Зинаида виссарионовна ермольева

Содержание

Из всех достижений научно-технического прогресса наибольшее значение для сохранения здоровья людей и увеличения продолжительности их жизни имеет, несомненно, открытие антибиотиков и в первую очередь пенициллина. Среди видных ученых нашей страны, внесших большой вклад в развитие этой области медицины, одно из ведущих мест по праву принадлежит создателю первого отечественного антибиотика, выдающемуся микробиологу, талантливому организатору здравоохранения, известному общественному деятелю, замечательному педагогу, академику АМН СССР, заслуженному деятелю науки РСФСР, лауреату Государственной премии СССР Зинаиде Виссарионовне Ермольевой. Наряду с другими учеными она стояла у истоков медицинской бактериохимии и изучения антибиотиков в нашей стране, была человеком большого организаторского таланта и неиссякаемой энергии, неутомимая деятельность которой и исключительные личные качества снискали ей всеобщее уважение и признание. Плодотворная научная, практическая и педагогическая работа, а также солидные труды в различных областях микробиологии сделали ее имя хорошо известным в широких кругах медицинской общественности страны и за рубежом.
З. В. Ермольева родилась 24 октября 1898 г. в семье казака на хуторе Фролов Донской губернии. После окончания гимназии в Новочеркасске поступила на медицинский факультет Северо-Кавказского университета в Ростове-на-Дону (1917—1921). Исследовательской работой Зинаида Виссарионовна начала заниматься еще в студенческие годы. Ее первые учителя глубоко заинтересовали юную слушательницу микробиологией, которой она посвятила всю жизнь. Свой трудовой путь она начала в качестве ассистента кафедры микробиологии упомянутого университета и одновременно заведующего бактериологическим отделением Северо-Кавказского бактериологического института. С 1925 г. она возглавляла отдел биохимии микробов в Биохимическом институте им. А. Н. Баха в Москве. Этот отдел в 1934 г. вошел в состав Всесоюзного института экспериментальной медицины. С 1945 по 1947 г. 3. В. Ермольева — директор Института биологической профилактики инфекций. В 1947 г. на базе этого института был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт пенициллина (в последующем Всесоюзный научно-исследовательский институт антибиотиков), в котором она заведовала отделом экспериментальной терапии. Одновременно с 1952 г. и до конца жизни Зинаида Виссарионовна возглавляла кафедру микробиологии и лабораторию новых антибиотиков Центрального института усовершенствования врачей (ныне Российская медицинская академия последипломного образования).
Перу З. В. Ермольевой принадлежит более 500 научных работ, в том числе 6 монографий. Заслуживают особого упоминания такие работы, как «О лизоциме» (1933, совместно с другими), «О бактериофаге и его применении» (1939), «Холера» (1942), «Пенициллин» (1946), «Пути развития рациональной антибиотикотерапии» (1957), «Антибиотики, интерферон, бактериальные полисахариды» (1971) и др. Ее научные труды посвящены изучению холеры, иммунитета, антибиотиков и биологически активных веществ природного происхождения.
Одним из важных направлений научной деятельности Зинаиды Виссарионовны является изучение холеры. В 1923 г. в журнале «Юго-Восточный вестник здравоохранения» была опубликована ее первая статья «К биологии холерного вибриона по материалу эпидемии за 1922 г. в Ростове-на-Дону», выводы которой не утратили своего значения до наших дней. В 20-х годах публикуются также результаты исследований о диастатическом ферменте холерных и холероподобных вибрионов; об их холероустойчивости; о желчи как факторе, способствующем биохимической и биологической изменчивости вибрионов. На основании глубоких, всесторонних исследований морфологии и биологии холерных и холероподобных вибрионов З. В. Ермольева предложила новый метод дифференциальной диагностики этих микроорганизмов.
Чтобы доказать роль неагглютинирующихся вибрионов в этиологии кишечных заболеваний, Зинаида Виссарионовна решила провести опасный для жизни эксперимент на себе. После нейтрализации желудочного сока содой она приняла 1,5 млрд микробных тел неагглютинирующихся вибрионов. Через 18 ч наступило расстройство кишечника, а еще через 12 ч развилась клиническая картина классического холерного заболевания, а из организма был выделен агглютинирующийся вибрион. Позже, вспоминая этот опыт, она писала: «…выделив стойко неагглютинирующийся вибрион, пассажем через собственный кишечник превратила его в агглютинирующийся штамм, неотличимый от типичного холерного вибриона» (Ермольева З. В. Холера. — М.: Медгиз; 1942. — С. 22).
Впервые в истории микробиологам З. В. Ермольева выделила из кишечника больного с диареей холероподобный светящийся вибрион, который вошел в номенклатуру бактерий как V. Phosphorescens S.
Особенно большую роль результаты исследований Зинаиды Виссарионовны сыграли в период Великой Отечественной войны в осажденном Сталинграде. Холера была занесена в Сталинград немецкой армией и угрожала нашим войскам распространением по путям эва-куации. В связи с этим по заданию Наркомздрава СССР она вылетела в Сталинград, где работала в составе группы, созданной с целью проведения противохолерных мероприятий. Наряду с санитарно-гигиеническими мероприятиями решено было проводить профилактику среди населения всего города и находящихся здесь войск единственным тогда средством профилактики — холерным бактериофагом, полученным в лаборатории З. В. Ермольевой и уже опробованным ею при заносе холеры в 1941 г. в регионы на границе с Афганистаном. В это время она разработала ускоренный метод бактериологической диагностики холеры, позволявший получить предварительный ответ через 5—6 ч, и метод групповых посевов, который дал возможность увеличить пропускную способность бактериологических лабораторий в 5—10 раз.
В 1942 г. вышла в свет монография З. В. Ермольевой «Холера», в которой подведены итоги почти 20-летнего изучения холерного вибриона. В этой монографии были даны новые методы лабораторной диагностики, лечения и профилактики холеры.
Около 6 мес Зинаида Виссарионовна провела в прифронтовой полосе. «Нам всегда помнится, как в годы войны Вы встали в единый строй с защитниками города и возглавили борьбу с особо опасными инфекциями», — писали волгоградцы, поздравляя ее с 70-летним юбилеем. «З. В. Ермольева — ученый, известный не только своими трудами, но и врачебным подвигом в осажден¬ном Сталинграде», — отмечал писатель В. А. Каверин (Медики в Великой Отечественной войне и чрезвычайных ситуациях мирного времени. — М.: РМАПО; 1995. — С. 26).
Труд Зинаиды Виссарионовны и ее коллег был высоко оценен правительством и народом. В 1943 г. З. В. Ермольевой и Л. М. Якобсон за участие в организации и проведении большой профилактической работы на фронтах Великой Отечественной войны, за разработку новых методов лабораторной диагностики и фагопрофилактики холеры была присуждена Государственная премия СССР. Эту премию они передали в фонд обороны страны.
Значительную часть своей научной работы Зинаида Виссарионовна посвятила выделению и изучению веществ, оказывающих антибактериальное действие. Первое такое вещество под названием «лизоцим» было выделено З. В. Ермольевой совместно с И. С. Буяновской еще в 1929 г. Как показали результаты дальнейших ис¬следований, лизоцим встречается во многих тканях, как животного, так и растительного происхождения. С 1930 г. лизоцим прочно вошел в отечественную медицинскую практику — его стали широко применять хирурги, окулисты, педиатры и врачи других специальностей.
В 1960 г. группа ученых, возглавляемая З. В. Ермольевой, впервые в нашей стране получила противовирусный препарат интерферон. Этот препарат был применен впервые для лечения тяжелой формы гриппа в 1962 г. и как профилактическое средство. Препарат применяется и в настоящее время для профилактики гриппа и других острых респираторных вирусных инфекций, а также для лечения ряда вирусных заболеваний в глазной и кожной практике.
Более 30 лет жизни (1942—1974) Зинаида Виссарионовна посвятила изучению антибиотиков. Этот период связан с достижениями в нашей стране в области антибиотиков и других биологически активных веществ природного происхождения. В этой области ей принадлежит приоритет открывателя, ее работы по этой проблеме имели огромное значение для клинической медицины.
Имя З. В. Ермольевой неразрывно связано с созданием первого отечественного пенициллина, становлением науки об антибиотиках, с их широким применением в нашей стране. Большое число раненых в первом периоде Великой Отечественной войны требовало интенсивной разработки и немедленного введения в медицинскую практику высокоэффективных препаратов для борьбы с раневой инфекцией. Именно в это время (1942) З. В. Ермольевой и ее сотрудниками во Всесоюзном институте эпидемио¬логии и микробиологии был найден активный продуцент пенициллина и выделен первый отечественный пенициллин — крустозин. Уже в 1943 г. лаборатория начала готовить пенициллин для клинических испытаний. Работая практически круглосуточно, в чрезвычайно трудных условиях военных лет, З. В. Ермольева и ее ученики Т. И. Балезина, Л. М. Левитов, В. А. Северин, А. П. Уразова, Ф. Ф. Цуриков, М. И. Жилабо получали, испытывали на активность, стерильность и безвредность и отправляли в клиники драгоценный препарат.
Первые испытания проводились хирургами нескольких клиник Москвы под руководством проф. И. Г. Руфанова, но в основном — в Яузской больнице, где размещался эвакогоспиталь. Именно здесь, в Яузской больнице, пенициллин, созданный под руководством Зинаиды Виссарионовны, получил всеобщее признание. В начале 1944 г. здесь было проведено сравнение эффективности отечественного и английского пенициллинов, которые привез один из его создателей, знаменитый Г. Флори из Оксфорда. Лечение проводили в двух группах раненых с сепсисом, находившихся в одинаково тяжелом состоянии. И хотя отечественный пенициллин — крустозин был менее очищен и его применяли в меньших дозах, эфгфект лечения был не хуже, чем при применении английского препарата.
В составе бригады, возглавляемой главным хирургом Советской Армии Н. Н. Бурденко, З. В. Ермольева выезжала на 1-й Прибалтийский фронт, где отечественный пенициллин был успешно применен для предупреждения осложнений при тяжелых ранениях. При непосредственном участии З. В. Ермольевой уже в конце 1944 г. на базе фабрики эндокринных препаратов в Москве был открыт экспериментальный цех, который начал выпуск жидкого концентрированного пенициллина. Так, в тяжелые годы Великой Отечественной войны начался славный путь отечественного пенициллина, созданного Зинаидой Виссарионовной Ермольевой. Многогранный опыт работы по этой проблеме был обобщен ею в известной монографии «Пенициллин» (1946).
Позже под руководством З. В. Ермольевой были созданы и внедрены в производство многие новые антибиотики и их лекарственные формы, в том числе экмолин, экмоновоциллин, бициллин, стрептомицин, тетрациклин; комбинированные препараты антибиотиков (дипасфен, эрициклин и др.). Следует подчеркнуть, что Зинаи¬да Виссарионовна всегда активно участвовала в организации промышленного производства антибиотиков в нашей стране.
З. В. Ермольева была замечательным педагогом. Возглавляя кафедру микробиологии Центрального института усовершенствования врачей, она щедро делилась своим опытом и знаниями с врачами, проходившими обучение в институте. Весомый вклад внесен ею в дело подготовки научных кадров. Она создала крупную школу отечественной медицинской бактериохимии. Под ее руководством подготовлено и защищено около 180 диссертаций, в том числе 34 докторские.
Научно-исследовательская и общественная работа удачно дополняли друг друга в творческой деятельности З. В. Ермольевой. Зинаида Виссарионовна пользовалась большим авторитетом среди медицинской общественности нашей страны. Она достойно представляла отечественную медицинскую науку за рубежом: во Всемирной организации здравоохранения и на различных международных научных конгрессах. Она была основателем и бессменным редактором журнала «Антибиотики», заместителем главного редактора Медицинского реферативного журнала, членом редколлегии международного «Журнала антибиотиков», издаваемого в Токио, председателем Комитета по антибиотикам, а затем Всесоюзной проблемной комиссии по антибиотикам, членом Чехословацкого научного общества им. Пуркинье, членом президиума Общества СССР — Канада и др. Родина высоко оценила научный подвиг З. В. Ермольевой, наградив ее орденами Ленина (двумя), Трудового Красного Знамени, Знак Почета и многими медалями.
В заключение нельзя не привести слова писателя В. А. Каверина, обращенные к Зинаиде Виссарионовне в открытом письме и блестяще охарактеризовавшие ее особый вклад в науку: «…Я не буду заниматься отвлеченными размышлениями о сходстве между литературой и наукой. И все же одну черту необходимо отметить, потому что она глубоко характерна для Вас. И наука, и литература — это творчество, в основе которого лежит неустанный кропотливый труд — труд, поглощающий все силы ума и сердца. Но среди ученых и среди людей искусства есть люди, которые работают, как бы прислушиваясь к какой-то затаенной радостной ноте, подобно тому, как музыкант, настраивая свой инструмент, прислушивается к камертону. Вы относитесь к этим счастливцам… Во всем, что Вы делаете, о чем думаете, звучит эта, то далекая, то еле слышная, но отчетливая чистая нота. Вот почему Вы сделали в науке так много!» (Клиническая медицина, 1984. — Т. 62, № 12. — С. 130).
З. В. Ермольева умерла 2 декабря 1974 г.
Врач-новатор, крупный ученый, талантливый организатор здравоохранения и замечательный педагог — такой навсегда вошла в историю отечественной медицины Зинаида Виссарионовна Ермольева. Вся ее деятельность — блестящий пример органичного сочета¬ния теории и практики. Жизненный и творческий путь З. В. Ермольевой является образцом самоотверженного служения своему народу и избранной профессии.

>Зинаида Виссарионовна Ермольева

Р.А. ЧАУРИНА

(1898–1974)

З.В. Ермольева в лаборатории. 1920-е гг.

Выдающийся ученый-микробиолог, создатель ряда отечественных антибиотиков, действительный член АМН Зинаида Виссарионовна Ермольева внесла огромный вклад в российскую науку.

Многие из вас уже давно знакомы с Ермольевой: она – прототип доктора Татьяны Власенковой в трилогии В.Каверина «Открытая книга» и главной героини в пьесе Александра Липовского «На пороге тайны» – Световой.

Ермольева по происхождению донская казачка. Она родилась в 1898 г. на хуторе Фролов Донской области. Училась в Новочеркасске. Когда на выпускном балу зазвучал ее любимый «Сентиментальный вальс» Чайковского, она, признанная «королева танцев», вдруг неподвижно застыла у окна. Боль пронзила сердце: ведь именно сейчас у нее дома, под подушкой, лежит книга об этом композиторе-чародее. Гений… Расцвет таланта… И вдруг такой страшный, такой нелепый конец: черный гроб, залитый едкой известью. «Болезнь тяжелая, желудочная, плохо поддающаяся лечению», – прочитала она в книге. Кто-то вспомнил, что и мать Чайковского умерла от холеры. Но при чем тут смерть матери? Разве холера передается по наследству? Конечно, нет. Но, может быть, передается предрасположение к ней?..

История смерти Чайковского определила окончательный выбор Зинаидой Ермольевой своей будущей профессии: она станет врачом. А искусство? Нет, оно не забудется. Оно на всю жизнь останется с ней, останется как радость, как помощник в ее главном труде…

Научные открытия, ученые степени и звания были еще впереди, но уже тогда у Зинаиды Виссарионовны было то, что она сохранила до конца жизни, – ермольевский характер: сильная воля, неиссякаемая жажда знаний, целеустремленность, завидная работоспособность. Много лет спустя академик Ермольева вспоминала: «Будучи студенткой*, я чуть свет лазила через форточку в лабораторию. Все кругом было закрыто, а мне хотелось лишний часок-другой посвятить опытам».

Особенно увлекает Ермольеву микробиология. После окончания университета Зинаида Виссарионовна оставлена ассистентом на кафедре микробиологии. Одновременно она заведует бактериологическим отделением Северо-Кавказского бактериологического института. Молодого ученого все больше и больше интересует новая по существу область микробиологии – биохимия микробов. «Новое», «малоизученное» – эти слова постоянно будут упоминаться в связи с именем Ермольевой.

Ермольева всегда проявляла интерес к насущным заботам современников. Так, например, когда в 1922 г. в Ростове-на-Дону вспыхнула эпидемия холеры, Зинаида Виссарионовна не только по учебникам изучает это страшное заболевание, но и наблюдает его в реальной жизни. К тому времени был уже известен и изучен классический холерный вибрион. Но практика подсказывала, что у него есть «собратья», так называемые холероподобные. Где и как их искать? Как обезвреживать? Вопросы оставались без ответов.

За поиски этих ответов и взялась молодая исследовательница. Она успешно провела большую серию лабораторных опытов. Но был необходим решающий эксперимент: опыт на человеке. Опасный для жизни опыт с самозаражением Ермольева проводит на себе. В ее протокольной записи мы читаем: «Опыт, который едва не кончился трагически, доказал, что некоторые холероподобные вибрионы, находясь в кишечнике человека, могут превращаться в истинные холерные вибрионы, вызывающие заболевание». Это было научное открытие.

Исследования продолжались. Результаты одного из них – исследования хлороустойчивости холерных и донских водных вибрионов – были положены в основу санитарных норм, которые предусматривали постоянное наличие в сети водопроводов остаточного хлора как важного средства профилактики опасного заболевания. Ермольева выделила и изучила вибрион, обладавший необычной способностью светиться в темноте (позже он был назван ее именем). Разгадать природу этого явления ей удалось в Москве, где в 1925 г. она заведовала отделом биохимии микробов в Биохимическом институте (сейчас им. А.Н. Баха).

В том же году Ермольева организовала первую в нашей стране лабораторию биохимии микробов. Одна за другой выходят из печати ее научные статьи. Она занимается токсинами и… серьезно изучает французский и немецкий языки, потому что в 1928 г. ей предстоят научные командировки во Францию во всемирно известный микробиологический институт им. Пастера и в Германию, где работали видные микробиологи того времени. Но оказалось, и ученице уже было что сказать. Именно тогда появились первые публикации Ермольевой в немецких микробиологических журналах.

З.В. Ермольева и Н.Ф. Гамалея. 1930-е гг.

Среди целого ряда интереснейших результатов исследований, проведенных Ермольевой в 30-х гг., наиболее важным было получение (совместно И.С. Буяновской) препарата фермента лизоцима и разработка методов его практического применения. Уже давно ученые пришли к выводу, что, во-первых, существует антагонизм между микроорганизмами и, во-вторых, всякий живой организм обладает системой защиты от микробов. Но каковы эти средства защиты?

В 1909 г. русский микробиолог П.Н. Лащенков получил из куриного яйца вещество, которое задерживало развитие некоторых микробов. Позже англичанин Александр Флеминг обнаружил это вещество в тканях сердца, печени, легких, а также в слюне и слезах человека. Он назвал его лизоцимом, но практического значения ему не придал.

Ермольева смогла разработать метод выделения и концентрации лизоцима, установить его химическую природу и использовать в практике. Она обнаружила и новые источники лизоцима: редька, хрен, репа… Так получили объяснение лечебные свойства древнейших средств народной медицины. Значительно позже, в 1970 г., Ермольева вместе со своими учениками смогла получить и кристаллический лизоцим, который стал широко применяться в хирургии, офтальмологии, педиатрии. Ермольева впервые в медицинской практике предложила использовать лизоцим для лечения некоторых глазных болезней, заболеваний носоглотки.

По ее предложению лизоцим стали использовать в пищевой промышленности и сельском хозяйстве. На разработанные способы консервирования икры (1934) и мочки льна (1943) Ермольевой были выданы авторские свидетельства. В 1935 г. Ермольевой была присуждена докторская степень, а в 1939 г. ее утверждают в ученом звании профессора.

Когда в 1939 г. в Афганистане вспыхнула холера, Зинаида Виссарионовна с группой ученых-медиков выехала в Среднюю Азию. Для предотвращения распространения инфекции через границу здесь в профилактических целях был впервые применен созданный ею незадолго до того препарат холерного бактериофага. Важную роль сыграл и другой ценный результат многолетних исследований Ермольевой и сотрудников ее лаборатории – метод экспресс-диагностики холеры.

Некоторое время Зинаида Виссарионовна работала в Ташкентском институте вакцин и сывороток, и ей удалось завершить поиск путей создания комплексного препарата бактериофага: она сумела соединить 19 видов «пожирателей» микробов. Полученный комплексный препарат был способен бороться с возбудителями не только холеры, но и таких опасных заболеваний, как брюшной тиф и дифтерия. На уровне развития медицины того времени это было осуществлением давней мечты людей о «живой воде».

Как же эта «живая вода» пригодилась в Великую Отечественную войну! Ермольева получила приказ вылететь в Сталинград для осуществления профилактических мер, т.к. просочились слухи, что на территории, захваченной противником, вспыхнула эпидемия холеры. Было принято решение: дать холерный бактериофаг всему населению города и находящимся в нем войскам. Но как это сделать? Захваченного с собой бактериофага явно недостаточно, а эшелон из Москвы с этим препаратом фашисты разбомбили. Выход был один – организовать его производство на месте. Несмотря на осаду города, сложнейшее микробиологическое производство было налажено и необходимое количество бактериофага было получено. Ежедневно его принимали 50 тыс. человек. Такого в истории еще не было.

Наблюдая за ранеными, Зинаида Виссарионовна видела, что многие из них умирают не от ран, а от заражения крови. Она понимала, что во что бы то ни стало нужно найти средство для спасения раненых. К тому времени исследования ее лаборатории показали, что некоторые плесени задерживают рост бактерий. Ермольева знала, что в 1929 г. Флеминг получил из плесени пенициллин, но выделить его в чистом виде так и не смог, т.к. препарат оказался очень нестойким. Знала она и о том, что уже давно наши соотечественники заметили лечебные свойства плесени. Ею, к примеру, умела врачевать Алена Арзамасская, сподвижница Степана Разина, русская Жанна д’Арк; на плесень обратил внимание профессор петербургской военно-медицинской академии В.А. Монассейн; ученый-микробиолог А.Т. Полотебнов применял плесени при лечении гнойных ран. В 1941 г. профессор Оксфордского университета Говард Флори со своими помощниками сумел получить первую порцию лекарства. В 1943 г. Флори и Чейн смогли наладить промышленный выпуск пенициллина, правда, для этого им пришлось перебраться в Америку. Ермольева, возглавлявшая Всесоюзный институт экспериментальной медицины, задалась целью получить пенициллин из отечественного сырья. И в 1942 г., она его получила. Величайшей заслугой Ермольевой является то, что она не только первой в нашей стране получила пенициллин, но и активно участвовала в организации и налаживании промышленного производства этого первого отечественного антибиотика. И сделала она это в годы Великой Отечественной войны – труднейший период нашей истории.

Потребность в пенициллине росла с каждым днем. Важно было увеличить не только количество препарата, но и его «силы». Интересное испытание «солнца антибиотиков» произошло в январе 1944 г., когда в Москву с группой зарубежных ученых приехал профессор Флори. Он привез свой штамм пенициллинума и решил сравнить его с российским. Наш препарат оказался активнее английского: 28 единиц против 20 в 1 мл. Тогда профессор Флори и американский ученый Сандерс предложили провести клинические испытания. И вновь победу одержал наш отечественный пенициллин.

З.В. Ермольева и сэр Говард Флори. 1944 г., Москва

Профессору Флори, этому высокому, энергичному ученому, нравилась атмосфера доброжелательности и слаженной работы, которой как-то незаметно дирижировала маленькая изящная Ермольева. Он называл ее не иначе как «госпожа пенициллин». А еще профессору понравилось восточное слово «ханум», которым иногда называли Зинаиду Виссарионовну сотрудники, вспоминая ее работу в Средней Азии. Именно так называли там «русскую докторшу». А с помощью Флори Зинаида Виссарионовна превратилась в «Пенициллин-ханум». Так и осталась в лаборатории фотография, где двое ученых склонились над пенициллиновым грибком, и надпись, сделанная рукой Ермольевой: «Пенициллин-ханум» и сэр Флори – огромный мужчина».

Итак, отечественный пенициллин-крустозин в труднейших испытаниях одержал победу. Но на полях Великой Отечественной еще продолжались бои, и тысячам раненых ежедневно требовалась экстренная помощь. Ермольева берется за решение и этой проблемы. Осенью 1944 г. бригада ученых-исследователей и врачей, возглавляемая Н.Н. Бурденко, направляется в действующую армию, чтобы испытать препарат в полевых условиях. Во главе группы микробиологов Ермольева. Научная задача была выполнена: пенициллин выдержал экзамен и на фронте. И в прифронтовой полосе, где профессор Ермольева провела почти полгода, и на фронте, работая в лаборатории, наскоро оборудованной в подвале, а то и в блиндаже или палатке, она никогда не жаловалась на условия быта, чаще всего просто забывала о них.

«Рождение» пенициллина послужило импульсом для создания других антибиотиков: первого отечественного образца стрептомицина, тетрациклина, левомицетина и экмолина – первого антибиотика животного происхождения (из молок осетровых рыб). Кроме того, Ермольева первой из отечественных ученых начала изучать интерферон как противовирусное средство.

З.В. Ермольева, П.Н. Кашкин, Е.А. Ведьмина. 1960-е гг.

Зинаида Виссарионовна достойно представляла нашу страну во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Женеве. Она активно участвовала в работе I Всемирного женского конгресса в Париже, выступала на научных конференциях в Праге и Оттаве, Будапеште и Милане… С 1956 г. и до конца своей жизни Ермольева возглавляла Комитет по антибиотикам. Она была главным редактором журнала «Антибиотики», членом редколлегии международного «Журнала антибиотиков», издаваемого в Токио. Ермольева была членом чехословацкого научного общества им. Пуркине, а на VII Международном конгрессе химиотерапии была награждена медалью имени этого выдающегося чешского естествоиспытателя за заслуги в области медицины в международном масштабе. Ее перу принадлежит 535 научных работ.

В.А. Каверин на кафедре у З.В. Ермольевой. 1960-е гг.

Вениамин Каверин, знавший Ермольеву с 1928 г., говорил, что она «необычайно щедрый человек и в науке, и в жизни». В ее научной щедрости мы уже убедились. А в жизни наша выдающаяся современница была щедрой на такие личностные качества, как целеустремленность, основанная на желании помогать людям, поразительная работоспособность, отчаянная смелость, часто связанная со смертельным риском, неподдельная чуткость, талант любви и дружбы. Всю жизнь Зинаида Виссарионовна любила одного человека. Любила и после того, как они расстались. Когда с ним случалась какая-нибудь беда, она кидалась ему на помощь, спасала… Ученица и сотрудница Ермольевой профессор Е.А. Ведьмина рассказывала, что Зинаида Виссарионовна могла «не замечать» вас, когда у вас все было хорошо, но стоило вашему рабочему или душевному комфорту в чем-то нарушиться, она уже была рядом, помогала, хлопотала…

З.В. Ермольева в 1960-е гг.

Ермольева много лет боролась за освобождение своего близкого друга Л.А. Зильбера – одного из пионеров в мировой науке, который проводил исследования в области вирусологии и иммунологии рака. В годы сталинских репрессий, находясь в тюрьме, ученый продолжал работать. Он даже создал специальную технику письма микроскопическими буквами и нашел способ прятать рукопись. Эту рукопись Л.А. Зильбер (находившийся под неусыпным наблюдением охраны!) передал Ермольевой, не побоявшейся прийти к нему на свидание. Согласитесь, что Зинаида Виссарионовна рисковала, и риск был смертельный. А проведенный ею опыт самозаражения холерой? Тоже риск, и тоже смертельный. Но такой уж был характер у этой необыкновенной женщины.

З.В. Ермольева работала до последнего дня своей жизни – она умерла 2 декабря 1974 г., проведя в этот день научную конференцию.

* З.В. Ермольева училась тогда в Северо-Кавказском университете в Ростове-на-Дону, который окончила в 1921 г.

Ермольева, Зинаида Виссарионовна

Зинаида Виссарионовна Ермольева
Дата рождения 12 (24) октября / 15 (27) октября 1898
Место рождения Фролов, область Войска Донского, Российская империя
Дата смерти 2 декабря 1974
Место смерти
  • Москва, СССР
Страна
  • СССР
Научная сфера микробиология
Место работы
  • Государственный научный центр по антибиотикам
Альма-матер медицинский факультет Донского университета
Учёное звание академик АМН СССР
Известна как создатель пенициллина в СССР
Награды и премии

Зинаи́да Виссарио́новна Ермо́льева (15 октября или 12 октября 1898 — 2 декабря 1974) — советский микробиолог и эпидемиолог, действительный член Академии медицинских наук СССР, создатель антибиотиков в СССР. Лауреат Сталинской премии первой степени.

Биография

Согласно выписке из метрической книги, родилась 2 (14) октября 1897 год. По современным источникам дата её рождения 12 (24) или 15 (27) октября 1898 года. Место рождения — хутор Фролово (ныне город Фролово, Волгоградской области). Отцом Зинаиды был зажиточный войсковой казачий старшина, подъесаул Виссарион Васильевич Ермольев. Его жена Александра Гавриловна, впоследствии жила с дочерью до своей смерти в возрасте 92 лет. Мать привезла их с сестрой Еленой (старше Зинаиды на три года) в Новочеркасск учиться в гимназии.

В 1915 году Зинаида окончила с золотой медалью Мариинскую женскую гимназию в Новочеркасске и поступила на медицинский факультет Донского университета. Со второго курса занималась микробиологией, слушала лекции профессоров В. А. Барыкина и П. Ф. Здродовского. Под руководством Барыкина, много занимавшегося изучением холерных и холероподобных вибрионов, начала исследования биохимии микробов, он же в более поздние годы настоял на её переезде в Москву. Окончила университет в 1921 году.

Занималась изучением холеры. Открыла светящийся холероподобный вибрион, носящий её имя.

С 1925 года возглавляла отдел биохимии микробов в Биохимическом институте Наркомздрава РСФСР в Москве. В 1934 году отдел вошёл в состав ВИЭМ. В 1939 году была командирована в Афганистан, где изобрела препарат, эффективность которого во время холерной эпидемии, а также дифтерии и брюшном тифе оказалась так высока, что за создание этого препарата Ермольева получила звание профессора.

В 1942 году впервые в СССР получила пенициллин (крустозин ВИЭМ), впоследствии активно участвовала в организации его промышленного производства в СССР. Это спасло тысячи жизней советских солдат во время Великой Отечественной войны.

В 1942 году, когда Сталинград стал прифронтовым пунктом для эвакуированных, была направлена в город для предотвращения заболевания населения холерой, где было налажено производство холерного бактериофага, который ежедневно получали 50 000 человек. Полгода провела З. В. Ермольева в осаждённом Сталинграде. Опубликовала в Москве том же году результаты исследования, проведённого на себе во время открытия светящегося вибриона в 1922 году — тогда Ермольева выпила раствор холерного вибриона, чтобы заразить себя и выздоровела после болезни.

В 1945—1947 годах — директор Института биологической профилактики инфекций. В 1947 году на базе этого института был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт пенициллина (позднее — Всесоюзный научно-исследовательский институт антибиотиков), в котором она заведовала отделом экспериментальной терапии. Одновременно с 1952 года и до конца жизни возглавляла кафедру микробиологии и лабораторию новых антибиотиков ЦИУВ (ныне Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования).

Автор более 500 научных работ и 6 монографий. Под её руководством подготовлено и защищено около 180 диссертаций, в том числе 34 докторские.

Умерла 2 декабря 1974 года. Похоронена в Москве на Кузьминском кладбище (участок № 29).

Семья

Мемориальная доска на улице им. Ермольевой города Фролово

  • Первый муж — известный вирусолог Лев Зильбер. В 1937 году он был арестован по ложному обвинению. Хотя к этому времени они были уже разведены, Зинаида Ермольева приложила много усилий к его освобождению.
  • Второй муж — микробиолог Алексей Александрович Захаров. Арестован 20 февраля 1938 года, расстрелян и похоронен на «Коммунарке» (Моск. обл.) 3 октября 1938. Близким сообщили, что он умер в тюремной больнице в 1940 году.

Награды и премии

  • Сталинская премия первой степени (1943) — за разработку нового метода быстрой диагностики и фагопрофилактики инфекционной болезни. (Премия передана в Фонд обороны страны для строительства самолёта. На эти деньги был построен истребитель с надписью на борту «Зинаида Ермольева»).
  • Заслуженный деятель науки РСФСР;
  • Два ордена Ленина;
  • Орден Трудового Красного Знамени;
  • Орден «Знак Почета»;
  • Медали СССР.

Память

Внешние изображения

Надгробный памятник на Кузьминском кладбище.

  • Зинаида Ермольева — прототип главной героини романа Вениамина Каверина «Открытая книга» Татьяны Власенковой.
  • Зинаида Ермольева — прототип главной героини пьесы Александра Липовского «На пороге тайны», Световой.
  • Образ Ермольевой/»Власенковой» запечатлён в телевизионных фильмах «Открытая книга» (1973 года, в главной роли — Людмила Чурсина), «Открытая книга» (1977 года, в главной роли — Ия Саввина, Наталья Дикарева), а также в телесериале «Чёрные кошки» (2013 года, в роли Зинаиды — Анна Дьяченко).
  • Имя Ермольевой носит улица в городе Фролово Волгоградской области.
  • Памятник Зинаиде Ермольевой
  • В 2018 году кафедре микробиологии Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования присвоено имя З. В. Ермольевой.

Примечания

  1. Наталья Смирнова. «Свет и обаяние личности» (Зинаида Ермольева) // Ростовский еженедельник «Академия» : газета. — 2004. — 12 марта (№ 9 (204)).
  2. Воскресенская Н. П. Ермольева // БРЭ онлайн : энциклопедия. — 2017.
  3. Советский ученый-микробиолог Зинаида Ермольева. Досье. aif.ru (23 октября 2018). Дата обращения 6 октября 2019.
  4. Наталья Смирнова Свет и обаяние личности (Зинаида Ермольева) — Ростовский еженедельник Академия. (в статье цитируются материалы из Государственного архива Ростовской области).
  5. Кветной И. 30 величайших открытий в истории медицины, которые навсегда изменили нашу жизнь. Жизни ради жизни. Рассказы ученого клоунеля (рус.). — АСТ, 2015. — С. 135. — ISBN 9785457492899.
  6. Зинаида Виссарионовна Ермольева
  7. Arsen P. Fiks. Self-experimenters: Sources for Study. — Greenwood Publishing Group, 2003. — 318 с. — ISBN 9780313323485.
  8. Медицинская газета Архивная копия от 29 октября 2013 на Wayback Machine
  9. МЕМОРИАЛ: растрельные списки Коммунарки. 1938. Октябрь
  10. Ермольева Зинаида Виссарионовна // Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  11. Кафедра микробиологии им. З.В. Ермольевой. Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования (РМАНПО). Дата обращения 18 апреля 2019.
  • Чаурина Р. А. Зинаида Виссарионовна Ермольева (1898—1974) // газета «Биология»
  • Виленский Юрий Спасённый любовью // газета «Зеркало недели», № 39 (464) 11—17 октября 2003
  • Документальный сериал «Шекспиру и не снилось…», «Госпожа пенициллин»
  • Волкова Ольга «Смерть обходит задворки науки» — статья о судьбе Льва Зильбера и Зинаиды Ермольевой.
  • Доскин Валерий «Неистовая Ермольева»

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

NUKAT: n2015131493 · VIAF: 301544711 · WorldCat VIAF: 301544711

«Мадам пенициллин»

Наверняка многие из нас слышали о героине романа Вениамина Каверина «Открытая книга» докторе Татьяне Власенковой. Но мало кто знает, что прообразом её была выдающаяся женщина, чьи достижения в развитии медицины спасли жизни миллионам людей — Зинаида Ермольева.
Панацея Второй мировой
1943 год – разгар Великой Отечественной войны. Каждый день на всех фронтах от ранений погибали тысячи советских офицеров и солдат. Самым страшным врагом для медиков была инфекция. Выживать удавалось единицам. Жизненно необходим был препарат, который смог бы остановить вспышки заражения. И таким лекарством стал пенициллин.
На западе препарат стали использовать с 1942 года, и случаи смертности значительно снизились. Правительство Советского Союза вело активные переговоры по его приобретению, но союзники затягивали со сроками поставки. Выход был один – придумать «свой пенициллин». Эта работа было поручена Зинаиде Ермольевой, в то время возглавлявшей лабораторию в Институте экспериментальной медицины Москвы. Уже опытной Ермольевой, не раз останавливавшей вспышки холеры и эпидемии, предстояло сделать невозможное – в кратчайшие сроки изобрести пенициллин. В сентябре 1943 года препарат был получен и ровно через год признан лучшим в мире.
Наша землячка – донская казачка
Научные открытия, звания и учёные степени были ещё впереди. Но и тогда, когда наукой Зинаида Виссарионовна ещё не занималась, она имела нечто, что всегда помогало ей и что она сохранила до конца своих дней — ермольевский характер: силу воли, жажду знаний, целеустремлённость и невиданную трудоспособность.
По происхождению Зинаида Ермольева — донская казачка. Родилась она на хуторе Фролов Донской области. Окончила Новочеркасскую гимназию. На выпускном балу, когда звучал её любимый «Сентиментальный вальс» Чайковского, она вдруг неподвижно застыла у окна. В это время она зачитывалась биографией выдающегося композитора. Такой гениальный человек, и такой безрадостный конец – страшная смерть, а затем гроб, залитый известью…
«Тяжёлая болезнь, которая плохо поддаётся лечению» — вспоминала она строки из книги. Мать Чайковского тоже умерла от холеры. «Неужели это наследственная болезнь? Нет, конечно. А может быть, передаётся предрасположенность к ней?»
Мысли Ермольевой на выпускном балу определили окончательный выбор её будущей профессии – она будет врачом. А как же искусство, которое так трогало её душу? Оно останется с ней, как радость и помощник в трудах всей её жизни.
О, сколько нам открытий чудных…
Зинаида Ермольева начала свой трудовой путь в качестве ассистента кафедры микробиологии при Северо-Кавказском бактериологическом институте. «Ещё будучи студенткой, я вставала ни свет ни заря и пробиралась через форточку в лабораторию, чтобы лишние пару часов отдать опытам».
Когда Зинаида Виссарионовна окончила институт, она решила остаться в родных ей стенах и стала заведующей кафедрой микробиологии. Её всё больше и больше интересовала новая, малоизученная область микробиологии — биохимия микробов.
Но не только лабораторной жизнью жила Ермольева. В 1922 году Ростов-на-Дону охватила вспышка холеры. Зинаида Виссарионовна изучала болезнь не по книгам, а в реальной жизни, самолично осматривая заражённых людей. В то время «классический холерный вибрион» был уже известен, но практика показывала, что у него есть «сородичи» — холероподобные. Но вопросы о том, где искать их и как обезвреживать, по-прежнему оставались без ответов.
Зинаида Ермольева взялась за их поиски. Она провела целый ряд лабораторных опытов, но был необходим кардинальный эксперимент – испытания на человеке. Опасный опыт она решила поставить на себе. «Эксперимент, который едва не стал трагическим, доказал, что некоторые холероподобные вибрионы способны становиться «истинными» — вызывающими заболевание», — было написано в отчёте к эксперименту, ставшему позже научным открытием.
Микробиолог Павел Лащенков в 1909 году получил из куриного яйца вещество, которое блокировало распространение и развитие некоторых микробов. Чуть позже британский бактериолог Александр Флеминг выделил это вещество в тканях печени, сердца, лёгких, а также железах и слюне человека. Это вещество он назвал «лизоцимом», но значения в использовании на практике ему не придал.
Ермольева разработала метод концентрации и выделения лизоцима, установив его природу, и стала впервые применять его в практических целях. Вещество было выделено в хрене, редьке, репе и т.д., таким образом, объяснялись многие «чудодейственные» рецепты народной медицины. Уже значительно позже Ермольева смогла получить лизоцим-кристалл, который стали применять в хирургии, педиатрии и других областях медицины.
По предложению Ермольевой лизоцим также стали использовать в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Ей выдали авторские свидетельства на «способы консервирования икры» и «мочки льна». В 1935 году Зинаиде Ермольевой была присуждена докторская степень, а четырьмя годами позже её утвердили в звании профессора.
В годы Второй мировой
Ермольева получила от Иосифа Сталина срочное донесение с приказом вылететь в Сталинград «для осуществления профилактических мер по предотвращению распространения холеры». Правительство страны приняло решение «выдать холерную сыворотку всему населению города и находящимся в нём войскам» и эта миссия была возложена на хрупкие плечи Зинаиды Ермольевой.
Но как же это сделать, ведь привезённой с собой сыворотки было явно недостаточно, а эшелон, шедший из Москвы, по слепой воле случая разбомбили вражеские самолёты. Оставался единственный выход – организовать производство препарата в стенах осаждённого фашистами города. Несмотря на тяжелейшие условия, в которых приходилось работать людям, и не без помощи Ермольевой, производство препарата было налажено. Каждый день его принимали почти 50 тысяч человек, чего в истории ещё никогда не было.
Зинаида Виссарионовна наблюдала за ранеными солдатами и видела, что большинство из них умирает не от полученных в бою ран, а от заражения крови. Она прекрасно понимала, что необходимо лекарство для того, чтобы спасти раненых. В 1929 году всё тот же Александр Флеминг получил из плесени пенициллин, но выделить его в чистом виде у него не получилось, так как препарат оказывался весьма нестойким. Соотечественники Ермольевой уже давно заметили лечебные свойства плесени: ею врачевала одна из сподвижниц Степана Разина — Алёна Арзамасская; с плесенью работали сотрудники петербургской военно-медицинской академии.
Зинаида Ермольева задалась целью получить пенициллин из отечественного сырья и, после долгих экспериментов, она его получила. «Первый советский пенициллин-крустозин, который мы получили в нашей лаборатории, творил чудеса. Он значительно задерживал рост микробов, вызывающих заражение крови, воспаление лёгких и газовую гангрену».
Ермольевой удалось не только создать препарат, но и организовать и наладить его промышленное производство. Делалось всё это в тяжелейший для Советского Союза период Второй мировой войны. Пенициллин активно использовался на фронте и, возможно, сделал для победы больше, чем десятки солдатских дивизий. Доступность лекарства позволила уменьшить число смертности от инфекции ран. «Солдат Малышев поступил в клинику с серьёзным осколочным ранением коленного сустава. Через две недели, после наложения гипса, обнаружено гнойное воспаление, которое стало распространяться на голень. Мы начали лечить его пенициллином, и через десять дней температура пришла в норму. Рана заживает. Полное выздоровление».
Новость о чудодейственном препарате в считанные дни разнеслась по всем госпиталям. Отовсюду шли письма от солдат с просьбой скорее вернуть их на фронт.
В 1944 году Москву посетил создатель «импортного» пенициллина – профессор Флори. Он понятия не имел о том, что в Советском Союзе есть свой пенициллин, и потому «по секрету» рассказал, что ему удалось создать чудодейственное лекарство и что он в качестве бескорыстного дара привёз с собой несколько доз. И каково же было его удивление, когда в ответ на это вместо благодарностей и восторгов Зинаида Ермольева спокойным голосом сказала, что в Москве почти целый год работает пенициллиновый завод.
Британцы не поверили ей и предложили проверить эффективность советского пенициллина. В тот же день состоялся эксперимент. В Яузской больнице были отобраны 12 солдат с заражением крови. Их положили в одной палате – по шесть с каждой стороны. Одних лечили британским лекарством, других советским. Оба препарата в итоге показали одинаковые результаты, но пенициллин советского производства требовал при лечении меньшей концентрации. Этот эксперимент показал, что отечественный препарат более эффективен.
Наследие
Зинаида Виссарионовна Ермольева была главным редактором издания «Антибиотики» и членом редколлегии международного «Журнала антибиотиков». На «Седьмом международном конгрессе химиотерапии» её наградили медалью за «выдающиеся достижения в области медицины». Зинаида Ермольева написала 535 научных работ. Её товарищ Вениамин Каверин говорил: «Она необыкновенно щедрый человек, как в науке, так и в жизни».
В научной щедрости талантливого учёного убедились миллионы спасенных ею людей, что же касательно личностных качеств, то здесь Зинаиду Виссарионовну запомнили как отзывчивую, добрую, и не чуждую проблемам других женщину. Профессор Ведьмина – ученица Ермольевой — рассказывала: «Зинаида Виссарионовна могла вас просто не замечать в те минуты, когда у вас было всё хорошо. Но когда ваш рабочий или душевный комфорт что-то нарушало – она была тут как тут. Всегда помогала, хлопотала, да и просто… была рядом».

Советский ученый-микробиолог Зинаида Ермольева. Досье

Зинаида Ермольева — советский учёный-микробиолог и эпидемиолог, одна из родоначальниц современной отечественной микробиологии. В юном возрасте, рискуя жизнью, сделала открытие, победившее холеру, во время Великой Отечественной войны изобрела советскую версию пенициллина, за что получила прозвище Госпожа Пенициллин.

Зинаида Ермольева. Фото: Википедия

Досье

Зинаида Виссарионовна Ермольева родилась в 1898 году, по разным данным 27 или 24 октября, на хуторе Фролов (ныне город Фролово Волгоградской области). Её отцом был зажиточный войсковой казачий старшина, подъесаул Виссарион Васильевич Ермольев. Зинаида всю жизнь называла себя донской казачкой.

У Ермольевой было пять братьев и сестёр. Когда в 1909 году умер глава семьи, заботу о детях взяла на себя их мать, Александра Гавриловна. Она перевезла Зинаиду и её старшую сестру Елену в Новочеркасск учиться в Мариинской женской гимназии — на хуторе не было учебных заведений.

В 1915 году Ермольева окончила гимназию с золотой медалью и решила стать врачом. Девушка любила музыку Чайковского, и её поразила книга, в которой описывалась смерть композитора от холеры. Зинаида решила, что изобретёт лекарство от этой страшной болезни.

Ввиду военного положения на медицинский факультет университета принимали только юношей. Однако в 1915 в Ростов-на-Дону из Варшавы эвакуировался Женский медицинский институт. Зинаида вместе с матерью написала прошения ректору и атаману Донского войска о зачислении. В итоге ей удалось поступить.

Борьба с возбудителями холеры

Ермольева со второго курса увлеклась микробиологией. Вела научную работу под руководством профессора Владимира Барыкина, специализирующегося на возбудителях холеры. В 1921 году окончила институт и была оставлена ассистентом на кафедре микробиологии.

В 1922 году на Дону вспыхнула эпидемия холеры, и Еромольеву назначили заведующей отделением бактериологического института. Исследуя пути заражения, она сумела выделить из водопроводной воды холероподобные вибрионы. Чтобы понять, способны ли они вызвать холеру, она провела опыт на себе. Ермольева выпила воду с растворёнными в ней микробами — спустя несколько часов она тяжело заболела и едва не умерла. Таким образом, 24-летняя девушка сделала открытие — светящиеся холероподобные вибрионы впоследствии стали носить её имя. На основании опытов микробиолога были созданы санитарные нормы хлорирования воды, которые используются до сих пор.

В 1925 году Ермольева по рекомендации профессора Барыкина переехала в Москву. С собой она взяла небольшой чемодан с коллекцией из 500 лабораторных культур холерных возбудителей. Её назначили руководителем отдела биохимии микробов Биохимического института, который в 1934 году вошёл в состав Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ).

К 1939 году Ермольева была командирована на профилактику начинающейся холерной эпидемии в Афганистан. Там она изобрела методы экспресс-диагностики болезни и создала мощный препарат, который оказался эффективен не только при холере, но при брюшном тифе и дифтерии. За эту разработку Ермольевой было присвоено звание профессора.

В 1942 году была направлена в осаждённый Сталинград, где в немецких войсках началась эпидемия холеры. Чтобы предотвратить распространение болезни среди жителей города и советских военных, Ермольева развернула производство бактериофага — полсотни тысяч человек ежедневно получали этот спасительный препарат. Также она провела хлорирование колодцев и организовала массовые прививки. За это микробиолог получила Сталинскую премию, которую пожертвовала на строительство истребителя, названного в её честь — «Зинаида Ермольева».

Разработка пенициллина

Ермольева ещё в юности начала заниматься исследованием свойств плесени. Опыты были успешными, но медицинские чиновники настояли на их прекращении, назвав это мракобесием.

Во время Второй мировой войны западные учёные наладили производство пенициллина, но продавать технологию СССР не хотели. Ермольевой порекомендовали продолжить её работы с плесенью.

Микробиолог вместе с коллегами приносила в лабораторию плесень с деревьев и газонов и выращивала её на продуктах. 93-й по счёту образец, плесень со стены бомбоубежища, показал необходимую активность. После первых успешных испытаний в Москве Ермольева отправилась тестировать крустозин в военные госпитали. Так появился советский отечественный препарат «Крустозин», который спас многих раненых от смерти и инвалидности.

В феврале 1944 года в СССР приехала делегация западных учёных во главе с Говардом Флори, открывшим пенициллин (и получившим через год за это Нобелевскую премию), чтобы сравнить западное лекарство с отечественным. «Крустозин» оказался эффективнее зарубежного аналога. Флори назвал Ермольеву «Госпожой Пенициллин», впоследствии это прозвище закрепилось за ней в научных кругах. Ханум Пенициллин. Как создавался первый советский антибиотик Подробнее

В 1945–1947 годах Ермольева была директором Института биологической профилактики инфекций.

В 1947 году на базе института был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт пенициллина (позднее — Всесоюзный научно-исследовательский институт антибиотиков), в котором она заведовала отделом экспериментальной терапии.

С 1952 года и до конца жизни Ермольева возглавляла кафедру микробиологии и лабораторию новых антибиотиков Центрального Института усовершенствования врачей (ныне Российская медицинская академия последипломного образования). Также она основала и редактировала журнал «Антибиотики».

Ермольева опубликовала около 500 научных работ и 6 монографий. Под её руководством были разработаны такие препараты, как левомицетин, стрептомицин, интерферон и др. Она подготовила к защите около 180 диссертаций, в том числе 34 докторские.

Профессор Ермольева была признана Заслуженным деятелем науки РСФСР. За её вклад в науку ей были вручены два ордена Ленина, орден Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почета».

Зинаида Ермольева умерла 2 декабря 1974 года. Похоронена в Москве на Кузьминском кладбище.

Личная жизнь

Первым мужем Ермольевой стал известный вирусолог Лев Зильбер. Они познакомились в Москве, в институте биохимии. В 1928 году вместе поехали в Европу и стажировались в Институте Пастера в Париже и Институте Коха в Берлине, лучших научных центрах того времени. В этом же году пара поженилась. В 1937 году Зильбер был репрессирован, в это время с Ермольевой они уже были разведены. Несмотря на это Ермольева приложила много усилий к его освобождению. В 1940 году его снова арестовали, выпустили в 1944 году.

Вторым мужем Ермольевой стал микробиолог Алексей Захаров. 20 февраля 1938 года он был арестован. Освободить второго супруга Ермольевой не удалось — 3 октября 1938 он был расстрелян, близким сообщили, что он умер в тюремной больнице в 1940 году.

Госпожа Пенициллин: как Зинаида Ермольева спасла тысячи людей от смерти, а своего любимого — из тюрьмы

Сто лет назад девушки не могли учиться в медицинском, но Зинаида Ермольева добилась, чтобы её взяли. В 20 лет она боролась с эпидемией холеры в СССР, испытывала на себе лекарства, а ещё через несколько лет изобрела советскую версию пенициллина и спасла тысячи людей от смерти.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

В лабораторию — через окно

Зинаида Ермольева была казачкой: она родилась в 1898 году на Дону, на хуторе Фролов, в семье казачьего старшины. Школы на хуторе не было, и мать отвезла дочерей, Зинаиду и Елену, в Новочеркасск — учиться в женской гимназии. Ермольева окончила школу с золотой медалью и решила поступать в медицинский университет. Говорят, она очень любила музыку Чайковского, и её поразило то, что он умер от холеры. Это отчасти определило выбор профессии: Ермольева действительно стала одним из главных специалистов по борьбе с холерой в нашей стране.

У семьи не было возможности отправить её в столицу, но, к счастью, в 1915 году, как раз в год окончания гимназии, в Ростов-на-Дону эвакуировали из Варшавы Императорский университет и женский мединститут. На медицинский факультет университета брали только юношей, но в женском мединституте преподавали те же профессора. Зинаиде, которая вместе с матерью писала прошения ректору и атаману Донского войска, удалось туда поступить. Вскоре учебные заведения объединили.

Занаида Ермольева (справа) за работой

До этого в городе не было ни одного вуза, а тут появился целый коллектив учёных, стало зарождаться научное сообщество. Ермольева горела учёбой: до начала занятий пролезала через окно в лабораторию, чтобы несколько лишних часов посвятить опытам, просила коллег поплакать в пробирку и совала им под нос банку с хреном, а потом несла слёзы в лабораторию для исследований. Примерно в это же время британский бактериолог Александр Флеминг обнаружил, что слёзы содержат антибактериальный фермент лизоцим.

Ещё через несколько лет Ермольева первой сделала из него пригодный для лечения препарат. Она работала на кафедре микробиологии ассистентом, потом доцентом и параллельно ставила опыты в Северно-Кавказском бактериологическом институте.

Проводила эксперименты на себе и останавливала холеру

В 1922 году на Дону разразилась эпидемия холеры. Ермольева сумела выделить из водопроводной воды холероподобные вибрионы: чтобы понять, способны ли они вызвать холеру, привила их себе — выпила воду с растворенными в ней миллионами микробных тел. Через 18 часов она заболела и едва не умерла. Таким образом установила, что некоторые холероподобные вибрионы в кишечнике человека могут превращаться в истинные вибрионы и вызывать болезнь. Это было открытием. На основе её опытов были созданы рекомендации по хлорированию питьевой воды, которые используются до сих пор.

Вскоре университетский профессор Владимир Барыкин пригласил свою любимую ученицу в Москву — руководить отделом биохимии микробов и иммунитета в институте биохимии им. А. Н. Баха. Ермольевой было 25 лет. Она взяла с собой в столицу один чемодан: в нём была коллекция из 500 холерных культур. К 1939 году, когда Ермольеву отправили бороться со вспышкой холеры в Афганистане, она успела изобрести методы экспресс-диагностики болезни и создать мощный препарат.

Через три года её срочно вызвали в Сталинград: эпидемия холеры началась в немецких войсках, и её надо было предотвратить у нас.

Эшелон, в котором везли лекарство, разбомбили. Ермольевой пришлось налаживать его производство в осаждённом городе — лабораторию оборудовали в подвале

Ермольева учила сотрудников и вместе с ними хлорировала колодцы, делала уколы больным, а здоровым людям выдавала хлеб с содержанием холерного фага, проводила разъяснительные беседы с солдатами и жителями города.

От холеры умерли 78 тысяч человек, в советских войсках эпидемию удалось предотвратить. За эту работу она получила Сталинскую премию и всю её пожертвовала на строительство истребителя, который назвали — «Зинаида Ермольева». Она действительно была истребителем — бактерий.

Любовь всей жизни и освобождение из тюрьмы

В Москве, в институте биохимии, Ермольева познакомилась со своим будущим мужем — блестящим вирусологом Львом Зильбером. В 1928 году они вместе поехали в Европу и стажировались в лучших научных центрах того времени — Институте Пастера в Париже и Институте Коха в Берлине. Они много танцевали, спорили, изучали последние достижения медицины. И вернулись из командировки уже парой.

Лев Зильбер

Младший брат Зильбера, писатель Вениамин Каверин, вспоминал, что для Льва женитьба на Ермольевой была не первым и не последним браком. Для неё же это была любовь всей жизни. Через несколько лет, когда Зильбер бросил Ермольеву, она заболела и с большим трудом пережила этот разрыв.

Прошло много лет, прежде чем она опять смогла выйти замуж — за другого талантливого учёного, микробиолога Алексея Захарова (друга Льва Зильбера), который всё это время любил её и ждал.

В 1937 году и Зильбера, и Захарова арестовали. Зинаида пыталась вызволить обоих — писала письма, собирала справки, доказывая невиновность, стояла в тюремных очередях. Алексея Захарова расстреляли. Зильбера, которого обвиняли в попытке заразить Москву эценфалитом по водопроводу, выпустили. Но ненадолго — в 1940 году его снова арестовали.

В 1944 году его выпустили. Считается, что помогло письмо Сталину, отправленное по инициативе Ермольевой и подписанное, в том числе, главным хирургом Красной армии Николаем Бурденко.

Есть и более романтичная версия: Ермольева своим лекарством спасла жизнь дочери одного высокопоставленного военного. Когда он захотел её отблагодарить, попросила освободить Зильбера.

Охота за плесенью, или Госпожа Пенициллин

Когда в 1943 году Сталин вручал Ермольевой премию, он спросил, чем она планирует заниматься дальше. «Продолжить работу над живой водой», — ответила Ермольева. Во время войны солдаты гибли не только на поле боя, но и из-за заражения крови. Остановить инфекцию мог только пенициллин, но союзники СССР ни за какие деньги не хотели продавать технологию его производства. Ермольевой поручили создать пенициллин самостоятельно.

Александр Флеминг открыл действие плесневого грибка ещё в 1928 году, причём совершенно случайно. Он выращивал колонии бактерий, но плохо следил за своими образцами, и в одном из них завелась плесень. Флеминг хотел уже вымыть чашку, но заинтересовался тем, что грибок уничтожил все бактерии и не дал поселиться новым. Выделенное грибком вещество он назвал пенициллин.

Александр Флеминг

Флеминг подробно описал свое открытие в научном журнале, но долгое время им не интересовались. Только в 1939 году британцы Эрнест Чей и Говард Флори смогли извлечь и очистить пенициллин, который затем испытали на 15-летнем подростке с заражением крови, а к 1943 году — наладили промышленное производство.

Вполне возможно, что Зинаида Ермольева, которая как раз стажировалась в Европе во время открытия Флеминга, читала его статью в научном журнале. Но какой именно грибок необходим — было неизвестно. Ермольева с коллегами приносила в лабораторию плесень с деревьев и газонов, выращивала её на продуктах, но всё безуспешно. Только 93-й по счёту образец показал необходимую пенициллиновую активность. Это была плесень со стены бомбоубежища.

Так появился советский «пенициллин-крустозин». После первых испытаний в Москве Ермольева отправилась тестировать крустозин в полевых условиях.

Результат был поразительным: безнадёжные больные выживали и «ни одной ампутированной ноги!», как вспоминала сама Ермольева

В феврале 1944 года в СССР приехала делегация западных учёных во главе с Говардом Флори. Они привезли штамм своего пенициллина и было решено сравнить западное лекарство с отечественным. Ермольева очень волновалась, но советский крустозин оказался не хуже западного пенициллина и даже эффективнее — как ни парадоксально, потому, что был слабее очищен. Флори назвал Ермольеву «Госпожой Пенициллин», и с его лёгкой руки это прозвище закрепилось за ней в научных кругах.

Через год Флори, Чей и Флеминг получили за открытие пенициллина Нобелевскую премию. А Ермольева? Продолжила работать над созданием других лекарств. Среди них — стрептомицин, тетрациклин, интерферон.

Она умерла 2 декабря 1974 года, и даже в этот день успела провести научную конференцию. Писатель Каверин посвятил ей роман «Открытая книга».

Мадам Пенициллин. Как советский учёный изобрела аналог первого антибиотика

Создателем пенициллина считается британский бактериолог Александр Флеминг, одним из первых обнаруживший лечебные свойства плесени и опубликовавший своё открытие в 1929 году. Однако об антибактериальном эффекте грибка плесени Penicillium знали ещё во времена Авиценны, в XI веке. А в 70-е годы XIX века свойства плесени широко использовали российские медики Алексей Полотебнов и Вяче­слав Манассеин для лечения кожных заболеваний.

Тем не менее выделить из плесени лечебное вещество удалось только в 1929 году. Но и это всё ещё не был устойчивый пенициллин в чистом виде. А потому Нобелевскую премию в области физиологии и медицины в 1945-м Александр Флеминг разделил с Говардом Флори и Эрнстом Чейни. Учёные разработали методы очистки антибиотика и запустили производство пенициллина в США.

Между тем, как часто случается в истории, создательница советского пенициллина – выдающийся учёный-микробиолог Зинаида Ермольева, оказалась незаслуженно забытой. А ведь именно ей удалось не только создать качественный отечественный антибиотик, оказавшийся в 1,4 раза действеннее англо-американского, но и наладить его массовое производство в страшные для страны военные годы.

На что вдохновила музыка

Как вспоминала сама Зинаида Ермольева, на выбор профессии повлияла история смерти её любимого композитора — Петра Ильича Чайковского, который, как известно, умер от холеры. А потому борьба с этим страшным заболеванием стала делом всей её жизни. Окончив с золотой медалью Мариинскую женскую гимназию в Новочеркасске, юная Зинаида поступила на медицинский факультет Донского университета, по окончании которого в 1921-м осталась работать ассистентом на кафедре микробиологии.

При этом параллельно Ермольева заведовала отделением Северо-Кавказского бактериологического института.

Когда в 1922 году в Ростове-на-Дону вспыхнула эпидемия холеры, она, игнорируя возможность заражения, проводила исследования по изучению возбудителя этого смертельного заболевания. К тому же провела опаснейший эксперимент с самозаражением. В протоколе одного из них учёная писала: «Опыт, который едва не кончился трагически, доказал, что некоторые холероподобные вибрионы, находясь в кишечнике человека, могут превращаться в истинные холерные вибрионы, вызывающие заболевание».

Кстати, тогда вибрионы холеры были найдены в ростовском водопроводе. А исследования Зинаиды Виссарионовны Ермольевой послужили основой для разработки рекомендаций по хлорированию питьевой воды.

В 1922 году Зинаида Ермольева провела опаснейший эксперимент с самозаражением холерным вибрионом. Фото: Википедия

В 1925 году Зинаида Виссарионовна переехала в Москву, чтобы организовать и возглавить отдел в Биохимическом институте Наркомздрава. Скромный багаж учёного состоял из единственного чемодана с пятьюстами культурами холерных и холероподобных вибрионов.

Как спасти Сталинград

«Ермольева работала по двум направлениям: занималась изучением возбудителя холеры и разработкой отечественного препарата пенициллина, — рассказывает аведующая кафедрой микробиологии и вирусологии №2 Ростовского медуниверситета, доктор медицинских на­ук, профессор Галина Харсеева. — В 1942-м фашистские оккупанты предприняли попытку заразить водоснабжение Сталинграда холерным вибрионом. Туда в срочном порядке направили десант, состоящий из эпидемиологов и микробиологов во главе с Зинаидой Виссарионовной Ермольевой. В склянках с собой они везли бакте­рио­фаги — вирусы, поражающие клетки возбудителя холеры. Эшелон Ермольевой попал под бомбёжку. Множество медикаментов бы­ло уничтожено».

Пришлось восстанавливать утраченные препараты. Сложнейшее микробиологическое производство наладили в подвале одного из зданий. Еже­дневно холерный фаг вместе с хлебом принимали 50 тысяч человек. Ермольева лично учила девушек-санитарок делать прививки. По радио читали статьи по профилактике желудочно-кишечных заболеваний. Ко­лодцы с водой тщательно хлорировали. Благодаря грамотно проведённым противоэпидемическим мероприятиям вспышку холеры в Сталинграде удалось предотвратить.

Оружие под названием «Крустозин»

«В годы Великой Отечественной войны основное количество смертей раненых бойцов приходилось на гнойно-асептические осложнения. Бороться с ними тогда не умели. Препараты зарубежного пенициллина союзники нам не продавали», — продолжает рассказ Галина Харсеева.

Возглавлявшей тогда Всесоюзный институт экспериментальной медицины Ермольевой правительство поручило создать отечественный аналог антибиотика. И она это сделала. Так, в 1942 году появился первый советский антибактериальный препарат под названием «Крустозин», а уже в 1943-м его запустили в массовое производство.

«Использование этого лекарства в армии резко снизило смертность и заболеваемость, связанную с гнойной инфекцией. Практически до 80% раненых стали возвращаться в строй. Изобретённый Ермольевой препарат в конце 40-х годов исследовали зарубежные учёные и пришли к выводу, что по своей эффективности он превосходит заокеанский пенициллин. Тогда Зинаида Ермольева и получила почётное имя — Мадам Пенициллин», — добавила Галина Харсеева.

Изобретённый Ермольевой препарат в конце 40-х годов исследовали зарубежные учёные и пришли к выводу, что по своей эффективности он превосходит заокеанский пенициллин. Фото: Из личного архива Зинаиды Ермольевой

Где взять плесень?

Существует легенда: в 1942 году к Зинаиде Виссарионовне обратился молодой генерал из близкого окружения Сталина. У него серьёзно болела маленькая дочка — у ребёнка очень долго держалась высокая температура. Врачи были бессильны, а генерал случайно узнал о новом препарате.

Ермольева ответила, что дать ему «Крустозин» она не может, так как лекарство не прошло клинических испытаний. Но генерал настаивал. И Ермольева пошла на риск. Девочка очнулась и даже узнала отца. Требовалось продолжить лечение. Но лекарства было очень мало.

Как вспоминала о тех днях сотрудница лаборатории Тамара Балезина, плесень для выработки препарата собирали везде, где только могли — на траве, в земле, на стенах бомбоубежища. В итоге ребёнка удалось спасти. В благодарность генерал предложил Ермольевой новую квартиру. Но учёная отказалась и попросила лишь об одном — спасти из тюрьмы бывшего, но всё ещё горячо любимого репрессированного мужа — вирусолога Льва Зильбера.

Согласно другой версии, с прошением помиловать экс-супруга Ермольева обращалась к Сталину.

— Но ведь он женат на другой и к вам не вернётся, — удивился тот.

— Лев Зильбер нужен науке, — ответила Зинаида Виссарионовна.

В марте 1944 года, накануне 50-летия, Льва Зильбера освободили, по-видимому, благодаря письму о невиновности учёного, направленному на имя Сталина, которое подписал ряд известных в стране людей. Позже ему вручили Сталинскую премию.

Справка Зинаида Ермольева родилась в 1898 г. в Волгоградской области. Окончила с золотой медалью Мариинскую женскую гимназию в Новочеркасске и медицинский факультет Донского университета. Занималась изучением холеры, открыла светящийся холероподобный вибрион, носящий её имя. В 1942 г. впервые в СССР получила пенициллин. С 1952 года и до конца жизни Зинаида Ермольева возглавляла кафедру микробиологии и лабораторию новых антибиотиков ЦИУВ (Российская медицинская академия последипломного образования). Автор более 500 научных работ и шести монографий. Стала прототипом героини романа Вениамина Каверина «Открытая книга». Умерла в 1974 г.