другим, 5 км. Едва он оторвался от самолета, как еще одна ракета прямым попаданием поразила U-2. Пилоту удалось благополучно спуститься на парашюте, на земле он был задержан местными жителями в районе деревни Косулино.
На инцидент США отреагировали только 3 мая. Было опубликовано сообщение о том, что 1 мая 1960 года пропал самолет U-2, принадлежавший NASA. Аппарат якобы производил метеоисследование в верхних слоях атмосферы. В сообщении говорилось, что, возможно, он разбился в районе турецкого озера Ван. О том, что это мог был самолет-разведчик, США не упомянули. Причины и обстоятельства гибели самолета для американцев были пока ясны. США посчитали, что самолет был уничтожен при выполнении задания. Однако вскоре последовало официальное заявление со стороны СССР. Никита Сергеевич Хрущев 7 мая заявил о том, что советскими ПВО был сбит американский шпион. Более того, сообщалось, что летчик жив. Отрицать то, что самолет был разведывательным американцы уже не могли. Находившийся тогда на посту президента США Эйзенхауэр был вынужден признать, что это был самолет-разведчик, а полеты над советской территорией продолжались на протяжении нескольких лет.
17 августа 1960 года состоялся суд над Пауэрсом. Тот признал себя виновным. Спустя два дня он был приговорен к 10 годам лишения свободы. Однако уже 10 февраля 1962 года его обменяли на советского разведчика Вильяма Фишера (Рудольфа Абеля). Обмен состоялся в Берлине на мосту Глинике. На родине Пауэрса также ждал суд. Его обвинили в нарушении служебных инструкций и проверили на полиграфе. Тем не менее следственная и сенатская комиссии сделали вывод о его невиновности. После инцидента в небе над СССР он продолжал еще несколько лет работать в военной авиации. Пауэрс погиб 1 августа 1977 года в результате крушения вертолета. Его машина производила фотосъемку пожара в окрестностях Санта-Барбары в Калифорнии. Одной из возможных причин катастрофы мог стать недостаток топлива. После смерти Пауэрса наградили посмертно несколькими медалями и наградами, в том числе Крестом за выдающиеся летные заслуги и Серебряной Звездой, третьей по значимости военной наградой США.
После инцидента 1 мая 1960 года США больше не проводили разведывательных полетов на U-2 над территорией СССР. Инцидент имел серьезные политические последствия, значительно осложнив отношения между СССР и США. Так американский президент был вынужден отменить визит в Москву, а Никита Хрущев не полетел на саммит в Париж, на котором руководители СССР, США, Великобритании и Франции планировали обсуждение вопросов о контроле над вооружениями.

Остин Пауэрс: Шпион, который меня соблазнил

Остин Пауэрс: Шпион, который меня соблазнил

Austin Powers: The Spy Who Shagged Me

Жанр

комедия
пародия
боевик
приключенческий фильм

Режиссёр

Джей Роуч

Продюсер

Деми Мур
Майк Майерс

Автор
сценария

Майк Майерс

В главных
ролях

Майк Майерс
Хизер Грэм

Оператор

Юли Штайгер

Композитор

Джордж С. Клинтон

Кинокомпания

New Line Cinema
Eric’s Boy
Moving Pictures

Длительность

95 мин

Бюджет

33 млн

Сборы

310 940 086 $

Страна

США

Язык

английский, немецкий

Год

Предыдущий фильм

Остин Пауэрс: Международный человек-загадка

Следующий фильм

Остин Пауэрс: Голдмембер

IMDb

ID 0145660

Официальный сайт

«О́стин Па́уэрс: Шпио́н, кото́рый меня́ соблазни́л» (англ. Austin Powers: The Spy Who Shagged Me) — комедийный фильм, пародия на шпионские триллеры 1960-х годов о Джеймсе Бонде. Название представляет собой отсылку к названию фильма «Шпион, который меня любил».

Сюжет

Этот раздел не соответствует рекомендациям оформления статей о произведениях искусства. Он не содержит полного описания сюжета, включая важные сюжетные ходы и/или концовку. Вы можете помочь проекту, добавив эти данные. Пожалуйста, пишите текст сами, а не копируйте с других ресурсов.

Мечтающий о мировом господстве Доктор Зло отправляется назад в свингующие 1960-е, чтобы похитить «моджо» плейбоя и суперагента Остина Пауэрса — сексуальную энергию, гарантирующую ему успех у женщин. Остин бросается в погоню за своим врагом, чтобы вместе с соблазнительной помощницей Фелицией Трахвелл спасти мир, вернуть свою сексуальность.

В ролях

  • Майк Майерс — Остин Пауэрс, Доктор Зло, Жирный Ублюдок
  • Хизер Грэм — Фелиция Трахвелл
  • Майкл Йорк — Базил Разоблачитель
  • Роберт Вагнер — Номер Два
  • Сет Грин — Скотт Зло, сын Доктора Зло
  • Минди Стерлинг — Фрау Фарбиссина
  • Роб Лоу — юный Номер Два
  • Верн Тройер — Мини-Мы
  • Элизабет Хёрли — Ванесса Кенсингтон
  • Тим Роббинс — Президент
  • Вуди Харрельсон — камео
  • Кристен Джонстон — фотомодель Иванна Платинова
  • Джерри Спрингер — камео
  • Ребекка Ромейн — камео
  • Дэвид Кокнер — помощник пилота
  • Майк Хагерти
  • Официальный сайт фильма
  • «Остин Пауэрс: Шпион, который меня соблазнил» (англ.) на сайте Internet Movie Database

Это заготовка статьи об американском кинофильме. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Фильмы Джея Роуча

1990-е

  • Остин Пауэрс: Человек-загадка международного масштаба (1997)
  • Остин Пауэрс: Шпион, который меня соблазнил (1999)
  • Тайна Аляски (1999)

2000-е

  • Знакомство с родителями (2000)
  • Остин Пауэрс: Голдмембер (2002)
  • Знакомство с Факерами (2004)
  • Пересчёт (2008)
  • Ужин с придурками (2010)

2010-е

  • Игра изменилась (2012)
  • Грязная кампания за честные выборы (2012)
  • Трамбо (2015)
  • До самого конца (2016)
  • Скандал (2019)