Зиновий григорьевич колобанов подвиг

Подвиг Зиновия Колобанова. Герою так и не дали Золотую звезду

Во время Великой Отечественной войны множество советских людей демонстрировало высочайшие мужество и отвагу, сражаясь с гитлеровскими захватчиками. За подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной войны, 11 тысяч 657 человек (из них 3051 посмертно) были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Однако появились и «забытые» герои. Люди, фронтовой путь которых, казалось, мог привести их только к званию Героя Советского Союза, высокую награду не получали. Нет, об их подвигах народ не забыл, но власть имущие почему-то сочли, что присваивать им звания Героев Советского Союза (а затем и Героев России) не следует. Так и не стал Героем Советского Союза старший лейтенант Алексей Берест, принимавший самое непосредственное участие в водружении Красного знамени на берлинский рейхстаг. Еще один настоящий герой, которого незаслуженно обошла награда, — Зиновий Колобанов.
Это про него поэт Александр Гитович затем напишет:

Враги идут толпой
Железных истуканов,
Но принимает бой
Зиновий Колобанов.

8 августа 1941 года группа армий «Север» начала наступление на город Ленинград. Части и соединения Красной Армии, осуществлявшие защиту советской территории от агрессора, несмотря на самоотверженность личного состава, отступали. В районе Красногвардейска, как тогда называлась Гатчина, оборону держали воины 1-й танковой дивизии под командованием генерал-майора Виктора Ильича Баранова. Им приходилось сдерживать натиск упорно наступающего и превосходящего в силе противника. 19 августа 1941 года генерал-майор Виктор Баранов приказал перекрыть три дороги, ведущие к Красногвардейску от Луги, Волосова и Кингисеппа. Эта задача была поручена 3-й танковой роте 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии, которой командовал старший лейтенант Зиновий Колобанов. На вооружении 3-й танковой роты, которой командовал Колобанов, находились тяжелые танки КВ-1, которые могли вполне реально противостоять танкам вермахта. Но вооружение вооружением, а о личности командира роты, подвиг которого навсегда вошел в историю Великой Отечественной войны, стоит сказать особо. Ко времени начала Великой Отечественной войны он был уже опытным офицером, прошедшим советско-финскую войну.
Зиновий Григорьевич Колобанов родился 25 декабря 1910 года во Владимирской губернии в селе Арефино Муромского уезда (ныне это территория Нижегородской области). Отец Зиновия Григорий погиб во время Гражданской войны. Мать воспитывала троих детей одна, перебравшись затем в село Большое Загарино. Начало жизненного пути Зиновия Колобанова было вполне обычным для сельского парня того времени. Он окончил восемь классов средней школы и отправился учиться в Горьковский индустриальный техникум. Тогда как раз полным ходом шла сталинская индустриализация и стране были нужны квалифицированные рабочие и инженерные кадры, поэтому такие профессии всегда были престижны и востребованы.
16 февраля 1933 года 22-летний Колобанов, учившийся на третьем курсе техникума, был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную армию. Как парня грамотного, его направили в полковую школу 49-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии, а затем — в Орловское бронетанковое училище имени М. В. Фрунзе. Так Зиновий Колобанов стал кадровым военнослужащим. В мае 1936 года он окончил военное училище в звании лейтенанта, с отличием, и начал службу командиром танка в 3-м отдельном танковом батальоне 2-й танковой бригады Ленинградского военного округа. В 1938 г. Колобанов окончил Курсы усовершенствования командного состава и далее служил помощником командира боепитания в 210-м стрелковом полку 70-й стрелковой диивзии. Затем, с 31 июля 1938 г. по 16 ноября 1938 г. Зиновий Колобанов служил командиром взвода 6-й отдельной танковой бригады, а затем был назначен командиром танковой роты в той же бригаде. 25 ноября 1939 года Колобанов был переведен командиром танковой роты в 1-ю легкую танковую бригаду, которая была развернута на Карельском перешейке. Приближалась советско-финская война и соединениям Ленинградского военного округа предстояло сыграть в ней очень важную роль.

Командир танковой роты Зиновий Колобанов не просто участвовал в войне. Он прошел от границы с Финляндией до Выборга, три раза горел в танке, находясь на волосок от гибели. После окончания войны, 17 марта 1940 года, лейтенанта Колобанова назначили помощником командира 52-й роты танкового резерва по боевой части 1-й легкой танковой бригады, а затем перевели в Киевский военный округ. Сначала он находился на должности заместителя командира танковой роты 90-го танкового полка, затем был назначен командиром танковой роты 36-го отдельного учебного танкового батальона 14-й лёгкой танковой бригады. 6 сентября 1940 года ему присвоили воинское звание старшего лейтенанта. Некоторое время Колобанов занимал должность старшего адъютанта (начальника штаба) батальона 97-го танкового полка, а затем в том же полку был назначен командиром танковой роты батальона тяжелых танков. Однако танков данная рота на вооружение так и не получила.
Когда началась Великая Отечественная война, старший лейтенант Колобанов был переведен командиром роты тяжелых танков КВ-1 в 1-ю танковую дивизию. Сам Зиновий Колобанов вспоминал, что в дивизию он был призван из запаса и, учитывая опыт советско-финской войны, получил сразу назначение командиром роты. 14 августа 1941 года Зиновий Колобанов участвовал в бою под селом Ивановским на реке Луга. Его экипаж уничтожил танк и артиллерийское орудие неприятеля. Однако самый главный бой в жизни Зиновия Григорьевича был еще впереди.

В экипаж танка КВ-1, помимо командира танка (и командира роты) старшего лейтенанта Зиновия Григорьевича Колобанова входили командир орудия танка старший сержант Андрей Михайлович Усов, старший механик-водитель старшина Николай Иванович Никифоров, младший механик-водитель красноармеец Николай Феоктистович Родников и стрелок-радист старший сержант Павел Иванович Кисельков. 19 августа 1941 г. старшего лейтенанта Колобанова вызвал лично командир дивизии генерал-майор Баранов, который и дал приказ перекрыть дороги к Красногвардейску. После этого рота из пяти танков КВ-1 под командованием Колобанова выдвинулась на обозначенные позиции.
Два танка из роты Колобанова были направлены командиром на дорогу со стороны Луги, два танка — на Кингисеппское направление. Командирский танк роты занял позицию на приморской дороге, позволявшую контролировать сразу два направления возможных перемещений танков противника.
На Лужском направлении 20 августа экипажи танков лейтенанта М.И. Евдокименко и младшего лейтенанта И.А. Дегтяря вступили в бой с авангардной немецкой танковой колонной и уничтожили пять танков и три бронетранспортера. Гитлеровцев на мотоциклах, проехавших по дороге в сторону совхоза Войсковицы, Колобанов пропустил, поскольку его задачей было перекрытие движения именно танковой колонны противника. Наконец, показались и немецкие легкие танки 6-й танковой дивизии (правда, есть и другие версии — что танки принадлежали или 1-й, или 8-й танковым дивизиям).Подождав, Колобанов отдал приказ открыть огонь. Первыми же выстрелами были подбиты три головных танка немецкой колонны, которые встали, перекрыв дорогу остальным танкам. Затем советский танк ударил по хвосту, а затем центру немецкой колонны. Точные попадания стали возможными благодаря действиям старшего сержанта Андрея Усова (на фото он в погонах лейтенанта, т.к. затем дослужился до этого звания) — опытнейшего артиллериста, воевавшего в советско-польской и советско-финской войнах и служившего прежде помощником командира взвода в артиллерийском полку, а затем прошедшего обучение на командира орудия тяжелого танка.

После выстрелов Усова, в колонне противника началась паника. Учитывая то, что дорога проходила через болотистое поле, танки, съехавшие на обочину, попадали в болото, где вязли. В загоревшихся танках взорвались боекомплекты. В течение тридцати минут боя танк Колобанова смог подбить все 22 танка противника, израсходовав 98 бронебойных снарядов. В сам советский танк попали 114 немецких снарядов, но его броня действительно казалась крепка. Всего же рота под командованием Колобанова подбила 43 танка противника — 22 танка на счету у экипажа старшего лейтенанта Колобанова, 8 танков — на счету у экипажа младшего лейтенанта Сергеева, 5 танков подбил экипаж лейтенанта Евдокименко, 4 танка — экипаж младшего лейтенанта Дегтяря и еще 4 танка — экипаж младшего лейтенанта Ласточкина. Уже после боя танкистами роты были уничтожены артиллерийская батарея противника, один легковой автомобиль, около двух пехотных рот. Такого боя еще не знала история советских и даже мировых танковых войск.
Казалось бы, невероятная победа танкистов над гитлеровцами в бою 20 августа 1941 года практически гарантировала старшему лейтенанту Колобанову звание Героя Советского Союза. И действительно, уже в сентябре 1941 года полковник Дмитрий Погодин, командовавший 1-м танковым полком 1-й танковой дивизии, представил всех членов экипажа танка старшего лейтенанта Зиновия Колобанова к званию Героя Советского Союза. Дмитрий Погодин, член ЦК Компартии Белорусской ССР и ветеран Гражданской войны в Испании, сам был первым танкистом, получившим звание Героя Советского Союза еще 31 декабря 1936 года — за доблесть и мужество, проявленные в боях в Испании. Как настоящий боевой командир, он прекрасно понимал цену подвигу Колобанова. Подписал представление и командир дивизии генерал-майор Виктор Баранов, который к этому времени сам тоже был Героем Советского Союза, получив высокую награду за бои с финскими войсками во время советско-финской войны. Но стать Героем Советского Союза ни удалось ни старлею Колобанову, ни другим членам его боевого экипажа. В штабе Ленинградского фронта идею присвоения Колобанову и его бойцам высоких званий Героев Советского Союза «зарубили». Командира экипажа и роты старшего лейтенанта Колобанова наградили орденом Красного Знамени, командира орудия старшего сержанта Усова — орденом Ленина, старшего механика-водителя старшину Никифорова — орденом Красного Знамени, стрелок-радист старший сержант Кисельков и младший механик-водитель красноармеец Родников получили по ордену Красной Звезды.
Как и другие советские воины, совершившие настоящие подвиги, но по каким-либо причинам не прошедшие «фильтр» у штабистов и замполитов, Зиновий Колобанов продолжал воевать. Он оборонял подступы к Красногвардейску, но 15 сентября 1941 года получил тяжелое ранение при обороне города Пушкин, получив осколочное поражение головы и позвоночника и контузию головного и спинного мозга. Почти всю войну он провел в госпиталях в Свердловске — ранения были слишком тяжелыми. Несмотря на это, 31 мая 1942 года Колобанову присвоили звание капитана, а в марте 1945 года, выписавшись, он сразу попросился в армию. 10 июля 1945 года, уже после окончания войны, Колобанов получил назначение заместителем командира 69-го танкового батальона 14-го механизированного полка 12-й механизированной дивизии 5-й гвардейской танковой армии в Барановичском военном округе.
После войны Колобанов еще тринадцать лет служил в Советской Армии. В 1951-1955 гг. он служил в Группе советских войск в Германии на должностях: командира танкового батальона самоходных артиллерийских установок 70-го тяжёлого танкового самоходного полка 9-й танковой дивизии 1-й гвардейской механизированной армии — с 1951 по 1954 гг., затем командира 55-го гвардейского танкового батальона 55-го танкового полка 7-й гвардейской танковой дивизии 3-й механизированной армии — с 1954 по 1955 гг. В 1952 году Колобанов получил воинское звание подполковника. Однако случилось очередное печальное событие, которое сразу же бросило тень на героического комбата. Солдат из его батальона дезертировал и сбежал в британскую зону оккупации. Этого оказалось достаточно для серьезнейшего удара по карьере героического фронтовика. Подполковника Колобанова перевели в Белорусский военный округ заместителем командира танко-самоходного батальона 10-го механизированного полка 12-й механизированной дивизии, а затем — заместителя командира танкового батальона 148-го гвардейского мотострелкового полка 50-й гвардейской мотострелковой дивизии 28-й армии. В 1958 году Зиновий Григорьевич Колобанов был уволен в запас. Он долгое время работал на Минском автозаводе мастером ОТК и контролером ОТК, прожил долгую жизнь и скончался в 1994 году на 84-м году жизни.
Получается, что удивительный подвиг экипажа Колобанова так и не был оценен по достоинству. Даже спустя годы власть так и не пошла на то, чтобы присвоить, пусть и с опозданием, легендарному танкисту звание Героя Советского Союза. Отказались это сделать и власти постсоветской России. Когда петербургское отделение Российского военно-исторического общества (РВИО) собрало более 100 тысяч подписей в поддержку присвоения Колобанову звания Героя Советского Союза, все равно последовал отказ. И это даже не удивительно. Например, такая же история сложилась с Алексеем Берестом. Впрочем, в глазах народа и Зиновий Колобанов, и его сослуживцы по экипажу танка, и Алексей Берест, и другие фронтовики, совершившие множество подвигов, все равно остаются подлинными Героями с большой буквы, вне зависимости от мнения чиновников.>Зиновий Колобанов — биография, информация, личная жизнь

Зиновий Колобанов

Зиновий Григорьевич Колобанов. Родился 25 декабря 1910 (7 января 1911 года) в селе Арефино Владимирской губернии (ныне Нижегородская обл.) — умер 8 августа 1994 года в Минске. Советский танкист-ас. На танке КВ-1 в одном бою уничтожил 22 немецких танка.

Зиновий Колобанов родился 25 декабря 1910 года (7 января 1911 года по новому стилю) в селе Арефино Владимирской губернии (ныне это Вачский район Нижегородской области).

Отец — Григорий Колобанов, погиб во время Гражданской войны в 1920 году.

В семье было еще двое детей.

Мать с детьми переехала в село Большое Загарино (ныне в Вачском районе Нижегородской области), где организовался колхоз. 19-летний Зиновий активно участвовал в его организации.

После окончания восьми классов средней школы учился в Горьковском индустриальном техникуме.

16 февраля 1933 года с третьего курса техникума был призван в ряды РККА. Курсант полковой школы при 49-м стрелковом полку 70-й стрелковой дивизии. В мае 1936 года окончил Орловское бронетанковое училище имени М. В. Фрунзе, присвоено звание лейтенанта.

После окончания училища, как отличник, имевший право выбирать место службы, выбрал Ленинград. Служил в Ленинградском военном округе командиром танка 3-го отдельного танкового батальона 2-й танковой бригады.

С октября 1937 по 1938 год обучался на Курсах усовершенствования командного состава, после которых служил помощником командира боепитания 210-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии (23.04.1938), командиром взвода 6-й отдельной танковой бригады (31.07.1938) и затем командиром танковой роты (16.11.1938). За пять дней до начала Советско-финской войны 25 ноября 1939 года Колобанов был назначен командиром танковой роты 1-й лёгкой танковой бригады на Карельском перешейке.

Участвовал в Советско-финской войне 1939-1940 годов. Прошёл от границы до Выборга, трижды горел. В 1940 году награжден орденом Красного Знамени.

Зиновий Колобанов в молодости

17 марта 1940 года Колобанов был назначен помощником командира 52-й роты танкового резерва по боевой части (1-я лёгкая танковая бригада), а ещё через пять дней переведён в Киевский военный округ (город Староконстантинов, Украинская ССР).

6 сентября 1940 года присвоено воинское звание старшего лейтенанта.

В Киевском военном округе служил заместителем командира роты 90-го танкового полка, командиром роты 36-го отдельного учебного танкового батальона 14-й лёгкой танковой бригады, потом старшим адъютантом (начальником штаба) батальона 97-го танкового полка, а 9 мая 1941 года назначен командиром роты батальона тяжёлых танков 97-го танкового полка 49-й танковой дивизии — но танков рота так и не получила.

Зиновий Колобанов во время Великой Отечественной войны:

3 июля 1941 года переведён на Северный фронт командиром роты тяжёлых танков КВ-1, 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии. Как говорил сам Колобанов, «поскольку у меня уже был боевой опыт — прошёл всю финскую и трижды горел в танке, то дали «старлея» и назначили командиром роты».

8 августа 1941 года немецкая группа армий «Север» начала наступление на Ленинград. 14 августа части 41-го мотокорпуса из состава 4-й танковой группы захватили плацдарм на р. Луга у села Ивановское. В бою под Ивановским Зиновий Колобанов отличился: его экипаж уничтожил танк и орудие противника.

20 августа 1941 года во время Кингисеппско-Лужской оборонительной операции экипаж танка КВ-1 Зиновия Колобанова в одном бою подбил из засады 22 танка противника в колонне в районе стратегического транспортного узла Войсковицы-Красногвардейск (ныне Гатчина). Всего же полуротой Колобанова, состоявшей из пяти тяжёлых танков КВ-1, совместно с курсантами пограничного училища и ополченцами Ленинграда в этот день в том же районе было подбито 43 немецких танка из 1-й, 6-й и 8-й танковых дивизий, проводивших 20 августа 1941 года смену своих позиций для приостановки наступления на Ленинград и окружения Лужской группировки советских войск.

Экипаж Колобанова: командир танка — старший лейтенант Колобанов Зиновий Григорьевич, командир орудия — старший сержант Андрей Михайлович Усов, старший механик-водитель старшина Николай Иванович Никифоров, младший механик-водитель красноармеец Николай Феоктистович Родников и стрелок-радист старший сержант Павел Иванович Кисельков.

19 августа 1941 года после тяжёлых боёв под Молосковицами З. Г. Колобанов прибыл в 1-й батальон 1-го полка 1-й танковой дивизии. Дивизия была пополнена новыми танками КВ-1 с экипажами, прибывшими из Ленинграда. Командир 3-й танковой роты 1-го танкового батальона старший лейтенант Колобанов был вызван к командиру дивизии генералу В. И. Баранову, от которого лично получил приказ прикрывать три дороги, ведущие к Красногвардейску (ныне город Гатчина) со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа (через Таллинское шоссе).

В тот же день рота Колобанова из пяти танков КВ-1 выдвинулась навстречу наступающему противнику. Важно было не пропустить немецкие танки, поэтому в каждый танк было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов и минимальное количество осколочно-фугасных.

События развивались следующим образом. Оценив вероятные пути движения немецких войск, Колобанов направил два танка на лужскую дорогу, два — на кингисеппскую, а сам занял позицию на приморской дороге. Место для танковой засады было выбрано таким образом, чтобы прикрыть сразу два возможных направления: противник мог выйти на дорогу на Мариенбург по дороге от Войсковиц, либо по дороге от Сяськелево. Поэтому танковый окоп для тяжелого танка КВ-1 № 864 старшего лейтенанта Колобанова был устроен всего в 300 метрах напротив Т-образного перекрёстка («Ориентир № 2») с таким расчётом, чтобы вести огонь «в лоб», если танки пойдут по первому маршруту. С обеих сторон от дороги находился болотистый луг, затруднявший манёвр немецкой бронетехнике.

На следующий день 20 августа 1941 года, после полудня, экипажи лейтенанта М. И. Евдокименко и младшего лейтенанта И. А. Дегтяря первыми встретили немецкую танковую колонну на Лужском шоссе, записав на свой счёт пять танков и три бронетранспортёра противника.

Затем около 14:00 после безрезультатно завершившейся авиаразведки по приморской дороге на совхоз Войсковицы проследовали немецкие разведчики-мотоциклисты, которых экипаж Колобанова беспрепятственно пропустил, дождавшись подхода основных сил противника. В колонне двигались лёгкие танки (предположительно Pz.Kpfw.35(t)) немецкой 6-й танковой дивизии (в других источниках также называются 1-я или 8-я танковые дивизии).

Выждав, пока головной танк колонны поравнялся с двумя берёзами на дороге («Ориентир № 1»), Колобанов скомандовал: «Ориентир первый, по головному, прямой выстрел под крест, бронебойным — огонь!». После первых выстрелов командира орудия Усова, бывшего профессионального артиллериста-инструктора, участника войны в Польше и Финляндии, три головных немецких танка загорелись, перекрыв дорогу.

Затем Усов перенес огонь на хвост, а затем и на центр колонны («Ориентир № 2»), тем самым лишив противника возможности уйти назад или в сторону Войсковиц. На узкой дороге, по обеим сторонам которой находилось болото, образовалась давка: машины, продолжая движение, натыкались друг на друга, съезжали на обочину и попадали в болото, где полностью теряли подвижность и могли только вести огонь из башен. В горевших танках противника начал рваться боекомплект. Немецкие танкисты вели ответный огонь, даже все завязшие в болоте танки противника пришлось подавлять огнём. В башню танка Колобанова попали 114 немецких снарядов. Но броня башни КВ зарекомендовала себя с самой лучшей стороны. За 30 минут боя экипаж Колобанова подбил все 22 танка в колонне. Из двойного боекомплекта было израсходовано 98 бронебойных снарядов.

По некоторым свидетельствам, вместе с командованием танковой части к месту боя приехал и «специальный» корреспондент газеты «Известия», штатный корреспондент местной ополченческой газеты «На защиту Ленинграда» Павел Майский, который, предположительно, заснял панораму горящих машин.

По приказу комдива В. И. Баранова экипаж занял второй подготовленный танковый окоп в ожидании повторной атаки.

По-видимому, на этот раз танк был обнаружен, и танки огневой поддержки Pz.Kpfw.IV начали обстрел КВ-1 с дальней дистанции, чтобы отвлечь внимание на себя и не позволить вести прицельный огонь по танкам и мотопехоте, которые в это время прорывались в район учхоза и далее в Черново. Кроме того, им требовалось вынудить советских танкистов покинуть позицию, чтобы приступить к эвакуации подбитых танков. Танковая дуэль не принесла результата обеим сторонам: Колобанов не заявил ни об одном уничтоженном танке на этом этапе боя, а у его танка разбило внешние приборы наблюдения и заклинило башню. Ему даже пришлось дать команду выехать из танкового окопа и развернуть танк, чтобы навести пушку на немецкие противотанковые орудия, подтащенные во время боя к танку на близкую дистанцию.

Тем не менее, экипаж Колобанова выполнил поставленную задачу, связав боем немецкие танки огневой поддержки Pz.Kpfw.IV, которые не смогли поддержать продвижение вглубь советской обороны второй роты танков, где она и была уничтожена группой танков КВ-1 под командованием комбата И. Б. Шпиллера.

После боя на КВ-1 Колобанова насчитали более сотни попаданий (в различных источниках количество вмятин на броне танка Колобанова приводится разное: 135, 147, 156).

Таким образом, в результате экипажем старшего лейтенанта Колобанова было подбито 22 немецких танка, а всего его рота записала на свой счёт 43 танка противника (в том числе экипаж младшего лейтенанта Ф. Сергеева — 8; младшего лейтенанта В. И. Ласточкина — 4; младшего лейтенанта И. А. Дегтяря — 4; лейтенанта М. И. Евдокименко — 5). Кроме того, лично командир батальона И. Б. Шпиллер сжёг два танка. В этот же день ротой уничтожено: одна легковая машина, артиллерийская батарея, до двух рот пехоты и взят в плен один мотоциклист противника.

Несмотря на то что за 20 августа крупные потери в танках не были зафиксированы в немецких документах, это не опровергает заявленное советской стороной число подбитых танков. Так, 14 танков 65-го танкового батальона 6-й танковой дивизии, списанных на безвозвратные потери в период с 23 августа по 4 сентября, могут быть отнесены на результаты боя с ротой Колобанова. А в начале сентября три роты 65-го танкового батальона были сведены в две смешанного состава. Остальные подбитые танки, по всей видимости, были отремонтированы. 7 сентября генерал-майор Эрхард Раус (нем. Erhard Raus) назначен временным командиром дивизии вместо генерал-майора Франца Ландграфа.

В сентябре 1941 года за этот бой командиром 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии, членом ЦК Компартии Белоруссии, первым танкистом, получившим медаль «Герой Советского Союза»(№ 26), Д. Д. Погодиным все члены экипажа Колобанова были представлены к званию Героя Советского Союза. Командир дивизии Герой Советского Союза генерал В. И. Баранов также подписал эти представления. Однако в штабе Ленинградского фронта награда Колобанову кем-то снижена до ордена Красного Знамени, а командиру орудия старшему сержанту А. М. Усову до ордена Ленина. Наградные листы с зачёркнутым красным карандашом представлениями к званию Героя Советского Союза хранятся в ЦАМО РФ.

Колобанов получил орден Красного Знамени 3 февраля 1942 года. Члены экипажа: командир орудия старший сержант А. М. Усов был награждён высшим орденом СССР орденом Ленина, старший механик-водитель старшина Н. И. Никифоров — орденом Красного Знамени, стрелок-радист старший сержант П. И. Кисельков и младший механик-водитель красноармеец Н. Ф. Родников — орденом Красной Звезды.

Около двух часов дня 20 августа 1941 в городе Красногвардейске (ныне город Гатчина) стала слышна сильная канонада развернувшегося у совхоза Войсковицы сражения с немецкими танками. Обеспокоенное партийное и советское руководство города обратилось за информацией о ситуации в военный штаб укрепрайона. По полученной там информации выяснилось, что военное руководство считает, что прорвавшиеся немецкие танки ведут бой уже на окраине города в районе Колпан. К несчастью, днём раньше при проведении мер по подготовке к эвакуации городского телефонного узла по халатности были перерезаны кабели коммутатора и тем самым полностью прервана телефонная связь в самом городе и связь с районом, Ленинградом и воинскими частями. Ориентируясь на имевшуюся текущую информацию, начальник районного отдела НКВД принял решение о немедленной эвакуации советских и партийных работников из города и подрыве основных производств в городе. Был выведен почти весь личный состав милиции и пожарные машины, подрывы были произведены, и в городе возникли пожары. При спешном покидании города было оставлено бесхозным оружие и боеприпасы. В тот же день после прояснения ситуации руководство города и милиция вернулись в горящий город после часового отсутствия. Состоялось следствие и через неделю суд. По приговору суда руководитель отдела НКВД был приговорен к расстрелу, а почти все остальные руководители советских и партийных органов к большим срокам заключения.

Тем временем, к вечеру 20 августа 1941 года германские танковые дивизии 41-го моторизованного корпуса выполнили поставленные немецким Генеральным штабом задачи по приостановке наступления на Ленинград и смене позиций дивизий для окружения Лужской группировки советских войск, захватив железнодорожную станцию Илькино (нынешняя станция Войсковицы) на Кингисеппской ветке и станцию Суйда на Псковской ветке Варшавской железной дороги.

В начале сентября 1941 танковая рота Колобанова удерживала подступы к Красногвардейску в районе Большой Загвоздки, уничтожив три миномётных батареи, четыре противотанковых орудия и 250 солдат и офицеров врага. 13 сентября 1941 года Красногвардейск был оставлен частями РККА. Рота Колобанова прикрывала отход последней войсковой колонны на город Пушкин.

15 сентября 1941 года Колобанов был тяжело ранен: ночью на кладбище города Пушкин, где танки заправлялись топливом и боеприпасами, рядом с ним разорвался немецкий снаряд. Танкист получил осколочное поражение головы и позвоночника, контузию головного и спинного мозга. Находился на излечении в Травматологическом институте в Ленинграде, затем был эвакуирован и до 15 марта 1945 года лечился в эвакогоспиталях № 3870 и 4007 в Свердловске.

31 мая 1942 года присвоено воинское звание капитан.

Несмотря на тяжёлое ранение и контузию, Зиновий Григорьевич вновь попросился в строй и продолжил карьеру профессионального военного. 10 июля 1945 года назначен заместителем командира 69-го танкового батальона 14-го механизированного полка 12-й механизированной дивизии 5-й гвардейской танковой армии в Барановичском военном округе.

10 декабря 1951 года переведён в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), где проходил службу до 1955 года. Занимал должность командира танкового батальона самоходных артиллерийских установок 70-го тяжёлого танкового самоходного полка 9-й танковой дивизии 1-й гвардейской механизированной армии (в ГСВГ), затем с 2 июня 1954 года — командир 55-го гвардейского танкового батальона 55-го танкового полка 7-й гвардейской танковой дивизии 3-й механизированной армии.

10 июля 1952 года Колобанову присвоено воинское звание подполковник, а 30 апреля 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР награждён орденом Красного Знамени (за 20 лет выслуги в армии).

В это время из батальона в английскую оккупационную зону дезертировал солдат. Спасая комбата от военного трибунала, командарм объявил Колобанову о неполном служебном соответствии и перевёл его в Белорусский военный округ, где он служил с 10 декабря 1955 года.

7 марта 1956 года назначен на должность заместителя командира танко-самоходного батальона 10-го механизированного полка 12-й механизированной дивизии (Белорусский военный округ), а затем с 16 мая 1957 года — на должность заместителя командира танкового батальона 148-го гвардейского мотострелкового полка 50-й гвардейской мотострелковой дивизии 28-й армии (город Осиповичи Могилёвской области, Белоруссия).

5 июля 1958 года подполковник Колобанов уволен в запас.

Работал на Минском автозаводе сначала мастером ОТК, затем контролёром ОТК, имел звание «Ударник коммунистического труда».

В начале 1970-х годов киностудия «Беларусьфильм» планировала снять фильм о Колобанове, но затем съёмочная группа решила, что во время отступления Красной армии в августе 1941 года подобные события не могли иметь место, тяжело травмированный ветеран что-то перепутал, и фильм снят не был.

Умер 8 августа 1994 года в Минске. Похоронен 9 августа 1994 года на Чижовском кладбище в Минске, участок номер 8/1г.

Над могилой Зиновия Колобанова на Чижовском кладбище в Минске ему установлен мемориальный памятник с рассказом о бое под Войсковицами. Над могилой шефствуют воспитанники Минского суворовского военного училища.

На жилом доме в Минске по ул. Ташкентской дом 26 корпус 2, где жил З. Г. Колобанов с 1967 по 1994 год, установлена мемориальная доска.

Зиновий Колобанов

Личная жизнь Зиновия Колобанова:

Жена — Александра Георгиевна Колобанова.

В браке родился сын Геннадий.

Внук — Андрей, закончил Харьковское гвардейское высшее танковое командное училище с отличием. Правнук — Клементий.

Зиновий Колобанов с женой

Зиновий Колобанов с женой и сыном

Андрей Колобанов — внук Зиновия Колобанова

Награды Зиновия Колобанова:

— Два ордена Красного Знамени (№ 24234 приказ командующего Ленинградским фронтом № 0281/н от 3.02.1942; № 401075 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30.04.1954, за 20 лет выслуги в армии);
— Орден Отечественной войны 1-й степени (Приказ министра обороны СССР № 40 от 1.08.1986; к 40-летию Победы);
— Орден Красной Звезды (№ 2876931 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20.06.1949, за 15 лет выслуги в армии);
— Медаль «За боевые заслуги» (№ 2957095 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6.05.1946, за 10 лет выслуги в армии);
— Медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»;
— Медаль «За оборону Ленинграда»;
— Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
— Юбилейная медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
— Юбилейная медаль «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
— Юбилейная медаль «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
— Медаль «Ветеран Вооружённых Сил СССР»;
— Юбилейная медаль «30 лет Советской Армии и Флота»;
— Юбилейная медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР»;
— Юбилейная медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР»;
— Юбилейная медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР»;
— Юбилейная медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР»

Подвиг танкиста Колобанова.

Подвиг танкиста Зиновия Колобанова до сих пор не оценен по достоинству. В августе 1941 года Колобанову была поставлена задача насмерть стоять на подступах к Красногвардейску. Ночь на 20 августа прошла в тревожном ожидании. Наконец, появилась немецкая колонна из 22 танков. На машину Колобанова обрушился шквальный огонь, но всего за 30 минут экипаж совершил невозможное: все 22 танка противника были уничтожены. По окончании войны с подвигом Колобанова произошел странный казус – в него попросту отказывались верить, хотя и факт боя, и его результаты были задокументированы.
Все это было так:
В молчании суровом
Стоит тяжелый танк,
В леске замаскирован,
Враги идут толпой
Железных истуканов,
Но принимает бой
Зиновий Колобанов.
Эти стихи — лишь небольшой отрывок из поэмы, которая была написана в сентябре 1941 года поэтом Александром Гитовичем в честь командира 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии старшего лейтенанта Зиновия Колобанова. За месяц до этого, — 20 августа 1941 года экипаж танка, которым командовал 30-летний Колобанов, уничтожил в одном бою 22 немецких танка. Кроме того, были уничтожены артиллерийская батарея, легковая машина и до двух рот гитлеровской пехоты.
Начинал службу Колобанов в пехоте, но Красной Армии нужны были танкисты. Способного молодого солдата отправили в Орёл, в бронетанковую школу имени Фрунзе.
В 1936 году Зиновий Колобанов окончил бронетанковую школу с отличием и в звании лейтенанта был отправлен на службу в Ленинградский военный округ.
Боевое крещение он принял на советско-финской войне, которую начал командиром танковой роты 1-й лёгкой танковой бригады. За время этой недолгой войны он трижды горел в танке, каждый раз возвращаясь в строй, и был награждён орденом Красного Знамени.
В начале Великой Отечественной войны Красной Армии остро не хватало таких, как Колобанов — грамотных командиров с боевым опытом. Именно поэтому ему, начинавшему службу на лёгких танках, срочно пришлось осваивать Колобанов КВ-1, чтобы затем не просто бить на нем гитлеровцев, но и обучать этому своих подчинённых.
В экипаж танка КВ-1 старшего лейтенанта Колобанова входили командир орудия старший сержант Андрей Усов, старший механик-водитель старшина Николай Никифоров, младший механик-водитель красноармеец Николай Родников и стрелок-радист старший сержант Павел Кисельков.
Танки «Климент Ворошилов» КВ-1 против немецких Pz.Kpfw.35(t)
КВ — 1: тяжёлый танк. Калибр и марка пушки: 76-мм Л-11, Ф-32, Ф-34, ЗИС-5
Pz.Kpfw.35(t): Лёгкий танк. Калибр и марка пушки: 37-мм vz.34UV
Pz.Kpfw.35(t)
Позиция тяжело танка КВ-1 Колобанова находилась на высоте с глинистым грунтом, на расстоянии около 150 м от развилки дорог, около которой росли две березы, получившие название «Ориентир №1», и примерно в 300 м от перекрестка, обозначенного «Ориентир №2». Длина просматриваемого участка дороги около 1000 м, 22 танка легко размещаются на нем при походной дистанции между танками 40 м.
Экипаж экранированного танка КВ-1 получает боевую задачу. Ленинградский фронт, август-сентябрь 1941 года
Выбор места для ведения огня по двум противоположенным направлениям (такая позиция называется капонир) объясняется следующим. Противник мог выйти на дорогу на Мариенбург либо по дороге от Войсковиц, либо по дороге от Сяськелево. В первом случае пришлось бы стрелять в лоб. Поэтому капонир был вырыт прямо напротив перекрестка с таким расчетом, чтобы курсовой угол был минимальным. При этом пришлось смириться с тем, что расстояние до развилки сократилось до минимума.
Получив приказ, Колобанов поставил боевую задачу: остановить вражеские танки, поэтому в каждую из пяти машин роты было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов.
Прибыв в тот же день на место неподалёку от совхоза Войсковицы, старший лейтенант Колобанов распределил силы. Танки лейтенанта Евдокименко и младшего лейтенанта Дегтяря заняли оборону на Лужском шоссе, танки младшего лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Ласточкина прикрывали кингисеппскую дорогу. Самому Колобанову досталась расположенная в центре обороны приморская дорога.
Ночь на 20 августа прошла в тревожном ожидании. Около полудня немцы попытались прорваться по Лужскому шоссе, но экипажи Евдокименко и Дегтяря, подбив пять танков и три бронетранспортёра, заставили противника повернуть назад.
Спустя два часа мимо позиции танка старшего лейтенанта Колобанова проехали немецкие мотоциклисты-разведчики. Замаскированный КВ-1 себя никак не обнаружил.
Наконец, появились давно ожидаемые «гости» — колонна немецких лёгких танков, состоящая из 22 машин.
Колобанов скомандовал:
— Огонь!
Первыми залпами были остановлены три головных танка, затем командир орудия Усов перенёс огонь на хвост колонны. В результате немцы потеряли возможности для манёвра и не могли покинуть зону обстрела.
В то же время танк Колобанова был обнаружен противником, который обрушил на него шквальный огонь.
Вскоре от маскировки КВ-1 не осталось ничего, немецкие снаряды ударяли в башню советского танка, однако пробить его не удавалось.
В какой-то момент очередное попадание вывело из строя башню танка, и тогда для того, чтобы продолжить бой, механик-водитель Николай Никифоров вывел танк из окопа и стал маневрировать, разворачивая КВ-1 так, чтобы экипаж мог продолжать вести огонь по гитлеровцам.
В течение 30 минут боя экипаж старшего лейтенанта Колобанова уничтожил все 22 танка, находившиеся в колонне.
Когда бой стих, Колобанов с подчинёнными обнаружили на броне следы от более чем 150 попаданий немецких снарядов. Но надёжная броня КВ-1 выдержала всё.
Сразу после этого танкового сражения, закончившегося полной победой советского оружия, в газете «Красная звезда» появилась заметка о подвиге танкиста Колобанова.
А в архивах Министерства обороны сохранился уникальный документ – наградной лист Зиновия Колобанова.
В нем подтверждается информация о количестве подбитых танков, но, пожалуй, самое главное, — Зиновия Колобанова и всех членов его экипажа за проявленные в победоносном бою мужество и героизм были представлены к званию Герой Советского Союза. Но высшее командование не сочло, что подвиг танкистов заслуживает столь высокой оценки. Зиновия Колобанова наградили орденом Красного Знамени, Андрея Усова — орденом Ленина, Николая Никифорова — орденом Красного Знамени, а Николая Родникова и Павла Киселькова — орденами Красной Звезды.
13 сентября 1941 года Красногвардейск был оставлен частями Красной Армии. Рота Колобанова была опять оставлена на самом важном в тот момент рубеже – она прикрывала отход последней войсковой колонны на город Пушкин. 15 сентября 1941 года старший лейтенант Колобанов был тяжело ранен. Ночью на кладбище города Пушкин, где танки заправлялись топливом и боеприпасами, рядом с КВ Зиновия Колобанова разорвался немецкий снаряд. Танкист получил осколочное ранение головы и позвоночника, контузию головного и спинного мозга.
Его отправили на лечение в Травматологический институт Ленинграда, в тот самый город, который танкист так успешно оборонял. До наступления блокады северной столицы, герой-танкист был эвакуирован и до 15 марта 1945 года лечился в эвакогоспиталях № 3870 и 4007 в Свердловске. Но летом 1945 года, восстановившись после ранения, Зиновий Колобанов вернулся в строй. Ещё тринадцать лет он служил в армии, выйдя в запас в звании подполковника, затем много лет жил и работал на заводе в Минске.
Почему не герой? На вопрос: «Почему герою-танкисту Колобанову ни в годы Великой Отечественной войны, ни после ее окончания так и не было присвоено звание Герой Советского Союза?» есть два ответа. И оба они кроются в биографии танкиста Зиновия Григорьевича Колобанова.
Первая причина — после войны журналист «Красной Звезды» А.Пинчук опубликовал информацию, что якобы за прорыв линии Маннергейма Колобанов З.Г. стал Героем Советского Союза (в начале марта 1940 года получил Золотую Звезду и орден Ленина) и ему присвоили внеочередное звание капитана. Но за братание его подчинённых с финскими военнослужащими после подписания Московского мирного договора от 12 марта 1940 года Колобов З.Г. был лишён и звания, и награды, документальных сведений, подтверждающих получение Колобановым З.Г. звание Героя Советского Союза за участие в Финской войне, нет.
Вторая причина — 10 декабря 1951 года Колобов был переведён в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), где проходил службу до 1955 года. 10 июля 1952 года З. Г. Колобанову присвоено воинское звание подполковник, а 30 апреля 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР награждён орденом Красного Знамени (за 20 лет выслуги в армии).
В это время из танкового батальона в английскую оккупационную зону дезертировал советский солдат. Спасая комбата от военного трибунала, командарм объявил Колобанову З.Г. о неполном служебном соответствии и перевёл его в Белорусский военный округ. В советское время наличие в биографии даже одной из перечисленных причин было вполне достаточно для того, чтобы отказать в присвоении звания Героя Советского Союза. Зиновий Колобанов ушёл из жизни в 1994 году, но ветеранские организации, общественники и историки по сей день предпринимают попытки добиться присвоения ему звания Героя России.
Тем не менее, при жизни подвиг танкиста З. Г. Колобанова не получил своего признания.
Журналист И. Б. Лисочкин:
В любой стране мира за то, что совершил Колобанов, человеку должны были быть предоставлены все высшие ордена, поощрения, повышения в звании. Почему ему не дали Героя? Я понимаю, что ему обязаны были дать. То, что он и члены его экипажа не были награждены Золотыми Звёздами, с моей точки зрения, невероятная несправедливость. Почему не был награждён? Когда Баранов доложил командующему фронтом и политработникам, которые там были, что Колобанов заслуживает звания Героя Советского Союза, ему сказали: «Ты что? Он только что из тюрьмы вышел. Дискредитировал нашу армию на финском фронте».
Историк А. Смирнов, 2003:
Долгое время Колобанову отказывались верить, когда он рассказывал о знаменитом бое и о количестве уничтоженных его экипажем танков. Были случаи, когда из зала, услышав про количество подбитых танков, доносился иронический смех: «Мол, ври ветеран, но знай меру!»
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2,_%D0%97%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D0%B9_%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87
https://cont.ws/@fanc/84967
http://7lostworlds.ru/blog/43855938809/22-podbityih-vrazheskih-tanka-za-30-minut-%E2%80%94-kak-tankist-Kolobano

«Стальная стена» Зиновия Колобанова

20 августа 1941 года в одном бою танкист Зиновий Колобанов уничтожил два десятка германских танков

История советских танковых войск знает множество танкистов-асов, чей список побед насчитывает по три с лишним десятка вражеских машин и более. Как правило, таких показателей танкисты достигали не за один и даже не за десяток боев: правило «танки с танками не воюют» действовало на протяжении всей Великой Отечественной войны, и лишь иногда бронированные тяжеловесы сходились друг с другом в единоборстве.

В этом ряду ярким исключением выглядит победа старшего лейтенанта Зиновия Колобанова, которая даже сейчас кажется невероятной. Только в одном бою – 20 августа 1941 года – его экипажу удалось уничтожить сразу 22 немецких танка и выйти из этой схватки живым! Более того, хотя КВ-1 Колобанова получил почти полторы сотни попаданий, ни одно из них не пробило броню насквозь. И остается только удивляться, что ни тогда, в начале войны, ни позже, несмотря на неоднократные обращения, танкист так и не получил звания Героя Советского Союза.

Путевка к подвигу

История самого Зиновия Колобанова является ярким примером того, что Аркадий Гайдар назвал «обыкновенной биографией в необыкновенное время». Выходец из крестьянской семьи, потерявший отца на Гражданской войне, Зиновий Колобанов быстро оторвался от земли и отправился в Нижний Новгород (в 1932 году переименован в Горький) поступать в индустриальный техникум. Но доучиться и получить рабочую специальность ему не было суждено. Зимой 1933 года третьекурсника Колобанова призвали в Красную Армию.

Курсант полковой школы Зиновий Колобанов, 1933 год

Среди множества героев Великой Отечественной войны, особенно летчиков и танкистов, то и дело встречаются те, кто никогда в юности не грезил о карьере военного, но волею судеб надел офицерскую форму и проявил себя с лучшей стороны. Как правило, это были люди, которые попадали в авиационные школы и танковые училища по комсомольским и партийным путевкам. Получил такую и курсант полковой школы 49-го стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии Зиновий Колобанов. Будущий командир отправился в Орел учиться в бронетанковом училище имени Фрунзе.

Надо заметить, что курсанту Колобанову выпала большая честь попасть именно в это военно-учебное заведение. Орловское бронетанковое училище было первым в Советской России вузом, который готовил офицеров-танкистов, и многие его выпускники в годы войны проявили себя наилучшим образом. Достаточно сказать, что 112 бывших курсантов-орловцев удостоились в ходе Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза.

Выпускник Орловского бронетанкового училища лейтенант Зиновий Колобанов

Отбор курсантов в Орловское бронетанковое училище был достаточно жестким, и выделиться на их фоне было непросто, но Зиновию Колобанову это удалось. Он окончил учебу с отличием и получил право выбора места дальнейшей службы. Для него, давно мечтавшего о Ленинграде, этот вопрос решился просто, и летом 1936 года молодой лейтенант Колобанов прибыл к месту службы в 3-й отдельный танковый батальон 2-й танковой бригады Ленинградского военного округа.

Первая война лейтенанта Колобанова

Первой настоящей войной лейтенанта Колобанова стала советско-финская война 1939-40 годов. За пять дней до ее начала офицера назначили командиром танковой роты 1-й легкой танковой бригады, занимавшей позиции на Карельском перешейке. Но вскоре опытного танкиста перебросили в другую часть — 20-ю тяжелую танковую бригаду, вооруженную танками Т-28.

Танки Т-28 20-й тяжелой танковой бригады, в которой во время советско-финской войны служил лейтенант Зиновий Колобанов, выдвигаются к Карельскому перешейку, декабрь 1939 года

Эти тяжелые, не очень быстроходные машины, хотя и считались на момент своего создания лучшими средними танками в мире, но к концу 1930-х заметно сдали позиции: их бронирование было уже недостаточным и не могло противостоять противотанковой артиллерии, которой были насыщены финские линии обороны. Это грозило большими потерями в бригадах, вооруженных Т-28. И 20-я бригада не стала исключением. За неполный год боев Зиновий Колобанов трижды горел в своем подбитом танке: сначала при прорыве линии Маннергейма, потом — в бою у озера Вуокса и в ходе рейда на Выборг.

Подполковник запаса Зиновий Колобанов, конец 1980-х

Война окончилась для лейтенанта Колобанова награждением орденом Боевого Красного знамени и… направлением в Киевский особый военный округ. Там он успел дослужиться до звания старшего лейтенанта, опробовать себя на командной и штабной работе и в конце концов получить назначение на должность командира роты в батальоне тяжелых танков 97-го танкового полка. Правда, своих тяжелых танков — новых КВ-1 — батальон так и не дождался. В реальности старший лейтенант Колобанов находился в резерве, когда грянула Великая Отечественная война.

Задание для смертников

Из резерва опытного танкиста призвали 3 июля 1941 года, но направили не на Юго-Западный фронт, а решили использовать на том театре военных действий, который был хорошо знаком Колобанову. Так он попал на Северный фронт, где был назначен командиром 3-й роты тяжелых танков 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии. Фактически ему пришлось формировать свою роту с нуля. Как он сам вспоминал, подразделение принимало только-только сошедшие с конвейера Кировского завода тяжелые танки КВ-1 и тут же, на базе отдельного учебного танкового батальона, формировались экипажи. Обкатку машины проходили по пути с завода до Средней Рогатки, где дислоцировался полк, и уже оттуда отправлялись на фронт.

Экипаж танка КВ-1 командира танковой роты старшего лейтенанта Зиновия Колобанова. Слева направо: командир орудия старший сержант Андрей Усов, заряжающий красноармеец Николай Родников, командир танка Зиновий Колобанов, стрелок-радист старший сержант Павел Кисельков и механик-водитель старшина Николай Никифоров

Остается только удивляться, как быстро командиру роты старшему лейтенанту Колобанову удалось «сбить» не только свой экипаж, но и всю свою роту, состоявшую из десяти тяжелых танков КВ-1. По словам Колобанова, «Экипаж танка — больше, чем семья. Ведь танк — машина, которая подчиняется коллективу. Здесь необходимы полная слаженность и взаимопонимание. Иначе воевать нельзя». Но к началу августа 1941 года и колобановский экипаж, и вся его рота полностью соответствовали этим требованиям, действуя как единый организм.

Вероятно, именно это и повлияло на выбор командира танковой дивизии генерал-майора Виктора Баранова, которому требовался опытный командир, чье подразделение сможет выполнить тяжелый приказ: в одиночку перекрыть дороги у совхоза Войсковицы, ведущие к городу Красногвардейску (нынче Гатчина). Фактически это было задание для смертников: танковые роты были уже неполного состава, часть машин за полтора месяца боев была потеряна, а разведка сообщала о переброске крупных танковых подразделений противника.

Подбитые чешские танки LT vs.35 из состава танкового подразделения Вермахта. Такие же танки составляли большинство в колонне, уничтоженной экипажем Зиновия Колобанова

Противопоставить немцам можно было только одно: тактику танковых засад, которую подчиненные генерала Баранова освоили в совершенстве. Именно она и принесла ошеломляющий успех роте старшего лейтенанта Колобанова и его собственному экипажу, сделав его одним из самых результативных в Красной Армии.

Стрельба по неподвижным мишеням

Много позже станет понятно, что успех способствовал роте Колобанова и его экипажу не только потому, что их личный состав был умелым и опытным. Судя по всему, немецкое командование просто не ожидало встретить сопротивление на участке фронта, который уже считало прорванным. Иначе трудно объяснить, почему колонна из 22 танков, большинство из которых составляли легкие чешские LT vz.35, шла очень плотно, держа укороченную дистанцию, а члены экипажей многих машин выбрались на броню, загорая под нежарким августовским солнцем.

Наградной лист на Зиновия Колобанова с представлением к званию Героя Советского Союза, в котором награда исправлена на орден Боевого Красного знамени

Такая беспечность дорого обошлась танкистам 6-й танковой дивизии Вермахта. Первыми же выстрелами из засады танкисты колобановского КВ-1 подбили две машины, шедшие впереди колонны, а затем перенесли огонь на замыкающие танки. Через несколько минут вся немецкая колонна оказалась запертой на узкой дороге и уже не могла укрыться от бронебойных снарядов советского танка, которыми экипаж Колобанова буквально поливал противника (перед боем танкисты загрузили двойной боезапас).

«Бой экипажа Колобанова с немецкой танковой колонной. Красногвардейский укрепрайон. 1941 г.». Акварель художника Дениса Базуева, 2004 год

Тяжелые болванки КВ-1 легко пробивали нетолстую броню чешских машин, а те даже не могли воспользоваться своим главным преимуществом — подвижностью, поскольку сразу за обочиной дороги начиналось болото. А 37-миллиметровые орудия германских танкистов были бессильны перед толстой броней КВ. И хотя в какой-то момент удачный немецкий выстрел заклинил башню танка старшего лейтенанта Колобанова, на эффективность его огня это не повлияло: вместо башни стал вертеться весь танк, подчиняясь рычагам механика-водителя. Итогом боя стало уничтожение 22 танков экипажем Зиновия Колобанова, и еще 21 записали на свой счет другие танкисты из колобановской роты. В результате продвижение немцев на опасном участке было задержано на несколько дней, что позволило перегруппировать советские войска, оборонявшиеся на подступах к Ленинграду.

Неврученная награда

По горячим следам командир 1-го танкового полка Дмитрий Погодин представил отличившегося ротного к званию Героя Советского Союза. Комдив Виктор Баранов поддержал представление, но в штабе Ленинградского фронта почему-то решили, что такой высокой награды Колобанов не достоин и, зачеркнув в наградном листе «Герой Советского Союза», написали «орден Красного Знамени». Именно его танкист и получил в госпитале, куда попал после тяжелого ранения в бою, произошедшем 15 сентября 1941 года. Лечение затянулось надолго, и награду ему вручили 3 февраля 1942 года. При этом командир орудия колобановского КВ-1 старший сержант Андрей Усов получил орден Ленина. Наградили и остальных танкистов: механика-водителя Николая Никифорова — орденом Боевого Красного знамени, а стрелка-радиста Павла Киселькова и заряжающего Николая Родникова — орденами Красной Звезды.

На церемонии открытия памятника на месте боя экипажа Зиновия Колобанова, 7 сентября 1983 года. Перед памятником стоят Зиновий Колобанов (крайний слева) и Андрей Усов (в центре)

Оправиться от ранения капитану Зиновию Колобанову (новое звание он тоже получил в госпитале) удалось только после Победы. Он добился возвращения в строй и еще 13 лет прослужил в танковых войсках, уйдя в отставку в звании подполковника с должности заместителя командира танкового батальона. А в 1994 году легендарного танкиста не стало. Он так и не получил заслуженной высшей награды, несмотря на неоднократные обращения к руководству Министерства обороны России, в которых предлагалось присвоить Зиновию Колобанову звание Героя Российской Федерации. А ведь вполне его заслуживает: практически все другие советские танкисты-асы, чей личный счет превышает 20 вражеских машин, удостоены высшей государственной награды.

Зиновий Колобанов: биография, награды. Подвиг танкиста Зиновия Григорьевича Колобанова

Колобанов Зиновий Григорьевич – советский танкист, участник и герой Великой Отечественной войны. В августе 1941 года во время Кингисеппско-Лужской операции он вместе с экипажем своего танка КВ-1 за время одного боя, проходящего в районе транспортного узла Войсковицы-Красногвардейск, подбил 22 вражеских танка. Это притом, что вся рота Зиновия Григорьевича, в состав которой вошли 5 танков КВ-1, в этом же сражении поразила 43 немецких танка. Героизм и профессионализм танкиста вошли в историю Великой Отечественной войны как настоящий подвиг. Сегодня мы познакомимся с биографией выдающегося воина и узнаем, как он действовал в тот день.

Детство и образование

Колобанов Зиновий Григорьевич родился в селе Арефино, которое находилось в Муромском уезде Владимирской губернии, 25 декабря 1910 года. Сегодня это Вачский район Нижегородской области. Когда мальчику было 10 лет, обороты набирала Гражданская война, которая забрала его отца. В последующие годы матери Зиновия приходилось в одиночку растить и воспитывать троих детей. Окончив восемь классов средней школы, будущий танкист поступил в Горьковский индустриальный техникум. В 1933 году, когда Колобанов был третьекурсником, его призвали в ряды РККА. В 1936 году он окончил бронетанковое училище в городе Орел и получил звание лейтенанта.

Окончив училище с отличием, Зиновий Колобанов получил право на выбор места дальнейшей службы. Он выбрал Ленинград, так как испытывал к нему «заочную любовь». Первое время Зиновий служил командиром танка в Ленинградском военном округе. В 1937-1938 годах он проходил курсы усовершенствования командного состава, после которых получил должность командира взвода 6-й танковой бригады. Затем танкист вырос до командира танковой роты.

Советско-Финская война

За несколько дней до начала войны с Финляндией Колобанову поручили командование танковой ротой первой танковой легкой бригады, базирующейся на Карельском перешейке. Войну с финнами Зиновий прошел от начала до конца. Трижды он оказывался в воспламенившемся танке, но всегда быстро возвращался в строй. В 1940 году его наградили орденом Красного Знамени. Когда военные действия с Финляндией закончились, в марте 1940 года Зиновия перевели в Киевский военный округ. В этом же году Колобанов был повышен в звании до старшего лейтенанта.

Великая Отечественная война

С началом ВОВ Зиновий Колобанов был призван из запаса и назначен командиром роты 1-й танковой дивизии, которую создали на базе 2-й танковой бригады, в составе которой он воевал с финнами. Столь ответственную должность мужчине поручили, опираясь на его боевой опыт. Тем не менее о прежних наградах быстро пришлось забыть, ведь набирающая обороты война требовала новых подвигов.

Военные получали боевые машины на Кировском заводе. Танковые экипажи формировались там же. Каждый из них, наряду с рабочими, принимал непосредственное участие в сборке своей машины. На участке Кировский завод — Средняя Рогатка танки обкатывались. Затем они уходили на фронт.

Оборона Ленинграда

В августе 1941 года Ленинград пребывал в крайне тяжелом положении. Ленинградская стратегическая оборонительная операция проходила далеко не так, как планировалось. В ночь на 8 августа вражеские части 4-й танковой группы атаковали населенные пункты Ивановское и Большой Сабск и двинулись по направлению к Кингисеппу и Волосово. Спустя всего три дня сражений немцам удалось подойти к дороге с Кингисеппа на Ленинград. 13 августа они ее перерезали, равно как и железную дорогу того же направления. В тот же день фашисты форсировали реку Луга.

14 августа 1941 года два немецких корпуса: 41-й моторизованный и 38-й армейский, вырвались на оперативный простор и направились к Ленинграду. 16 августа были захвачены города Кингисепп и Нарва. В тот же день войска 1-го немецкого корпуса обосновались в западной части Новгорода. Угроза выхода немцев к Ленинграду с каждым днем становилась все более реальной.

Решительные меры

18 августа Колобанова вызвал к себе В. Баранов – командир дивизии. Штаб части тогда базировался в подвале собора, который считался одной из главных достопримечательностей Красногвардейска (сегодня его называют Гатчиной). Баранов в устной форме приказал Колобанову любой ценой перекрыть дороги, ведущие со стороны Кингисеппа, Луги и Волосово к Красногвардейску.

Рота Колобанова на тот момент располагала 5 тяжелыми танками КВ-1. Танкисты погрузили в боевые машины по паре боекомплектов бронебойных снарядов. Что касается осколочно-фугасных снарядов, то их взяли немного. Основной целью роты Колобанова была не допустить прорыв немецких танков к Красногвардейску. В тот же день старший лейтенант вывел роту навстречу наступающему врагу. Две машины он направил на Лужскую дорогу, а еще две – на Волосовскую. Свой танк старший лейтенант спрятал в засаде на перекрестке таллиннского шоссе и дороги на Мариенбург – северную окраину Гатчины.

Подготовка операции

Танкист Зиновий Колобанов вместе с экипажами своей роты провел рекогносцировку местности, определив точки для наиболее комфортных огневых позиций. При этом Колобанов приказал своим подчиненным оборудовать по 2 капонира (окопы для танка) на каждую боевую машину, и тщательно замаскировать огневые позиции. Стоит отметить, что на тот момент с подобной задачей мог справиться только Зиновий Колобанов, награды которого свидетельствовали о богатом опыте танковых сражений.

Зиновий Григорьевич оборудовал свою огневую позицию рядом с совхозом Войсковицы, который располагался на развилке Таллинской и Мариенбургской дороги, напротив птицефермы «Учхоза». Позиция танкиста находилась в 150 метрах от шоссе, подходящего со стороны населенного пункта Сяскелево. Капонир был настолько глубоким, что видно было только башню боевой машины. Рядом был оборудован запасной капонир. Все это тщательно замаскировали под местный ландшафт. С основной позиции можно было отлично просмотреть и прострелять дорогу на Сяскелево. По бокам дороги находились заболоченные участки, которые в значительной степени усложняли маневр тяжелой техники и сыграли в предстоящем бою не последнюю роль.

Позиция Колобанова располагалась на небольшой высоте, на участке с глинистым грунтом. С нее можно было рассмотреть ориентиры №1 и №2. Первым ориентиром служили две березы, растущие около дороги, в 300 метрах от перекрестка Т-образной формы, играющего роль второго ориентира. Простреливаемый участок в общей сложности имел длину порядка одного километра. На нем могли без проблем разместиться 22 танка с дистанцией между ними в 40 метров.

Данное место старший лейтенант Колобанов выбрал неспроста. С него можно было вести стрельбу по двум направлениям. Это было важно, так как советские танкисты не знали, откуда выйдет противник: с Сяськелово или с Войсковиц. Если бы немцы выбрали второй вариант, то Колобанову пришлось бы стрелять им прямо в лоб. Из этих соображений капонир был подготовлен прямо напротив перекрестка, из расчета на минимальный курсовой угол. При этом Зиновию пришлось смириться с тем, что его танк будет находиться на минимальном расстоянии от развилки.

Появление немцев

После оборудования позиций танкистам оставалось лишь дождаться вражеских сил и испытать свои тактические решения. Немцы появились на этом участке лишь 20 августа. Во второй половине дня экипажи младшего лейтенанта Дегтярева и лейтенанта Евдокимова встретили на Лужском шоссе колонну немецкой бронетехники. Дождавшись подходящего момента, они уничтожили 5 вражеских танков и 3 бронетранспортера. Вскоре и экипаж Колобанова заметил противника. Началось все с того, что около 14 часов в небе появились разведывательные самолеты. Вслед за ними шла колонна бронетехники. Во главе колоны ехали разведчики-мотоциклисты. Ни те, ни другие не смогли разглядеть среди окружающей местности танк Зиновия Колобанова. Беспрепятственно пропустив их, советские танкисты начали готовиться к встрече с основными силами немцев.

За те пару минут, пока головная машина немцев достигла перекрестка, Колобанов убедился в том, что в колоне нет тяжелых танков. Тогда же в его голове возник план предстоящей атаки. Зиновий Григорьевич решил пропустить колону до «Ориентира №1». В таком случае все танки неприятеля успевали проехать поворот, находящийся в начале насыпной дороги, и попадали под огонь машины Колобанова. Колонна состояла из легких чешских танков 6-й немецкой танковой дивизии. В некоторых источниках принадлежность этих машин также приписывают 1-й и 8-й дивизиям, что, впрочем, не имеет принципиального значения.

Долгожданный бой

Когда план сражения был построен, осталось лишь воплотить его в жизнь. Подбив несколько танков в голове, средине и конце колонны, Колобанов перекрыл дорогу с двух сторон и оставил противника без возможности съехать на вторую дорогу, ведущую на Войсковицы. Когда на дороге образовалась пробка, враг начал сильно паниковать. Немцы даже не думали о возможности ответного удара. Некоторые танки, пытаясь укрыться от огня, спускались с дороги на обочину и вязли в заболоченной местности, где их добивал экипаж Зиновия Колобанова. Другие машины врага в попытке развернуться на узкой дороге врезались друг в друга, и приходили от того в негодность. Перепуганные танкисты в панике покидали горящие и подбитые танки, и метались между ними, попадая под пулеметный обстрел из советских машин.

Сначала фашисты не понимали, что происходит. Они лихорадочно расстреливали все копны сена, находящиеся в зоне видимости, полагая, что в них маскируются танки или орудия. Вскоре они все-таки засекли тщательно замаскированный танк Колобанова, и началось неравное сражение. Буквально град снарядов обрушился на боевую машину КВ-1Э, из которой советские танкисты устроили весь это переполох. Как бы немцы не старались, поразить машину, окопанную по башню и дополнительно оборудованную 25-миллимтеровыми броневыми экранами, им так и не удалось. И даже тот факт, что немцы отлично знали, где находится советская машина, не изменил исход сражения.

Танкист Зиновий Колобанов систематично подбивал одну вражескую машину за другой. В конечном итоге за 30 минут боя он уничтожил все 22 боевые машины, входящие в состав колоны. Из двойного боекомплекта, который Колобанов взял с собой на борт, он израсходовал 98 бронебойных снарядов.

Дальнейшее развитие событий

Бой продолжался, но вражеские войска перестали лезть напролом. Они начали вести огонь с дальних дистанций. Второй этап сражения не принес особых результатов ни для одной из сторон. Немцы так и не смогли обезвредить танк Колобанова. А Зиновий Григорьевич не смог поразить другие вражеские машины. На этом этапе боя на советском танке буквально не осталось живого места. Все приборы наблюдения были разбиты, а башню попросту заклинило. Позже, когда танк вышел с поля боя, на нем обнаружили более 100 попаданий.

Результаты сражения

Подвиг Колобанова принес огромную стратегическую пользу для Ленинградской оборонительной операции. Жаль, что преимуществом, которое она дала, армия не воспользовалась в полной мере. Рота старшего лейтенанта Колобанова уничтожила в тот день 43 вражеских танка. Экипаж младшего лейтенанта Сергеева подбил 8, лейтенанта Евдокименко – 5, младшего лейтенанта Ласточкина – 4, младшего лейтенанта Дегтяря – 4 немецких танка. Также была уничтожена легковая машина, артиллерийская батарея и около двух рот вражеской пехоты. Кроме того, одного из мотоциклистов-разведчиков взяли в плен.

Удивительно, но старший лейтенант Зиновий Колобанов так и не получил за свой подвиг звания Героя Советского Союза. Осенью 1941 года командир первого танкового полка первой танковой дивизии Д. Д Погодный представил всех членов экипажа Колобанова к званию Героя СССР. Командир дивизии В. И. Баранов подписал данное представление, но штаб Ленинградского фронта по неизвестным причинам изменил это решение. Почему так произошло, неизвестно до сих пор. Есть версия, что командование Ленфронта сочло невозможными подобные присвоения на фоне крупных неудач. Тем более что город Красногвардейск все-таки был взят немцами немного позже. Есть и другая версия, согласно которой всему помешала компрометирующая информация на Колобанова. Так или иначе, герой нашего рассказа был награжден орденом Красного знамени, а его первый помощник – наводчик А. М. Усов, получил орден Ленина.

Тем временем в тылу

20 августа 1941 года около двух часов дня в городе Красногвардейск услышали сильную канонаду сражения с немцами, развернувшегося около совхоза Войсковицы. Обеспокоенное руководство города обратилось в военный штаб укрепрайона в надежде получить информацию о ситуации. Из полученных данных следовало, что, по мнению военного руководства, немецкие танки прорвались к городу и ведут сражение на его окраине. По несчастливому стечению обстоятельств, днем ранее во время проведения эвакуации городского телефонного узла были повреждены телефонные кабели коммутатора, что оставило город без связи.

Ориентируясь на полученные данные, руководитель районного НКВД решил, что из города нужно немедленно эвакуировать партийных и советских работников, а главные производства нужно подорвать. Почти весь личный состав милиции и пожарных был выведен. Подрывы привели к возникновению возгораний. Кроме того, при спешном выезде из города было брошено оружие и боеприпасы. После прояснения ситуации, в тот же день милиция вернулась в пылающий город. В скором времени состоялось следствие и суд. Руководителя отдела НКВД приговорили к расстрелу. А остальных руководителей местных советских и партийных органов – к длительным заключениям.

К вечеру 20 августа немецким танковым дивизиям было приказано приостановить наступление на Ленинград, захватить ж/д станции Илькино и Суйда, а также занять новые позиции для окружения Лужской группировки войск СССР.

Дальнейшая судьба героя

В начале сентября 1941 года танковая рота во главе с Зиновием Колобановым обороняла подходы к Красногвардейску в районе поселка Большая Загвоздка. Там ей удалось обезвредить 3 минометные батареи, 4 противотанковых орудия и 250 солдат. 13 сентября город Красногвардейск оставили части РККА. Роте Колобанова было поручено прикрывать отход последней колонны на город Пушкин.

15 сентября Зиновий Колобанов получил несколько тяжелых ранений. Случилось это на кладбище городка Пушкин, где старший лейтенант заправлял свой танк горючим и боеприпасами. Рядов с КВ-1 Зиновия Колобанова разорвался фашистский снаряд. Осколки ранили танкиста в голову и позвоночник. Кроме того, он получил контузию головного и спинного мозга. Первое время военного лечили в Травматологическом ленинградском институте. Затем его эвакуировали в Свердловск и лечили там до 15 марта 1945 года в различных госпиталях. Во время восстановления 31 мая 1942 года танкиста повысили до звания капитана.

Несмотря на сложную реабилитацию после ранений и контузии, Зиновий Колобанов, биография которого не единожды иллюстрировала силу его характера, вернулся на воинскую службу. К тому времени война уже закончилась. Танкист находился на службе вплоть до 1958 года, когда уволился в запас. На тот момент он уже был подполковником. Последующие годы Колобанов работал и жил в Минске. 8 августа 1994 года он умер в белорусской столице и был там же похоронен.

Память

Сегодня на месте, где произошел легендарный бой Зиновия Колобанова, на подъезде к городу Гатчин установлен памятник. На монументе располагается тяжелый танк ИС-2. На момент возведения монумента, к сожалению, было проблематично найти танк модели КВ-1Э, на котором был совершен тот самый подвиг Колобанова, поэтому пришлось довольствоваться похожей моделью. На высоком постаменте висит табличка со словами о подвиге танкистов и полным перечнем экипажа.

Сегодня мы познакомились с биографией и достижениями такого выдающегося человека, как Зиновий Колобанов. Бой под Войсковицами является символом человеческой храбрости и решительности, поэтому он навсегда останется в памяти людей, интересующихся историей.