Конфедерация анархо синдикалистов

Смешанная форма государственного устройства Текст научной статьи по специальности «История и археология»

ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2013. № 4 (37). С. 6-12.

УДК 340

СМЕШАННАЯ ФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА

MIXED FORM OF STATE STRUCTURE

В. А. РЫБАКОВ (V. A. RYBAKOV)

Представлен историко-правовой анализ территориального устройства Советского государства. Утверждается, что оно включало в себя черты унитарного государства, федерации, конфедерации и империи.

Ключевые слова: государство, федерация, конфедерация, территориальное устройство, империя, национальный состав, РСФСР, СССР.

Key words: state, federation, confederation, empire, territorial system, reform, USSR, RSFSR.

В рамках характеристики формы государства утвердилось понятие «нетипичные формы правления». Представляется, что данную конструкцию можно перенести и на форму государственного устройства. В качестве примера можно привести Советское го -сударство. Сочетание объективных предпосылок для создания союзного государства и наличие идеологической доминанты привело к тому, что СССР соединил в себе четыре формы государственного устройства: федерацию, унитаризм, конфедерацию, империю.

Черты федерации. Федеративное устройство советского государства было закреплено юридически. СССР обладал многими признаками федерации: это было единое го -сударство (ст. 70-71 Конституции СССР 1977 г.), состоящее из 15 союзных республик, каждая из которых имела свою территорию, свою конституцию (ст. 76 Конституции СССР 1977 г.), свои, хоть и унифицированные законодательством союза (основы законодательства), законы, отражающие национальные

особенности этих республик, свои органы государственной власти, в ведении которых находился широкий круг вопросов, несмотря на то, что главной задачей этих органов власти было проведение в жизнь решений центра. Ст. 77 Конституции СССР 1977 г. обязывала союзные республики способствовать осуществлению на своей территории полномочий центра, проводить в жизнь решения высших органов власти и управления СССР.

Процесс федерализации открыла «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа» , утверждённая III Всероссийским съездом Советов 25 января 1918 г. В ней говорилось, что Российская Республика «учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация советских национальных республик» , как Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР). Декларация вошла составной частью в Конституцию (Основной закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, принятой

© Рыбаков В. А., 2013 6

10 июля 1918 г. Конституцией устанавливались постулаты федерализма, «предоставляя рабочим и крестьянам каждой нации принять самостоятельное решение на своём собственном полномочном советском съезде: желают ли они и на каких основаниях участвовать в федеральном правительстве и в остальных федеральных советских учреждениях» .

В Конституции шла речь о федерации национальных республик (ст. 2, 8), о «сочленах Советской Республики» (п. «д» ст. 49), об «автономных областных союзах», которые входят в РСФСР «на началах федерации» (ст. 11). Но никакие различия между всеми этими образованиями не проводились. И затруднительно определить, какие из них можно считать субъектами Федерации.

В 20-е гг. XX в. между Россией и будущими союзными республиками были заключены договора, соответствующие нормам международного права. Эти договора явились базой для создания будущего союза. В состав союза вошли суверенные государства, два из которых были федеративными: Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР) и Закавказская Федеративная Республика (Грузия, Армения, Азербайджан).

Уникальность Российской Федерации заключалась в том, что она была провозглашена федераций, но практическое её оформление осуществлялось значительно позднее. Это означало, что юридически и фактически ряд наций и народностей получил возможность создавать свои национальные государства или национальные государственные образования лишь после провозглашения РСФСР .

Черты унитаризма. Модель государственного устройства середины 20-х гг. XX в. просуществовала недолго. Бюрократизм центра сломал федерализм в организации национальной жизни. Этому способствовала коллективизация и индустриализация страны. Например, в 1929 г. создаётся объеденный наркомат земледелия СССР, ставший полным хозяином аграрной политике на территории всего Советского Союза. К началу 1930-х гг. центром регламентировались практически все сроки сева, уборки урожая и т. д.

Советское государство было многонациональным, состоящим из множества субъ-

ектов и их видов. Чтобы удержать союз, были созданы не только мощные управленческие структуры, но и единая «руководящая и направляющая сила советского общества» -КПСС, превратившаяся в гигантского спрута, охватившего все ячейки государственной и общественной организации. Ведущие политологии указывают на то, что одной из главных причин, приведших страну к бедственному состоянию, был «чудовищный централизм, аналогов которому трудно найти в мировой истории. Разве только в древний деспотии. В прочем и там ничего подобного не было» .

Проблема разумного сочетания унитаризма и федерализма, централизации и децентрализации имела особую остроту. Позиция классовой диктатуры толкала к централизму. Однако сложнейшая задача превратить «эксплуатируемые нации» в «классовый союз трудящихся» привела к паллиативному решению. Был создан Союз ССР, по форме -федеративное, а по содержанию — унитарное государство.

Даже беглый анализ предметов ведения Союза даёт все основания говорить о нем как о фактически унитарном государстве (ст. 1 Конституции СССР 1924 г.). Единство народнохозяйственного планирования, бюджетного, финансово-кредитного и законодательного регулирования, монополия внешней торговли, единая структурная организация государственной службы, вооружённых сил, система судоустройства (см., например, п. «а», «ж», «з», «и», «к», «л», «м» и др. указанной статьи)

— всё свидетельствует об этом .

Доказательством данного положения является также закрепление принципа остаточной суверенности союзной республики, когда вне пределов ведения Союза она в «полном» объёме осуществляет государственную политику самостоятельно (ст. 3). Прослеживается также по тексту Конституции наличие некоторого политико-правового лукавства, например, неупотребление понятия «государство» в отношении республик — членов союзного государства. Везде делается акцент на понятиях «республика» и «союзная республика». Таким образом, производится своеобразное политико-правовое отчуждение понятия «государство» от понятия «союзная республика», тем самым как бы подчёркива-

ется нивелирование государственной природы республики с момента вхождения её в СССР .

Приведённые факты являются подтверждением того, что как само союзное государство, так и союзные республики, действующие в его составе, уже не имели правовых оснований, подтверждающих федеративную природу их образования, основной особенностью которых выступает двухуровневая система государственного строительства. Поэтому СССР по форме государственного устройства следует определить как квазифедера-тивное государство, так как его структурная организация с экономико-правовой точки зрения в решающей степени отражала идею строительства, унитарного государства .

Такая позиция нашла поддержку у ряда учёных. Несмотря на юридическое закрепление федеративного устройства, пишет

М. В. Баглай, «ко времени принятия Конституций СССР (1936 г.) и РСФСР (1937 г.) государство стало уже по существу унитарным» . Д. Н. Замятин и Н. Ю. Замятина называют СССР «унитарной федерацией» , а А. Н. Аринин относит его к странам с мнимым федерализмом , «союзная и российская государственность, полагает Л. М. Карапетян, стали по существу унитарными с характерным для них политическим моноцентризмом» . Фактически федерализм был органически несовместим с советским политическим режимом, хотя элементы федерализма имели место в процессе становления и развития российского государства .

Конечно, отрицать наличие элементов федерализма в истории России бессмысленно. Но здесь, как отмечается Ф. Ф. Коневым, существовал свой особый федерализм — имперский. На всех этапах истории России ей были присущи черты империи, которые выражались в неравноправном положении входящих в единое государство составляющих частей и их «многослойности» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Унитаризму страны способствовала позиция И. В. Сталина по данному вопросу. Он полагал, что вектор стратегического развития направлен от федерации к унитарному государству. По его мнению, «тенденция развития идёт не в пользу федерации, а против неё. Федерация есть переходная форма» . Любые попытки малейшего изменения этого

стратегического направления тут же вызывали резкую критику с его стороны.

И. В. Сталин подчёркивал, что большевики вовсе не возражают против автономии. Однако главный вопрос: кому принадлежит власть? Стратегия действий большевиков вполне однозначна — власть должна находиться в руках Советов. А тогда допустима и автономия . Сталин также отмечал, что недопустимо создавать на местах органы власти, обладающие хотя бы даже частичным суверенитетом по отношению к центру. Это, по его мнению, означает «развал всякой власти» вообще .

И. В. Сталин отмечал, что ни одна из республик не сможет самостоятельно, в одиночку обеспечить подлинную независимость, как экономическую, так и военную. По его мнению, республики могут выжить лишь в едином государственном союзе . Поэтому Сталин призывал беспощадно бороться с национализмом. Он отмечал, что местные национальные кадры зачастую забывают, что они живут в едином многонациональном государстве. Акцент на «местные» особенности в практической работе неизменно приводит, по мнению Сталина, к межнациональной розни и столкновениям. А выражается местный национализм в первую очередь в отчуждённости и недоверии «к мероприятиям, идущим от русских». А уже затем, подчёркивал Сталин, «этот оборонительный национализм превращается нередко в национализм наступательный… Все… виды шовинизма… являются величайшим злом, грозящим превратить некоторые национальные республики в арену грызни и склоки» .

Признаки конфедерации. СССР как союзное государство обладал элементами конфедеративной формы государственного образования — договорённость, добровольность объединения, равноправие субъектов, право сецессии. Существенным признаком конфе-дератизма было зафиксированное юридическое право выхода субъектов союза из состава СССР. Республики, входящие в состав СССР, являлись суверенными и имели право безусловного выхода из его состава . Это право ничем не было ограничено. Для его осуществления не требовалось получения согласия ни органов СССР, ни других союзных республик. Это было право на односто-

роннее расторжение отношений союзной республики с центром. СССР был создан из самостоятельных национальных государств (ст. 76 Конституции СССР 1977 г.), отличавшихся существенно друг от друга своей культурой, религией, традициями государственного строительства.

Кроме этого, союзные республики являлись субъектами международного права (ст. 80 Конституции СССР 1977 г.). В частности, Украина и Белоруссия не только имели своих представителей в международных организациях, но и были членами Организации Объединённых Наций.

Парадокс государственного устройства СССР привел к тому, что чем сильнее центром использовался существующий унитарный правовой механизм, тем больше это толкало политические элиты союзных республик использовать заложенный юридический конфедеративный потенциал в виде реализации права на свободный выход союзных республик из состава СССР для разрушения государственного единства страны.

Признаки империи. Существующие определения империи вполне применимы к Советскому государству. Империя — «это государство, объединяющее в своих обширных границах множество наций или народов, подчинённых единой власти и закону» . Она представляет собой иерархическую систему, систему политического господства , важнейшая особенность которого — централизация власти . Империя объединяет разрозненные этнонациональные и административно-территориальные образования на началах жесткой централизации .

СССР имел обширную территориальную основу; сильную централизованную власть; стремящиеся к экспансии элиты; асимметричные отношения господства и подчинения между центром и периферией; разнородные этнический, культурный и национальный составы; общий политический проект, стоящий как бы над интересами кон -кретных групп.

Советская власть переняла большинство имперских принципов и рецептов. В Средней Азии они заключались в стремлении раздробить, «балканизировать» формирующуюся

тюркскую нацию и закрепить племенные или диалектные различия, превратив их в «на-

циональные». Этим нациям была предоставлена видимость автономии, в то время как подлинная власть принадлежала коммунистической партии, а внутри неё во всех стратегических точках — русским. Такая структура власти была затем распространена на все союзные республики, населённые «нацменьшинствами». Для покорения Украины, Гру-зии, Армении советская власть прибегла не к классовой борьбе (в данном конкретном случае она обернулась бы против неё), а к идее (или к лозунгу) классовой борьбы. Она провозглашала себя «пролетарской», призванной заменить существовавшие правительства, которые были «меньшевистскими» или «буржуазными». После Второй мировой войны для поддержки своих притязаний на господство над Болгарией, Польшей и Чехословакией советская власть выдвинула лозунг солидарности братских славянских народов, прямо восходящий к традиции панславизма . Под демагогическим прикрытием лозунгов об интернационализме, дружбе народов, писал А. Б. Венгеров, в определённые периоды российская государственность получила в форме Советского Союза своеобразный инвариант Российской империи, отличающийся ещё более насильственными, свирепыми способами попыток решить национальный вопрос .

Существование как царской, так и советской империи зиждилось на четырёх не отделимых друг от друга идеологических столпах. Первый — авторитарный или тоталитарный политический режим, правящий посредством подавления и устрашения. Второй

— колоссальная военная мощь, значительно превышающая экономические ресурсы страны и усиливающаяся в ущерб всем остальным функциям государства и благосостояния народа. Третий — в высшей степени централизованная и в основном управляемая государством экономика, работающая на военную мощь и потребности бюрократического истеблишмента. Четвёртый — мессианская идеология, призванная узаконить и оправдать три предыдущих опоры имперского могущества .

Октябрьский переворот рассматривался его организаторами лишь как преддверье мировой революции. В преамбуле Конституции СССР 1924 г. по рекомендации В. И. Ленина

записано: «Новое советское государство

явится… новым решительным шагом по пути объединения всех трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Республику». Именно поэтому из названия страны — СССР

— впервые в истории убрали упоминание географического признака. А на её гербе изобразили земной шар, обвитый лозунгом коммунистической революции «Пролетарии всех стран, соединяйтесь»! .

Признавая формой советского государственного устройства империю, все авторы отмечают её своеобразие и даже уникальность. Уникальность состояла в том, что её можно определить как империю с противоположным значением. Это была континентальная империя, в которой самый страдающий народ был русский. Континентальная империя могла существовать лишь за счёт эксплуатации ресурсов её территориального и этнического ядра. Россия играла роль финансового и сырьевого донора советских республик, поставщика рабочей силы для нужд имперской модернизации. Номинальная метрополия советской империи фактически находилась на положении внутренней колонии: уровень жизни в РСФСР был ниже, чем в других советских республиках европейской части СССР. Показательна в этом отношении фраза председателя СНК А. Рыкова: «Колониальная политика, например, Великобритании, заключается в развитии метрополии за счёт колоний, а у нас колоний за счёт метрополии» . В СССР уровень социально-экономического развития регионов (по советской терминологии — «культурно-хозяйственное освоение») нередко опережал центральные области, «метрополию» -это весьма своеобразная, даже уникальная черта отечественного колониализма.

Дискриминация русских интересов компенсировалась гипертрофией имперской идентичности, целенаправленным растворением «русскости» в «советскости», что призвано было, с одной стороны, ослабить угрозу русского национализма, а с другой — стимулировать у русских имперский патриотизм. С точки зрения приоритетов общесоюзного развития подобная политика выглядела рациональной с позиций сохранения единства страны и поддержания в ней стабильности.

А. Г. Арбатов, не отрицая континентальный характер империи, обращает внимание на другую её особенность. Он утверждает: «Российская и советская империи не были экономическими империями, которые эксплуатируют колонии ради просвета метрополии. Россия была военно-политической империей, приобретавшей колонии для расширения своего периметра безопасности» .

В этом она была похожа на Византийскую, Оттоманскую или Австро-венгерскую империю. Российская советская правящая элита была открыта для знати из колониальных провинций, и эта по истине «интернациональная номенклатура» сообща жестоко эксплуатировала, подавляла все народы империи и не редко поступала с этническими русскими более сурово, чем с другими народами.

Проводимая (не в последнюю очередь и с пропагандистскими целями) политика «выравнивания экономических уровней» отсталых республик, этнических чисток кадрового корпуса на местах (выливавшаяся в дискриминацию русского населения, борьбу с колонизаторством на национальных окраинах, жертвами чего становились опять-таки русские) не могла дать позитивных результатов. Шла искусственная перекачка средств и ресурсов из центра на национальные окраины, нередко не готовые к технологическим и социокультурным новациям. Идеологические императивы, побуждавшие к формированию однородной социальной структуры, оборачивались разорительными для государства инициативами: шло, например, строительство промышленных предприятий в Средней Азии, население которой не воспринимало индустриальный аспект модернизации. На этапе подготовки и осуществления планов индустриализации некоторые специалисты возражали против создания «очагов промышленности» на национальных окраинах: они считали, что для блага самих же окраин целесообразнее сосредоточить промышленный потенциал в центре. Однако политика «ликвидации фактического неравенства», выражавшаяся в приоритетном финансировании из федерального бюджета отсталых национальных республик, продолжала неуклонно осуществляться.

Россия всё более ослабевала от навязанной ей роли донора, снабжавшего «братские

народы» топливом, техникой, производственными кадрами. Превратившись в своего рода «внутреннюю колонию», фактический источник жизнеобеспечения национальных республик, она была обречена на историческое прозябание.

Самый крупный её этнос очутился в наиболее дискомфортном положении, без «своего» национально-государственного образования. Он был репрессированным народом: ценой социалистического эксперимента была утрата значительной части генофонда, невиданных экономических, экологических, историко-культурных и людских потерь. А вся Россия, эта якобы «метрополия», превратилась в безропотного донора для национальных республик, элита которых тем временем последовательно и деловито снаряжалась в самостоятельное государственное плавание .

В историческом плане Советский Союз отчасти воспроизводил дореволюционную ситуацию: русские несли ответственность за империю, но не пользовались в ней преимуществами. Принципиальное отличие состояло в том, что если до революции русские представляли собой этническую субстанцию империи, то в СССР их пытались превратить в деэтнизированный субстрат, призванный скрепить блоки империи и лечь в основание «советского народа». При этом использовавшаяся «старой» империей политика ассимиляции исключалась. Коммунистический режим умело эксплуатировал влиятельный в русском сознании мотив жертвенности, восходящий, по-видимому, к православию: русским предлагалось пожертвовать собственной самостью и этническими интересами во имя идеала Империи .

Превалирование этнических русских в высшем политическом эшелоне СССР не может служить доказательством «русского» характера коммунистической власти, поскольку оно не обеспечивало русскому народу никаких социальных и экономических преференций. Политический истеблишмент ощущал себя «советским», а не «русским». В политике Кремля невозможно обнаружить даже намека на приоритет русских интересов как интересов этноса. Широкое распространение русского языка и обязательность его изучения диктовались необходимостью под-

держания единого культурного, научного, образовательного и коммуникационного пространства, а не задачами имперской ассимиляции.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К исходу советской эпохи моральнопсихологические и социокультурные механизмы компенсации имперского бремени русских становились всё менее эффективными, а его тяжесть — всё более ощутимой. Во многих национальных республиках русские стали чувствовать себя крайне неуютно ещё задолго до распада Советского Союза. Не в их пользу менялся этнодемографиче-ский баланс в стране .

1. СУ — 1918. — № 15. — Ст. 215. Подробнее см.: Иванов В. В. Автономные округа в составе края, области — феномен «сложносоставных субъектов Российской Федерации» (конституционно-правовое исследование). — М. : Изд-во МГУ, 2002. — С. 48.

2. История Советской Конституции (19171956). — М., 1957. — С. 102-104.

3. Бессонова В. В. Эволюция института федерализма в России // Государственная власть и местное самоуправление. — 2009. — № 4. — С. 44.

4. Марченко М. Н. Сравнительное исследование проблем федерализма // Вестник МГУ Серия 11, Право. — 1993. — № 1. — С. 47.

5. Там же. — С. 49.

6. Бутаков А. В. К исследованию новейшей истории российской государственности. — Омск, 2002. — С. 145.

7. Там же. — С. 145.

8. Там же. — С. 146.

9. Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации : учебник для вузов. — 3-е изд.,

изм. и доп. — М. : НОРМА, 2003. — С. 300.

10. Замятин Д. Н., Замятина Н. Ю. Пространство российского федерализма // Полис. — 2000.

— № 5.

11. Аринин А. Н. К новой стратегии развития России. Федерализм и гражданское общество. Идейно-теоретические, политические и правовые аспекты. — М. : Северо-Принт, 2000. —

С. 19.

12. Карапетян Л. М. Федеративное устройство Российского государства. — М. : НОРМА, 2001. — С. IX.

13. Ткаченко С. В. Современная модель российского федерализма // Право и политика. -2009. — № 10. — С. 2013.

14. Конев Ф. Ф. Федерализм: теоретико-правовые аспекты и опыт России : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. — С. 7.

15. Сталин И. В. Против федерализма // Сталин И. В. Соч. — Т. 3. — С. 25.

16. Сталин И. В. Выступления на совещании по созыву учредительного съезда ТатароБашкирской советской республики // Сталин И. В. Соч. — Т. 4. — С. 87-88.

17. Там же. — С. 89.

18. См.: Сталин И. В. Об очередных задачах партии в национальном вопросе // Сталин И. В. Соч. — Т. 5. — С. 22.

19. Сталин И. В. Национальные моменты в партийном и государственном строительстве // Сталин И. В. Соч. — Т. 5. — С. 189. Подробнее см.: Березко В. Э. И. В. Сталин о решении национального вопроса // История государства и права. — 2009. — № 5.

20. Конституция (основной закон) СССР. — М., 1977. — Ст. 72, 76, 81.

21. Величко А. М. Политико-правовые очерки по истории Византийской Империи. — М. : ФондИВ, 2008. — С. 15.

22. Теория государства и права : учебник / под ред. А. С. Пиголкина. — М. : Юрайт-Издат, 2006. — С. 599.

23. История России: спорные проблемы. — М., 1994. — С. 249.

24. Политология : энциклопедический словарь / общ. ред. и сост. : Ю. И. Аверьянов. — Красноярск : КГПУ, 1995.

25. Ален Безансон. Советское настоящее и русское прошлое. — М., 1998. — С. 104.

26. Венгеров А. Б. Теория государства и права. -М., 1998. — С. 227.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

27. Арбатов А. Национальная идея и национальная безопасность // МЭ и МО. — 1998. — № 5.

— С. 10.

28. Дризде Т. Человек и городская среда в прогнозном социальном проектировании // Общественные науки и современность. — 1994. -№ 1. — С. 153.

29. Цит. по: Авакян С. А., Кулешов С. Е., Морозова Е. Г., Сарычев И. Л. Политико-правовые проблемы развития Российской Федерации в свете отечественного и мирового опыта // Мир России. — 1997. — № 3. — С. 10.

30. Арбатов А. Г. Национальная идея и национальная безопасность // Внешняя политика и безопасность современной России : хрестоматия : в 2 т. — Т. 1. — М., 1999. — С. 200.

31. Авакян С. Л., Кулешов С. Е., Морозова Е. Г., Сарычев И. Л. Указ. соч.

32. Истягин Л. Век советов. Опыт прошлого и шанс для будущего // Свободная мысль-XXI.

Власть и анархия

J. Teichman and K. Evans. Philosophy: A Beginner’s Guide. Oxford University Press, 1997. Chapter 11.

Многие читатели связывают со словом «анархия» социальный хаос и бесконтрольное насилие. Однако теоретики анархизма не утверждают, что социальный хаос – достойный предмет устремлений. Теория анархизма предполагает, что мы, человеческий род, жили бы лучше, если бы не было государств. Анархисты доказывают, что существуют более простые и совершенные методы организации человеческого общества. Согласно П. Ж. Прудону, например, причинами насилия и социального хаоса являются не индивиды и не маленькие группы индивидов, но само государство. Прудон характеризовал государственное управление так:

«Подчиняться государству – значит подвергаться наблюдению, инспекции, шпионажу, руководству, правовому принуждению, подсчету, регуляции, регистрации, индоктринации, проповеди, контролю, проверке, оценке, экономической оценке, цензуре, командованию, причем со стороны созданий, не имеющих на то права, не отличающихся ни умом, ни добродетелью …(это) значит …подлежать регистрации, переписи, налогообложению, «штампованию», измерению, исчислению, оценке, лицензированию, разрешению, наставлению, предостережению, запрещению, реформации, коррекции, наказанию. Это значит под предлогом государственных интересов … быть предметом поборов, муштры, эксплуатации, монополизации, вымогательства, давления, обмана, грабежа; а при малейшем сопротивлении, при первом же слове недовольства вас репрессируют, оштрафуют, обольют грязью, доведут до изнурения, затравят, оскорбят, изобьют, укротят, свяжут, задушат, бросят в тюрьму, осудят, приговорят, расстреляют, вышлют, сделают жертвой, продадут, предадут, а в довершение – выставят на посмешище, подвергнут издевательствам, насмешкам, оскорблению и унижению. Вот направление государства; вот его справедливость; вот его нравственность».

За свои убеждения Прудон был посажен в тюрьму.

Левый и правый анархизм

Разница между левым и правым анархизмом состоит в следующем. Левые анархисты (например, живший в XIX веке князь Кропоткин) верят, что идеальное (безгосударственное) человеческое общество будет основываться на добровольной демократической кооперации. В нем почти или совсем не будет частной собственности (кроме личных вещей, например одежды), поскольку земля и основные средства производства перейдут в общее владение.

Правый анархизм – ответвление современной политической теории, которую называют иногда капиталистическим либертаризмом. Сторонники этой теории хотят свести функции государства к минимуму, некоторые же из них – анархисты – выступают за полное упразднение государства. Правые анархисты верят, что идеальное человеческое общество будет основываться на абсолютном праве частной собственности и удерживаться добровольной кооперацией на основе экономического обмена между индивидами и между малыми и большими объединениями индивидов. Правые анархисты и их ближайшие единомышленники – сторонники минимального государства надеются, что капитализм будет предоставлен собственному и более или менее беспрепятственному развитию. По их мнению, капитализм всегда приносит огромные выгоды всем, хотя правовые ограничения и налоги снижают эффективность этой системы, а значит и даваемые ею выгоды. Если упразднить налоги, антимонопольное законодательство и другие подобные ограничения, то естественное функционирование капиталистической системы автоматически изживет низкосортные товары, загрязнение окружающей среды и докажет свою эффективность.

Анархисты — не левые и не правые

Анархизм, как заметил один бразильский современный анархист, «не является ни левым, ни правым, но направлен против всей системы» (такие взгляды разделяют почти все анархисты в Бразилии). Аналогично и в Греции большинство анархистов не считают себя левыми и придерживаются принципа: «Слева и справа начальники одинаковые!». Характерно, что Греция и Бразилия — это именно те страны, где радикальное анархистское движение находилось на подъеме в последнее десятилетие.

Вся или почти вся история левых, вся их практика — враждебны анархистам. Цель левых — государство, централизованно управляющее людьми и экономикой. Их символы и ценности от Каутского, Ленина, Сталина, Троцкого или Мао, не имеют к идеям безначалия, трудового самоуправления и федерализма никакого отношения.

Левая идея — это централизм, управление чиновников. Анархизм выступает за превращение общества в конфедерацию местных общин и кооперативов, совместно планирующих социальную жизнь. Анархисты считают, что всякая группа людей — производственная, социально-культурная или национальная, вправе решать, как им жить, на каком языке разговаривать, каких ценностей придерживаться и какие вещи производить.

Левые за то, чтобы обществом в целом и производством в частности управляли «правильные чиновники» из их партии. Анархисты поддерживают принцип безначалия. Это означает, что всей общественной жизнью люди управляют коллективно, а выбранные для контроля за текущей работой (работой предприятия, местной общины, политического коллектива и т.д.) советы строго контролируются регулярными собраниями коллективов. Это означает нежелание смиряться перед начальниками, невозможность делать это для свободного человека. Иначе общественная борьба лишена всякого смысла с точки зрения анархистов. По их мнению, наличие никак не контролируемого коллективом самовластного начальника означает для большинства бесконечное унижение.

Анархисты не отвергают работу идейных групп, но считают, что их цель в том, чтобы служить инициатором общественной борьбы и примером действия, тогда как управлять собой люди могут и должны сами.

Левые помешаны на борьбе с правыми — националистами и либералами (хотя левые могут и заключать союзы с этими силами). Анархистам не нравятся ни те, ни другие, ни третьи, так как все они выступают за то, чтобы контролировать большинство.

***

Понятия «левые» и «правые» происходят из XVIII столетия. В Генеральных штатах — парламенте, созванном во Франции в 1789 г., простолюдины сидели слева от короля, а дворяне-аристократы занимали более почетные места справа. Связано это было с тем, что левая рука считалась слабее правой, менее важной, соответственно простолюдины считались ниже дворян. Кроме того, на заседаниях Национального собрания времен Французской революции стало обычаем, что депутаты — радикалы и сторонники равенства, занимали левую сторону зала, если смотреть с места председательствующего. С тех пор повелось называть политические движения, выступающие за реформы, прогресс и в поддержку прав народных низов «левыми», а их оппонентов-консерваторов «правыми», поскольку они «стремились сохранить существующий порядок».

В наше время эти понятия полностью утратили смысл. Никто сегодня не выступает за сохранение прежних порядков неизменными, кроме, разве что, правящих партий в странах с диктаторскими режимами. Большинство партий выступают за те или иные политические и хозяйственные реформы, в том числе те, кого зовут правыми. Причем, сегодня правые — это очень разные течения — и либералы, и националисты. Левыми иногда называют и анархистов (сторонников самоуправления и конфедерализма) и большевиков и с-д (сторонников государственного контроля над экономикой.

В реальности между всеми этими силами нет ничего общего. В XXI столетии деление на левых и правых полностью утратило смысл.

Конфедерация революционных анархо-синдикалистов (КРАС-МАТ)

«Конфедерация Революционных Анархо-Синдикалистов» (КРАС-МАТ)

Лидер:

отсутствует, решения принимаются коллективно

Дата основания:

5 августа 1995

Идеология:

анархо-синдикализм,

Интернационал:

Международная ассоциация трудящихся

Союзники и блоки:

Прямое действие (Украина), Сибирская Конфедерация Труда (СКТ)

Партийная печать:

газета «Прямое Действие», журнал «Либертарная мысль»

Сайт:

Конфедерация революционных анархо-синдикалистов — российская секция Международной ассоциации трудящихся (КРАС-МАТ) — анархо-синдикалистского интернационала. КРАС-МАТ ставит своей целью развитие анархистского профсоюзного движения, чтобы тем самым обеспечить возможность перехода от современного капиталистического общества к безгосударственному коммунистическому устройству.

Краткая история КРАС—МАТ

Конфедерация революционных анархо-синдикалистов была образована на учредительном съезде 5 августа 1995 года, проходившем в Москве. Ее создание стало результатом длительного поиска путей развития анархистского движения в России на рубеже 1980—1990-х годов на территории бывшего Советского Союза.

В ходе своего развития анархистское движение было оформлено в 1989—1991 годах в первую очередь в Конфедерации анархо-синдикалистов (КАС), которая, по мнению членов КРАС-МАТ, являлась реформистской, и к тому же по сути рыночно-ориентированной антикоммунистической организацией.

Конфедерация анархо-синдикалистов была организацией ориентированной на рыночную экономику, стремившейся именно к ней, и, к тому же, пацифистской, эволюционистской по сути, что, опять же не стыкуется с классическим представлением об анархо-синдикализме, как радикальной идее, исходящей из принципа пропаганды и использования методов «прямого действия» (забастовки, саботаж, перекрытия дорог и т. д.).

В связи с тем, что идеологические основы КАС устраивали далеко не всех участников организации, это привело сначала к выделению из состава КАС в 1990 году Ассоциации движений анархистов (АДА). Позднее, 5 марта 1991 года была создана Инициатива революционных анархистов (ИРеАн). Это была первая попытка создания анархо-коммунистического противовеса рыночно-ориентированной КАС. Впоследствии именно из ИРеАн и возникла Конфедерация революционных анархо-синдикалистов.

На Учредительном съезде КРАС-МАТ были приняты ряд резолюций, определявших ее идеологическую направленность: «О положении в Восточной Европе и Северной Азии и о наших задачах», «О сопротивлении милитаризму», «О сопротивлении фашистской угрозе», «Об отношении к другим либертарным группам» и ряд других.

На проходившем в Гомеле (Республика Беларусь) 24—25 августа 1996 года втором съезде КРАС-МАТ было подтверждено выдвинутое ранее намерение КРАС-МАТ вступить в Международную ассоциацию трудящихся. Так же были избраны делегаты на конгресс МАТ, который должен прошел в декабре того же, 1996, года.

Члены КРАС-МАТ на первомайской демонстрации 2009-го года в Москве.

Вступление в МАТ, принятое съездом анархо-синдикалистского Интернационала, было ратифицировано на третьем съезде КРАС-МАТ 29 августа 1997 года, проходившем во Львове (Украина).

В своей повседневной борьбе КРАС—МАТ делает основной упор на пропагандистскую деятельность. Организация выпускает газету и теоретический журнал, распространяет листовки, издаёт брошюры, проводит граффити-акции и расклейку стикеров.

В 1995 активисты московской организации КРАС-МАТ оказывали активную поддержку и техническую помощь бастующим учителям подмосковья, забастовщикам завода «Ростсельмаш» (Ростов-на-Дону), стачке рабочих Ясногорского машиностроительного завода (ЯМЗ) , ходом которого руководило общее собрание трудящихся (1999), забастовке иногородних строителей в Москве (1999) и др., пытаясь донести до них идеи анархо-синдикализма.

Активисты КРАС (российской секции М.А.Т.) оказывали всемерную помощь и поддержку бастовавшим рабочим ЯМЗ. Они приветствовали самоорганизованное выступление под руководством и контролем общего собрания как яркое проявление начал солидарности и самоуправления в борьбе, — основы, на которых в будущем может возникуть общество всеобщего самоуправления. Анархо-синдикалисты организовали международную кампанию солидарности с коллективом ЯМЗ; из разных стран приходили письма и телеграммы поддержки и материальная помощь. Была отпечатана листовка бастующих, а в марте на заводе при содействии КРАС был начат выпуск «Рабочего листка» ЯМЗ. Тем самым информационная блокада, установленная администрацией города против бастующих рабочих, была прервана.

Большую активность члены КРАС-МАТ проявляют в распространении антимилитаристкой пропаганды. Так, например, они участвовали в антивоенных акциях против чеченских войн, войны в Южной Осетии в августе 2008 года, и других антивоенных акциях.

В Байкальске члены КРАС-МАТ находились у истоков Межпрофессионального рабочего союза (организация была разгромлена под давлением властей).

25-26 июня 2004 года члены КРАС-МАТ приняли участие в Съезде, проходившем на территории Ростовской области (под Азовом), на котором было принято решение о воссоздании Федерации революционных анархистов (ФРАн), существовавшей ранее (окончательно прекратила свое существование в 2007-м году).

В 2007—2008 годах активисты КРАС-МАТ Москвы и Московской области принимали активное участие в акциях протеста против точечной застройки в Москве, помогали работе ряда инициативных групп. 16 сентября 2007го года совместно с активистами из Автономного Действия и рядом независимых анархистов в Москве был организован пикет против точечной застройки, прошедший на Болотной площади.

Члены КРАС-МАТ принимают активное участие в демонстрациях, пикетах и других протестных акциях, пропагандируя опыт, методы и идеи анархо-синдикализма. С конца 2008 года активисты КРАС-МАТ активно участвуют (и проводят собственные) в акциях, направленных против роста цен.

Пикет в Москве 14.09.2009 возле стен украинского посольства в поддержку киевских анархистов, обвиняемых в «антиобщественном поведении», «презрении к духовным ценностям граждан» и хулиганстве.

В результате постигших организацию внутренних проблем в начале 2000-х годов, к 2009 году в КРАС—МАТ осталась только московская организация, однако с конца 2008 года наметился выход из кризиса, стали приходить новые люди, появились новые сторонники КРАС-МАТ за пределами Московской области. Кроме того, в сентябре 2008 года из КРАС-МАТ была, по решению референдума, исключена группа МПСТ (Межпрофессиональный союз трудящихся), по обвинению в антисиндикалистской пропаганде и поддержке этноанархизма. При этом исключенные члены МПСТ не признали вынесенного решения и ссылаюсь на оргпринципы КРАС-МАТ доказывают, что их исключение было нелегитимным.

Также МПСТ отвергает обвинения в национализме и антисиндикализме, считая их клеветой.

В 2009-м году активистами КРАС-МАТ участвовали в общеанархистских протестных акциях, распространяли организационную печать. Осенью членами организации, совместно с другими анархистами были организованы и проведены пикеты в поддержку киевских анархистов, братьев Мовчан, которым грозит до пяти лет тюрьмы, и сербских анархо-синдикалистов из Анархо-синдикалистской инициативы (АСИ), которым грозит от трех до пятнадцати лет тюремного заключения по обвинению в терроризме. Кроме того активисты КРАС-МАТ принимали участие в акциях протеста против преследования профсоюзных активистов, анархо-антифашистских демонстрациях и других акциях протестного характера. В 2009-м году, в день российского флага в ряде мест Москвы членами КРАС-МАТ были демонстративно вывешены красно-черные анархо-синдикалистские флаги. Кроме того члены Конфедерации оказывают посильную поддержку секциям МАТ в случае возникновения на то необходимости, проводят акции солидарности.

В соответствии с организационными принципами организации члены КРАС-МАТ проводят переговоры с рядом профсоюзных активистов в целях создания полноценного синдикалистского профсоюзного объединения, необходимость создания которого была подтверждена на IV-м съезде КРАС-МАТ.

В начале 2010-го года членами КРАС-МАТ Москвы и Области была проведена серия акций против очередного повышения цен на транспорт. Активисты и сторонники Конфедерации в разных городах продолжали распространение печатной продукции КРАС-МАТ. В Москве была проведена серия пикетов, в частности в знак солидарности с украинскими анархо-синикалистами из студенческого профсоюза «Прямое Действие».

Идейные основы Конфедерации революционных анархо-синдикалистов

Согласно Оргпринципам, утвержденным учредительным съездом, целью К.Р.А.С. является общество вольного (анархистского) коммунизма, средством его достижения — революционный синдикализм, то есть массовое движение трудящихся, организованное на принципах анархизма. Своей первоначальной задачей К.Р.А.С. считает создание революционных и классово независимых профессиональных союзов, способных вести борьбу как за повседневные интересы людей труда, так и за социальную революцию. В будущем К.Р.А.С. намерена преобразоваться в конфедерацию таких союзов. К.Р.А.С. придерживается программных и организационных принципов анархо-синдикалистского Интернационала М.А.Т., членом которой она стала в 1996 г. Конфедерация отвергает любую государственническую, партийную, капиталистическую и «госсоциалистическую» идеологию и тактику и использует исключительно методы самоорганизации и прямого действия (то есть непосредственного отстаивания людьми своих собственных интересов).

В КРАС-МАТ не могут быть приняты лица, эксплуатирующие наемный труд и члены политических партий. В организации отсутствуют формальные руководители и оплачиваемые функционеры: все члены организации равны в своих правах и обязанностях.

К.Р.А.С. отвергает участие в выборах и органах власти и не участвует в борьбе за власть. Ее «тройственная стратегия» заключается в поддержке и поощрении социального сопротивления против Системы, в ходе которого может произойти самоорганизация трудового народа, перерастающая в систему всеобщего общественного самоуправления.

КРАС-МАТ отказывается от участия в блоках и коалициях с любыми политическими партиями, однако готова взаимодействовать (и по мере возможности взаимодействует) с различными гражданскими, социальными, профсоюзными, экологическими и другими подобными инициативами и объединениями, которые ставят задачу защиты социально-экономических и общечеловеческих интересов трудящихся. Речь идет о взаимодействии в непосредственных протестных выступлениях, цели которых не противоречат идейным установкам КРАС-МАТ.

Структура КРАС-МАТ

КРАС-МАТ строится по конфедеративному принципу; в нее входят как отдельные группы, так и индивидуальные члены, сохраняющие за собой «полную внутреннюю автономию в рамках общих программных и организационных принципов».

Решения К.Р.А.С. принимаются съездом, общим референдумом или путем опроса субъектов. По требованию любого из субъектов вопрос может быть вынесен на съезд. Решение съезда может быть оспорено только референдумом.

Кроме Москвы существуют также отдельные сторонники и члены в Тульской и Ростовской областях, и ряде других регионов страны.

Газета КРАС-МАТ «Прямое Действие».

Издательская деятельность

Конфедерация революционных анархо-синдикалистов издает газету «Прямое действие» (с 1994 года, одно время выходила как теоретическое издание) и журнал «Либертарная мысль» (с конца 2008 года). Кроме того силами КРАС-МАТ был издан ряд брошюр: «Позитивная программа анархистов» Г. Хаджиева, «Что такое анархо-синдикализм?» П. Банса и Э. Дешана и ряд других.

Некоторый интерес к «левокоммунистическим» идеям в конце 1990-х годов способствовал в частности тому, что в 1999 году был издана книга операиста Карла-Хайнца Рота «Возвращение пролетариата» с приложением из нескольких сопутствующих статей.

С 2003 по 2008 годы активистами КРАС-МАТ издавалась газета «Черная Звезда». Кроме того, в течение нескольких лет, начиная с 1998 года издавался непериодический бюллетень «Новое рабочее движение».

Так же в 2000-х члены КРАС-МАТ принимали участие в издании газеты инициативы учащихся и работников науки «Еретик».

Съезды

  • I (учредительный) съезд, 5 августа 1995 года (Москва, Россия)
  • II съезд, 24-25 августа 1996 года (Гомель, Беларусь)
  • III съезд, 29 августа 1997 года (Львов, Украина)

С 1998-го по 2008-й съезды не проводились.

  • IV съезд, 3-4 октября 2009 года (Москва, Россия)
  • V съезд, 25-26 сентября 2010 года (Москва, Россия)

Примечания

  1. 1 2 3 Оргпринципы КРАС-МАТ.
  2. 1 2 3 4 5 Конфедерация Революционных Анархо-Синдикалистов — Секция Международной Ассоциации Трудящихся (К. Р. А. С. — М. А. Т.): краткая информация
  3. Бессмертный К. С. Анархистское движение в России.
  4. 1 2 17-я годовщина создания Инициативы революционных анархистов (ИРЕАН)
  5. Ясногорская стачка 1999 года // Новое рабочее движение, № 4. Сентябрь 1999 г.
  6. Прямое Действие №30, 2009
  7. Листовки, распространявшиеся против второй чеченской войны: Долой войну! (Листовка московских анархо-синдикалистов в связи с началом Второй Чеченской войны. Осень-зима 1999 г.); Антивоенные листовки Московской организации КРАС-МАТ 2003—2004 гг.. Антивоенная статья «Бремя войны» // Прямое Действие № 22, 2002—2003
  8. Прямое Действие № 29 (2), 2008
  9. Воссоздана Федерация Революционных Анархистов.
  10. Черная Звезда № 14, сентябрь 2007; Черная Звезда № 15, декабрь 2007; Черная Звезда № 16, апрель 2008
  11. Пикет против элитной застройки
  12. В Москве появились граффити против повышения цен на проезд.; Зайцы, клоуны и деды морозы — против повышения цен.
  13. Клоуны призывают помочь московским чиновникам жить еще лучше.
  14. Двум киевлянам грозит пять лет тюрьмы за участие в акции против вырубки парка.
  15. Референдум в Московской организации КРАС.
  16. Заявление КРАС-МПСТ.
  17. Подробности задержания сербских анархистов; Международная компания протеста против арестов в Белграде
  18. См. например: «Не забудем!» (Демонстрация анархистов и антифашистов 20 января 2009 года после громкого убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой)
  19. Флаги над городом: к дню российского флага (Москва)
  20. 1 2 3 Съезд российской секции М. А. Т.
  21. Прямое Действие
  22. Либертарная Мысль
  23. Хаджиев Г. Позитивная программа анархистов (фрагменты книги «Основы безвластия»). — М.: б. и., 1994. — 32с.
  24. Банс П., Дешан Э. Что такое анархо-синдикализм? — М.: б. и., 1996. — 12с.
  25. Рот К.-Х. Возвращение пролетариата. — М.: б. и., 1999. — 78, c.
  26. Черная Звезда
  27. Еретик
  28. 5-й съезд КРАС, российской секции М. А.Т.

Ссылки

  • Официальный сайт «Конфедерации революционных анархо-синдикалистов (КРАС-МАТ)»
  • Новостной сайт КРАС-МАТ
  • cras_ait — сообщество «Конфедерация революционных анархо-синдикалистов (КРАС-МАТ)» в Живом Журнале
  • Официальный сайт «Международной ассоциации трудящихся» (МАТ)

Некоторые упоминания в печати

В СМИ:

  • Тарасов А. Н. Из новейшей истории полицейской провокации в России. Статья вторая: «Краснодарское дело»
  • Рублев Д.

В книгах:

  • Бученков Д. Е. Анархисты в России в конце XX века. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. ISBN 978-5-397-00516-6
  • Тарасов А. Н., Черкасов Г. Ю., Шавшукова Т. В. Левые в России: от умеренных до экстремистов. — М.: Институт экспериментальной социологии, 1997 г. ISBN 5-87637-006-1
  • Тарасов А. Н. Революция не всерьез. Штудии по теории и истории квазиреволюционных движений. — М.: Ультра. Культура, 2005 г. ISBN 5-9681-0067-2

На радио:

  • Анархо-синдикализм в XXI веке: прошлое или будущее социального движения. Беседа с членами КРАС-МАТ на Радио «Автономного Действия» streetsunited.org

См. также

  • анархо-синдикализм
  • Конфедерация анархо-синдикалистов
  • Сибирская конфедерация труда
  • Международная ассоциация трудящихся
  • Социал-синдикализм
Левые организации России
Партии Всероссийская коммунистическая партия будущего (ВКПБу) • Всесоюзная коммунистическая партия большевиков (ВКПБ) • Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ) • Коммунистическая партия социальной справедливости (КПСС) • Коммунисты России • Российская коммунистическая рабочая партия — Российская коммунистическая рабочая партия в составе КПСС (РКРП-КПСС) • Российская маоистская партия • Региональная партия коммунистов (РПК) • Революционная рабочая партия (РРП) • Российский объединённый трудовой фронт (РОТ Фронт) • Справедливая Россия • Трудовая Россия
Организации, движения, объединения Движение сопротивления имени Петра Алексеева • Российская секция Комитета за рабочий интернационал (КРИ) • Конфедерация революционных анархо-синдикалистов (КРАС-МАТ) • Левый фронт • Межпрофессиональный союз трудящихся • Российское социалистическое движение • Суть Времени
Молодёжные организации Авангард красной молодёжи (АКМ) • Авангард красной молодёжи Трудовой России (АКМ-ТР) • Молодёжный левый фронт • Революционный коммунистический союз молодёжи (РКСМ(б)) • Российский коммунистический союз молодёжи (РКСМ) • Российский социал-демократический союз молодёжи (РСДСМ) • Ленинский коммунистический союз молодёжи Российской Федерации (ЛКСМ РФ) • Союз коммунистической молодёжи Российской Федерации (независимый) • Федерация социалистической молодёжи (ФСМ)

Анархизм в России

Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии.

Анархизм в России — история анархистов в Российской империи, РСФСР и Российской Федерации.

До 1917

Крупнейшие идеологи анархизма М. А. Бакунин, а также П. А. Кропоткин были родом из Российской Империи. Бакунин выступал за немедленное всенародное восстание рабочих масс. Многие из первых революционных народнических кружков интеллигентской молодежи в 1860-е-1870-е годы с энтузиазмом восприняли бакунинские идеи и стали пропагандировать анархизм (например, кружок А. В. Долгушина). С начала 70-х годов стал анархистом и П. А. Кропоткин. Он был членом кружка «чайковцев» и осенью 1873 года составил для него программную «Записку». В ней идеалом будущего строя провозглашался «союз вольных коммун» без центральной государственной власти. В своих работах конца 1870-х — начала 1890-х годов XIX в. («Речи бунтовщика», «Завоевание хлеба», «Анархия, её философия, её идеал», «Государство и его роль в истории» и др.) Кропоткин изложил концепцию анархо-коммунизма. Он не считал народ готовым к немедленному революционному выступлению и говорил о необходимости создания анархистской партии.

В 1900 году в Женеве возникла «Группа русских анархистов за границей», издавшая воззвание с призывом к свержению самодержавия и социальной революции. Её лидерами были Мендель Дайнов, Георгий и Лидия Гогелия (Л. В. Иконникова). Супруги Гогелия в 1903 году в Женеве создали группу анархистов-коммунистов «Хлеб и воля», которой при поддержке П. А. Кропоткина, М. И. Гольдсмит и В. Н. Черкезова удалось в том же году организовать издание первого русского анархического печатного органа за границей — газеты «Хлеб и воля».

В 1900—1904 годах небольшие группы российских анархистов-эмигрантов появились также в Германии, США, Франции, Болгарии. В 1904 году эмигранты создали издательские центры, предназначенные для издания и распространения анархической литературы как за границей, так и в России: «Издательская группа «Анархия» (Париж, лидер — Б. Я. Энгельсон) и «Группа русских рабочих анархистов-коммунистов» (Лондон, лидер — Кропоткин).

В самой Российской империи анархистские группы появлялись весной 1903 г. в Белостоке Гродненской губернии среди еврейской интеллигенции и ремесленных рабочих и летом — в г. Нежине Черниговской губернии, в среде учащейся молодежи. К концу 1903 года было уже 12 анархистских групп в 11 городах, а в 1904 году — 29 групп в 27 населённых пунктах. Центрами анархизма стали Белосток, Екатеринослав и Одесса.

Число анархистских групп существенно возросло в период революции 1905-07 годов. В 1905 году их насчитывалось уже 125 (в 110 населённых пунктах), в 1906—221 (в 155 населённых пунктах), а в 1907 году действовало уже 255 групп в 180 населённых пунктах. В целом в 1903—1910 годы деятельность анархистов проявилась в 218 населённых пунктах империи. В эти годы в состав анархистских организаций по стране входило около 7 тыс. человек.

Накануне и в первые месяцы революции 1905 года большинство анархистских групп состояло из последователей теории П. А. Кропоткина, анархистов-коммунистов (хлебовольцев). Их задачи в революции были намечены на съезде в Лондоне (декабрь 1904 года). Целью действий анархистов-коммунистов объявлялась «социальная революция, то есть полное уничтожение капитализма и государства и замена их анархическим коммунизмом». Началом революции должна была явиться «всеобщая стачка обездоленных как в городах так и в деревнях». Главными методами анархистской борьбы в России провозглашались «восстание и прямое нападение, как массовое, так и личное, на угнетателей и эксплуататоров». Вопрос о совершении террористических актов должен был решаться только местными жителями в зависимости от конкретной ситуации. Формой организации анархистов должно было быть «добровольное соглашение личностей в группы и групп между собою». На этом съезде Кропоткин впервые сформулировал идею о необходимости создания в России анархической партии.

Наиболее видными идеологами и организаторами анархо-синдикализма в России были Я. И. Кирилловский (Д. И. Новомирский), Б. Н. Кричевский, В. А. Поссе. Д. И. Новомирский, возглавлявший в 1905—1907 годах организации синдикалистов в Одессе, в брошюрах «Программа синдикального анархизма», «Манифест анархистов-коммунистов», в уставе Всероссийского союза труда и программе «Южно-Русской группы анархистов-синдикалистов» последовательно изложил стратегию и тактику синдикалистов в России. Синдикалисты признавали только непосредственную, прямую борьбу рабочих с капиталом, а также бойкот, стачки, уничтожение имущества (саботаж) и насилие над капиталистами.

Появилось также такое направление, как анархо-индивидуализм (индивидуалистический анархизм). Его идеологами были А.Боровой, О.Виконт (В. Н. Проппер), Н.Бронский (Н. И. Бронштейн), выступавшие за абсолютную свободу личности. Разновидностью этого направления был мистический анархизм, который проповедовали поэты и писатели С. М. Городецкий, В. И. Иванов, Г. И. Чулков, Л.Шестов (Л. И. Шварцман), К.Эрберг (Сюнненберг), а также Лев Чёрный(псевдоним П. Д. Турчанинова), опубликовавший книгу «Новое направление в анархизме; ассоциационный анархизм» (1907). Он выступал за сочетание принципов коллективизма и индивидуализма, за создание политической ассоциации производителей, а основным методом борьбы с самодержавием он считал систематический террор.

К последователям индивидуалистического анархизма можно также отнести махаевцев (махаевистов), высказывавших враждебное отношение к интеллигенции. Идеологом этого направления был польский революционер Я. В. Махайский (он печатался под псевдонимами А.Вольский, Махаев), а наиболее известный его последователь — Е. И. Лозинский (Е.Устинов).

В условиях революции 1905—1907 годов в российском анархо-коммунизме образовалось ещё несколько течений. Среди них выделялось Движение анархистов-коммунистов (безначальцев), возглавляли которое С. М. Романов (Бидбей) и Н. В. Дивногорский (Петр Толстой). Они выступали за террор и грабежи как способы борьбы и отрицали всякие нравственные устои общества. Осенью 1905 г. в анархо-коммунизме оформилось движение анархистов-коммунистов (чернознаменцев), организатором и идеологом которого был И. С. Гроссман (Рощин). Изданный им в Женеве в декабре 1905 года единственный номер газеты «Чёрное знамя» дал название этому направлению. Наиболее сильные группы чернознаменцев действовали на Северо-Западе и Юге России (Белосток, Варшава, Вильно, Екатеринослав, Одесса). Чернознаменцы выступали за следующую программу; «Постоянные партизанские выступления пролетарских масс, организация безработных для экспроприации жизненных припасов, массовый антибуржуазный террор и частные экспроприации». В конце 1905 года чернознаменцы раскололись на две группировки: безмотивных террористов во главе с В. Лапидусом (Стригой) и анархистов-коммунистов. Безмотивные террористы основной целью своей деятельности считали организацию «безмотивного антибуржуазного террора» путём индивидуальных покушений на представителей буржуазии не за какие-либо их действия (донос, провокаторство и т. д.), а просто за принадлежность к классу «паразитов-эксплуататоров». Сторонники же анархистов-коммунистов, высказывались за сочетание антибуржуазной борьбы с серией восстаний для провозглашения в городах и селах «временных революционных коммун».

Уже в 1904—1905 годах анархистский террор и экспроприации («эксы») стали значительным явлением. При этом многие, называвшие себя анархистами, совершали грабежи с целью личной наживы. Так, Нестор Махно, будучи с осени 1906 года членом «Гуляй-Польской группы анархистов-коммунистов» (село Гуляйполе Александровского уезда Екатеринославской губернии), в течение двух последующих лет занимался экспроприацией местных торговцев и промышленников.

В 1904 году в Гродненской губернии в местечке Крынки (близ Белостока) Нисан Фарбер нанес текстильному фабриканту А.Кагану несколько ударов кинжалом в шею «за неуступчивость в отношении стачечников». Фарбер затем продолжал борьбу и погиб, взорвав полицейский участок в Белостоке. 4 октября 1905 года в пос. Амур (близ Екатеринослава) анархисты после увольнения 300 рабочих убили директора машиностроительного завода. Польский анархист-чернознаменец (группа «Интернационал») И.Блюменфельд в октябре 1905 года бросил бомбу в банковскую контору Шерешевского в Варшаве, а через месяц взорвав бомбы в ресторане «Бристоль», ранив при этом одного человека. Вскоре организация анархистов была ликвидирована, а 16 её членов были заключены в Варшавской цитадели. Варшавский генерал-губернатор Г. А. Скалон приказал казнить всех заключённых анархистов без суда и следствия, и они были расстреляны в январе 1906 года.

В 1906 году в западных и юго-западных губерниях России появлись первые группы Анархического Красного Креста, осуществлявшего помощь заключённым-анархистам.

В октябре 1907 года грузинские анархисты вместе с эсерами-федералистами, изъяли из казначейства в городе Душети Тифлисской губернии денег на сумму 250 тыс. рублей. Это был самый крупный «экс» анархистов в России в начале XX века.

В октябре — ноябре 1907 года анархисты различных групп провели городские конференции, наиболее крупная из которых состоялась в Киеве. В 1908 году действовало 108 групп анархистов в 83 населённых пунктах страны, в 1909 году их насчитывалось уже 57 в 44 городах, в 1910 — только 34 группы в 30 пунктах, в 1911 — всего 21 организация, в 1912 — 12, в 1913 — 9 и накануне Первой мировой войны — только лишь 7 групп. Члены Московской группы анархистов-коммунистов, в которую входило до 40 человек, в 1910—1911 годах проводили пропагандистскую работу среди рабочих и крестьян Московской, Костромской и Смоленской губерний, а также совершили ряд нападений на казённые винные лавки и почтово-телеграфные конторы.

В 1908 году в Женеве состоялась конференция русских анархистов-коммунистов, на которой произошло объединение членов групп «Буревестник», «старой» группы и редакции газеты «Хлеб и Воля» (во главе с Г. И. Гогелия) в Союз русских анархистов-коммунистов. На Первой объединительной конференции русских анархистов-коммунистов в Лондоне (28 декабря 1913 — 1 января 1914), было принято решение о создании Федерации анархо-коммунистических групп за границей и об издании первого федеративного печатного органа — газеты «Рабочий мир».

Первая мировая война привела к расколу среди российских анархистов. Кропоткин призывал к продолжению войны «до конца германского милитаризма», а анархисты-интернационалисты осуждали войну. К моменту Февральской революции общее число членов анархистских групп в Российской империи, вероятно, едва достигало 250—300 человек.

1917—1921

После революции, 13 марта 1917 года, членами семи анархистских организаций в Москве была создана Федерация анархических групп, в которую вошло около 70 человек, в основном из молодежи. Лидерами анархистов в Москве и Петрограде выступили П. А. Аршинов, В. В. Бармаш, А. А. Боровой, братья Абба и Владимир Гордины, И.Блейхман, Д.Новомирский, Л.Чёрный, Г. Б. Сандомирский, А. А. Солонович, Г. П. Максимов, В. С. Шатов, В. М. Эйхенбаум (Волин), Е. З. Ярчук. Вернулся в Петроград из эмиграции и Кропоткин. Важным консолидирующим фактором для анархистов стало появление газет -«Анархия» (Москва) и «Буревестник» (Петроград)

Анархо-синдикалисты во главе с В.Волиным, Г.Максимовым и В.Шатовым выступали за замену государства федерацией профсоюзов (синдикатов), захват фабрик и заводов рабочими коллективами. Они установили контроль над профсоюзами металлистов, портовых рабочих, булочников, отдельными фабрично-заводскими комитетами.

Анархисты-коммунисты призывали к социальной революции, к свержению Временного правительства, указывали на необходимость «положить конец империалистической войне», а после создания Советов рабочих и солдатских депутатов (в частности, в Петрограде) стали добиваться допущения своих сторонников в них. Они выдвигали требования «убийства старых министров» и «выдачи патронов и оружия… так как революция не кончена».

18-22 июля 1917 года конференция анархистов Юга России в Харькове признала возможным вхождение сторонников анархии в Советы, но исключительно с информационной целью. Категорически против участия в Советах высказывались лишь анархисты-индивидуалисты.

Анархисты выделялись во время апрельского политического кризиса (19-21 апреля), выдвигая лозунг немедленного свержения Временного правительства; прославились захватом (в феврале), а затем и защитой от правительственных войск (в июне) дачи бывшего царского министра Дурново; подготовкой выступлений солдат 2-4 июля «с оружием в руках… для свержения 10 министров-капиталистов» и захвата фабрик и заводов. Кропоткин же был настроен более умеренно и принял участие в работе Государственного совещания в Москве 15 августа 1917 года.

Накануне октября 1917 года организации анархистов имелись почти в 40 городах страны, и во время Октябрьской революции анархисты участвовали в вооружённых столкновениях в Петрограде, Москве, Иркутске и других городах.

Вооружённые отряды московских анархистов к апрелю 1918 года самовольно заняли около 25 особняков. В ВЧК имелись сведения, которые впоследствии подтвердились, что ряд анархистских групп, на самом деле офицерские монархические организации, маскирующиеся под анархистов и готовящиеся к вооружённому выступлению. Также ряд «анархистских домов» находились под контролем савинковской подпольной организации. Помимо прочего, в самой анархистской среде муссировались слухи о скором их выступлении против советской власти. В ночь с 11 на 12 апреля ВЧК начала операцию по разоружению боевых отрядов анархистов («Чёрной гвардии»), встречая в некоторых местах вооружённое сопротивление. В результате данной операции было убито 40 анархистов, некоторых расстреляли на месте, кроме того было убито от 10 до 12 чекистов и красноармейцев..

Осенью 1918 г. в Москве по инициативе А. А. Карелина была воссоздана Московская федерация анархических групп и проведена работа по созыву I Всероссийского съезда анархистов-коммунистов. В 1919 г. в Москве была создана Всероссийская федерация анархической молодежи (ВФАМ), имевшая филиалы в 23 городах страны.

Объединением анархо-синдикалистов в это время был Союз анархо-синдикалистской пропаганды «Голос Труда», имевший отделения и издательства в Петрограде и Москве. Но уже в 1918 г. деятельность негативно настроенных по отношению к большевикам синдикалистов, издававших в Москве газету «Вольный голос труда», запретили, а компромиссно настроенной к большевикам части синдикалистов дали в августе-сентябре 1918 г. провести всероссийскую конференцию. Эта конференция избрала секретариат Всероссийской конфедерации во главе с Г. П. Максимовым и уже в ноябре-декабре 1918 г. провела II конференцию своих сторонников. Программные вопросы синдикализма в расширенном виде удалось обговорить только в апреле 1919 г. на III конференции и лишь в октябре 1920 г. был, наконец, опубликован проект устава Всероссийской конфедерации и принято решение о её образовании.

Осенью 1917 — весной 1918 г. братья Абба и Владимир Гордины обосновали идеологию пананархизма, базирующуюся на идее всеобщей и немедленной анархии. Осенью 1920 г. Гордин заявил о создании новой разновидности пананархизма — анархо-универсализма, соединявшего в себе основные положения различных направлений анархизма с признанием идеи мировой коммунистической революции.

Один из лозунгов армии Н. И. Махно

Нестор Махно, и некоторые другие крестьянские вожди анархистов в годы Гражданской войны создавали партизанские отряды, которые первоначально боролись за Советскую власть. В начале 1918 года отряды Махно (в дальнейшем — Революционная повстанческая армия Украины) разоружали казачьи эшелоны, возвращавшиеся с фронта на Дон и сражались с немецкими войсками, оккупировавшими Украину по условиям Брестского мира. Затем Махно участвовал в военных действиях против Армии Украинской народной республики, а в дальнейшем — против Вооружённых сил Юга России. Одновременно Махно боролся против создания в контролируемых его отрядами районах комбедов и деятельности продотрядов, что привело его к конфликту с Советской властью.

В ноябре 1918 года в Курске украинские анархисты образовали группу «Набат» и приняли решение о создании единой конфедерации анархистских организаций Украины. Её оформление завершилось в апреле 1919 года в Елисаветграде. Лидеры этой конфедерации во главе с В. М. Волиным и П. А. Аршиновым вступили в контакт с Махно. Осенью 1920 года «набатовцы» попытались созвать анархический съезд в Харькове, но тут же были арестованы ЧК.

Анархисты также были причастны к организации в Москве взрыва в здании МК РКП(б) в Леонтьевском переулке в январе 1919 года, а в 1920—1921 годах участвовали в Кронштадтском восстании и Тамбовском восстании.

1921—1988

В феврале 1921 года умер П. Кропоткин. Был создан Комитет анархических организаций по устройству похорон. Проводить Кропоткина в последний путь в Москве пришли тысячи людей. Для участия в похоронах ВЧК согласилось освободить из тюрьмы семерых арестованных анархистов, которые после похорон добровольно вернулись в тюрьму. После смерти Кропоткина верхушка анархистского движения раскололась на несколько направлений.

Похороны Кропоткина

В частности, в 1921 году появилась концепция биокосмизма (лидер — А. Ф. Агиенко), основными принципами и целями которого были максимальная свобода личности и её творчества вплоть до свободы передвижения в космосе, распространения влияния деятельности человека на всю Вселенную, достижения физического бессмертия, способности создавать и пересоздавать Вселенную, управлять временем, воскрешать умерших людей и т. д.

Свыше 20-ти видных анархистов было арестовано только в Москве в ночь с 7 на 8 марта 1921 г. в связи с Кронштадтским восстанием. Во время конгресса Коминтерна 4 июля 1921 года заключённые-анархисты в Таганской тюрьме объявили голодовку, требуя освобождения. В результате было решено освободить и выслать из страны 10 анархистов, включая В. М. Волина.

29 сентября 1921 года 10 заключённых-анархистов, включая Фаню Барон и Льва Чёрного, были расстреляны.

Значительное число анархистов заявило о кризисе движения, его перерождении и вступило в РКП(б). По данным партийной переписи 1922 года, в рядах РКП(б) насчитывалось 633 бывших анархистов. До конца 1920-х годов существовало анархо-синдикалистское издательство «Голос Труда», выпустившее в свет большое количество литературы.

Последним очагом легального анархизма в СССР был музей Кропоткина и действовавший при нём Всероссийский общественный комитет по увековечению памяти П. А. Кропоткина (ВОК), существовавший до 1939 года. В 1925 году А. М. Атабекян и его сторонники вышли из Кропоткинского комитета. А. А. Боровой в течение 1927 неоднократно обращался к анархистам различных направлений, убеждая их вернуться в Комитет. Летом 1929 в Москве были арестованы сторонники Борового (А. Андреев, В. Бармаш, Н. Рогдаев, Ф. Гецци и др.), а также И. В. Хархардин и другие остававшиеся на свободе анархисты. Большинство из них было отправлено в Верхне-Уральский и Суздальский политизоляторы. Сам Боровой был сослан на 3 года в Вятку. Анархическая секция ВОК практически перестала существовать.

После 1988

Возможно, этот раздел содержит оригинальное исследование. Добавьте , в противном случае он может быть удалён.
Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. (24 июля 2018)

Традиционный красно-чёрный флаг анархо-синдикалистов и анархо-коммунистов, используется и в России

В период Перестройки, в конце 1980-х годов, в результате уменьшения репрессий анархистское движение в СССР стало возрождаться. Конфедерация анархо-синдикалистов (КАС) была основана в январе 1988 года. Среди наиболее активных участников можно выделить: Андрей Исаев, Игорь Подшивалов, Александр Шубин, Владлен Тупикин. Основной лозунг: «Власть народам, а не партиям!».

Издавали популярный неформальный журнал «Община» (вышло 49 номеров и ряд спецвыпусков, редакторы — Исаев, Шубин). Помимо «Общины» в это время издавалось более дюжины изданий — газеты «Воля», «Здравый смысл» (Москва), «Набат» (Харьков), «Солнце» (Нижний Новгород) и другие. Активисты КАС в августе 1991 года соорудили и защищали баррикаду у «Белого дома». Начиная с 1995 года малозаметна. С конца 1990-х годов фактически не существует, хотя отдельные территориальные образования продолжают использовать название и символику (в частности, Иркутская организация КАС).

Значок конфедерации анархо-синдикалистов. Использовался как членский билет в период существования организации.

Значительная часть анархистов и организаций анархистов выступала за путь к Анархии через возвращение к капитализму и буржуазной демократии; другая, тоже очень значительная часть анархистов, придерживались пути к Анархии «напрямую», без реставрации капитализма — через устранение диктатуры КПСС, переход к многопартийной советской демократии с участием в органах власти анархистов и коммунистов, отстранение от власти обуржуазившейся клики номенклатуры, проведение демократизации и децентрализации власти, переход к добровольному коммунному советскому самоуправлению и объединению профсоюзов.

В 1995 г. была создана Конфедерация революционных анархо-синдикалистов (КРАС-МАТ). В 2002 году была создана организация либертарных коммунистов Автономное действие, которая к 2016 году перестала существовать в формате организации и трансформировалась в медиа проект.

> Известные российские анархисты

  • Анархисты России (категория)
  1. Иван Аладышкин На «окраине» общественно-политической жизни Российской империи (К истории становления анархо-индивидуализма в первое десятилетие XX века) (недоступная ссылка)
  2. Военная Литература «Киллеры против начдивов, или Разборка в стане „левых“»
  3. Ратьковский И.С. Разоружение анархистов в Москве в апреле 1918 года // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. — 2015. — № 2. — С. 24—31.
  4. Шубин А. В. Анархия — мать порядка. С. 95. В свою очередь «Известия ВЦИК» от 11 апреля сообщали, что убитых было 40 человек всего, из них 30 — со стороны «анархистов» и 10-12 со стороны ЧК (Анархисты. Т. 2. С. 236)
  5. Я. Леонтьев. Под чёрными стягами — по красной Москве
  6. А.Горелик. Анархисты в российской Революции
  7. 1 2 В. Дамье. Берлинский центр российской анархистской эмиграции (1920-e гг.) Архивировано 5 марта 2012 года.
  8. Г. П. МАКСИМОВ (Гр. Лапоть). За что и как большевики изгнали анархистов из России? (К освещению положения анархистов в России)
  9. Ярослав Леонтьев. ВЕРА ФИГНЕР И КРОПОТКИНСКИЙ КОМИТЕТ
  10. Бученков Д. Е. Анархисты в России в конце XX века. — Книжный дом «Либроком»,. — Москва: Книжный дом «Либроком», 2009. — ISBN 978-5-397-00516-6.
  11. Ошибка в сносках: Неверный тег <ref>; для сносок autogenerated3 не указан текст
  12. Красное на чёрном. Или путь оружия (недоступная ссылка)

Литература

  • Горев Б. И. Анархизм в России: (от Бакунина до Махно). — М.: Молодая гвардия, 1930. — 143 с.
  • Братья Гордины. Анархия в мечте: Публикации 1917—1919 годов и статья Леонида Геллера «Анархизм, модернизм, авангард, революция. О братьях Гординых» / Сост., подг. текстов и коммент. С. Кудрявцева. М.: Гилея, 2019. — 441 с.
  • Ярославский Е. М. Анархизм в России. — М.: Госполитиздат, 1939. — 116 с.
  • Политические партии России: история и современность./Под ред. проф. А. И. Зевелева, проф. Ю. П. Свириденко, проф. В. В. Шелохаева. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. — 631 с. Глава X. АНАРХИСТЫ
  • Политические партии России: история и современность./Под ред. проф. А. И. Зевелева, проф. Ю. П. Свириденко, проф. В. В. Шелохаева. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. — 631 с. Глава XVIII. АНАРХИСТЫ ИСЧЕЗАЮТ
  • Российские социалисты и анархисты после октября 1917 года
  • А.Горелик. Анархисты в российской Революции
  • Как большевики «подавляли» анархистов. Критическое прочтение книги Пола Эврича «Русские анархисты 1905—1917»
  • Сайт «Бакуниста!»
  • Русский анархизм: от Бакунина и Кропоткина до матроса Железняка//Передача радиостанции «Эхо Москвы»

Анархистские партии и движения

С древних времен идеям государственной централизации (авторитаризму) противостояли идеи более свободной органи­зации человеческого общества.

Слово «анархия» в переводе с греческого означает «безза­коние», «беспорядок», «хаос». Анархизм ставит задачей со­здание истинно свободного общества, освобождающего личность от всех разновидностей политической, экономической и духов­ной власти, что возможно только с ликвидацией государства.

Антигосударственные настроения подпитываются многими пороками самого государства. К таковым относятся, например, разновидности государственного терроризма: 1) форма терро­ризма, используемая некоторыми правительствами в качестве одного из видов их внутренней и внешней политики (например, в странах, подобных бывшему Советскому Союзу, Китаю и фа­шистской Германии, государственный террор принимал форму сфабрикованных показательных судебных процессов, произволь­ных арестов и задержаний, запретов, резни, пыток и казни чле­нов оппозиционных политических групп); 2) Финансовая или моральная поддержка, оказываемая некоторыми государствами международным террористическим организациям.

Спектр антигосударственных воззрений чрезвычайно широк — от крайнего индивидуализма до коллективизма, от ре­лигиозного мистицизма и самосозерцания (самосовершенство­вания) до крайней революционности. Принято различать два основных направления: а) анархо-индивидуализм, отвергаю­щий любые формы коллективизма; б) анархо-синдикализм и анархо-коммунизм, допускающие некоторые формы коллек­тивизма, в частности рабочих синдикатов (профсоюзов).

Анархо-синдикализм — революционное движение, частич­но берущее начало от учения Прудона и Маркса, но чаще связываемое с доктринами Гийома и Сореля. Оно возникло во Франции в 1890-х годах и с этого времени распространилось в Италии, Испании и Латинской Америке. Анархо-синдика­листы выступали за ниспровержение капитализма посредством революции рабочих при отрицании всех политических партий, власти, которые вновь приводят к неравенству и к превраще­нию диктатуры пролетариата в диктатуру над пролетариатом со стороны партийных и государственных функционеров.

Современная история философии констатирует, что пред­ставителем анархизма был Платон, высказавшийся в своей книге «Республика» за общество без государственного наси­лия и принуждения. Потом были стоики, армянские христи­ане, гуситы в XV веке, «левые» эпохи Французской револю­ции. Под черным знаменем, как символом свободы, сража­лись в 30-е годы XIX века лионские ткачи.

На выработку теории анархизма повлияли идеи утопическо­го социализма, практический опыт Великой Французской рево­люции, Парижской Коммуны и революции 1848 года, взгляды на государство К. Маркса и Ф. Энгельса. В цельную идеологию анархизм сформировался в трудах П. Прудона и М. Штирнера.

В 1846 году Прудон опубли­ковал свое сочинение «Система экономических противоречий или философия нищеты», в котором предлагал путь мирного переустройства общества посредством реформы кредита и об­ращения и резко нападал на коммунизм.

Прудонизм получил в XIX веке распространение во Франции и некоторых других странах. Французские секции I Интернаци­онала на первых порах создавались и руководились прудониста­ми, затем они перешли в руки так называемых левых прудони­стов — сторонников революционной классовой борьбы.

В России анархистские идеи наибольшее распространение получили во второй половине XIX — XX вв. под влиянием М.А. Бакунина, П.А. Кропоткина, С.Г. Нечаева, Н.А. Мах­но, Л.Н. Толстого, Махатмы Ганди. На выработку коренных положений российского анархизма повлияли исторические особенности социально-экономического и политического раз­вития России в XIX в. — ненавистное самодержавие и кресть­янская община как зачаток будущего общества.

М.А. Бакунин (1814-1876) считал, что социализм — это об­щество социальной справедливости; все земли принадлежат на­роду; право пользования средствами производства принадлежит общине; абсолютная автономия, общинное самоуправление, враж­дебное отношение к государству. Для воплощения этих идеалов необходимо искоренить патриархальность, поглощение личнос­тной свободы общиной, веру в царя и религиозность. М. А. Бакунин первоначально указывает два возможных сред­ства достижения народного идеала: кооперативный социализм как средство преобразования быта крестьян и рабочих; револю­ционный — организация всенародного бунта. Бакунин верил в инстинктивную революционность народных масс. Что произойдет и как народ будет жить на другой день после революции, зависит от социально-экономического положения конкретного

народа и появившихся после революции стремлений. Револю­ции никогда не делаются личностями или подпольными органи­зациями, а происходят сами по себе, стихийно.

Бакунин назвал свою программу «анархической системой Прудона, нами доразработанной, расширенной, развитой и ос­вобожденной от всякого метафизического, идеалистического убранства». Основные идеи Бакунина изложены в его книгах «Бог и государство», «Кнуто-германская империя и социальная революция», «Государственность и анархия», «Прибавление «А». Главными принципами его программы были: а) пропаганда атеизма; б) уничтожение государства; б) государство мо­жет быть уничтожено только путем вооруженного восстания.

Бакунин Михаил Александрович, вступив в 1864 году в I Интернационал, Бакунин создает в 1868 г. в Берне «Международный альянс социалистической демократии» с анархистской программой. В последующие годы развертыва­ется борьба между марксистским и анархистским интернацио­налами. Бакунин отвергал марксистскую идею социалистичес­кого государства, считая, что «диктатура способна породить в народе лишь рабство, неминуемо приведет к перерождению про­летарского государства в общество «авторитарного коммуниз­ма». В 1872 году за раскольническую деятельность исключает­ся из I Интернационала. После поражения Парижской комму­ны Бакунин личным участием пытался способствовать победе восстаний в Испании (1873) и Италии (1874).

Большая энергия и боевой дух Бакунина завоевали ему много последователей в Италии, Испании, Франции, Швейцарии, России и среди рабочих иностранного происхождения в Соединенных Штатах.

Другой теоретик анархизма П.А. Кропоткин (1842-1921) идеал будущего общества представлял следующим образом:

вольный союз самоуправляющихся общин; обязательный все­общий труд; коллективная собственность на орудия и сред­ства производства, предметы быта; отказ от высшего образо­вания, приводящего к умственному неравенству. Царское са­модержавие, по Кропоткину, несовместимо с самоуправлени­ем трудящихся. В противовес буржуазной демократии он пред­лагал вариант анархо-синдикалистского представительства во власти. Общественные организации, общества, кооперативы в условиях буржуазного строя должны подготовить почву для исчезновения государства. Марксисты и анархисты соглаша­лись в необходимости слома государственной машины, но марксисты ожидали отмирания государства на стадии комму­низма, а анархисты считали невозможным сочетание револю­ции и государства как консервативной силы.

Кропоткин называл свое учение анархическим коммуниз­мом, обоснованию его он посвятил ряд работ: «Речи бунтов­щика» (1885), «Хлеб и воля» (1892), «Анархия, ее филосо­фия, ее идеал» (1896), «Современная наука и анархия» (1993) и другие. Разделяя основные принципы родоначальников анар­хизма, он был сторонником социальной революции, в которой видел не стихийный бунт, а сознательные действия народа.

Россия считается одной из немногих стран, где анархизм имел существенное влияние. В начале 1904 года анархистские организации в России существовали в 15 городах и поселках, в 1905 году они действовали в 48 , в 1906 — в 73 городах. К 1917 году большинство из них примкнуло к анархо-коммунистическому течению, требовавшему немедленной организации безвлас­тного общества, основанного на общественной собственности на средства производства и предметы потребления. Другие направ­ления представляли анархо-синдикалисты, выступающие за унич­тожение политической власти, захват предприятий рабочими и создание общества, руководимого федерацией синдикатов (проф­союзов). Анархи­сты-террористы («Чернознаменцы», «Безначальцы», «Неприми­римые») проповедовали саботаж в области экономики, первыми ввели в практику немотивированный террор как средство дезорганизации государства. Пананархистыотказыва­лись от любого вида деятельности, направленной на укреп­ление государства, в том числе и от труда. Мистические анархи­сты концентрировали внимание в своих программах только наличной жизни. В период реакции 1907-1910 гг. революцион­ный анархизм переродился в анархо-индивидуализм.

Анархо-синдикалисты и анархо-коммунисты надеялись на мировую революцию, поэтому в период Первой мировой вой­ны выступали с лозунгом «Война до победного конца», «До­лой Временное правительство!», требовали немедленного воо­руженного восстания, надеясь, что обострение событий спро­воцирует мировую революцию. Выступали они и против рати­фикации Брестского мира.

Во время Октябрьской революции некоторые анархистс­кие группы заняли враждебную позицию по отношению к боль­шевикам, другие были вполне лояльны к ним.

Первый съезд анархо-синдикалистских организаций советской России и Украины состоялся в августе 1918 года. На нем было провозглашено создание Российской конфедерации анархо-синди­калистов (РКАС). Ее лидерами были Г. Максимов, Е. Ярчук, М. Мрачный. В декабре 1918 г. возникла Всероссийская организация анархистов под руководством А. Каверина, утверж­давшая, что политика большевиков отвечает интересам народа.

С 1918 года часть анархистов начала сотрудничать с со­ветской властью, участвовала в сломе старой государственной машины, в подавлении сопротивления ее представителей. Но как только советская власть начала устанавливать порядок, дисциплину, требовать выполнения декретов, большая часть их выступила против Советского государства.

В ряде городов ими были созданы вооруженные отряды, некоторые из них сомкнулись с уголовными элементами, совершали разбои, ограбления, убийства, занимались экспроприациями банков и касс предприятий, провоцировали рабочих на забастовки и мятежи. В 1919 году в Москве сложилась «Российская организация анархистов подполья». Анархисты подполья ставили перед собой цель взорвать Кремль. Однако узнав, что в Леонтьевском переулке состоится совещание видных большевиков, взорвали особняк вместе с активистами ~ 12 человек было убито и 55 человек ранено и контужено.

С деятельностью анархистов было связано создание республики Гуляй-поле на Украине в 1920-1921 гг., Кронштадтское восстание моряков 1921 г.

>Группы и ассоциации анархистов в 1905 — 1907 годах.

Анархо-коммунизм, анархо-синдикализм, анархо-индивидуализм

Первые шаги к усилению роли анархизма в общественно-политической жизни были сделаны за границей. В 1900 году в Женеве возникает организация российских анархистов-эмигрантов под названием «Группа русских анархистов за границей», издавшая воззвание с призывом к свержению самодержавия и социальной революции. Ее лидерами были Мендель Дайнов, Георгий и Лилия Гогелия (Л.В.Иконникова). Супруги Гогелия в 1903 году в Женеве создали группу анархистов-коммунистов «Хлеб и воля», принесшую известность российскому анарходвижению. «Хлебовольцам» при поддержке П.А.Кропоткина, М.И.Гольдсмит и В.Н.Черкезова удалось в том же году организовать издание первого российского анархического печатного органа за границей — газеты «Хлеб и воля».

В 1900 — 1904 годах небольшие группы российских анархистов-эмигрантов появляются и в других государствах (в Болгарии, Германии, Соединенных Штатах, Франции). В 1904 годах соотечественниками были созданы крупнейшие анархические издательские центры, предназначенные для издания и распространения анархической литературы как за границей, так и в России: Издательская группа «Анархия» (Париж, лидер — Б.Я.Энгельсон) и «Группа русских рабочих анархистов-коммунистов» (Лондон, лидер — Кропоткин). Принципиально новым фактом в деятельности этих организаций было их тесное организованное сотрудничество с социалистическими и анархистскими кругами различных стран мира. Сохранились документы, свидетельствующие о материальной поддержке российского анарходвижения со стороны представителей освободительных кругов других государств.

В самой России первые анархистские группы появляются весной 1903 года в городе Белостоке Гродненской губернии среди еврейской интеллигенции и присоединившихся к ней ремесленных рабочих и летом — в городе Нежине Черниговской губернии в среде учащейся молодежи. Начавшийся процесс образования анархистских групп на территории страны шел по восходящей линии, и уже к концу 1903 года функционировало 12 организаций в 11 городах, а в 1904 году — 29 групп в 27 населенных пунктах Северо-Запада, Юго-Запада и Юга страны.

Вскоре усилиями первых российских пропагандистов анархизма сформировались три крупных центра анарходвижения — Белосток, Екатеринослав (Днепропетровск) и Одесса. Свою ведущую роль организации этих городов подтвердили и в революции 1905 — 1907 годов, став центрами движения. Менее сильные формирования анархистов в это же время существовали на Юге-Западе (Житомир — Каменец-Подольский — Киев), в Центральном районе (Н.Новгород — Саратов — Пенза), Северном Кавказе и в районе Придонья. В Закавказье центрами анархистов были Тифлис, Кутаиси, Баку. Незначительную роль в анархистской среде играли организации Прибалтики, Польши; не сыграли роли лидеров группы Москвы и Петербурга. Анархические организации на огромных территориях Урала, Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока были представлены единичными формированиями.

В годы революции существенно возросла численность анархистских формирований. В 1905 году их насчитывалось уже 125 (в 110 городах и населенных пунктах), в 1906 году — 221 (в 155) городах и в 1907 году, считавшемся «вершиной» движения, в стране уже действовало 255 формирований в 180 городах и населенных пунктах. В целом за 1903 — 1910 годы деятельность анархистов проявилась в 218 населенных пунктах империи, в 51 губернии и 7 областях. За эти же годы в состав анархистских организаций по стране входило около 7 тысяч человек (в период революции их насчитывалось немногим более 5 тысяч человек).

В организационной структуре анархистских образований имелись свои особенности. Среди анархистов преобладали сравнительно малочисленные группы (от 3 — 6 человек до 30 членов), но встречались и крупные формирования (федерации) групп с большим числом участников (от 80 — 90 до 150 — 200 человек) с разветвленной сетью кружков и «сходок» для различных категорий и слоев населения. Крупные федерации анархистов, как правило, действовали в основных регионах их нахождения (Северо-Запад, Юг, Юго-Запад; в городах: Белостоке, Екатеринославе, Одессе, Житомире и других).

Социальную основу анархистского движения составляли преимущественно кустари, ремесленники, торговцы, крестьяне, деклассированные элементы, часть интеллигенции, а также немногочисленные группы рабочего класса, недовольные существующими порядками, но слабо представлявшие пути и средства борьбы с ними. В составе анархистских организаций наблюдалось почти полное отсутствие рабочих ведущих отраслей промышленности, зато обильно были представлены труженики сферы услуг — сапожники, портные, кожевенники, мясники и т.д. Особенно много подобных объединений было много в районах Северо- и Юго-Запада, в черте так называемой еврейской оседлости, где мелкая промышленность и кустарное производство были распространены очень широко. Мизерным было представительство в анархистских организациях лиц из привилегированных сословий — дворян, чиновников, купцов и почетных граждан.

Если попытаться составить обобщенный портрет анархиста периода революции 1905 — 1907 годов, то он выглядел бы так: молодой человек (или девушка) 18 — 24 лет (что во многом объясняет безрассудность и авантюризм в действиях) с начальным образованием (или без него), как правило, из демократических слоев общества; в движении преобладали евреи (по отдельным выборкам их численность достигала 50 %), русские (до 41 %), украинцы. Некоторое увеличение численности кавказцев, прибалтов и поляков отмечалось в организациях, созданных на национальных территориях. Среди анархистов практически не было лиц зрелого возраста. Самыми пожилыми были основатель движения П.А.Кропоткин (родился в 1842 году), Мария Гольдсмит (в 1858 году).

В годы Первой российской революции в анархизме явственно определились три основных направления: анархо-коммунизм, анархо-синдикализм и анархо-индивидуализм с наличием в каждом из них более мелких фракций. Названные направления были достаточно обособлены друг от друга. Помимо различий программных и тактических, они имели собственные печатные органы, определенные сферы социального влияния, регионы действий.

Такое положение в анархистском движении сложилось не сразу. Накануне и в первые месяцы революции 1905 года большинство анархистских групп состояло из последователей теории П.А.Кропоткина, анархистов-коммунистов (хлебовольцев). Стратегические и тактические задачи хлебовольцев в революции были намечены на их І съезде в Лондоне (декабрь 1904 года). Целью действий анархистов объявлялась «социальная революция, то есть полное уничтожение капитализма и государства и замена их анархическим коммунизмом». Началом революции должна была явиться «всеобщая стачка обездоленных как в городах, так и в деревнях». Главными методами анархистской борьбы в России провозглашались «восстание и прямое нападение, как массовое, так и личное, на угнетателей и эксплуататоров». Вопрос о применении личных террористических актов должен был решаться только местными жителями в зависимости от конкретной ситуации.

Формой организации анархистов должно было быть «добровольное соглашение личностей в группы и групп между собою». На съезде Кропоткин впервые сформулировал идею о необходимости создания в России отдельной и самостоятельной анархической партии. Хлебовольцы категорически отвергли возможность сотрудничества и вхождения анархистов в другие революционные партии России, обусловив это неизбежной изменой последних анархическим принципам. В числе наиболее серьезных противников ими были названы социал-демократы.

На ІІ съезде в Лондоне (17 — 18 сентября 1906 года) вопросы стратегии и тактики хлебовольцев в революции получили дальнейшее развитие и конкретизацию. Важнейшим документом съезда была написанная Кропоткиным резолюция, в которой давалась оценка и раскрывался характер революции, уточнялись задачи анархистов. Кропоткин считал, что налицо «народная революция, которая продлится несколько лет, низвергнет старый порядок вообще и глубоко изменит все экономические отношения вместе с политическим строем». Движущими силами революции назывались городские рабочие и крестьяне, опередившие «революционеров из имущих классов». В резолюции говорилось о том, что анархисты вместе со всем русским народом борются против самодержавия, и ставилась задача расширить эту борьбу и направить ее «одновременно против капитала и против государства». Такая мера политического воздействия рабочих масс России, по мнению Кропоткина, позволила бы им двигаться к полному освобождению, делая это революционным путем: «Волю цари не дарят, парламенты ее также не дают, ее надо брать самим».

В резолюции выражалось резко отрицательное отношение анархистов к возможности работы в таких учреждениях, как Государственная дума и Учредительное собрание. Из всех методов революционной борьбы анархисты предпочитали немедленные и разрушительные действия народных масс. Участники съезда подтвердили право анархистов на совершение террористических актов лишь в целях самозащиты. Вместе с тем «идейные» анархисты отвергли роль террора как средства для изменения существующего строя, подчеркнув при этом, что его применяют в России представители других партий. Резолюция «О грабеже и экспроприации» предостерегала анархистов от излишнего увлечения личными и групповыми «эксами» (то есть экспроприациями) и содержала призыв «строго беречь нравственный облик, с которым русский революционер всегда являлся перед русским народом».

В вопросах организации всячески поощрялись самостоятельность и независимость в действиях анархистов. Что касается всеобщей стачки, то, по мнению участников съезда, она и впредь должна была оставаться «могучим средством борьбы» с самодержавием и дополнять вооруженную борьбу народных масс с режимом. Принципиальными для анархистов, действовавших в России, были решения съезда о возможности вступать в рабочие союзы беспартийного характера и самим создавать новые анархические союзы, связанные с другими объединениями той же отрасли труда. Был принят документ, запрещавший анархистам заключать соглашения о сотрудничестве (для борьбы с самодержавием) с партиями революционной демократии и либеральной буржуазии.

Существенным для хлебовольцев был вопрос о будущем обществе, созданном по модели анархо-коммунизма. Освобожденное от пут царизма общество Кропоткин и его последователи представляли как союз или федерацию вольных общин (коммун), объединенных свободным договором, где личность, избавленная от опеки государства, получит неограниченные возможности для развития. Первоочередной задачей победившей революции анархо-коммунисты считали экспроприацию всего, что служило эксплуатации (земли, орудий производства и средств потребления). Считалось, что достигнутый максимум свободы личности будет сопровождаться и максимумом экономического расцвета общества в результате высшей производительности свободного труда. Для планомерного развития экономики Кропоткин предлагал децентрализовать промышленность, установить прямой продуктообмен и интеграцию труда (обработку земли как сельскими, так и городскими жителями, соединение умственного и физического труда, введение производственно-технической системы обучения). В аграрном вопросе Кропоткин и его соратники считали необходимым передать всю землю, захваченную в результате восстания (социальной революции), народу, тем, кто сам ее обрабатывает, но не в личное владение, а общине.

В условиях революции 1905 — 1907 годов в российском анархо-коммунизме образовалось еще несколько течений. Среди них выделялось движение анархистов-коммунистов (безначальцев), возглавляли которое С.М.Романов (Бидбей) и Н.В.Дивногорский (Петр Толстой). В основу этого мировоззрения были положены проповедь террора и грабежей как способов борьбы с самодержавием и нигилистическое отрицание всяких нравственных устоев общества. Прорваться в «царство свободы» они мечтали путем беспощадной «кровавой народной расправы» с власть имущими, используя для этой цели «мятежные шайки» из безработных и люмпен-пролетариев. Отдавая предпочтение тактике «прямого действия» («эксам» и терактам), безначальцы выступали категорически против различных видов борьбы рабочих масс за свои требования, в том числе и против создания профсоюзов. В период революции 1905 — 1907 годов безначальцы не имели большого числа сторонников, но в местностях, где существовали их группы (Петербург, Москва, Киев, Тамбов, Минск, Варшава и др.), они действовали весьма активно в выпуске печатных изданий и изготовлении взрывчатых веществ.

Осенью 1905 года в анархо-коммунизме оформилось движение анархистов-коммунистов (чернознаменцев). Организатором и идеологом чернознаменства в России был И.С.Гроссман (Рощин). Изданный им в Женеве в декабре 1905 года единственный номер газеты «Черное знамя» дал название целому направлению анархистов. В революции 1905 — 1907 годов это течение анархической мысли играло одну из важных ролей. Наиболее сильные группы чернознаменцев действовали на Северо-Западе и Юге России (Белосток, Варшава, Вильно, Екатеринослав, Одесса). Социальную базу течения составили отдельные представители интеллигентской богемы, люмпен-пролетарии и некоторые рабочие, занятые на маломощных, ремесленного типа предприятиях. Своей главной задачей чернознаменцы считали создание широкого массового анархического движения, установление прочной связи со всеми направлениями анархизма. Чернознаменцы выступали за активные действия и в процессе теоретической борьбы с хлебовольцами обосновали следующую программу: «Постоянные партизанские выступления пролетарских масс, организация безработных для экспроприации жизненных припасов, массовый антибуржуазный террор и частные экспроприации».

В ходе боевых операций в конце 1905 года чернознаменцы раскололись на две группировки: безмотивных террористов во главе с В.Лапидусом (Стригой) и анархистов-коммунистов. Безмотивные террористы основной целью своей деятельности считали организацию «безмотивного антибуржуазного террора» путем индивидуальных покушений на представителей буржуазии не за какие-либо определенные проступки (донос, провокаторство и т.д.), а исключительно за принадлежность к классу «паразитов-эксплуататоров». Подобную тактику действия чернознаменцы особенно рекомендовали рабочему классу, полагая, что путем таких акций можно обострить классовую борьбу против всех властвующих и угнетающих.

Сторонники анархистов-коммунистов, наоборот, высказывались за сочетание антибуржуазной борьбы с серией частичных восстаний во имя провозглашения в городах и селах «временных революционных коммун». Как «террористы», так и «коммунисты» отрицательно относились к участию анархистов в беспартийных профессиональных союзах, которые, по их мнению, приучали рабочих к легализму и борьбе за минимальные требования.

Для большинства российских анархистов-коммунистов, стремившихся к самоутверждению в боевой, разрушительной деятельности, вопрос об отношении к профессиональному движению трудящихся не являлся определяющим. Иначе считали анархисты-синдикалисты, оформившиеся в 1905 году в одно из самостоятельных направлений анархизма.

Крупными идеологами и организаторами анархо-синдикализма в России были Я.И.Кирилловский (Д.И.Новомирский), Б.Н.Кричевский, В.А.Поссе. Значительная часть сторонников этого течения воспитывалась на дискуссиях об отношении к синдикализму, продолжавшихся из года в год на страницах анархистских печатных органов различных направлений.

Д.И.Новомирский, возглавлявший в 1905 — 1907 годах организации синдикалистов в Одессе, в брошюрах «Программа синдикального анархизма», «Манифест анархистов-коммунистов», в уставе Всероссийского союза труда и программе «Южно-Русской группы анархистов-синдикалистов» последовательно изложил стратегию и тактику синдикалистов в России. Основной целью своей деятельности они считали полное, всестороннее освобождение труда от всех форм эксплуатации и власти и создание свободных профессиональных объединений трудящихся как самой главной и высшей формы их организации. Из всех видов борьбы синдикалисты признавали только непосредственную, прямую борьбу рабочих с капиталом, а также бойкот, стачки, уничтожение имущества (саботаж) и насилие над капиталистами.

Следование синдикалистским установкам логически привело их защитников к выдвижению идеи «беспартийного рабочего съезда», агитации за создание общероссийской рабочей партии из «пролетариев независимо от существующих партийных делений и взглядов». В первое десятилетие ХХ века в Росси были распространены идеи В.А.Поссе, выступавшего за создание особых рабочих кооперативов для борьбы рабочего класса за свои профессиональные, экономические интересы, избегая политических и вооруженных методов борьбы с самодержавием.

В анархизме периода первой революции (и в последующие годы) появляется такое направление, как анархо-индивидуализм (индивидуалистический анархизм). Он был представлен сторонниками взглядов А.А.Борового, О.Виконта, Н.Бронского, взявших за основу своих построений абсолютную свободу личности как «исходную точку и его конечный идеал».

Разновидностью анархо-индивидуализма был мистический анархизм, который проповедовали талантливые представители российской интеллигенции: поэты и писатели С.М.Городецкий, В.И.Иванов, Г.И.Чулков, Л.Шестов (Л.И.Шварцман), К.Эрберг и другие. Вариант индивидуалистического анархизма представлял в России Лев Черный (псевдоним П.Д.Турчанинова), опубликовавший книгу «Новое направление в анархизме: ассоциационный анархизм» (1907). В его труде последовательно излагались теории различных идеологов анархизма по вопросам жизнедеятельности общества и государства, прежде всего П.Ж.Прудона, М.Штирнера, американского анархиста В.Р.Туккэра (Тэккера). Л.Черный высказывался за сочетание принципов коллективизма и индивидуализма, выступал за создание политической ассоциации производителей. Основным методом борьбы с самодержавием он считал систематический террор.

К последователям индивидуалистического анархизма можно отнести махаевцев (махаевистов), высказывавших враждебное отношение к интеллигенции, власти и капиталу. Создателем и теоретиком учения был польский революционер Я.В.Махайский (он печатался под псевдонимом А.Вольский, Махаев). Число представителей индивидуалистического анархизма невелико, но это не умаляет значения их теоретических разработок.

При знакомстве с историей анархизма поражает обилие всевозможных фракций и направлений. Но в практической деятельности сторонники анархии были на редкость единодушны и в борьбе за свои идеи отдавали предпочтение террору и экспроприациям.

Уже в 1904 — 1905 годах анархистский террор и экспроприации стали значительным явлением. Наряду с отдельными героическими эпизодами борьбы в движении все больше процветали уродливые отклонения — убийства из удальства, грабежи с целью обогащения и наживы. Значительная часть анархистов предпринимала подобные акции по личной инициативе, не согласуя их с решениями организаций или съездов.

Важным для понимания анархистской тактики в годы революции является выяснение вопроса об отношении анархистов к экспроприациям. Лидеры российского анархизма, как правило, поддерживали экспроприации организованные и массовые и категорически отрицали необходимость подобных актов для личных целей, сравнивая их с воровством. Однако, несмотря на это, мелкие «эксы» буквально разрывали движение. Именно так начинал свою деятельность среди анархистов Нестор Махно, будущий руководитель крестьянского движения на Украине в годы Гражданской войны (см. Вопрос 4 данной лекции).

Российские анархисты не оставались равнодушными и к просьбам своих коллег из других стран, оказывая им поддержку в совершении ряда терактов. Так, они участвовали в подготовке покушений на германского императора Вильгельма и некоторых высокопоставленных лиц Франции.

Уже в начале революции наиболее здравомыслящие сторонники анархии не самоустранились от целенаправленной борьбы с самодержавием. В моменты острых столкновений они шли на контакты и сотрудничество с членами других партий (РСДРП, ПСР, ППС), участвовали в отрядах революционной самообороны против черносотенцев, в коалиционных комитетах, в баррикадных сражениях с правительственными войсками, организации совместных боевых акций и покушений на царских сатрапов. Сотрудничество было продолжено и в 1906 — 1907 годах.

В годы революции стал развиваться и процесс перехода членов одной партии в другую: к анархистам переходили члены РСДРП, эсеры и эсеры-максималисты. Их объединяли близость программно-политических воззрений и социальной базы, образ действий. В истории революции были зафиксированы и единичные случаи перехода анархистов в ряды других партий (как правило, к эсерам и максималистам, изредка к социал-демократам).