Кольцо борджиа

Перстень-убийца

Перстень сделан неизвестным мастером в 1501 году по эскизу самого Борджа.

Глядя на него, трудно поверить, что это смертельное оружие, но тем не менее… Под одним из алмазов имеется крошечный резервуар, наполняемый ядом. Среди алмазов спрятана микроскопическая полая игла, сообщающаяся с резервуаром. Игла остро заточена. Когда Борджа хотел избавиться от врага, он поворачивал перстень так, что алмазы и игла оказывались внутри ладони, и пожимал несчастному руку. Острие иглы царапало кожу, яд проникал в кровь, через несколько часов человек умирал…

Перстень Борджиа

Джеймс Хэдли Чейз

«Перстень Борджа»

Истории известно немало примеров конструкции колец-тайников, которые нередко использовались в качестве оружия. Самым ярким примером, пожалуй, является история легендарной семьи Борджиа. Чезаре Борджиа прославил свои знаменитые перстни тем, что при их помощи лишал жизни любого, кто ему был не угоден.

Конструкция перстня Чезаре Борджиа

Конструкция таких перстней была особой – их верхушка или крышка откидывалась, как у медальонов, скрывая под собой полость для хранения яда. Были кольца и с поворотной верхушкой, открывавшей тайник, и кольца с выдвижными иглами, отравленными ядом.

Такими кольцами и пользовался Чезаре Борджиа, — в одном из его колец был незаметно открывающийся тайник, откуда, прямо во время «дружеской» беседы, например, переставляя бокалы, можно было сбросить яд. В одном из вариантов — сдвигался камень кольца. В другом — под оправу кольца монтировалась скользящая панель для тайника. Было также кольцо «коготь льва», невинно гладкое с наружной стороны пальца, но с тыльной стороны имевшее приспособление в виде металлических «коготков». В карнавальной толпе, Чезаре скрытый под маской, хватал руку намеченного человека, пожимал ее, колол жертву шипом, смазанным ядом, при необходимости выбрасывал прочь кольцо-улику.

Комментарии 9

«Войны выигрываются не армиями и золотом, а поварами на кухнях и распорядителями званых обедов. Нужна малость – уметь влить в бочку мёда каплю яда»… Ни один смертный грех не страшит тех, кто возжелал стать наместником Бога на земле. И первый из них — молодой амбициозный кардинал Родриго Борджиа…


В 1492 году августейшая чета Фердинанд и Изабелла, стремясь заручиться поддержкой всесильного Рима, истратила 50 тысяч золотых дукатов на то, чтобы в Ватикане воцарился их ставленник Родриго Борджа, ставший папой Александром VI, более известный под именем Борджиа…
Для того, чтобы понять, что это был за человек, достаточно обратиться к характеристике, данной ему Карлом Марксом, который писал, что это двуногое исчадие ада приобрело печальную известность благодаря гнусностям своего потомства – многочисленным сыновьям и дочерям, отправившим в могилу легионы достойнейших людей.
Сам же Борджиа добился того, что клерикальная элита Италии стала олицетворением порока: в разврате, кровосмешениях, убийствах, заговорах главенствующая роль принадлежала папе при непременном участии сына его – Чезаре и дочери Лукреции.
Управы на Борджиа, его семейство и ставленников, благодаря сказочным богатствам, которыми он владел, не было.
Папа не скрывал, что давало ему возможность безраздельно господствовать в чужой стране. Известно его изречение: «Войны выигрываются не армиями и золотом, а поварами на кухнях и распорядителями званых обедов. Нужна малость – уметь влить в бочку мёда каплю яда».


Борджиа знал, о чём говорил. Он лично отправил в мир иной многих представителей знатных фамилий, и его преемник на престоле, Папа Юлий II, знающий о палаческих «слабостях» последнего отнюдь не понаслышке, в хрониках, которые вёл ежедневно, ничего не утаивал: «Как правило, использовался сосуд, содержимое которого в один прекрасный день могло приобщить к вечности неудобного барона, богатого служителя церкви, слишком болтливую куртизанку, острого на язык камердинера, вчера ещё преданного убийцу, сегодня ещё преданную возлюбленную.
В темноте ночи Тибр принимал в воды бесчувственные жертвы Кантареллы».
Кантарелла – «фирменный» яд семьи Борджиа, составленный римской аристократкой, прекрасной, как ангел, но злой и лживой, как дьявол, Ваноццей Катанея. Рецептура отравы стала известна не так давно благодаря тому, что в бывших покоях Борджиа нашли его личное кольцо-сюрприз. На внешней стороне выгравировано: «Милосердный Борджиа, 1503 год». На внутренней имеется надпись: «Выполни свой долг, чего бы это тебе ни стоило».
В кольце имеется подвижная пластина с тайником для яда. Кольцо украшено растительным золотым орнаментом и платиновой львиной лапкой, каждый коготь которой имеет сквозной канал, объединённый с тайником-контейнером.
Отравление неугодных производилось по-разному. Можно было, сдвинув пластину поворотом кольца вокруг пальца, высыпать яд в вино или еду. Можно было, опять же, сдвинув пластину и открыв каналы когтей львиной лапки, пожать руку жертвы. Царапины было достаточно, чтобы отрава сделала своё дело.
Противоядия для Кантареллы не существовало, ибо, как выяснил в 1966 году итальянский химик Карло Чезини, в смертоносную смесь входили мышьяк, соли меди, фосфор, протёртые железы древесной жабы и вытяжки из южноафриканских растений, привезённых первыми христианскими миссионерами. Капли такой адской смеси было достаточно, чтобы убить быка. Борджиа в кругу единомышленников цинично заявлял, что вкушать Кантареллу – самая большая честь для самой блестящей знати.


Для тех, кто кровью поган, то есть для простолюдинов, вполне годится мышьяк, безусловно, идеальный для замаскированного под болезнь убийства, ибо его окись при растворении в жидкостях не окрашивает их, не даёт привкуса, не имеет запаха. Смертельной считается доза 60 миллиграммов.
Если долгое время малыми дозами мышьяка воздействовать на человека, то картина его болезни может оказаться настолько пёстрой и запутанной, что даже опытные врачи поставят любой диагноз – от холеры до сифилиса: сатанинский порошок поражает нервную систему, разрушает слизистые оболочки, изъязвляет кожу, дробит костные ткани. «Мышьяк – король, – говаривал Борджиа, – но он особенно желанен при дворе сиятельной Кантареллы».
Борджиа мастерски владел пращой, а получил ответный выстрел из пушки. Было это так. Решив избавиться от покусившихся на его абсолютную власть кардиналов, но, сознавая, насколько они опасаются его хлебосольства, Борджиа обратился с просьбой к преданному кардиналу Адриано ди Карнето ненадолго предоставить ему дворец для торжественного приёма.
До того там тайно побывал папский камердинер, доставивший бочонок отравленного вина, которым следовало потчевать только тех, на кого укажет сам Борджиа. Папа расправился с врагами. Но по ошибке выпил ту же отраву, правда, изрядно разбавленную водой. Благодаря низкой дозе яда Александр VI не умер сразу, а мучался ещё четыре дня…


Борджиа не стало. Но чёрное дело его жило и процветало. Составители так называемых Ватиканских прописей повествуют о том, что в 1659 году Папа Александр VII решил навсегда покончить с изготовителями ядов и отравителями, которые открыто торговали смертью, беря плату даже не золотом – медяками: не кровожадность подталкивала к адским сделкам, а бедность.
Аптекарей-мужчин, имевших под рукой изрядные запасы мышьяка, не тронули: «Казним их, останемся без лекарств и изничтожимся, как мухи». Поэтому отловили 150 внешне весьма привлекательных простолюдинок-вдов, обвинив их в отравлении мужей и любовников. Пытки в застенках инквизиции быстро развязали языки.
Все отравительницы мгновенно указали на некую Иерониму Спару – чернокнижницу и гадалку, знавшую, кто владеет искусством составления яда на основе красного мышьяка: «Если кто съест горошину этого травяного камня, сразу лишится крови». Спара, впрочем, оказалась крепким орешком. Пытки не сломили её. Александр VII, которому, видимо, как воздух, тоже нужен был рецепт яда, не имевшего равных в мире, приказал освободить её из заточения, но установить слежку.
Хитрость сработала. Вскоре папские тайные агенты задержали даму – целительницу Теофанию ди Адамо, разработавшую уникальную рецептуру яда, действовавшего мгновенно и не оставляющего следов в организме. Этот яд, названный «Водичкой Теофаны», в наши дни занимает почётное место в арсеналах спецслужб. Отравой, расфасованной в крошечные сосуды, украшенные изображением лика святого Марка, ди Адамо за огромные деньги снабжала всех желающих. Благодаря такой вот предприимчивости за год в Италии были умерщвлены 600 человек!


В Палермо, где отравительницу якобы обезглавили, до сих пор ходят весьма правдоподобные слухи, будто Теофанию ди Адамо Ватикан подарил королю Людовику XIV – тому, кому принадлежат слова: «Государство – это я!» Получившая из монарших рук титул маркизы, ди Адамо активно участвовала в политических и амурных, отнюдь не бескровных интригах своего покровителя, проверяя действие супер-яда на тех, кто путался у Короля-Солнце под ногами, мешал властвовать, или же к кому он охладел.
Маркиза пропитывала ядом кружевные платки, перчатки, постельное бельё, шипы роз в букетах, заполняла им полые иглы, дверные ключи. Людовик, не устававший удивляться лицемерию и коварству этого падшего ангела в юбке, говорят, однажды обронил: «Эта мерзавка неплохо устроится и в преисподней».
Дело, впрочем, закончилось тем, что монарх начал опасаться своей доверенной. И тут очень кстати подоспел «несчастный случай». Отравительница оступилась и, сорвавшись с башни подаренного ей Людовиком замка, разбилась насмерть.
В 1659 году Папа Александр VII решил навсегда покончить с изготовителями ядов и отравителями, которые открыто торговали смертью, беря плату даже не золотом – медяками.


С годами память о женщине-монстре изменилась самым причудливым образом. Теперь она воплощала собой святую невинность. В монастырях Франции и Италии начали продавать амулеты-кулоны в виде крошечных хрустальных сосудов с изображением пречистого лика маркизы. Только теперь в этих сосудах был не яд, а освящённое розовое масло.
Небезызвестный кардинал Мазарини называл мышьяк справедливым палачом, берущим на себя все до единого грехи и снимающим ответственность за их совершение. Между тем мышьячный яд – всего лишь один из многих, о котором в старину говорили, что он порождён самой страшной нищетой – нищетой сердца.

Секретное оружие – перстень!

Что могут скрывать в себе самые обычные предметы: еда, предметы домашнего обихода, украшения, канцелярские принадлежности? Если навскидку – ничего особенного, если только они не со всякими «наворотами», как сказали бы сейчас. Ан нет… Как раз такие обычные вещи использовались, например, в шпионской практике для слежки, а также для устранения опасного или неугодного человека. А в давние времена помогали в дворцовых интригах и заговорах (которых было в ту пору великое множество), быстро и незаметно устранить конкурента. Или просто, ну не понравился человек – и вот вам пожалуйста, умер ни с того ни с сего. Нужны примеры? Пожалуйста…


Внутри такого вот перстня можно спрятать целый арсенал. Работа И. Зейналова.
«Войны выигрываются не армиями и золотом, а поварами на кухнях и распорядителями званых обедов. Нужна малость – уметь влить в бочку мёда каплю яда». Фраза эта с весьма зловещим оттенком принадлежала римскому папе Александру VI, представителю древнего рода Борджиа. Так вот, Борджиа знал, о чём говорил. Имея наклонности палача, он отправил на тот свет не одного представителя известных фамилий того времени. Впрочем, не брезговал он и ни простолюдинами, ни куртизанками.
Род Борджиа, в первую очередь, прославился тогда изготовлением необыкновенных по красоте и неповторимости ювелирных украшений. Выполненные по индивидуальным чертежам, они никогда более не повторялись. Еще бóльшую известность семейство снискало в деле приготовления всевозможных ядов, которые и помещались в специально изготовленные перстни, при помощи которых и совершались многочисленные «тихие» убийства.
Вышеупомянутый Александр VI содержал целую химическую лабораторию, в которой денно и нощно кипела работа по приготовлению всевозможных ядов, потому как недостатка в жертвах не было.
А НЕ ВЫПИТЬ ЛИ НАМ ПО БОКАЛУ ВИНА?..
Самой распространенной и «невинной» отравой семейки Борджиа было вино, которым в первую очередь и потчевали неугодных. Обреченный, выпивающий бокал этого «волшебного» напитка, через некоторое время, сначала просто себя плохо чувствовал, потом у него начинали выпадать зубы, волосы и, в конце концов, все заканчивалось остановкой дыхания. Любопытно, что количеством яда в вине можно было регулировать момент наступления смерти жертвы. И счет здесь шел не только на минуты и часы или дни. Иногда несчастному отодвигали смерть более чем на год.

«Перстень Борджиа» выглядел, конечно, не совсем так. Но все равно очень красиво и романтично. Как память, что зубы-то у льва ведь можно и ядом намазать… Работа И. Зейналова.
Пальму первенства среди убийц семьи Борджиа держали дети Александра VI Чезаре и Лукреция. У Чезаре была своя «фишка» в расправе с неугодными. Коварные планы выполнялись при помощи перстня, который Чезаре никогда не снимал с руки, и носивший название «Пламя Борджиа». Под роскошным рубином находилось углубление для небольшой порции яда, который тайком подливался в вино. Был и еще один перстень, именуемый «Коготь льва». Снаружи на перстне была выгравирована надпись: «Милосердный Борджиа, 1503 год». А на внутренней – изречение: «Выполни свой долг, чего бы это тебе ни стоило». В перстне имелась подвижная пластина с тайником для яда. Перстень был украшен платиновой львиной лапкой, каждый коготь которой имел сквозной канал, соединяющийся с тайником-контейнером.

Очень красивый перстень, не правда ли? А еще он открывается, и внутри пока еще пусто… Работа И. Зейналова.
Отравление неугодных производилось разными способами. Во-первых, если сдвинуть пластину поворотом перстня вокруг пальца, то можно подсыпать яд в вино или еду. Во-вторых, сдвигая пластину, открываются каналы когтей львиной лапки, и тогда, стоило только пожать руку жертве… Мелкой царапины хватало, чтобы отправить несчастного к праотцам.

Перстень со скрытым отравленным острием.
«FEMME FATALE»
Женщинам, как оказалось, тоже были не чужды «палаческие слабости». Лукреция, сестра Чезаре, для умерщвления неугодных использовала чисто женские уловки. Когда очередной любовник надоедал молодой женщине, она, приглашая его в свои покои, вручала ему ключ от двери в опочивальню. Польщенный таким расположением к своей персоне, несчастный любовник брал ключ. В предвкушении открывая дверь спальни, он и не подозревал, что эта дверь для него становится входом в иной мир. Ключ имел отравленные шипы, и, открывая дверь, держащий его в руках получал смертельную дозу яда.

«Перстень с ракушкой». Внешне он целый, а повернешь жемчужинку, и он откроется! Работа И. Зейналова.
В один ряд с Лукрецией можно поставить и Ванноцию Катанею, римскую аристократку, с ангельской внешностью, но злую и лживую, как сатана. Ванноция придумала и изготовила яд с красивым названием «кантарелла». Кантарелла стала «фирменным» ядом семьи Борджиа, его «визитной карточкой». Противоядий для кантареллы не было. Лишь в 1966 году итальянский химик Карло Чезини расшифровал состав смертельной смеси и раскрыл секрет ее «неуязвимости». Компонентами были следующие вещества: мышьяк, соли меди, фосфор, протёртые железы древесной жабы, а также вытяжки из растений, привезённых первыми христианскими миссионерами из Южной Африки.
Смесь была настолько ядовита, что одной капли хватило бы, чтобы убить быка. В кругу единомышленников Борджиа ходила циничная фраза, что «самая большая честь для самой блестящей знати – вкушать Кантареллу».
Для людей попроще вполне был пригоден мышьяк. Идеальное средство для убийства, которое успешно маскировалось под болезнь. Получающий длительное время и в малых дозах такое снадобье человек, в конце концов, погибал, но врачам было непонятно от чего: картина его болезни была размытой и запутанной. Порошок поражал нервную систему, разрушал слизистые оболочки, дробил костные ткани, а кожа покрывалась страшными язвами.
Как будто в наказание за свои злодейские деяния, Борджиа нашел свою смерть от того, с помощью чего он сам оправлял на тот свет многих несчастных.
Узнав о намерении кардиналов лишить его власти, Борджиа решил их устранить. Желая ликвидировать своих политических противников, Борджиа обратился с просьбой к верному кардиналу Андриано ди Карнето предоставить свой дворец для организации торжественного приема. Незадолго до приема дворец тайно посетил папский камердинер. По просьбе Папы он привез туда бочонок отравленного вина, которым он должен угостить тех, на кого укажет сам Борджиа. Да, Папа избавился от врагов. Но по ошибке выпил сам это же вино, только сильно разбавленное водой. Низкая доза яда дала Александру VI четыре дня, которые прошли в страшных мучениях, и лишь на пятый он скончался…

С развитием техники стали совершенствоваться и орудия уничтожения. Полет фантазии здесь был безграничен. Чего только ни придумывали инженеры и химики, выполняя на заказ или для собственных, не всегда добрых целей, всевозможные средства убийства человека.
Для маскировки как всегда использовались самые обычные предметы, которые не могли вызвать никаких подозрений. Индивидуалистов-убийц было всегда немного, поэтому плоды человеческого гения широко использовались в шпионской практике. Вот несколько примеров.
ПИСТОЛЕТ ПИСТОЛЕТУ РОЗНЬ…
Пик моды на потайное огнестрельное оружие пришелся на вторую половину XIX века. Потребителями этого оружия, как правило, были не агенты разведки, революционеры или шпионы, а представители высшего и среднего сословия общества и их супруги. Потайные стреляющие приспособления нужны были не как орудия убийства, а как «последний аргумент» при встрече с преступниками.
К сожалению, толку от такого оружия было мало, поэтому знатный люд полагался на простые, но надежные в применении предметы. Это могли быть либо пистолет карманного «формата» «дерринджер», либо трость со шпагой или хлыст.
НЕ ВСЯКИЙ КЛЮЧ ДВЕРЬ ОТПИРАЕТ
Самым первым бытовым предметом, который стали использовать для стрельбы, стал обыкновенный ключ. Просто, незатейливо и удобно. Пустотелый стержень старинного ключа – это уже готовый пистолетный ствол. Самый ранний из ключей-пистолетов с примитивным фитильным замком, встроенным рядом с головкой ключа, относится к XVI веку. Вот только пользоваться таким «пистолетом» при внезапном нападении было весьма неудобно – ключ с постоянно тлеющим фитилем в карман не положишь.

А вот это обычная серебряная пряжка для ремня. Барабаны, понятно, у револьверов вращаются, чтобы «играть пальцами» и всем показывать, а чего у тебя есть. Но это могут быть и самые настоящие револьверы, замаскированные под «сувенирку». Сзади к затылку приставил, нажал и… все!
В XVIII веке у стреляющих ключей конструкция становится более совершенной. Большинство имеют кремневые и капсюльные замки. Пусковой механизм уже расположен открыто на стержне ключа. Крайне редко курок, пружина и спуск располагались внутри головки, исполненной в виде кольца.
ВАШЕ ВРЕМЯ ИСТЕКЛО…
Возможно, такой фразой и заканчивался разговор шпиона с потенциальной жертвой (по крайней мере, она напрашивается сюда). Тайный агент эффектно поднимает руку, смотрит на часы, незаметно нажимает потайную кнопочку и… готово. Собеседник падает как подкошенный. Но это «киношный прием». А на деле, как известно, все происходит иначе, незаметней.

Тоже пряжка для ремня, между прочим, но однажды с таким ремнем человека не пустили на Кипр на КПП в аэропорту Палоса. «Гранейд!»… и да, а вдруг в ней и в самом деле взрывчатка, ведь не такая уж она и плоская… Пришлось ремень снять и пройти без него! А не пижон, между прочим! Работа И. Зейналова.
Так вот, часы со встроенным пистолетом были весьма востребованы уже в XIX веке и прочно заняли свою нишу в арсенале шпионских штучек. Взять, к примеру, пистолет, изготовленный под часы известной тогда американской компании Elgin National Watch Co. Часовые детали в нем, естественно, отсутствовали, а на их месте был элементарный спусковой механизм. Пистолетное дуло было выполнено в виде головки для заводки часов. А рядом с ней – спусковая клавиша. Видимо, изделие получилось не слишком эффективное, поскольку заказы на такой товар были единичными. И, тем не менее, превосходно сохранившиеся, они и по сей день находят своих покупателей. Антикварные сайты пестрят объявлениями, предлагающими стреляющие раритеты. Цена довольно высока – около трех с половиной тысяч долларов за штуку.

УКОЛ ЗОНТИКОМ
Зонтики тоже были в ходу как оружие устранения неугодного. Укол таким зонтиком влек за собой неминуемую смерть. В стержень зонта монтировался пневматический механизм, который при приведении его в действие выстреливал капсулу с опаснейшим ядом – рицином. Так что одноименный кинофильм с Пьером Ришаром в главной роли это совсем не выдумка!
БОЙТЕСЬ ДАМ С НЕОБЫЧНЫМИ ПЕРСТНЯМИ… И НЕ ТОЛЬКО С ПЕРСТНЯМИ!
Вернемся в мятежные годы конца XIX века. В эту пору в Европе вошли в моду перстни-револьверы, назначением которых было не украшать изящные дамские пальчики, а служить смертоносным оружием. А знаменитый тогда британский перстень-револьвер с семью патронами в обойме, так и назывался – Femme Fatale. Как видим, роковые женщины, жившие в средневековой Италии и успешно делавшие свое черное дело, продолжились в британских феминистках. На выпуске таких перстней специализировались английские, французские и бельгийские фирмы.
Перстень-револьвер серии «Femme Fatale» представлял собой довольно массивную печатку, только вместо печати там был барабан с пятью-семью каморами. Перстни заряжались патронами «Лефоше» калибра 3,5–4,5 мм. Для перезарядки требовалось открутить винт и снять барабан.

Перстень-револьвер.
Воспользоваться оружием даме, подвергшейся нападению, было весьма неудобно. А совершить все движения одной рукой было практически невозможно. Отсутствие стволов и слабый патрон делали стреляющие кольца весьма опасными. Зато такая игрушка могла прекрасно дополнить и закончить образ «роковой женщины».
Американцы тоже не остались в стороне, и сегодня стреляющие перстни выпускают несколько оружейных компаний и даже частники-одиночки, предлагающие наперебой свои услуги в изготовлении «ювелирки».
ЗАКУРИТЬ НЕ НАЙДЕТСЯ?
В середине прошлого века руководство КГБ дало задание советским конструкторам разработать новое, более эффективное, бесшумное оружие для скрытой ликвидации иностранных агентов. В 1955 году выдающийся конструктор Игорь Стечкин, создавший знаменитый АПС и занимавшийся разработкой секретного бесшумного оружия, предложил стреляющий портсигар. Только вместо сигарет в портсигар был вмонтирован блок из трех стволов и спусковое устройство. Убойная сила портсигара Стечкина начинала действовать с пяти-семи метров, а звук выстрела был не сильнее звука захлопывающейся книги.

Вы думаете, что вот эта очаровательная девушка оделась так просто для красоты? Может быть и так, но что будет, если свою изогнутую трость она поменяет на другую?
Ну, скажем вот на эту, с отличным клинком внутри?! Не завидую тем, в кого «это» воткнется. Клинок, ну просто очень, очень острый… Рукоять работы И. Зейналова.
Стреляющий портсигар был принят на вооружение, но использовался ли он по назначению – точно никто не знает.
А вот это на 100% мирная пряжка для ремня. Только пропеллер вращается, а пулеметы, пулеметы не стреляют!

Дюжина самых необыкновенных револьверов


Самые разные пистолеты

Как вы думаете, насколько мизерным может быть пистолет? О, вы даже не догадываетесь, какие формы он может принимать! Сейчас мы расскажем о самых интересных и необычных пистолетах, которые вы когда-либо видели.

1. Пистолет-кольцо «Femme Fatale»


Пистолет-кольцо


Пистолет-кольцо

Этот пистолет встроен в кольцо, и является, пожалуй, самым миниатюрным и подходящим для слабого пола. Думаю, женщинам он понравится, ведь имея такое колечко, совсем не страшно выходить поздно ночью на улицу.

Пистолет-кольцо

В набор включен и специальный чехол, так что не придется заботиться о хранилище для него. 6-ой калибр, сделан в Англии в 1870 году.

Пистолет-кольцо

2. Пистолет-ручка «Classic Pen Pistol»


Пистолет-ручка

Часто ли мы задумываемся о назначении ручки? Думаю, нет. Мы просто берем ее и используем по назначению, то есть – пишем. А вот этой ручкой можно и человека убить…

Пистолет-ручка

Если собираетесь на встречу, не перепутайте, ту ли ручку вы с собой берете. А то может произойти несчастный случай.

3. Пистолет, встроенный в замок


Пистолет-замок

Это оружие можно охарактеризовать лишь одной фразой: «Ты можешь запереть меня, но будешь долго сожалеть об этом».

Пистолет-замок


Пистолет-замок

Дополнительное объяснение излишне, думаю. Управляется двумя маленькими ключиками, сделан в Америке, 38-ой калибр.

Пистолет-замок

4. Самый старинный пистолет


Самый старинный пистолет

Произведен на Диком Западе в 1775 году. Простое управление, симпатичная форма, но вы только вдумайтесь: ему более 230 лет! А работает по-прежнему отлично. Техника…

Самый старинный пистолет


Самый старинный пистолет

5. Револьвер-болт «Bolt Colt»


Револьвер-болт

Какое бы назначение вы придумали для этого болта? Совсем не то, на какое можно подумать. Тонкий, маленький, почти незаметный. 12-ый калибр.

Револьвер-болт

6. Пистолет-тросточка


Пистолет-тросточка

Прогуливаясь по городу, вы можете не беспокоится о сохранности своей жизни именно с этой тросточкой. Если на вас решит напасть бандит или маньяк, сам же пострадает. Замечательное устройство от профессора Мориарти (Professor Moriarty).

Пистолет-тросточка

Вот только удобное ли оно? Я не очень хочу проверять на практике, если честно.

Пистолет-тросточка

7. Ружье распятия


Ружье распятия

Это ружье сделано в виде креста распятия, 12-ый калибр. Спасите грешную душу, отправив ее в Рай, мы будем молиться за нее… Сильно верующим людям это оружие явно не рекомендовано, хотя, кто знает.

Ружье распятия

Может, для них такой вид убийства самый «правильный» с точки зрения Библии? Не будем углубляться в подробности, но дизайн ружья уж очень хорош.

Ружье распятия


Ружье распятия

8. Пистолет-крюк


Пистолет-крюк

Весьма удобное в обращении оружие, потому что спусковой механизм находится в отверстии ручки! Вероятно, по своим минимальным размерам этот револьвер может поспорить даже с кольцом. Отличная идея!

Пистолет-крюк

9. Пистолет-трубка


Пистолет-трубка

Специально для Шерлока Холмса и его поклонников был изобретен этот револьвер. Если вы даже не курите трубку, это не проблема. Просто сделайте вид, что вы ее курите, а сами высматривайте очередную жертву…


Пистолет-трубка

Бррр, мурашки по коже проходят, когда рассказываешь это. В общем, используйте пистолет по назначению. 22-ой калибр.

Самые разные пистолеты

10. Пистолет-зажигалка


Пистолет-зажигалка

Еще немного о сигаретах и курении. Если вы курите, то наверняка видели в палатках в городе продаются игрушечные пистолетики со встроенной зажигалкой. Все мы баловались ими в детстве, когда учились в школе, даже если и не курили. Тут же идея перевернута с ног на голову. Тут пистолет встроен в зажигалку, а не наоборот! Стильно, миниатюрно и удобно!

Пистолет-зажигалка

11. Пистолет-ключ


Пистолет-ключ

В отличие от ранее описанного нами замочка, тут пистолет встроен в ключ, а не в сам замок. Помните, Золотой ключик Буратино? В нем есть что-то похожее на этот. Очень интересная задумка. 22-ой калибр.

Пистолет-ключ

12. Пистолет-часы


Пистолет-часы


Пистолет-часы

«Господа, не хотите ли сверить время на наручных часах?» если к вам обращаются с такой просьбой, несколько раз подумайте, прежде чем подойти.

Пистолет-часы


Пистолет-часы

Все-таки, кто знает, чем могут оказаться простые классические наручные часы… Эти сделаны очень давно, редчайшая модель, калибр – 0,3.

Пистолет-часы


Пистолет-часы

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Арсенал Джеймса Бонда

Перстни-револьверы, стреляющие ключи, портсигары, пряжки залпового огня и т.д. — все эти предметы считаются традиционным атрибутом тайных агентов и героев шпионских боевиков. В действительности подобные устройства возникли на столетия раньше, чем были сняты первые серии бондианы. Всплеск моды на камуфлированное огнестрельное оружие произошел во второй половине XIX века (хотя первые образцы появились намного раньше), только основными потребителями этого оружия были не шпионы, революционеры и агенты тайной полиции, а добропорядочные буржуа и их жены. Замаскированные стреляющие устройства предлагались им как «оружие последнего шанса» при встрече с преступниками.

Эффективность замаскированного оружия, как правило, была очень сомнительной, поэтому состоятельные граждане предпочитали традиционный джентльменский набор: карманный пистолет «дерринджер», трость со шпагой или металлическим набалдашником, хлыст.

Ключ высшей меры

Пожалуй, раньше других бытовых предметов для стрельбы приспособили ключи от замков, ведь полый стержень старинного ключа — это готовый пистолетный ствол. Самый ранний из сохранившихся ключей-пистолетов с простейшим фитильным замком, расположенным рядом с головкой ключа, датируется XVI веком. Как владелец такого оружия мог воспользоваться им при внезапном нападении, остается загадкой — не носить же ключ с постоянно тлеющим фитилем.

У большинства известных стреляющих ключей кремневые и капсюльные замки. Как правило, весь механизм расположен открыто, прямо на стержне ключа. Реже курок, пружина и спуск помещены внутри головки, выполненной в виде кольца.

Сколь-нибудь достоверных сведений о применении такого оружия и его назначении найти не удалось. На исторических и оружейных форумах ключи-пистолеты называют ключами тюремщиков, ключами от трюмов, в которых перевозили рабов, или ключами привратников в крупных поместьях. Возможно, такие устройства изготавливались мастерами в качестве некой экзотики для подтверждения своей квалификации.

До наших дней дошло и несколько образцов карманных часов, вернее, часового корпуса со встроенным пистолетом. Объявления о продаже этих «гаджетов» можно найти на антикварных сайтах. Цена — порядка 3,5 тысячи долларов за штуку. Например, пистолет XIX века, замаскированный под часы американской компании Elgin National Watch Co. Шестеренки и пружины заменены простейшим спусковым механизмом и стволом. Дуло сделано в виде головки для заводки часов. Рядом — спусковая клавиша. Видимо, система не отличалась особой эффективностью, поскольку стреляющие часы были штучным товаром.

Кольца смерти малых калибров

В 1860-1870 годах в Европе в моду вошли перстни-револьверы. Огнестрельные кольца предназначались не для «рыцарей плаща и кинжала», а для дам. Один из известных образцов, британский семизарядный перстень-револьвер 1870 года, так и назывался — Femme Fatale, «Роковая женщина».

Система представляет собой массивный перстень-печатку, только вместо печати — барабан с пятью-семью каморами, одновременно играющими роль стволов. Сбоку от барабана крепился ударник и спусковая клавиша. Перстни заряжались шпилечными патронами «Лефоше» калибра 3,5-4,5 миллиметра. Для перезарядки требовалось открутить винт и снять барабан.

Выпуском колец-пистолетов в основном занимались английские, французские и бельгийские фирмы. Бельгия в XIX веке вообще была своеобразным оружейным Гонконгом — здесь многочисленные безвестные мастерские подделывали оружие именитых фирм (пистолеты «Лепажа» и т.д.), а также выпускали оружие ноу-нейм, в том числе всевозможную экзотику. Правда, и подделки, и собственная продукция отличались очень высоким качеством.

Наиболее известные образцы, помимо упомянутой Femme Fatale, это пятизарядный перстень-пистолет «Маленький страж» (Le Petit Gardien) и шестизарядный «Маленький защитник» (Le Petit Protecteur).

Пользоваться таким оружием даме, подвергшейся нападению, было крайне сложно — барабан поворачивался вручную, курок взводился отдельным движением. Проделать все манипуляции одной рукой было практически невозможно. А отсутствие стволов и слабый патрон делает стреляющие кольца скорее опасными игрушками, чем оружием. Зато перстень-револьвер мог прекрасно дополнить образ «роковой женщины».

Сегодня несколько образцов стреляющих перстней выпускают американские оружейные компании. Кроме того, свои варианты перстней револьверов в формате псевдооружия предлагают энтузиасты-умельцы. На YouTube можно найти ролики с демонстрацией изготовления и работы таких устройств. Только заряжаются они не унитарным патроном, а небольшой дробинкой, в качестве метательного вещества используется содержимое пистонов для игрушечных пистолетов.

Пряжка СС и гранатомет для Сталина

Новый всплеск интереса к замаскированному оружию пришелся на Вторую мировую войну. Наверное, самый известный образец того периода — стреляющая пряжка СС (SS-Waffenakademie Koppelschlopistole). Придумал ее в 1942 году в инициативном порядке инженер Луис Маркус. В стальном корпусе в виде пряжки поясного ремня (только больших размеров) скрывался блок из двух или четырех стволов под пистолетный патрон 7,65х17 миллиметров или 5,6х15 миллиметров.

Пряжка носилась на стандартном офицерском ремне, для приведения ее в боевое положение нужно было нажать на две кнопки по бокам пряжки. Тогда крышка с нацистским орлом откидывалась, стволы разворачивались дулами к противнику. Для каждого ствола был свой ударник и спусковая клавиша — в левой части устройства. Стрелять можно было из каждого ствола отдельно или залпом. Для перезарядки требовалось вытолкнуть гильзы шомполом и вставить новые патроны.

Маркус добился аудиенции у Гиммлера. Рейхсфюрер одобрил производство пробной партии пряжек — заказ был размещен в 1944 году на велосипедном заводе в Лейбнице. Объем партии неизвестен, на известных фотографиях пряжек, находящихся в частных коллекциях, встречаются порядковые номера 155 и 158.

Портативный гранатомет Panzerknacke («Щипцы для брони») разрабатывался специально для покушения на Сталина. Труба длиной 20 сантиметров и диаметром около пяти сантиметров крепилась ремнями на правом предплечье стрелка и пряталась под рукавом пальто. На трубу надевался специальный реактивный снаряд, который, по замыслу конструкторов, должен был пробивать 30-миллиметровую броню на дальности в 30 метров. Граната запускалась с помощью электрозапала, приводимого в действие кнопкой на запястье левой руки диверсанта. В 1944 году Panzerknacke и девять снарядов к нему были изъяты сотрудниками НКВД у немецких агентов, арестованных в ходе операции «Туман».

Схожее устройство для стрельбы из рукава патроном 22-го калибра (5,6 миллиметра) под названием «рукавный пистолет» Корлстрема было запатентовано уже после войны в Чикаго. Механизм приводился в действие специальным тросиком, закрепленным на кисти стрелка, — для выстрела нужно было сделать резкое движение кистью наружу.

А первое устройство для стрельбы с предплечья, возможно, было изготовлено в 1775 году. Это полукруглая жестяная коробочка со скрытым внутри кремневым замком. Наружу из нее выходил короткий ствол и спусковой рычаг. На одной стороне «пистолета» есть две дужки для крепления ремня. Логично предположить, что система предназначалась для ношения под рукавом, но не исключено, что ее крепили к поясному ремню.

Американский «Стингер» и пистолет-рогатка

В начале 1940-х специалисты американского Управления стратегических служб (Office of Strategic Services, предшественник ЦРУ) создали целый букет странных стреляющих устройств. Например, компактный, насколько это возможно, пистолет-арбалет «Маленький Джо» для бесшумного снятия часовых и ликвидации сторожевых собак. К пистолетной рукоятке крепилась вертикально расположенная дуга, вместо тетивы — резиновые жгуты, как в рогатке.

Стреляющими ручками вряд ли кого-то удивишь, еще в XIX веке компания Colt продавала однозарядный пистолет-болт Т-12. Оружейники OSS сделали сразу две подобных конструкции. Первая называлась Stinger и представляла собой вполне традиционное оружие этого типа: однозарядная ручка-ствол под патрон 5,6 миллиметра или 6,35 миллиметра «Браунинг», со спусковым механизмом в колпачке. Эффективный огонь мог вестись на дистанции в два-три метра. По разным оценкам, за годы войны было выпущено до 40 тысяч «стингеров».

Но куда интереснее пневматическое стреляющее устройство под названием Dart-pen (ручка-дротик). По сути это был маленький насос, по форме напоминающий ручку. Скоба, которой обычная ручка крепится к карману одежды, использовалась для предварительной накачки насоса, после чего он мог метнуть маленькую оперенную стрелку на расстояние до 12 метров. Информации об эффективности этого оружия и его применении нет.

Портсигар трехствольный бесшумный

Холодная война, противостояние советской и американской разведок заставило конструкторов вновь ломать головы над оружием для тайных агентов. Зонты-гранатометы, взрывающиеся радиоприемники, стреляющие из рукава пистолеты-пулеметы и т.д. Большинство этих изобретений так и осталось на бумаге, и только некоторые были воплощены в металле.

В 50-х годах руководство КГБ потребовало от советских конструкторов создать бесшумное оружие для тайной ликвидации вражеских шпионов. В 1955 году Игорь Стечкин, создатель знаменитого АПС, предложил стреляющий портсигар ТКБ-506А под малошумный патрон СП-1 (в нем применяется гильза патрона 9х18). Вместо сигарет в ТКБ-506А смонтирован блок из трех стволов и спусковое устройство. Эффективная дальность огня портсигара Стечкина составляла пять-семь метров, а выстрел, по словам конструктора, был не громче звука захлопывающейся книги. «Ты стрельнешь из него, а мы за дверью постоим, — описывал Игорь Стечкин демонстрацию своего оружия в присутствии заказчиков. — Они вышли в коридор, я зарядил, сделал три выстрела, слышу, они там разговаривают, курят, потом открывается дверь, ну что, стрельнет-то когда?».

Стреляющий портсигар приняли на вооружение, но был ли он когда-либо в деле — неизвестно.

Примечательно, что из всех многочисленных стреляющих шпионских устройств, реально применялись (по крайней мере, об этом известно) те, которые не являлись огнестрельным оружием. Например, газовый пистолет, стреляющий цианистым калием, — это оружие использовал советский агент Богдан Сташинский для ликвидации лидеров украинских националистов Льва Ребета и Степана Бандеры. Или зонтик-шприц, с помощью которого в 1978 году в Лондоне был убит болгарский диссидент Георгий Марков.

И, как всегда и во всем, Стива подчинился другу.

Через несколько часов ребята были уже в бараке комиссара корпуса. Комиссар кушал жареного поросенка. Перед ним стояла наполовину пустая уже бутылка с казенным вином. Честно скажу, прежде чем приступить к разговору, кадеты разгромили комиссарского поросенка! Контрабасист только глаза раскрыл.

Потом Володя приступил к делу.

— Сидор Карпыч, — сказал он. — Мы того, то есть я со Ставкой, мы твоих краснозадых били!

Комиссар немедленно возмутился.

— Цыц! — закричал он. — С каким это пор, щенок, краснозадые стали моими? Не мне ли директор корпуса обещал дать первый чин? И дал бы, если бы не революция. А ты этак неладно выражаешься!

И оба парня поняли, что дело их будет «обтяпать» легко.

И обтяпали. И, отдохнув в лагере, благополучно возвратились домой. Представьте же, дорогой читатель, радость их матерей. Ах, об этом нельзя писать прозой! Разве что стихами. И не только матерей — не забудьте и о Зое.

Однако на другой же день Володю вызвали в Чека.

Черномазая следовательница, с глазами как два буравчика, сказала кадету:

— Вы член белой боевой организации и участвовали в восстании. Оправдывайтесь, если можете. Ну?

— Могу, — ответил Володя и протянул чекистке удостоверение Сидора Карпыча. В документе было сказано: «Такой-то с такого-то и по такое-то число июня безотлучно находился в лагере и в контрреволюционном восстании не участвовал».

— Н-да! — разочарованно протянула черномазая. — Вот какое дело. Жаль! Не придется вас расстрелять.

— Время терпит, не отчаивайтесь, — любезно ответил хорошо воспитанный Воля.

— Такой молодой и такой уже сукин сын, — неопределенно отозвалась чекистка. — Ну, черт с вами, идите. Дежурный, проводи!

Звякнула винтовка. Вставая; Володя поднял глаза на конвоира. И обмер. Перед ним стоял и улыбался тот самый латыш, которого они со Стивой повстречали, покидая город. Как сейчас, вспомнил Володя вопль ужаса в этих голубых глазах и — ах, как это было смешно! — спущенные на колени брюки.

«Выдаст или нет?» — екнуло сердце.

Глаза латыша смеялись.

— Ну, — сказал он. — Вставай

Володя встал и подумал: «Пропал… Совсем пропал!»

Латыш шел первый, Володя за ним. Вышли из Чека. «Неужели не выдаст?» Латыш обернулся к Володе.

— Ступай…

— Глаза латыша смеялись. И — ни слова!

* * *

Через неделю Володя и Стива были уже в отряде атамана Семенова.

КОЛЬЦО ЦЕЗАРЯ

В записках Цезаря о галльской войне, написанных, как знает каждый, с простотой и ясностью, свойственной великому автору их, есть одно темное место. Это там, где Цезарь говорит о завоевании им свевов… Вы помните удивительный эпизод спасения укрепленного лагеря римлян, осажденного свирепыми свевами, этим воинственнейшим из галльских племен?

Это место как-то не вяжется с общим ультрареалистическим тоном записок. На фоне трезвой повествовательной прозы это место словно пятно, нанесенное чужой кистью, — вы помните намек как бы на некое чудо, спасшее лагерь, упоминание о каких-то существах, метавших гром и молнию?.. Некоторые из толкователей «Записок» склонны даже считать это место за добавление позднейшего переписчика.

Но так или иначе…

Легиону, которым командовал сам легат, его любимейшему одиннадцатому легиону, грозила неминуемая гибель. Осада лагеря свевами вступала уже в тринадцатые сутки. Рвы и валы лагеря были окружены осадными башнями, искусству строения которых свевы научились у самих римлян. У осажденных иссякли запасы копий и стрел, их противоосадные башни были сожжены. Сожжен был преториум легата. На его пепелище угрюмо сидел Цезарь. Над ним, поникшим, на кедровом древке высился серебряный орел легиона. Хищные рубиновые глаза орла смотрели вперед, на свевов, на восток. Глаза его уже заалели от первых лучей зари. Серебряный орел ни о чем не думал. Цезарь же думал о неминуемой гибели легиона, которую принесет новый приступ врага.

Услышав шаги приближающегося человека, он не поднял головы, Цезарь знал, что это дежурный трибун; Цезарь знал, что он скажет:

— Легат, у пращников нет больше ни камней, ни свинчаток для метания.

Или:

— Легат, запас наконечников для стрел иссяк.

Или еще что-нибудь, что исправить, восстановить, добыть — он был бессилен. Цезарь не поднял головы, великий полководец был в отчаянии.

Но то, что доложил ему трибун, вдруг заставило его поднять голову, насторожиться — в этот миг Цезарь стал похож на хищного легионного орла — и затем быстро подняться с обгоревшего бревна, на котором он сидел.

— Но что делают эти люди, и откупа они? — быстро спросил он трибуна.

— Их не было еще вчера, легат, — ответил юноша в изорванном и во многих местах прожженном сагуме. — Тот холм, на вершине которого они за ночь вырыли маленький ров, был на заходе солнца еще пуст…

— Они — галлы?

— Нет.

— Может быть, германцы?

— Тоже нет, легат.

— Римляне, наконец?

— Клянусь Геркулесом, нет, легат. Но они дышат огнем…

— Какую чепуху ты говоришь, Секст! Как могут люди дышать огнем?..

— Но, легат, они дышат им! Почти каждый из них имеет в зубах странный предмет, похожий на маленькую курительницу. И они выдыхают дым… Пожалуй, они боги.

— Чепуха! Но как они ведут себя по отношению к нам, дружественно ли?

— Вполне. Они показывают в сторону свевов, пренебрежительно машут руками и плюют.

— Сколько их?

— Не больше одной центурии. И… прости меня, легат… они все в штанах, как бабы или старики.

— Есть у них оружие? Стрелы, копья, баллисты?

— У них в руках какие-то короткие палки. Впрочем, не совсем палки: они сделаны и из дерева, и из железа… С одной стороны эта штука расширяется. Этой стороной они вставляют эту штуку в плечо, показывают в сторону свевов и гордо говорят…

— Что говорят?

— Прости меня, легат, но они говорят: «пу»…

— Какая чепуха, Секст! Не с ума ли ты сошел от страха, что через час тебе, впрочем, как и мне, придется броситься на меч, чтобы не достаться в руки галлам.

— Легат!..

— Впрочем, пойдем… Я сам выясню, что это за дикари, дышащие пламенем и говорящие «пу»…

Часть воинов первой центурии сбежала в ров. Тут же был и их примипил с красным султаном на медном шлеме. Они окружили двух парней в защитных куртках и защитных штанах, смело соскочивших в ров. Действительно, оба незнакомца выпускали из ноздрей дым — в зубах у них были наши трубочки.

— Кто вы такие и откуда вы? — спросил орленосец. — Видимо, вы не враги, раз так смело пришли в наш лагерь…

— По-каковскому они лопочут, Митрич? — спросил один из парней другого. — И все в железе, — видать, дикари… Ох, Сибирь-матушка, и какого только люда не живет на тебе! Гляди-ка — луки и стрелы! Может, башкиры или гураны?.. Ничего, парень, ничего, — свои! — похлопал он по плечу примипила. Свой народ, тоже белые… Ротный нас послал к вам насчет провианту… Прямо сказать — нет ли какой ни на есть жратвы? Хоть хлебушка, что ли? А может, и водочка найдется? Ужасти, до чего отощали! Нас в обход красным послали, а мы и заблудились. Вы, видать, башкирской самообороны, а мы первого добровольческого, которым капитан Жилинский командует. Ничего, всё одно — свои! Стало быть, водочки, винца бы…

Из всей этой речи римлянам было понятно только одно слово: вино.

— Винум, — сказал младший центурион. — Они просят вина, примипил.

И он протянул незнакомцам свою флягу с крепким легионным вином, к которой те и стали припадать с величайшей жадностью. В это время на валу появился Цезарь со свитой.