Базы НАТО в Казахстане

26 апреля Посольство Казахстана в России попросило считать новости об использовании военно-морскими силами США казахстанских портов в Каспийском море «безосновательными измышлениями из разряда фейковых новостей». Но так ли это на самом деле?

Напомню, что Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в ближайшие дни должен подписать соглашение между РК и США о включении портов Актау и Курык в Каспийском море в маршруты транзита специальных грузов США из Афганистана.

После подписания соглашения порт Актау автоматически может стать военной базой американцев, несмотря на наименование «транзитного узла». Причины для таких опасений вполне реальны. Взять хотя бы пример с киргизской военной базой США «Манас», которая создавалась как раз для переброски грузов в Афганистан.

Справедливости ради стоит отметить, что появление полноценной военно-морской базы США в Казахстане в ближайшее время маловероятно, и тому есть несколько причин.

Во- первых, Казахстан является членом ОДКБ и не имеет права размещать на своей территории иностранные военные объекты.

Во-вторых, Каспий — это внутреннее море и доставить туда военный корабль кроме как по российскому волго-донскому каналу просто невозможно, а на транзит кораблей США в Каспий Россия естественно никогда не пойдет.

В-третьих, даже перебросив несколько катеров по воздуху, США никогда не сможет создать даже какую-то пародию на угрозу российской каспийской флотилии, имеющую ракетные корабли с крылатыми ракетами «Калибр» и противокорабельными «Оникс» и «Бирюза».

Однако, остается возможным создание учебного полигона в Актау и подготовка там американскими инструкторами казахстанских военных, и как следствие создание там американских разведывательных, а возможно и диверсионных структур.

Кроме того, США уже смогли обойти запрет ОДКБ на размещение военных объектов в Казахстане и открыли военно-биологическую лабораторию в Алма-Ате, назвав его чисто гражданским объектом, хотя и построенным на деньги Пентагона. Выиграл или потерял от этого Казахстан остается большим вопросом.

«Де-факто соглашение уже действует»: как сообщения о «базах США в Казахстане» повлияют на переговоры о статусе Каспия

В рамках международных усилий по стабилизации в Афганистане Астана подписала с Вашингтоном протокол о внесении изменений в двустороннее казахстанско-американское соглашение, заключённое в 2010 году.

Позднее в ряде СМИ появилась информация, что казахстанские порты на Каспийском море «будут открыты для кораблей ВМС США», а в акватории появятся «американские базы». Однако в посольстве Казахстана в России опровергли эти сообщения. Дипломаты подчеркнули, что речь идёт лишь о коммерческом грузовом транзите.

«В целом речь идёт об общих усилиях всего международного сообщества по содействию в стабилизации Афганистана. Как известно, ранее Российская Федерация заключала аналогичное соглашение с США и принимала участие в поставках специальных грузов (под которыми понимается специальная техника без вооружений). Таким образом, просим считать вышеназванные публикации в российских СМИ и интернет-ресурсах безосновательными измышлениями из разряда фейковых новостей», — говорится в сообщении пресс-службы посольства Казахстана в России.

Слухи о появлении в регионе флота США эксперты считают явным преувеличением — Каспий не имеет прямого сообщения с внешними морями. На фоне заметного охлаждения отношений с Исламабадом Вашингтон вынужден искать альтернативные маршруты для снабжения афганской группировки.

Отношения американской стороны с Москвой также находятся на низком уровне — в 2015 году Россия прекратила транзит грузов НАТО и США через свою территорию, а 19 апреля 2018 года стало известно об отказе российской авиакомпании «Волга-Днепр» от дальнейшего сотрудничества с Североатлантическим альянсом по перевозке военных грузов.

Также по теме«Мы не можем позволить себе выйти из Афганистана»: зачем США усиливают военное присутствие в стране Дональд Трамп разрешил военному ведомству США нарастить контингент в Афганистане. Пока речь идёт об авиации и артиллерии — Пентагон…

Теперь основной путь в Афганистан пролегает для американских грузов из Азербайджана через Каспийское море, казахстанские порты и Узбекистан.

Напомним, в 2017 году лидеры России, Азербайджана, Казахстана, Туркмении и Ирана условились, что на Каспии могут находится вооружённые силы только прикаспийских государств.

«Вряд ли можно говорить, что Казахстан нарушает договорённость о недопущении на Каспий третьих стран, ведь транзит будет осуществляться не американскими, а местными судами, — пояснил в интервью RT директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв. — Это также никак не угрожает российской безопасности. Просто многие наблюдатели в России полагали, что Казахстан последует нашему примеру и прекратит оказывать транзитные услуги США, однако Астана приняла другое решение. Но это вполне укладывается в рамки многовекторной концепции казахстанской политики, которая закреплена в их конституции. В принципе, это не противоречит союзническим обязательствам».

По мнению эксперта, организация транзита американских грузов через Каспий не отразится на переговорах региональных государств по правовому статусу региона.

Каспийский пирог

С 1920 по 1991 год Каспийское море находилось под контролем Ирана и СССР. Между странами действовали двусторонние соглашения. Однако после распада Советского Союза появились новые прикаспийские страны — Азербайджан, Казахстан и Туркменистан. В 1992 году Тегеран предложил основать Организацию регионального сотрудничества прикаспийских государств. С тех пор дискуссия о разделе сфер влияния на Каспии продолжается. И хотя были достигнуты промежуточные соглашения, итоговую конвенцию странам только предстоит выработать.

Фундаментальную роль в этом процессе играет вопрос, чем является Каспий, — морем или озером. В первом случае большинство противоречий решались бы автоматически, так как на водоём распространялось бы действие международных морских конвенций.

Однако согласно Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года морем может считаться только тот водоём, который имеет прямое сообщение с Мировым океаном. Соответственно, отрезанный от океана Каспий следует признать озером, считают юристы.

Также по теме

Владимир Путин: Большая часть акватории Каспийского моря останется в общем пользовании «пятёрки» Сегодня в Астрахани прошёл IV Каспийский саммит, в котором приняли участие главы пяти государств, имеющих выход к Каспийскому морю:…

В этом случае раздел акватории должен проходить по соглашению между прибрежными государствами. Вопросы использования ресурсов такого водоёма все прилегающие страны также должны решать на консенсусной основе.

Позиция России по статусу Каспия сводится к ряду положений. Так, Москва считает, что до принятия конвенции прикаспийским государствам следует руководствоваться договорами, подписанными СССР и Ираном в 1921 и 1940 годах. В обоих документах зафиксирован принцип «общей воды», под которым подразумевается сохранение свободы судоходства и рыболовства за пределами 10-мильной прибрежной зоны. Кроме того, документами запрещается появление на Каспии кораблей третьих стран, не входящих в «каспийский клуб».

Однако вопросы недропользования, экологии и сохранения биологического разнообразия в этих документах не затрагиваются. Работа над новой нормативно-правовой базой растянулась на десятилетия.

Следует отметить, что по многим вопросам Астана, Баку и Ашхабад солидарны с Москвой. Они полагают, что каспийское дно следует разделить на сектора по модифицированной срединной линии. Акватория при этом останется в свободном пользовании. Под модифицированной линией в этом случае подразумевается раздел не столько территорий, сколько перспективных нефтегазовых месторождений, чтобы интересы всех участников были учтены пропорционально протяжённости их береговой линии. Спорные же месторождения в рамках этой концепции предлагается делить поровну.

При реализации этого плана Россия получит контроль примерно над 19% каспийского дна, Азербайджан — около 20%, Казахстан — 29%. В наименее выгодном положении могут оказаться Иран и Туркмения — по 14% и 17% дна соответственно. Этот вариант не очень устраивал Тегеран — ещё в 90-е годы иранская сторона выдвинула своё предложение поделить дно Каспия на пять равных частей.

  • Лидеры государств — участников IV Каспийского саммита 29 сентября 2014 года
  • РИА Новости
  • © Алексей Никольский

Напомним, что с 1991 года состоялось четыре Каспийских саммита — в 2002 году глав стран «каспийского клуба» принимал Ашхабад, в 2007 году — Тегеран, в 2010-м мероприятие проходило в Баку, а в 2014-м — в Астрахани.

По итогам четвёртого саммита стороны подписали три соглашения — о сотрудничестве в области гидрометеорологии Каспийского моря, о совместном предупреждении и ликвидации ЧС, а также о сохранении водных и биологических ресурсов Каспия.

Кроме того, главы государств приняли политическое заявление, где говорилось, что национальный приоритет стран на Каспийском море будет распространяться на 15 морских миль от береговой линии, а на протяжённости 10 миль от берега каждая из стран обладает исключительным правом рыбной ловли. Стороны договорились не менять принцип общего пользования большей частью акватории, а также не допускать появления на Каспии флота третьих стран.

В декабре 2017 года в Москву прибыли с визитами главы МИД прикаспийских государств. По итогам переговоров российский министр иностранных дел Сергей Лавров объявил о завершении работы над текстом будущей конвенции.

  • Сергей Лавров
  • © МИД России/Flickr

«Мы предметно обсудили вопросы текущей повестки дня на Каспии, особое внимание уделили Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. С большим удовлетворением объявляю, что мы нашли развязки по всем остававшимся ключевым вопросам, связанным с подготовкой этого документа. Фактически текст конвенции готов», — подчеркнул Сергей Лавров.

Министр сообщил, что документ будет подписан в 2018 году, на V Каспийском саммите — на этот раз мероприятие примет Казахстан.

Как рассказал впоследствии министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов, саммит намечен на вторую половину 2018 года.

В порядке компромисса

Параллельно были возобновлены двусторонние переговоры между Туркменией и Азербайджаном по спорному месторождению нефти Кяпаз (Сердар) на Каспии. Напомним, страны начиная с 90-х годов не могут прийти к соглашению о его разделе. В 2001 году переговоры фактически провалились, что привело к резкому дипломатическому охлаждению в отношениях Баку и Ашхабада. В феврале 2018-го стороны провели первое заседание рабочей группы по развитию сотрудничества в энергетической сфере.

«На заседании стороны отметили, что договорённости по статусу Каспия, достигнутые в конце 2017 года в Москве, отвечают интересам Азербайджана и Туркменистана. В связи с этим делегации обсудили вопросы раздела дна Каспия», — сообщили в азербайджанском МИД.

  • Нефтяные платформы в Каспийском море
  • Reuters
  • © David Mdzinarishvili

По мнению экспертов, сложившаяся в последние годы ситуация позволяет государствам региона спокойно прийти к итоговой конвенции о правовом статусе Каспия.

«Скорее всего, условия будущей каспийской конвенции уже подготовлены и документ будет подписан без проблем. Вряд ли возникнут какие-то противоречия — уровень разногласий между, к примеру, Астаной и Москвой сильно преувеличивается СМИ, а в действительности на межгосударственном уровне недовольства нет. То же по большому счёту справедливо и для других прикаспийских государств», — отметил Журавлёв.

Похожей точки зрения придерживается руководитель сектора Ирана Института востоковедения РАН Нина Мамедова. Как она пояснила в интервью RT, былые разногласия между прикаспийскими странами сегодня сглажены. В частности, Тегеран уже не настаивает на своём прежнем плане раздела каспийского дна и готов к компромиссам.

«Хотя прежде Каспий принадлежал Ирану и СССР, деления поровну всё равно не было, на долю Ирана приходились всё те же 13—14%, что он получит при секторальном разграничении. Но сейчас для Ирана каспийская проблема не так важна, ключевой для него задачей является сохранение ядерной сделки. Это не значит, что иранская сторона поступится своими интересами, но она в большей степени готова к компромиссу», — подчеркнула эксперт.

Также по теме«Нашли развязки по всем ключевым вопросам»: Лавров — об итогах встречи глав МИД прикаспийских государств Министр иностранных дел России Сергей Лавров провёл совместную пресс-конференцию с главами внешнеполитических ведомств Азербайджана,…

Ситуация позволяет заключать различные межгосударственные соглашения, которые вполне удовлетворяют их участников. Самая важная договорённость — о неприсутствии на Каспии третьих стран — всё равно уже была достигнута, а в настоящий момент, считает Мамедова, прикаспийские страны просто решают спорные вопросы в двустороннем формате.

«Например, Туркмения договаривается с Ираном о разработке тех месторождений, которые прежде считались спорными. Также разрешены экономические противоречия между Азербайджаном и Ираном. С каждым годом разрешение проблем , и это действительно создаёт все предпосылки к тому, что общее соглашение о правовом статусе Каспия будет скоро подписано. Де-факто это соглашение уже действует, речь идёт скорее о закреплении действующего порядка», — подвела итог Нина Мамедова.

АСТАНА — Казахстан открыл два своих каспийских порта в качестве транзитных пунктов для доставки невоенных грузов из США в Афганистан.

7 марта законодатели одобрили законопроект, ратифицирующий этот шаг.

Доступ к портам Актау и Курык позволит Соединенным Штатам установить альтернативный маршрут отправки грузов в Афганистан в обход России.

Товары будут транспортироваться по маршруту Азербайджан – Каспийское море – Казахстан, а затем наземным транспортом в Узбекистан. Оттудапо железной дороге товары будут доставляться в северный Афганистан, заявили ранее в марте в МИД Казахстана.

Дебаркадер порта Актау на побережье Каспийского моря. Открытие порта для США и отправки американских грузов в Афганистан — свидетельство растущих отношений между двумя странами, отмечают эксперты.

Грузовой корабль «Атамекен» в порту Курык в прошлом сентябре. Курык значится в числе двух портов, где США разрешено отправлять грузы в Афганистан.

Ранее для доставок военных грузов в Афганистан НАТО и США использовали транзитный маршрут через российский Ульяновск. В 2015 г Россия закрыла доступ к этому маршруту.

Москва объяснила свой шаг окончанием действия резолюции Совета безопасности ООН от 2001 г о создании Международных сил содействия безопасности в Афганистане. Эта военная миссия закончилась в декабре 2014 г.

Однако реальная причина, по мнению политолога из Алматы Талгата Исмагамбетова, в ухудшении отношений Москвы и Вашингтона.

«Последующее продление со стороны США антироссийских санкций на год в марте этого года не оставляет надежду на возобновление северного маршрута, – сказал Исмагамбетов «Каравансараю», ссылаясь на маршрут через Россию.

Как отметил эксперт, у США оставался менее безопасный южный маршрут – через Пакистан, в отношениях с которым, однако, возникали проблемы.

Укрепление сотрудничества

По словам министра иностранных дел Казахстана Кайрата Абдрахманова, открытие портов Актау и Курык для невоенных грузов из США продолжает транзитное соглашение, подписанное Астаной и Вашингтоном в 2010 г.

За эти годы через территорию Казахстана было перевезено около 700 контейнеров товаров, что позволило местным транспортным компаниям заработать более 200 миллионов тенге (625 000 долларов), сказал он казахстанскому телеканалу КТК 7 марта.

Казахстан и США также дали согдасие на пятилетнее военное сотрудничество в 2018-2022 гг.

Обе страны заявили о расширении стратегического партнерства после январских встреч казахстанского президента Нурсултана Назарбаева в Белом доме.

Обновленное сотрудничество предусматривает не только более прочные экономические связи между Астаной и Вашингтоном, но и более тесное политическое и военное сотрудничество, особенно в том, что касается конфликта в Афганистане.

Укрепление стабильности в Афганистане

Политолог из Алматы Ислам Кураев сказал «Каравансараю», что Казахстан, предоставив доступ в каспийские порты для товаров Соединенных Штатов, демонстрирует дружеские отношения и готовность к тесному партнерству с Вашингтоном.

«Казахстан заинтересован в американском присутствии в Афганистане», – отметил Кураев, добавив, что Афганистан «традиционно является очагом нестабильности в регионе».

«Наркотрафик, поток экстремистских элементов, недостаточный контроль границ – актуальные проблемы для нашей страны. С этой точки зрения, США обеспечивают… порядок и стабильность в Афганистане», – подчеркнул он.

«Казахстан не собирается складировать ‘яйца безопасности’ в одной корзине ОДКБ , особенно с учетом слабого развития данной организации», – считает казахстанский политолог Султанбек Султангалиев из Уральска, говоря о возглавляемом Россией евразийском военном альянсе.

«Сотрудничество с США – это проявление прагматизма», – сказал он в интервью журналу Exclusive в прошлом июле.

Подобная дружба может вызвать раздражение России, которая без колебаний вмешивается в дела своих соседей, особенно в Центральной Азии.

Если Москву разозлить, у неё «достаточно рычагов воздействия как на внутреннюю, так и на внешнюю политику Казахстана», сказал «Каравансараю» казахстанский политолог Данияр Кусаинов, живущий в Осло.

Конкурирующие порты Каспия

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, редко заявляющий о значимости того или иного проекта, сказал, что новый порт станет важным морским связующим звеном для торговли между Европой и Азией.

ДА И НЕТ

Новый порт, пожалуй, важен для Туркменистана, поскольку он представляет собой крайне необходимый новый торговый путь для страны. Но, скорее всего, он будет ограничен главным образом экспортом и импортом Туркменистана, поскольку на восточном побережье Каспийского моря существует конкуренция.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на церемонии открытия порта Туркменбаши. 2 мая 2018 года.

В течение многих лет Туркменистан выступал в качестве торгового перекрестка Евразии. Это может быть географически правильно, но изоляционистская политика Ашгабата превратила страну в черную дыру межконтинентальных торговых путей.

За более чем четверть века своей независимости Туркменистан не намного стал ближе к внешнему миру, чем тогда, когда это была советская республика. В течение многих лет Ашгабат полагался на доходы от экспорта природного газа. Поскольку газ шел по трубопроводу, туркменскому правительству было легко закрыть свои границы и изолировать страну.

Падение мировых цен на газ и нефть с рекордных высот, установившихся полдесятилетия назад, негативно повлияло на экономику Туркменистана. Азиатский банк развития в сентябре 2016 года сообщил, что «экономика Туркменистана в значительной степени зависит от нефти и газа, на долю которых приходится более 85 процентов экспорта страны».

Проблема в том, что около 88 процентов территории Туркменистана — пустыня и страна мало что производит для экспорта. Но Туркменистан работает над поисками новых возможностей для продажи газа и нефти.

Дизельное топливо и бензин, которые должны вырабатываться из сжиженного газа на втором заводе, находящемся в Овадан-Депе (в том числе на участке самой известной тюрьмы Туркменистана), а также полиэтилен, полипропилен, серная и азотная кислота, аммиак и другие продукты химических производств и двух нефтеперерабатывающих заводов страны могут быть отправлены контейнерами по железной дороге и/или танкерами.

Инфраструктура порта Туркменбаши. 2 мая 2018 года.

В новый порт также входит судостроительный и ремонтный завод. Туркменистан покупает у российского судостроительного завода «Красное Сормово» танкеры (не менее девяти, каждый из которых, по сообщениям, способен одновременно перевозить шесть видов нефтепродуктов). Некоторые из танкеров Туркменистана поставляют нефть в российский каспийский порт в Махачкале; но другие туркменские танкеры поставляют нефть в Баку, где ее закачивают в трубопроводы Баку — Махачкала — Новороссийск и Баку — Тбилиси — Джейхан.

Танкеры предприятия «Красное Сормово» грузоподъемностью по 7100 тонн, но в новом порту Туркменистана планируется в конечном итоге после выхода на полную мощность принимать около 25 миллионов тонн в год.

КОНКУРЕНЦИЯ С КАЗАХСТАНСКИМИ ПОРТАМИ

Порт Туркменбаши, вероятно, никогда не выйдет на заявленную мощность из-за портов Актау и Курык в Казахстане. Третий из трех новых терминалов Казахстана в порту Актау начал функционировать в 2014 году и увеличил пропускную способность до 19 миллионов тонн в год. (Эта новость поступила из Актау недавно, когда правительство Казахстана предложило Соединенным Штатам отправлять грузы для Афганистана через Актау.)

Казахстан также инвестировал деньги в новый порт Курык, примерно в 60 километрах к югу от Актау. Порт Курык, предназначенный в основном для транспортировки нефти с казахстанского месторождения Кашаган, планирует к 2020 году принимать около семи миллионов тонн грузов. И Казахстан строит новые железнодорожные линии, в том числе те, которые ведут в Китай.

Билборд с изображением президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на въезде в село Курык Мангистауской области. 16 сентября 2016 года.

Кроме экспорта собственных товаров и импорта грузов, необходимых внутри страны, порты в Казахстане и Туркменистане конкурируют за транзит товаров из Китая и других стран Восточной Азии, входящих в общий проект глобальной торговой сети «Один пояс — один путь», инициированный Пекином.

Разница в том, что Казахстан граничит с Китаем, и Казахстан четко видит, что его порты играют ключевую роль в перевозке товаров между Китаем и Европой. Турбек Спанов, заместитель начальника управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог в Мангистауской области, заявил в октябре 2017 года, что порт Курык станет «важным звеном Транскаспийского международного транспортного маршрута». Спанов назвал Курык одним из перспективных транспортных коридоров в Евразии, который проходит из Китая по территории Казахстана, акватории Каспийского моря, через Азербайджан и Грузию с последующим выходом в страны Европы.

Железная дорога Казахстан — Туркменистан — Иран, запущенная в конце 2014 года, предусматривает транспортировку около 15 миллионов тонн грузов в год к 2022 году.

Китайские товары, идущие на Запад, в настоящее время могут транспортироваться по железной дороге в России или Казахстане (есть проект для железнодорожной линии из западного Китая в Кыргызстан и Узбекистан).

Зерновой терминал в морском порту Актау.

Чтобы добраться до железной дороги Казахстан — Туркменистан — Иран, поезда из Китая должны повернуть на юг вдоль железнодорожной сети Казахстана. Станцией на железнодорожном маршруте Казахстан — Туркменистан — Иран в Казахстане является Узень, который находится примерно в 90 километрах к востоку от Курыка. Это означает, что грузы из Восточной Азии, перевозимые железнодорожным транспортом в восточнокаспийские порты, должны проходить через Актау и Курык, прежде чем они достигнут начала железнодорожной линии в Туркменистан и Иран.

ПО ДРУГУЮ СТОРОНУ КАСПИЯ

Есть еще одна часть Каспийского транзитного коридора, который нужно рассмотреть, — это новый порт в Азербайджане, недалеко от Баку. Бакинский международный морской торговый порт (терминал Алат) заменяет старый порт в Баку. В 2017 году объем грузовых перевозок увеличился примерно на 31 процент и составил около 4,4 миллиона тонн.

Первая фаза порта Алат должна быть завершена в этом году и достигнет мощности примерно 15 миллионов тонн в год. Когда второй этап будет завершен, порт должен иметь возможность обрабатывать около 25 миллионов тонн груза.

Из Баку большая часть груза шла по железной дороге через Кавказ в Турцию и Черное море. Неудивительно, что, когда в конце октября 2017 года была открыта новая железная дорога Баку — Тбилиси — Карс, на церемонии открытия присутствовали премьер-министры Казахстана и Узбекистана, а также делегация из Туркменистана. По этой железнодорожной линии, когда она достигнет максимальной мощности, планируют ежегодно перевозить около 17 миллионов тонн грузов.

На открытии железной дороги Баку — Тбилиси — Карс. Слева направо: премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили. Баку, 30 октября 2017 года.

Есть другие железные дороги, ведущие к черноморскому побережью Грузии. На черноморском побережье Грузии функционируют четыре порта, два из которых специализируются на жидких грузах. Один находится в Батуми. Им управляет казахстанская государственная компания «КазТрансОйл». Есть порт в Кулеви, которым управляет государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики (ГНКАР). Так что даже здесь Туркменистан находится в неблагоприятной позиции по отношению к своим соседям по Каспию.

Есть еще один момент в связи с железнодорожными линиями и новым морским портом Туркменистана. Президент Бердымухамедов предложил Узбекистану использовать портовые сооружения, но в прошлом году официальные лица из Казахстана и Узбекистана, в том числе руководители государственных железнодорожных компаний, встречались несколько раз, чтобы обсудить доставку узбекских товаров через Актау и Курык.

Новый порт Туркменбаши выгоден для Туркменистана, хотя, возможно, потребуется время, прежде чем он окупятся 1,5 миллиарда долларов, потраченных на его строительство. Но в конце концов он рискует присоединиться к таким убыточным инвестиционным проектам, как железная дорога Теджен — Серахс — Мешхед, когда-то рекламировавшаяся как «перекресток планеты», и новый международный аэропорт в Ашгабате стоимостью 2,5 миллиарда долларов.

В подготовке статьи участвовали Азербайджанская, Казахская, Туркменская и Узбекская редакции Радио «Свободная Европа» / Радио «Свобода». Мнения, выраженные в этой статье, не обязательно отражают позицию Азаттыка. Перевела с английского Анна Клевцова.