Эсэсовцы в плену

Сканы фотографий из солдатских книжек военнослужащих войск СС, после капитуляции Германии попавших в советский плен. К большому сожалению, в то время, когда была возможность отсканировать эти документы – около 10 лет назад, под рукой не оказалось хорошей техники и изображения получились невысокого качества, но тем не менее это сканы с оригинальных исторических документов, которые разошлись по частным коллекциям и увидеть которые все вместе уже не удастся.

Роттенфюрер СС Хорст Гейер.

Начинал службу в вермахте, в штабе 800-го учебного полка особого назначения ‘Бранденбург’, затем в подразделении, сформированном из батальона охраны рейхсфюрера СС Гиммлера (Begleit Batallion ‘Reichsfuhrer – SS’), далее в батальоне охраны концентрационного лагеря Заксенхаузен (SS — Wachbataillon Oranienburg) и спецподразделении СС (Jagdeinsatz Donau SS-Jagdverband Sudost). На первой странице солдатской книжки видны отметки на русском языке, сделанные очевидно администрацией лагеря для военнопленных: роттенфюрер Горст Гейер.

Штурмманн СС Вальтер Аубарет, панцергренадер.

1926 года рождения, был призван на военную службу 20 декабря 1943 года, последняя часть, отметка которой стоит в солдатской книжке – SS Panzer-Grenadier-Regiment 5 из состава 3-й танковой дивизии СС ‘Мертвая голова’. Транскрипция имени дана на русском языке.

Гейнц Бурхгард, панцергренадер СС.

1928 года рождения, был призван в СС почти за месяц до окончания войны — 6 апреля 1945 года. Из подразделений стоит только отметка запасного батальона: SS-Panzergrenadier-Ausbildungs-und- Ersatz-Bataillon 17. На обложке солдатской книжки на русском имя и год рождения.

Ричард Фишер, гренадер СС.

Призван в СС 22 мая 1943 года. Службу закончил в SS-Panzergrenadier-Ausbildungs-und- Ersatz-Bataillon 17, куда был переведен из 1./SS-Panzer-Grenadier-Regiment 38. 38-й полк входил в состав 17-й панцер-гренадерской дивизии СС ‘Гётц фон Берлихинген’, полк принимал участие в боях под Метцем, где понес серьезные потери. 30 ноября 1944 года Фишер был награжден черным знаком за ранение.

Унтершарфюрер СС Георг Мендер.

Всю войну прослужил в дивизии СС ‘Тотенкопф’, последнее подразделение — SS Panzer-Aufklärungs-Abteilung 3. Награжден двумя знаками за ранение (черный и серебряный), принимал участие в боях в Демянском котле, 31.12.1943 награжден Демянским щитом.

Крупная рыба

Впрочем, подавляющее большинство из них содержалось во вполне приемлемых условиях и смогло вернуться на родину. Советские войска и население относились к поверженным захватчикам вполне терпимо. «РГ» рассказывает о самых высокопоставленных офицеров вермахта и СС, которые прошли советский плен.

Фельдмаршал Фридрих Вильгельм Эрнст Паулюс

Паулюс был первым из немецких высших военных чинов, попавшим в плен. Вместе с ним во время Сталинградской битвы были схвачены все члены его штаба — 44 генерала.

30 января 1943-го года — за день до полного краха окруженной 6-й армии — Паулюсу был присвоен чин генерал-фельдмаршала. Расчет был простой — ни один высший командующий за всю историю Германии не сдавался в плен. Тем самым фюрер намеревался подтолкнуть своего новоиспеченного фельдмаршала к продолжению сопротивления и, как следствие, самоубийству. Поразмыслив над подобной перспективой, Паулюс решил по-своему и приказал прекратить сопротивление.

Несмотря на все слухи о «зверствах» коммунистов по отношению к пленным, обходились с захваченными генералами весьма достойно. Всех сразу доставили в Московскую область — в Красногорский оперативный пересыльный лагерь НКВД. Чекисты намеревались перетянуть высокопоставленного пленника на свою сторону. Впрочем, довольно долго Паулюс сопротивлялся. На допросах он заявлял, что навсегда останется национал-социалистом.

Есть мнение, что Паулюс явился одним из создателей Национального комитета «Свободная Германия», который сразу развернул активную антифашистскую деятельность. На самом деле, когда в Красногорске был создан комитет, Паулюс со своими генералами уже находился в генеральском лагере в Спасо-Евфимьевом монастыре в Суздале. Работу комитета он сразу расценил как «предательство». Генералов, которые согласились сотрудничать с Советами, он назвал изменниками, которых «не может более считать своими товарищами».

Изменил Паулюс свою точку зрения лишь в августе 1944-го года, когда подписал обращение «К военнопленным немецким солдатам, офицерам и к немецкому народу». В нем он и призвал к устранению Адольфа Гитлера и прекращению войны. Сразу после этого он вступил в антифашистский «Союз немецких офицеров», а затем и в «Свободную Германию». Там он вскоре стал одним из наиболее активных пропагандистов.

О причинах столь резкой смены позиции историки спорят до сих пор. Большинство связывают это с поражениями, которые к тому времени потерпел Вермахт. Потеряв последнюю надежду на успех Германии в войне, бывший фельдмаршал и нынешний военнопленный решил встать на сторону победителя. Не стоит отметать и усилия сотрудников НКВД, которые методично работали с «Сатрапом» (псевдоним Паулюса). К концу войны про него практически забыли — помочь он уже особо ничем не мог, фронт вермахта и так трещал на Востоке и на Западе.

После разгрома Германии Паулюс пригодился вновь. Он стал одним из основных свидетелей советского обвинения на Нюрнбергском процессе. По иронии судьбы, именно плен, возможно, спас его от виселицы. До своего пленения он пользовался огромным доверием фюрера, его даже пророчили на место Альфреда Йодля — начальника штаба оперативного руководства Верховного командования вермахта. Йодль, как известно, стал одним из тех, кого трибунал приговорил к повешению за военные преступления.

После войны Паулюс вместе с другими «сталинградскими» генералами продолжал находиться в плену. Большинство из них были освобождены и вернулись в Германию (в плену умер только один). Паулюса же продолжали держать на даче в подмосковном Ильинске.

Вернуться в Германию он смог только после смерти Сталина в 1953-м году. Тогда по приказу Хрущева бывшему военному выделили виллу в Дрездене, где он и умер 1 февраля 1957-го года. Показательно, что на его похоронах, кроме родных, присутствовали лишь партийные руководители и генералы ГДР.
Генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах

Аристократ Зейдлиц в армии Паулюса командовал корпусом. В плен сдался в тот же день, что и Паулюс, правда на другом участке фронта. В отличие от своего командующего на сотрудничество с контрразведкой пошел практически сразу. Именно Зейдлиц стал первым председателем «Свободной Германии» и Союза немецких офицеров. Он даже предлагал советским властям сформировать из немцев части для борьбы с фашистами. Правда, в качестве военной силы пленных уже не рассматривали. Их использовали только для пропагандистской работы.

После войны Зейдлиц оставался в России. На подмосковной даче он консультировал создателей фильма о Сталинградской битве и писал воспоминания. Несколько раз просил о репатриации на территорию советской зоны оккупации Германии, однако каждый раз получал отказ.

В 1950-м году был арестован и приговорен к 25 годам лишения свободы. Бывшего генерала содержали в одиночной камере.

Свободу Зейдлиц получил в 1955-м году после визита в СССР канцлера ФРГ Конрада Аденауэра. После возвращения вел затворнический образ жизни.

Умер в Бремене 28 апреля 1956-го года.

Генерал-лейтенант Винценц Мюллер

Для некоторых Мюллер вошел в историю в роли «немецкого Власова». Он командовал 4-й немецкой армией, которая была полностью разгромлена под Минском. Сам Мюллер попал в плен. С первых же дней в качестве военнопленного присоединился к работе Союза немецких офицеров.

За какие-то особые заслуги он не только не был осужден, но и сразу после войны вернулся в Германию. Это еще не все — его назначили заместителем министра обороны. Таким образом, он стал единственным крупным командиром вермахта, который в армии ГДР сохранил свой чин генерал-лейтенанта.

В 1961 году Мюллер упал с балкона своего дома в пригороде Берлина. Некоторые утверждали, что это было самоубийство.

Гросс-адмирал Эрих Йоханн Альбер Редер

До начала 1943-го года Редер был одним из самых влиятельных военных Германии. Он занимал пост командующего кригсмарине (немецкого военно-морского флота). После целой серии неудач на море был снят с должности. Получил место главного инспектора флота, однако реальных полномочий не имел.

Эрих Редер попал в плен в мае 1945 года. На допросах в Москве рассказал обо всех приготовлениях к войне и дал подробные показания.

Первоначально СССР намеревался сам судить бывшего гросс-адмирала (Редер — один из немногих, кого не рассматривали на конференции в Ялте, где обсуждали вопрос о наказании военных преступников), однако позднее было принято решение о его участии в Нюрнберском процессе. Трибунал приговорил его к пожизненному лишению свободы. Сразу после оглашения приговора потребовал заменить наказание на расстрел, но получил отказ.

Вышел на свободу из тюрьмы Шпандау уже в январе 1955 года. Официальной причиной стало состояние здоровья заключенного. Болезнь не помешала ему написать мемуары. Умер в Киле в ноябре 1960-го года.

Бригадефюрер СС Вильгельм Монке

Командир 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» — один из немногих генералов СС, попавших в плен к советским войскам. Подавляющее число эсэсовцев пробивались на запад и сдавались американцам или англичанам. 21 апреля 1945-го года Гитлер назначил его командиром «боевой группы» для обороны рейхсканцелярии и бункера фюрера. После краха Германии пытался со своими солдатами прорваться из Берлина на север, но был взят в плен. К тому времени практически вся его группа была уничтожена.

После подписания акта о капитуляции Монке доставили в Москву. Там он содержался сначала в Бутырке, а затем в Лефортовской тюрьме. Приговор — 25 лет лишения свободы — услышал лишь в феврале 1952-го года. Срок отбывал в легендарном СИЗО №2 города Владимира — «Владимирском централе».

Бывший генерал вернулся в Германию в октябре 1955-го. На родине работал торговым агентом по продаже грузовиков и прицепов. Умер совсем недавно — в августе 2001-го года.

До конца жизни считал себя обыкновенным солдатом и активно участвовал в работе различных объединения военнослужащих СС.

Бригадефюрер СС Хельмут Беккер

Эсэсовца Беккера привело в советский плен место службы. В 1944-м году он был назначен командиром дивизии «Тотенкопф» («Мертвая голова»), став ее последним командующим. По договору между СССР и США все военнослужащие дивизии подлежали передаче советским войскам.

Перед разгромом Германии Беккер, будучи уверенным, что на востоке его ждет только смерть, попытался прорваться на запад. Проведя свою дивизию через всю Австрию, он капитулировал лишь 9 мая. Уже через несколько дней оказался в Полтавской тюрьме.

В 1947-м году предстал перед военным трибуналом войск МВД Киевского военного округа и получил 25 лет лагерей. По всей видимости, как и все другие немецкие военнопленные мог вернуться в Германию в середине 50-х. Однако стал одним из немногих высших военных командиров немецкой германии, погибших в лагере.

Причиной гибели Беккера стал не голод и непосильная работа, что было обычным делом в лагерях, а новое обвинение. В лагере его судили за саботаж строительных работ. 9 сентября 1952-го года был приговорен к смертной казни. Уже 28 февраля следующего года был расстрелян.

Генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг

Командующий обороной и последний комендант Берлина попал в плен во время штурма города. Поняв бессмысленность сопротивления, отдал приказ о прекращении боевых действий. Старался всячески сотрудничать с советским командованием и лично подписал акт о капитуляции берлинского гарнизона 2 мая.

Спастись от суда ухищрения генерала не помогли. В Москве содержался в Бутырской и Лефортовской тюрьмах. После этого был переведен во Владимирский централ.

Приговор последнему коменданту Берлина вынесли в 1952-м году — 25 лет лагерей (стандартный приговор для нацистских преступников).

Выйти на свободу Вейдлингу уже не удалось. Он умер от сердечной недостаточности 17 ноября 1955-го года. Похоронен на тюремном кладбище в безымянной могиле.

Обергруппенфюрер СС Вальтер Крюгер

С 1944-го года Вальтер Крюгер возглавлял войска СС в Прибалтике. Продолжал сражаться до самого конца войны, но в конце концов попытался прорваться в Германию. С боями дошел практически до самой границы. Однако 22 мая 1945-го группа Крюгера налетела на советский патруль. В бою погибли практически все немцы.

Самого Крюгера удалось взять живым — после ранения он находился без сознания. Однако допросить генерала не удалось — придя в себя, он застрелился. Как выяснилось, в потайном кармане он хранил пистолет, который не смогли найти при обыске.

Группенфюрер СС Гельмут фон Паннвиц

Фон Паннвиц — единственный немец, которого судили вместе с белогвардейскими генералами Шкуро, Красновым и другими коллаборционистами. Такое внимание обусловлено всей деятельностью кавалериста Паннвица в годы войны. Именно он курировал с немецкой стороны создание казачьих войск в Вермахте. В Советском Союзе его также обвиняли в многочисленных военных преступлениях.

Поэтому, когда Паннвиц вместе со своей бригадой сдался англичанам, то СССР потребовал его немедленной выдачи. В принципе, союзники могли отказать — как немец, Паннвиц не подлежал суду в Советском Союзе. Тем не менее, учитывая тяжесть преступлений (были данные о многочисленных расстрелах мирных граждан), немецкого генерала отправили в Москву вместе с предателями.

В январе 1947-го года суд приговорил всех обвиняемых (на скамье подсудимых оказались шесть человек) к смертной казни. Через несколько дней Паннвиц и другие лидеры антисоветского движения были повешены.

С тех пор монархические организации регулярно поднимают вопрос о реабилитации повешенных. Раз за разом Верховный суд принимает отрицательное решение.

Штурмбаннфюрер СС Отто Гюнше

По своему званию (армейский аналог — майор) Отто Гюнше, конечно, не принадлежал к армейской элите Германии. Однако по своему положению он являлся одним из наиболее осведомленных людей о жизни Германии в конце войны.

На протяжении нескольких лет Гюнше был личным адъютантом Адольфа Гитлера. Именно ему было поручено уничтожить тело покончившего с собой фюрера. Это и стало роковым событием в жизни молодого (в конце войны ему не было и 28 лет) офицера.

В советский плен Гюнше попал 2 мая 1945-го года. Практически сразу он попал в разработку агентов СМЕРШа, которые выясняли судьбу пропавшего фюрера. Часть материалов до сих пор засекречена.

Наконец, в 1950-м году Отто Гюнше приговорили к 25 годам лишения свободы. Однако в 1955 году его перевезли отбывать наказание в ГДР, а еще через год и вовсе выпустили из тюрьмы. Вскоре он перебрался в ФРГ, где и находился до конца жизни. Умер в 2003-м году.

>Мы из Советского Союза

Зверства финнов Маннергейма на фронте были подстать ИГИЛ. Свидетельства

Читаешь — словно о ваххабитах в Сирии. Но нет — финны в Великую Отечественную. Пришедшие на нашу землю истязать, мучить и убивать. Под командованием «русского генерала Маннергейма».
Излюбленный приём финнов — выкалывать живым глаза, отрезать уши, выжигать звёзды на теле. Это общее в свидетельствах. Остальное — вариации.
«Взяв в плен советских военнослужащих, сразу же отделять командный состав от рядовых, а также карел от русских. … Русское население задерживать и отправлять в концлагеря. Русскоговорящие лица финского и карельского происхождения, желающие присоединиться к карельскому населению, к русским не причисляются» из секретного приказа Маннергейма от 8 июля 1941 г.
ИЗ СООБЩЕНИЙ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО
Около деревни В. на северо-западном направлении фронта немцы захватили а плен двух раненых красноармейцев. Одного из них фашисты расстреляли, а второго сожгли заживо на костре. На северном фронте белофинны захватили в плен раненного в обе ноги воентехника Ладонина. Шюцкоровцы изрезали ему бритвой лицо, выкололи глаза и нанесли много ножевых ран. Изуродованный труп тов. Ладонина красноармейцы нашли в чулане дома, в котором помещалась канцелярия белофинского батальона.

Из вечернего сообщения 5 августа 1941 г.
Мародёрство в финской армии всемерно поощряется и входит в обязанности финских солдат. В секретной инструкции штаба 7 финской пехотной дивизии за No 511 говорится: «При всех обстоятельствах, как только позволяет обстановка, надо снимать с убитых солдат противника всё обмундирование и снаряжение. В случае надобности к этой работе можно привлекать военнопленных. (Основание: телеграфное распоряжение штаба Карельской, армии)».
Из вечернего сообщения 3 января 1942 г.
Вырвавшийся из белофинского плена красноармеец Терентьев Сергей Павлович рассказал о невыносимых страданиях советских военнопленных, томящихся в лагере близ города Питкяранта. «В этом лагере, — сообщил Терентьев, — содержатся раненые красноармейцы. Им не оказывают никакой медицинской помощи. <…> В сутки нам выдавали по кружке мучной похлёбки. Финские палачи придумали для нас ужасную пытку. Они опоясывали пленного колючей проволокой и волочили по земле. Ежедневно из лагеря вывозят трупы замученных советских бойцов».
Из вечернего сообщения 7 октября 1942 г.
Группа бойцов Н-ской части, действующей на Карельском фронте, обнаружила в отбитом окопе трупы 11 советских бойцов, зверски замученных белофиннами. Красноармейцы Бачинов Г. М., Углов В. В. и Богданов И. С. были ранены в бою и захвачены в плен. Белофинны долго пытали их и вырезали на груди пятиконечные звёзды. Личность остальных замученных бойцов установить не удалось, так как бандиты до неузнаваемости изуродовали их.
Из утреннего сообщения 9 октября 1942 г.
*
«…Такие же зверства творят на Крайнем Севере и финские пособники германских фашистов. На Карельском фронте при наступлении частей Красной Армии были обнаружены десятки трупов израненных красноармейцев, замученных финскими фашистами. Так, у красноармейца Сатаева финны выкололи глаза, отрезали губы, вырвали язык. У красноармейца Гребенникова они отрезали ухо, выкололи глаза и вставили в них пустые гильзы. Красноармейцу Лазаренко после долгих пыток финны раздробили череп и набили туда сухарей, в ноздри вогнали патроны, а на груди раскалённым металлом выжгли пятиконечную звезду».
*
АКТ
26 октября 1941 года.
Мы, нижеподписавшиеся, военнослужащие 26 СП: военфельдшер 2 батальона Каратаев Фёдор Федосеевич, старшина Карабанин Па-вёл Михайлович, красноармейцы: Коновалов Виктор Иванович и Королёв Николай Зиновьевич, сего числа составили настоящий акт о нижеследующем:
При вступлении нашей части в дер. Столбовая Гора, Медвежьегорского района, Карело-Финской ССР, которая была отбита у финнов, мы нашли в одном из крестьянских дворов труп красноармейца 7-й роты 24 СП Зубехина Николая, зверски замученного и ограбленного финскими живодёрами. У красноармейца были выколоты глаза, вырезаны губы. Обувь Зубехина сняли финны. Они же забрали все документы. Труп нами похоронен в дер. Столбовая Гора, Медвежьегорского района К-Ф ССР. Правильность вышеизложенного подтверждаем подписями.
(Подписи)
*
АКТ
20 ноября 1941 года.
Мы, нижеподписавшиеся, подтверждаем, что в бою 13 ноября 1941 года был тяжело ранен красноармеец Сатаев. Эвакуировать его в тыл не успели. Озверевшие финские фашисты изуродовали тяжело раненного красноармейца. При личном осмотре трупа Сатаева мы обнаружили, что у него были выколоты глаза, отрезаны губы, вырван язык, грудь изрезана ножами.
В чём и составлен настоящий акт.
Командир 9-й стрелковой роты лейтенант Федоркович, политрук роты Данидочкин, командир 2-го взвода 9-й роты младший лейтенант Пантютин, красноармеец Борисенко.
*
АКТ
20 ноября 1941 года.
Мы, нижеподписавшиеся, командир 9-й стрелковой роты лейтенант Федоркович, политрук 9-й роты Данилочкин и санинструктор 9-й роты Спиркин, составили настоящий акт в том, что во время боя 13 ноября 1941 года красноармеец Гребенников был тяжело ранен в ногу. Эвакуировать Гребенникова в тыл не удалось. Финские изверги решили выместить свою звериную злобу на захваченном красноармейце. Финны пытали бойца.
Так, у него отрезано ухо, выколоты глаза, отрезаны пальцы на правой руке, перерезано горло и нанесено несколько тяжёлых ран в грудь.
(Подписи)
*
АКТ
Мы, нижеподписавшиеся, политрук Зекцер, инструктор Сокко Р. А. и В. А. Улитовский, составили настоящий акт о том, что 25 ноября 1941 года на 48 километре на Кестеньгском направлении при отступлении противника нами был обнаружен труп красноармейца, облитый какой-то жидкостью, разъевшей всю кожу и одежду красноармейца. Лицо бойца превращено в сплошную массу мяса.
29 ноября 1941 г.
(Подписи)
*
2 декабря 1941 года.
Мы, нижеподписавшиеся, военврач 99З СП Шмуклерман И. Я., военфельдшер Бровин Н. И., в присутствии дежурного старшего лейтенанта Глотова Н. А. и коменданта старшего лейтенанта Хабарова В. С., начальника штаба 993 СП капитана Зуева М. И., старшего врача того же полка Осокина В. Е., командира конной разведки Черткова и бойцов Баранова и Дурягина, произвели осмотр трупов, найденных в районе 14-го разъезда Кировской железной дороги и доставленных на станцию Масельская. При этом нами обнаружено следующее:
1. Труп капитана Зуева М. И. имеет огнестрельное сквозное ранение правого плеча в верхней трети с раздроблением плечевой кости, ножевое ранение в области правой лопатки, идущее от верхнего угла лопатки вниз длиной в 10-12 см, глубиной до 1 см, сквозное, пулевое ранение головы в области виска, входное слева, выходное справа. Как видно, выстрел в висок произведён на близком расстоянии.
2. Труп врача Осокина В. Е. имеет огнестрельное сквозное ранение правого бедра с раздроблением бедренной кости. Проломлена черепная коробка в области лобной и теменных костей, удар произведён тупым оружием, очевидно, прикладом винтовки.
3. Труп командира конной разведки Черткова имеет пулевое сквозное ранение головы с входным отверстием во лбу и выходным в области затылка.
4. Труп красноармейца Баранова имеет сквозное пулевое ранение грудной клетки, входное в области 11-го ребра слева и выходное в области 6-го ребра справа подмышечной линии.
5. У трупа красноармейца Дурягина рана нанесена в брюшную полость справа внизу, отрублена левая кисть на уровне лучезапястного сустава, имеется поруб левого локтевого сустава с разрушением костей, произведённый топором, второй неглубокий поруб в области левого предплечья в средней трети, проникающий до кости.
(Подписи)
*
АКТ
1 февраля 1942 года.
Мы, нижеподписавшиеся, обследовав трупы зверски замученных финнами бойцов тт. Малькова и Точилина, констатируем следующее:

На черепе тов. Точилина в области затылочной кости имеется резаная рана. В области обоих сосцевидных отростков имеются обширные резаные ранения. В области левой ключицы имеется рваная ножевая рана. На верхней одной трети плеча имеется также рваная рана.
Череп трупа тов. Малькова раздроблен тупым оpyдием. На надглазничной и подглазничной областях имеются резкие кровоизлияния и ссадины, как результат ударов тупым орудием. Справа в области грудной клетки рваная, с развороченными краями, рана. Тело трупа обожжено до обугливания. На различных участках тела кожа вырезана полосами различной величины.
В чём и составлен настоящий акт.
Начальник санслужбы военврач Хаймович, техник-интендант I ранга Микей, военврач Макиенко, красноармеец Чилеев, красноармеец Парков.
*
20 февраля 1942 г.
Мы, нижеподписавшиеся, военврачи 3-го ранга Голынский и Падарян, младший политрук Бестолов, старшина Бочкарёв, санитар Жуков, красноармеец Босенко, военфельдшер Рябов, обследовав трупы зверски замученных финскими бандитами краснофлотцев тт. Зива и Кулешова и красноармейцев Баранова и Кривулина, констатируем следующее:
1. У краснофлотца Кулешова обрезано правое ухо, в области лица следы ударов прикладом и ряд штыковых ран, правая нога вывернута в коленном и тазобедренном суставах, имеются штыковые раны.
2. У краснофлотца Зива обожжены кожные покровы лица, обожжены усы и борода, в области правого глаза больших размеров кровоподтёк, на левом виске имеется рана, нанесённая холодным оружием, в области грудной клетки рана с вырезанным куском ребра в 3-4 см.
3. У красноармейца Кривулина в области сонной артерии рана, нанесённая холодным оружием, вскрыта сонная артерия, справа в области ключицы также рана, нанесённая холодным оружием, имеется повреждение крупных кровеносных сосудов и перелом ключицы, ряд ран на правом плече, верхнее веко левого глаза вырезано, повреждён глаз.
4. Красноармейцу Баранову в грудь нанесено 6 штыковых ран, на обеих пятках крестообразные раны.
АКТ
14 марта 1942 года. Военный следователь военной прокуратуры 10 ГСП младший военюрист Степаченко, военком 35 ГСП батальонный комиссар Баньковский, представитель Политотдела старший батальонный комиссар Пегоев, старший политрук Сердюков, военврач Кравчук, гвардии красноармеец Филин, сего числа составили настоящий акт в том, что в районе 35 гвардейского СП, 8-й стрелковой роты, на восточном берегу реки Западная Лица обнаружен труп красноармейца, зверски замученного фашистскими бандитами из 6-й горно-егерской немецкой дивизии. Фамилию красноармейца установить не удалось, ввиду отсутствия каких-либо документов.
Труп лежал в землянке на нарах заминированным. При осмотре трупа красноармейца установлено, что красноармеец был захвачен в плен раненным в правое плечо и правый голенный сустав. Следов оказания медицинской помощи нет. Раненый красноармеец подвергся чудовищным, зверским пыткам, у красноармейца глаза выколоты штыком, на лице имеются 3 штыковых ранения, ожоги тела накалённым железом в области подбородка, в области грудной клетки имеются 4 проникающих штыковых ранения, грудная клетка помята, рёбра переломаны, имеется громадное кровоизлияние под кожу, в области живота нанесены 3 штыковых проникающих ранения, большое кровоизлияние в мышцы и подкожный жировой слой. На всём теле следы избиения тупым предметом. Левый плечевой сустав перерублен острым предметом, кисти обеих рук обожжены, левая кисть перерублена, половой член отрублен, левое бедро изрезано и коленный сустав переpублен, левая голень также изрезана и перерублена. Труп зверски замученного немецкими бандитами красноармейца нами сфотографирован.
(Подписи)
АКТ
О зверствах фашистов над ранеными бойцами и командирами Красной Армии, совершенных с 28 по 30 марта 1942 г.
Комиссия в составе старшего политрука Пичугина Д. С., красноармейцев Акулина И. А. и Ша-дура М. М, сержанта Товарковского и ефрейтора Иванова установила:
1. У убитого младшего сержанта Веселкова Дмитрия Ивановича фашисты выкололи глаза.
2. У красноармейца Ковалёва Василия Сергеевича отрезали нос.
3. Красноармейцу Уляшеву Тимофею Ивановичу перерезали ножом горло.
* * *
«»Пленных» мирных советских людей финские палачи подвергали невероятным истязаниям и пыткам. Один из жителей Петрозаводска, давший свои показания Следственной комиссии, Новиков Б. И. был очевидцем того, как в лагере No 2 финны отобрали 30 человек, как якобы военнопленных. Их увезли на улицу Лива Толстого, где подвергли мучительным истязаниям. «Пленным» жгли пятки калёным железом, били резиновыми палками, затем 15 человек из них расстреляли. Остальные 15 человек через 25 суток были возвращены в лагерь No 2. …»
*
Эти и другие свидетельства в книге «Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков на территории карело-финской ССР. Сборник документов и материалов.» Сулимин С., Трускинов И., Шитов Николай Федорович. http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?id=2450
* * *
Специально для В.Мединского, С.Иванова и тех, кто заказал повесить позорную доску в честь престкпника Маннергейма.

0gnev

С.Алешин || «Красная звезда» №281, 28 ноября 1943 года
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ: От Советского Информбюро. — Оперативная сводка за 27 ноября (1 стр.). Указы Президиума Верховного Совета СССР (1—2 стр.). Майор Г.Меньшиков. — Перемещение боевых порядков дивизионной артиллерии (2 стр.). Подполковник Ф.Павлушин. — Инженерные войска в наступлении (2 стр.). КАВАЛЕРЫ ОРДЕНА СЛАВЫ. — Майор П.Трояновский. — Подвиг ефрейтора Горшкова (3 стр.). В.Курбатов. — Боец-большевик (3 стр.). Майор В.Яковлев. — Почему в некоторых частях нет почтовой бумаги, конвертов? (3 стр.). Майор С.Алешин. — Зверства белофиннов в захваченных районах Карелии (3 стр.). В.Ильенков. — Воля. — Рассказ (4 стр.). Антигерманские настроения в Австрии (4 стр.). Новый налет английских тяжелых бомбардировщиков на Берлин (4 стр.).
# Все статьи за 28 ноября 1943 года.

КАРЕЛЬСКИЙ ФРОНТ, 27 ноября. (По телеграфу от наш. корр.). С временно оккупированных врагом районов Карело-Финской ССР доходят вести о чудовищных зверствах, чинимых белофиннами над мирным населением и военнопленными. В звериной ненависти к советским людям маннергеймовские молодчики не уступают своим хозяевам — немцам. Как и гитлеровцы, белофинны показали себя изощренными убийцами, изобретателями самых гнусных варварских пыток.
В деревне Палалахта, Ведлозерского района, белофинны арестовали карелку Анну Гумбарову, «заподозренную в сочувствии к партизанам». Девушку бросили в тюрьму, морили голодом, подвергали страшным пыткам. Советская патриотка стойко перенесла все муки и издевательства. Ее заперли на 20 суток в мертвецкую, где лежали трупы. Когда же и это не помогло, Анну Гумбарову вывели на кладбище, заставили самой вырыть себе могилу и расстреляли на глазах всего населения деревни. Анна была комсомолкой. Она героически приняла мученическую смерть и, умирая, крикнула:

— Прощай, моя родина! На мое место придут десятки других!
В Шелтозерском районе до сих пор не могут забыть трагедии, разыгравшейся прошлой зимой. Белофинны арестовали здесь группу ни в чем не повинных советских граждан, зверски избили их, затем раздели и заморозили на льду озера…
Финские бандиты идут на гнусные провокации, чтобы подвергнуть репрессиям советских людей. Не так давно в деревню Яндомозеро, Заонежского района, в дом к мельнику финские власти подослали группу полицейских, которые выдали себя за советских партизан. Не подозревавший обмана советский патриот хотел оказать им помощь. Полицейские тут же схватили его, бросили в помещение мельницы и сожгли заживо.
Маннергеймовцы создали в захваченных районах несколько концентрационных лагерей, в которых томятся советские люди. Один из таких лагерей находится в городе Петрозаводске. Здесь установлен жуткий режим. Полицейские систематически устраивают пьяные оргии, во время которых заключенные подвергаются особенно диким издевательствам. В последнее время здесь изобрели новую чудовищную пытку: избив заключенного до потери сознания, полицейские раздевают его, закутывают израненное тело в простыню, пропитанную солью, и в таком положении оставляют на несколько часов, а иногда и суток. Особенно зверским мучениям подвергаются советские военнопленные в Олонецком районе. Здесь ежедневно только от голода умирают десятки людей.
Чем безнадежнее становится положение белофиннов, тем они больше неистовствуют. Они бесцеремонно грабят население оккупированных районов, конфискуют колхозное имущество, разрушают города, деревни, жгут клубы, библиотеки. В районе Калевалы, Заонежском и других районах белофинны отобрали у населения весь хлеб и обрекли тысячи людей на голод. Только в одной деревне Погрема, Заонежского района, за короткий срок от голода умерло 20 человек. // Майор С.Алешин.
*****************************************************************************************************************
От Советского Информбюро
Оперативная сводка за 27 ноября
В течение 27 ноября в районе западнее ПРОПОЙСК наши войска, преодолевая сопротивление и контратаки противника, продолжали вести наступательные бои, в ходе которых заняли несколько населенных пунктов.
Между реками СОЖ и ДНЕПР, в районе северо-западнее ГОМЕЛЯ, наши войска продолжали успешное наступление и овладели районными центрами Гомельской области городом ЧЕЧЕРСК, УВАРОВИЧИ, а также заняли более 80 других населенных пунктов, среди которых крупные населенные пункты АННОПОЛЬЕ, МАЛЫНИЧИ, СОЙКИ, НАУХОВИЧИ, ШЕПОТОВИЧИ, ДУДИЧИ, ЛИПА, МИХАЛЕВКА, ПЫТЬКОВКА, ДУРАВИЧИ, ЛАПИЧИ, ОСОБИН, БЛЮДНИЦА, РУДЕНЕЦ, РОГИ, АЗДЕЛИН, ИВАНОВКА, ТЕЛЕШИ, ГАЛЕЕВКА, ЗАДОРОВКА и железнодорожные станции КОСТЮКОВКА, УЗА, ПРИБОР, ЯКИМОВКА.
В районе нижнего течения реки БЕРЕЗИНА наши войска с боями заняли населенные пункты СОКОЛ ВИНОГРАДОВ, ЗАКРЕВ, ЯКИМОВСКАЯ СЛОБОДА, ЧИРКОВИЧИ, ЗДУДИЧИ, СУДОВИЦА, ПРУДОК, МОЛЬЧА, КОБЫЛЬЩИНА.
В районе нижнего течения реки ПРИПЯТЬ наши войска овладели районным центром Полесской области городом ЕЛЬСК, а также заняли населенные пункты ОГОРОДНИКИ, КАРПОВИЧИ, ДВОРИЩЕ, РУДНЯ БЕЛОБЕРЕЖСКАЯ, БЕЛЫЙ БЕРЕГ.
В районах КОРОСТЕНЬ, ЧЕРНЯХОВ и БРУСИЛОВ наши войска отбивали атаки пехоты и танков противника.
Юго-западнее КРЕМЕНЧУГА наши войска овладели несколькими сильно укрепленными опорными пунктами противника.
На других участках фронта — разведка и артиллерийско-минометная перестрелка.
В течение 26 ноября наши войска на всех фронтах подбили и уничтожили 99 немецких танков. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 14 самолетов противника.
* * *
В районе западнее города Пропойск противник, подтянув резервы, оказывал упорное сопротивление нашим наступающим войскам. Советские части отбили все контратаки немцев и, продвинувшись вперед, заняли несколько населенных пунктов. В боях за день уничтожено до 800 немецких солдат и офицеров. Нашими бойцами захвачено 2 артиллерийских батареи, 20 минометных аппаратов, 100 тысяч винтовочных патронов и 2 склада с военным имуществом. Взяты пленные.
* * *
Северо-западнее Гомеля наши войска продолжали успешное наступление и, преследуя разгромленные части противника, значительно продвинулись вперед.
В течение дня освобождены от немецких захватчиков районные центры Гомельской области Чечерск и Уваровичи, а также занято более 80 других населенных пунктов и железнодорожные станции Костюковка, Уза, Прибор, Якимовка. Поспешно отступая под ударами наших войск, противник бросает тяжелое вооружение, оставляет склады с военным имуществом и боеприпасами. Только в районе Уваровичи бойцами Н-ской части захвачено 19 орудий, 86 пулеметов, 3 склада с боеприпасами, вещевой и два продовольственных склада. На другом участке наши подразделения отбили у немцев много автомашин и повозок с военными грузами.
* * *
В районе нижнего течения реки Припять наши войска овладели городом Ельск и заняли несколько других населенных пунктов. В боях за город Ельск уничтожено до батальона немецкой пехоты. Захвачены пленные и много вооружения. На другом участке советские бойцы выбили немцев из одного укрепленного пункта и уничтожили более 200 гитлеровцев.
* * *
В районах Черняхова и Брусилова наши войска отбивали атаки пехоты и танков противника. На этот участок немцы подтянули не менее восьми танковых дивизий, в том числе танковую дивизию СС «Адольф Гитлер» и 16 танковую, дивизию, недавно переброшенные на советско-германский фронт из Италии, 1 танковую дивизию, прибывшую из Греции, и 25 танковую дивизию, переброшенную из Норвегии. Сегодня немцы безуспешно продолжали атаковать наши позиции и вновь понесли большие потери. Бойцы Н-ского соединения подбили и сожгли 31 немецкий танк, 3 бронемашины и 7 самоходных орудий. В этом бою особенно успешно действовали бронебойщики подразделения, где командиром тов. Тимонин, уничтожившие 13 танков противника. В течение дня убито свыше 1.000 немецких солдат и офицеров.
* * *
Юго-западнее города Кременчуг части Н-ского соединения овладели рядом населенных пунктов. Наши артиллеристы и бронебойщики сожгли и подбили 22 немецких танка. Захвачены трофеи, в числе которых 2 исправных танка, 45 орудий, 40 минометов, 52 пулемета, 95 загонов с грузами, 7 цистерн с бензином, 2 паровоза, 7 складов с боеприпасами, вооружением и военным имуществом. Взято значительное количество пленных.

* * *
В Баренцовом море потоплен транспорт противника водоизмещением в 6.000 тонн.
* * *
Несколько партизанских отрядов, действующих в Гомельской области, минировали пути отхода отступающих немецких войск и устроили завалы на шоссе. На одном участке советские патриоты организовали заслон и в течение трех суток вели бой с немецкой автоколонной и нанесли ей большие потери. Лишь небольшой части немецких автомашин удалось прорваться сквозь заслон и минированные участки. В результате этой операции советские патриоты сожгли свыше 50 немецких автомашин и истребили до 400 вражеских солдат и офицеров. Захвачено 18 исправных автомашин, тягач и много вооружения.
* * *
Пленный солдат 12 роты 1 полка дивизии СС «Адольф Гитлер» Бернгард Эльферман рассказал: «Я служил в 32 авиационном запасном полку во Франции, В начале 1943 года меня с группой солдат направили в Берлин и зачислили в эсэсовскую дивизию «Адольф Гитлер». В конце июля дивизию спешно отправили в Италию. Наш карательный поход против итальянских войск и гражданского населения начался в Милане. Солдаты дивизии бесчинствовали, грабили и расстреливали любого подозрительного, по их мнению, человека, который встречался на нашем пути. Ценные вещи и одежду убитых мы забирали себе. Я сам снял часы с руки одного расстрелянного итальянца. Мы, эсэсовцы, могли делать и делали всё, что хотели. За это начальство нас не наказывало. В конце октября дивизию спешно направили в Россию. На фронт мы прибыли 8 ноября и немедленно были брошены в бой. За несколько дней непрерывных тяжелых боев дивизия понесла очень большие потери. Некоторые роты потеряли больше половины своего личного состава».
* * *
Колхозники Е.Дьяченко, М.Ромян и Г.Деркач рассказали о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в деревне Ромяны, Полтавской области: «Отступая под ударами Красной Армии, гитлеровские людоеды сожгли 59 жилых домов, разграбили и уничтожили всё имущество колхозников. Немцы собрали всех жителей деревни и под конвоем погнали их в западном направлении. В двух километрах от совхоза имени Шевченко в балке Бурносивской гитлеровцы выстроили колхозников и открыли по ним огонь из автоматов. Зверски убиты бригадир колхоза Антон Ромян и его сыновья, Алексей Бурдос, Роман Данько, Андрей Рокотянский и другие жители деревни. Оставшихся в живых выручили из немецкого плена бойцы Красной Армии».
____________________________________________
К ответу финских извергов!* («Правда», СССР)*
К.Симонов: Лицо врага («Красная звезда», СССР)**
Олонецкие лагери смерти («Красная звезда», СССР)
Смерть немецко-финским захватчикам!* («Известия», СССР)***
Н.Шванков: Кровавые злодеяния финских извергов («Красная звезда», СССР)
Газета «Красная Звезда» №281 (5652), 28 ноября 1943 годаTags: 1943, газета «Красная звезда», ноябрь 1943, осень 1943

pyhalov

http://vif2ne.ru/nvk/forum/0/co/2367578.htm
Мы, из культурной группы, должны были поддерживать хорошие отношения с комиссаром. Однажды он пришел ко мне и сказал: «Вас, СС-совцев, переводят в режимный лагерь, это лучший лагерь во всем районе». Я подумал, что он издевается.
Мы пришли в этот лагерь, и, во-первых, не поняли, что это лагерь. Он выглядел, как нормальный жилой микрорайон, там на окнах висели гардины и стояли горшки с цветами. Там нас принял немецкий комендант лагеря, хауптштурмфюрер СС. Он спросил: «Какая дивизия?» — «Тотенкопф». — «Третий блок, доложитесь там старшине». Мы снова были у нас, в СС! Это был лучший лагерь за все мои более чем четыре года в русском плену. Мы работали в шахте, шахта была в 150 метрах от лагеря, после нашей смены в шахте, туда заступала русская смена, у нас не было охраны, мы участвовали во всех социалистических соревнованиях, и ко дню Октябрьской революции, и ко дню рождения Сталина, и лучший шахтер, мы их все выигрывали! У нас был чудесный политический офицер, он привез нам 30 женщин из лагеря для интернированных, у нас был танцевальный оркестр, у нас был танцевальный вечер, но я на нем не был, была моя смена, черт ее побери. И вот теперь сенсация! Мы получали зарплату, столько же, сколько и русские. Я повторяю, мы получали столько же, сколько и русские! И даже больше, потому что мы работали намного старательней, чем они. И деньги приходили к нам на счет. Но все деньги мы снять не могли, мы должны были перечислять с наших счетов 456 рублей за расходы на нас в лагере.
В июле 1948-го года наш политический офицер, который не провел с нами ни одного политического занятия, потому что он сразу сказал, что нам это все равно до лампочки, нам сказал, что до конца 1948-го года в России не останется ни одного немецкого военнопленного. Мы сказали, ну, хорошо, и начали ждать. Прошел август, прошел сентябрь, наступил октябрь, нас построили и рассортировали по разным лагерям, так было во всех лагерях в нашем районе. В этот момент мы действительно боялись, что нас всех расстреляют, потому что он сказал, что до конца 1948-го года в России не останется ни одного немецкого военнопленного. В этом лагере мы не работали, но деньги из прошлого лагеря были у меня на счету, я покупал продукты, угощал товарищей, мы отлично отпраздновали Рождество. Потом меня перевели в другой лагерь, я попросился опять на работу в шахту, потом перевели в еще один лагерь, и там мы опять работали в шахте. Там было плохо, лагерь был далеко, условия были плохие, не было кабинок для переодевания, были смерти на производстве, потому что безопасность труда была плохая.
Потом этот лагерь ликвидировали, и я попал в Днепропетровск, там был гигантский автомобильный завод, мастерские, станки из Германии. С материалами там обращали очень расточительно, если за пару минут до конца рабочего дня привозили бетон, то его просто оставляли лежать до завтра, и он засыхал. Потом его ломали ломами и выкидывали. Готово. Мы грузили кирпичи, все брали по четыре кирпича, по два под руку, а один брал только два. Русские спросили, это что, почему ты берешь только по два кирпича, а все остальные по четыре? Он сказал, что все остальные ленивые, им лень ходить по два раза.
16-го декабря 1949-го года, мы спали в большой казарме, неожиданно раздался свисток и команда собрать вещи, сказали, что мы едем домой. Зачитали список, мое имя тоже там было. Я особенно не радовался, потому боялся, что еще что-нибудь поменяется. На остаток моих денег я купил в столярной мастерской два больших деревянных чемодана, 3000 сигарет, водку, черный чай и так далее, и так далее. Мы замаршировали пешком через Днепропетровск. Русский комендант лагеря хорошо знал немецкие солдатские песни и скомандовал, чтобы мы пели. До самого вокзала в Днепропетровске мы пели одну песню за другой, и «Мы летим над Англией», и «Наши танки едут вперед по Африке», и так далее, и так далее. Русский комендант лагеря получил удовольствие. Вагоны, были, конечно, товарные, но в них была печка, мы получили достаточно продовольствия, двери не запирали, и мы поехали. Была зима, но в вагонах было тепло, нам все время давали дрова. Мы приехали в Брест-Литовск. Там нас поставили на запасной путь, и там уже стояли три поезда с военнопленными. Там нас еще раз обыскали, у меня была фляга с двойным дном, которую я украл у русских, там у меня был список имен 21-го товарища, про которых я знал, как они погибли, но все обошлось. В Брест-Литовске нас продержали три дня, и мы поехали во Франкфурт на Одере.
На товарной станции во Франкфурте на Одере к нашему поезду подошел маленький немецкий мальчик с авоськой и попросил у нас хлеба. У нас было еще достаточно еды, мы взяли его в наш вагон и накормили. Он сказал, что он за это споет нам песню, и спел «Когда в России кроваво-красное солнце тонет в грязи…», мы все заплакали. Железнодорожные служащие на вокзале выпрашивали у нас сигареты. Ну, ладно.
Нас привезли в еще один лагерь, мы еще раз прошли очистку от вшей, нам выдали чистое белье, русское, и по 50 восточных марок, которые мы, конечно, немедленно пропили, зачем они нам в Западной Германии. Еще каждый из нас получил пакетик из Западной Германии. Нас посадили в пассажирский поезд, может быть даже скорый, но дорога была одноколейная, и мы должны были ждать каждый встречный поезд. Мы в очередной раз остановились прямо у какого-то полностью разрушенного вокзала, к нашему поезду подошли люди и просили хлеб. Мы поехали дальше в Мариенбон. Там был конец, утром мы перешли границу Западной Германии. Там были русские, была нейтральная полоса, русские говорили, dawaj, raz, dwa, tri, и мы перешли границу.
Нас принимали, все были там, политики, католический священник, протестантский пастор, Красный крест и так далее. Тут мы неожиданно услышали ужасный вопль, как мы потом узнали, там забили до смерти одного антифашиста, который многих отправил в штрафные лагеря. Тех, кто это сделал, увела полиция. Мы были в Фридланде. Я разобрал мою флягу, отдал список из 21-го имени в Красный крест. Я прошел медкомиссию, мне выписали демобилизационное удостоверение, на него мне поставили штемпель «СС». Теперь я хотел попасть домой как можно быстрее. Я пошел на вокзал, сел в поезд, потом сделал пересадку, в любом случае, 23-го декабря я опять был дома.
Я был рад. Англичане, конечно, нас подчистили, в доме больше не было ковров, исчезла одежда, и так далее, и так далее. Но, все получилось хорошо, я опять был дома. Я должен был прописаться, это было в городе, потом я пошел в социальное бюро, я хотел получить пенсию или пособие за мое ранение в легкое. Там увидели мое демобилизационное удостоверение со штемпелем «СС», и сказали, а, СС, идите отсюда, мы про вас знать не хотим. Моя дядя устроил меня работать слесарем по машинам, потом я там постепенно стал мастером.
Tags: Великая Отечественная

aloban75


В Красной Армии предателей не жаловали, ведь это вчерашние сослуживцы, которые воткнули нож в спину, перейдя на сторону врага. Власовцы об этом прекрасно знали, поэтому зачастую ожесточенно оборонялись до последней пули. Представляем на ваш суд воспоминания советских солдат и мирных жителей о власовцах.
Резников Михаил Григорьевич, танкист
Немцев не убивали. И тех, кто руки поднял, из озорства гусеницами не давили. Мы воевали без зверства. Часы могли снять с пленного, но не расстреливали почем зря. Власовцы — другой коленкор. Они стояли насмерть, зная, что пощады не будет. В январе 45-го против нас стоял отряд истребителей танков из бывших товарищей по оружию.

  • К ним попал в плен наш разведчик, молоденький сержант-татарин. Они его зверски замучили, вырезали на груди пятиконечную звезду. Командир даже приказал не хоронить его тело, пока не отомстим.

Взяли в плен троих власовцев — все кубанские казаки, каждый по возрасту лет за 30. Богунов начал их допрашивать. Наша рота стояла у штаба, и все танкисты собрались вокруг комполка и наблюдали все происходящее. Власовцы просили о пощаде, говорили, что не по своей воле у немцев воевали, про детей и так далее. Но тогда эти слова никого не трогали: для нас власовец был хуже эсэсовца. Богунов показал им на тело убитого разведчика, и сказал: «За это вы заплатите!» Посмотрел на нашу толпу, нашел меня глазами и приказал: «Парторг, возьми автоматчиков и расстреляй этих гадов». Поставили их к стенке, и я скомандовал: «Пли!». Почему он выбрал именно меня, когда вокруг было немало офицеров, я не знаю. Но даже сейчас я не жалею, что привел приговор в исполнение. Нет хуже измены.
Крюнберг Мейнхард Эдуардович, разведчик партизанского отряда
Хотя к началу мая бои в своей основной массе закончились, у нас в Курляндии войска оказывали жестокое сопротивление. Особенно сопротивлялись власовцы, которые понимали только одно: попадись они в плен — получат как минимум по 25 лет лагерей, а по большей части — расстрел. Где-то в 9 часов этих власовцев мы должны были атаковать. Но потом объявили о конце войны, задание временно отменили. Началась радостная пальба из всех видов оружия, слезы радости, обнимания. А потом снова пришлось еще несколько дней добивать курляндскую группировку, в том числе и власовцев. Отдельные подразделения немцев и власовцев оказывали сопротивление войскам, по некоторым данным, вплоть до 20 мая 1945 года.
Андреенко Пётр Николаевич, разведчик
Власовцев все не любили больше, чем немцев. Ясно, они предатели. У власовцев мог быть и твой, и мой земляк. Не брали, нет. Сразу, нещадно, только власовцев. На переднем крае их не было, в задних эшелонах стояли. Это же целая армия была, и власть немецкая на них опиралась, полицаи.
Дыкова (Абрамова) Евгения Алексеевна, лейтенант медицинской службы, служившая в лагере, где содержались пленные власовцы

По сравнению с немцами они были полной противоположностью! Они были грязными, вшивыми, да еще болели чесоткой. На них была форма каких-то вспомогательных отрядов немецких, по-моему. После этого мы сразу вызывали душевые машины и вымывали их, потом мазями всякими мазали от чесотки… Знаете, мне было их жалко. И знаете еще что? Встречались у меня в лагере и случаи самоубийств власовцев. У нас сначала не сообразили и поместили их в старой заброшенной церкви, но колокольню при этом забыли закрыть. И они бегали на эту колокольню и прыгали с нее. Когда я подбегала, моя помощь была уже не нужна. Наверное, они боялись чего-то, да к тому же их очень сильно напугали особисты. Их ведь всех ждали после войны, как говорят, места не столь отдаленные.
Помню, дали как-то мне в санитары одного власовца, молоденького красивого парнишку лет 15–16, украинца. Почему-то я несколько дней не ходила в соседний лагерь. И вдруг встретились мне девчонки с этого лагеря. Рядом со мной шел этот власовец. «О-о-о, — воскликнули девчата, — Женя, какой у тебя симпатичный санитар. Наверное, поэтому ты не приходишь к нам в гости». И вы знаете, что? Он покраснел и заплакал, сказал: «Вы знаете, вы можете на меня смотреть. А я — власовец, и поэтому не имею права на вас смотреть». И потом он рассказал мне свою историю: «Знаете, я попал к немцам, когда мне всего 12 лет было. Немцы оккупировали нашу деревню. А мы, мальчишки, знаете, очень любопытными были, все крутились около их орудий. Так вот я и оказался у немцев». Дальнейшую судьбу этого парнишки я не знаю. Мне было очень жалко его.
Василишин Петр Ефимович, мирный житель в Винницкой области
21 марта 1944 года, в день освобождения села, я возле колодца оказался, шел с ведром воду брать. Смотрю, идут два солдата в новенькой немецкой форме, одеты с иголочки, поперек груди скатка-шинель. Подходят ко мне и спрашивают: «Как нам перейти в село Кудиевцы, чтобы сократить путь?» Причем чисто по-русски говорят. Тогда я понял, что это власовцы. Показываю рукой, что там-то расположена уличка, прямо по ней можно выйти на околицу села и дальше пройти в нужное место.

  • Даже не успел до конца высказаться, когда на той стороне улицы появилась наша разведка, три всадника. Заметили власовцев, закрутились, один прямо саблю вытянул, и прямиком к нам ринулся.

Ну, думаю, сейчас им головы поснимают. Но кавалерист воздержался, только заставил власовцев руки вверх поднять, а тут еще двое подоспели… Пока возились, тут уже передовые войска подходят. И прямо на этом же месте, я еще не успел воды домой принести, власовцев на бугорочек поставили и расстреляли.

Что стало с офицерами и солдатами из карательного батальона, потом бригады, а потом и дивизии СС Дирлевангера?
Фриц Шмедес и командир 72-го полка СС Эрих Бухман пережили войну и позже жили в Западной Германии. Другой командир полка, Эвальд Элерс, не дожил до конца войны. По словам Карла Гербера, Элерс, отличавшийся невероятной жестокостью, был повешен своими же подчиненными 25 мая 1945 г., когда его группа находилась в Хальбском котле.
Гербер услышал рассказ о казни Элерса, когда вместе с другими эсэсовцами шел под конвоем в советский лагерь для военнопленных в Сагане.
Неизвестно, как завершил свой жизненный путь начальник оперативного отдела Курт Вайссе. Незадолго до окончания войны он переоделся в форму ефрейтора вермахта и смешался с солдатами. В итоге он оказался в британском плену, откуда 5 марта 1946 г. совершил удачный побег. После этого следы Вайссе теряются, его местонахождение так и не было установлено.
До сегодняшнего дня бытует мнение, что значительная часть 36-й дивизии СС была, говоря словами французского исследователя Ж. Бернажа, «зверски уничтожена советскими войсками». Безусловно, имели место факты расстрела эсэсовцев советскими солдатами, но далеко не все из них были казнены.
По данным французского специалиста К. Инграо, 634 человека, ранее служивших у Дирлевангера, сумели пережить советские лагеря для военнопленных и в разное время вернуться на родину.
Однако, ведя речь о подчиненных Дирлевангера, оказавшихся в советском плену, не следует забывать, что больше половины из тех 634 человек, которым удалось вернуться домой, были членами Коммунистической партии Германии и Социал-Демократической партии Германии, попавшими в штурмовую бригаду СС в ноябре 1944 г.
Фриц Шмедес.

Их судьба была тяжелой. 480 человек, перебежавшие на сторону Красной армии, так и не были освобождены. Их разместили в лагере для пленных № 176 в Фокшанах (Румыния).
Затем их отправили на территорию Советского Союза — в лагеря № 280/2, № 280/3, № 280/7, № 280/18 под Сталино (сегодня — Донецк), где они, распределенные на группы, занимались добычей каменного угля в Макеевке, Горловке, Краматорске, Ворошиловске, Свердловске и Кадиевке.
Разумеется некоторые из них скончались от различных болезней. Процесс возвращения домой начался только в 1946 г. и продолжался до середины 1950-х гг.


Определенная часть штрафников (группы по 10-20 человек) оказалась в лагерях Молотова (Пермь), Свердловска (Екатеринбург), Рязани, Тулы и Красногорска.
Еще 125 человек, в основном коммунистов, работало в лагере Бокситогорска под Тихвином (200 км восточнее Ленинграда). Органы МТБ проверяли каждого коммуниста, кто-то выходил на свободу раньше, кто-то позже.
Около 20 бывших членов формирования Дирлевангера в последующем участвовали в создании Министерства государственной безопасности ГДР («Штази»).
А некоторым, как бывшему осужденному штрафного лагеря СС в Дубло-вице, Альфреду Нойману, удалось сделать политическую карьеру. Он был членом политбюро Социалистической единой партии Германии, несколько лет возглавлял министерство материально-технического снабжения, а также был заместителем председателя совета министров.
Впоследствии Нойман рассказал, что штрафники-коммунисты были под особым надзором, у них до определенного момента не было статуса военнопленных, так как некоторое время они считались лицами, причастными к карательным акциям.


Судьба осужденных членов СС, вермахта, уголовников и гомосексуалистов, попавших в плен к Красной армии, была во многом схожа с судьбами коммунистов-штрафников, но прежде чем их смогли воспринимать как военнопленных, с ними работали компетентные органы, стремившиеся разыскать среди них военных преступников.
Некоторые из тех, кому посчастливилось выжить, после возвращения в Западную Германию были вновь взяты под стражу, в том числе 11 уголовников, не отсидевших свой срок до конца.

Что касается предателей из СССР, служившими в специальном батальоне СС, то для их розыска в 1947 г. была создана следственная группа, которую возглавил следователь по особо важным делам МТБ, майор Сергей Панин.
Следственная группа работала 14 лет. Результатом ее работы стало 72 тома уголовного дела. КГБ при Совете министров Белорусской ССР 13 декабря 1960 г. было возбуждено уголовное дело по фактам злодеяний, совершенных карателями особого батальона СС под командованием Дирлевангера на временно оккупированной территории Белоруссии.
По данному делу в декабре 1960 г. — мае 1961 г. за убийства и истязания советских граждан сотрудники КГБ арестовали и привлекли к ответственности бывших эсэсовцев А. С. Стопченко, И. С. Пугачева, В. А. Ялынского, Ф. Ф. Грабаровского, И. Е. Тупигу, Г. А. Кириенко, В. Р. Зайвыя, А. Е. Радковского, М. В. Майданова, Л. А. Сахно, П. А. Уманца, М. А. Мироненкова и С. А. Шинкевича.
13 октября 1961 г. в Минске начался суд над коллаборационистами. Всех их приговорили к смертной казни.
Конечно, это были далеко не все коллаборационисты, служившие у Дирлевангера в 1942-1943 гг. Но жизнь некоторых закончилась еще до того, как состоялся упомянутый процесс в Минске.
Например, И. Д. Мельниченко, командовавший подразделением, после того как воевал в партизанской бригаде им. Чкалова, в конце лета 1944 г. дезертировал.
До февраля 1945 г. Мельниченко скрывался в Мурманской области, а затем вернулся на Украину, где промышлял воровством. От его руки погиб уполномоченный Рокитнянского РО НКВД Ронжин.
11 июля 1945 г. Мельниченко явился с повинной к начальнику Узинского РО НКВД. В августе 1945 г. его отправили в Черниговскую область, в места, где он совершал преступления.
Во время перевозки по железной дороге Мельниченко совершил побег. 26 февраля 1946 г. он был блокирован сотрудниками опергруппы Носовского РО НКВД и застрелен при задержании.
В 1960 г. КГБ вызвало на допрос в качестве свидетеля Петра Гавриленко. Сотрудники госбезопасности тогда еще не знали, что он был командиром пулеметного отделения, проводившего расстрел населения в деревне Лесины в мае 1943 г.
Гавриленко совершил самоубийство — выбросился из окна третьего этажа гостиницы в Минске, в результате глубокого душевного потрясения, произошедшего после того, как он вместе с чекистами побывал на месте бывшей деревни.
Поиск бывших подчиненных Дирлевангера продолжался и дальше. Советскому правосудию также хотелось увидеть на скамье подсудимых и немецких штрафников.
Еще в 1946 г. глава белорусской делегации на 1-й сессии Генеральной ассамблеи ООН передал список 1200 преступников и их сообщников, в том числе и членов особого батальона СС, и потребовал их выдачи для наказания в соответствии с советскими законами.
Но западные державы никого не выдали. В дальнейшем советские органы госбезопасности установили, что активное участие в уничтожении населения Белоруссии принимали Генрих Файертаг, Барчке, Толь, Курт Вайссе, Иоган Циммерман, Якоб Тэд, Отто Лаудбах, Вилли Цинкад, Рене Ферде-рер, Альфред Цингебель, Герберт Диц, Земке и Вайнхефер.
Перечисленные лица, согласно советским документам, ушли на Запад и не понесли наказания.
В ФРГ прошло несколько судебных процессов, на которых рассматривались преступления батальона Дирлевангера. Один из первых таких процессов, организованный Центральным управлением юстиции города Людвигсбурга и прокуратурой Ганновера, состоялся в 1960 г., и на нем, среди прочего, выяснялась роль штрафников в сожжении белорусской деревни Хатынь.
Недостаточная документальная база не позволила привлечь виновных к ответственности. Впрочем, и позднее, в 1970-е гг., судебные органы недалеко продвинулись в установлении истины.
Прокуратура Ганновера, занимавшаяся хатынским вопросом, даже сомневалась, могла ли речь идти об убийстве населения. В сентябре 1975 г. дело было передано в прокуратуру города Итцехо (земля Шлезвиг-Гольштейн). Но поиски виновников трагедии оказались малоуспешными. Не помогли этому и показания советских свидетелей. В итоге в конце 1975 г. дело закрыли.
Так же безрезультатно завершились пять процессов против Гейнца Рейнефарта, командира оперативной группы СС и полиции в польской столице.
Прокуратура Фленсбурга пыталась выяснить подробности расстрелов гражданских лиц во время подавлении Варшавского восстания в августе — сентябре 1944 г.
Рейнефарт, ставший к тому моменту депутатом ландтага Шлезвиг-Гольштейна от Единой партии Германии, отрицал участие СС в преступлениях.
Известны его слова, сказанные перед прокурором, когда вопрос коснулся деятельности полка Дирлевангера на Вольской улице:
«Тот, кто утром 5 августа 1944 г. выступил с 356 солдатами, к вечеру 7 августа 1944 г. располагал силами около 40 человек, которые боролись за свою жизнь.
Боевая группа Штайнгауэра, которая существовала до 7 августа 1944 года, едва могла совершать такие расстрелы. Бои, которые она вела на улицах, были ожесточенными, и привели к большим потерям.
То же самое касается и боевой группы Майера. Эта группа также была скована боевыми действиями, поэтому сложно представить, чтобы она занималась противоречащими международному праву расстрелами».
Ввиду того, что открылись новые материалы, опубликованные в монографии историка из Люнебурга, доктора Ганса фон Краннхальса, фленсбургская прокуратура прекратила расследование.
Тем не менее, несмотря на новые документы и усилия прокурора Бирмана, возобновившего по этому делу дознание, Рейнефарт так и не был привлечен к ответственности.
Бывший командир оперативной группы тихо скончался в своем доме в Вестланде 7 мая 1979 г. Спустя почти 30 лет, в 2008 г., журналисты из «Шпигеля», подготовившие статью о преступлениях особого полка СС в Варшаве, были вынуждены констатировать факт: «В Германии до сих пор никто из командиров этой части не заплатил за свои преступления — ни офицеры, ни солдаты, ни те, кто был с ними заодно».
В 2008 г. журналисты также узнали, что собранные материалы по формированию Дирлевангера, как сообщил в интервью заместитель руководителя людвигсбургского Центра по расследованию преступлений национал-социалистов прокурор Иоахим Ридль, либо никогда не передавались в прокуратуру, либо не изучались, хотя с 1988 г., когда в ООН подали новый список лиц, объявленных в международный розыск, в Центре накопилось немало информации.
Как теперь известно, администрация Людвигсбурга передала материалы в суд земли Баден-Вюртемберг, где сформировали следственную группу.
В результате работы удалось разыскать трех человек, служивших в полку в период подавления Варшавского восстания. 17 апреля 2009 г. прокурор ГРК Богу слав Червинский сказал, что польская сторона запросила помощи у германских коллег в привлечении этих трех личностей к ответу, так как в Польше нет срока давности для совершенных преступлений. Но ни одному из трех бывших штрафников немецкие судебные органы не предъявляли обвинений.
Настоящие участники преступлений остаются на свободе и спокойно доживают свой век. Это, в частности, относится к анонимному ветерану СС, которого успел проинтервьюировать историк Рольф Михаэлис.
Проведя не более двух лет в лагере для военнопленных Нюрнберг-Лангвассер, аноним вышел на свободу и устроился на раБоту в Регенсбурге.
В 1952 г. он стал водителем школьного автобуса, а затем — экскурсионного автобуса, и регулярно бывал в Австрии, Италии и Швейцарии. На пенсию аноним вышел в 1985 г. Скончался бывший браконьер в 2007 г.
За 60 послевоенных лет его не привлекали к ответственности ни разу, хотя из его воспоминаний следует, что он принимал участие во многих карательных акциях на территории Польши и Белоруссии и убил немало людей.
За годы своего существования штрафники СС, по подсчетам авторов, уничтожили около 60 тыс. человек. Эта цифра, подчеркнем, не может считаться окончательной, так как исследованы еще не все документы по данному вопросу.
История формирования Дирлевангера, как в зеркале, отразила в себе самые неприглядные и чудовищные картины Второй мировой войны. Это пример, кем могут стать люди, охваченные ненавистью и вступившие на путь тотальной жестокости, люди, потерявшие совесть, не желающие думать и нести какую-либо ответственность.
Еще о банде. Каратели и извращенцы. 1942 — 1985 г.: http://oper-1974.livejournal.com/255035.html
Kalistros Thielecke (матереубийца), он убил свою мать нанеся 17 ножевых ранений и попал в в тюрьму а потом в зондеркоманду СС «Дирлевангер».
Карл Иохгайм-член организации «Черный фронт»,был арестован в начале 30-х годов и 11 лет провел в тюрьмах и концлагерях Германии.Был амнистирован осенью 1944 г. и в числе амнистированных политических заключенных был направлен в находящуюся на тот момент в Словакии бригаду Дирлевангера. Войну пережил.
Документы 2-х украинцев-полтавчанина Петра Лаврика и харьковчанина Николая Новосилецкого,служивших у Дирлевангера.
Дневник Ивана Мельниченко,заместителя командира украинской роты Дирлевангера.На этой странице дневника речь идет об антипартизанской операции «Франц»,на которой Мельниченко командовал ротой.
«Декабря 25.42г. выехал с г.Могилева,в м.Березино.Новый год встречал хорошо,пил.После Нового года под дер.Тереболье был бой,с моей роты,которой командовал, убит Швец и ранен Ратковский.
Это был бой самый тяжелый,с батальона 20 человек ранено.Мы отошли.После 3 дней ст.Березино выехали в Червенский р-он,прочистили леса до Осипович,в Осиповичах погрузилась вся команда и выехали…..»
Ростислав Муравьев,служил штурмфюрером в украинской роте.Войну пережил,жил в Киеве и работал преподавателем в строительном техникуме. Арестован и приговорен к ВМН в 1970 г.
Письмо дирлевангеровца из Словакии.
FPN 01499D
Словакия, 4 декабря 1944
Уважаемый Герман,
Я только что вернулся с операции и нашел твое письмо от 16 ноября. Да, мы все должны страдать в этой войне; мои глубочайшие соболезнования Вам о смерти вашей жены. Мы просто должны продолжать жить до лучших времен.
Новостям из Бамберга всегда рад. Последнее новость у нас: наш Дирлевангер награжден Рыцарским крестом в октябре не было никаких торжеств, операции слишком трудные, и нет на это времени.
Словаки в настоящее время открыто в союзе с русскими и в каждой грязной деревне есть гнездо партизан.Леса и горы в Татрах сделали партизан для нас смертельной опасностью.
Мы проводим работу с каждым вновь прибывшим заключённым. Сейчас я нахожусь в деревне недалеко от Ipoliság. Русские очень близко. Подкрепления,которые мы получили,никуда не годятся, и было бы лучше, если бы они остались в концентрационных лагерях.
Вчера двенадцать из них перешли на сторону русских, все это были старые коммунисты, было бы лучше, если бы все они были повешены на виселице. Но есть здесь и тем не менее настоящие герои.
Ну вражеская артиллерия снова открывает огонь , и я должен возвращаться. Сердечный привет от вашего зятя.
Франц.
Оригинал взят у oper_1974 в Судьба карателей, предателей, коммунистов и уголовников из банды Дирлевангера. ( 33 фото )

Советские войска принципиально не брали в плен этих солдат: зондербатальон СС «Дирлевангер»

Эту часть, сформированную из заключенных тюрем и концлагерей по личному приказу Гитлера, прозвали «штрафниками СС». Ее имя наводило ужас на всю Польшу и Белоруссию. Ее солдат принципиально не брали в плен. Созданное весной 1940 года как «Браконьерская команда Ораниенбург» специально для борьбы с партизанами, переименованное затем в зондербатальон СС «Дирлевангер» в «честь» своего командира, Оскара Дирлевангера, алкоголика и психопата, дважды отбывавшего срок за совращение малолетних, — это подразделение «прославилось» крайней жестокостью и военными преступлениями. Всю войну 36-я гренадерская дивизия СС «Дирлевангер» применялась преимущественно для карательных операций, особенно «отличившись» при подавлении Варшавского восстания и расправах над гражданским населением в Белоруссии. После войны выжившие ветераны ваффен СС пытались доказать, что, в отличие от «черных СС», были не карателями и военными преступниками, а «такими же солдатами, как все». Кровавая история дивизии «Дирлевангер» опровергает эту ложь.

История особого формирования СС Оскара Пауля Дирлевангера представляет собой один из ярких примеров того, какие деяния способна совершить группа людей, находящаяся за рамками привычных представлений о добре и зле.

Это сборище преступников, проштрафившихся военнослужащих и коллаборационистов оставило после себя глубокие кровавые раны на теле Центральной и Восточной Европы. Сам Дирлевангер, как вдохновитель и организатор карательных акций, является виновником многочисленных преступлений.

В формировании Дирлевангера стимулировалась жестокость, доходившая в своих проявлениях до озверения. Тот, кто не проходил через эту «инициацию», особенно в 1942–1944 гг., обрекал себя на скорую гибель, так как служить по-другому здесь было невозможно. Сама среда, в которой находились эти люди, была от начала и до конца преступной.

Карательные методы особого формирования СС в некотором роде схожи с теми, которые применяли оперативные группы полиции безопасности и СД на оккупированной территории СССР. Но подчиненные Дирлевангера пошли дальше. Они совершали свои особо тяжкие преступления, ведя борьбу с партизанами, и сочетали массовые расстрелы с акциями по сожжению мирных жителей, угону населения на принудительные работы и тотальному опустошению целых районов. Там, где появлялись штрафники СС, как правило, оставались разрушенные дома, горы трупов или человеческий пепел.

Часто женщины и дети, захваченные при зачистках партизанских деревень, использовались для обнаружения минных полей, защищавших позиции неприятеля, — под конвоем люди Дирлевангера просто гнали их на мины, открывая так путь себе ценой жизней этих невинных жертв.

Излюбленным, но далеко не безопасным приёмом Оскара Дирлевангера был личный облёт территорий с предположительной партизанской активностью на небольшом разведывательном самолёте, на малой высоте и низкой скорости. Деревни и окрестности деревень, из которых по самолёту был открыт огонь, штурмбанифюрер отмечал на карте — в скором времени его люди приходили туда уже для проведения наземной операции: в таких операциях абсолютно все постройки данного населённого пункта были методично сожжены с помощью огнемётов, население уничтожено.

В этих боях пленных не брали, а если и брали, то их шансы на жизнь были и так минимальны — после допросов они были, как правило, публично казнены.

Но ненависть, которую Дирлевангер посеял в Белоруссии, в Польше и Словакии, вернулась к нему бумерангом. Его смерть была ужасной. Покинув свою дивизию, Дирлевангер между 15 и 20 марта 1945 г. последний раз встречался с Бергером в Берлине. О чем они говорили, неизвестно, но, думается, оба понимали, что война проиграна и пора заметать за собой следы. Из Берлина Дирлевангер отправился домой, в Эслинген. В первой половине апреля он занимался, в частности, вывозом вещей из квартиры родителей. По всей видимости, среди этого скарба было много награбленного, которое Дирлевангер планировал припрятать до лучших времен.

В мае 1945 г. в городе Альтсхаузен (Верхняя Швабия) его арестовали французские солдаты и посадили в местную тюрьму. Там польские охранники, понимавшие, кто попал им в руки, до смерти забили Дирлевангера.

Источник: Пишенков А. А. Штрафники СС. Зондеркоманда «Дирлевангер». — М.: Яуза-Пресс, 2009; Жуков Д. А., Ковтун И. И. Охотники за партизанами. Бригада Дирлевангера. — М.: Вече, 2013.