Кронштадтский мятеж

Содержание

Кронштадтский мятеж

«ТРЕТЬЯ РЕВОЛЮЦИЯ»

Против политики «военного коммунизма» с оружием в ру­ках поднялись красноармейцы Кронштадта — крупнейшей военно-мор­ской базы Балтийского флота, который называли «ключом к Петрограду».

28 февраля 1921 г. экипаж линкора «Петропавловск» принял резолю­цию с призывом поднять «третью революцию», которая выгнала бы узур­паторов и покончила бы с режимом комиссаров». Был избран революци­онный комитет во главе с С.М. Петриченко (писарь с «Петропав­ловска»). 1 марта 1921 г. на Якорной площади был созван общегородской ми­тинг, на котором были приняты резолюции с требованиями: «За Советы без коммунистов!», «Власть Советам, а не партиям!», «Долой продразвер­стку!», «Даешь свободу торговли!». В ночь с 1 на 2 марта Ревком арестовал руководителей Кронштадтского совета и около 600 коммунистов, в том числе комиссара Балтфлота Н.Н. Кузьмина.

В руках восставших (около 27 тыс. матросов и солдат) было 2 линкора, до 140 орудий береговой обороны, свыше 100 пулеметов. 3 марта Ревком создал «Штаб обороны», в который вошли бывший капитан Е.Н. Соловь­янов, командующий артиллерией крепости бывший генерал Д,Р. Козлов­ский, бывший подполковник Б.А. Арканников.

Большевики приняли экстренные и жестокие меры для ликвидации кронштадтского мятежа. В Петрограде было введено осадное положение. Кронштадтцам был направлен ультиматум, в котором тому, кто готов был сдаться, обещали сохранить жизнь. К стенам крепости были направлены армейские подразделения. Однако предпринятое 8 марта наступление на Кронштадт окончилось неудачей. В ночь с 16 на 17 марта по уже тонкому льду Финского залива на штурм крепости двинулась 7-я армия (45 тыс. че­ловек) под командованием М.Н. Тухачевского. В наступлении принимали участие и делегаты Х съезда РКП (б), направленные из Москвы. К утру 18 марта выступление в Кронштадте было подавлено.

ОБРАЩЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ КРЕПОСТИ И КРОНШТАДТА

Товарищи и граждане! Наша страна переживает тяжелый момент. Голод, холод, хозяйственная разруха держат нас в железных тисках вот уже три года. Коммунистическая партия, правящая страной, оторвалась от масс и оказалась не в силах вывести ее из состояния общей разрухи. С теми волнениями, которые в последнее время происходили в Петрограде и Москве и которые достаточно ярко указали на то, что партия потеряла доверие рабочих масс, она не считалась. Не считалась и с теми требованиями, которые предъявлялись рабочими. Она считает их происками контрреволюции. Она глубоко ошибается.

Эти волнения, эти требования — голос всего народа, всех трудящихся. Все рабочие, моряки и красноармейцы ясно в настоящий момент видят, что только общими усилиями, общей волей трудящихся можно дать стране хлеб, дрова, уголь, одеть разутых и раздетых и вывести республику из тупика. Эта воля всех трудящихся, красноармейцев и моряков определенно выполнялась на гарнизонном митинге нашего города во вторник 1 марта. На этом митинге единогласно была принята резолюция корабельных команд 1 и 2 бригад. В числе принятых решений было решение произвести немедленно перевыборы в Совет. Для проведения этих выборов на более справедливых основаниях, а именно так, чтобы в Совете нашло себе истинное представительство трудящихся, чтобы Совет был деятельным энергичным органом.

2 марта с.г. в Доме просвещения собрались делегаты всех морских, красноармейских и рабочих организаций. На этом собрании предлагалось выработать основы новых выборов с тем, чтобы затем приступить к мирной работе по переустройству Советского строя. Но ввиду того, что имелись основания бояться репрессий, а также вследствие угрожающих речей представителей власти собрание решило образовать Временный Революционный Комитет, которому и передать все полномочия по управлению городом и крепостью.

Временный Комитет имеет пребывание на линкор «Петропавловск».

Товарищи и граждане! Временный Комитет озабочен, чтобы не было пролито ни единой капли крови. Им приняты чрезвычайные меры по организации в городе, крепости и на фортах революционного порядка.

Товарищи и граждане! Не прерывайте работ. Рабочие! Оставайтесь у станков, моряки и красноармейцы в своих частях и на фортах. Всем советским работникам и учреждениям продолжать свою работу. Временный Революционный Комитет призывает все рабочие организации, все мастерские, все профессиональные союзы, все военные и морские части и отдельных граждан оказать ему всемерную поддержку и помощь. Задача Временного Революционного Комитета дружными и общими усилиями организовать в городе и крепости условия для правильных и справедливых выборов в новый Совет.

Итак, товарищи, к порядку, к спокойствию, к выдержке, к новому, честному социалистическому строительству на благо всех трудящихся.

Кронштадт, 2 марта 1921 г. Линкор «Петропавловск».

Председатель Вр Рев Комитета Петриченко

Секретарь Тукин

«Известия Временного революционного комитета…», 8 марта 1921 г.

ЛЕНИН: ОПАСНЕЕ, ЧЕМ ДЕНИКИН, ЮДЕНИЧ И КОЛЧАК ВМЕСТЕ ВЗЯТЫЕ

За две недели до кронштадтских событий в парижских газетах уже печаталось, что в Кронштадте восстание. Совершенно ясно, что тут работа эсеров и заграничных белогвардейцев, и вместе с тем движение это свелось к мелкобуржуазной контрреволюции, к мелкобуржуазной анархической стихии. Это уже нечто новое. Это обстоятельство, поставленное в связь со всеми кризисами, надо очень внимательно политически учесть и очень обстоятельно разобрать. Тут проявилась стихия мелкобуржуазная, анархическая, с лозунгами свободной торговли и всегда направленная против диктатуры пролетариата. И это настроение сказалось на пролетариате очень широко. Оно сказалось на предприятиях Москвы, оно сказалось на предприятиях в целом ряде пунктов провинции. Эта мелкобуржуазная контрреволюция, несомненно, более опасна, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые, потому что мы имеем дело со страной, где пролетариат составляет меньшинство, мы имеем дело со страной, в которой разорение обнаружилось на крестьянской собственности, а кроме того, мы имеем еще такую вещь, как демобилизация армии, давшая повстанческий элемент в невероятном количестве. Как бы ни была вначале мала или невелика, как бы это сказать, передвижка власти, которую кронштадтские матросы и рабочие выдвинули, — они хотели поправить большевиков по части свободы торговли, — казалось бы, передвижка небольшая, как будто бы лозунги те же самые: «Советская власть», с небольшим изменением, или только исправленная, — а на самом деле беспартийные элементы служили здесь только подножкой, ступенькой, мостиком, по которому явились белогвардейцы. Это неизбежно политически. Мы видели мелкобуржуазные, анархические элементы в русской революции, мы с ними боролись десятки лет. С февраля 1917 года мы видели эти мелкобуржуазные элементы в действии, во время великой революции, и мы видели попытки мелкобуржуазных партий заявить, что они в своей программе мало расходятся с большевиками, но только осуществляют ее другими методами. Мы знаем из опыта не только Октябрьского переворота, мы знаем это из опыта окраин, различных частей, входивших в состав прежней Российской империи, где на смену Советской власти приходили представители другой власти. Вспомним демократический комитет в Самаре! Все они приходили с лозунгами равенства, свободы, учредилки, и они не один раз, а много раз оказывались простой ступенькой, мостиком для перехода к белогвардейской власти.

Из речи Ленина на Х съезде РКП(б)

Ленин В.И. ПСС. Т.43

ЛЕНИН: СОВЕРШЕННО НИЧТОЖНЫЙ ИНЦИДЕНТ

Поверьте мне, в России возможны только два правительства: царское или Советское. В Кронштадте некоторые безумцы и изменники говорили об Учредительном собрании. Но разве может человек со здравым умом допустить даже мысль об Учредительном собрании при том ненормальном состоянии, в котором находится Россия. Учредительное собрание в настоящее время было бы собранием медведей, водимых царскими генералами за кольца, продетые в нос. Восстание в Кронштадте действительно совершенно ничтожный инцидент, который составляет для Советской власти гораздо меньшую угрозу, чем ирландские войска для Британской империи.

В Америке думают, что большевики являются маленькой группой злонамеренных людей, тиранически господствующих над большим количеством образованных людей, которые могли бы образовать прекрасное правительство, при отмене советского режима. Это мнение совершенно ложно. Большевиков никто не в состоянии заменить, за исключением генералов и бюрократов, уже давно обнаруживших свою несостоятельность. Если за границей преувеличивают значение восстания в Кронштадте и ему оказывают поддержку, то это происходит потому, что мир разделился на два лагеря: капиталистическая заграница и коммунистическая Россия.

Краткая запись беседы с корреспондентом американской газеты «The New York Herald»

Напечатано на английском языке 15 марта 1921 г. в газете «The New York Herald» M 197

На русском языке напечатано 26 марта 1921 г. в газете «Петроградская Правда» № 67

Ленин В.И. ПСС. Т.43

Кронштадтский мятеж 1921 года: мифы и обыденность

В начале марта 2011 года исполнится 90 лет со дня Кронштадтского мятежа. В феврале 1921 года в Петрограде начались волнения рабочих, выступивших с экономическими и политическими требованиями.
Петроградский комитет РКП(б) ввел в городе военное положение, рабочие зачинщики были арестованы. 1 марта моряки и красноармейцы военной крепости Кронштадт (гарнизон 26 тысяч человек) под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!» вынесли резолюцию о поддержке рабочих Петрограда. Так началось знаменитое Кронштадтское восстание.
Существуют две основные точки зрения на это событие: «большевистский» подход, где военный мятеж называют бессмысленным, преступным, который подняла кучка авантюристов.
Либеральный, антисоветский подход – когда восставших называют героями положившими конец политике «военного коммунизма».
Справка: Кронштадт – это одновременно город на острове Котлин и военно-морская крепость, прикрывавшая с моря столицу Российской империи – Петербург. Крепостные сооружения начали строить еще при Петре первом в 1703-1704 гг. Большая часть из 16 фортов, составляющих крепость, расположена на искусственных и естественных островах. Северный мелкий фарватер прикрывали островные форты «Обручев», «Тотлебен» и номерные форты №1 и №7. Южный основной фарватер прикрывали островные форты № 1, № 2, «Милютин», «Кроншлот» и «Константин», последний находился на узком мысе на южном побережье острова Котлин. Во время военной программы 1908-1915 годах, на обоих берегах финского залива были построены передовые форты «Красная Горка», «Ино» и «Серая Лошадь». В 1918 году форт «Ино», на северном берегу залива был взорван, чтобы не достался Финляндии. На начало февраля 1921 года в состав гарнизона крепости входили: штаб, 187-я отдельная стрелковая бригада, 21-й воздухоплавательный отряд, крепостная артиллерия механические и вспомогательные части. Всего гарнизон составлял 16 468 человек, из которых 1078 командиров. Самым мощным вооружением обладал внешний форт «Красная Горка», четыре 280-мм мортиры, 8-мь 305-мм орудий доставали не только до Кронштадта, но и до финского берега.
Кронштадтская крепость к началу Первой Мировой войны, после ликвидации ошибок выявленных русско-японской войной, была сильнейшей в мире береговой крепостью, и справиться с ней не смог бы ни германский, ни английский флот, ни всей Красной Армии.
Причины и предпосылки
Обычно указывают на тяжелое положение населения – крестьян и рабочих, которых разоряла война, шедшая с 1914 года – Первая мировая, затем Гражданская война. В которой обе стороны, белые и красные, снабжали продовольствием свои армии и города, за счет сельского населения. По стране прокатилась волна крестьянских восстаний, как в тылу белых армий, так и красных. Последние из них были на юге Украины, в Поволжье, на Тамбовщине. Это стала предпосылкой Кронштадтского восстания.
Непосредственные причины:
— Моральное разложение экипажей линкоров — линкоров «Севастополь» и «Петропавловск». В 1914—1916 годах балтийские линкоры не сделали ни одного выстрела по неприятелю. Два с половиной года экипажи находились в ожидании выхода в море, но, увы, линкоры-дредноуты так и не сделали ни одного боевого выстрела за всю войну. Нетрудно догадаться, как это сказалось на психологическом состоянии команд.
Получив весть о Февральской революции, матросы линкоров типа «Севастополь» устроили дикую расправу над своими офицерами в Гельсингфорсе, а позже учинили погромы обывателей в городе Кронштадте. Это была первая в ходе революции массовая расправа над офицерами, во время которой офицеров было убито больше, чем с августа 1914 года во всех флотах вместе.
— Негативное воздействие «отцов-командиров». Вместо того, чтобы назначить на Кронштадт настоящего боевого командира, который бы навел порядок в «матросской вольнице», где были сильны позиции анархистов. Командиром Балтийского флота в июне 120 года был назначен — Федор Раскольников, протеже Л. Троцкого-Бронштейна.
Этот командир «прославился» несколькими своеобразными подвигами, например: 26 декабря 1918 года Раскольников без боя сдал английским эсминцам балтийский эсминец «Спартак». По приказу Троцкого, англичанам немедленно предложили в обмен на Раскольникова 17 пленных британских офицеров.
На Балтийский флот он прибыл с командой подручных, которых сразу поставил на важные посты — начальником политотдела Балтийского флота, он назначил своего тестя и видного троцкиста М. А. Рейснера. Начальником штаба, сделал своего начштаба по Волжско-Каспийской военной флотилии Владимира Кукеля. Его команда, вместо наведения порядка, сразу отметилась постоянными пьянками, усугубив и так плохой морально-психологический климат в крепости.
С «положительной» стороны отметилась и молодая жена Раскольникова, занявшая несколько должностей в штабе флота — Лариса Рейснейр (она называла себя «коморси» — командующей морскими силами). Она заняла квартиру бывшего морского министра Григоровича, отличалась дорогими вызывающими туалетами, роскошью одежды, квартира была наполнена предметами роскоши. Типичная мещанка во дворянстве.
— Пропаганда троцкизма. Раскольников практически не занимался служебными делами, и время посвященное не пьянкам, посвящал распространению идей троцкизма. Он всячески подрывал позиции лидеров большевиков, активно ему помогали Лариса и Михаил Рейснеры.
Раскольникову удалось втянуть кронштадтскую партийную организацию численностью около 1,5 тыс. большевиков в «дискуссию о профсоюзах». 10 января 1921 года в Кронштадте состоялась дискуссия партийного актива. Платформу Троцкого поддерживал Раскольников, а Ленина — комиссар Балтийского флота Кузьмин. Через три дня состоялось общее собрание кронштадтских коммунистов с той же повесткой.
Наконец 27 января Раскольников был смещен с поста командира флота, а временно исполняющим обязанности был назначен Кукель.

Ход восстания
1 марта была выпущена резолюция о поддержке рабочих Петрограда, с лозунгом «Вся власть Советам, а не коммунистам». Потребовали освобождения из заключения, всех представителей социалистических партий, проведения перевыборов Советов и, исключения из них всех коммунистов, предоставления свободы слова, собраний и союзов всем партиям, обеспечения свободы торговли, разрешения кустарного производства собственным трудом, разрешения крестьянам свободно пользоваться своей землёй и распоряжаться продуктами своего хозяйства, то есть ликвидации продовольственной диктатуры. Для поддержания порядка в Кронштадте и организации обороны крепости был создан Временный революционный комитет (ВРК) во главе с матросом Петриченко, помимо которого в комитет вошли его заместитель Яковенко, Архипов (машинный старшина), Тукин (мастер электромеханического завода) и Орешин (заведующий третьей трудовой школой).
3 марта Петроград и Петроградская губерния были объявлены на осадном положении. Кронштадтцы добивались открытых и гласных переговоров с властями, однако позиция последних с самого начала событий была однозначной: никаких переговоров или компромиссов, мятежники должны сложить оружие безо всяких условий. Парламентёров, которые направлялись восставшими, арестовывали.
4 марта Комитетом обороны Петрограда Кронштадту был предъявлен ультиматум. Восставшие вынуждены были либо принять его, либо защищаться. В тот же день в крепости состоялось заседание делегатского собрания, на котором присутствовали 202 человека. Было решено защищаться. По предложению Петриченко состав ВРК был увеличен с 5 до 15 человек.
5 марта властями отдается приказ об оперативных мерах по ликвидации восстания. Была восстановлена 7-я армия под командованием Михаила Тухачевского, которому предписывалось подготовить оперативный план штурма и «в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте». 7-ю армию усиливают бронепоездами и авиаотрядами. На берегах Финского залива было сосредоточено свыше 45 тыс. штыков.
7 марта 1921 начался артиллерийский обстрел Кронштадта.
8 марта 1921 года части Красной армии пошли на штурм Кронштадта, штурм был отбит. Началась перегруппировка сил, стягивались дополнительные части.
В ночь на 16 марта после интенсивного артиллерийского обстрела крепости начался новый штурм. Мятежники заметили атакующие советские части слишком поздно. Так, бойцы 32-й бригады без единого выстрела смогли подойти на расстояние одной версты до города. Штурмующие смогли ворваться в Кронштадт, к утру сопротивление было сломлено.

В ходе боев за Кронштадт Красная Армия потеряла 527 человек убитыми и 3285 человек ранеными. Мятежники потеряли убитыми около тысячи человек, 4,5 тысячи (из них половина — раненые) были взяты в плен, часть бежала в Финляндию (8 тысяч), было расстреляно по приговорам ревтрибуналов — 2103 человека. Так закончилась Балтийская вольница.
Особенности восстания
— Фактически мятеж подняла только часть матросов, позже к мятежникам присоединились гарнизоны нескольких фортов и отдельные обыватели из города. Единства настроений не было, если бы весь гарнизон поддерживал восставших, подавить восстание в мощнейшей крепости было бы намного труднее и пролилось бы больше крови. Матросы Революционного комитета не доверяли гарнизонам фортов, так на форт «Риф» было направлено — свыше 900 человек, на «Тотлебен» и «Обручев» по 400. Комендант форта «Тотлебен» Георгий Лангемак, будущий главный инженер РНИИ и один из «отцов» «Катюши», категорически отказался подчиняться ревкому, за что был арестован и приговорен к расстрелу.
— Требования восставших были чистейшей воды дурью и не могли быть выполнены в условиях только, что закончившейся Гражданской войны и Интервенции. Скажем лозунг «Советы без коммунистов»: Коммунисты составляли почти весь Госаппарат, костяк Красной Армии (400 тыс. из 5,5 млн. человек), командный состав РККА на 66% из выпускников курсов краскомов из рабочих и крестьян, соответствующе обработанных коммунистической пропагандой. Без этого корпуса управленцев, Россия бы опять ухнула в бездну новой Гражданской войны и началась бы Интервенция осколков белого движения (только в Турции дислоцировалась 60-тысячная Русская армия барона Врангеля, состоявшая из опытных бойцов, которым терять было уже нечего). По границам располагались молодые государства, Польша, Финляндия, Эстония, которые были не прочь оттяпать еще русой землицы. Их бы поддержали «союзники» России по Антанте.
Кто будет брать власть, кто и как будет руководить страной, откуда взять продовольствие и т.д. — найти ответы в наивных и безответственных резолюциях и требованиях восставших невозможно.
— Восставшие были бездарными командирами, в военном отношении, и не использовали всех возможностей для обороны (наверное, и Слава Богу – а то крови пролилось бы намного больше). Так, генерал-майор Козловский командующий кронштадтской артиллерией и ряд других военспецов сразу же предложили Ревкому атаковать части Красной Армии на обеих сторонах залива, в частности, захватить форт «Красная Горка» и район Сестрорецка. Но ни члены ревкома, ни рядовые мятежники не собирались покидать Кронштадт, где они себя чувствовали в безопасности за броней линкоров и бетоном фортов. Их пассивная позиция и привела к быстрому разгрому.
За время боев мощная артиллерия линкоров и фортов, контролируемых мятежниками, не была использована на полную мощь и не нанесла особых потерь большевикам.
Военное руководство Красной Армии, Тухачевский, также действовало не удовлетворительно. Если бы восставшими руководили опытные командиры, штурм Крепости бы был провален, а штурмующие умылись кровью.
— Обе стороны не стеснялись лгать. Восставшие выпустили первый номер «Известий Временного революционного комитета», где главной «новостью» говорили, что «В Петрограде всеобщее восстание». На деле в Петрограде волнения на заводах пошла на убыль, некоторые корабли, стоявшие в Петрограде, и часть гарнизона колебались и занимали нейтральную позицию. Подавляющее большинство солдат и матросов поддержало правительство.
Зиновьев же врал, что в Кронштадт проникли белогвардейские и английские агенты, которые швырялись золотом налево и направо, а мятеж поднял генерал Козловский.
— «Героическое» руководство Кронштадтского Ревкома во главе с Петриченко, поняв, что шутки кончились, еще в 5 часов утра 17 марта на автомобиле уехало по льду залива в Финляндию. Вслед за ними ринулась толпа простых матросов и солдат.
Итогом стало ослабление позиций Троцкого-Бронштейна: начало Новой Экономической политики автоматические отодвинуло позиции Троцкого на второй план и полностью дискредитировало его планы милитаризации экономики страны. Март 1921 года стал переломным моментом в нашей истории. Началось восстановление государственности и экономики, попытка ввергнуть Россию в новую Смуту была пресечена.

Восстание балтийских моряков в Кронштадте

28 февраля 1921 года моряки 1-й бригады линкоров «Петропавловск» и «Севастополь» приняли резолюцию с требованиями политического и экономического характера.

Днем 1 марта на Якорной площади Кронштадта состоялся митинг, в котором участвовали свыше 16 тысяч человек. Одним из лозунгов митингующих был «Советы без коммунистов!». На митинге были приняты резолюции с требованием перевыборов Советов, свободы деятельности социалистических партий, упразднения института комиссаров и политотделов, отмены заградительных отрядов, предоставления крестьянам полного права распоряжаться землей и др.

Присутствовавшие на митинге председатель Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) Михаил Калинин и комиссар Балтийского флота Николай Кузьмин отказались принять требования митингующих, что лишь подтолкнуло народные массы на более решительные действия.

2 марта восставшие создали Временный революционный комитет под председательством старшего писаря линкора «Петропавловск» Степана Петриченко.

Основными лозунгами восставших стали: «Вся власть Советам, а не партиям!», «Долой диктатуру партии, да здравствует свободная Россия, да здравствует власть, выборная от всего русского народа!».

Попытки кронштадтцев установить контакты с населением и военнослужащими Петрограда и пригородов не удались из-за блокады побережья Финского залива заградительными отрядами и ареста почти всех моряков-делегатов.

Партийное руководство РСФСР заняло в отношении кронштадтцев жесткую позицию, отказавшись от любых форм диалога. 2 марта Совет Труда и Обороны при Совете Народных Комиссаров РСФСР объявил участников Кронштадтского восстания вне закона, ввел в Петрограде и Петроградской губернии (ныне Ленинградская область) осадное положение, а для руководства подавлением восстания прибыли председатель Реввоенсовета республики Лев Троцкий и главнокомандующий вооруженными силами Сергей Каменев.

В ответ на действия советских властей Временный революционный комитет в целях организации защиты Кронштадта создал «штаб обороны». Общая численность восставших составляла 26 тысяч человек, в распоряжении которых находились два линкора, до 140 орудий и около 100 пулеметов (по другим источникам — около 18 тысяч человек, два линкора, несколько малых кораблей, около 200 орудий, 126 пулеметов).

5 марта восставшим был предъявлен ультиматум, отвергавший любые переговоры и мирный исход событий. В ответ солдаты и матросы Кронштадта арестовали руководящих политработников Кронштадта и около 320 коммунистов. В тот же день начались бомбардировки крепости с помощью авиации, а 7 марта к месту событий была стянута боевая артиллерия. Гарнизон крепости отвечал залпами с вмерзших в лед линкоров и береговой линии обороны.

8 марта 7-я армия под командованием Михаила Тухачевского в составе 18 тысяч человек предприняла попытку наступления на Кронштадт, но потерпела неудачу из-за нехватки личного состава, и ошибок, допущенных руководителями операции при подготовке штурма. Также некоторые красноармейцы отказывались идти в бой против «братьев-кронштадтцев».

Извлеченные из неудавшейся попытки штурма уроки заставили командный состав 7-й армии пойти на более решительные меры. Массовую мобилизацию провел ЦК комсомола. Уже 16 марта к Кронштадту были стянуты силы в количестве 45 тысяч человек личного состава, в том числе в составе 7-й армии — 24 тысячи человек, 159 орудий, 433 пулемета, три бронепоезда. Кроме того были расформированы ненадежные части, а за «отказ от выполнения боевого задания» некоторых красноармейцев приговорили к расстрелу.

Второй штурм Кронштадта был предпринят 17 марта после тщательной артподготовки. Преодолев простреливаемое пространство по льду Финского залива, штурмовые отряды ворвались в крепость. Восставшие оказывали упорное сопротивление в городе, что позволило большинству руководителей и восьми тысячам военнослужащих и гражданских лиц отступить на территорию Финляндии. В середине дня группа самолетов произвела налет на линкор «Петропавловск», нанеся ему повреждения. Около 21 часа вмерзшие в лед линкоры были окружены отрядом курсантов, под угрозой применения отравляющих веществ и из-за выступления части старослужащих против восстания экипажи кораблей сдались.

К 12 часам 18 марта Кронштадтское восстание было подавлено. Восставшие потеряли убитыми свыше одной тысячи, ранеными более двух тысяч человек.

Потери войск Петроградского военного округа составили 1912 человек убитыми и 1208 ранеными.

Оценивая Кронштадтское восстание как серьезную угрозу своей политической власти, руководство РСФСР приняло жесткие меры против сдавшихся солдат и матросов. Дела пленных рассматривали наделенные судебными функциями «революционные тройки». Из 10 001 человека, прошедших через них, 2103 были осуждены к расстрелу (без учета расстрелянных без суда), 6447 приговорены к различным срокам заключения, остальные демобилизованы.

2 ноября 1922 года к пятилетию Октябрьской революции, решением ВЦИК значительная часть рядовых участников восстания была амнистирована. Указом Президента РФ от 10 января 1994 года все участники Кронштадтского восстания реабилитированы, репрессии против них признаны незаконными.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Воениздат. Москва. 2004. В 8 томах)

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Кронштадтский мятеж. 95 лет со дня подавления восстания матросов против большевиков

95 лет назад, 18 марта 1921 года был подавлен Кронштадтский мятеж, начавшийся под лозунгом «За Советы без коммунистов!». Это было первое после окончания Гражданской войны антибольшевистское восстание. Команды линкоров «Севастополь» и «Петропавловск» потребовали провести перевыборы Советов, упразднить комиссаров, предоставить свободу деятельности социалистическим партиям и разрешить свободную торговлю.
Кронштадтская матросня была авангардом и ударной силой большевиков: они участвовали в Октябрьском перевороте, подавляли восстание юнкеров военных училищ Петрограда, штурмовали Московский Кремль и устанавливали Советскую власть в самых разных городах России.
И именно эти люди возмутились тем что большевики (которым они верили) довели страну на грань национальной катастрофы, в стране разруха, 20% населения страны голодало, в отдельных регионах даже наблюдалось людоедство.

В конце 1920 – начале 1921 вооруженные восстания крестьян охватили Западную Сибирь, Тамбовскую, Воронежскую губернии, Среднее Поволжье, Дон, Кубань, Украину, Среднюю Азию. Все более взрывоопасной становилась ситуация в городах. Не хватало продовольствия, многие заводы и фабрики закрывались из-за нехватки топлива и сырья, рабочие оказывались на улице. Особенно тяжелое положение в начале 1921 сложилось в крупных промышленных центрах, прежде всего в Москве и Петрограде. Все это накаляло социальную атмосферу.
Люди реально увидели, что жизненный уровень, который им дала Советская власть, куда хуже чем уровень жизни домашнего скота при прежней власти… Происходил массовый выход из партии, начинался бунт.
Поводом к волнениям в Кронштадте стали выступления рабочих в Петрограде. 24 февраля 1921 рабочие Трубочного завода вышли на улицу. К ним примкнули рабочие других предприятий. Вскоре среди демонстрантов появились матросы и солдаты. Толпа освободила рабочих, арестованных за невыход на работу (на остановившихся предприятиях).
Сообщение о волнениях в столице достигло Кронштадта. 1 марта моряки и красноармейцы военной крепости Кронштадт (гарнизон 26 тысяч человек) под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!» вынесли резолюцию о поддержке рабочих Петрограда.

Матросы, солдаты и жителей Кронштадта провели на Якорной площади митинг, на котором потребовали от большевиков: освободить всех политзаключённых, упразднить комиссаров, дать полную свободу левым партиям, разрешить кустарное производство, разрешить крестьянам пользоваться своей землёй, разрешить свободу торговли. В этот же день в крепости был создан Временный революционный комитет (ВРК), не подчинявшийся большевикам.
Кронштадтцы добивались открытых и гласных переговоров с властями, однако Совнаркомом было принято решение: в переговоры не вступать, а мятеж подавить любыми средствами. Восставшие были объявлены «вне закона». Последовали репрессии в отношении родственников руководителей восстания. Их брали в качестве заложников.

2 марта Петроград и Петроградская губерния были объявлены на осадном положении.
3 марта 1921 года в крепости был образован «штаб обороны», который возглавил бывший капитан Е. Н. Соловьянинов, в состав штаба вошли «военные специалисты»: командующий артиллерией крепости, бывший генерал А. Р. Козловский, контр-адмирал С. Н. Дмитриев, офицер генерального штаба царской армии Б. А. Арканников.
4 марта Комитет обороны Петрограда предъявил Кронштадту ультиматум. Было решено защищаться. Гарнизон крепости Кронштадт насчитывал 26 тысяч военнослужащих, однако следует отметить, что в восстании участвовал не весь личный состав — в частности, 450 человек, отказавшиеся примкнуть к восстанию, были арестованы и заперты в трюме линкора «Петропавловск»; с оружием в руках на берег в полном составе ушла партийная школа и часть матросов-коммунистов, имелись и перебежчики (всего, до начала штурма, крепость покинули более 400 человек).
Мало кто из коммунистов желал проливать кровь матросов, которые подарили власть Ленину и Троцкому. И вот тогда партия посылает на подавление своих полководцев. Тут и Троцкий, и Тухачевский, и Якир, и Федько, и Ворошилов с Хмельницким, Седякин, Казанский, Путна, Фабрициус. Такое впечатление, что в тот момент никто молодой Советской республике не угрожал. Кроме народов России. Уже забастовал Питер. Тамбовские мужики сажали на вилы озверевших комиссаров. Поэтому Кронштадт надо было давить. Срочно. Но одних командиров мало. И тогда партия посылает делегатов своего X съезда и крупных партийцев. Тут и Калинин, и Бубнов, и Затонский. Формируется Сводная дивизия… Она еще именовалась Сбродной. Собрали тех коммунистов, кто провинился, проворовался, пропился, продался. Во главе Сводной дивизии был назначен бежавший с поля боя, изгнанный из партии за трусость, бывший председатель Центробалта товарищ Дыбенко (его именем в Петербурге до сих пор названы метро и улица).
5 марта 1921 года приказом Реввоенсовета № 28 была восстановлена 7-я армия под командованием М. Н. Тухачевского, которому предписывалось подготовить оперативный план штурма и «в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте». Штурм крепости был назначен на 8 марта.

В 18:00 7 марта начался артобстрел Кронштадта. На рассвете 8 марта 1921 года солдаты Красной армии пошли на штурм Кронштадта. Но штурм был отбит гарнизоном из 8 тысяч матросов, и войска с огромными потерями отступили на исходные рубежи. Как отмечал К. Е. Ворошилов, после неудачного штурма «политико-моральное состояние отдельных частей вызывало тревогу», два полка 27-й Омской стрелковой дивизии (235-й Минский и 237-й Невельский) отказались участвовать в сражении и были разоружены. А после того как стало известно, что отдельные солдаты переходят на сторону мятежников, была объявлена мобилизация коммунистов по всей стране.
Отличилась и Сводная дивизия. О храбрости Дыбенко докладывал заместитель начальника особого отделения Юдин: «561 полк, отойдя полторы версты на Кронштадт, дальше идти в наступление отказался. Причина неизвестна. Тов. Дыбенко приказал развернуть вторую цепь и стрелять по возвращающимся. Комполка 561 принимает репрессивные меры против своих красноармейцев, дабы дальше заставить идти в наступление».
Самые сознательные коммунисты отправились на подавление мятежа, среди этих активистов были писатель Фадеев, будущий маршал Конев.
По состоянию на 12 марта 1921 года силы мятежников насчитывали 18 тыс. солдат и матросов, 100 орудий береговой обороны (с учётом корабельных орудий линкоров «Севастополь» и «Петропавловск» — 140 орудий), но орудия фортов были стационарными и к сожалению большей частью направлены в противоположную сторону от атакующих.
При подготовке ко второму штурму численность группы войск была доведена до 24 тыс. штыков (по некоторым данным до 40 тыс.), в том числе из штрафников.
Естественно поставлены пять заградотрядов для расстрела «трусов и дезертиров»…
Штурм начался в ночь на 17 марта 1921 года, атакующие были в белых масхалатах и были замечены лишь в километре от крепости, поэтому огонь артиллерии был малоэфективен, тем более снаряды подавались в ручную, линкоры вмерзли в лед и перекрывали друг другу зоны обстрела, и плюс еще и снаряды которыми велся огонь были бронебойными, с донными взрывателями… пробивая лунку уходил под воду и взрывался глубоко под водой. А многие не взрывались вовсе потому что врыватели были поставлены неправильно. Все это из-за низкой выучки личного состава, который лишился кадровых офицеров, которых эти же самые матросы расстреливали массово по классовому признаку годами ранее.
С 17 на 18 марта 1921 года около 8 тысяч мятежников в том числе и генерал Козловский ушли в Финляндию. Их отход по жребию прикрывали несколько сотен человек.
18 марта 1921 года штаб восставших (который находился в одной из орудийных башен «Петропавловска») принял решение уничтожить линкоры (вместе с пленными, находившимися в трюмах) и прорываться в Финляндию. Они приказали заложить несколько пудов взрывчатки под орудийные башни, однако это распоряжение вызвало возмущение. На «Севастополе» старые матросы разоружили и арестовали восставших, после чего выпустили из трюма коммунистов и радировали, что на корабле восстановлена Советская власть. Некоторое время спустя, после начала артиллерийского обстрела сдался и «Петропавловск» (который уже покинули большинство мятежников).

Захваченных матросов судят. Разбирали каждое дело индивидуально и вынесли 2103 смертных приговора (ВИЖ. 1991. № 7. С. 64). Расстреляли заодно священника и старосту Морского собора. Также к различным срокам наказания было приговорено 6459 человек
По данным советских источников, штурмующие потеряли 527 человек убитыми и 3285 ранеными. При штурме было убито 1 тыс. мятежников, свыше 2 тыс. было «ранено и захвачено в плен с оружием в руках», более 2 тыс. — сдались в плен.
Началась жестокая расправа не только над теми, кто держал в руках оружие, но и над населением. С весны 1922 началось массовое выселение жителей Кронштадта с острова. В течение последующих лет оставшиеся в живых участники кронштадтских событий позднее неоднократно вновь были репрессированы.
Под большевистский террор попали и те, кто был участником восстания марта 1917 г. Впоследствии Кронштадт превратился в мрачный советский застенок и местом мученической кончины тысяч петербуржцев всех сословий. Сюда в 1918-1920 гг. доставлялись на баржах арестованные офицеры, духовенство. Содержали их в кронштадтских тюрьмах, в одной из которых при большевиках разместилось местное ГПУ. Есть свидетельства о казнях офицеров и духовенства в Кронштадте, 400-500 человек были расстреляны и погребены во дворе бывшей гражданской тюрьмы, многие затоплены на баржах за Толбухиным маяком.
Судьба 8 тыс. спасшихся мятежников в Финляндии тоже была не очень завидной: правительство Финляндии чрезвычайно опасалась коммунистической заразы из России и держала их за колючей проволокой. Пропитанием повстанцев занялся американский Красный крест, русские эмигрантские организации собирали им одежду, бельё.
После объявленной амнистии половина беженцев вернулась в СССР, где сгинула в тюрьмах.
Оставшиеся в эмиграции влачили жалкое существование, а после нападения Советского Союза на Финляндию подвергались травле и гонениям, меняли русские имена на финские, скрывая своё происхождение, пытались ассимилироваться в Финляндии, поэтому потомки мятежников не говорят по-русски, но раз в год собираются в Православном Покровском Храме город Лаппеенранта, где в 1993 году был отпет последний Кронштадский повстанец…
В 1994 году все участники Кронштадтского восстания были реабилитированы, а на Якорной площади города-крепости им установлен памятник.

Тайны Кронштадтского мятежа


Фото из архива А.В. Первушина

О кронштадтских событиях написаны книги и статьи известных историков и писателей. А эта неизвестная прежде информация о Федоре Первушине помогает изучению истории кронштадтских событий в ее различных аспектах. Ведь секретные протоколы и другие документы так называемых мятежников в руки победителей не попали. Они были частично уничтожены повстанцами при отходе в Финляндию, другая их часть рассеяна в европейских архивах и в США и не опубликована.
СПЛОШНЫЕ ЗАГАДКИ
Даже в наше время, исследуя новые документы, трудно найти точные ответы на поставленные вопросы. Например, почему дети комиссара избежали ярлыка «сын врага народа»? Оба сына Федора Первушина, воспитанные в детском доме, так и не узнали до самой своей кончины истинные причины гибели своего отца. Для них и для окружающих он являлся защитником советской власти. Один из сыновей станет партийным работником, другой — киноактером. Информация о гибели комиссара Первушина будет секретной. В своих анкетах сыновья комиссара всегда писали об отце: «Погиб во время Кронштадтского мятежа». А где-то в секретной папке была иная запись: «Расстрелян». Оба сына на фронте станут коммунистами. Вот такая загадочная история. А ведь сыновей «врагов народа», даже совершивших героические подвиги, награждали, но в партию не принимали. Лишь после указа президента России Бориса Ельцина (1994 год) о реабилитации всех участников Кронштадтского восстания сведения о Федоре Первушине стали открытыми.
Федор Первушин родился в крестьянской семье в Тамбовской губернии, в Кирсановском уезде, — черноземном и хлеборобном крае, где проживал Александр Степанович Антонов, руководитель Тамбовского антибольшевистского крестьянского восстания. Первушин был призван на Балтийский флот, где дослужился до унтер-офицерского звания (на фото он с женой Марией Егоровной, 1910 год). Он стал отличным специалистом с хорошим знанием корабельной техники. Выйдя в отставку, проживал в Кронштадте, работал механиком на местном ремонтном (Морском) заводе. Пользовался большим уважением матросов и рабочих. Был также активным участником революционных событий в Петрограде и Кронштадте. После установления советской власти его как представителя рабочих избирают членом исполкома Кронштадтского Совета, а позже назначают комиссаром труда. Летом 1918 года Федор Первушин вступает в партию большевиков. Во время мятежа он, как было отмечено, станет одним из руководителей Временного бюро городской организации РКП(б).
РАССЕКРЕЧЕННАЯ ПРАВДА О ВОССТАНИИ
Ставшие открытыми документы прояснили многое. Они разоблачают принятое в советское время утверждение о грандиозном белогвардейском, а также эсеровском заговоре в Кронштадте, который якобы привел к кровавому мятежу. Доказано, что утверждение, будто во главе мятежников стояли бывшие генералы и офицеры, очевидная ложь. Уточнение: в крепости служил лишь один бывший генерал — престарелый начальник артиллерии морской крепости Александр Козловский. В бывших закрытых советских, а также и в эмигрантских документах отсутствуют какие-либо сведения о существовании в Кронштадте белогвардейского и эсеровского подполья.
Обратимся к документам. На свой запрос «о наличии фактических данных об участии левых эсеров в подготовке мятежа» секретно-оперативное управление ВЧК получает ответ 19 апреля 1921 года: «Определенных указаний, что руководящую роль играли левые эсеры, не имеется». А о председателе мятежного Военно-революционного комитета (ВРК) Степане Петриченко написано: «Создается лишь впечатление, что он левый эсер».
Белогвардейское подполье находилось не в Кронштадте, а рядом — в Петрограде. Поэтому и появилась «информация» об участии белогвардейцев в мятеже. Матросы и рабочие Кронштадта к белогвардейцам относились негативно. Об этом узнаем из справки начальника разведки 7-й армии РККА: «Население относилось безусловно отрицательно к белым, но также не считало таковыми и мятежников».
Восстание вспыхнуло стихийно. Вначале были мирные требования о замене старого Кронштадтского Совета, полномочия которого истекли, новым составом, выбранным на основе тайного голосования. А это требование было в духе советской Конституции (РСФСР) того времени. Но начальный конфликт с властями о новых выборах обернулся последующим ожесточенным столкновением. Последовало новое требование кронштадтского гарнизона о повсеместных перевыборах Советов на основе опять же тайного голосования с участием не только большевистских кандидатов. А далее требования стали более радикальными. «Власть Советам, а не партиям», а потом — «За власть Советам, но без большевистской бюрократии». В ответ последовало такое вот определение руководителей мятежного Кронштадта в стихах пролетарского поэта Демьяна Бедного: «Дворянские сынки — минувшего осколки». Такая оценка разошлась в массы. Все это вместе привело к известным трагическим событиям.
Почему эти самые «осколки» допустили уход из Кронштадта с оружием в руках комендантской роты, сотрудников и охранных отрядов при политотделе Морской базы, Особом отделе и ревтрибунале и других подразделений, а также слушателей партийной школы? Почему «мятежники» отказались от помощи белогвардейского отряда из 800 человек, который находился в Финляндии?
Председатель ВЦИК РСФСР Михаил Калинин приезжал со своей женой в Кронштадт в самом начале волнений и пытался «образумить» матросов. «Всероссийский староста» благополучно покидает город, чтобы призвать Ленина, Троцкого и других советских вождей к жестокому подавлению мятежа. А его могли бы взять в заложники! Но многие продолжали считать советскую власть своей кровной властью. А через три дня после отъезда Калинина были арестованы в разных местах родственники активных участников мятежа. Например, родственники и знакомые только Александра Козловского — 23 человека. Кстати, члены ревтрибунала вернулись после подавления восстания и в течение одной недели приговорили к расстрелу 2103 человека.
Показательно и другое. Никто из арестованных коммунистов не был расстрелян. От расправы, конечно, удерживало и то, что чекисты взяли в заложники родственников некоторых известных мятежников. Но и это могло не остановить разъяренных матросов, после того как были расстреляны их парламентеры.
А бывшие генералы и офицеры, которые якобы руководили мятежом, разве не знали, что Кронштадт через месяц, после таяния льдов, стал бы неприступным, имея на вооружении 140 береговых орудий? В апреле, после открытия навигации, мятежная эскадра с линкорами и мощной палубной артиллерией представляла бы грозную силу. А в марте Финский залив, скованный льдом, был еще доступен для прямой атаки со всех сторон. Да и в красноармейских частях на побережье, в Ораниенбауме (южная оборонительная позиция Финского залива с мощной артиллерией) начались митинговые страсти. Туда срочно прибывает Троцкий, ненадежные части заменяются на верные режиму. Таким образом, существовала возможность захватить и этот укрепрайон. Но в Кронштадте не решились усиливать противодействие. Сожалели об этом лишь после первого обстрела города с этих позиций.
Мятеж, или как сегодня уже называют это трагическое событие — восстание, начался, как уже отмечалось, стихийно и первоначально не ставил особо радикальных требований. Ожидались решения очередного съезда партии по аграрным вопросам. Ведь не явно враждебно встретили матросы появление на их митинге Михаила Калинина, бывшего рабочего. Но его речь возмутила многих: «Тепло тебе, Калиныч, а у наших родных голод и холод». Не было вначале и грубых выпадов против Владимира Ленина в отличие от брани в адрес председателя Реввоенсовета республики Льва Троцкого, а также партийного и советского руководителя Петрограда Григория Зиновьева. В состав Военно-революционного комитета (ВРК) — руководящего центра восставших — вошли 15 человек. Из них 8 матросов, 5 рабочих, служащий, а также штурман дальнего плавания.
Почему же восстали матросы, которые всегда были верной опорой революции? В наши дни ответ очень ясен. Цитируем рассекреченный документ «Доклад начальника спецотдела ВЧК Владимира Фельдмана от 10 декабря 1920 года»: «Все — и беспартийные, и члены партии — в один голос жалуются на удручающие вести с родины: у того последнюю лошадь отняли, у другого отца-старика посадили, у третьего весь посев забрали, там последнюю корову увели, забрали все носильные вещи». Большинство матросов были из крестьян, поэтому в знак протеста в Кронштадте из 1116 членов партии около 700 человек из партии вышли по разным мотивам, многие «по религиозным». Была отменена демобилизация для тех, кто ее заслужил. Поэтому в это трудное время они не могли обеспечить свои семьи на родине. Комиссар Балтийского флота Николай Кузьмин отметит, что те пять процентов моряков, которые побывали перед мятежом в отпуске на родине, «подлили масла в огонь». Они увидели своими глазами немыслимую картину обнищания родных деревень. По этой причине были отменены очередные отпуска.
Но основная масса рабочих не поддержала восставших моряков Кронштадта, хотя некоторые крупные заводы в Петрограде бастовали. Когда мятежных матросов в Кронштадте вели на расстрел, они кричали рабочим: «Вы нас предали!». Власти учитывали политическую обстановку и настроение прежде всего пролетариата. Большевистская пропаганда как бы натравливала рабочих на моряков. В «агитке» о пайке краснофлотца и рабочего зимой 1921 года писали: «Краснофлотский паек — 1,5-2 фунта хлеба (1 фунт = 400 г), четверть фунта мяса, четверть фунта рыбы, четверть — крупы, 60-80 г сахара. И все на один день! А питерский рабочий имел в два раза меньше, а в Москве за самый тяжелый физический труд рабочие получали в день 225 г хлеба, 7 г мяса или рыбы и 10 г сахара». «Что же вам еще надо, это у нас голод», — так рабочие обвиняли матросов. Большая часть рабочих крайне негативно относилась не только к белогвардейцам, но и к эсерам, поэтому упоминание о бывшем царском генерале Александре Козловском, начальнике крепостной артиллерии, которого объявили в Москве фактическим вождем мятежников, во многом дискредитировало программу Кронштадтского ВРК.

И РАСКРЫВАЮТСЯ ГЛАЗА, ТАК ДОЛГО БЫВШИЕ НЕЗРЯЧИМИ
После официальной реабилитации участников мятежа Анатолий Владимирович Первушин получает документальную информацию о гибели своего деда из Генеральной прокуратуры РФ, ФСБ и других ведомств. Сегодня он знает правду. В документах, а среди них постановление о реабилитации его деда, копия личного дела, протокол допроса и постановление революционной «тройки», четко указано, за что казнили Федора Хрисанфовича.
Часть оставшихся в партии кронштадтцев не смирились с агрессивной антибольшевистской политикой ВРК. Они поддержали образование Временного бюро Кронштадтской организации РКП(б), которое возглавили члены исполкома местного совета: Яков Ильин — комиссар продовольствия, Антон Кабанов — председатель Совета профсоюзов Кронштадта и Федор Первушин — комиссар труда. 4 марта 1921 года члены руководства Временного бюро городской парторганизации в газете «Известия ВРК Кронштадта» опубликовали воззвание, где членам РКП(б) предлагалось «сохранять выдержку, дисциплину, спокойствие и сплоченность как залог победы рабочих и крестьян. Быть на своих местах и не чинить никаких препятствий мероприятиям, проводимым ВРК Кронштадта». При этом отмечалось, что малейшее ослабление или нарушение работ во всех отраслях хозяйственной жизни города повлечет за собой худшие последствия. Также сообщалось, что ни один коммунист не был расстрелян, «а партия в этот трудный момент не предаст рабочий класс, на защите которого она стоит много лет».
Воззвание было написано, когда еще из Москвы не пришел грозный ультиматум, когда была еще слабая, но все-таки надежда на мирное разрешение конфликта с властями перед открытием очередного 10-го съезда партии, где рассматривалась новая экономическая политика, в том числе и по аграрному вопросу. Ведь слухи о замене продразверстки доходили и до Кронштадта. Естественно, что у Федора Хрисанфовича Первушина могло быть смятение в душе. Он был крестьянским сыном, ставшим большевиком. Надо полагать, тяжело переживал страдания своих близких и земляков. На родине комиссара Первушина, в черноземной Тамбовской губернии, ранее на одно крестьянское хозяйство приходилось 4,3 десятины посева, а в 1920 году — лишь 2,8. Поля засевались в размерах, необходимых только для личного потребления. К тому же в 1920 году губернию поразила засуха, а продразверстка оставалась высокой. Даже жестокий уполномоченный ЦК партии по подавлению Тамбовского восстания Антонов-Овсеенко вынужден был отметить, что крестьяне «проели не только мякину, лебеду, но и кору, крапиву», что привело в 1921 году к крестьянскому восстанию на Тамбовщине. Особо кровопролитные бои шли в родном для Федора Первушина Кирсановском уезде Тамбовской губернии, где одно время служил начальником уездной милиции, а теперь руководил повстанцами Александр Антонов.
В тексте воззвания был призыв не препятствовать деятельности повстанческого ВРК. Естественно, что Федор Первушин оставался верным партии, но он был за проведение реформ и ждал их. Да и многие оставшиеся в партии коммунисты полагали, что их участие в бескровном протесте ускорит принятие новой экономической политики.
Но за одно лишь напоминание о реформах последовал ультиматум из Москвы с объявлением мятежников вне закона, а вслед за этим — еще более радикальные требования ВРК. Ситуация обостряется, что приводит к многочисленным жертвам с обеих сторон.
Воззвание Временного бюро городской парторганизации было опубликовано уже после ареста всех членов Временного бюро и коммунистов, работавших в советских и профсоюзных организациях города. Но после публикации воззвания часть арестованных, в том числе Федора Первушина, освобождают. Комиссар Первушин, опираясь на свой авторитет, можно сказать, спасает арестованных руководителей города и морской базы, в том числе комиссара Балтийского флота Николая Кузьмина и председателя Кронштадтского Совета Петра Васильева. Их переводят с линкора «Петропавловск» в Морскую следственную тюрьму. А на линкоре, где они содержались под арестом, их могли убить мятежные матросы. В тюрьме арестованные общались между собой.
Безусловно, Первушин и его товарищи, составившие и подписавшие это воззвание, хорошо понимали переживаемый политический момент и именно поэтому призывали товарищей «к осмотрительности, выдержке и такту», надеясь избежать кровопролития. Публикация воззвания — попытка достигнуть соглашения, не допустить кровавой развязки событий и расстрела арестованных коммунистов. Вера в партию, коммунистические идеалы и справедливость — с одной стороны и боль за судьбу родины, ее тружеников-крестьян — с другой приводит Первушина к роковому для него и его товарищей решению. Но им казалось оно единственно верным. Отныне они становятся врагами и для большевиков, и для ВРК.
Федор Первушин сам явился в штаб красных после взятия города и был арестован. 24 марта члены Временного бюро парторганизации Кронштадта, в том числе и Федор Первушин, были расстреляны по постановлению революционной «тройки» Особого отдела. Их обвинили как «ответственных коммунистов» за составление указанного воззвания. Читаем приговор: «Воззвание оказало гибельные последствия на весь ход мятежа. Предлагалось подчиниться приказам ВРК и оставаться на месте».
Я читал копию допроса комиссара Первушина и его доводы в оправдание воззвания. Члены революционной «тройки» отвергают объяснения обвиняемых, что члены бюро имели соображения, которые диктовались тактическими планами, а именно — необходимостью освободить арестованных коммунистов, а также выгадать время для организации подпольной борьбы. Приговор гласил, что, опубликовав воззвание, подсудимые «совершили преступление, изменившее весь ход мятежа и парализовавшее всю подпольную работу». Отмечалось, что «члены коллективов, отличавшиеся слабым коммунистическим развитием, подчинились воззванию. Организация осталась без руководства». Однако в одном рассекреченном документе указывается на «отсутствие реальной силы и возможности со стороны парторганизации Кронштадта противодействовать мятежу». Это понимали Первушин и его соратники. Однако указанное воззвание было фактической поддержкой мятежного ревкома и, как было отмечено, «поднимающей его авторитет». Федора Первушина негласно приравняли к «комиссарам-перебежчикам», хотя его роль в спасении арестованных коммунистов была очевидной. И вероятно, именно этот факт проливает свет на некоторые вопросы. Дети так и не узнали о расстреле отца. Его жену высылают не сразу, как других близких расстрелянных мятежников, а позднее, в числе обычных горожан, как менее причастных к мятежу. А вот жену бывшего генерала Козловского осудили на пять лет.
ПОТОМКИ КОМИССАРА ФЕДОРА ПЕРВУШИНА
Я читал копии документов о том, как помогали Марии Егоровне Первушиной после гибели ее мужа. Она работала няней в детском приюте и пользовалась большим уважением. Недаром ей после гибели мужа горожане оказывали помощь. У нее были три сына: старшему — 10 лет, среднему — 8, младшему — 3 года. Местный врач напишет ходатайство о продлении срока ее проживания в Кронштадте в связи с болезнью сына, а затем вновь напишет, но уже вышестоящему начальнику, чтобы ее оставили в городе. Но вмешался всесильный партийный наместник Григорий Зиновьев. По его инициативе принимается решение о поголовном выселении жителей Кронштадта. Началась массовая высылка не только родственников мятежников, но почти всех жителей. Они были живыми свидетелями трагических событий, многое видели и знали, а в Кремле боялись правды о так называемом мятеже, поэтому «убирали» всех свидетелей. Кстати, из 1963 человек, высланных на поселение родственников так называемых кронмятежников, почти половина в скором времени умрут.
В марте 1922 года Марию Егоровну высылают на поселение. Первоначально детей взяли к себе родственники, однако потом 7-летнего Павла и 5-летнего Владимира определили в детский дом. Сведений о дальнейшей судьбе Марии Егоровны и Анатолия Первушиных нет.
Павел Федорович Первушин (1914-1990 гг.) станет киноактером, в годы войны уйдет на фронт, в 1945-м снова вернется на киностудию «Ленфильм», снимется в 40 фильмах, где блистательно сыграет в небольших и эпизодических ролях.
А Владимир Федорович Первушин (1917-1972 гг.) — фронтовик и орденоносец. Прошел Финскую и Великую Отечественную войны, был четыре раза ранен. Великую Отечественную начинал летчиком, но после первого тяжелого ранения служил в пехоте. Последняя его военная должность, полученная уже в мирное время, — заместитель командира батальона (замполит) в войсках МВД СССР. Выйдя в отставку, Владимир Первушин работал на партийных и профсоюзных должностях, в том числе инструктором в Кунцевском горкоме партии и в одном из московских объединенных комитетов профсоюза.
Сын Владимира Федоровича и внук Федора Хрисанфовича Первушина — Анатолий Владимирович скажет: «Я также большую часть трудовой деятельности посвятил профсоюзной работе, как бы по наследству от деда и отца, ничего не зная о том, что в свое время мой дед возглавлял крупнейший профсоюз в Кронштадте — профсоюз металлистов». Анатолий работал в аппарате ЦК профсоюза работников госучреждений, а затем несколько лет избирался секретарем территориального комитета профсоюза Южной группы войск (Венгрия).
Вот такая история семьи расстрелянного чекистами и реабилитированного спустя 75 лет советского комиссара в Кронштадте Федора Хрисанфовича Первушина. История, которую не так давно узнали его потомки и которая их поразила. Одновременно это типичная история русской семьи ХХ столетия.
В заключение нельзя не подчеркнуть, что подписав это воззвание, Федор Первушин и его товарищи подписали себе смертный приговор, но спасли от гибели многих арестованных коммунистов.

Помогите Вариант 1 1. Восстание в Кронштадте под лозунгами «Власть Советам, а не партиям!» произошло 1) в 1918 г. 2) в 1919 г. 3) в 1920 г. 4) в 1921 г. 2. О переходе к нэпу было объявлено на X съезде РКП(б) 1) в 1919 г. 2) в 1921 г. 3) в 1922 г. 4) в 1924 г. 3. Денежная реформа, итогом которой стало введение советского «золотого червонца», была осуществлена 1) в 1920-е гг. 2) в 1940-е гг. 3) в 1950-е гг. 4) в 1980-е гг. 4. «Дебют советской дипломатии» на международной конференции в Генуе произошел 1) в 1918 г. 2) в 1920 г. 3) в 1922 г. 4) в 1924 г. 5. В каком году СССР был принят в Лигу Наций? 1) в 1922 г. 2) в 1924 г. 3) в 1934 г. 4) в 1940 г.

Помогите. Срочно. Выберите из этого одно пожалуйста ​ Краткая биография Федюнинского В каком столетии сформировалось Галицкое княжество во гоаве с внуком Ярослава Мудрого​ Что объединяет эти имена Филипп 2 август Людовик 9 святой Филипп 4 красивый​ Срочно!!Зачеркни лишнее:Зернь, скан, перегородчатая эмаль, плинфа​ Какие города входили в Переяслов в ХI. ст.​ Помогите сделать пожалуйста Что в «Русской Правде» говорит о развитии государственности, а что о сохранении кровно-родственных отношений в регулировании споров? ​ Помогите с заданием на контрошу надо срочно!​ Помогите к каждому событию, указать верную цифру, которая должна быть к этим событиям

aloban75

1921 год, конец кровопролитной гражданской войны. Армии белогвардейцев и интервентов почти полностью разгромлены, молодое Советское государство рабочих и крестьян постепенно укрепляется и восстанавливается от аграрного наследия царской власти и военной разрухи. Но не оставляют страну и внутренние противоречия, разжигаемые контрреволюционными силами. И одним из наиболее часто припоминаемых итогов таких противоречий, пришедшихся на период установления советской власти на всей территории России является контрреволюционный кронштадтский мятеж в марте 1921 года.

Для начала, рассмотрим основные причины и характер произошедшего мятежа. В буржуазной среде кронштадцев принято выставлять своего рода героями борьбы с «диктатурой большевиков», а с подачки буржуазии этот героический ореол матросов Балтийского флота подхватывают и всевозможные «левые» движения антисоветской направленности, в особенности, анархисты, выставляя это едва ли не новой революцией, носящей антигосударственный характер. Но как же дело обстояло в действительности?

С началом гражданской войны, рабоче-крестьянское правительство было вынуждено перейти на чрезвычайную политику так называемого «военного коммунизма», частью которой стали проходившие в деревнях продразверстки. Изначально крестьянство терпело это, принимая как временное зло, но по мере того, как Гражданская война затянулась на долгие три года, противоречия между городом и мелкобуржуазной деревней, противоречия между (в данном случае) потребителями-рабочими и производителями-крестьянами все больше нарастало, что приводило к появлению всевозможного рода крестьянских бандформирований контрреволюционного характера: махновские банды, «зеленые повстанцы» и прочие. Это была не борьба «за», а борьба исключительно «против» пролетарской диктатуры. Разъяренное мелкое собственничество, недовольное экспроприацией ее собственности на нужды военного времени, набросилось на Рабоче-крестьянское правительство как на источник всех бед в их представлении, маскируя свою откровенно контрреволюционную суть под красивыми лозунгами. И можно бы ещё было оправдать восстание тем голодом, что последовал за продразверсткой, но разбивая эти голословные домыслы, процитируем Л.Д. Троцкого, который оставил заметку по этому вопросу:

Деморализация на почве голода и спекуляции вообще страшно усилилась к концу гражданской войны. Так называемое «мешочничество» приняло характер социального бедствия, угрожавшего задушить революцию. Именно в Кронштадте, гарнизон которого ничего не делал и жил на всем готовом, деморализация достигла особенно больших размеров. Когда голодному Питеру приходилось особенно туго, в Политбюро не раз обсуждали вопрос, не сделать ли «внутренний заем» у Кронштадта, где оставались еще старые запасы всяких благ. Но делегаты питерских рабочих отвечали: «Добром от них ничего не возьмешь. Они спекулируют сукном, углем, хлебом. В Кронштадте теперь голову подняла всякая сволочь».

Такова была реальная обстановка, без слащавых идеализаций задним числом.

Надо прибавить еще, что в Балтийском флоте устраивались, на правах «добровольцев», те из латышских и эстонских моряков, которые боялись попасть на фронт и собирались перебраться в свои новые буржуазные отечества: Латвию и Эстонию. Эти элементы были в корне враждебны советской власти и полностью проявили свою контрреволюционную сущность в дни кронштадтского мятежа. Наряду с этим, многие тысячи рабочих-латышей, главным образом, бывших батраков, проявляли беспримерный героизм на всех фронтах гражданской войны. Нельзя, следовательно, ни латышей, ни «кронштадтцев» красить в один и тот же цвет. Нужно уметь делать социальные и политические различия.

Таким образом, восставшие на протяжении голодных лет сами не оказывали помощь голодному Питеру, а когда накопленного показалось мало – ощерились, еще и требуя от рабоче-крестьянской власти «разоружить и расформировать политотделы», тем самым вообще открыто проявляя свою контрреволюционную суть. Да и сам лозунг восставших «власть Советам, а не партиям» не может оставлять сомнений в подлинной, враждебной диктатуре пролетариата сути мятежа, поскольку сложно было не понимать, что ликвидирование руководства большевиков над Советами очень быстро уничтожило бы и сами Советы. Как и требование разрешения свободной торговли восставшими, это угрожало основным принципам диктатуры пролетариата, и, как следствие, сам мятеж грозил задушить её в зародыше.

Итак, причины и контрреволюционный характер мятежа нам стали ясны. Не романтический дух анархической борьбы с государством и не голод были причинами недовольства мятежников политикой военного коммунизма, а лишь угроза того, что накопленное от них «утечет».

В конце февраля, по Кронштадту прокатилась волна забастовок и мятежных настроений, поставившие работу заводов и фабрик. Предприняв решительные действия, согласно сообщению заместителя председателя Петроградской губчека Озолина, упомянутом в переговорах с Петроградом, ЧК удалось арестовать «всю головку эсеров и меньшевиков». Также, Озолин сообщает Ягоде: «Всего арестованных до 300 человек, остальные 200 активные рабочие и из интеллигенции. По данным следствия видную роль в происходящих событиях играют меньшевики». Роль последних в разжигании протестных настроений в принципе не вызывает никакого сомнения. Стоит подчеркнуть, что в годы Гражданской войны, меньшевики едва ли не открыто выступали за реставрацию капитализма, отчего их участие в Кронштадтском мятеже еще больше придаёт последнему ярко-выраженный контрреволюционный оттенок, невзирая ни на какие лозунги мятежников.

Дредноут «Петропавловск»

В последующие дни ситуация стала накаляться всё более. Начинались брожения и разброд в некоторых запасных полках, которые пока еще удавалось успокоить. 28 февраля 1921 года состоялось собрание команд линкоров «Севастополь» и «Петропавловск» на котором мятежниками была принята резолюция с требованиями, достойным эсеров и меньшевиков: провести перевыборы Советов без коммунистов, упразднить комиссаров и политотделы, предоставить свободу деятельности всем социалистическим партиям и разрешить свободную торговлю. А уже 1 марта на Якорной площади Кронштадта состоялся 15-тысячный митинг под лозунгами «Власть Советам, а не партиям!». Все ожидали прибытия на митинг председателя ВЦИК Михаила Ивановича Калинина, прибывшего по подтаявшему льду залива. Долуцкий в «Материалах к изучению истории СССР (1921 — 1941 гг.)» пишет: «Братва встретила Михаила Ивановича аплодисментами — не побоялся, приехал. Знал всероссийский староста, куда прибыл – вчера на общем собрании команды линкора «Петропавловск» приняли резолюцию за перевыборы в Советы, но без коммунистов, за свободу торговли. Резолюцию поддержала команда второго линкора – «Севастополь» – и весь гарнизон крепости. И вот Калинин в бурлящем Кронштадте. Один — без охраны, проводников, взял только жену!»

Но вот договорить Михаилу Ивановичу матросы (которые еще совсем недавно требовали свободы слова) не дали, также как не предоставили возможность высказаться комиссару Балтфлота Кузьмину, который прибыл с выступлением на митинг. «Кончай старые песни, хлеба давай!» – кричали восставшие, не давая Калинину продолжать. Здесь, однако, следует заметить, что хлеба-то как раз кронштадтцам хватало, краснофлотский паек за зиму 1921 года (данные приведены в том же источнике Долуцкого) составлял в день: 1,5 – 2 фунта хлеба (1 фунт = 400 г.), четверть фунта мяса, четверть фунта рыбы, четверть — крупы, 60 – 80 гр. сахара. Питерский рабочий довольствовался в два раза меньшим пайком, а в Москве за самый тяжелый физический труд рабочие получали в день 225 гр. хлеба, 7 гр. мяса или рыбы и 10 гр. сахара, что еще раз подтверждает тезис об исключительно антисоветском и контрреволюционном характере мятежа.

Калинин попытался вразумить толпу: «Ваши сыновья будут стыдиться вас! Они никогда не простят вам сегодняшний день, этот час, когда вы по собственной воле предали рабочий класс!». Но председателя ВЦИК уже не слушали. Калинин уехал, а в ночь с 1 на 2 марта восставшими были арестованы руководители Кронштадтского совета и около 600 коммунистов, в том числе и комиссар Балтфлота Кузьмин. Первоклассная крепость, прикрывавшая подступы к Петрограду, оказалась в руках восставших. 2 марта восставшими была предпринята попытка начать переговоры с властями, однако позиция последних по поводу происходящего была проста: прежде, чем начнутся какие-либо переговоры восставшие должны сложить оружие. Без выполнения этих требований всех парламентеров, направляемых большевикам от восставших арестовывали. 3 марта в кронштадтской крепости был создан штаб обороны, возглавляемый бывшим капитаном Соловьяниным. Военными специалистами штаба были назначены бывший генерал РККА Козловский, контр-адмирал Дмитриев и офицер генштаба царской армии Арканников.

Тянуть дальше большевики не стали и 4 марта восставшим был выдвинут ультиматум с требованием немедленно сложить оружие. В тот же день в крепости состоялось заседание делегатского собрания, на котором присутствовали 202 человека, на котором был поставлен данный вопрос. Было принято решение защищаться. По предложению Петриченко, руководителя мятежа (совсем не Козловского, как тогда полагали большевики и как сейчас упоминают некоторые источники) состав ВРК – Временного революционного комитета, созданного восставшими 2 марта, был увеличен с 5 до 15 человек. Общее число гарнизона Кронштадтской крепости составляло 26 тыс. человек, однако, далеко не весь личный состав принял участие в контрреволюционном выступлении, в частности, 450 человек, что отказались примкнуть к мятежу, были арестованы и заперты в трюме линкора «Петропавловск». Помимо них, с оружием в руках на берег в полном составе ушла партийная школа и часть матросов-коммунистов, имелись и перебежчики (всего, до начала штурма, крепость покинули более 400 человек).

Семанов пишет: «При первых же известиях о начале кронштадтского вооруженного мятежа Центральный Комитет партии и Советское правительство приняли самые решительные меры для его скорейшей ликвидации».

Деятельное участие в их разработке и проведении в жизнь принимал В. И. Ленин. 2 марта 1921 г. Совет Труда и Обороны РСФСР принял в связи с мятежом специальное постановление. На следующий день за подписью Ленина оно было опубликовано. Постановление предписывало:

«1) Бывшего генерала Козловского и его сподвижников объявить вне закона.

2) Город Петроград и Петроградскую губернию объявить на осадном положении.

3) Всю полноту власти в Петроградском укрепленном районе передать Комитету обороны Петрограда».

Но понятно, что военные действия против восставших ограничиться одними только силами петроградского гарнизона не могли, требуя переброски военных частей из других концов страны.

«Предвидя возможность несогласованности действий между местным петроградским руководством и армейским командованием», пишет Семанов далее, «СТО РСФСР под председательством Ленина постановил 3 марта: «Петроградский комитет обороны в области всех мероприятий и действий, связанных с ликвидацией эсеровско-белогвардейского вооруженного мятежа, всецело подчиняется Реввоенсовету Республики, который осуществляет свое руководство в установленном порядке».

Итак, на протяжении всей борьбы с восставшими правительство оказывало поддержку питерским рабочим, большевикам и Комитету Обороны Петрограда. На помощь защитникам города от мятежников были брошены имеющиеся в распоряжении военные и материальные силы.

Немалые усилия партии пришлось прикладывать и для контрпропагандистских мер. Дело осложнялось также и тем, что Кронштадт традиционно считался «столицей» Балтийского флота. А особенно авторитет старейшей морской крепости России возрос после Октября, когда основная часть моряков Балтфлота стала авангардом социалистической революции. И разумеется, в своей пропаганде мятежный самозваный ревком всячески стремился использовать этот факт, выставляя себя продолжателем дел революционных матросов-балтийцев, поэтому, еще до начала вооруженного подавления мятежа, партийные организации начали крупную разъяснительную кампанию среди моряков Балтийского флота. На кораблях и в военных частях проходили собрания и митинги, ветераны флота выступали с обращениями к простым матросам и солдатам, призывая одуматься и переходить на сторону рабоче-крестьянской советской власти.

Также принимались меры контрпропагандистского воздействия на моряков, вовлеченных в мятеж случайно кронштадтскими главарями. Семанов пишет: «В пропагандистских материалах всячески подчеркивалась контрреволюционная сущность «ревкома», доказывалось, что фактическими его руководителями являются бывшие офицеры, закамуфлированные белогвардейцы. 4 марта было опубликовано воззвание Комитета обороны Петрограда «Достукались. К обманутым кронштадтцам». В нем говорилось:

«Теперь вы видите, куда вели нас негодяи. Достукались. Из-за спины эсеров и меньшевиков уже выглянули оскаленные зубы бывших царских генералов… Все эти генералы Козловские, Бурскеры, все эти негодяи Петриченки и Тукины в последнюю минуту, конечно, убегут к белогвардейцам в Финляндию. А вы, обманутые рядовые моряки и красноармейцы, куда денетесь вы? Если вам обещают, что в Финляндии будут кормить – вас обманывают. Разве вы не слышали, как бывших врангелевцев увезли в Константинополь и как они там тысячами умирали, как мухи, от голода и болезней? Такая же участь ожидает и вас, если вы не опомнитесь тотчас же… Кто сдастся немедленно – тому будет прощена его вина. Сдавайтесь немедленно!»

По свидетельству того же Семанова, в первых числах марта была проведена всеобщая мобилизация всеобуча. К 4 марта в подразделениях такого рода насчитывалось 1376 коммунистов и 572 комсомольца. Не остались в стороне и профсоюзы, сформировав свой отряд численностью 400 человек. Эти силы использовались пока лишь для внутренней обороны города, но одновременно становились резервом регулярных красноармейских частей, окружавших мятежный Кронштадт. Партийные, профсоюзные, комсомольские мобилизации, а также призыв всеобуча были проведены организованно и быстро, продемонстрировав полную готовность петроградских коммунистов дать отпор восставшим.

Свою и немалую роль в деле мобилизации рабочих масс Петрограда сыграли профессиональные союзы. Профсоюзы, как свидетельствует Пухов, представляли собой большую силу: в их рядах насчитывалось 269 тыс. членов в городе и еще порядка 37 тыс. в губернии.

4 марта, Совет профсоюзов обратился с воззванием к населению города. «Снова у подступов Красного Петрограда появились золотые погоны». Именно так начался призыв совета, подразумевавший генерала Козловского и иных руководителей мятежа с «царским» прошлым. Далее воззвание напоминало о тревожных днях 1919 г., когда белогвардейцы стояли буквально под стенами города. «Что спасло Красный Петроград от Юденича? Тесная сплоченность питерских рабочих и всех честных трудящихся». Воззвание напоминало о решающих событиях гражданской войны, ответить тесным сплочением на провокации антисоветских сил.

Во всех районах Петрограда создавались вооруженные отряды комсомольцев. И лозунг ревтроек: «Ни один коммунист не должен остаться дома» оказался выполнен на все сто процентов.

5 марта 1921 года приказом Реввоенсовета № 28 была восстановлена 7-ая армия под командованием Тухачевского, которому предписывалось подготовить оперативный план штурма и «в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте». Штурм крепости был назначен на 8 марта. Именно в этот день после нескольких переносов должен был открыться Х съезд РКП(б). Но это было не простое совпадение, а продуманный, предпринятый с определенным политическим расчётом шаг.

Сжатые сроки подготовки операции также обуславливались и тем, что вскрытие Финского залива могло сильно осложнить штурм и взятие крепости. 7 марта силы 7-й армии насчитывали почти 18 тыс. красноармейцев: почти 4 тыс. бойцов в Северной группе, около десяти в Южной и еще 4 тыс. в резерве. Основной ударной силой являлась сводная дивизия под командованием Дыбенко, в состав которой вошли 32-я, 167-я и 187-я бригады РККА. Одновременно началось выдвижение к Кронштадту и 27-й омской стрелковой дивизии.

В 18:00 7 марта начался обстрел кронштадтских фортов курсовыми батареями. На рассвете 8-ого числа, в день открытия X съезда ЦК РКП(б) солдаты Красной Армии пошли на штурм Кронштадта по льду Финского залива. Однако, взять крепость не удалось: штурм был отбит и войска с потерями вернулись на исходные позиции.

Неудачный бой, как позже вспоминал Ворошилов, подорвал моральных дух некоторых частей армии: «политико-моральное состояние отдельных частей вызывало тревогу», результате чего два полка 27-й Омской стрелковой дивизии (235-й Минский и 237-й Невельский) отказались участвовать в сражении и были разоружены.

По данным Советской военной энциклопедии, по состоянию на 12 марта, силы восставших насчитывали 18 тыс. солдат и матросов, более сотни орудий и свыше сотни пулеметов, в следствие чего число войск, готовившийся ко второму штурму крепости было так же увеличено до 24 тыс. штыков, 159 орудий и 433 пулеметов, а сами подразделения разделили на два оперативных соединения: южную группу, под командованием Сидякина, наступавшую с юга, из района Ораниенбаума и северную, под руководством Казанского, наступавшую на Кронштадт с севера по льду залива, с участка побережья от Сестрорецка до мыса Лисий нос.

Подготовка была проведена тщательно: в действующие части для усиления направили отряд сотрудников Петроградской губернской милиции (из них, в штурме приняли участие 182 бойца – сотрудники Ленинградского уголовного розыска), около 300 делегатов X съезда партии, 1114 коммунистов и три полка курсантов нескольких военных училищ. Была проведена разведка, подготовлены белые маскхалаты, доски и решётчатые мостки для преодоления ненадёжных участков ледяной поверхности.

Штурм крепости был начат в ночь на 16 марта 1921 года, до начала боя силы РККА сумели незаметно занять форт №7, оказавшийся пустым, однако форт №6 оказал продолжительное и ожесточённое сопротивление. Форт №5 сдался сразу после начала артиллерийского обстрела, но до того, как к нему подошла штурмовая группа. Сам гарнизон, стоит отметить, не оказал никакого сопротивления, курсантов из штурмовой группы встретили возгласами «Товарищи, не стреляйте, мы тоже за Советскую власть», из чего можно сделать вывод, что далеко не все участники мятежа горели желанием и далее в нём участвовать.

А вот соседний форт № 4 держался несколько часов и во время штурма атакующие понесли тяжёлые потери. В ходе тяжелых боёв удалось также овладеть фортами № 1 и № 2, «Милютин» и «Павел», однако, как впоследствии вспоминал Ворошилов, батарею «Риф» и батарею «Шанец» защитники покинули до начала штурма и по льду залива ушли в Финляндию, охотно их принявшую.

После захвата всех фортов, красноармейцы ворвались в крепость, где начались ожесточённые уличные бои с повстанцами, однако к 5 часам утра 18 марта сопротивление кронштадтцев было сломлено, после чего штаб восставших, находившийся в одной из орудийных башен «Петропавловска», принял решение уничтожить линкоры вместе с пленными, находившимися в трюмах и прорываться в Финляндию. Они приказали заложить несколько пудов взрывчатки под орудийные башни, однако это распоряжение вызвало возмущение. На «Севастополе» старые матросы разоружили и арестовали восставших, после чего выпустили из трюма коммунистов и радировали, что на корабле восстановлена Советская власть. Некоторое время спустя, после начала артиллерийского обстрела сдался и «Петропавловск», который уже покинули большинство мятежников.

На палубе линкора «Петропавловск» после подавления мятежа. На переднем плане – пробоина от крупнокалиберного снаряда.

По данным советской военной энциклопедии, штурмующие потеряли 527 человек убитыми и 3285 ранеными. При штурме было убито свыше тысячи мятежников, свыше 2 тыс. было «ранено и захвачено в плен с оружием в руках», более двух тысяч – сдались в плен и около восьми тысяч – ушли в Финляндию.

Контрреволюционный мятеж в Кронштадте был подавлен. Жизнь в городе постепенно налаживалась, но жертвы были немалыми.

Повреждения получили кронштадтские форты, порт и сооружения города-крепости, линкоры «Петропавловск» и «Севастополь». Были затрачены большие материальные ресурсы. Такова цена за бессмысленный мятеж, поднятый кучкой контрреволюционеров, сумевших демагогией и ложью увлечь за собой матросов и солдат, полуголодных и усталых. Среди пленных мятежников были трое членов так называемого временного ревкома. Некоторые из непосредственных руководителей мятежа, не успевших сбежать в Финляндию, были переданы суду и по его приговору расстреляны.

Жизнь в Петрограде возвращалась на круги своя довольно быстро. Уже 21 марта В. И. Ленин направил телефонограмму Петросовету о немедленной отмене осадного положения в городе, а еще ранее был отозван в Москву Тухачевский, а командующим войсками Петроградского военного округа вновь стал Д. Н. Авров. По его приказанию Северная и Южная группы войск расформировывались. 10 апреля 1921 г. 27-я Омская стрелковая дивизия, столь много сделавшая для разгрома мятежа, по указанию Реввоенсовета Республики была переброшена в Заволжский военный округ. 22 марта в Москве?Владимир Ильич принял делегатов X съезда, вернувшихся после боев под Кронштадтом. Он рассказал им об итогах работы съезда, беседовал с ними о боях с мятежниками, а затем, по просьбе делегатов, сфотографировался с ними.

Что касается судьбы мятежников, бежавших в Финляндию – встретили их довольно холодно. Корреспондент «Последних новостей» в выпуске за 20 марта 1921 года бесстрастно описывал следующую выразительную сцену: «Финляндская пограничная стража разоружает матросов и солдат, предварительно заставляя их возвращаться и подбирать на льду брошенные пулеметы и ружья. Больше 10 тыс. ружей подобрано» . Руководителей мятежа разместили в бывшей русской крепости Ино, а остальных распределили по лагерям под Выборгом и в Териоках. Вокруг лидеров мятежа первое время разгорелся ажиотаж, у них брали интервью, ими интересовались и, пусть и второстепенные, но деятели русской эмиграции. Однако, вскоре забыли и про них, а ответственность за их существование возложили на Красный Крест.

Все это как нельзя более точно подчеркивает мысль В. И. Ленина о том, что в период ожесточения классовой борьбы нет и не может быть третьей силы, она либо сливается с одной из борющихся между собой противоположных группировок, либо распыляется и гибнет.

Сам Ленин к урокам Кронштадта возвращался в своих заметках еще не раз, а в письме к петроградским рабочим сформулировал один из важнейших выводов «кронштадтского урока»:

«Рабочие и крестьяне стали понимать после кронштадтских событий лучше, чем прежде, что всякая передвижка власти в России идет на пользу белогвардейцам; недаром Милюков и все умные вожди буржуазии приветствовали кронштадтский лозунг «Советы без большевиков».

А окончательную точку под этой печальной историей он поставил спустя месяц, написав следующее:

«Массе рабочих и крестьян нужно немедленное улучшение их положения. Поставив на полезную работу новые силы, в том числе беспартийных, мы этого достигнем. Продналог и ряд связанных с ним мероприятий этому помогут. Экономический корень неизбежных колебаний мелкого производителя мы этим подрежем. А с политическими колебаниями, полезными только Милюкову, мы будем бороться беспощадно. Колеблющихся много. Нас мало. Колеблющиеся разъединены. Мы объединены. Колеблющиеся экономически несамостоятельны. Пролетариат экономически самостоятелен. Колеблющиеся не знают, чего они хотят: и хочется, и колется, и Милюков не велит. А мы знаем, чего мы хотим.

И потому мы победим».

Литература:

1) Ворошилов К.Е: Из истории подавления кронштадтского мятежа, «Военно исторический журнал.1961. №3.С. 15—35.

2) Пухов А.С: Кронштадтский мятеж в 1921 г. Гражданская война в очерках. , 1931, стр. 93.

3) Семанов С.Н: Ликвидация антисоветского кронштадтского мятежа.

4)Троцкий Л.Д: «Шумиха вокруг Кронштадта»
Кронштадтский мятеж

> См. также

  • Левоэсеровские мятежи 1918

Кронштадтское восстание – кратко

Начиная с первой русской революции, активное участие в антиправительственных действиях принимали моряки Балтийского флота. Под руководством большевиков и эсеров в Кронштадте вспыхивали восстания в 1905, 1906 и 1917 гг. Л. Троцкий называл поднявшихся на борьбу против самодержавия солдат и матросов «красой и гордостью русской революции». Однако, в марте 1921, когда Гражданская война подходила к концу, и победа красных была более-менее очевидной, мятежный дух матросов проявился снова, и кронштадтцы снова выступили против правительства, но на этот раз – против большевиков. Кратко о том, почему так произошло, и какой результат был у Кронштадтского мятежа, можно прочитать в данной статье.

Предпосылки

В декабре 1920 большевики подавили последний очаг сопротивления в европейской части страны, а именно разгромили армию Врангеля в Крыму. Советское правительство получило власть над большинством населения и практически всей экономикой страны. На подконтрольных территориях проводилась политика военного коммунизма, означавшая тотальную национализацию и концентрацию всех наличествующих ресурсов, включая продукты сельского хозяйства, в руках государства. Результатом таких действий стала остановка многих производств и разрушение сельского хозяйства. В РСФСР начинался голод, продукты выдавались по карточкам, пайка военных постепенно сокращалась.
Ситуацию усугублял раскол внутри партийного руководства. Часть депутатов выступала за усиление централизации и взятие сельского хозяйства под полный контроль, для чего должны были быть сформированы специальные посевные комитеты. Другие хотели смягчения давления на экономику. Не было согласия и по вопросу профсоюзов на предприятиях, одни выступали за их усиление и организацию самоуправления на заводах, другие – за подчинение всех профсоюзов государству. Наиболее активным и последовательным сторонником жёсткой линии был Л. Троцкий.

Ход восстания

11 февраля 1921 в РСФСР из-за разразившегося топливного кризиса были закрыты 93 предприятия. В Петрограде встали Путиловский и Сестрорецкий заводы. К концу месяца бывшую имперскую столицу захлестнули протесты рабочих. Бастующие требовали хлеба и Советов без большевиков. Городской комитет коммунистической партии ввёл в городе военное положение, начались стычки между красноармейцами и протестующими.
26 февраля команды, стоявших в Кронштадте, военных кораблей «Петропавловск» и «Севастополь» отправили в город делегатов, чтобы выяснить ситуацию. 28 числа матросы составили резолюцию, в которой требовали от большевиков выполнять Конституцию, упразднить комиссаров и передать власть Советам.
1 марта на Якорной площади был проведён многотысячный митинг против «самодержавия коммунистов». В качестве представителя большевиков его посетил М. Калинин. 2 марта в Кронштадте образовался Временный революционный комитет во главе со С. Петриченко и А. Козловским. Штаб ВРК разместили на борту линкора «Петропавловск». Силы восставших составляли около 20 тысяч человек, в их распоряжении находились 135 орудий и 68 пулемётов. Коммунисты и те, кто их поддерживал, были посажены под арест.
Власти Советской России изначально заняли жёсткую позицию. Уже 2 марта восставших объявили преступниками, а 4 – они выдвинули кронштадтцам ультиматум о сдаче, который моряки отвергли. 5 марта на подавление мятежа вышла 7-я армия М. Н. Тухачевского. Члены ВРК были названы Ленином «белогвардейцами».
7 марта артиллерия, расположенная в Сестрорецке, открыла огонь по крепости, после чего последовали ответные выстрелы со стороны мятежников. Утром 8 армия Тухачевского начала штурм острова, который оказался провальным. Часть красноармейцев перешла на сторону ВРК.
После неудачи борьбу с восставшими в Кронштадте решил лично возглавить Троцкий. Правительственные войска получили дополнительное снаряжение и пополнили свою численность. К 16 марта она составляла 45000 человек. Начался второй штурм крепости. В ходе операции большевики задействовали даже авиацию. 18 марта сопротивление матросов было сломлено, руководство ВРК и около 8000 восставших бежали в Финляндию.

Итоги

После подавления восстания кронштадтцев началось массовое выселение жителей с острова. К расстрелу были приговорены более 2000 человек, участвовавших в мятеже, ещё 6500 отправились в тюрьмы.
Но есть и положительный момент, руководство Коммунистической партии решило закончить политику Военного коммунизма и перейти к НЭПу. Давление на крестьян было решено снизить, продразвёрстку заменил продналог.

Кронштадтский мятеж 1921 года.

95 лет назад Троцкий и Тухачевский потопили в крови восстание балтийских моряков, заступившихся за питерских рабочих
18 марта 1921 года навсегда вошло черной датой в историю России. Через три с половиной года после пролетарской революции, провозгласившей главными ценностями нового государства Свободу, Труд, Равенство, Братство, большевики с невиданной при царском режиме жестокостью расправились с одним из первых выступлений трудящихся за свои социальные права.
Кронштадт, посмевший потребовать перевыборов советов — «ввиду того, что настоящие советы не выражают волю рабочих и крестьян» — был залит кровью. В результате карательной экспедиции, возглавляемой Троцким и Тухачевским, было убито более тысячи военных моряков, а 2103 человека расстреляны без суда и следствия спецтрибуналами. В чем же провинились кронштадтцы перед своей «родной Советской властью»?
Ненависть к зажравшейся бюрократии
Не так давно рассекречены все архивные материалы, связанные с «делом о Кронштадтском мятеже». И хотя большинство из них были собраны победившей стороной, непредвзятый исследователь легко поймет, что протестные настроения в Кронштадте обострились в немалой степени из-за откровенного барства и хамства зажравшейся партбюрократии.

В 1921 году экономическая ситуация в стране была тяжелейшей. Трудности понятны – народное хозяйство разрушено гражданской войной и западной интервенцией. Но то, как большевики начали с ними бороться, возмутило большинство рабочих и крестьян, так много отдавших за мечту о социальном государстве. Вместо «партнерских отношений» власть начала создавать так называемые Трудовые армии, которые стали новой формой милитаризации и закабаления.
Перевод рабочих и служащих на положение мобилизованных, дополнился использованием в экономике Красной Армии, которую заставили участвовать в восстановлении транспорта, добыче топлива, погрузочно-разгрузочных работах и других мероприятиях. Политика военного коммунизма достигла кульминации в сельском хозяйстве, когда продразверстка отбила минимальную охоту у крестьянина к выращиванию урожая, который все равно отнимут полностью. Села вымирали, пустели города.
Например, численность жителей Петрограда сократилась с 2 млн 400 тыс. человек в конце 1917 г. до 500 тыс. человек к 1921 году. Количество рабочих на промышленных предприятиях за тот же период уменьшилось с 300 тыс. до 80 тыс. Гигантский размах получило такое явление, как трудовое дезертирство. IX съезд РКП (б) в апреле 1920 года вынужден был даже призвать к созданию из пойманных дезертиров штрафных рабочих команд либо заключать их в концентрационные лагеря. Но эта практика только обострила социальные противоречия. У рабочих и крестьян все чаще возникал повод для недовольства: за что боролись?! Если в 1917 году рабочий получал от «проклятого» царского режима 18 рублей в месяц, то в 1921 году – лишь 21 копейку. При этом стоимость хлеба возросла в несколько тысяч раз – до 2625 рублей за 400 граммов к 1921 году. Правда, работающие получали паек: 400 граммов хлеба в сутки для рабочего и 50 граммов – для представителя интеллигенции. Но в 1921 году резко сократилось число таких счастливчиков: только в Питере было закрыто 93 предприятия, 30 тысяч рабочих из имевшихся к тому времени 80 тысяч оказались безработными, а значит, обреченными вместе с семьями на голодную смерть.
А рядом новая «красная бюрократия» жила сыто и весело, придумав спецпайки и спецоклады, как сейчас это называют современные чинуши, премии за эффективное менеджерство. Особо возмущало военных моряков поведение их «пролетарского» командующего Балтфлотом Федора Раскольникова (настоящая фамилия Ильин) и его молодой жены Ларисы Рейснер, ставшей начальницей культпросвета Балтфлота. «Мы строим новое государство. Мы нужны людям, — откровенно декларировала она. — Наша деятельность созидательная, а потому было бы лицемерием отказывать себе в том, что всегда достается людям, стоящим у власти».
Поэт Всеволод Рождественский вспоминал, что когда он пришел к Ларисе Рейснер в квартиру бывшего морского министра Григоровича, которую она занимала, то был поражен обилием предметов и утвари — ковров, картин, экзотических тканей, бронзовых будд, майоликовых блюд, английских книг, флакончиков с французскими духами. И сама хозяйка была облачена в халат, прошитый тяжелыми золотыми нитками. Супруги ни в чем себе не отказывали – автомобиль из императорского гаража, гардероб из Мариинского театра, целый штат прислуги.
Вседозволенность власти особенно будоражила трудящихся и военнослужащих. В конце февраля 1921 года забастовали крупнейшие заводы и фабрики Петрограда. Рабочие требовали не только хлеба и дров, но и свободных выборов в Советы. Демонстрации, по приказу тогдашнего питерского вождя Зиновьева, тут же разогнали, но слухи о событиях дошли до Кронштадта. Моряки отправили в Петроград делегатов, которые были поражены увиденным – фабрики и заводы окружены войсками, активистов арестовывают.
28 февраля 1921 года в Кронштадте на собрании бригады линкоров матросы выступили в защиту Петроградских рабочих. Экипажи потребовали свободы труда и торговли, свободы слова и печати, свободных выборов в Советы. Вместо диктатуры коммунистов – народовластия, вместо назначенных комиссаров – судовые комитеты. Террор ЧК – прекратить. Пусть коммунисты вспомнят, кто делал революцию, кто дал им власть. Теперь пришло время вернуть власть народу.
«Тихие» мятежники
Для поддержания порядка в Кронштадте и организации обороны крепости был создан Временный революционный комитет (ВРК) во главе с матросом Петриченко, помимо которого в комитет вошли его заместитель Яковенко, Архипов (машинный старшина), Тукин (мастер электромеханического завода) и Орешин (заведующий трудовой школой).
Из воззвания Временного революционного комитета (ВРК) Кронштадта: «Товарищи и граждане! Наша страна переживает тяжелый момент. Голод, холод, хозяйственная разруха держит нас в железных тисках вот уже три года. Коммунистическая партия, правящая страной, оторвалась от масс и оказалась не в состоянии вывести ее из состояния общей разрухи. С теми волнениями, которые последнее время происходили в Петрограде и Москве и которые достаточно ярко указали на то, что партия потеряла доверие рабочих масс, она не считалась. Не считалась и с теми требованиями, которые предъявлялись рабочими. Она считает их происками контрреволюции. Она глубоко ошибается. Эти волнения, эти требования – голос всего народа, всех трудящихся».
Однако ВРК дальше этого не пошел, надеясь, что поддержка «всего народа» сама по себе решит все проблемы. Кронштадтские офицеры присоединились к восстанию и советовали немедленно атаковать Ораниенбаум и Петроград, захватить форт «Красная Горка» и район Сестрорецка. Но ни члены ревкома, ни рядовые мятежники не собирались покидать Кронштадт, где они себя чувствовали в безопасности за броней линкоров и бетоном фортов. Их пассивная позиция в последующем и привела к быстрому разгрому.
«Подарок» Х съезду
Поначалу положение Петрограда было почти безнадежным. В городе волнения. Немногочисленный гарнизон деморализован. Штурмовать Кронштадт нечем. В Петроград срочно прибыли председатель Реввоенсовета Лев Троцкий и «победитель Колчака» Михаил Тухачевский. Для штурма Кронштадта немедленно восстанавливают 7-ю армию, разгромившую Юденича. Ее численность доводят до 45 тысяч человек. В полную силу начинает работать отлаженная пропагандистская машина.
Тухачевский, 1927г.
3 марта Петроград и губерния были объявлены на осадном положении. Восстание объявляется заговором недобитых царских генералов. Главным мятежником назначен генерал Козловский – начальник артиллерии Кронштадта. Сотни родственников кронштадтцев стали заложниками ЧК. Только из семьи генерала Козловского схватили 27 человек, включая жену, пятерых детей, дальних родственников и знакомых. Почти все получили лагерные сроки.

генерал Козловский
Рабочим Петрограда срочно увеличили паек, и волнения в городе притихли.
5 марта Михаилу Тухачевскому предписывается «в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте к открытию Х съезда ВКП (б)». 7-ю армию усилили бронепоездами и авиаотрядами. Не доверяя местным полкам, Троцкий вызвал из Гомеля проверенную 27-ю дивизию, назначив дату штурма — 7 марта.
Точно в этот день начался артиллерийский обстрел Кронштадта, а 8 марта части Красной Армии пошли на штурм. Наступающих красноармейцев в атаку гнали заградительные отряды, но и они не помогли – встретив огонь кронштадтских пушек, войска повернули назад. Один батальон сразу перешел на сторону восставших. Но в районе Заводской гавани удалось прорваться небольшому отряду красных. Они дошли до Петровских ворот, но сразу же были окружены и взяты в плен. Первый кронштадтский штурм провалился.
Среди партчинуш началась паника. Ненависть к ним охватила всю страну. Восстание полыхает не только в Кронштадте – крестьянские и казачьи мятежи взрывают Поволжье, Сибирь, Украину, Северный Кавказ. Восставшие громят продотряды, ненавистных большевистских назначенцев изгоняют или расстреливают. Рабочие бастуют даже в Москве. В это время Кронштадт становится центром новой русской революции.
Кровавый штурм
8 марта Ленин сделал закрытый доклад на съезде о неудаче в Кронштадте, назвав мятеж угрозой, во многом превосходящей действия и Юденича, и Корнилова вместе взятых. Вождь предложил откомандировать часть делегатов непосредственно в Кронштадт. Из 1135 человек, съехавшихся на съезд в Москву, в боевые порядки на остров Котлин убыло 279 партработников во главе с К. Ворошиловым и И.Коневым. Также ряд губкомов Центральной России прислал в Кронштадт своих делегатов и добровольцев.
Но в политическом смысле выступление кронштадтцев уже принесло важные изменения. На Х съезде Ленин объявляет Новую Экономическую Политику – разрешены свободная торговля и мелкое частное производство, продразверстку заменили продналогом, но делиться властью большевики ни с кем не собирались.
Со всех концов страны в Петроград потянулись воинские эшелоны. Но два полка Омской стрелковой дивизии взбунтовались: «Не желаем воевать против наших братьев-матросов!» Красноармейцы оставили позиции и устремились по шоссе на Петергоф.
На подавление мятежа были брошены красные курсанты 16 петроградских военных вузов. Беглецов окружили и заставили сложить оружие. Для наведения порядка особые отделы в войсках усилили петроградскими чекистами. Особые отделы Южной группы войск работали не покладая рук – ненадежные части разоружали, сотни красноармейцев арестовывали. 14 марта 1921 года было расстреляно перед строем для острастки других 40 красноармейцев, 15 марта – еще 33. Остальных построили и заставили кричать «Даешь Кронштадт!»
16 марта в Москве заканчивался съезд ВКП(б), артиллерия Тухачевского начала артподготовку. Когда окончательно стемнело, обстрел прекратился, а в 2 часа ночи пехота в полной тишине походными колоннами двинулась по льду залива. Вслед за первым эшелоном с выдержанным интервалом пошел второй, потом третий, резервный.

Гарнизон Кронштадта отчаянно оборонялся — улицы были пересечены колючей проволокой и баррикадами. Прицельный огонь велся с чердаков, а когда цепи красноармейцев подходили вплотную, оживали пулеметы в подвалах. Нередко мятежники переходили в контратаки. К пяти часам вечера 17 марта атакующие были выбиты из города. И тогда через лед был брошен последний резерв штурма — конница, которая изрубила в капусту опьяненных призраком победы матросов. 18 марта восставшая крепость пала.
Красные войска вступили в Кронштадт как во вражеский город. Той же ночью, без суда было расстреляно 400 человек, наутро начали работу ревтрибуналы. Комендантом крепости стал бывший балтийский матрос Дыбенко. За время его «правления» были расстреляны 2103 человека, а шесть с половиной тысяч – отправлены в лагеря. За это он получил свою первую боевую награду – орден Красного Знамени. А через несколько лет был расстрелян той же властью за связи с Троцким и Тухачевским.
Особенности восстания
— Фактически мятеж подняла только часть матросов, позже к мятежникам присоединились гарнизоны нескольких фортов и отдельные обыватели из города. Единства настроений не было, если бы весь гарнизон поддерживал восставших, подавить восстание в мощнейшей крепости было бы намного труднее и пролилось бы больше крови. Матросы Революционного комитета не доверяли гарнизонам фортов, так на форт «Риф» было направлено — свыше 900 человек, на «Тотлебен» и «Обручев» по 400. Комендант форта «Тотлебен» Георгий Лангемак, будущий главный инженер РНИИ и один из «отцов» «Катюши», категорически отказался подчиняться ревкому, за что был арестован и приговорен к расстрелу.
— Требования восставших были чистейшей воды дурью и не могли быть выполнены в условиях только, что закончившейся Гражданской войны и Интервенции. Скажем лозунг «Советы без коммунистов»: Коммунисты составляли почти весь Госаппарат, костяк Красной Армии (400 тыс. из 5,5 млн. человек), командный состав РККА на 66% из выпускников курсов краскомов из рабочих и крестьян, соответствующе обработанных коммунистической пропагандой. Без этого корпуса управленцев, Россия бы опять ухнула в бездну новой Гражданской войны и началась бы Интервенция осколков белого движения (только в Турции дислоцировалась 60-тысячная Русская армия барона Врангеля, состоявшая из опытных бойцов, которым терять было уже нечего). По границам располагались молодые государства, Польша, Финляндия, Эстония, которые были не прочь оттяпать еще русой землицы. Их бы поддержали «союзники» России по Антанте.
Кто будет брать власть, кто и как будет руководить страной, откуда взять продовольствие и т.д. — найти ответы в наивных и безответственных резолюциях и требованиях восставших невозможно.
На палубе линкора «Петропавловск» после подавления мятежа. На переднем плане – пробоина от крупнокалиберного снаряда.
— Восставшие были бездарными командирами, в военном отношении, и не использовали всех возможностей для обороны (наверное, и Слава Богу – а то крови пролилось бы намного больше). Так, генерал-майор Козловский командующий кронштадтской артиллерией и ряд других военспецов сразу же предложили Ревкому атаковать части Красной Армии на обеих сторонах залива, в частности, захватить форт «Красная Горка» и район Сестрорецка. Но ни члены ревкома, ни рядовые мятежники не собирались покидать Кронштадт, где они себя чувствовали в безопасности за броней линкоров и бетоном фортов. Их пассивная позиция и привела к быстрому разгрому.
За время боев мощная артиллерия линкоров и фортов, контролируемых мятежниками, не была использована на полную мощь и не нанесла особых потерь большевикам.
Военное руководство Красной Армии, Тухачевский, также действовало не удовлетворительно. Если бы восставшими руководили опытные командиры, штурм Крепости бы был провален, а штурмующие умылись кровью.
— Обе стороны не стеснялись лгать. Восставшие выпустили первый номер «Известий Временного революционного комитета», где главной «новостью» говорили, что «В Петрограде всеобщее восстание». На деле в Петрограде волнения на заводах пошла на убыль, некоторые корабли, стоявшие в Петрограде, и часть гарнизона колебались и занимали нейтральную позицию. Подавляющее большинство солдат и матросов поддержало правительство.
Зиновьев же врал, что в Кронштадт проникли белогвардейские и английские агенты, которые швырялись золотом налево и направо, а мятеж поднял генерал Козловский.
— «Героическое» руководство Кронштадтского Ревкома во главе с Петриченко, поняв, что шутки кончились, еще в 5 часов утра 17 марта на автомобиле уехало по льду залива в Финляндию. Вслед за ними ринулась толпа простых матросов и солдат.
Итогом стало ослабление позиций Троцкого-Бронштейна: начало Новой Экономической политики автоматические отодвинуло позиции Троцкого на второй план и полностью дискредитировало его планы милитаризации экономики страны. Март 1921 года стал переломным моментом в нашей истории. Началось восстановление государственности и экономики, попытка ввергнуть Россию в новую Смуту была пресечена.
Реабилитация
В 1994 году все участники Кронштадтского восстания были реабилитированы, а на Якорной площади города-крепости им установлен памятник.

Отсюда
См.также:
Линкор «Марат» («Петропавловск») защитник Ленинграда
1975 год, бунт на «Сторожевом»
Адмирала расстреляли за спасение флота?
Почему анархизм у Махно переродился в кулачество
Маршалы смутного времени. Тухачевский