Знамя генерала бакланова

Бакланов, Яков Петрович

Яков Петрович Бакланов

генерал Яков Петрович Бакланов
Дата рождения 15 (27) марта 1809
Место рождения станица Гугнинская, Область Войска Донского, Российская империя
Дата смерти 18 (30) октября 1873 (64 года)
Место смерти Санкт-Петербург,
Российская империя
Принадлежность Российская империя
Род войск казачьи войска
Годы службы 1824—1867
Звание генерал-лейтенант
Командовал Донской 20-й казачий полк,
Донской 17-й казачий полк,
2-й округ Донского войска
Сражения/войны Русско-турецкая война 1828—1829,
Кавказская война,
Крымская война,
Польский поход 1863 г.
Награды и премии
Медиафайлы на Викискладе

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Бакланов.

Я́ков Петро́вич Бакла́нов (15 марта 1809; станица Гугнинская, Область Войска Донского, Российская империя — 18 октября 1873; Санкт-Петербург) — русский генерал, герой Кавказской войны.

Биография

Семья

Происходил из дворян Войска Донского. Родился 15 марта 1809 года в станице Гугнинской войска Донского. Его отец Пётр Дмитриевич Бакланов был из казачьих детей, дослужившийся до полковничьего чина. Мать — казачка Устинья Малахова.

В 1826 г. Яков Петрович обвенчался с дочерью Гугнинского священника Серафимой Ивановной Анисимовой.

Прохождение службы

На службу вступил 20 мая 1824 года урядником в 1-й Донской казачий полк (Попова), в котором командовал сотней его отец.

Принял участие в Русско-турецкой войне 1828—1829 годов, в начале 1829 года произведён в хорунжие, а 20 мая того же года за отличие в деле с армией великого везиря при Кюлевчи близ города Шумена награждён орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость»; 11 июля 1829 г. пожалован орденом Св. Анны 3-й степени с бантом за отличие в делах при покорении турецких городов Месемврии и Анхиало (теперь Несебр и Поморие в Болгарии). По окончании войны до августа 1831 г. стоял с полком на пограничной сторожевой черте по р. Прут. 21 сентября 1831 г. произведён в сотники.

Активный участник Кавказских походов. Первой серьёзной экспедицией, положившей начало кавказской известности Бакланова, была экспедиция 1836 г., предпринятая для истребления закубанских аулов между реками Псефиром, Лабой и Белой. Здесь он был ранен в голову. 4 июля 1836 г., преследуя на протяжении 10 вёрст вчетверо превосходящий отряд горцев (между реками Чамлык и Лаба), выдержал множество контратак неприятеля и израсходовал все патроны, в заключение, выбрав удобный момент, близ укрепления Вознесенского ударил в пики, опрокинул неприятеля и преследовал более 15 вёрст, истребив его почти полностью. За это дело 4 июля 1837 г. награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом.

22 октября 1837 г. произведён в есаулы и переведён в 41-й Донской казачий полк. Весной 1839 г. назначен на службу в Донской учебный полк, а в 1841-м переведён в 36-й Донской казачий полк (Родионова), с которым в Польше содержал кордоны на границе с Пруссией.

По возвращении из Польши, 18 октября 1844 г. Бакланову был пожалован чин сотника (по другим источникам — войскового старшины); весной 1845 г. Бакланов получил назначение в 20-й Донской казачий полк, расположенный на левом фланге кавказской линии в Куринском укреплении, которое составляло передовой оплот русских Кумыкских владений. 20 июля 1845 г. награждён орденом Св. Анны 2-й степени за отличие, оказанное в бою при разбитии укреплённых завалов в урочище Шаухал-Берды.

5 июля 1846 г. за отличие, храбрость и мужество, оказанные в бою со скопищем Шамиля при обороне крепости Внезапной, пожалован Императорской короной к ордену Св. Анны 2-й степени; в этом же году был назначен командиром 20-го Донского казачьего полка.

4 декабря 1848 г. произведён в подполковники.

19 февраля 1849 г. награждён золотой саблей с надписью «За храбрость» за отличие, оказанное им в делах при истреблении аулов Махмуд-Юрт, Перхикан-Тала и Бенк-Которо; за оказанное же отличие 9 и 10 сентября того же года в бою с горцами во время рубки леса Бакланову было объявлено Высочайшее благоволение.

Баклановский значок

10 февраля 1850 г. за отличие во время набега на Гайтемировские ворота произведён в полковники. Летом 1850 г. назначен командиром 17-го Донского казачьего полка. Однажды в полк на имя Бакланова пришла посылка. В ней оказался большой кусок чёрной ткани, на котором был изображён череп с перекрещенными костями и круговой надписью из «Символа веры»: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь». Яков Петрович закрепил ткань на древке, превратив её в личное знамя.

Даже у бывалых казаков этот значок вызывал тягостное чувство, горцы же испытывали от баклановского символа суеверный ужас. Один из очевидцев писал: «Где бы неприятель ни узрел это страшное знамя, высоко развевающееся в руках великана-донца, как тень следующего за своим командиром, — там же являлась и чудовищная образина Бакланова, а нераздельно с нею неизбежное поражение и смерть всякому попавшему на пути».

28 июня 1851 г. награждён орденом Св. Владимира 3-й степени за оказанное отличие при поражении горцев на Шалинской поляне; 16 ноября того же года объявлено ему Высочайшее благоволение за отличие при истреблении аула Дахин-Ирзау.

В феврале 1852 г. он, по приказанию начальника левого фланга кавказской линии князя Барятинского, с отрядом из трёх пехотных батальонов, четырёх орудий и своего казачьего полка, окончил просеку от Куринского укрепления к р. Мичик. В это же время князь Барятинский выступил из крепости Грозной к Автурам, для дальнейшего следования через Большую Чечню и Маиор-Туп в Куринское. 17 февраля, Бакланов, с двумя сотнями своего полка выехал на Кочкалыковский хребет. Лазутчики принесли известие, что Шамиль с 25-тысячным отрядом стоит за рекой Мичик, против просеки, чтобы отрезать Бакланову обратный путь. Сосредоточив к ночи 5 рот пехоты, 6 сотен казаков и 2 орудия, Яков Петрович сумел обмануть бдительность Шамиля, пробрался с отрядом сквозь его линию, без дорог, по самой дикой местности присоединился к князю Барятинскому в тот самый момент, когда последний более всего имел необходимость в поддержке при проходе через леса. Командуя вслед за тем арьергардом князя, Бакланов совершил ряд новых подвигов, за что и пожалован орденом Св. Георгия 4-й степени

В воздаяние отличных подвигов мужества и храбрости, оказанных 18-го Февраля 1852 года в делах против Горцев при занятии с боя места назначенного для переправы войск Чеченского Отряда чрез реку Мичик, причём не только удержана позиция до окончания переправы, но и нанесено совершенное поражение скопищам Шамиля

1 октября 1852 г. произведён в генерал-майоры.

10 апреля 1853 г. за отличие, оказанное при атаке неприятельской позиции у аула Гурдали и совершенном рассеянии скопищ Шамиля, награждён орденом Св. Станислава 1-й степени. 11 мая того же года назначен состоять при штабе Кавказского корпуса в должности начальника кавалерии левого фланга с постоянным пребыванием в крепости Грозной.

14 июня 1854 г. за отличие и храбрость, оказанные при поражении горских партий между Урус-Мартаном и крепостью Грозной, Бакланову объявлено Высочайшее благоволение; 22 августа того же года награждён знаком отличия беспорочной службы за 20 лет.

Я. П. Бакланов в 1873 году

В 1855 г., по распоряжению главнокомандующего отдельным Кавказским корпусом графа Н. Н. Муравьёва, Бакланов командирован в действующую армию на кавказский театр Крымской войны, где был назначен начальником иррегулярной кавалерии в отряде генерал-лейтенанта Бриммера. 17 сентября того же года принял участие в составе колонны генерала Базина в штурме Карса и был контужен ядром в голову, но остался в строю. За отличие и мужество, оказанные при штурме передовых укреплений, 21 февраля 1856 г. пожалован орденом Св. Анны 1-й степени. В конце декабря 1855 г. Бакланов выехал из армии в отпуск на Дон и в Санкт-Петербург.

2 февраля 1857 г. Бакланов был назначен походным атаманом Донских казачьих полков находящихся на Кавказе.

16 февраля 1859 г. награждён Императорской короной к ордену Св. Анны 1-й степени.

3 апреля 1860 г. произведён в генерал-лейтенанты.

С 1 мая 1861 г. по 1863 г. состоял окружным генералом 2-го округа Области войска Донского.

С 7 июня 1863 г. по 7 января 1867 г. Бакланов находился в командировке в Вильне и во время Польского восстания состоял заведующим Донскими полками в Виленском округе. 6 февраля 1864 г. за усердно-ревностную службу и труды награждён орденом Св. Владимира 2-й степени с мечами над орденом.

В 1867 г. Яков Петрович Бакланов вышел в отставку и поселился в Санкт-Петербурге. После тяжёлой и продолжительной болезни умер в бедности 18 октября 1873 года, похороны состоялись на кладбище петербургского Новодевичьего монастыря за счёт Донского казачьего войска. Пять лет спустя его могилу украсил памятник, созданный на добровольные пожертвования и изображавший скалу, на которую брошены бурка и папаха, из-под папахи выдвинут чёрный «Баклановский значок».

В 1911 г. прах Якова Петровича был торжественно перезахоронен в усыпальнице Вознесенского собора Новочеркасска, рядом с могилами других героев Дона — Матвея Платова, Василия Орлова-Денисова, Ивана Ефремова.

Оценка деятельности

Генерал Я. П. Бакланов

Бакланов был одним из популярнейших героев эпохи Кавказской войны. Получив в командование полк, бывший в отчаянно плохом состоянии, он своей энергией быстро привёл его в образцовое состояние и от робкой обороны своих предшественников перешёл к самому энергичному наступлению и скоро сделался грозой горцев, считавших «Боклу» сродни самому дьяволу и звавших его «Даджал» (Антихрист). Бакланов знал об этом и всячески поддерживал горцев в убеждении что, ему помогает нечистая сила. Когда в марте 1850 г. он был ранен и горцы, узнав об этом, решили сделать набег громадной партией, Бакланов, превозмогая боль, ночью лично повёл казаков на горцев, которые разбежались в паническом страхе перед его неуязвимостью.

Во время рубки просеки через Качкалыковский хребет, Бакланов, знавший, что знаменитый горский стрелок Джанем обещал убить его, когда он станет на обычном месте на холме, всё-таки в обычное время поднялся на холм и, когда дважды промахнувшийся Джанем выглянул из-за горы, из штуцера в лоб убил Джанема наповал.

В казачьих песнях, посвящённых Бакланову, упоминается «страшный баклановский удар» — Яков Петрович был известен тем, что разрубал шашкой всадника пополам от плеча до луки седла.

Сделав грозным своё имя на Кавказе, Бакланов во время своей деятельности в Литве, в противоположность страшной молве о себе, выказал себя суровым, но справедливым начальником. Вопреки предписаниям, он не конфисковал без разбора имения повстанцев, но по возможности учреждал опеки над малолетними детьми сосланных и сохранял за ними имущество. Вызванный по этому поводу к генерал-губернатору М. Н. Муравьёву, Бакланов сказал: «Вы можете меня и под суд отдать, и без прошения уволить, но я скажу одно: отделом я управлял от вашего имени, которое всегда чтил и уважал; целью моей было так поступать, чтобы на имя это не легло никакого пятна, и совесть мне говорит, что я добился успеха… Я моему Государю, России и вам, моему прямому начальнику, был и буду верен, но в помыслах моих было ослабить слухи о русской свирепости». Такой ответ вызвал признательность Муравьёва.

В 1870—1871 гг. в журнале «Русская старина» были опубликованы записки Бакланова, посвящённые осаде и штурму Карса в 1855 г.

Память

  • Памятник Бакланову установлен в Волгодонске.
  • Памятник Бакланову также установлен в Новочеркасске, с южной стороны Вознесенского войскового кафедрального собора. А также в честь него назван Баклановский проспект в Новочеркасске.
  • В городе Шахты Ростовской области его имя носит Шахтинский Казачий кадетский корпус.
  • Памятник в Новочеркасске

  • Памятник в Волгодонске

  • Памятная доска на Вознесенском соборе в Новочеркасске

Примечания

  1. Шолохов М. А. «Тихий Дон». — Т. 3.
  • Бакланов, Яков Петрович // Б (Blanc) порох — Бомба. — СПб. ; : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911. — С. 347—349. — (Военная энциклопедия : / под ред. В. Ф. Новицкого ; 1911—1915, т. 4).
  • Русский биографический словарь: В 25 т. / под наблюдением А. А. Половцова. 1896—1918.
  • Бакланов Яков Петрович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Бакланов Я. П. Блокада и штурм Карса. (Записки войска Донского генерал-лейтенанта Я. П. Бакланова и рассказы прочих участников в событии). 1855 г. / Сообщ. В. А. Потто // Русская старина, 1870. — Т. 2. — 3-е изд.. — СПб., 1875 — С. 251—294.
  • Бакланов Я. П. Моя боевая жизнь. (Записки Войска Донского генерал-лейтенанта Якова Петровича Бакланова, написанные собственною его рукою) // Русская старина, 1871. — Т. 3. — № 1. — С. 1—15; Т. 4. — № 7. — С. 154—161.
  • Венков А. В. Гроза Кавказа. Жизнь и подвиги генерала Бакланова. — М.: Вече, 2008.
  • Казин В. Х. Казачьи войска. Справочная книжка императорской главной квартиры. СПб., 1911.
  • Лунин В. А. Гроза Кавказа казак Яков Петрович Бакланов и его битвы с Шамилём (Рассказ, заимствованный из достоверных источников). — М.: Изд. Е. И. Коноваловой, 1899. — 107 с.

Ссылки

  • Яков Петрович Бакланов. на сайте «Хронос». Дата обращения 31 июля 2014.

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

Баклановское знамя

Мы слишком неглубоко знаем историю своего народа. И от этого происходят разные нелепости. Однажды над широкими Вятскими просторами и над представителями казачьего народа на день города чуть не взвилось черное знамя. С черепом и костями. Поэтому давайте разберемся в феномене.
Историческая справка. «Подполковник Яков Петрович Бакланов с лета 1850 года командовал 17м Донским казачьим полком с дислокацией на Кавказе, где полк нес службу. Однажды в полк на имя Бакланова пришла посылка. В ней оказался большой кусок чёрной ткани, на котором был изображён череп с перекрещенными костями и круговой надписью из «Символа веры»: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь». Яков Петрович закрепил ткань на древке, превратив её в личное знамя».
Стоит сразу отметить, что даже у бывалых казаков этот значок вызывал тягостное чувство, горцы же испытывали от баклановского символа суеверный ужас. Один из очевидцев однажды даже писал следующее:»Где бы неприятель ни узрел это страшное знамя, высоко развевающееся в руках великана-донца, как тень следующего за своим командиром, — там же являлась и чудовищная образина Бакланова, а нераздельно с нею неизбежное поражение и смерть всякому попавшему на пути».
Бакланов был одним из популярнейших героев эпохи Кавказской войны. Получив в командование полк, бывший в отчаянно плохом состоянии, он своей энергией быстро привёл его в образцовое состояние и от робкой обороны своих предшественников перешёл к самому энергичному наступлению и скоро сделался грозой горцев, считавших «Боклу» сродни самому дьяволу и звавших его «Даджал» (Антихрист). Бакланов знал об этом и всячески поддерживал горцев в убеждении что, ему помогает нечистая сила. Когда в марте 1850 г. он был ранен и горцы, узнав об этом, решили сделать набег громадной партией, Бакланов, превозмогая боль, ночью лично повёл казаков на горцев, которые разбежались в паническом страхе перед его неуязвимостью. Так фантастически храбрый донской казак дослужился до генерал-лейтенанта русской армии от кавалерии и Походного Атамана Донских частей на Кавказе. Блестящая карьера вышла.
Однако эта его «Кавказская» эпопея кончилась, и генерал-лейтенант служил Родине в округе Донского Войска, а затем генералом же по Виленскому военному округу империи. Но его служба казалось, потеряла смысл, и Бакланов вышел в отставку уже в 1867 году и отбыл в Петербург. Где и умер хоть и от тяжелой болезни, но в ужасающей бедности 18 октября 1873 года. И автору кажется, что вне Кавказа талант боевого генерала поблек и уже не нашел у имперской власти должного применения. И думается именно это здоровье Якова Петровича и подкосило. Серьезных капиталов эта боевая служба тоже донскому казаку не принесла.
Вернемся к нашим вятским просторам. Была создана вятская городская казачья община «Баклановская» Все бы хорошо, но захотелось хлопцам видимо исторической справедливости. Справили они станичное знамя на манер этого генеральского значка и хотели на день города по улицам пройти. Еле ведь отговорили тогда (2006 или 2007 год был). Бакланов хоть горцев специально устрашал, сие делу было полезно. А казаки видимо обывателей собирались.
Убедили тогда с отдельским, что народ простой негативно воспримет. Но право слово вспомнить весело и грустно одновременно. Для меня, например черное знамя «Баклановской» станицы это дань памяти. Казаки станицы хотели подтвердить приверженность традициям и идеалам. Вот только регион и современный и неказачий. И символом анархизма современных казаков здесь воспримут за милую душу. Или и вообще последними пиратами современности. Но обошлось, однако – здравый смысл восторжествовал, и знамя над просторами не взвилось.
. Бакланов был дитя своего времени и проектировать его образ в современность стоит, думаю осторожней. Но знать историю своего народа всегда полезно.

Значение БАКЛАНОВ ЯКОВ ПЕТРОВИЧ в Краткой биографической энциклопедии

БАКЛАНОВ ЯКОВ ПЕТРОВИЧ

Бакланов Яков Петрович (родился в 1809 г., умер в 1873 г.) — сын бедного донского казака; образование получил весьма скудное, но зато привольная степная жизнь выработала из него отважного богатыря, отличавшегося к тому же природным умом и воинскою сметливостью. На службу вступил в 1825 году урядником; в 1828 ходил охотником на штурм Браилова, и в кампанию 1829 года участвовал во многих делах с турками. С 1834 по 1837, находясь на Кавказе в полку Жирова, отличался отвагою при схватках с горцами; с 1837 по 1845 служил частью в Новочеркасске, частью в Польше, а в 1845 снова послан на левый фланг Кавказской линии, где командовал сначала казачьим полком, потом бригадою и довел своих донцев до того, что они не уступали и линейным казакам. Пребывание Б. на Кавказе, с 1845 по 1853 год, представляет целый ряд мелких и крупных, нередко весьма опасных столкновений с горцами, доставивших ему блистательную боевую репутацию и, кроме прочих наград, орден св. Георгия 4-й степени. За это время он дослужился до чина генерал-майора, а в 1853 назначен начальником всей кавалерии левого фланга Кавказской линии. Особенные отличия оказал Б. в 1855 году, командуя особым кавалерийским отрядом, наблюдавшим за северной стороною крепости Карса. Имя его приобрело огромную популярность в войсках; неутомимость и предприимчивость его не знала пределов. Тем не менее, хорошо ознакомившись с обстоятельствами, он был против штурма крепости, задуманного Муравьевым , и предсказания его оправдались. Во время самого штурма Б. находился в колонне генерала Базина, наступавшей на Чахмахские высоты, и, при общем отступлении, последним вышел из редутов, где заклепал орудие и взял 2 знамени. С 1857 года — Б. был походным атаманом донских казаков при Кавказской армии; в 1860 произведен в генерал-лейтенанты, а в 1863, в разгар польского мятежа, командирован в Вильну, в распоряжение генерал-губернатора М.Н. Муравьева. Сначала он заведовал всеми донскими полками в районе Виленского военного округа, а затем ему поручена в управление Августовская губерния, по дремучим лесам которой бродили многочисленные банды инсургентов. Через 2 недели по прибытии его туда, водворилось там всеобщее спокойствие, достигнутое как энергическим преследованием вооруженных скопищ, так и разумными административными мерами, но вовсе не жестокостью, как о том старались распространять слухи. В 1867 году Б. отчислен обратно на Дон, а последние годы своей жизни проживал в Петербурге, где и умер 64-х лет от роду. Тело его погребено в Новодевичьем монастыре. Любопытные записки его помещены в «Русской Старине» 1870 и 71 годов. Ср. Б. Потто «Яков Петрович Бакланов» (СПб., 1885).

Краткая биографическая энциклопедия . 2012

ЯКОВ БАКЛАНОВ. КАЗАК С ПУДОВЫМ МЕЧОМ

Яков Петрович Бакланов (1809–1873), бесспорно, один из самых выдающихся богатырей Дона, сочетавший в себе беспримерное личное мужество, силу и мастерство бойца с полководческим талантом. Он воевал с детства (двенадцати лет отослан был отцом-офицером в армию), всю жизнь. Шашку Бакланова, которого турки звали Батман-клыч («Пудовый меч»), знал Кавказ, османы и поляки. Это был железный человек, причём честный и великодушный (будучи поставлен на усмирение польского бунта, отказался выполнять приказ «Муравьёва-вешателя» о лишении имущества детей повстанцев).


Крестный ход вокруг памятника генералу Балканову в Волгодонске

Яков Петрович был глубоко верующим человеком. На знаменитом чёрном значке Бакланова — белая надпись: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь», серебряная Адамова голова и кости. Этот прапор с православной надписью и символикой был подарен неизвестным или неизвестными (полагают, что его сшили в Старочеркасском девичьем монастыре). Известны слова, в которых Бакланов заключил свою личную стратегию: «Вера в Бога, скрытность движения, быстрота, затем смелый удар по первому влечению сердца». Бог в этой стратагеме — на первом месте. И не только своим ударом славен был Бакланов, а тем, что всю свою жизнь не жалел ни себя, ни своего имущества для товарищей и подчинённых: на свои деньги покупал казакам обмундирование и оружие, делил с ними хлеб, зной, стужу и опасность службы. Смелость Бакланова, которой не могли понять даже опытные бойцы, считая богатыря-донца заговорённым, проистекала из того же источника. В основе её лежали простота и спокойствие человека, положившего упования свои на Бога, потому что уцелеть своими, даже «баклановскими» силами в той многолетней мясорубке сражений, стычек, перестрелок и засад, из которых состояла его служба, было невозможно. Бакланов не был заколдован: многократно получал раны огнестрельные и холодным оружием, контузии; случалось ему и лежать при смерти с пулей в груди… Весь секрет его заключался в том, что, даже раненый, он не выходил из боя до самого его завершения, не показывал своей боли. Но Бог сберёг раба своего на путях войны: умер Яков Петрович своей смертью в Петербурге на шестьдесят четвёртом году жизни. Человек бедный, он был погребён за счёт войска Донского. Иждивением благодарных земляков над могилой героя возвели скромный памятник… Вечная ему память!


Генерал Яков Петрович Бакланов, герой Кавказской войны

Эта история произошла на Кавказе. Бакланов к тому времени стал уже очень известен — его боялись и звали «Даджалом», т.е. как бы «Антихристом» по-мусульмански. (Справедливости ради должен уточнить, что известные слова имама Шамиля: «Если бы вы так боялись Аллаха, как Бакланова, то стали бы святыми!» — адресовались не его мюридам, как любят утверждать беспредельные патриоты Отечества, а простым аульным горцам. Мюриды если и боялись «заговорённого» Бакланова, то Аллаха страшились больше и свою мужскую честь ставили выше. Думаю, любой из них стал бы лично рубиться с Баклановым, случись нужда. Другой вопрос, что не каждый из них смог бы выйти из такой сечи живым. Такая уж была их мюридская жизнь.– прим. авт.)


Донской 17-й казачий полк

К Бакланову явился горский лазутчик (таких много находилось «на прикорме» у русских в то время) и сказал, что в аул пришёл стрелок с гор, который поклялся Шамилю на Коране убить Бакланова. «Кто таков?» — «Тавлинец, имя Джанем. Он сказал старикам, что промахнулся только один раз в жизни. Старики сказали: Баклу не промахивался ни разу. Его не берет ни пуля, ни шашка. Джанем сказал: я попадаю на пятьдесят шагов в куриное яйцо. Старики сказали: Баклу на пятьдесят шагов попадет в муху. Джанем отлил для тебя серебряные пули. Завтра он будет ждать в засаде, когда ты поедешь, как всегда, смотреть войска. Не езди смотреть войска завтра!» Бакланов заплатил лазутчику и отпустил его.

В старости в своих кратких воспоминаниях с простым названием «Моя боевая жизнь» Бакланов признается, что провёл очень скверную ночь. Но показать горцам, которые знали, что он выезжает одним и тем же путём ежедневно, своей трусости он не мог. Слава Бакланова являлась сильным оружием России на Кавказе; он не имел права тупить это оружие, хотя выбор, конечно, оставался за ним. И Бакланов, зарядив лучший свой штуцер, ранним утром, как всегда, сел на коня. Этот свой путь он позже назовёт дорогой на лобное место, то есть на Голгофу. (Современному читателю такое сравнение может показаться нескромным. Однако Яков Бакланов был простой человек; грамоте учился у церковного дьячка, и «определяющими» книгами в его жизни наверняка были книги церковные. Откуда же ещё ему следовало брать сравнения? Бакланов шёл, готовый принести себя в жертву за ближних своих. Простим ему эту метафору.– прим. авт.) Он знал, что Джанем ждёт его где-то на старой батарее — хорошая снайперская позиция. Всё произошло на глазах русских войск и горцев, собравшихся посмотреть на невиданный поединок.

Бакланов подъехал к возвышенности, где раньше стояла батарея, и стал перед ней неподвижно, как скала. (На самом деле он просто не знал, где прячется Джанем, и хотел вызвать его на выстрел, чтобы обнаружить. Других шансов не было.) Вот из травы поднялся стрелок и вскинул ружьё. То ли неподвижная богатырская фигура Баклу на коне, то ли рассказы суеверных стариков подействовали на нервы Джанему: он промахнулся второй раз в жизни. Всё случилось так быстро, что Бакланов успел только заметить поднявшийся силуэт и вспышку. Джанем опустился наземь, пропав из виду. Бакланов продолжал стоять на месте. Он видел, как над травой подымается рука стрелка, забивающего в ствол новый заряд. Вот Джанем поднялся второй раз. Вторая пуля пробила полупальто Бакланова: руки горского снайпера уже ходили ходуном. Бакланов продолжал стоять. Когда же выведенный из себя Джанем перезарядился и вскочил в третий раз, Бакланов, как он вспоминает, перекинул ногу через седло, упёр локоть в колено и одним выстрелом, опередившим горца, положил его насмерть. Говорят, кавказцы-мусульмане, видевшие это, кричали: «Маладец, Баклу!». Победитель подъехал к поверженному противнику и осмотрел тело Джанема. Стрелок пожалел потратиться на серебро и отлил пули из меди: они, как считалось, тоже имеют силу против шайтана. Но Джанема они не спасли. Бакланов скромно замечает в мемуарах, что именно пули и могли испортить результат выстрела — лёгкая медь в разреженном горном воздухе не даёт такой точности попадания, как свинец.

Так погиб Джанем и победил Бакланов. Ему предстоит долгая жизнь: он вырастит детей, станет генералом, будет побеждать и побеждать, не щадя себя. Многих ещё сразит, а кого-то и спасёт… Но большего подвига ему, как бойцу, совершить уже не придётся.

Его именем пугали врагов. Подвиги генерала Якова Бакланова

История Кавказских войн, которые Российская империя вела в XIX веке, знает немало героических имен русских военачальников. К сожалению, многие из них оказались незаслуженно забытыми. В этом году исполнилось 210 лет со дня рождения генерала Якова Петровича Бакланова – одного из самых ярких участников тех уже далеких от нас событий.

«Шайтан» под черным знаменем

Уже одного внешнего вида этого человека можно было испугаться – двухметровый великан с богатырским телосложением и пудовыми кулаками наводил ужас не только на врагов, но и на собственных подчиненных. Длинные усы переходили в бакенбарды, густые брови делали массивное и изрытое оспинами лицо еще более свирепым. Яков Петрович Бакланов отличался недюжинной физической силой и столь же удивительной смелостью, даже некоторой «отмороженностью», как сказали бы теперь.
Не менее страшным было и знамя полка, которым в свое время командовал Бакланов. Черное шелковое полотнище украшали череп с двумя скрещенными под ним костями и золоченой надписью из «Символа веры» — «Чаю воскрешения мертвых и жизни будущего века. Аминь». Яков Бакланов никогда не расставался с этим знаменем и враг прекрасно знал, что где появлялось это знамя, вскоре появлялась и массивная фигура бесстрашного офицера.
Где бы неприятель ни узрел это страшное знамя, высоко развевающееся в руках великана-донца, как тень следующего за своим командиром, — там же являлась и чудовищная образина Бакланова, а нераздельно с нею неизбежное поражение и смерть всякому попавшему на пути,
— писал один из современников.
Кавказские горцы не раз пытались убить ненавистного им Бакланова, которого они прозвали «Шайтан-Боклю». Даже серебряные пули специальные выпускали, так как верили, что офицеру помогает сам Шайтан и если Якова Петровича и можно убить, то только специальной пулей из серебра. Однажды некто Джанем, которого послал сам Шамиль, поклялся уложить Бакланова с одного выстрела. Более опытные горцы ехидно посмеивались – слава о русском командире шла очень недобрая. Бакланов и Джанем встретились у реки Мичик.
Горец замешкался и дважды промахнулся, а Бакланов, не спешиваясь с лошади и не теряя привычного самообладания, уложил своего противника метким выстрелом между глаз. Так у горцев родилась знаменитая поговорка: «Не хочешь ли убить Бакланова?». Обычно этими словами «ставили на место» безнадежных хвастунов, любивших рассказывать о своей необычайной силе или ратных подвигах. Бакланов за свою жизнь получил не менее десяти ранений, в том числе и тяжелых, но убить его смогло лишь безжалостное время.

Казак Войска Донского

Донской казак из казачьей дворянской семьи, Яков Бакланов родился 15 марта 1809 года в станице Гугнинской Войска Донского. Отец будущего генерала, Петр Дмитриевич Бакланов, был казачьим сыном, дослужившимся до чина полковника. Мать Устинья Малахова также была казачкой.
20 мая 1824 года Яков Бакланов поступил на службу в 1-й Донской казачий полк (Попова), где его отец Петр Бакланов командовал сотней. Спустя два года 17-летний урядник обвенчался с дочерью священника Серафимой Ивановной Анисимовой.
В составе казачьего полка Яков Бакланов участвовал в Русско-турецкой войне 1828—1829 годов, получив в 1829 году чин хорунжего и орден Св. Анны 4-й степени, а затем и орден Св. Анны 3-й степени. Уже тогда юный хорунжий проявлял чудеса храбрости и воинской доблести. После войны, с 1829 по 1831 годы, Бакланов нес сторожевую службу у реки Прут. 21 сентября 1831 года он был произведен в сотники.
В 1836 году Яков Бакланов принял участие в экспедиции против закубанских аулов в районе рек Псефир, Лаба и Белая. во время этого похода Бакланов получил ранение в голову. 4 июля 1836 года отряд под командованием Бакланова преследовал вчетверо превосходящих по численности горцев и после того, как были израсходованы все патроны, ударил в пики и смог уничтожить горцев почти полностью. За такой подвиг Бакланов 4 июля 1837 года был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени.
В 1837 году Бакланова перевели в 41-й Донской казачий полк, а в 1839 году – в Донской учебный полк. В 1841 году Бакланов в составе 36-го Донского казачьего полка отправился в Польшу – нести караульную службу на границе с Пруссией. Однако уже в 1844 году он вернулся на Кавказ. Для донского казака Бакланова война на Кавказе стала делом практически всей его сознательной жизни.

Весной 1845 года Бакланов был направлен в 20-й Донской казачий полк, который в то время нес службу на левом фланге кавказской линии в Куринском укреплении. Уже 20 июля он отличился в сражении в урочище Шаухал-Берды, за что получил орден Святой Анны 2-й степени. В 1846 году Яков Петрович Бакланов был назначен командиром 20-го Донского казачьего полка, однако чин полковника получил лишь четыре года спустя – 10 февраля 1850 года. К этому времени Яков Петрович воевал уже четверть века, будучи настоящим боевым офицером.

Непрерывная Кавказская война Якова Бакланова

За долгие годы, проведенные на Кавказе, Яков Бакланов получил, в первую очередь благодаря своим исключительным личным качествам, широкую известность среди как русских солдат и казаков, так и среди горцев. Последние, как мы уже говорили выше, очень боялись бесстрашного русского командира, которого считали исчадием ада. Но и казаки старались лишний раз не попадаться под горячую руку Бакланова, который был человеком вспыльчивым, но и справедливым.
В отличие от многих царских старших офицеров и генералов, Бакланов лично принимал участие во всех сражениях, в которых участвовали его подчиненные. Без всяких раздумий он бросался вперед, сходился с врагом врукопашную. Даже удар, рассекающий неприятеля от темени до седла, прозвали «баклановским», столь велика была слава Якова Петровича на Кавказе.

Несмотря на крутой нрав, казаки ценили и любили своего полкового командира. Так, в одном из сражений с горцами Яков Петрович Бакланов чуть было не попал под пули неприятеля. Но его закрыл своим телом знаменитый пластун Скопин – трижды Георгиевский кавалер. Пуля раздробила Скопину плечо, но жизнь командира удалось спасти. Сам Скопин получил за свой подвиг чин хорунжего, став, тем самым, казачьим офицером. И не только Скопин, но и любой другой из баклановских подчиненных счел бы за честь закрыть своим телом любимого командира.
В очень короткие сроки Бакланову удалось сделать из 20-го Донского полка лучший казачий полк на Кавказе, хотя первоначально донцы уступали линейным казакам. Когда летом 1850 года Бакланов был назначен командиром 17-го Донского казачьего полка, многие офицеры и казаки из 20-го полка перешли в новый полк вслед за своим командиром. И 17-й полк также очень быстро превратился в один из самых боеспособных казачьих полков.
Одной из несомненных военных заслуг Бакланова было и то, что он существенно изменил тактику боевых действий. Фактически казаки Бакланова стали подражать в ведении боевых действий горцам, превратившись в «партизанское соединение против партизан». Сотни баклановского полка внезапно нападали на горские аулы, опустошая их, угоняли скот. Уже потом, уйдя в отставку, Бакланов подсчитал, что под его командованием казаки угнали у горских народов 40 тысяч овец и 12 тысяч голов крупного рогатого скота.
Словом, казаки Бакланова совершали рейды в тыл противника, лишая его материальной и продовольственной базы и заставляя горцев самих обороняться от набегов лихих казачьих сотен. Впоследствии, уже в ХХ веке, подобная тактика была взята на вооружение подразделениями специального назначения. Так что Якова Бакланова смело можно назвать одним из предшественников современного спецназа. Надо отметить, что за бесстрашие уважали Бакланова и сами горцы, хотя и мечтали, конечно, убить своего лютого врага.
Горцы! Если бы вы боялись Аллаха также как Бакланова, то давно были бы святыми. Но не будьте же трусами. Упорствуйте в борьбе и схватках с врагами более, чем вы делали это доселе,
— эти слова приписываются имаму Шамилю, который не мог, по понятным причинам, хорошо относиться к Бакланову, но восторгался его мужеством и воинскими качествами.
Впечатляет и участие Бакланова в боях у реки Мичик в 1852 году. В феврале полковник Бакланов получил приказ князя Барятинского, командовавшего левым флангом Кавказской линии, выдвинуться от Куринского укрепления к реке Мичик с отрядом из 3-х пехотных батальонов, 4 артиллерийских орудий и своего казачьего полка. Одновременно князь Барятинский вышел с войском из крепости Грозный и направился к Автурам в сторону Куринского укрепления. 17 февраля люди Бакланова обнаружили, что за рекой Мичик находится имам Шамиль с 25-тысячным войском.
Яков Бакланов, собрав 5 пехотных рот, 6 сотен казаков и 2 артиллерийских орудия, под покровом ночи смог пройти сквозь линию войск Шамиля окольными тропами и соединился с войсками князя Барятинского, приняв командование арьергардом. За это полковнику Бакланову был присвоен чин генерал-майора. В 1852 году, в возрасте 43 лет, Яков Петрович Бакланов дослужился до генеральских эполет. Спустя еще два года, в апреле 1854 года, Якова Бакланова назначили начальником кавалерии всего Кавказского корпуса русской императорской армии. За тридцать лет службы Бакланов своей кровью, постоянно рискуя жизнью, сделал прекрасную карьеру, пройдя путь от урядника до генерала.
Когда началась Крымская война, Бакланов был направлен на Кавказский фронт, где получил контузию при штурме крепости Карс. Ему дали орден Святой Анны 1-й степени, а в 1860 году Яков Бакланов получил чин генерал-лейтенанта.

Служба в Польше и последние годы жизни

В 1863 году территория современной Польши, а также западной части Белоруссии и Литвы была охвачена антироссийским восстанием. Для подавления польского восстания царское правительство направило на запад империи внушительные войска. Генерал-лейтенант Яков Бакланов был назначен командующим донскими казачьими полками в Виленском округе. Всю жизнь воевавший с кавказскими горцами, здесь Бакланов оказался немного не в своей стихии.
Но, привыкший командовать рейдами на аулы, Бакланов и здесь показал себя способным военачальником. Так, он не стал прибегать к немотивированным конфискациям имущества у польских повстанцев, учреждал опеки над малолетними детьми участников восстания, ссылаемых в Сибирь, и стремился сохранить за ними права на имущество. Сам Бакланов впоследствии писал генерал-губернатору Муравьеву, что действовал так во имя репутации русской армии, дабы никто не мог и слова сказать против русских войск, оперировавших на территории, охваченной Польским восстанием.
Впрочем, вскоре по состоянию здоровья Якову Бакланову пришлось оставить военную службу. В 1864 году в результате большого пожара в казачьей столице Новочеркасске сгорел дом генерал-лейтенанта Бакланова со всем имуществом. Яков Петрович перебрался в Санкт-Петербург, где прожил оставшиеся годы очень скромно. Всю генеральскую пенсию он отдавал на нужды благотворительности, помогая раненым казакам и солдатам и просто нуждающимся людям. 18 февраля 1873 года 64-летний генерал Яков Петрович Бакланов скончался.
4 октября 1911 года прах генерала Бакланова и поставленный над его могилой в Петербурге памятник перенесли в Новочеркасск. В 1930-е годы, уже в советское время, на памятнике генералу сломали бурку, папаху, шашку и бронзовый череп со скрещенными костями. Лишь спустя шестьдесят лет, в 1996 году, памятник Якову Петровичу был восстановлен в исконном виде. Сейчас имя Бакланова носит проспект в центре Новочеркасска.