Французские генералы первой мировой войны

Содержание

Генералы Первой мировой войны

Джон Сингер Сарджент

Генералы Первой мировой войны. 1922 год

англ. General Officers of World War I

Холст, масло. 299,7 × 528,3 см

Национальная портретная галерея, Лондон, Великобритания

(инв. NPG 1954)

Медиафайлы на Викискладе

«Генералы Первой мировой войны» (англ. General Officers of World War I) — картина американского художника Джона Сингера Сарджента, написанная им в 1922 году.

В 1918 году Сарджент получил заказ на создание картины от южноафриканского финансиста Абрахама Бейли, стремившегося сохранить память о британских полководцах времён Первой мировой войны. Ранее Бейли заказал ещё две картины на схожую тему, но с разными героями, которыми стали морские офицеры и государственные деятели. После долгих уговоров, в том числе при участии попечителей Национальной портретной галереи в Лондоне, куда Бейли заранее решил пожертвовать картины, Сарджент всё-таки решил взяться за огромных размеров полотно, на котором должны были быть изображены 22 генерала Британской империи. Сарджент писал картину долгих четыре года, работа над ней шла трудно, и, как признавался сам художник, «генералы маячат у меня перед глазами, как кошмар». Наконец, в 1922 году работа подошла к концу, и огромное полотно горизонтального формата было выставлено в Королевской академии. Картина была сдержанно оценена критиками, во многом из-за холодности персонажей и невыразительности композиции. В настоящее время картина находится в коллекции Национальной портретной галереи.

Контекст

Джон Сингер Сарджент, автопортрет, 1907 год

Джон Сингер Сарджент (1856—1925) родился во Флоренции в семье экспатриантов из США. Его детство прошло в постоянных путешествиях по Европе, во время которых Сарджент побывал в Италии, Франции, Швейцарии и Германии. Получив преимущественно домашнее образование, в 1874 году Сарджент завершил учёбу в парижской студии французского живописца Каролюс-Дюрана, где изучал работы Халса, Рембрандта, ван Дейка и Рейнольдса. В 1876 году Сарджент посетил Америку, а в следующем году выставил свою первую картину на Парижском салоне. После путешествий по Испании и Марокко в 1879—1880 годах он в 1884 году поселился в Париже, а затем переехал в Лондон. Хотя Сарджент пользовался большим успехом в качестве умелого портретиста, впоследствии он отказался от всех излишних заказов, сосредоточившись главным образом на пейзажах и акварелях, а также исполнении настенных росписей в публичной библиотеке и Музее изящных искусств Бостона. Сарджент постоянно выставлялся в Королевской академии, ассоциированным членом которой стал в 1894 году, а полноправным — в 1897 году. Будучи космополитом и бонвиваном, Сарджент жил сразу на несколько стран и при этом ценил своё американское гражданство, однажды даже отказавшись от рыцарства, чтобы его не терять. Общаясь с представителями социального и политического бомонда Америки и Европы, Сарджент писал довольно лестные портреты американских президентов, британских премьер-министров, предпринимателей, актрис и арт-дилеров, «аристократов позолоченного века» и членов их семей, безграничный оптимизм которых вскоре был сметён Первой мировой войной.

История

В декабре 1918 года к Сардженту обратился южноафриканский финансист сэр Абрахам Бейли, 1-й баронет Бейли, пожелавший заказать у него картину, на которой была бы увековечена память генералов, командовавших подразделениями имперских и британских вооружённых сил во время недавно окончившейся войны. Параллельно Бейли заказал ещё две другие памятные картины — «Государственные деятели Первой мировой войны» у Джеймса Гатри и «Морские офицеры Первой мировой войны» у Артура Стокдейла Коупа. Сарджент, ранее отошедший от портретной живописи, поначалу отклонил предложение Бейли, даже несмотря на просьбы попечителей Национальной портретной галереи в Лондоне. Так, председатель Попечительского совета лорд Диллон в письме к художнику от 17 декабря 1918 года отмечал:

В качестве подарка нации и Национальной портретной галерее было сделано предложение о написании картин с тремя группами самых выдающихся флотоводцев, полководцев и государственных деятелей империи в память об их службе во время Великой войны. Это предложение Попечительского совета можно рассматривать как самое важное из когда-либо сделанных и одобренных галереей, отступившей от своего твёрдого правила, заключающегося в отказе от принятия портретов здравствующих знаменитостей. Жертвователь пожелал пригласить трёх разных художников для написания этих групп и оставил выбор кандидатур на волю наших попечителей. По единодушному мнению наших коллег, попечителей, ни один художник не может в достаточной степени в одиночку реализовать такой проект, и мы от их имени просим узнать, дадите ли Вы своё согласие, несмотря на Ваше хорошо известное нежелание в дальнейшем заниматься портретной живописью, пересмотреть своё решение по данному вопросу и тем самым оказать службу нации, приняв их предложение о написании одной из этих групп. Предполагается, что каждая из военно-морской и военной групп должна включать в себя около двадцати, а группа государственных деятелей — около пятнадцати фигур, изображаемых без головного убора, в связи с чем в полной мере могут быть отображены их характерные черты.

Оригинальный текст (англ.) An offer has been made to have painted for presentation to the nation and as a gift to the National Portrait Gallery three groups of the most distinguished Naval Commanders, Military Commanders and Statesmen of the Empire as a commemoration of their services during the Great War. This offer the Trustees regard as the most important of its kind ever made to the Gallery and have, in its acceptance, waived their inflexible rule precluding the admission of portraits of living celebrities. The donor desires that three different artists should be invited to paint these groups and has left the nomination in the hands of our Trustees. As it is the unanimous opinion of our colleagues, the Trustees, that no artist is so pre-eminently qualified as yourself to ensure successful treatment of such a subject, we are requested to enquire on their behalf whether you would consent, notwithstanding your well-known reluctance to undertake further portrait painting, to reconsider your decision in this respect and render a national service by accepting their invitation to paint one of these groups. It is proposed that the naval and military groups should each contain about twenty and the statesmen’s group about fifteen figures, portrayed without any head-dress so that their features may be fully revealed.

Спустя несколько дней Сарджент направил Диллону ответное письмо, в котором говорилось: «К величайшему сожалению из-за текущих обстоятельств я не вправе принять заказ такой большой важности и срочности». Этими «обстоятельствами» были заказы на росписи для здания Музея изящных искусств в Бостоне, для исполнения которых требовалось провести ближайшие два-три года за границей. 30 декабря лорд Диллон послал новое письмо Сардженту, в котором подчеркнул историческую важность групповых портретов и призвал его пересмотреть своё решение, уверяя: «Попечители вполне готовы предоставить вам абсолютную свободу творчества и выбора, не стеснённую никакими условиями». После этого в данную ситуацию вмешался близкий друг и биограф самого Сарджента — Эван Чартерис, который в письмах к директору галереи Джеймсу Милнеру и лорду Диллону выразил убеждение в том, что художник действительно может принять заказ. Чартерис предположил, что если Сарджента освободить от временных ограничений и помочь ему организовать позирование героев будущей картины, а также предложить ему не менее 5000 фунтов стерлингов, то можно достичь удовлетворяющего все стороны соглашения. В январе 1919 года Сарджент поддался давлению и уступил, сообщив в письме лорду Диллону о принятии заказа, а в переписке с Чартерисом отметил: «Да, я написал лорду Диллону и сказал, что если попечители обратятся ко мне снова, оставив мне свободу выбора времени, я с радостью напишу армейскую группу — „с радостью“, если выражаться вежливо».

Баронет Бейли

Список офицеров, которых нужно было изобразить на картине, был составлен Чартерисом вместе с попечителем галереи виконтом Харкуртом, после чего одобрен баронетом Бейли. Первоначальный список включал 25 человек, но Бейли исключил из него троих. Тремя вычеркнутыми из списка стали генерал Ян Гамильтон, обвинённый в провале Галлиполийской кампании, а также Якоб ван Девентер и Хью Тренчард. Одновременно Бейли добавил имя сэра Генри Лукина. На более позднем этапе из кандидатур на включение их портретов в картину были исключены имена сэра Хьюберта Гофа и сэра Чарльза Монро. В результате в окончательном списке оказалось 22 военачальника.

В перечень по неизвестным причинам не были вписаны такие видные военачальники, как Гораций Смит-Дорриен, Ричард Хэкинг, Уильям Пейтон, Чарльз Кавана, Джон Никсон, Перси Лейк и Чарльз Таунсенд; сотрудники штабов — Стэнли Брентон фон Доноп, Уильям Фурс, Невил Макриди, Джордж Макдоно, Рональд Чарльз Максвелл и Трэверс Кларк; начальники Имперского генерального штаба — Чарльз Дуглас, Джеймс Вольф-Мюррей и Арчибальд Мюррей; начальники армейских штабов — Чарльз Харингтон, Арчибальд Монтгомери-Массингберд, Ланселот Киггелл и Герберт Лоуренс; офицеры Королевского лётного корпуса — Дэвид Хендерсон и Джон Сэлмонд; а также Хью Эллес из Королевского танкового корпуса.

Сарджент бросился выполнять заказ с присущей ему энергией. Через Милнера он связался с натурщиками и смог начать предварительную работу над картиной, которую прервал в мае 1919 года по причине возвращения в Америку для написания фресок. В марте 1920 года Сарджент закончил работу над такой же огромной по размерам картиной под названием «Отравленные газами» (ныне в коллекции Имперского военного музея), за материалом для которой ещё в 1918 году специально ездил на Западный фронт. Впоследствии, возможно, Сарджент рассматривал данный ему заказ на написание «генералов» как муторную обязанность, сообщая в письме к Чартерису от 12 мая 1920 года: «Генералы маячат у меня перед глазами, как кошмар… Я проклинаю Бога и человека за то, что слабовольно пообещал их написать, поскольку у меня нет никаких идей и я предвижу ужасный провал». После возвращения в Англию в июле 1920 года Сарджент начал основательную работу над картиной. В августе того года он в своём письме Милнеру запросил окончательный список натурщиков и информацию о их текущем военном звании, чтобы избежать каких-либо ошибок. Позже, в письме Милнеру от 8 сентября 1920 года, Сарджент информировал: «Мне позировали уже четыре генерала, и ещё несколько обязались прийти. Перед отъездом в прошлом году меня посетили генерал Монаш и генерал Смэтс».

Бидвуд Бота Бинг Роулисон I Роулисон II Роулисон III Хорн Уилсон Хейг Френч Алленби I Алленби II Ламберт I Ламберт II Добелл I Добелл II Неизвестный

Сарджент, видимо, наслаждался написанием отдельных эскизов, но был обеспокоен перспективой объединения генералов в цельную группу, выразив свои мысли об этом в письме к миссис Гарднер в сентябре 1920 года — «мои генералы начинают сходиться, и я делаю наброски и эскизы каждого по отдельности. Каждый из них интересен сам по себе, но вместе мы падём». Такую же озабоченность он выражал и по поводу композиции картины в письме к Гатри:

Я вернулся пару месяцев назад и благодаря господину Милнеру отловил некоторое количество генералов, и написание каждого из них по отдельности я нахожу очень интересным, а огромное разнообразие типов, кажется, обещает некоторый интерес. Но я всё ещё просто собираю материал и пока не выработал никакого плана картины в целом. Мне мешает работать мысль о том, что они никогда не могли собраться в каком-то одном конкретном месте — поэтому я неспособен придумать интересный фон и вынужден изображать их всех стоящими в пустоте.

Оригинальный текст (англ.) I have been back a couple of months and thanks to Mr Milner have put salt on the tails of a certain number of generals and I find each one of them individually very interesting to do and the tremendous variety of types seems to give a promise of some sort of interest. But I am still merely collecting material and have not yet evolved any scheme of the picture as a whole. I am handicapped by the idea that they never could have been altogether in any particular place — so I feel debarred from any sort of interesting background and reduced to painting them all standing up in a vacuum.

1919—1921 годы оказались для Сарджента периодом напряжённой работы над эскизами маслом, хотя достаточно трудно установить детальную хронологию отдельных визитов генералов к художнику. К этому времени можно также отнести карандашные зарисовки многих фигур со сделанными Сарджентом заметками, в которых он намечал возможные будущие позы натурщиков. Большинство эскизов маслом сохранились в различных коллекциях, а 17 рисунков хранятся в Национальной портретной галерее.

Бидвуд Смэтс Роулисон Хорн Милн Уилсон Хейг Френч Добелл

С января по октябрь 1921 года Сарджент снова находился в Америке и после возвращения в Лондон предпринял попытку закончить полотно, однако ему помешала зима с постоянными туманами и нехваткой дневного света — «эти тёмные дни замедлили работу над картиной». Кроме того, перед Сарджентом встала ещё одна проблема: он не успел зарисовать некоторых генералов вживую. Чтобы добиться сходства изображаемой на картине фигуры с сэром Эндрю Расселлом, заболевшим гриппом и готовившимся к отплытию в Новую Зеландию в дни, когда их встреча стала возможной, Сардженту пришлось пользоваться его фотографиями в газетах. Именно по этой причине Сарджент изобразил Рассела позади других генералов, что и объяснил ему в личном письме. Другой герой картины, генерал Фредерик Мод, выпив заражённого молока, скончался от холеры в Багдаде, а Луис Бота заболел испанкой и умер от инфаркта в Претории. До конца неизвестно, какими материалами пользовался Сарджент при написании лица Мода, однако посмертный портрет Боты им был выполнен на основе эскизов работы Гатри. По этому поводу Сарджент писал Милнеру: «Эван Чартерис дал мне фотографию написанной Гатри головы Боты, которая очень хороша… Поворот головы и освещение полностью отличаются от моих — но я надеюсь что-то с этим сделать». Наконец, в 1922 году Сарджент закончил работу над гигантской картиной горизонтального формата. Изначально она называлась «Несколько генералов», но потом название было изменено на «Генералы Первой мировой войны».

Композиция

Фотогравюра по картине, 1920-е годы

Картина написана маслом по холсту, её размеры составляют 299,7 × 528,3 см. Работа Сарджента стала первым полотном, в какой-то степени отразившим иерархию британского генералитета с точки зрения репутации военачальников. На полотне изображены 22 из примерно 1500 бригадных генерал-майоров, генерал-лейтенантов, генералов и фельдмаршалов, служивших в имперских и британских вооружённых силах во время Первой мировой войны. В отличие от Коупа и Гатри, натуралистично изобразивших своих героев — адмиралов и государственных деятелей соответственно — в движении и оживлённой беседе друг с другом, Сарджент решил отказаться от подобного подхода. Безликие и «холодные» генералы стоят непрерывным строем, а их головы находятся примерно на одном уровне, ничем не выделяясь — двадцать два нахмурившихся или улыбающихся лица, почти столько же усов, сорок два глаза, за некоторыми исключениями смотрящих прямо вперёд. Фоном картины являются архитектурные формы коричневых нейтральных тонов — рифлёные колонны на больших базах классического ордера, почти наверняка порождённые воображением самого художника. Все генералы одеты в военную форму цвета хаки с десятками ремней и перекрещивающихся портупей, пряжек и блестящих пуговиц, множеством медалей и знаков отличия; на ногах у них — галифе и сапоги со шпорами, а на поясах висят церемониальные шпаги. Кроме того, фельдмаршалы держат в руках серебряные маршальские жезлы.

По словам искусствоведа Ричарда Ормонда, сюжет картины можно рассматривать как однообразный и лишённый фантазии с точки зрения реалистической композиции, но в данном случае реализм не имел значения для Сарджента. Сайт Национальной портретной галереи пишет о картине как об «эффективной» в выполнении поставленной задачи — создания собирательного образа военного руководства. Этот же сайт сравнивает генералов с набором марионеток, ждущих, чтобы кто-нибудь подёргал их за верёвочки, а Чартерис описал их как готовящийся к выходу на сцену хор. Как и следовало ожидать, на картине нет ни одного офицера, чья служба не была успешной. В соответствии с армейской иерархией, в центре находятся двое главнокомандующих на Западном фронте — Джон Френч справа и его преемник, Дуглас Хейг, слева. Справа от них стоят полководцы Западного фронта, среди которых выделяется высокая фигура сэра Генри Уилсона, который не добился высшего командного поста, но постоянно интриговал против главнокомандующих. В конце концов он стал начальником Имперского генерального штаба и поэтому должен быть стоять сзади или слева от Хейга, потому что Уильям Робертсон, предшественник Уилсона на этом посту, стоит сразу за Френчем. Однако в таком случае Уилсон оказался бы точно в центре картины и со своим ростом стал бы на ней доминантной фигурой — возможно, ему самому бы этого и хотелось, но его коллег это бы не устроило.

Все изображённые на картине достигли звания по крайней мере генерал-лейтенанта, и большинство из них командовали армиями или армейскими корпусами, за исключением двух дивизионных командиров — генерал-майора Лукина и генерал-майора Рассела. Генералы в основном являются англичанами, но присутствуют также представители доминионов Британской империи: фельдмаршал Смэтс, генерал Бота и генерал-майор Лукин из Южной Африки, генералы Карри и Добелл из Канады, генерал Монаш из Австралии, генерал-майор Расселл из Новой Зеландии.

Бидвуд, Смэтс, Бота, Бинг, Роулисон, Лукин, Монаш, Хорн, Милн, Уилсон, Расселл, Пламер, Коуэнс, Хейг, Френч, Робертсон, Мод, Алленби, Маршалл, Карри, Ламберт, Добелл

Слева направо:

  1. Фельдмаршал Уильям Бидвуд, 1-й виконт Бидвуд — командующий Австралийским и новозеландским армейским корпусом (1914—1916) и 5-й армией (1918);
  2. Фельдмаршал Ян Смэтс — командующий Имперскими силами в Восточной Африке (1916);
  3. Генерал Луис Бота — командующий Имперскими силами в Юго-Западной Африке (1914—1916);
  4. Фельдмаршал Джулиан Бинг, 1-й виконт Вими — командующий 3-й армией (1917—1918);
  5. Генерал Генри Роулинсон — командующий 4-й армией (1916—1918);
  6. Генерал-майор Генри Лукин — командующий Южноафриканской бригадой (1915—1916) и 9-й (шотландской) дивизией (1916—1918);
  7. Генерал сэр Джон Монаш — командующий Австралийским корпусом (1917—1918);
  8. Генерал Генри Хорн, 1-й барон Хорн — командующий 1-й армией (1917);
  9. Фельдмаршал Джордж Милн, 1-й барон Милн — командующий Британскими силами в Салониках (1916—1918);
  10. Фельдмаршал сэр Генри Уилсон, 1-й баронет Уилсон — Начальник Имперского генерального штаба (1918);
  11. Генерал-майор сэр Эндрю Расселл — командующий Новозеландской дивизией (1916—1918);
  12. Фельдмаршал Герберт Плюмер, 1-й виконт Плюмер — командующий 2-й армией (1915—1917, 1918);
  13. Генерал сэр Джон Коуэнс — Генерал-квартирмейстер сил (1912—1918)
  14. Фельдмаршал Дуглас Хейг, 1-й граф Хейг — командующий Британскими экспедиционными силами во Франции (1916—1918);
  15. Фельдмаршал Джон Френч, 1-й граф Ипрский — командующий Британскими экспедиционными силами во Франции (1914—1915);
  16. Фельдмаршал сэр Уильям Робертсон, 1-й баронет Робертсон — Начальник Имперского генерального штаба (1915—1918);
  17. Генерал-лейтенант Фредерик Мод — командующий Британскими силами в Месопотамии (1916—1917);
  18. Фельдмаршал Эдмунд Алленби, 1й виконт Алленби — командующий 3-й армией (1916—1917) и Египетскими экспедиционными силами на Среднем Востоке (1917—1919);
  19. Генерал-лейтенант сэр Уильям Маршалл — командующий Британскими силами в Месопотамии (1917—1918);
  20. Генерал сэр Артур Карри — командующий Канадским корпусом (1917—1918);
  21. Фельдмаршал Рудольф Ламберт, 10-й граф Кейвен — командующий 10-й (итальянской) армией (1918);
  22. Генерал сэр Чарльз Добелл — командующий Британскими силами в Камеруне (1914—1916) и на Среднем Востоке (1917);

Восприятие и судьба

В 1922 году картина выставлялась в Королевской академии, где получила сдержанные оценки критиков, порой перекликавшиеся с сомнениями, который испытывал в отношении этой работы сам Сарджент. Визуальный ряд, в котором шеренга военачальников обрамлена колоннами, характеризуется как художественное воплощение идеи генералов как «столпов» Империи. При этом, по словам самого художника, эти столпы «стоят в пустоте», и, по мнению критиков, их устремлённые вперёд взгляды пусты и лишены уверенного или провидческого выражения. Герои картины выглядят занятыми только собой и важностью позирования для портрета, не подозревающими о существовании соседа, о чувстве сотрудничества и духе товарищества. Отмечается, что «Генералы Первой мировой войны», как и «Отравленные газами», наполнены символизмом смерти. В то время как на более ранней картине изображены отравленные газом беззащитные солдаты, ослепшие из-за безответственности командования, пославшего их на «убой», пристальный и одновременно пустой взгляд генералов на второй картине говорит о том, что они «слепы», несмотря на имеющиеся у них глаза, и, как пророчествовал древний провидец Тиресий в трагедии Софокла «Царь Эдип», «ты зряч — и зол своих не видишь». Бывший директор Национальной портретной галереи охарактеризовал «Генералов» как «натюрморт с сапогами». В целом по поводу композиции работы Сарджента журналист Артур Клаттон-Брок из The Times писал:

Господин Сарджент просто сделал для нас несколько портретов в одной раме; и мы не можем не почувствовать того, что эти генералы никогда не собирались вместе таким образом, что они должны быть отделены друг от друга и помещены в собственные рамы. Конечно, головы написаны качественно; впечатляют и большие рельефные колонны на своих основаниях; художник, кажется, проявил больше интереса к ним, чем к своим генералам; но красные петлицы с лентами и два жезла, похоже, вызвали у него трудности; они стали простыми пятнами на картине, а не средством превращения её в единое целое. Это, конечно, интересный набор изображений, свободный от всякой пошлости и притворства; но, к сожалению, это не картина.

Оригинальный текст (англ.) Mr Sargent has merely given us a number of portraits in one frame; and we cannot but feel that these generals never were so gathered together, that they ought to be divided from each other and framed separately. There are, of course, heads finely painted; and the great fluted pillars at the side, with their bases, are impressive; the artist seems to have been more interested in them than in his generals; but the red tabs and the ribbons and the two batons seem to have troubled him; they are mere specks in the picture and not a means of pulling it together. It is, of course, an interesting collection of paintings, free from all vulgarity and pretence; but it is, unfortunately, not a picture.

За каждую картину, включая работу Сарджента, Бейли заплатил художникам по 5 тысяч фунтов стерлингов и передал все три полотна в дар Национальной портретной галерее в Лондоне. Отличающаяся простотой позолоченная рама с широким центральным фризом, ограниченным с внешней и внутренней сторон молдингами, была сделана для картины на семейном предприятии «C.M. May & Son», вскоре после этого прекратившим торговлю.

  1. Отрывок приведён в переводе Ф. Ф. Зелинского.

Примечания

  1. Bruce Cole. A Deadly Weapon, A Solemn Memorial. The Wall Street Journal (9 ноября 2012). Дата обращения 26 сентября 2016.
  2. Terry Riggs. John Singer Sargent. Biography. Британская галерея Тейт (Январь 1998). Дата обращения 27 сентября 2016.
  3. H. Barbara Weinberg. John Singer Sargent (1856–1925). Метрополитен-музей (Октябрь 2004). Дата обращения 27 сентября 2016.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 General Officers of World War I. Национальная портретная галерея в Лондоне. Дата обращения 20 сентября 2016.
  5. 1 2 3 4 Allan Mallinson. Generals in the frame. The Telegraph (2 июля 2014). Дата обращения 30 сентября 2016.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 Gary Sheffield. General officers of World War I. Dictionary of National Biography (4 октября 2008). Дата обращения 24 сентября 2016.
  7. Ormond, Kilmurray, 2003, p. 253—254.
  8. 1 2 Ormond, Kilmurray, 2003, p. 54.
  9. 1 2 3 4 Lubin, 2016, p. 156.
  10. 1 2 Charteris, 1927, p. 217.
  11. Ormond, 1970, p. 70.
  12. Ormond, Kilmurray, 2003, p. 252—253.
  13. 1 2 3 4 Ormond, 1970, p. 87.
  14. Gassed. Имперский военный музей. Дата обращения 29 сентября 2016.
  15. Bruce Cole. A Deadly Weapon, A Solemn Memorial. The Wall Street Journal (9 ноября 2012). Дата обращения 29 сентября 2016.
  16. 1 2 Kim, 2012, p. 150.
  17. 1 2 3 4 Ormond, Kilmurray, 2003, p. 255.
  18. Ormond, 1970, p. 260.
  19. Charteris, 1927, p. 218.
  20. Ormond, Kilmurray, 2003, p. 254—255.
  21. Toby Dodge. Failing in Baghdad. The British Did It First. The Washington Post (25 февраля 2007). Дата обращения 29 сентября 2016.
  22. Anne Samson. Louis Botha. International Encyclopedia of the First World War (15 марта 2016). Дата обращения 29 сентября 2016.
  23. 1 2 3 Kim, 2012, p. 151.
  24. Kim, 2012, p. 151—152.
  25. Lubin, 2016, p. 155.
  26. Софокл, 1915, с. 92.
  27. Lubin, 2016, p. 157.
  28. John Singer Sargent and picture framing. Национальная портретная галерея в Лондоне. Дата обращения 29 сентября 2016.

> Литература

Ссылки

  • Генералы Первой мировой войны. Национальная портретная галерея.
  • Генералы Первой мировой войны. Dictionary of National Biography.

Работы Джона Сингера Сарджента

  • Дочери Эдварда Дарли Бойта (1882)
  • Эль Халео (1882)
  • Дама с розой (Шарлотта Луиза Буркхардт) (1882)
  • Улица в Венеции (1882)
  • Портрет мадам Икс (1884)
  • Госпожи Викерс (1884)
  • Гвоздика, лилия, лилия, роза (1885)
  • Эллен Терри как леди Макбет (1889)
  • Египтяне поднимают воду из Нила (1890—1891)
  • Леди Эгню в Лохнау (1892)
  • Миссис Хью Хаммерсли (1892)
  • Мистер и миссис И. Н. Стоукс (1897)
  • Сёстры Уиндхэм: леди Элко, миссис Адейн и миссис Теннант (1899)
  • Уильям Н. Чейз, Н. А. (1902)
  • Миссис Фиске Уоррен (Гретхен Осгуд) и её дочь Рэйчел (1903)
  • Падре Себастьян (1904—1905)
  • Игра в шахматы (1907)
  • Сладкое безделье (1907)
  • Альпийский пруд (1907)
  • Кашемир (1908)
  • Отшельник (Иль Солитарио) (1908)
  • Спуск мрамора вниз из карьеров в Каррару (1911)
  • Тирольский интерьер (1915)
  • Отравленные газами (1919)
  • Генералы Первой мировой войны (1922)

Эта статья входит в число хороших статей русскоязычного раздела Википедии.

Как французы отплатили русским солдатам, которые сражались за их свободу в Первой мировой



Больше века прошло с тех пор, как войска Русского экспедиционного корпуса прибыли в Европу, чтобы поддержать в сражениях Первой мировой союзника по блоку Антанты – Францию. Сегодня доблестью и мужеством российских солдат французы восхищаются, поют им дифирамбы и открывают памятники. Но, к сожалению, так было не всегда. Тех, кто сражался под Реймсом и Курси, а также оказался в «мясорубке Нивеля», ждали расстрел из русских же пушек и каторга в Северной Африке.

С какой целью создавался Русский экспедиционный корпус, и какие перед ним ставились задачи


Парад русских войск по Ру Рояль в Париже 14 июля 1916 года. Почтовая открытка./Фото: upload.wikimedia.org

В Первой мировой войне Россия входила в блок Антанты. Этот период стал тяжелейшим испытанием для Французской Республики, поэтому командование союзников неоднократно обращалось в Генштаб России с просьбой о помощи живой силой. По личному решению императора Николая ІІ для усиления Западного фронта был сформирован Русский экспедиционный корпус (РЭК) из четырёх Особых пехотных бригад.
Первое воинское подразделение, возглавляемое генерал-майором Николаем Лохвицким, прибыло в Марсель в апреле 1916 года. Путь лежал через Урал, Сибирь, Маньчжурию до порта Дальний, а затем морем через Индию и Суэцкий канал. В июле генерал Михаил Дитерихс привёл на западный театр боевых действий вторую бригаду, третьей руководил генерал Владимир Марушевский. Командование 4-й Особой бригады, которая прибыла по назначению в октябре 1916 года, было возложено на генерал-майора Максима Леонтьева.

Герои Курси, Реймса и других французских городов


Герои Реймса и Курси./Фото: andcvet.narod.ru

Боевое крещение российских экспедиционных сил в районе Шампань-Арденны и возле форта Помпель ознаменовалось сокрушительным поражением немцев. Второй бой русские солдаты тоже выиграли, несмотря на то, что противник предпринял газовую атаку.
В сентябре 1916-го силами РЭК неприятель был остановлен у Реймса.
Благодаря мужеству россиян, зачастую сражавшихся со значительно превосходящими силами противника, удалось отстоять знаменитый кафедральный собор Notre-Dame de Reims, в котором короновались почти все французские короли. Воинскую славу и признание доблести Российские экспедиционные войска снискали на высоте Мон-Спен в департаменте Эна, в одной из самых кровопролитных военных операций Первой мировой войны – битве при Вердене, а также в баталии при Курси, ставшей частью крупномасштабной операции на фронте от Суассона до Реймса.

«Мясорубка Нивеля», или чем закончилось наступление французской армии 1917 года


Роберт Жорж Нивель — французский дивизионный генерал, главнокомандующий французской армией во время Первой мировой войны, сторонник агрессивной наступательной тактики./Фото: media.snl.no

Следующая операция, запланированная на апрель 1917-го, должна была завершить разгром немецкой армии. Руководил ею французский главнокомандующий Робер Нивель. По количеству сосредоточенных в месте главного удара пехоты, артиллерии и танков наступление стало наиболее масштабным предприятием за всю войну. Но надежды на прорыв германской обороны и перерастание его в стратегическую победу не оправдались. Атака принесла не ожидаемый триумф, а огромные потери. Русский экспедиционный корпус потерял почти четверть своего состава – около 4500 солдат и офицеров.
Совместные потери Франции и Англии превысили 300 тысяч человек. Операция, задуманная как грандиозное наступление, превратилась в кровавую бойню и получила название «Мясорубка Нивеля». Боевой дух союзников был подорван, резко возросло количество дезертиров.

Подавление мятежа в Ла-Куртин силами русских


Генерал-лейтенант Лохвицкий Николай Александрович./Фото: s019.radikal.ru

Утомлённые кровопролитными боями и понёсшие огромные потери русские части были направлены в военный лагерь Ла-Куртин на юго-западе Франции. Предполагалось, что солдаты отдохнут, после чего будет сформирована новая дивизия, командование которой примет Лохвицкий.
Однако судьба распорядилась иначе. Волнующие вести о революционных событиях в России вызвали антивоенные настроения. Часть бойцов РЭК отказались воевать на Западном фронте и потребовали возвращения на родину. Попытки прибывших во Францию представителей Временного правительства призвать восставших к порядку оказались безрезультатными.
Для подавления мятежа к Ла-Куртин стянулись отряды французской жандармерии и верные Временному правительству русские войска под командованием генерала Михаила Занкевича. 1 сентября под угрозой штурма бунтовщикам приказали сдать оружие. Когда повстанцы отказались капитулировать, начался артобстрел. После трёхдневных боев лагерь был взят, зачинщики мятежа арестованы и расстреляны.

Что французы сделали с бывшими солдатами Русского экспедиционного корпуса


Тех, кто сражался под Реймсом и прошёл «бойню Нивеля», ждали расстрел из русских пушек и каторга в Алжире./Фото: allpravda.info

После Октябрьской революции РЭК практически перестал существовать. Судьбы его участников сложились по-разному. В декабре 1917 года французское правительство приняло решение разделить русских военнослужащих на три категории. В первую вошли добровольцы (около 300 человек), изъявившие желание продолжить сражаться на Западном фронте, – так называемый Русский легион чести. Вторая группа – солдаты и офицеры, которым предложили работу на предприятиях Франции, в основном не требующую высокой квалификации и низкооплачиваемую.
Для представителей третьей категории, признанных опасными для общественного спокойствия и неблагонадёжными (а таких оказалось около 10 тысяч), дальнейшая жизнь превратилась в настоящую каторгу. Их выслали в Алжир на тяжёлые принудительные работы, приравняв по статусу к заключённым. В североафриканской пустыне им были уготованы чудовищные условия проживания, убийственная жара, рабский труд, а непокорным и смутьянам – тюрьма.

Как сложилась судьба генералов Лохвицкого и Занкевича после «французской командировки»


Генерал Михаил Ипполитович Занкевич./Фото: ic.pics.livejournal.com

Окончание Первой мировой войны дало бывшим участникам Русского экспедиционного корпуса возможность возвратиться на родину. Николай Лохвицкий вернулся в Россию в 1919-м. Но на родине он пробыл всего около года. Сначала генерал присоединился к войскам адмирала Колчака, а затем эмигрировал в Китай, а оттуда – во Францию. За границей он вынашивал планы свержения большевиков, возглавлял монархическое общество, служил в Военно-исторической комиссии французского Военного министерства. Умер в 1933 году, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
Там же находится и могила почившего в 1945 году Михаила Занкевича, также вернувшегося на родину в 1919-м, примкнувшего там к Белому движению и после его поражения эмигрировавшего во Францию.
В результате этих волн миграции по всему миру образовывались целые города за границей, где большую часть населения составляли русские.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Битва при Рокруа 1643: генеалогии полководцев. Часть 1. Принц Конде.


Битва при Рокруа 1643: генеалогии полководцев.
В предыдущем сообщении было вкратце рассказано о знаменитой битве тридцатилетней войны, и указано что полководцы противоборствующих армий: французской — Луи де Бурбон (1621 – 1286), 4-й принц Конде (на тот момент ещё герцог Энгиенский), и испанской — Франсиско де Мело (1597 – 1651), 1-й маркиз Вельиска и 1-й граф Ассумар, были потомками Гуго Капета по непрерывной мужской линии. То есть принадлежали к роду Капетингов, одной из могущественнейших и знаменитых династий Европы.
Гуго Капет (940 – 996), граф Парижа и герцог Франков из рода Робетинов, на ассамблее баронов королевства Франции в 986 году был избран королём. Он стал основателем династии Капетингов, получившей своё имя от его прозвища. Эта династия была очень разветвлённой, и управляла не только Францией, а и другими европейскими (и не только европейскими) государствами.
Гуго Капет имел одного законного сына от Аделаиды Аквитанской — Роберта II Благочестивого (972 – 1031), второго Капетингского короля Франции.
Второй сын короля Роберта — Генрих I (Анри) (1008 – 1059) стал третьим королём Франции из рода Капетингов, его наследники правили Францией вплоть до 1848 года. Также существовали и существуют, многие боковые и побочные линии потомков короля Анри I, среди которых Бурбонская ветвь, со своими под ветвям. В их числе были принцы Конде, представителем которой и был Луи II де Бурбон (1621 – 1686) герцог Энгиенский , герой Рокруа, знаменитый в последующем военачальник прозванный «Великим Конде».
Третий сын короля Роберта — также Роберт (1011 – 1076), получивший прозвище «Старый», стал правителем обширного герцогства Бургундского, и основателем династии герцогов Бургундских, правивших до 1361 года. Также от Бургундских Капетнигов отделилось много боковых и побочных ветвей. Одна из которых утвердилась на Пиренейском полуострове в Португалии. Она тоже распалась на ряд ответвлений, из одного из которых происходил Франсиско де Мело (1597 – 1651) 1-й маркиз Вельиска и 1-й граф Ассумар, вице-король Сицилии и Арагона, наместник Испанских Нидерландов, противник принца Конде при Рокруа.
Приведу здесь росписи их предков по поколениям.
Предки принца Конде:
1)Гуго Капет (940 – 996), граф Парижа, герцог Франков, король Франции с 986.
2)Роберт II Благочестивый (972 – 1031) король Франции с 996.
3)Генрих I (1008 – 1059), король Франции с 1031. Вторым браком женат на Анне (родилась в 30-х годах 11 века, умерла в 80-х годах 11 века), дочери великого князя Киевского Ярослава Владимировича Мудрого (1078 – 1054). Все последующие Капетинги потомки Генриха и Анны Русской.
4)Филипп I (1052 – 1108) король Франции с 1059;
5)Людовик VI Толстый (1081 – 1137) король Франции с 1108, собиратель королевского домена.
6)Людовик VII Младший (1120 – 1180), король Франции с 1137. Крестоносец, правда неудачливый. Принял участие во Втором Крестовом походе 1147 – 1149, однако его экспедиция потерпела провал. Первым браком был женат на Алиеноре Аквитанской, но потом развёлся с ней. Единственный сын родился от третьего брака с Аделой Шампанской.
7)Филипп II Август (1165 – 1223) король Франции с 1180, сын предыдущего и Аделы Шампанской. Правитель заложивший основы будущего могущества французской короны.
8)Людовик VIII Лев (1187 – 1226) король Франции с 1223. Претендовал на королевский престол Англии. Возглавил экспедицию в островное королевство, однако потерпел поражение. Успешно воевал с еретиками – альбигойцами на юге.
9)Людовик IX Святой (1214 – 1270) король Франции с 1226. Крестоносец. Руководитель Седьмого и Восьмого крестовых походов. Канонизирован Католической церковью в 1297 году. Один из могущественнейших владык Средневековой Европы. Умер во время Восьмого крестового похода в Тунисе.
10)Роберт де Клермон (1256 – 1317) шестой сын Людовика Святого. Граф Клермона-ан-Бовези, и сир Бурбонский. Родоначальник Бурбонской ветви Капетингов.
11)Людовик I Хромой (1279 – 1341), сир Бурбон, граф Клермон и де Ла Марш, 1-й герцог Бурбонский, великий камерарий и пэр Франции.
12)Жак I де Бурбон ( 1319 – 1362), граф де Ла Марш, младший сын Луи Хромого и Марии д`Авен. Коннетабль Франции, в битве при Пуатье в 1356 году взят в плен англичанами. Отпущен после мира в Бретиньи в 1360. Погиб в 1362 году в битве при Бринье против отрядов бригандов, так называемой «Большой кампании».
13)Жан I де Бурбон (1344 – 1393) второй сын предыдущего. В битве при Пуатье 1356 года будучи 12 лет от роду, вместе с отцом попал в плен к англичанам. После возвращения из плена принял участие в ряде военных кампаний. Отнял Лимузен у англичан, воевал с Бертраном дю Гекленом в Кастилии против короля Педро Жестокого за Энрике Трастамарского. Принимал участие в походе во Фландрию и в бите при Розебеке 1382. Организовал несколько успешных морских набегов на побережье Англии. В 1392 году принял участие в военных действиях в Бретонском герцогстве на стороне профарнцузской партии.
14)Людовик де Бурбон (1375 — 1446) второй сын предыдущего, граф Вандомский. Великий камергер Франции. Французский политик и военачальник. Соратник Жаны д`Арк. Принимал активное участие в Столетней войне. Попал в плен в битвы при Азенкуре 1415. Позже воевал с переменным успехом против англичан.
15)Жанн II де Бурбон (1428 – 1477) единственный законный сын предыдущего, граф Вандомский. Французский военачальник, принимал участие в завершающем этапе Столетней войны.
16)Франциск де Бурбон (1470 – 1495) старший сын предыдущего, граф Вандомский. Принял участие в начальном этапе Итальянских войн. Умер в Италии.
17)Карл IV де Бурбон (1489 – 1537) старший сын предыдущего, граф Вандом, 1-й герцог Вандомский, 9-й герцог Бурбонский. После предательства коннетабля Бурбона стал Первым Принцем крови Французского королевства. А после пленения короля Франциска I в битве при Павии в 1525 году, возглавил королевский совет. Его второй сын Антуан (1518 – 1562) 2-й герцог Вандомский, 10-й герцог Бурбонский, король Наварры был отцом знаменитого Анри Беарнца, короля Франции Генриха IV (1553 – 1610) первого из династии Бурбонов. «Жил был Анри Четвёртый, он Славный был король».

18)Людовик I де Бурбон (1530 – 1569) 1-й принц Конде. 12-й ребёнок и 7-й сын предыдущего, основатель ветви Конде. В период «Гугенотских войн» во Франции, был одним из самых активных военачальников у протестантов-гугенотов в их борьбе против «Католической лиги». В битве при Жарнаке 1569 год потерпел поражение, был взят в плен и убит католиками.
19)Анри (Генрих) I де Бурбон (1552 – 1588) 2-й принц Конде. Гугеннотский военачальник и убеждённый протестант. Принимал участие в заключительном этапе «Гугенотских войн». Двоюродный брат Генриха Наваррского, «Славного» короля Анри IV. Оставил одного посмертного сына, ну то есть родившегося после смерти отца. Умер 5 марта 1588 года. Было подозрение что Анри был отравлен.
20)Анри (Генрих) II де Бурбон (1588 – 1646) 3-й принц Конде. Родился 1 сентября 1588 года, почти через шесть месяцев после смерти своего отца.
21)Луи (Людовик) II де Бурбон (1621 – 1686) 4-й принц Конде, 4-й герцог Энгиенский, первый принц крови. Талантливый французский военачальник времён Тридцатилетней войны, известен также как «Великий Конде». Кроме битвы при Рокруа, одержал победы ещё во многих сражениях. Был одним из вождей Фронды, направленной против кардинала Мазарини, первого министра короля Франции Людовика XIV, король приходился четвероюродным кузеном принцу Конде. Позже примирился с последним и был помилован. Претендовал на Польский престол. Ветвь его прямых потомков угасла в 1830 году со смертью Луи-Анри-Жозефа де Бурбон (1756 – 1830) 9-го принца Конде. Хотя незаконные побочные ветви скорей всего существуют до сих пор.

Биография французского маршала Мишеля Нея

В составе Рейнской армии дивизия Нея в кампании 1799-1800 годов, успешно сражаясь с австрийскими войсками при Гогенлиндене (ныне город в Германии), захватила около 10 тысяч пленных.

В 1802 году Ней был полномочным послом Франции в Швейцарии, но через год его отозвали — он принял командование над 6-м корпусом, который готовился к вторжению в Англию. В 1804 году Мишель Ней получил маршальский жезл.

В кампании 1805 года против Австрии он разбил войско эрцгерцога Фердинанда Габсбурга при Гюнцбурге (ныне город в Германии), а 14 октября 1805 года успешным штурмом Эльхингенских бастионов предрешил капитуляцию города Ульма (ныне город в Германии).

Во время русско-прусско-французской войны (1806-1807) войска Нея отличились в Йена-Ауэрштедтском сражении в 1806 году и сражениях при Фридланде (ныне город Правдинск в Калининградской области РФ) и Прейсиш-Эйлау (ныне российский город Багратионовск) в 1807 году.

С 1808 года Мишель Ней командовал 6-м корпусом в Испании, где потерпел ряд поражений.

Во время Отечественной войны 1812 года маршал Ней возглавлял 3-й корпус, который участвовал во всех крупных сражениях французской армии в России. В Бородинском сражении войска Нея, находясь в центре боевого порядка французской армии, атаковали Семеновские флеши и ценой больших потерь овладели ими.

При отступлении французов он командовал арьергардом, сохраняя бодрость и хладнокровие. Под поселком Красным в ноябре 1812 года арьергард Нея был полностью уничтожен.

Маршал Ней участвовал в кампаниях 1813 и 1814 годов. После отречения Наполеона I он поступил на службу к правящей династии Бурбонов, был избран пэром Франции и членом военного совета.

В период «ста дней» (между первой и второй реставрацией правления Бурбонов) Ней снова перешел на сторону Наполеона I. В сражении при Ватерлоо (ныне населенный пункт в Бельгии) маршал командовал центром наполеоновской армии.

После поражения в битве он вернулся в Париж, на заседании палаты пэров советовал вновь призвать Бурбонов.

После реставрации династии Бурбонов Ней пытался скрыться в Швейцарии, но был арестован на юго-восточной границе Франции в августе 1815 года. Бурбоны рассматривали Нея как главного виновника в своем свержении в марте 1815 года и предали его военному суду, который отказался признать свою компетентность в этом деле. Вердикт о виновности маршала в государственной измене был принят палатой пэров.

7 декабря 1815 года Мишель Ней был расстрелян в Люксембургском саду в Париже. Ha месте казни в 1853 году ему был воздвигнут памятник.

Маршал Ней отличался решительностью и мужеством, пользовался большой популярностью и уважением солдат, называвших его «неутомимым», «храбрейшим из храбрых». Не раз в критические минуты боя Ней оказывался в самых опасных местах, вдохновлял войска личным примером, под градом пуль шел в солдатских шеренгах в штыковую атаку.

Мишель Ней в 1803 году стал легионером ордена Почетного Легиона с награждением почетной саблей, высшим офицером ордена Почетного Легиона в 1804 году. А в 1805 году он был удостоен существовавшей тогда высшей степени ордена Почетного Легиона — знака Большого орла. В 1806 году Ней получил Большой крест португальского ордена Христа. Он был кавалером итальянского ордена Железной короны (1807) и французского ордена Святого Людовика (1814).

Мишель Ней был женат на Аглае-Луизе Огье (1782-1854). У него было четыре сына — Жозеф-Наполеон (1803-1857), Мишель-Луи-Феликс (1804-1854), Эжен-Мишель (1806-1845) и Эдгар-Наполеон-Анри (1812-1882).

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат, Москва. В 8 томах, 2004 г. ISBN 5 — 203 01875 — 8)

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

Топ-10 генералов Наполеона, не ставших маршалами

Все едва ли не с детства, из «Рассказок об Аполионе и нерусских солдатах», знают, что каждый рядовой армии Буонапарте таскал в ранце маршальский жезл (либо армия состояла всего из 26 солдат, либо жезлы делали, как дешевые сувениры — штамповали сотнями тысяч), и все маршалы Первой империи — это «созвездие талантов», и бла-бла-бла… На самом деле Аполион многих талантливых людей не замечал, а еще большее количество — не любил. И армия совсем не была исключением — «Людоед» скорее готов был сгноить талант в земле, чем дать отличиться тому, кого невзлюбила его корсиканская душа.
Топ-10 французских генералов, не ставших маршалами империи из-за немилости императора
1. Лазар Николя Маргерит Карно. И в самом деле — смешно было видеть размахивающими в 1804 году жезлами маршалов ничего еще толком не добившихся сопляков, типа Даву, Бессьера или Бертье, когда великий Карно, «Организатор Победы», человек, создавший французскую армию в 1793 году и отбросивший от границ республики полчища вражин, оставался в чине батальонного командира (майора), который ему присвоили всё в том же 1793, когда он был членом Комитета общего спасения, отвечавшим за военные вопросы. И дело даже не в том, что Аполион опасался, что мощный старик расскажет правду про план знаменитой кампании 1796 года — ведь это он разработал основные его положения. Просто Карно был наглым белоленточным либерастом упорным республиканцем — он последовательно голосовал против пожизненного консульства, учреждения Почетного легиона и создания империи. За что был выгнан «домой, за печку», где занимался себе наукой. И только в 1814 году, когда пришел полный апож и срочно надобились люди, умеющие невозможное, Буонапарте его призвал, сделал сразу и графом, и дивизионным генералом, чтобы Карно отправился в Антверпен и не сдал его врагу. И Карно его не сдал. Но эта бутылка «боржома» императорские почки уже не спасла. Видать, надо было делать Лазара Великого герцогом, маршалом, и лет на 10 пораньше…
2. Жан Виктор Мари Моро. Что бы там не гундели бонапартизды, на момент изгнания генерала Моро из Франции после сфабрикованного «заговора Кадудаля — Пишегрю», на тот момент военная слава его ничуть не уступала славе корсиканца-выскочки. У Моро имелся победоносный поход 1794-1795 года в Нидерланды, по снегу и льду, ничуть не менее удивительный, чем Итальянский. В 1796 году он проделал знаменитое отступление в Германии. А в 1799 году, когда Буонапарте облажался в Сирии, а потом дезертировал от страха попасть в плен и слить все полимеры во Францию, Моро бился в Италии против лучшего генерала союзников Суворова-Рымникского, и оба раза, кстати, у Адды и у Нови, был вынужден принимать дело в самый разгар заваренного не им апожа, и по крайней мере хоть какие-то полимеры спас. Ну а в 1800 году великого Буонапарте едва не кинул на обе лопатки под Маренго «какой-то Мелас» — а Моро выиграл такое побитвище у Гогенлиндена, что австрийцы его никогда не забыли. В общем, было — было за что Аполиону его люто ненавидеть и не то что жезлу маршала давать, он бы его с удовольствием казнил. Но боялся — в армии-то Моро любили никак не меньше его самого. А то и больше…

3. Клод Жак Лекурб. Человек, раскидывавший в 1799 году австрийцев и висевший злобным волкодавом на хвосте у Суворова в Швейцарии (а перед тем подавивший в своей дивизии бунт, застрелив лично двух офицеров), побивавший через год уже с корпусом у Штокаха и Меммингена самого Пала Краи — такой человек, конечно же, заслуживал самых высоких наград и воинских чинов. И Буонапарте наградил по полной программе — с писком внутри своей души «мерзсский друг Моро!» он уволил его из армии в 1804 году (том самом, когда раздал маршальские жезлы и некоторым своим лизоблюдам) с волчьим билетом. Так что даже Бурбоны в 1814 году сделали Лекурба «мучеником за правду» и графом. Но этот простодушный дурень сразу же после возвращения аполиона притек к нему «защищать родину» и таки получил — да нет, снова не жезл, а всего лишь корпус и почетное право защищать от австрийцев швейцарскую границу сголым апожем. И защитил таки — вплоть до чужого слива полимеров у ВатерлоУ. Под конец, когда уже ничего не надо было решать, Буонапарте выдавил из себя — «он был бы превосходным маршалом Франции»…
4. Шарль Матьё Изидор Декан. У Декана был даже не один недостаток, а два. Во-первых, он был в свое време адъютантом генерала Клебера, того самого, которого Буонапарте кинул в Египте на заклание, сдезертировав оттуда, и которого там таки заклал своим ножом религиозный фанатик. Во-вторых, при Гогенлиндене Декан был «левой рукой» Моро, командуя одним из отрядов, грамотные действия которых и решили судьбу сражения. В общем, никаких перспектив в империи Аполиона у него не было. Да он и сам, кажется, это понимал — иначе зачем проситься в 1802 году в редкостные гребеня — комендантствовать на острова Иль-де-Франс и Бурбон (Реюньон и Маврикий)? Ну всё равно что после захвата Крымнаша генерал попросится в награду командовать Чукотским пограничным отрядом… В общем, аполион с радостью его туда сплавил. Даже там Декан себя проявил — организовал каперов и 8 лет пиратил, пока, наконец, не приплыли пылкающие злобой англичане в количестве 10:1 и не похватали всё, что сумели. По условиям капитуляции французов отпустили на родину. И что, Буонапарте радостно наградил за такие подвиги жезлой? Вот еще — отправил в очередные гребеня, Каталонию, отмахиваться от англичан с гверильясами. Потому что у Декана был даже не один недостаток, а два.
5. Жан Луи Эбенезер Ренье. Этот молодой генерал вообще с самого начала был посреди «вертепа антибуонапартовского порока» — служил адъютантом Пишегрю, потом начальником штаба у Моро, да еще был большим другом Клебера. За это вполне официально, не скрывая особо, Буонапарте его невзлюбил. Хотя пока еще не был консулом и императором, со скрипом зубов признавал талант и брал с собою в Египет. Там Ренье насовершал всякоподвигов, но после отъезда Буонапарте и гибели Клебера не сработался с новым командующим Мену — до того, что тот велел Ренье арестовать и отправить во Францию как злостного нарушителя устава. Там Буонапарте сделал торжественно суровое лицо и до 1805 года в армию Ренье не брал. А потом услал в Неаполитанское королевство, сражаться без подкреплений с полчищами мафии и англичанами (они его даже побили у Майды) до 1807 года. В 1810 году его послали к Массене — вторгаться в Португалию. Там генерал снова отличился, спася из осады гарнизон Алмейды. Но и с Массеной они поругались в пух. В 1812 году Ренье командовал саксонским корпусом и действовал на Волыни. А после феерического подрыва мостов в Лейпциге попал в плен, уже больным. Вернулся во Францию и умер там в 1814 году.

6. Жозеф Суам. Бригадным генералом он стал на год раньше Буонапарте, дивизионным — на три. В 1793 и 1794 году он уже командовал отдельными операциями во Фландрии, в дальнейшем служил в Рейнской армии. В «вертепе порока» был по самую маковку — дружил с Пишегрю, Моро, активно выступал против их обвинения и осуждения, за что Буонапарте его самого велел кинуть в узилища на несколько месяцев. Из отставки его вынули в 1807 году и послали к Сен-Сиру в Каталонию. Там он всякоподвигствовал до 1813 года, когда вусмерть поругался с королем Хосе I Испанским. В 1813 году его дивизия отличилась у Лютцена, и аполион тут же наградил его кавалерством Почетного легиона. Но «негодяй» снова показал сою «порочную нутру» и попросил освободить из узилищ томящегося там после Байлена генерала Дюпона (не освободили). В общем, в 1814 году, когда Мармон бегал и суетился между Парижем и союзниками, Суам решил, что лично он этой империи ничем не обязан, и увел (тайно) корпус к союзникам, навеки замазав Мармона в «предательстве», о котором тот был ни ухом, ны рылом.
7. Антуан Гийом Морильяк Дельма. Помимо «печати порока» (служба у Моро), у генерала Дельма был еще и скверный харектер с длинным языком — его еще из королевской армии выгоняли за дерзость и отстутствие дисциплины. Зато уже в 1793 году после блестящей защиты Ландау ему предлагали командовать армией, но он отказался — командармы в те времена долго не заживались, быстренько попадая на гильотину. В 1796 году он снова отказался — на сей раз от командования Парижским гарнизоном (Внутренней армией). В общем, он служил в Рейнской армии, совершая всякоподвигов, и при Буонапарте это не было лучшей рекомендацией. Однако из армии и даже из Парижу его поперли, когда он отмочил свою легендарную фразу в 1802 году на религиозной церемонии после подписания конкордата с римской церковью: «Прекрасная капуцинада! Жаль, тут нет миллиона человек, погибших, чтобы этого никогда не было». Буонапарте был в ярости, и гнев его пылкал до 1813 года, когда пригождались уже все, кто что-то умел и мог. Дельма получил дивизию в корпусе Нея, во главе которой его и перебило надвое в битве у Лейпцига пушечное ядро.
8. Жан Батист Дюмонсо. Не будучи французом (он родился в Брюсселе), этот человек, в отличие о всех выше перечисленных, таки стал маршалом. Да вот только не маршалом Франции. С 1796 года генерал Дюмонсо служил в армии Батавской республики, побивая в 1799 году русских и англичан, потом командовал и реорганизовывал голландскую армию, и в итоге король Людовик Бонапарт в 1806 году возвел его в маршалы королевства Голландия. В 1806-1807 годах Дюмонсо действует в Померании против шведов, но в 1810 году, «закрывая» королевство Голландия и присоединяя его ко Франции, Буонапарте решил, что титул графа и чин дивизионного генерала будут достаточной компенсацией отнятому маршальскому жезлу. За что в 1813 году Дюмонсо всякогеройствовал в Германии, но, попав в плен с корпусом Сен-Сира после капитуляции Дрездена, вернулся домой и более с Буонапарте не связывался — Бурбоны после Реставрации подтвердили его графский титул, а после Ста дней он вообще уехал в Нидерландское королевство, где король Виллем I сделал его военным советником.
9. Жан Виктор Тарро. Генерал Тарро был даже в чем-то предусмотрителен — крамольную службу в Рейнской армии у Моро разбавил в 1799 году службой и всякоподвигами под командованием «идеологически правильного» Массены в Швейцарии. Так что всё-таки имел неплохой трамплин для карьерного роста в армии империи. Если бы не одно «но» — все эти затеи с империями, католичеством и прочими маршалами совсем не ложились на его горячее республиканское сердце, хотя «военными дарованиями Сполиона он искренне восхищается». И с 1801 года отправлен с поста команданта Страсбурга в оставку. Которая длилась до 1808 года — тогда аполион делает его бароном империи и командиром дивизии в корпусе Ланна, а за Асперн и Ваграм дает аж сразу Почетный легион. В 1812 году для Тарро нашелся «кусок чистого самоварного золота» — дивизия вестфальцев в корпусе генерала Вандамма. А поскольку Вандамм очень быстро «аннигилировал» себя в сраче с королем Вестфалии Иеронимом Бонапартом (оба покинули войска — король обиделся и уехал, Вандамма услали на фиг, чтобы не имел привычку сраться с членами императорской фамилии), то пришлось всем VIII корпусом, состоявшим из вестфальцев, командовать Тарро — зря его, что ли, так долго мариновали без дела. В этом качестве он был серьезно ранен в Бородинском бою и скончался от ран в Москве.
10. Жан Франсуа Корню де Ля Пуап (Лапуап). Вот человек, которому бы Буонапарте никогда не дал маршальский жезл, даже если бы он один убил 40 000 человек, Веллингтона привел бы живьем и заставил бы Англию добровольно присоединиться к империи. Потому что Лапуап всю жизнь (свою и Буонапарте) был живым свидетельством того, что сочиненная легенда о «первом подвиге — захвате Тулона» является красивой ярмарочной сказкой. Буонапарте так красочно описывает свои всякоподвиги, вынудившие врагов очистить Тулон, что совсем невнятно и очень вскользь упоминает о том, что с севера совершенно независимо от него ключевые позиции в тот же день взял генерал Лапуап, и совет обороны Тулона еще как бы не опасность с севера счел самой большой при решении эвакуировать порт. И хотя Франсуа Корню нигде особо на своей героической роли не настаивал, дипломатично молча в тряпочку, Буонапарте все время пытался услать его с глаз долой — в 1802 году закатал на Гаити, но там «строптивец» смог довести профуканное дело до сохранения лица и подписал мир с Дессалином. На обратном пути во Францию Лапуапа захватили англичане, и отпустили только в 1806 году. И Буонапарте наконец-то находит применение колоссальному опыту и способностям генерала — с 1807 по 1813, сколько ни бушевало войн и сражений, «нехороший человек» командует военным округом в Бурже. И только «приближение апожа» в 1813 году заставило Буонапарте, скрипя ливером, сделать «спеца по крепостям» комендантом Виттенберга. Каковой Лапуап доблестно защищал до самого окончания войны. И в 1815 году он снова притек «на спасение родины», ибо был еще и республиканцем до кучи — командовал округом в Лилле. А во времена Второй реставрации Лапуап занялся политикой, заседая в парламенте от крайних левых и просидев даже несколько месяцев в каталажке за сочинение злобного памфлета.

К началу 1914 года в мире достаточно прочно сложились два противостоящих друг другу союза – Антанта, и Тройственный Союз. Союзниками по Антанте изначально являлись Франция, Россия и Англия, несколько позже к ним присоединилась Америка и Италия, а также ряд мелких государств европейского и американского континентов.

В начавшейся войне, получившей в исторических источниках наименование Первой мировой, большую роль по-прежнему играли люди, прежде всего, именитые и опытные военачальники от решений которых зависели миллионы жизней. Следует отметить, что опытные командиры имелись с обеих сторон конфликта, но военачальникам Антанты, как победившей стороне следует уделить особое внимание, разделив их согласно странам, представителями которых они выступали.

Именитые французы на полях Первой мировой

Французские солдаты и офицеры издавна славились умом, смелостью и преданностью, традиционно, люди, произведенные в высшие офицерские чины французской армии, являются лучшими представителями своего Отечества. Именно к таким людям следует отнести дивизионного генерала Жозефа Жоффра, маршалов Франции Фердинанда Фоша Анри Петэна и Луи д’Эспере.

  1. Жозеф Жоффр – человек выдающихся способностей и не менее выдающихся стремлений, победитель сражения при Марне 1914 года. Родился Жозеф Жффр в январе 1852 года, стал известен, как участник Франко-Прусской войны 1871 года и походов с целью покорения Африканских и Азиатских земель, превращения их в колонии Франции. Будучи отличным солдатом, он сумел дослужиться до начальника Штаба, став членом Высшего Военного совета, а затем и возглавив его. С 1911 по 1914 год Жоффр занимал должность Главнокомандующего всей французской армии, а после окончания войны превратился в дипломата. Умер во Франции в 1931 году.

  2. Фердинанд Фош – маршал Франции, родился в октябре 1851 года, прошел весь тернистый и непростой путь от солдата и до Главнокомандующего, сын обычного чиновника, никогда не задумавшегося о военной карьере. В начале войны командовал пограничным корпусом, принимавшем участие в Лотарингской операции, а также 9-й армией, принимавшей участие в знаменитом сражении при Марне. С 1915 года Фош возглавлял группу армии «Север», а в 1917 году получил должность начальника Генерального штаба, спустя год став главнокомандующим над всеми войсками союзников, благодаря чему, ими, в общем-то, и была одержана победа. Именно этот человек поставил свою подпись под знаменитым Компьенским соглашением, символизирующем окончание Первой мировой войны. В России Фош стал известен, как один инициатор иностранной интервенции, ставшей настоящим бедствием для страны, а также как единственный человек, не веривший в мирные намерения Германии, вынужденной согласиться на мир в Версале.

  3. Анри Петэн — маршал Франции, родился в апреле 1956 года, военным стал в ранней юности, на полях Первой мировой войны прославился как победитель Верденского сражения1916 года, за что получил от российского императора орден Святого Георгия 4-й степени, впоследствии известен как предатель Франции и пособник фашистского режима, что несколько умалило, но не уничтожило его заслуги перед Родиной в Первую мировую войну.

  4. Луи д’Эспере – потомственный военный, в чьем послужном списке немало значительных побед – таких как сражение при переправе у Мааса и битва на Марне. Родился маршал в мае 1956 года, принимал участие во многих военных конфликтах до и после Первой мировой войны, известен в России, как участник иностранной интервенции, командовавший союзными войсками, осуществившими высадку в Крыму и Новороссии.

Знаменитые русские командующие Первой мировой войны

Россия, втянутая в войну не по своей воле, предоставила союзникам по Антанте лучших солдат и главнокомандующих, благодаря деятельности которых Франция и Англия потеряли минимум солдат и ресурсов, тогда как Россия понесла колоссальные потери. Итак, среди выдающихся русских военачальников, принимавших участие в Первой мировой войне можно отметить следующих лиц:

  1. Великий князь Николай — внук императора Николая I, с 1914 по 1915 год занимал пост Главнокомандующего всеми русскими армиями, на котором выказал себя как человек малосведущий в военном деле, капризный, своевольный и склонный к принятию необдуманных решений, дорого стоящих русской армии. И хотя история возводит князя Николая на пьедестал почета, следует отметить, что именно ему следует приписывать погромы в немецких слободах, разруху и неурядицу в армии. Был он скорее комнатным генералом, чем великим главнокомандующим, заслуживающим данных ему почетных званий и наград. После позорной сдачи врагу Варшавы и начала эвакуации Риги от командования он был отстранен и отправлен в гражданской должности на Кавказ, с целью организации там управления. После начала революции Великий князь отправился в эмиграцию, где и умер.

  2. Алексей Брусилов — генерал русской армии от кавалерии, родился в августе 1853 года, дворянин. С начала Первой мировой войны командовал 8-й армией, направленной дл организации отпора наступавшим на всех фронтах австрийцам. Известен как спаситель русской армии отступавшей после Горлицкого прорыва весной 1915 года, а также как человек, осуществивший, так называемый Брусиловский прорыв лета 1916 года, в результате которого русским удалось разгромить соединения австро-венгерской армии. Именно Брусилова можно считать тем единственным генералом, который пройдя всю войну сумел не только сохранить честь мундира, но и заслужить уважение и любовь солдат, командование же наградило доблестного генерала Георгиевским оружием, инкрустированным драгоценными камнями. Наступившую Революцию Брусилов воспринял с большим энтузиазмом, поддержал красное движение и всю свою жизнь оказывал помощь большевикам. Умер великий русский генерал в возрасте 72 лет в 1926 году, будучи по тому времени известен не только как военачальник, но и как мемуарист.

  3. Лав Корнилов. Мало кому известно, но генерал, поднявший в годы революции знаменитый Корниловский мятеж против Временного правительства был также и одним из значительных лиц, принимавших участие в Первой мировой войне. Лавр Георгиевич Корнилов был потомственным казаком, с началом войны ему было поручено командование 48-й пехотной дивизией, входившей в армейский корпус под командованием Брусилова. В годы войны Корнилов проявил себя как храбрый и неумолимый командир, не щадивший ни своей, ни солдатской жизни ради выполнения приказа. Подвигом, прославившим имя генерала в годы Первой мировой стало взятие хорошо укрепленной высоты Зборо, открывавшей русским армиям путь на Венгрию. Весной 1915 года Корнилов был взят в австрийский плен, откуда мог бежать только в середине лета следующего года. По возвращении из плена генерал получил из рук императора орден Святого Георгия, хотя, по мнению, многих его врагов такового не заслуживал, поскольку погубил всю вверенную ему дивизию, прозванную за несокрушимость в бою – «Стальной». После выхода России из войны, Корнилов выступает как один из инициаторов Белого движения, будучи убитым брошенной в окно его комнаты гранатой 31 марта 1918 года.

Английские главнокомандующие в годы Первой мировой войны

Армия Великобритании в сухопутной войне на Европейском фронте практически не участвовала, но, тем не менее, и среди англичан в это время выделились компетентные главнокомандующие, имя которых и сегодня не должно быть забыто. Итак, в Первую мировую войну в Великобритании выделились следующие лица, претендующие на роль первых лиц воюющего союзника по Антанте:

  1. Дуглас Хейг – английский фельдмаршал, дворянин, носящий титул графа и виконта, прославивший себя такими известными европейскими сражениями, как битва на Сомме, Пашендейле и Стодневным наступлением армии союзников. В годы войны командовал 1-й английской армией и английскими экспедиционными силами во Франции, был известен как командующий, при котором англичане потеряли большее количество бойцов. В конце войны подчинялся непосредственно самому Фошу. Свои дни окончил мирно в собственном поместье.

  2. Джон Френч – фельдмаршал Великобритании, известен тем, что в годы Первой мировой войны имел собственные полномочия, не подчиняясь никому из командующих союзников, получая приказы непосредственно от английского правительства. Командовал экспедиционными силами, действовал на западноевропейском театре боевых действий, участник битвы на Марне, где он проявил себя не с лучшей стороны, проявив халатную медлительность, позволившую противнику собрать силы для контрудара. Прославился также и своим участием в битве при Ипре, где было впервые в мире применено химическое оружие, потерпел поражение, потеряв большую часть солдат, за что был отстранен от командования и заменен более компетентным и сговорчивым Дугласом Хейгом. Закончил свою жизнь мирно, находясь в отставке и занимаясь написанием мемуаров.

Таким образом, Первая мировая война вывела на политическую арену немало амбициозных и подающих надежды русских, английских и французских командующих, многие из которых прожили долгую и сложную жизнь, завершив ее участием во Второй мировой войне.

>Полководцы Первой Мировой войны

Полководцы Российской империи

Алексеев Михаил Васильевич (1857-1918)

С 1914 года в I Мировой войне – возглавлял штаб Юго-западного фронта. Весной 1915 года руководит отступлением русских войск через Литву и Польшу, названным в истории войны Великим отступлением.

Был пожалован орденом Святого Георгия 4-й степени. С августа 1915 года – начштаба Верховного Главнокомандующего.

Брусилов Алексей Алексеевич (1853-1926)

В качестве командующего 8-й Армией участвовал в Галицийской битве. В так называемых Рогатинских боях разбил 2-ю армию Австро-Венгрии захватив 20 тысяч пленных и 70 орудий. 20 августа завоевал Галич. Затем 8-я армия принимает участие в сражениях у Равы-Русской и под городокском.

Летом 1916 года был инициатором так называемого Луцкого прорыва, названном впоследствии его именем. Суть стратегии заключалась в одновременном наступлении всех армий по всей линии фронта. В 1916 Брусилов возглавил Юго-Западный фронт, что позволило ему действовать относительно свободно.

Деникин Антон Иванович(1872-1947)

В годы первой мировой войны Деникин командовал 4-й стрелковой бригадой, прозванной в войсках «железной», В 1914 году предпринял контратаку против австрийских войск в Галиции, захватил венгерский город Мезо-Лаборч.

В 1915 году его бригада была расширена до дивизии и вошла в состав Калединской 8-й Армии. Деникин принял самое непосредственное участие в Брусиловском прорыве. Его «Железная дивизия» захватила Луцк, взяла в плен 20000 человек из армии противника.

С 1916 года – генерал-лейтенант Генерального штаба. В 1917 году командовал западным и юго-западным фронтами.

За доблесть в Городком сражении Антон Иванович был награжден Георгиевским оружием. За неожиданную контратаку против австрийцев в Галиции получил орден святого Георгия 4-й степени. После захвата Луцка получил чин генерал-лейтенанта.

Каледин Алексей Максимович (1861-1918)

Активный участник Брусиловского прорыва. В составе 8-й армии Юго-Западного фронта конники Каледина всегда были действующей боевой силой. В победные донесения с фронта во время боев в Галиции 1914 г. регулярно включалось имя командира 12-й кавалерийской дивизии Каледина. После того как весной 1916 г. Брусилов возглавил Юго-Западный фронт, он рекомендовал Каледина вместо себя на посту командующего 8-й армией, которая потом оказалась в эпицентре Луцкого прорыва, и всегда оказывалась на самых сложных участках фронта

Французские полководцы

Фош Фердинанд (1851-1929)

Встретил I мировую в Нанси в качестве командира 20-го корпуса. Вскоре был назначен командующим 9-й французской Армии, которая устояла против 2-х германских армий в битве на реке Марна и, несмотря на численные потери, удержала Нанси во второй раз.

В 15-16 гг. командовал группой армий «Север». Участвовал в наступлении на Артуа, в сражении на Сомме, закончившихся победой германцев. После чего генерал Фош был освобожден от занимаемого поста.

Жоффр Жозеф Жак (1852-1931)

Главнокомандующий Северными и северо-восточными армиями Франции. Боевые действия велись на территориях Франции и Бельгии. Германия стремилась захватить Париж. Пять германских армий рвались к бреши, образовавшейся между Амьеном и Верденом. Генерал Жоффр три армейских корпуса оставил на оборону столицы. В конце 1914 года наступательные операции французов носили разрозненный характер.

Генерал Жоффр руководил французскими армиями 2 года – с конца 1914 до конца 1916 гг. После верденской мясорубки, в которой Франция потеряла 315 тысяч, он был отстранен от должности Главнокомандующего.

Полководцы Германии

Людендорф Эрих (1865-1937)

С 1914 года осуществлял руководство действиями немецких войск на Восточном фронте, а с 1916 года руководил всеми Германскими войсками.

Гинденбург Пауль (1847-1934)

Осенью 1914 генерала пехоты Пауля Гинденбурга назначили командующим 8-й Германской армией, дислоцированной в Восточной Пруссии. А в октябре того же года – главнокомандующим Германии на Восточном фронте.

В 1916 году он прославился в немецких войсках срывом наступления русских войск у реки Нарочи. Он контратаковал русских и тем самым остановил их продвижение.

Английские полководцы

Френч Джон Дентон Пинкстон (1852-1925)

Был назначен главнокомандующим экспедиционными силами Британии во Франции. Не будучи подчиненным французскому командованию, он принимал решения авторитарно, не согласовывая свои действия с французским командованием. Разлад в действиях армий только вредил проведению военных операций, что было только на руку противнику. 20 августа 1914 года в зоне Мобеж-Ле-Като экспедиционные силы должны были выступать вместе с французами на Суаньи. 24 августа фельдмаршал Френч начал отвод своих войск.

Во время столкновения на Марне Френч проявил нерешительность и медлительность, простоял в бездействии всего в 30 км от двух германский армий. В апреле 1915 года потерпел поражение в боях у Ипра.

Хейг Дуглас (1861-1928)

Преемник Джона Френча в должности главнокомандующего британскими войсками во Франции. В состав этих подразделений входили первые 3 армии. Позднее была введена 4-я, возглавляемая генералом Роулинсоном и 5-я генерала Гофа из резерва. Фельдмаршал Хейг возглавлял боевую операцию на Сомме.